регистрация / вход

Государственная защита участников уголовного процесса на стадиях предварительного расследования

МИНИСТЕРСТВО ВНУТРЕННИХ ДЕЛ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «УФИМСКИЙ ЮРИДИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ»

МИНИСТЕРСТВО ВНУТРЕННИХ ДЕЛ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования

«УФИМСКИЙ ЮРИДИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ»

Конкурс на лучшую научно-исследовательскую работу курсантов, слушателей и студентов образовательных учреждений высшего профессионального образования МВД России

Номинация «Премия для поддержки талантливой молодежи»

КОНКУРСНАЯ РАБОТА

на тему

«Государственная защита участников уголовного процесса на стадиях предварительного расследования»

младшего лейтенанта юстиции

Яппарова Романа Рауфовича

Научный руководитель

к.ю.н. Яппаров Рауф Мидхатович

УФА 2009


План

Введение

§1. Меры государственной защиты участников уголовного процесса на стадии предварительного расследования и пути их совершенствования

§2. Проблемы реализации государственной защиты участников уголовного процесса на стадиях предварительного расследования

Заключение

Список использованных источников

Введение


Введение

Актуальность. Тема работы посвящена актуальной проблеме современного уголовно-процессуального законодательства - исследованию вопросов, связанных с защитой участников уголовного процесса, а именно участников уголовного процесса. Изучение правоприменительной практики показывает, что в последнее десятилетие незаконное воздействие на судей, следователей, свидетелей, потерпевших, обвиняемых, адвокатов и других участников процесса приобрело характер масштабной социально-правовой проблемы. Резко изменившиеся экономические и социально-политические условия жизни российского общества, эскалация организованной и транснациональной преступной деятельности, многократно усилившаяся вооруженность криминальных структур, и ряд других факторов привели к появлению новых, крайне опасных форм противодействия раскрытию и расследованию преступлений.

Если в начале 90-х годов противоправное давление в основном осуществлялось по делам организованной преступности, то в настоящее время оно распространилось и на многие другие категории уголовных дел. Прослеживается тенденция к увеличению наиболее опасных способов воздействия и к уменьшению сопротивляемости со стороны участников уголовного судопроизводства.

Криминальные группы не стесняются в выборе средств, их действия сопровождаются особой жестокостью и цинизмом. Нередко они действуют, открыто и нагло, так как уверены в своей безнаказанности. Особенно ярко это проявляется по делам организованной преступности. К добросовестным субъектам процесса все чаще применяются изощренные, тщательно спланированные и умело реализуемые приемы физического и психологического давления.

Россия, как и многие другие государства, взяла на себя обязательство обеспечить любому лицу провозглашенные в международно-правовых актах права и свободы. Декларация прав и свобод человека и гражданина Российской Федерации от 22 ноября 1991 года впервые закрепила верховенство общепризнанных международных норм, относящихся к правам человека, над внутренним правом[1] . Принятая 12 декабря 1993 года Конституция РФ также установила приоритет международного договора, открывая дорогу непосредственному применению предусмотренной им нормы права в различных областях внутригосударственной деятельности[2] . Это положение распространяется и на нормы права, регламентирующие правовое положение участников уголовного судопроизводства[3] .

Ориентация на общечеловеческие интересы и ценности обусловливает исследование теоретических и правовых основ государственной защиты субъектов уголовно-процессуальных отношений в Российской Федерации, предпосылки, закономерности и природу возникновения института государственной защиты и безопасности участников уголовного судопроизводства. При этом необходимо доскональное изучение этапов развития правовой мысли и законодательства о защите и безопасности участников уголовного судопроизводства.

Ее актуальность связана и с тем, что, в соответствии с международными нормами, принятыми в Российской Федерации (всеобщей декларацией прав человека 1948 г., европейской социальной хартией 1996г. и др.)[4] , право на защиту от преступных посягательств относится к таким правам человека, которые являются неотъемлемыми[5] . В Российской Федерации оно является конституционным правом каждого. Закреплено это право в Конституции РФ и гарантирует каждому защиту его прав, свобод и интересов независимо от его правового статуса.

Таким образом, реализация этих положений, их конкретизация и создание условий для надлежащего использования – главная задача правоохранительного органа, каковыми и являются органы внутренних дел.

Научная разработанность темы. Проблемы обеспечения безопасности участников уголовного процесса затрагивали в своих работах видные ученые, такие как Аверьянова Т.В., Адигамова Г.З., Аминев Ф.Г., Белкин Р.С., Брусницин Л. В., Галузин А.Ф., Епихин А.Ю., Зайцев О.А., Корнелюк О.В., Корухов Ю.Г., Лозовицкая Г.П., Макеева Н.В., Шумилов А.Ю., Томин В.Т. и др.

Объектом исследования охватываются теория и практика регламентации института защиты прав участников уголовного процесса в уголовном судопроизводстве.

Предмет исследования составляют организационные, правовые и методические вопросы обеспечения безопасности участников уголовного процесса на стадиях предварительного расследования.

Цель проведенного исследования заключается в разработке научно обоснованных предложений и рекомендаций, направленных на совершенствование мер по обеспечению безопасности участников уголовного процесса на стадиях предварительного расследования.

Для достижения поставленной цели были поставлены и решены следующие задачи:

изучена законодательная нормативно-правовая основа, регламентирующая вопросы обеспечения безопасности участников уголовного процесса;

проанализировано современное состояние действующего законодательства указанной сфере;

систематизирован собранный эмпирический материал по данной проблематике;

разработаны рекомендации практического характера и предложения по совершенствованию уголовно-правового законодательства.

Научная новизна исследования состоит в том, что автором предпринята попытка проведения комплексного исследования теоретических, правовых и организационных вопросов обеспечения безопасности участников уголовного процесса, участвующих в предварительном расследовании преступлений.

Методологическую основу исследования составляют диалектический метод познания объективной действительности и принцип системности. Для сбора, анализа и обобщения теоретических и эмпирических материалов применялись различные общенаучные и частные методики исследования, а также методы изучения документов, экспертные оценки, опрос.

Практическая значимость исследования предопределяется его направленностью на совершенствование правовых, организационных и методических основ применения уголовно-правового законодательства в сфере обеспечения безопасности участников уголовного процесса на различных стадиях уголовного процесса. Кроме того, практическая значимость работы обусловлена тем, что период правоприменительной практики уже выявил немало вопросов, требующих своего разрешения, в том числе и по выбранной теме исследования. Разъяснения, комментарии и пути реализации проблемных аспектов, связанных с возникающими отношениями в сфере защиты прав участников уголовного процесса, позволяют обеспечить решение ряда организационных вопросов, в том числе и управления процессом производства по уголовному делу.


§1. Меры государственной защиты участников уголовного процесса на стадии предварительного расследования и пути их совершенствования

В современных условиях следственные органы испытывают серьезные трудности, связанные с государственной защитой участников уголовного процесса и их близких, а также с расследованием дел о противоправных воздействиях и посягательствах на лиц, содействующих уголовному судопроизводству[6] . Сложившееся положение осложняется отсутствием необходимых методических рекомендаций по защите субъектов уголовно-процессуальных отношений, хотя определенные шаги в этом отношении и делаются[7] .

С момента получения данных о том, что преступники проявляют повышенный интерес к участникам уголовного процесса и не исключена возможность противоправного посягательства, в соответствии с уголовно-процессуальным кодексом следователь (дознаватель) должен:

провести анализ полученной информации и дать ей оценку;

предусмотреть возможные варианты давления на участников процесса;

по результатам оценки принять решение, в котором

определить вид и объем мер защиты.

Прежде всего, лицо, осуществляющее расследование уголовного дела, обязано тщательно проанализировать фактические данные, полученные от участника процесса. При этом следует учитывать субъективную оценку существующей угрозы. Также необходимо дать анализ поступающей из оперативных служб или специально добываемой следственным путем информации. Только после этого следователь оценивает степень опасности и определяет, нуждается ли тот или иной участник процесса в принятии мер защиты.

В этих целях лицу, осуществляющему расследование уголовного дела, рекомендуется учитывать:

личностные качества участника процесса, содействующего уголовному судопроизводству (состояние здоровья, наличие психических недостатков, принадлежность к определенной среде, зависимость от обвиняемого и т.п.), которые могут повлечь неправильное восприятие им сущности и содержания действий, исходящих от обвиняемого;

личностные качества обвиняемого (склонность к применению насилия и другим противоправным действиям в отношении субъектов уголовно-процессуальных отношений);

прошлые судимости обвиняемого (наличие у него преступного окружения и невыявленных соучастников, оказание им противоправного воздействия по предыдущим делам и т.п.);

осведомленность обвиняемого о состоянии расследования, содержании имеющихся доказательств, об отношении к своим процессуальным обязанностям свидетелей и потерпевших и содержании их показаний;

критерии, связанные с производством по делу (тяжесть преступления, способ и обстоятельства его совершения, размер ожидаемого наказания, поведение подозреваемого в отношении участников процесса, доказательная значимость показаний лица, содействующего судопроизводству и т.п.).

Необходимо отметить, что квалифицированную оценку степени угрожающей потерпевшему опасности, прежде всего, в состоянии произвести лицо, осуществляющее расследование уголовного дела. Оно точнее других информировано как о жертве преступления, так и об обвиняемом, его поведении в период следствия и способности применить насилие.

Степень опасности деяний рекомендуется оценивать с учетом уже имевших место реальных или ожидаемых посягательств на права и законные интересы лиц, участвующих в уголовном судопроизводстве. При этом не имеет значения, от кого исходит угроза посягательства — обвиняемого, его родных и близких или других лиц, заинтересованных в принятии по делу необоснованных решений. Прежде всего, важен сам факт наличия такой угрозы, с чьей бы стороны она не исходила.

Моделирование возможных вариантов давления на участника процесса, определение вида и объема мер защиты всегда зависят от конкретного случая и определяются степенью опасности.

Учитывая вышеизложенные обстоятельства, лицу, осуществляющему расследование уголовного дела особенно важно в ходе расследования дела принимать необходимые уголовно-процессуальные и иные меры, направленные на недопустимость распространения информации о личности субъекта уголовно-процессуальных отношений и уменьшение риска проявления в отношении его различного рода противоправных воздействий.

Прежде всего, необходимо исключить случаи контактов лиц, содействующих судопроизводству, с обвиняемыми, их родственниками и близкими, а также другими лицами, заинтересованными в принятии по делу незаконного решения. С этой целью рекомендуется тщательно продумывать и, по возможности, согласовывать с участниками процесса время и место допроса, а также порядок вызова по уголовному делу.

При реализации мер, направленных на обеспечение конфиденциальности личности защищаемого лица, следует учитывать его должностное положение. Не стоит афишировать по месту работы свидетелей и потерпевших случаи приглашения их к следователю. В определенных случаях целесообразно совмещать их вызов со служебными делами, обеспечивать охраной и транспортом для прибытия в следственные органы и обратно.

Необходимо отметить, что возможность своевременного обнаружения противоправного давления на участника процесса может быть обеспечена за счет установления между ним и следователем надежного контакта и взаимопонимания.

Вызванному на допрос субъекту уголовно-процессуальной деятельности следует не только разъяснить его права и обязанности, предусмотренные законодательством, но и указать на его роль в ходе предварительного следствия и суда, проинформировать о мерах, которые могут быть приняты для его защиты в случае оказания противоправного воздействия со стороны обвиняемого.

В обязательном порядке тому или иному участнику процесса даются рекомендации, каким образом следует вести себя в случае оказания в отношении его давления. При этом сообщается необходимая информация о способах оповещения правоохранительных органов при наличии угрозы его жизни, здоровью, имуществу, предоставляются соответствующие адреса, телефоны, а также фамилии сотрудников, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность по уголовному делу.

В ходе допроса обвиняемого не следует без особой надобности обращать его внимание на тех лиц, которые дали свидетельские показания в ходе предварительного расследования. В случае необходимости можно сослаться на полученную доказательственную информацию без указания личности участника процесса, содействующего судопроизводству.

Очную ставку между обвиняемым и защищаемым лицом рекомендуется проводить только в тех случаях, когда это действительно может способствовать преодолению существенных противоречий, имеющихся в их показаниях. Если возникает необходимость в проведении данного следственного действия, то его, по возможности, следует осуществлять на завершающем этапе расследования.

В целях безопасности участников процесса лицо, осуществляющее расследование уголовного дела должно направить в соответствующие информационно-справочные фонды (адресно-справочные бюро, подразделения Государственной инспекции безопасности дорожного движения, справочные службы автоматической телефонной связи, органы внутренних дел по месту регистрации защищаемого лица, а также по месту получения им паспорта) письма с требованием обеспечения конфиденциальности сведений о защищаемом лице[8] . В случае отдаленности информационно-справочного фонда требование может быть переправлено телеграммой или по факсу, с последующим подтверждением по почте.

В информационно-справочных фондах должны быть временно изъяты все сведения о защищаемых лицах. Эти сведения хранятся непосредственно у руководителей указанных организаций. При поступлении письменных или устных запросов от юридических и физических лиц об адресах, телефонах и другой информации, касающейся защищаемых лиц, справки из информационно-справочных фондов не выдаются. О каждом поступившем запросе работники указанных организаций должны незамедлительно проинформировать следователя и действовать по его указанию.

В паспортно-визовой службе также по требованию следователя из общей картотеки может быть временно изъято заявление защищаемого лица по форме №1 на получение паспорта. Хранение указанных заявлений и выдача по ним информации производится в вышеуказанном порядке.

В соответствии со ст. 139 УПК следует своевременно предупредить защитника, эксперта, специалиста, переводчика и других лиц, присутствующих при производстве следственных действий о недопустимости разглашения без разрешения следователя ставших им известными данных предварительного следствия, в том числе и о личности граждан, содействующих судопроизводству. При этом в обязательном порядке от указанных лиц должна отбираться соответствующая подписка, так как уголовная ответственность по ст.310 УК возможна лишь при ее нарушении. В противном случае доказательственная информация по уголовному делу может стать достоянием заинтересованных в исходе дела лиц и быть использована в целях воспрепятствования установлению истины и оказания противоправного воздействия на участников уголовного судопроизводства. Следует отметить, что усилению гарантий защиты субъектов уголовно-процессуальных отношений должно стать существенное увеличение санкции за разглашение данных предварительного следствия по новому уголовному законодательству, чем должны воспользоваться должностные лица судебно-следственных органов.

Статья 141 УПК, регламентирующая оформление протокола следственного действия, предусматривает фиксацию в процессуальном документе фамилии, имени и отчества каждого лица, участвовавшего в следственном действии, а в необходимых случаях и его адрес. В связи с этим при наличии опасения противоправного воздействия на участника процесса не следует указывать в протоколах допроса сведения о его местожительстве (адрес, номер домашнего телефона). Также нецелесообразно отмечать в процессуальном документе сведения о месте работы или учебы защищаемого лица. На это обстоятельство указывает и правоприменительная практика[9] .

В частности, по одному из уголовных дел об убийстве, единственный свидетель, который видел лиц, совершивших преступление, отказался сообщить следователю свой домашний адрес из страха перед возможной местью, а предложил записать место работы и должность[10] . При ознакомлении с материалами дела в порядке ст.201 УПК обвиняемый узнал эти сведения и сообщил своим друзьям. Те, в свою очередь, подкупив сотрудника отдела кадров, выяснили адрес и все анкетно-биографические данные свидетеля. Затем стали оказывать на него давление, угрожая поджогом его частного дома и изнасилованием 12-летней дочери. В результате свидетель отказался от своих показаний, сославшись на то, что было ночное время, и он ошибся. Дело было возвращено на дополнительное расследование и в конечном итого прекращено за недоказанностью.

Для суда сведения об адресах и способах вызова участников процесса целесообразно отражать в списке лиц, подлежащих вызову в судебное заседание, приложенном к обвинительному заключению в соответствии со ст.206 УПК. Подсудимому же, согласно ст.237 УПК, в дальнейшем необходимо вручать только копию обвинительного заключения, без списка лиц, подлежащих вызову в зал судебного заседания. Такая практика уже давно используется в отдельных регионах России и не вызывает негативной реакции прокуроров и судей[11] . Дело в том, что в уголовно-процессуальном законе не содержится специального указания о вручении подсудимому списка лиц, подлежащих вызову в судебное заседание. Более того, этот список составляется лишь с учетом мнения следователя и не является обязательным для суда, который в соответствии со ст. 228 УПК сам решает вопрос о лицах, подлежащих вызову в судебное заседание. Главное, чтобы следователь в тексте обвинительного заключения привел доказательства, содержащие показания всех участников процесса, с указанием их фамилий. Если при решении вопроса о назначении судебного заседания изменяется список лиц, подлежащих вызову в суд, то подсудимому в соответствии со ст.237 УПК вручается только копия постановления судьи.

В целях обеспечения безопасности участника процесса, допустимо предъявление для опознания вне визуального наблюдения опознаваемым опознающего. Субъекту уголовно-процессуальных отношений может быть предложено, наблюдать предъявляемых лиц либо через ширму, либо из затемненной части помещения, где проводится опознание, либо из смежной комнаты при открытой двери. Рядом с опознающим рекомендуется размещаться следователю и двум понятым, а с опознаваемым — оперативному работнику или помощнику следователя, статистам, а также еще одной паре понятых. Все участники данного следственного действия размещаются таким образом, чтобы исключить визуальное наблюдение опознаваемым опознающего[12] .

Если имеется техническая возможность, то в исключительных случаях допускается предъявление для опознания лица с помощью видеотехники. При этом опознающий может находиться в другом кабинете или здании и наблюдать за происходящим по телевизору. Правоприменительной практике уже известны подобные случаи проведения данного следственного действия по делам организованной преступности[13] .

Порядок проведения опознания, исключающего визуальное наблюдение опознаваемым опознающего, осуществляется в общем порядке в соответствии с требованиями ст. 165 УПК. В целях обеспечения достоверности данного следственного действия необходим выбор соответствующих условий. Так, от предъявляемых лиц не скрывают того, что проводится опознание. По его завершению в протоколе полностью отражаются все особенности данного следственного действия независимо от полученного результата.

В том случае, если исключается предъявление лица вышеуказанными способами, опознание может быть произведено по фотокарточке, предъявляемой одновременно с другими фотокарточками в количестве не менее трех (ч.3 ст. 165 УПК). В отдельных ситуациях опознание осуществляется по материалу, отснятому на кино- или видеопленку. При этом опознающему поочередно в любой последовательности показываются кино- или видеоматериалы в количестве не менее трех. В протоколе следственного действия в обязательном порядке отражается, каким по очередности демонстрировался фрагмент, содержащий изображение опознаваемого.

Необходимость проведения данных видов опознания может вызываться наличием серьезных опасений психического воздействия опознаваемого на опознающего, когда последний, страшась мести, побоится опознать преступника. В то же время следователь должен принимать во внимание, что опознание по материалу, отснятому на фото-, кино- или видеопленку менее предпочтительно, чем опознание человека в натуре. Ведь в последнем случае опознающий непосредственно наблюдает самого опознаваемого, а не его отображение на определенном материале, которое не может воспроизвести с абсолютной точностью внешний вид объекта. Судебно-следственной практике известны случаи, когда результаты опознания лица по его фотокарточке приводили к негативным последствиям[14] .

Отметим, что названные выше приемы выработаны современной криминалистической тактикой и не противоречат положениям ст. 164, 165 УПК РФ, регламентирующих проведение предъявления опознания.

При расследовании уголовных дел рассматриваемой категории нередко возникает ситуация, когда опознающий в ходе следственного действия делает категорическое заявление о том, что он никого не узнает из предъявленных ему лиц, а затем, оставшись наедине со следователем, сообщает, что он узнал преступника, но побоялся об этом сказать.

Уголовно-процессуальное законодательство не содержит норм, допускающих проведение повторного опознания личности. В то же время в юридической литературе ставится вопрос о его допустимости[15] . Еще в 1968 году одним из оснований для повторного опознания назывались случаи, когда опознающий узнал опознаваемого с первого раза, но не сказал об этом, так как боялся его мести, а затем в ходе следствия чистосердечно об этом рассказал[16] .

По нашему мнению, проведение повторного опознания в подобной ситуации недопустимо. Это объясняется тем, что в процессе предыдущего предъявления для опознания опознающий уже обозревал предъявленный ему объект, вглядывался в него, воспринимал его, сравнивал с образом, возникшим у него в сознании при восприятии события преступления или фактов, связанных с преступным деянием. Повторное опознание в подобной ситуации теряет свой смысл и соответственно доказательственное значение.

Представляется, что в анализируемой ситуации следователь должен не проводить повторное опознание, а тщательно допросить опознающего. При этом в протоколе допроса в обязательном порядке необходимо отразить следующее:

мотивы, по которым опознающий не сказал следователю о том, что он узнал опознаваемого с первого раза;

анатомические, функциональные или иные признаки или особенности, по которым опознающий выделил опознаваемого из предъявляемых лиц в обстоятельства, при которых опознающий ранее наблюдал выделенное им лицо.

Более того, мы считаем, что указанный протокол допроса будет являться полноценным доказательством, позволяющим суду в совокупности с другими доказательствами сделать вывод о тождестве либо различии лица, предъявленного для опознания, с ранее наблюдавшимся лицом при обстоятельствах, связанных с событием преступления.

Особое внимание следует уделить мере пресечения в виде лишения свободы, которая может применяться в отношении обвиняемого (подозреваемого) в целях обеспечения личной безопасности защищаемых лиц и устранения обстоятельств, препятствующих установлению истины по уголовному делу. Наиболее актуальным этот вопрос стал после принятия Федерального закона «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений», который открыл новые возможности для следователя в рассматриваемой области[17] .

Так, в соответствии с этим правовым актом соучастники преступления должны содержаться раздельно (п.1 ч.2 ст.33). Это связано с необходимостью предотвращения сговора между ними, направленного на воспрепятствование установлению истины, а также удержания от совершения ими противозаконных действий и поступков, затрудняющих нормальное функционирование уголовного судопроизводства. Ведь обвиняемый (подозреваемый) может воздействовать на соучастника преступления, содействующего уголовному судопроизводству, в целях понуждения его к даче благоприятных для себя показаний или совершить иные незаконные действия, затрудняющие сбор доказательств.

К примеру, потерпевший, отбывавший наказание за совершение другого преступления, был переведен в следственный изолятор из мест лишения свободы для участия в судебном разбирательстве. В этом же учреждении находились и подсудимые, которые стали оказывать на него воздействие, чтобы тот изменил свои показания. На суд их везли всех вместе на одной машине, где виновные в совершении разбойного нападения подтвердили свои требования, угрожая потерпевшему расправой в следственном изоляторе. В результате этого потерпевший на суде изменил показания, которые легли в основу оправдательного приговора. В дальнейшем потерпевший заявил, что его волю парализовал страх, подчинивший себе его поступки. В зале судебного заседания он не мог объяснить причин своего поведения. Рядом с ним сидели подсудимые, присутствие которых сковывало потерпевшего, так как он боялся возмездия с их стороны[18] . Поэтому круг действий лиц, препятствующих расследованию и судебному разбирательству, должен быть максимально ограничен.

В интересах обеспечения безопасности жизни и здоровья обвиняемого (подозреваемого), содействующего уголовному судопроизводству, следователь должен решить вопрос о целесообразности его пребывания в следственном изоляторе. Если тяжесть преступления или иные обстоятельства не позволяют изменить меру пресечения, лицо, производящее дознание, обязано предпринять ряд мероприятий, направленных на защиту этого участника процесса.

Так, следователь может предложить обвиняемому (подозреваемому) написать заявление о помещении его в одиночную камеру. В соответствии с законом, основанием для этого является необходимость обеспечения более полной и надежной изоляции обвиняемых (подозреваемых) и предотвращение противоправного воздействия на них со стороны соучастников преступления и других лиц.

Если администрация следственного изолятора не имеет возможности решить вопрос о переводе обвиняемого (подозреваемого) в одиночную камеру, то его целесообразно поместить в маломестную или другую общую камеру, нахождение в которой обеспечивало бы личную безопасность.

Следователь вправе направить требование администрации следственного изолятора о необходимости принятия соответствующих мер безопасности в отношении обвиняемых (подозреваемых), дающих правдивые показания по делу. Под особым контролем администрации должны быть контакты с осужденными, оставленными в следственных изоляторах для хозяйственного обслуживания. На практике нередко встречаются ситуации, когда лица, осуществляющие хозяйственные работы, выполняют роль связников между обвиняемыми (подозреваемыми), находящимися в местах содержания под стражей[19] . Как правило, через них поставляется информация о показаниях лиц, проходящих по одному делу; угрозы расправы с целью оказания психического воздействия на соучастников преступления, направленного на изменение или дачу заведомо ложных показаний, отказ от дачи показаний и т.п.

В том случае, если администрация следственного изолятора не может обеспечить реальную защиту лица, содействующего уголовному судопроизводству, то следователь должен ставить вопрос о возможности перевода в другое место предварительного заключения как защищаемого, так и тех лиц, кто ему реально угрожает противоправным воздействием.

Обвиняемые (подозреваемые), находящиеся в следственном изоляторе, могут предпринять попытки оказания противоправного воздействия на свидетелей, потерпевших, экспертов, специалистов и других участников процесса. Поэтому администрация следственного изолятора по требованию следователя должна уделить особое внимание переписке находящихся под стражей лиц. В соответствии со ст.20, 21 указанного Закона письма, заявления, жалобы, предложения, независимо от адресата, кому они предназначаются, подлежат цензуре[20] . Если в них содержатся сведения, способные помешать установлению истины или помочь совершению преступных действий, то корреспонденция адресату не отправляется, обвиняемым (подозреваемым) не вручается, а передается следователю, в производстве которого находится уголовное дело. Последний разрешает вопрос о том, содержатся ли в соответствующей переписке сведения, которые могут воспрепятствовать решению задач уголовного судопроизводства.

Вся корреспонденция обвиняемых (подозреваемых) подлежит обязательной регистрации в специальном журнале с указанием даты ее поступления и отправления. Поэтому следователь в любое время может ознакомиться с содержащейся в этом журнале информацией с целью установления контактов подозреваемого или обвиняемого за определенный период времени.

Аналогичные процедуры имеются и в отношении посылок и передач для обвиняемых (подозреваемых), находящихся в местах содержания под стражей (ст.25 Закона).

Свидания обвиняемых (подозреваемых) с защитником, родственниками и иными лицами предоставляются под особым контролем сотрудников следственного изолятора и могут быть досрочно прекращены при определенных основаниях. Следователь вправе лично ознакомиться с причинами досрочного прекращения свидания, которые в обязательном порядке излагаются письменно и докладываются начальнику следственного изолятора сотрудником, ответственным за его проведение.

В случае обеспечения участия обвиняемых (подозреваемых) в следственных действиях должны соблюдаться требования ст.28 Федерального закона. Перед осуществлением необходимого процессуального действия следователь может проинструктировать конвоирующих милиционеров о необходимости пресечения любых попыток контакта обвиняемых (подозреваемых) с посторонними лицами, находящимися в месте проведения следственного мероприятия. В ходе его осуществления следует обращать внимание на поведение обвиняемого (подозреваемого), попытки дачи заведомо ложных показаний, отказа от дачи показаний, заявления различного рода ходатайств, отвлекающие внимание следователя и конвоя. После его реализации целесообразно произвести тщательный осмотр местности или помещения на предмет обнаружения записок, писем и других предметов, специально оставленных подозреваемыми или обвиняемыми.


§2. Проблемы реализации государственной защиты участников уголовного процесса на стадиях предварительного расследования

Комплекс мероприятий этой группы (подсистемы) защитных мер образуют меры безопасности, применение которых возможно лишь субъектами, осуществляющими властную уголовно-процессуальную деятельность, и только в пределах уголовного судопроизводства, т. е. меры, не обладающие свойством универсальности[21] . При исследовании этой группы необходимо исходить из деления уголовного судопроизводства на стадии в соответствии со специальными условиями производства— процессуальной формой (специфическими принципами, образующими в совокупности систему общепроцессуальных принципов). Важнейшие из них в контексте данного исследования— недопустимость разглашения данных предварительного расследования, нашедшая выражение в ст. 161 УПК РФ и ст. 310 УК РФ), непосредственность исследования доказательств (ст. 240 УПК РФ) и гласность судебного разбирательства (ст. 241 УПК РФ). В зависимости от соответствия содержания той или иной меры безопасности общим условиям конкретной стадии и должен решаться вопрос о возможности (допустимости) применения мер защиты.

В досудебных стадиях мерами безопасности являются, в частности:

неуказание в заявлениях о преступлении, объяснениях в стадии возбуждения уголовного дела, в протоколах следственных действий личных данных защищаемых лиц;

предупреждение участников следственных действий и лиц, присутствующих при их производстве, о недопустимости разглашения без разрешения следователя данных предварительного следствия, в том числе и сведений о личности защищаемых субъектов(ст. 161 УПК РФ, ст. 310 УК РФ);

предъявление для опознания не самого обвиняемого, а его фотографии или видеоизображения;

предъявление для опознания в условиях, когда опознаваемый как участник следственного действии не видит опознающего;

проведение следственных действий с аудио- и видеопомехами;

использование в процессе производства по уголовному делу аудио- и видеозаписей показаний защищаемых лиц;

прослушивание телефонных и иных переговоров как защищаемых лиц, так и лиц, оказывающих противоправное воздействие;

исключение из материалов дела перед ознакомлением с ним обвиняемого, защитника и из обвинительного заключения и era приложений сведений о защищаемых лицах;

уведомление защищаемых субъектов о принятии уголовно процессуальных решений;

10) учет мнения защищаемых лиц при принятии ряда уголовно-процессуальных решений.

Рассмотрим подробнее перечисленный комплекс мер защиты на досудебных стадиях.

Неуказание в заявлениях о преступлении, объяснениях в стадии возбуждения уголовного дела, в протоколах следственных действий личных (биографических) сведений защищаемых лиц. Л. В. Брусницын использует термин «демографические» сведения[22] . Демография есть «наука о составе населения и его изменениях, показатели численности, состава, размещения и изменения населения»[23] . Это понятие относится не столько к личностным данным, сколько к неопределенному количеству людей — населению, и не совсем верно использовать его при определении индивидуальных признаков. Термин биография понимается как «описание чьей-нибудь жизни, чья-нибудь жизнь», то есть более близок к понятию личность и точно определяет сведения о защищаемом лице[24] . По этим основаниям мы и используем данный термин.

Отсутствие в процессуальных документах истинных, полных и точных сведений, доступ к которым имеют многие участники процесса, значительно осложнит реализацию противоправного воздействия. Для установления принадлежности показаний защищаемому лицу ему можно присвоить псевдоним или изменить его фамилию, имя и отчество, подпись. Истинная информация может храниться в отдельном пакете, который передается вместе с уголовным делом прокурору и в суд. Доступ к таким сведениям должен быть строго ограничен надзирающим за дознанием и следствием прокурором и рассматривающим по существу уголовное дело судом. Неуказание биографических данных ранее было предусмотрено п. 8 ст. 171 проекта УПК РФ, однако лишь в стадии предварительного расследования. В новом УПК РФ это предусмотрено ч. 9 ст. 166 в процессе всего производства по уголовному делу, т. е. во всех стадия уголовного процесса, что обеспечивает гарантии безопасности защищаемым лицам. В п. 1 ст. 43 проекта Закона «О борьбе с организованной преступностью» устанавливается возможность составления специальных протоколов, доступ к которым строго ограничен[25] .

Некоторые авторы считают возможным ограничивать обвиняемого и его защитника в информации о данных местожительства свидетелей и потерпевших; не прилагать к обвинительному заключению эти сведения; ограничивать право обвиняемого на очную ставку и предъявление личности для опознания (осуществлять очную ставку без предъявления обвиняемого свидетелю или потерпевшему, а опознание — в условиях, исключающих визуальный контроль опознаваемым опознающего)[26] .

Следует отметить, что ранее действовавший уголовно-процессуальный закон (ст. 141, 160, 161 УПК РСФСР) позволял ограничиться указанием в протоколе следственного действия фамилии, имени и отчества его участника, а адрес указывать лишь в необходимых случаях. В действующем УПК РФ возможность неприведения данных защищаемого лица в протоколах следственных действий предусмотрена ч. 9 ст. 166, где установлен порядок присвоения защищаемому лицу псевдонима. Однако в УПК РФ не указаны особенности присвоения псевдонима. «В Болгарии, например, в таком качестве используются идентификационные номера, в Эстонии — условные имена, в Нидерландах — буквы алфавита[27] . В отечественных словарях псевдоним поясняется как вымышленное имя. Однако использование вымышленного имени опасно повторением настоящих персоналий другого гражданина, пусть маловероятным. Употребление же идентификационных номеров может вызвать затруднение в их запоминании участниками судебного разбирательства. Поэтому, думается, в качестве псевдонимов в российском уголовном судопроизводстве предпочтительны буквы алфавита (например, "свидетель А")». По такому пути идет в настоящее время правоприменительная практика[28] . Однако необходимо, чтобы псевдоним в виде буквы не совпадал с начальной буквой фамилии защищаемого лица.

В начальной стадии процесса при решении вопроса о возбуждении производства по уголовному делу необходимо максимально обезопасить лицо, сообщающее важные сведения о преступлении. В научной литературе отмечалось, что необходимо определить правовой статус заявителя как участника уголовно-процессуальных правоотношений. Отдельные положения о правах и обязанностях заявителя содержатся в ст. 141 УПК РФ, в частности:

письменное заявление о преступлении должно быть подписано заявителем;

устное заявление о преступлении заносится в протокол, который подписывается заявителем и лицом, принявшим заявление; протокол должен содержать данные о заявителе, а также о документах, удостоверяющих личность заявителя;

в случае, когда заявитель не может лично присутствовать при составлении протокола, его заявление оформляется в виде рапорта (сообщения) об обнаружении признаков преступления;

заявитель предупреждается об уголовной ответственности за заведомо ложный донос в соответствии со ст. 306 УК РФ.

Заявитель по своей сути уже является субъектом уголовно-процессуальных правоотношений и потому вправе рассчитывать на личную безопасность, как и любое лицо, вовлеченное в сферу уголовного процесса. Следовательно, при определении правового статуса заявителя как участника (иного участника) уголовного судопроизводства необходимо предусмотреть его право на обеспечение безопасности ему самому и его близким.

Предупреждение участников следственных действий и лиц, присутствующих при их производстве, о недопустимости разглашения без разрешения следователя данных предварительного следствия, в том числе и сведений о личности защищаемых субъектов.

Данная мера безопасности была предусмотрена ранее действовавшим законодательством (ст. 139 УПК РСФСР), содержится она и в новых Уголовно-процессуальном (ст. 161) и Уголовном (ст. 310) кодексах РФ[29] . Между тем правовое регулирование этой меры безопасности необходимо дополнить рядом положений.

Во-первых, следует предусмотреть предупреждение о недопустимости разглашения не только «данных следствия», но и самого производства следственного действия, равно как и участия лиц в его производстве. Во-вторых, надо расширить круг лиц, которым может быть сделано предупреждение о неразглашении. Надлежит также предусмотреть применение положений ст. 161 УПК РФ не только в ходе предварительного следствия, но и в стадии возбуждения уголовного дела, когда правовой статус заявителя и других лиц еще не определен в связи с отсутствием постановления о возбуждении уголовного дела. Применение подписки о неразглашении данных предварительного следствия возможно в случае, если материалы направляются в суд при обжаловании ареста или продления срока содержания под стражей в порядке, установленном ст. 125, 126 УПК РФ.

Однако использование показаний свидетеля, который является анонимным для стороны защиты, является довольно глубоким отступлением от принципа непосредственности исследования доказательств, способным нарушить право обвиняемого на защиту. Вместе с тем оно оправданно для обеспечения защиты интересов свидетеля, потерпевшего и общества в раскрытии преступления (ч. 3 ст. 50 Конституции РФ).

Как отметил Конституционный Суд РФ, международные акты в области прав человека и борьбы с преступностью, предусматривая возможность закрепления в законодательстве допроса под псевдонимом, вместе с тем устанавливают, что при этом должны быть приняты меры, обеспечивающие пропорциональность связанных с использованием таких средств ограничений права на защиту и преследуемой цели, а также позволяющие защитить интересы обвиняемого, с тем, чтобы был сохранен справедливый характер судебного разбирательства и права защиты не были бы полностью лишены своего содержания.[30]

В связи с этим применение указанной в ч. 9 ст. 166 УПК РФ меры по защите свидетеля и потерпевшего должно быть обставлено дополнительными гарантиями. С учетом практики Европейского Суда по правам человека (Решение по делу Ван Мехелен (Van Mechelen) и другие против Нидерландов от 23.04.97 г.)[31] к дополнительным гарантиям этой меры безопасности относятся:

* наличие достаточных оснований для применения мер безопасности, т. е. процессуальных доказательств о реальной угрозе жизни, здоровью или имуществу указанных лиц. Любые меры, ограничивающие права защиты, должны диктоваться строгой необходимостью, поэтому сохранение в тайне от защиты сведений о личности свидетеля допускается лишь при невозможности использования иных, менее радикальных мер;

* удостоверение личности свидетелей органами, ведущими процесс, обоснование надежности и доверия к показаниям этих свидетелей. Российское законодательство предусматривает необходимость вынесения мотивированного постановления следователя и получения согласия прокурора на применение мер безопасности;[32]

* показания «засекреченных» свидетелей должны подкрепляться другими доказательствами, а обвинение не должно основываться единственно или в решающей степени на анонимных утверждениях;

* исключительность применения мер безопасности в отношении сотрудников правоохранительных органов, ибо роль полицейских, как правило, требует впоследствии дачу ими показаний в открытом судебном заседании;

* предоставление защите достаточных возможностей задать вопросы «засекреченным» свидетелям. Обвиняемый имеет право сам допрашивать показывающих против него свидетелей (п. «е» 3 ст. 14 Международного Пакта о гражданских и политических правах (п.3 «d» ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод). Эта гарантия остается нереализованной в стадии предварительного расследования, но ее обеспечивают правила судебного следствия: общий запрет на оглашение показаний неявившихся свидетелей без согласия стороны защиты и механизм ознакомления сторон с засекреченными данными (ч. 6 ст. 278 УПК РФ).

В этой связи следователю как обвинителю для укрепления доказательственного значения протокола допроса может быть даже «выгодно» обеспечить обвиняемому или его защитнику возможность задать свои вопросы «анонимному» свидетелю по аналогии с процедурой, предусмотренной ч. 5 ст. 278 УПК РФ. Как подчеркивает Конституционный Суд РФ, при применении рассматриваемой меры безопасности важнейшее значение принадлежит проверке протокола допроса и показаний «анонимного» свидетеля.[33]

Предъявление для опознания не самого обвиняемого, а его фотографии или видеоизображения. Данная мера безопасности является одним из процессуальных действий, которые регулируются уголовно-процессуальным законодательством достаточно подробно. В частности, ст. 165 УПК РСФСР предусматривала возможность опознания личности; ч. 3 ст. 165 УПК РСФСР устанавливала возможность опознания лица по фотографии в случаях, когда его предъявить невозможно. Следственная и судебная практика связывала невозможность предъявления с таким обстоятельством, как отсутствие лица ввиду его розыска и неизвестности местонахождения. В тех случаях, когда у следственных органов все же была возможность предъявить для опознания не фотографию, а самого гражданина, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления, а фактически была предъявлена для опознания фотография, суды признавали протокол опознания недопустимым доказательством.

Подобная норма существует и в новом УПК, в ч. 5 ст. 193 указано, что опознание может быть проведено по фотографии, если предъявление лица невозможно. По нашему мнению, это можно рассматривать как меру безопасности по следующим основаниям. В процессе проведения процедуры опознающий рискует быть узнанным опознаваемым. Для объективного проведения опознания необходимо обеспечить безопасные условия, как во время процедуры, так и после нее. В противном случае опознающий может солгать, несмотря на любые предупреждения об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний, так как интересы его личной (а также близких) безопасности «перевешивают чашу весов» не в пользу интересов правосудия. Не всегда и не везде имеются условия для проведения опознания в условиях, исключающих визуальное наблюдение опознаваемым опознающего, следовательно, нужно расценивать отсутствие таких условий, как «невозможность предъявить лицо на опознание» (ч. 5 ст. 193 УПК РФ). Однако опознание по фотографии, то есть замену одного следственного действия «опознания лица» (ч. 4 ст. 193) другим действием «опознанием по фотографии» (ч. 5 ст. 193), по нашему мнению, можно осуществлять только если:

-предъявление лица возможно, однако безопасность защищаемого лица не может быть обеспечена;

- отсутствуют условия для создания ситуации, исключающей визуальное наблюдение опознаваемым опознающего.

Предъявление для опознания в условиях, когда опознаваемый, участвуя в данном следственном действии, не видит опознающего. Проведение опознания в условиях, когда опознающий находится вне визуального контакта с опознаваемым, является гарантией его безопасности. Оно способствует более свободному волеизъявлению опознающего и полноте информации, передаваемой им. Безопасные для опознания условия могут быть созданы путем оборудования специальных комнат с зеркальным стеклом, через которое и происходит опознание. Эта практика эффективно применяется за рубежом[34] .

Так, УПК РФ в ч. 8 ст. 193 устанавливает процедуру предъявления лица для опознания, в том числе в целях обеспечения безопасности опознающего, в условиях, исключающих визуальное наблюдение опознаваемым опознающего. На возможность применения этой меры следует обратить особое внимание, обосновав ее применение необходимостью обеспечения безопасности в отношении защищаемого лица. Это, на наш взгляд, не потребует особых финансовых или организационных затрат. Естественно, для изготовления зеркал односторонней прозрачности и оборудования ими соответствующих комнат нужны средства. Рекомендации о проведении опознания через стекло с зеркальным покрытием трудновыполнимы в связи с отсутствием в подавляющем большинстве следственных подразделений необходимого оборудования. На практике применяется, например, опознание через узкое отверстие в ширме из плотного непрозрачного материала (растянутые шторы, покрывала) или другие доступные методы обеспечения анонимности опознающего лица. В настоящее время, как мы уже отмечали, складывается практика проведения опознания в камерах изолятора временного содержания (следственного изолятора), когда опознаваемый со статистами находятся внутри камеры, а опознающий, понятые и следователь — снаружи. Опознание производится через «глазок» двери камеры. Подобный порядок не требует никаких дополнительных средств.

Проведение очной ставки с аудио- и видеопомехами. Такая мера безопасности может и должна применяться в случаях, когда защищаемое лицо опасается визуального контроля со стороны кого-либо из субъектов процесса либо их близких, от которых может исходить угроза насилия. Применение аудио- и видеозаписи защищаемого лица, изменение его голоса предусмотрены в ч. 1 ст. 45 законопроекта «О борьбе с организованной преступностью»[35] . Конечно, использование аудио- или видеопомех предполагает оснащение правоохранительных органов соответствующими специализированными приборами и оборудованием, что повлечет значительные материальные затраты.

Аудио- и видеозапись показаний защищаемых лиц. Применение аудио- и видеотехнических средств для фиксирования показаний защищаемого лица может применяться для обеспечения безопасности как в стадии предварительного расследования, так и в судебном заседании. Ранее действовавшее уголовно-процессуальное законодательство предусматривало возможность оглашения (воспроизведения аудио- или видеопленки) показаний подсудимого (п. 3 ч. 1 ст. 281 УПК РСФСР), когда дело рассматривалось в его отсутствие, и свидетеля (п. 2 ч. 1 ст. 286 УПК РСФСР), когда он отсутствовал в судебном заседании по причинам, исключавшим возможность его явки в суд. Рассмотрение дела в отсутствие подсудимого было возможно только в строго ограниченных случаях, установленных в ст. 246 УПК РСФСР, т. е. «когда подсудимый находится вне пределов Российской Федерации и уклоняется от явки в суд;... по делу о преступлении, за которое не может быть назначено наказание в виде лишения свободы, когда подсудимый ходатайствует о разбирательстве дела в его отсутствие. Суд, однако, вправе признать явку подсудимого обязательной».

В УПК РФ также предусмотрено оглашение показаний, воспроизведение приложенных к протоколу допроса материалов фотографирования, аудио- и (или) видеозаписи, киносъемки подсудимого (ст. 276), потерпевшего и свидетеля (ст. 281). Вместе с тем из смысла этих правовых норм следует обязательность допроса подсудимого, потерпевшего и свидетеля в судебном заседании, так как суд должен установить существенные противоречия между показаниями, данными на предварительном следствии, и показаниями, данными в ходе судебного заседания. Исключение из этого правила может быть только в случае невозможности обеспечения явки потерпевшего и свидетеля (п. 2 ч. 1 ст. 281 УПК) и рассмотрения дела в отсутствие подсудимого (п. 2 ч. 1 ст. 276 УПК). На основании ч. 4 ст. 247 УПК РФ рассмотрение уголовного дела в отсутствие подсудимого возможно только по делам небольшой или средней тяжести при наличии ходатайства об этом самого подсудимого. Оказание противоправного воздействия на защищаемых лиц, как правило, имеет место в процессе производства по уголовному делу о совершении тяжких и особо тяжких преступлений. Следовательно, по этим категориям уголовных дел явка подсудимого (как защищаемого лица) в судебное заседание обязательна и оглашение показаний без него невозможно, даже если в них нет противоречий.

Целесообразно в ст. 247 УПК РФ внести положения, предусматривающие возможность рассмотрения дела в отсутствие подсудимого, если он (его жизнь, здоровье, имущество) подвергается или может быть подвергнут реальной опасности, либо дополнить ст. 276 УПК РФ новым п. 3 в ч. 1, устанавливающим возможность оглашения показаний подсудимого в его отсутствие для обеспечения его (близких ему лиц) безопасности. Необходимо также практиковать оглашение (воспроизведение) показаний свидетеля или потерпевшего в случае необходимости обеспечения его (его близких) безопасности и расценивать это обстоятельство как причину, исключающую его явку в судебное заседание.

Контроль и запись телефонных и иных переговоров как следственное действие, а также прослушивание телефонных и иных переговоров как оперативно-розыскное мероприятие. Для обеспечения безопасности защищаемого лица, а также для фиксирования угроз в его адрес прослушивание (аудиозапись всех переговоров) — достаточная мера безопасности. Анализ полученных правоохранительными органами сведений позволяет своевременно установить адекватные меры защиты[36] . Применение и реализация этой меры безопасности является также дорогостоящим мероприятием.

Исключение сведений о защищаемых лицах из материалов уголовного дела, а также из обвинительного заключения и его приложений перед ознакомлением с ним обвиняемого, защитника, потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика и их представителей. Ранее мы предлагали как меру безопасности невручение обвиняемому и иным лицам приложений к обвинительному заключению, в которых указывались сведения о защищаемых лицах. По мнению Л. В. Брусницына, исключение доступа к сведениям о защищаемом лице должно иметь место только в отношении обвиняемого и его защитника[37] . Однако не исключено, что противоправное воздействие может быть оказано не только этими лицами, а также со стороны потерпевшего, гражданского истца и гражданского ответчика, их представителей. Кроме того, эти лица могут быть информаторами организованных преступных сообществ.

Некоторые авторы считают обоснованным ограничивать обвиняемого и его защитника в информации о данных местожительства свидетелей и потерпевших, не прилагать к обвинительному заключению эти сведения[38] . Предлагается также ограничить права обвиняемого на очную ставку и предъявление личности для опознания[39] . Проведение очной ставки возможно без предъявления обвиняемого свидетелю или потерпевшему, а опознание — без визуального контроля опознаваемым опознающего.

В ст. 215 УПК РФ установлена обязанность следователя предъявить для ознакомления все материалы уголовного дела, что, по нашему мнению, входит в противоречие с ч. 1 ст. 217 УПК, в которой указывается невозможность предъявления материалов со сведениями о защищаемом лице, которые на основании ч. 9 ст. 166 УПК РФ хранятся в отдельном конверте при деле. Ознакомление потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика или их представителей с материалами дела производится на основании ст. 216 УПК в порядке, установленном ст. 217 УПК РФ.

На наш взгляд, необходимо изменить редакцию ч. 1 ст. 215 УПК РФ, дополнив формулировкой, указанной в ч. 1 ст. 217 УПК РФ, — «за исключением случаев, предусмотренных ч. 9 ст. 166 настоящего Кодекса».

Изъятие указанных сведений из материалов уголовного дела не будет существенно нарушать процессуальные права обвиняемого и других участников процесса, так как у них имеется возможность ознакомиться с показаниями защищаемых лиц, а в судебном заседании им будет предоставлена возможность исследовать имеющиеся в деле и полученные в судебном заседании доказательства. В ранее действовавшем УПК РСФСР в ч. 2 ст. 237 была предусмотрена обязанность вручения подсудимому наряду с копией обвинительного заключения и копии постановления судьи, если последним изменен список лиц, подлежащих вызову в суд. Это правило не опровергает возможность исключения в этом процессуальном документе сведений о защищаемом лице по следующим основаниям.

Во-первых, список лиц, подлежащих вызову, судья не изменяет, его может изменить следователь при составлении обвинительного заключения.

Во-вторых, на основании ст. 206 УПК РСФСР не устанавливалась обязанность следователя указывать в списке лиц, подлежащих вызову, точный адрес или место работы. Формулировка «местожительство или местонахождение» позволяет указывать, например, наименование города или района без указания улицы, номера дома и квартиры. Требования, которые были ранее установлены ст. 46 и 51 УПК РСФСР, о праве указанных субъектов знакомиться со всеми материалами дела также, по нашему мнению, не нарушаются, так как личные сведения о защищаемых лицах, их месте жительства, работы или учебы нельзя напрямую считать материалами уголовного дела.

Исследование правовых норм нового УПК РФ (ст. 220 и 222) позволяет говорить о неудачности формулировки ч. 2 ст. 222, так как в ней прямо указано на обязанность вручения обвиняемому не только обвинительного заключения, но и приложений к нему, что не было так категорично установлено в прежнем уголовно-процессуальном законодательстве. Так, ст. 237 УПК РСФСР устанавливала обязанность вручения подсудимому только обвинительного заключения. Сопоставление ст. 205 и ст. 206 УПК РСФСР показывает возможность разграничения обвинительного заключения и его приложений. Таким образом, в целях безопасности лиц закон прямо не запрещал вручать обвинительное заключение без списка лиц, подлежащих вызову в суд. На данное обстоятельство справедливо указывалось в специальной литературе[40] .

По нашему мнению, необходимо изменить формулировку ч. 2 ст. 222 УПК РФ, исключив фразу «с приложениями», либо дополнить ее следующим содержанием: «Список лиц, подлежащих вызову в судебное заседание, в целях обеспечения безопасности защищаемых лиц не вручается и хранится в единственном экземпляре в материалах уголовного дела».

На основании ч. 3 ст. 55 Конституции Российской Федерации «права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства». По этим основаниям возможно ограничение прав указанных лиц на получение сведений о защищаемых.

Уведомление защищаемых лиц о принятии уголовно-процессуальных решений. Производство по уголовному делу непосредственно связано с принятием следователем или судом процессуальных решений, которые могут относиться к жизненно важным для защищаемого лица вопросам. К таким решениям можно отнести следующие:

1)освобождение подозреваемого, обвиняемого из-под стражи или изменение ему меры пресечения на не связанную с содержанием под стражей;

2)вынесение полномочным лицом, ведущим производство по делу, постановления о прекращении уголовного преследования;

3)вынесение постановления об отказе в возбуждении уголовного дела;

4)вынесение обвинительного приговора;

5)окончание срока отбывания наказания.

В литературе высказывается предложение о необходимости уведомления потерпевшего об избрании меры пресечения обвиняемому, а также наделения потерпевшего правом обжалования меры пресечения обвиняемому в суд[41] . Конечно, следователь или суд обязаны доводить до сведения защищаемого лица не каждое решение, а только те, которые касаются его безопасности. До начала производства по делу, в любой стадии уголовного процесса и после его окончания могут возникнуть обстоятельства, при которых изменяется ситуация, а также возникает необходимость принятия решения, от которого может наступить вред защищаемому лицу.

Учет мнения защищаемых лиц при принятии уголовно-процессуальных решений. Сотрудничество защищаемого лица с правоохранительными органами и его содействие правосудию предполагает учет его мнения, реализацию его прав и законных интересов как в процессе производства по уголовному делу, так и после его окончания. Для этого целесообразно учитывать следующие факторы:

1)Немаловажным является учет мнения защищаемого лица в случае принятия в отношении него мер безопасности либо их отмены. Такое правило, по нашему мнению, будет способствовать принятию следователем и судом обоснованных решений по делу.

2)Безусловно, что не каждое решение может быть принято с учетом мнения лица, подлежащего защите. Оно должно учитываться, когда принимается решение, связанное с интересами защищаемого лица, например заключение под стражу или задержание по подозрению в совершении преступления, изменение меры пресечения обвиняемому, продление сроков следствия и содержания под стражей, условно-досрочное освобождения от отбывания наказания и т. п. При освобождении обвиняемых из-под стражи в период проведения предварительного следствия потерпевшие и свидетели часто изменяют показания, их неявка на следственные действия препятствует расследованию в установленные сроки.

3)Суды обычно выясняют мнение потерпевшего о наказании. Оно не является обязательным для суда при вынесении приговора, однако может учитываться. Целесообразно распространить такую практику и на защищаемых лиц.

Перечисленные меры безопасности могут способствовать решению многих принципиальных вопросов, возникающих на досудебных стадиях. Применение некоторых из них возможно на основании действующего уголовно-процессуального законодательства. Для внедрения в следственную практику других мер необходимо совершенствовать существующее законодательство, применять нормы международного права[42] .


Заключение

Приняв основной национальный закон, Россия официально заявила, что рассматривает себя как часть мирового сообщества, в котором все его члены добровольно берут на себя обязательство закрепить в законодательстве общепризнанные принципы права, фундаментальные права и свободы человека, а также последовательно их реализовывать.

Приведенные положения Конституции являются основой для разработки новых подходов к проблемам защиты участников уголовного процесса, поскольку они находятся в прямой зависимости с защитой прав и свобод человека и гражданина. В последние годы выявляются и анализируются более совершенные гуманитарно-правовые средства и способы усиления защищенности субъектов уголовно-процессуальных отношений, в том числе и потерпевших, и свидетелей.

Проведенный анализ уголовно-правовых норм позволяет сделать определенные выводы:

Анализ рассмотренных нормативных актов показал, что субъекты федерации крайне обеспокоены состоянием защищенности участников уголовного судопроизводства, добросовестно выполняющих свой гражданский и конституционный долг. Результатом сложившегося положения стало принятие специальных нормативных актов на региональном уровне, учитывающих основные международно-правовые принципы и стандарты в исследуемой нами сфере.

Для отечественного уголовного судопроизводства в основном характерно единство уголовно-процессуальной формы. Это единство сочетается с дифференциацией судопроизводства, при котором наблюдается: 1) некоторое усложнение процессуальной формы в виде создания в ряде случаев дополнительных процессуальных гарантий; 2) упрощение процессуальной формы, не умаляющее основных процессуальных гарантий. Особенности первой группы, выражающиеся в предоставлении некоторых дополнительных процессуальных гарантий, по своему содержанию отнюдь не означают отказ от общего порядка расследования и судебного разбирательства уголовных дел. Особенность второй группы выражена в сокращении судебной процедуры в целях своевременного привлечения виновного к ответственности и возмещении причиненного преступлением вреда потерпевшему.

С момента получения данных о том, что преступники проявляют повышенный интерес к потерпевшим или свидетелям, участвующим в уголовном деле, и не исключена возможность противоправного посягательства, следователь должен:

провести анализ полученной информации и дать ей оценку;

предусмотреть возможные варианты давления на участников процесса;

по результатам оценки принять решение, в котором

определить вид и объем мер защиты.

Степень опасности деяний рекомендуется оценивать с учетом уже имевших место реальных или ожидаемых посягательств на права и законные интересы лиц, участвующих в уголовном судопроизводстве. При этом не имеет значения, от кого исходит угроза посягательства — обвиняемого, его родных и близких или других лиц, заинтересованных в принятии по делу необоснованных решений. Прежде всего, важен сам факт наличия такой угрозы, с чьей бы стороны она не исходила.

При реализации мер, направленных на обеспечение конфиденциальности личности защищаемого лица, следует учитывать его должностное положение. Не стоит афишировать по месту работы свидетелей и потерпевших случаи приглашения их к следователю. В определенных случаях целесообразно совмещать их вызов со служебными делами, обеспечивать охраной и транспортом для прибытия в следственные органы и обратно.

В целях обеспечения безопасности участника процесса, допустимо предъявление для опознания вне визуального наблюдения опознаваемым опознающего. Субъекту уголовно-процессуальных отношений может быть предложено, наблюдать предъявляемых лиц либо через ширму, либо из затемненной части помещения, где проводится опознание, либо из смежной комнаты при открытой двери. Рядом с опознающим рекомендуется размещаться следователю и двум понятым, а с опознаваемым — оперативному работнику или помощнику следователя, статистам, а также еще одной паре понятых. Все участники данного следственного действия размещаются таким образом, чтобы исключить визуальное наблюдение опознаваемым опознающего.

Если имеется техническая возможность, то в исключительных случаях допускается предъявление для опознания лица с помощью видеотехники. При этом опознающий может находиться в другом кабинете или здании и наблюдать за происходящим по телевизору.

В досудебных стадиях мерами безопасности являются, в частности:

неуказание в заявлениях о преступлении, объяснениях в стадии возбуждения уголовного дела, в протоколах следственных действий личных данных защищаемых лиц;

предупреждение участников следственных действий и лиц, присутствующих при их производстве, о недопустимости разглашения без разрешения следователя данных предварительного следствия, в том числе и сведений о личности защищаемых субъектов(ст. 161 УПК РФ, ст. 310 УК РФ);

предъявление для опознания не самого обвиняемого, а его фотографии или видеоизображения;

предъявление для опознания в условиях, когда опознаваемый как участник следственного действии не видит опознающего;

проведение следственных действий с аудио- и видеопомехами;

использование в процессе производства по уголовному делу аудио- и видеозаписей показаний защищаемых лиц;

прослушивание телефонных и иных переговоров как защищаемых лиц, так и лиц, оказывающих противоправное воздействие;

исключение из материалов дела перед ознакомлением с ним обвиняемого, защитника и из обвинительного заключения и era приложений сведений о защищаемых лицах;

уведомление защищаемых субъектов о принятии уголовно процессуальных решений;

учет мнения защищаемых лиц при принятии ряда уголовно-процессуальных решений.

Подводя итог рассмотрения мер безопасности, применение которых возможно на стадиях предварительного следствия и на досудебных стадиях уголовного судопроизводства, подчеркнем, что, по нашему мнению, следует проводить целенаправленную работу по их внедрению в процесс рассмотрения конкретных уголовных дел, используя уже имеющиеся средства обеспечения безопасности участников уголовного процесса.


Список использованных источников

Нормативные акты

1. Конституция Российской Федерации от 12 декабря 1993 года.

2. Всеобщая декларация прав человека (принята на третьей сессии Генеральной Ассамблеи ООН резолюцией 217 А (III) от 10 декабря 1948 г.)

3. Международный пакт о гражданских и политических правах (Нью-Йорк, 19 декабря 1966 г.)

4. Европейская Конвенция о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года.

5. Европейская Конвенция по предупреждению пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания (Страсбург, 26 ноября 1987 г.) (с изменениями от 4 ноября 1993 г.)

6. Уголовно-процессуальный кодекс РФ от 18 декабря 2001 г. Уголовно-процессуальный кодекс РФ от 18 декабря 2001 г. № 174-ФЗ (с изменениями от 3, 6 декабря 2007 г.).

7. Уголовный кодекс РФ от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ (с изменениями от 9 апреля, 10 мая, 24 июля, 4 ноября, 1, 6 декабря 2007 г.)

8. Уголовно-исполнительный кодекс РФ от 8 января 1997 г. № 1-ФЗ (с изменениями от 6 июня, 19, 21, 24 июля, 2 октября, 1 декабря 2007 г.). Статьи 10 – 13.

9. Федеральный закон от 14 апреля 1999 г. № 77-ФЗ «О ведомственной охране» // Собрание законодательства РФ от 19 апреля 1999 г., № 16, ст. 935 (с изменениями от 15 июня 2006 г., 1 декабря 2007 г.).

10. Федеральный закон от 6 февраля 1997 г. № 27-ФЗ «О внутренних войсках Министерства внутренних дел Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ, 10 февраля 1997 г. № 6, ст. 711 (с изменениями от 7 марта 2005 г., 18, 27 июля 2006 г., 26 июня, 30 октября 2007 г.).

11. Федеральный закон от 21 июля 1997 г. № 118-ФЗ «О судебных приставах» (с изменениями от 29 июня, 22 августа 2004 г., 3 марта 2007 г.)

12. Федеральный закон от 3 апреля 1995 г. № 40-ФЗ «О федеральной службе безопасности» // Собрание законодательства РФ от 10 апреля 1995 г. № 15 ст. 1269, (с изменениями от 22 августа 2004 г., 7 марта 2005 г., 15 апреля, 27 июля 2006 г., 5, 24 июля, 4 декабря 2007 г.).

13. Федеральный закон от 15 июля 1995 г. № 103-ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» //Собрание законодательства РФ от 17 июля 1995 г., № 29, ст. 2759 (с изменениями от 5 февраля, 21, 24 июля, 30 октября 2007 г.).

14. Федеральный закон «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства» от 20 августа 2004 года. // Собрание законодательства РФ. 2004. № 34. Ст. 3534 (с изменениями от 24 декабря 2004 г., 24 июля 2007 г.).

15. Федеральный закон от 20 апреля 1995 г. № 45-ФЗ «О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов» // Собрание законодательства РФ. 1995. № 17. Ст. 1455 (с изменениями от 29 июня, 22 августа 2004 г.).

16. Федеральный закон от 6 марта 2006 г. № 35-ФЗ «О противодействии терроризму» // Собрание законодательства РФ от 13 марта 2006 г. № 11, ст. 1146 (с изменениями от 27 июля 2006 г.).

17. Федеральный закон от 13 декабря 1996 г. № 150-ФЗ «Об оружии» // Собрание законодательства РФ от 16 декабря 1996 г. № 51 ст. 5681 (с изменениями от 18 июля, 29 декабря 2006 г., 24 июля 2007 г.).

18. Федеральный закон от 12 августа 1995 г. № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» // Собрание законодательства РФ от 14 августа 1995 г., № 33, ст. 3349 (с изменениями от 2 декабря 2005 г., 24 июля 2007 г.).

19. Закон РФ от 21 июля 1993 г. № 5485-1 «О государственной тайне» // Собрание законодательства РФ от 13 октября 1997 г., № 41, ст. 4673 (с изменениями от 22 августа 2004 г., 1 декабря 2007 г.).

20. Закон РФ от 5 марта 1992 г. № 2446-I «О безопасности» // Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ, 9 апреля 1992 г., № 15, ст. 769 (с изменениями от 25 июля 2006 г., 2 марта 2007 г.).

21. Об утверждении Правил защиты сведений об осуществлении государственной защиты потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства: постановление Правительства РФ от 3 марта 2007 г. № 134 (правила прилагаются). // Собрание законодательства РФ.-2007. - № 11. - Ст. 1325.

22. Приказ МВД РФ от 21 марта 2007 г. № 281 «Об утверждении Административного регламента Министерства внутренних дел Российской Федерации по исполнению государственной функции обеспечения в соответствии с законодательством Российской Федерации государственной защиты судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов, безопасности участников уголовного судопроизводства и их близких» // Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти от 19 ноября 2007 г. № 47.

23. Приказ МВД РФ от 26 сентября 2007 г. № 836 «О признании утратившими силу некоторых нормативных правовых актов МВД России» // Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти от 19 ноября 2007 г. № 47.

24. Государственная программа «Обеспечения безопасности потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства на 2006-2008 годы»: Утв. постановлением Правительства РФ от 10 апреля 2006 г. № 200 // Собрание законодательства РФ. 2006. № 16. Ст. 1739.

25. Постановление Правительства РФ от 25 октября 2006 г. № 624 «О представлении Президенту Российской Федерации предложения о подписании Соглашения о защите участников уголовного судопроизводства» // Собрание законодательства РФ. 2006. № 44. Ст. 4604.

26. Постановление Правительства Российской Федерации от 27 октября 2006 г. № 630 «Об утверждении Правил применения отдельных мер безопасности в отношении потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства» // Собрание законодательства РФ. 2006. № 45. Ст. 4798.

27. Правила применения отдельных мер безопасности в отношении потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства Утв. постановлением Правительства РФ от 27 октября 2006 г. № 630 // Собрание законодательства РФ. 2006. № 45. Ст. 4798.

28. Постановление Правительства РФ от 11 ноября 2006 г. № 664 «Об утверждении Правил выплаты единовременных пособий потерпевшим, свидетелям и иным участникам уголовного судопроизводства, в отношении которых в установленном порядке принято решение об осуществлении государственной защиты» // Собрание законодательства РФ. 2006. № 47. Ст. 4895.

29. Правила выплаты единовременных пособий потерпевшим, свидетелям и иным участникам уголовного судопроизводства, в отношении которых в установленном порядке принято решение об осуществлении государственной защиты». Утв. постановлением Правительства РФ от 11 ноября 2006 г. № 664. // Собрание законодательства РФ. 2006. № 47. Ст. 4895. (с изменениями от 4 октября 2007 г.).

30. Постановление Правительства РФ от 27 октября 2005 г. № 647 «О возмещении судьям, должностным лицам правоохранительных и контролирующих органов или членам их семей ущерба, причиненного уничтожением или повреждением их имущества в связи со служебной деятельностью» // Собрание законодательства Российской Федерации от 31 октября 2005 г. № 44, ст. 4568.

31. Правила возмещения судьям, должностным лицам правоохранительных и контролирующих органов или членам их семей ущерба, причиненного уничтожением или повреждением их имущества в связи со служебной деятельностью (утв. постановлением Правительства РФ от 27 октября 2005 г. № 647) // Собрание законодательства РФ от 31 октября 2005 г. № 44, ст. 4568.

32. Об утверждении перечня категорий государственных и муниципальных служащих, подлежащих государственной защите: постановление Правительства РФ от 31 декабря 2004 г. № 900. // Собрание законодательства РФ.-2005. - № 2. - Ст. 158.

33. Приказ МВД РФ от 17 ноября 1999 г. № 938 «Об утверждении Инструкции о порядке выдачи табельного боевого ручного стрелкового оружия, боеприпасов и специальных средств сотрудникам органов внутренних дел Российской Федерации на постоянное хранение и ношение» // Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти, 27 декабря 1999 г., № 52.

34. Постановление Правительства РФ от 18 декабря 1997 г. «О порядке выдачи органами внутренних дел Российской Федерации служебного оружия судьям» // Собрание законодательства РФ, 22 декабря 1997 г., № 51, ст. 5818 (с изменениями от 3 февраля 1999 г., 17 апреля 2006 г.).

35. Порядок выдачи органами внутренних дел Российской Федерации служебного оружия судьям (утв. постановлением Правительства РФ от 18 декабря 1997 г. № 1575) // Собрание законодательства РФ, 22 декабря 1997 г., № 51, ст. 5818 (с изменениями от 17 апреля 2006 г.).

36. Постановление Правительства РФ от 17 июля 1996 г. «О Порядке выдачи оружия лицам, подлежащим государственной защите» // Собрание законодательства Российской Федерации, 29 июля 1996 г., № 31, ст. 3723 (с изменениями от 6 февраля, 17 ноября 2004 г.).

37. Определение Конституционного Суда РФ от 17 июля 2007 г. № 622-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Скепского В. В. на нарушение его конституционных прав ч. 9 ст. 166, п. 4 ч. 2 ст. 241, ч. 5 ст. 278 и ч. 6 ст. 355 Уголовно-процессуального кодекса РФ».

38. Определение Конституционного Суда РФ от 17 октября 2006 г. № 422-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы граждан Диденко Виктора Владимировича и Осадской Татьяны Михайловны на нарушение их конституционных прав положениями статей 42, 108 и главы 43 Уголовно-процессуального кодекса РФ».

39. Определение Судебной Коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 1 марта 2005 г. № 24-04-9 «Каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления согласно п. 16 ч. 4 ст. 47, ст. 247, ч. 3 ст. 278 УПК РФ вправе допрашивать показывающих против него свидетелей» // Бюллетень Верховного суда РФ. 2006. № 6.

40. Закон РФ от 21 июля 1993 г. № 5473-I «Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы» // Ведомости Съезда народных депутатов и Верховного Совета РФ от 19 августа 1993 г., N 33, ст. 1316 (с изменениями от 5 марта, 29 июня, 22 августа 2004 г., 5 февраля, 6, 19 июня 2007 г.).

41. Федеральный закон от 17 января 1992 г. № 2202-I «О прокуратуре Российской Федерации» // Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ от 20 февраля 1992 г., № 8, ст. 366 (с изменениями от 17 ноября 1995 г., 15 июля, 4 ноября 2005 г., 2 марта, 5 июня, 24 июля 2007 г.).

42. Закон РФ от 11 марта 1992 г. № 2487-I «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации» // Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ от 23 апреля 1992 г., № 17, ст. 888 (с изменениями от 18 июля 2006 г., 24 июля 2007 г.).

43. Закон РФ от 26 июня 1992 г. № 3132-I «О статусе судей в Российской Федерации» // Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ от 30 июля 1992 г., № 30, ст. 1792 (с изменениями от 22 августа 2004 г., 5 апреля 2005 г., 2 марта, 24 июля 2007 г.).

44. Закон РФ от 18 апреля 1991 г. № 1026-I «О милиции» // Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР от 22 апреля 1991 г., № 16, ст. 503 (с изменениями от 21 марта, 1 апреля, 9 мая 2005 г., 8 июня, 18, 25, 27 июля, 18 декабря 2006 г., 2 марта, 2 октября 2007 г.).

45. Положение о службе в органах внутренних дел Российской Федерации (утв. постановлением Верховного Совета РФ от 23 декабря 1992 г. № 4202-I) // Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ от 14 января 1993 г., № 2, ст. 70. (с изменениями от 1 апреля 2005 г., 2 марта, 1 декабря 2007 г.).

46. Положение о Федеральном агентстве по здравоохранению и социальному развитию (утв. постановлением Правительства РФ от 30 июня 2004 г. № 325) // Собрание законодательства РФ от 12 июля 2004 г. № 28, ст. 2902 (с изменениями от 10 апреля, 30 октября 2006 г.).

47. Постановление Правительства РФ от 30 июня 2004 г. № 325 «Об утверждении Положения о Федеральном агентстве по здравоохранению и социальному развитию» // Собрание законодательства РФ от 12 июля 2004 г. № 28, ст. 2902 (с изменениями от 10 апреля, 30 октября 2006 г.).

48. Постановление Правительства РФ от 25 августа 1999 г. № 936 «О дополнительных мерах по социальной защите членов семей военнослужащих и сотрудников органов внутренних дел, Государственной противопожарной службы, уголовно-исполнительной системы, непосредственно участвовавших в борьбе с терроризмом на территории Республики Дагестан и погибших (пропавших без вести), умерших, ставших инвалидами в связи с выполнением служебных обязанностей» // Собрание законодательства РФ от 30 августа 1999г. № 35 ст. 4321 (с изменениями от 4 октября, 22 декабря 2006 г.)

49. Приказ Минюста РФ от 27 декабря 2006 г. № 384 «Об утверждении Административного регламента исполнения государственной функции по обеспечению в соответствии с законодательством Российской Федерации установленного порядка деятельности судов» // Бюллетень Министерства юстиции РФ. 2007. № 2.

50. Приказ МВД РФ от 28 декабря 2006 г. № 1105 «Об утверждении административного регламента Федеральной миграционной службы по предоставлению государственной услуги по выдаче, замене и по исполнению государственной функции по учёту паспортов гражданина Российской Федерации, удостоверяющих личность гражданина Российской Федерации на территории Российской Федерации» // Российская газета, № 35, 17.02.2007.

51. Приказ МВД РФ от 2 июля 2003 г. № 510 «Об утверждении Временного положения об Отряде милиции специального назначения «Рысь» Службы криминальной милиции Министерства внутренних дел Российской Федерации» // Бюллетень текущего законодательства. 2003 г. Выпуск № 3.

52. Инструкция о порядке возмещения ущерба в случае гибели (смерти) или причинения увечья сотруднику органов внутренних дел, а также ущерба, причиненного имуществу сотрудника органов внутренних дел или его близких. Утв. приказом МВД от 15 октября 1999 г. № 805 (с изменениями от 11 января 2001 г., 27 февраля 2003 г.) // Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти, № 43, от 25 октября 1999 г.

53. Инструкция о порядке проведения обязательного государственного страхования жизни и здоровья сотрудников органов внутренних дел, военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, в системе МВД России. Утв. приказом МВД РФ от 16 декабря 1998 г. № 825 //Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти от 15 февраля 1999 г., № 7.

54. Инструкция по применению положения о порядке возмещение ущерба, причинённого гражданину незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда (с изменениями, внесенными решением Верховного Суда РФ от 05.04.2004 № ГКПИ 03-1383).

Учебники, монографии, статьи

1. Адигамова Г.З. Следственные действия в российском уголовном судопроизводстве: методические рекомендации / Адигамова Г.З. - Уфа: УЮИ МВД РФ, 2005.

2. Аминев Ф.Г. Криминалистика: в 2-х ч.. Ч. II. Криминалистическая тактика. Криминалистическая методика: курс лекций / Аминев Ф.Г.-Уфа: УЮИ МВД РФ, 2005.-224с.

3. Бобраков И.А. Некоторые вопросы превенции посягательств в отношении лиц, участвующих в уголовном судопроизводстве: международный опыт / Бобраков И.А. // "Черные дыры" в Российском законодательстве.-2005. - № 2. - С. 408-410.

4. Бобраков И.А. Индивидуальное предупреждение органами внутренних дел насильственных посягательств в отношении лиц, вовлеченных в уголовное судопроизводство // «Черные дыры» в российском законодательстве.-2005. - № 3. - С. 296-300. 0236-4964.

5. Бойков А.Д. Жертвы преступности // Мировой судья.-2006. - № 9. - С. 14-18; № 10. - С. 23-26.

6. Брусницин Л. В. Проблемы формирования российского законодательства о защите лиц, содействующих уголовному правосудию // Государство и право. 2004. № 2. С. 32-40.

7. Брусницын Л. Псевдонимы в уголовном процессе. // Законность.-2005. - № 1. - С. 23-25.

8. Брусницын Л. Псевдонимы в уголовном процессе. // Законность.-2005. - № 2. - С. 15-17.

9. Брусницын Л.В. Меры пресечения - меры безопасности для участников уголовного процесса // Российская юстиция.2005. № 6. С.22-24.

10. Буланова Н.В. Заключение под стражу при предварительном расследовании преступлений / Под ред. М.Е.Токаревой. – М., 2005.

11. Булатов Б.Б. Меры пресечения в уголовном процессе: учебно-практическое пособие. - М.: ВНИИ МВД России, 2005.

12. Воронов А.М. Гносеологические корни понятия безопасности: исторический экскурс // Юрист. 2004. № 4.

13. Гафаров И.М. Юридический словарь терминов и определений по уголовному процессу: учебное пособие / Гафаров И.М., Николаев Е.М.-Уфа: УЮИ МВД РФ, 2004.

14. Галузин А.Ф. Безопасность как принцип и функция права. // Право и политика.-2004. - № 11. - С. 4-18.

15. Галузин А. О теории безопасности уголовного процесса // Уголовное право.-2004. - № 1. - С.61-63.

16. Галузин А.Ф. Принцип «правовой безопасности» и система уголовного, уголовно-процессуального, оперативно-розыскного законодательства России. //Право и политика.-2005. - № 4. - С. 48-61.

17. Галузин А.Ф. Принцип «правовой безопасности» системы уголовного, уголовно-процессуального, оперативно-розыскного законодательства и прокурорского надзора // «Черные дыры» в Российском законодательстве.-2005. - № 4. - С.123-137. 0236-4964.

18. Гирько С.И. Роль и функции милиции в уголовном процессе России: Монография. – М., 2005.

19. Горшенков Г.Г. Безопасность личности в уголовном судопроизводстве (критический анализ концепции)//Российский судья. 2005. № 9. С. 16-18.

20. Гребенщикова Л. Уголовно-процессуальные меры обеспечения безопасности участников уголовного судопроизводства //Адвокат.-2005. - № 12. - С. 23-25.

21. Григорьев Ф.Г. Проблема анонимных свидетелей //Уголовный процесс.-2006. - № 1. - С. 51-55.

22. Григорьев Ф.Г. Право свидетеля и других участников уголовного судопроизводства на обеспечение их безопасности // Вестник МУ Сер. 11 Право.-2006. - № 3. - С. 91- 103.

23. Громов Н.А. Гарантии права на защиту обвиняемого в досудебных стадиях по УПК РФ: Учебно-практическое пособие. – М., 2005.

24. Гурбанов А.Г. Развитие правового института безопасности участников уголовного судопроизводства // История государства и права.-2007. - № 6. - С. 22-23.

25. Епихин А.Ю. Обеспечение безопасности личности в уголовном судопроизводстве. Монография. – СПб., 2004.

26. Епихин А. Ю. Некоторые вопросы применения мер безопасности личности в сфере уголовного судопроизводства // Закон. 2004. № 9. С. 123-125.

27. Захарцев С.И. Оперативно-розыскные мероприятия: общие положения: монография. – СПб. 2004.

28. Зайцев О.А. Государственная защита участников уголовного процесса. – М.: Экзамен, 2001.-512с.

29. Зникин В. Проблемы объективизации и безопасности в уголовном судопроизводстве //Уголовное право.-2005. - № 3.- С.80-82.

30. Информационная безопасность и компьютерные технологии в деятельности правоохранительных органов: межвузовский сборник. Вып. 6 / [под ред.В.Н.Черкасова].-Саратов: Саратовский юрид. ин-т, 2007.-210 с.

31. Кашепов В.П. О гарантиях уголовно-правовой защиты безопасности личности // Журнал российского права. 2005.№12.С.105-118.

32. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (отв. ред. В.М. Лебедев). – «Юрайт», 2007 г.

33. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РФ / отв. ред. В.И.Радченко; науч. ред. В.Т.Томин, М.П.Поляков.-2-е изд., перераб. и доп.-М.: Юрайт, 2006.

34. Кобцова Т.С., Кобцов П.В., Смушкин А.Б. Комментарий к федеральному закону от 20 августа 2004 г. № 119-ФЗ «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства» - ООО «Новая правовая система», 2006 г.

35. Корнелюк О.В. Уголовно-процессуальные способы обеспечения безопасности участников уголовного судопроизводства // «Черные дыры» в российском законодательстве.-2007. - № 1. - С. 244-247.

36. Криминалистика: учебник для вузов.-3-е изд., перераб. и доп. / Т.В. Аверьянова, Р.С. Белкин, Ю.Г. Корухов и др.-М.: НОРМА, 2007.-928 с.

37. Левченко О.В. Обеспечение личной безопасности обвиняемого, содействующего уголовному судопроизводству / Левченко О.В. // Российский следователь.-2007. - № 15. - С. 6-8.

38. Лозовицкая Г.П. Уголовная ответственность за преступления против правосудия: Монография / Под ред. Ю.М.Антоняна. – М., 2007.

39. Лозовицкая Г.П. Проблемы безопасности участников правосудия // Российский следователь.-2007. - № 16. - С. 9-11.

40. Лютынский А.М. Обеспечение безопасности допрашиваемых осужденных при расследовании преступлений, совершенных в исправительном учреждении // «Черные дыры» в российском законодательстве.-2006. - № 4. - С. 98-101.

41. Макеева Н.В. Процессуальные аспекты обеспечения безопасности свидетеля в уголовном судопроизводстве: Монография. – Калининград. 2005.

42. Макеева Н.В. Угрозы безопасности участников уголовного судопроизводства // Закон и право.-2007. - № 8. - С. 64-65.

43. Макеева Н.В. Формирование правовых основ системы безопасности участников уголовного судопроизводства // Закон и право.-2007. - № 7. - С. 80-81.

44. Маркелов С.В. Уголовно-процессуальные и научные основы обеспечения безопасности участников уголовного процесса в учреждениях Федеральной службы исполнения наказаний России // Российский следователь.-2007. - № 2. - С. 7-9.

45. Международные акты по вопросам уголовного судопроизводства: хрестоматия. В 3-х т. Т.1: документы ООН /сост. З.Д.Еникеев, Л.М.Аширова, Е.Г.Васильев Е.Г.; Федеральное агентство по образованию, БашГУ.-Уфа: БашГУ, 2007.

46. Минаев В.А. Новейшие достижения технического прогресса в области защиты информации // Деятельность полиции и безопасность в технологически развитом обществе. Материалы международного семинара 16-17 декабря 2004 г.- М., 2005.

47. Могутин Р.И. и др. Использование средств дактилоскопии для сохранения в тайне данных о лицах, содействующих уголовному судопроизводству // Вестник криминалистики.-2004.№ 2. С. 70-72.

48. Москалькова Т. О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства. // Профессионал.-2004. - № 5. - С. 15-17.

49. Новикова М.В. Институт безопасности в уголовном судопроизводстве и пути его совершенствования // Российский судья.-2007. - № 7. - С. 38-41.

50. Новикова М.В. Проблемы обеспечения безопасности лиц, участвующих в уголовном судопроизводстве, при проведении опознания в соответствии с ч. 8 статьи 193 УПК РФ и пути их преодоления // "Черные дыры" в российском законодательстве.-2006. - № 4. - С. 143-145.

51. Новый закон о защите потерпевших и свидетелей: Научно-практическое пособие / Авт.-сост. А.Ю.Шумилов. – М., 2005.

52. Попов К.И. Процессуальные аспекты контроля и записи телефонных и иных переговоров: монография. - Челябинск: Челябинский юрид. ин-т МВД России, 2006.

53. Поспеев К.Ю. Типовые действия и приемы личной безопасности сотрудников ОВД в составе служебных нарядов и групп оперативного построения при проведении специальных операций: учебное пособие / Поспеев К.Ю.-Челябинск: Челябинский юрид. ин-т МВД РФ, 2007.- 40 с.

54. Правовые основы оперативно-розыскных мероприятий: Научно-практическое пособие / Под ред. Е.М. Рябкова. – М., 2004.

55. Преступления против правосудия / Под ред. А.В.Галаховой. – М., 2005.

56. Прослушивание телефонных переговоров в оперативно-розыскной деятельности: учебное пособие / Под общ. ред. Сальникова В.П. – СПб. 2005.

57. Рахматуллин Р.Р. Меры по нейтрализации воздействия на потерпевшего и свидетелей // Вестник УЮИ 2004. № 1.

58. Савельева М.В. Процессуальные и статистические возможности защиты информации в уголовном судопроизводстве // Вестник криминалистики.-2006.-№ 2(8).- С. 8 - 14.

59. Смирнов А.В., Калиновский К.Б. Уголовный процесс: Учебник для вузов /2-е изд. Под общ. ред. А.В.Смирнова – СПб, 2006.

60. Снежко О.А. Эффективность законодательной защиты прав граждан // Современное право.-2005. - № 6. - С. 12-17.

61. Снежко О.А. Защита прав граждан - основная обязанность Российского государства // Право и политика.-2005. - №10. - С. 103-114.

62. Степанов А.А. Проблемы обеспечения безопасности участников уголовного судопроизводства по делам о преступлениях, совершенных организованными преступными группами. // Вестник криминалистики.-2004. - Вып.3. - С. 60-66.

63. Сто тысяч за свидетеля. Государство будет отвечать рублём за безопасность ключевых участников суда // Российская газета. 2006. 17 ноября.

64. Судебная практика к уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. В.М. Лебедева; науч. ред. В.П. Божьев. - М.: Спарк, 2005.

65. Тисен А.В. Гарантии безопасности участников уголовного процесса // Уголовный процесс.-2006. - № 12. - С. 53-56.

66. Трунов И. Социально-правовые гарантии возмещение вреда лицам, участвующим в борьбе с терроризмом // Профессионал.-2005. - № 3. - С. 14-16.

67. Уголовно-процессуальное право Российской Федерации: учебник / отв. ред. Петрухин И.Л.; Ин-т гос. и права Российской академии наук.-2-е изд., перераб. и доп.-М.: Проспект, 2007.

68. Фадеева М.П. Утверждена Программа «Обеспечение безопасности потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства на 2006-2008 годы» // Российский следователь.-2006. - № 12. - С. 5-6.

69. Фадеева М.П. О государственной защите лиц, содействующих уголовному судопроизводству при производстве допроса // Адвокат. 2006. № 9.

70. Федорова О.В. Проблемы применения мер безопасности в отношении участников уголовного судопроизводства // «Черные дыры» в российском законодательстве.-2006. - № 4. - С. 512-513.

71. Фёдоров А.В. Правовое регулирование содействия граждан органам, осуществляющим ОРД: монография. – СПб. 2005.

72. Фоменко А.Н. Государственная защита лиц, потерпевших от преступления // Российский следователь.-2006. - № 7. - С.57-58.

73. Фомин И.П. Личная безопасность сотрудников органов внутренних дел: учебно-практическое пособие /Фомин И. П.-Челябинск: Челябинский юрид. ин-т МВД РФ, 2006.-66 с.

74. Чекулаев Д. Применение мер безопасности в отношении потерпевших и других участников процесса. // Законность.-2005.-№ 5.-С. 30-32.

75. Чекулаев Д. Процессуальные права потерпевших на досудебных стадиях уголовного процесса // Законность.-2007. - № 2. - С. 19-20.

76. Халиков А. Обеспечение безопасности при сокрытии данных о личности // Законность.-2007. - № 10. - С. 45-47.

77. Юридический словарь / под общ. ред. В. Т. Гайкова -2-е изд., доп. и перераб. - Ростов н/Д: Феникс, 2006.

78. Яшин А. Профилактика посягательств на потерпевших и свидетелей // Профессионал.-2007. - № 2. - С. 29-31.


[1] Европейская Конвенция о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года.

[2] Конституция Российской Федерации от 12 декабря 1993 года.

[3] Международный пакт о гражданских и политических правах (Нью-Йорк, 19 декабря 1966 г.).

[4] Всеобщая декларация прав человека (принята на третьей сессии Генеральной Ассамблеи ООН резолюцией 217А (III) от 10 декабря 1948 г.).

[5] См.: Ст. 2 Европейской социальной хартии. – М.: Юрист, 1998. С.34.

[6] Зайцев О.А. Государственная защита участников уголовного процесса. – М.: Экзамен, 2001. С.30.

[7] Уголовно-процессуальный кодекс РФ от 18 декабря 2001г. № 174-ФЗ (с изменениями 2008 г.).

[8] Федеральный закон «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства» от 20 августа 2004 года. // Собрание законодательства РФ. 2004. № 34. Ст. 3534 (с изменениями от 24 декабря 2004 г., 24 июля 2007 г.).

[9] Адигамова Г.З. Следственные действия в российском уголовном судопроизводстве: методические рекомендации / Адигамова Г.З. - Уфа: УЮИ МВД РФ, 2005. С.34.

[10] Марченко С.Л. Обеспечение безопасности участников уголовного процесса: Дис. канд. юрид. наук. - М.: 1994. С. 98.

[11] Булатов Б.Б. Меры пресечения в уголовном процессе: учебно-практическое пособие. - М.: ВНИИ МВД России, 2005. С.45.

[12] Брусницин Л. В. Проблемы формирования российского законодательства о защите лиц, содействующих уголовному правосудию // Государство и право. 2004. № 2. С. 32-40.

[13] Корнелюк О.В. Уголовно-процессуальные способы обеспечения безопасности участников уголовного судопроизводства // «Черные дыры» в российском законодательстве.-2007. - № 1. - С. 244-247.

[14] Аминев Ф.Г. Криминалистика: в 2-х ч.. Ч. II. Криминалистическая тактика. Криминалистическая методика : курс лекций / Аминев Ф.Г.-Уфа : УЮИ МВД РФ, 2005. С.47.

[15] Епихин А. Ю. Некоторые вопросы применения мер безопасности личности в сфере уголовного судопроизводства // Закон. 2004. № 9. С. 123-125.

[16] Григорьев Ф.Г. Проблема анонимных свидетелей //Уголовный процесс.-2006. - № 1. - С. 51-55.

[17] Федеральный закон от 15 июля 1995 г. № 103-ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» //Собрание законодательства РФ от 17 июля 1995 г., № 29, ст. 2759 (с изменениями от 5 февраля, 21, 24 июля, 30 октября 2007 г.).

[18] Москалькова Т. О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства. // Профессионал.-2004. - № 5. - С. 15-17.

[19] Маркелов С.В. Уголовно-процессуальные и научные основы обеспечения безопасности участников уголовного процесса в учреждениях Федеральной службы исполнения наказаний России // Российский следователь.-2007. - № 2. - С. 7-9.

[20] Уголовно-исполнительный кодекс РФ от 8 января 1997 г. № 1-ФЗ (с изменениями от 6 июня, 19, 21, 24 июля, 2 октября, 1 декабря 2007 г.). Статьи 10 – 13.

[21] Постановление Правительства Российской Федерации от 27 октября 2006 г. № 630 «Об утверждении Правил применения отдельных мер безопасности в отношении потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства» // Собрание законодательства РФ. 2006. № 45. Ст. 4798.

[22] Брусницын Л. Псевдонимы в уголовном процессе. // Законность.-2005. - № 2. - С. 15-17.

[23] Воронов А.М. Гносеологические корни понятия безопасности: исторический экскурс // Юрист. 2004. № 4.

[24] Гафаров И.М. Юридический словарь терминов и определений по уголовному процессу: учебное пособие / Гафаров И.М., Николаев Е.М.-Уфа: УЮИ МВД РФ, 2004. С.45.

[25] Бобраков И.А. Индивидуальное предупреждение органами внутренних дел насильственных посягательств в отношении лиц, вовлеченных в уголовное судопроизводство // «Черные дыры» в российском законодательстве.-2005. - № 3. С. 296-300.

[26] Гребенщикова Л. Уголовно-процессуальные меры обеспечения безопасности участников уголовного судопроизводства //Адвокат.-2005. - № 12. С. 23-25.

[27] Бобраков И.А. Некоторые вопросы превенции посягательств в отношении лиц, участвующих в уголовном судопроизводстве: международный опыт / Бобраков И.А. // "Черные дыры" в Российском законодательстве.-2005. - № 2. - С. 408-410.

[28] Григорьев Ф.Г. Право свидетеля и других участников уголовного судопроизводства на обеспечение их безопасности // Вестник МУ Сер. 11 Право.-2006. - № 3. - С. 91- 103.

[29] Уголовный кодекс РФ от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ (с изменениями от 9 апреля, 10 мая, 24 июля, 4 ноября, 1, 6 декабря 2007 г.).

[30] Определение Конституционного Суда РФ от 21.04.2005 N 240-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Ермакова Михаила Борисовича на нарушение его конституционных прав частью девятой статьи 166, частью пятой статьи 193 и частью пятой статьи 278 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» // СПС КонсультантПлюс, 2007.

[31] Европейский суд по правам человека. Избранные решения. Т. 2. М.: Норма, 2000. С. 440 - 454.

[32] Так, Верховный Суд РФ признал фальсификацией протокол допроса, в котором вместо потерпевшей было указано другое лицо, так как это было сделано произвольно и без применения мер безопасности. См.: Определение Верховного Суда РФ N 58-о05-30 от 17.08.2005 // СПС КонсультантПлюс, 2007.

[33] Определение Конституционного Суда РФ от 21.04.2005 N 240-О.

[34] Галузин А.Ф. Принцип «правовой безопасности» системы уголовного, уголовно-процессуального, оперативно-розыскного законодательства и прокурорского надзора // «Черные дыры» в Российском законодательстве.-2005. - № 4. - С.123-137.

[35] Гурбанов А.Г. Развитие правового института безопасности участников уголовного судопроизводства // История государства и права.-2007. - № 6. - С. 22-23.

[36] Захарцев С.И. Оперативно-розыскные мероприятия: общие положения: монография. – СПб. 2004. С.34.

[37] Брусницын Л.В. Меры пресечения - меры безопасности для участников уголовного процесса // Российская юстиция.2005. № 6. С.22-24.

[38] Зникин В. Проблемы объективизации и безопасности в уголовном судопроизводстве //Уголовное право .-2005. - № 3.- С.80-82.

[39] Кашепов В.П. О гарантиях уголовно-правовой защиты безопасности личности // Журнал российского права. 2005.№12.С.105-118.

[40] Новикова М.В. Институт безопасности в уголовном судопроизводстве и пути его совершенствования // Российский судья.-2007. - № 7. - С. 38-41.

[41] Новый закон о защите потерпевших и свидетелей: Научно-практическое пособие / Авт.-сост. А.Ю. Шумилов. – М., 2005. С.23.

[42] Международные акты по вопросам уголовного судопроизводства: хрестоматия. В 3-х т. Т.1: документы ООН /сост. З.Д.Еникеев, Л.М.Аширова, Е.Г.Васильев Е.Г.; Федеральное агентство по образованию, БашГУ.-Уфа: БашГУ, 2007. С.45.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий