регистрация / вход

Понятие и правовая природа принудительных мер воспитательного характера

Оглавление Введение Глава 1. История развития принудительных мер воспитательного характера в России Глава 2. Понятие и правовая природа принудительных мер воспитательного характера

Оглавление

Введение

Глава 1. История развития принудительных мер воспитательного характера в России

Глава 2. Понятие и правовая природа принудительных мер воспитательного характера

Глава 3. Применение и содержание принудительных мер воспитательного характера

Заключение

Библиография

Введение

Актуальность курсовой работы. В структуре общества молодежь рассматривается как одна из самых многочисленных возрастных групп населения, занимающая заметное место в политической и культурной жизни, системе трудового потенциала страны. Кроме того, она выступает и как потребитель накопленных предыдущими поколениями духовных и материальных ценностей. Однако сегодня нет особой нужды доказывать очевидную опасность того, что именно молодежь, подростки совершают самые тяжкие преступления.

В последние годы наметился не только общий рост преступности, но и увеличение доли преступлений, совершаемых несовершеннолетними, а это не может не беспокоить. Дальнейший рост преступности несовершеннолетних может привести к непоправимым последствиям и ставит под угрозу все российское общество. Наличие большого числа несовершеннолетних преступников говорит об отклоняющемся развитии подростков, которым через некоторое время суждено стать стержнем нации. Подростку надо утвердиться в жизни, но часто это не может произойти по независящим от него причинам, и тогда происходит озлобление на общество, стремление заявить о себе противозаконным путем. В данном процессе ключевая роль отводится государству, которое должно проводить грамотную политику по отношению к несовершеннолетним.

Предупреждение и устранение указанных процессов, защита детей и подростков от негативного влияния, создание нормальных условий для их социально значимого развития должны стать ведущими направлениями в сфере предупреждения личностных деформаций несовершеннолетних.

Несовершеннолетние пользуются особой защитой страны. Правительство, исходя из того, что несовершеннолетние в силу собственного возраста не могут в полной мере обдумывать значение собственных действий, ограничивает их способность своими действиями получать права, создавать для себя обязанности и нести юридическую ответственность, а также устанавливает особый порядок воплощения их прав.

Цель курсовой работы – уголовно-правовая характеристика наказания как центрального института уголовного права.

Задача - дать понятие наказания, определить цели, раскрыть систему и виды наказания.

При выполнении работы использовались нормативно-правовые акты- Конституция Российской Федерации, Уголовный кодекс РФ, другие нормативно-правовые акты; использовались материалы судебной практики, монографии российских ученых.

Данная тема достаточно подробно освещена в научной и учебной литературе.


Глава 1. История развития принудительных мер воспитательного характера в России

В текстах первых памятников древнерусского права - Русская Правда, Судебник 1550 г. (Ивана IV Грозного), Судебник царя Федора Ивановича 1589 г. - нет норм, четко определяющих возраст привлечения к уголовной ответственности, понятие вменяемости, а тем более особенности уголовной репрессии в отношении несовершеннолетних. Лишь в нормах Соборного уложения 1649 г. впервые в истории развития российского уголовного права была сделана попытка определения специальных мер уголовно-правового воздействия в отношении несовершеннолетних. В соответствии со ст. 6 Уложения царя Алексея Михайловича дети полностью подчинялись родительской власти. Поэтому в случае, когда "сын или дочь учнет бити челом о суде на отца или матерь, да их же за такое челобитье бити кнутом и отдать их отцу и матери"[1] . Родители обладали правом наказывать своих детей розгами, а в конце XVIII в. им было разрешено отдавать своих непослушных детей в смирительные дома, внаем на срок до пяти лет. Таким образом, по своему карательно-воспитательному потенциалу применяемые в тот период меры в большей степени являются прообразом принудительных мер воспитательного воздействия (п. "б" ч. 2 ст. 90 УК РФ - передача под надзор родителей или лиц, их заменяющих, либо специализированного государственного органа), чем наказания.

Дальнейшее развитие российского уголовного законодательства, учитывая накопленный веками опыт, шло по пути дифференциации уголовной ответственности с учетом возрастных особенностей лица, совершившего общественно опасное деяние, допуская применение к несовершеннолетним правонарушителям уголовно-правовых средств, являющихся альтернативой наказанию. Так, в эпоху царствования Петра I в толковании артикула 195 Воинских артикулов от 25 января 1715 г. сказано: "Наказание воровства обыкновенно умаляется или весьма отставляется, ежели... вор будет младенец, которых дабы заранее от сего отучить, могут от родителей своих лозами наказаны быть"[2] . Вместе с тем о возрасте младенца в законе ничего не говорится, поэтому трудно определить, с какого возраста младенец освобождался от уголовной ответственности за совершенное им противоправное деяние.

Шагом вперед в развитии уголовного законодательства России явилось Уложение о наказаниях уголовных и исправительных от 15 августа 1845 г. В соответствии со ст. 144 Уложения уголовному наказанию подлежало лицо в возрасте не менее 10 лет. Статья 143 предоставляла суду право устанавливать, "с разумением" или "без разумения" действовал малолетний в возрасте от 10 до 14 лет. Если выяснялось последнее, то наказание практически не определялось, "дети отдавались родителям или благонадежным родственникам для строгого за ними присмотра, исправления и наставления, между прочим, и через духовника их или другого священнослужителя"[3] . Указанную меру, применяемую в отношении малолетних, можно считать прообразом определяемой сегодня принудительной меры воспитательного воздействия в виде передачи под надзор родителей или лиц, их заменяющих, либо специализированного государственного органа (п. "б" ч. 2 ст. 90 УК РФ). К таковой можно отнести и "домашнее исправительное наказание" под надзором родителей или опекунов, применяемое в соответствии со ст. 148 Уложения в отношении несовершеннолетних от 14 лет до 21 года "за преступления, учиненные по неосторожности"[4] .

В обязательном порядке смягчалось наказание, назначаемое лицам, совершившим преступление в возрасте от 10 до 14 лет. Несовершеннолетние в возрасте от 14 лет до 21 года согласно ст. 145 Уложения подвергались тем же наказаниям, что и взрослые преступники, только с некоторым смягчением: "...наказания телесные над ними, которые по состоянию своему от оных не изъяты, совершаются не через палачей, а через полицейских служителей и не плетьми, а розгами, и что время работ, к коим они приговариваются, сокращаются одною третью; а в случаях, когда их следовало приговорить к каторжной работе в рудниках без срока, они приговариваются к каторжным работам в рудниках на двадцать лет"[5] . Таким образом, уголовная ответственность и наказуемость деяния по Уложению 1845 г., хотя и наступала с 10-летнего возраста, но в полном объеме преступник мог отвечать по закону только при достижении им совершеннолетия, т.е. когда ему исполнится 21 год. До достижения указанного возраста к правонарушителю суд в качестве альтернативы наказанию мог использовать предусмотренный законом широкий спектр принудительно-воспитательных мер.

Значимость применительно к исследуемому вопросу Уложения о наказаниях уголовных и исправительных определяется и тем, что в нем впервые в отечественном законодательстве предусматривались так называемые исправительные приюты, заменяющие наказания для малолетних. Указанная мера рассматривалась как судебно-карательная, так как могла быть назначена только судом в отношении лица, признанного виновным в совершении преступления. В соответствии со ст. 55 Уложения помещение в приют назначалось вместо других наказаний. Уложение предусматривало возможность заменять помещение в исправительные приюты помещением в особые отделения при тюрьмах. В своем решении суд должен был определить, какому наказанию подлежал бы виновный за содеянное, если бы он был совершеннолетним, и, если дозволяет закон, заменить наказание отдачей в приют. Таким образом, суд должен был указать в приговоре и то и другое взыскание, которому должен подвергнуться малолетний на тот случай, если в приюте "не окажется достаточно помещения"[6] . Кроме помещения несовершеннолетних в приют Уложение предусматривало использовать в этих целях исправительно-воспитательные заведения. Указанная мера применялась к лицам, которым содеянное не вменено и которые, следовательно, не подлежали наказанию. Как указывалось в Уложении, "отдача в исправительно-воспитательные заведения есть такая же мера безопасности, как и по отношению к преступникам-душевнобольным"[7] .

Приюты устраивались Правительством, но независимо от этого к их учреждению призывались земство, общества и духовенство, а также и частные лица. Следует указать, что Правительство поощряло создание общественных и частных приютов. Указанные заведения пользовались государственной поддержкой, так, если приют земледельческий, то ему в пользование отводился казенный участок земли; все принадлежащее приюту недвижимое имущество освобождалось от сборов в пользу казны; тюремные комитеты выделяли из арестантских сумм средства, равнозначные тем, которые необходимы для содержания арестантов[8] .

Помещенные на основании судебного решения в приют несовершеннолетние содержались там до исправления, причем продолжительность их пребывания не могла быть менее года. Определение срока пребывания подростков в указанном заведении являлось исключительной компетенцией администрации заведения, где содержался несовершеннолетний. По Уложению срок пребывания в приюте заканчивался с достижением несовершеннолетним возраста 21 года. Администрация приюта могла освобождать воспитанников и условно (на срок до шести месяцев), но при установлении "дурного поведения" освобожденный возвращался в приют. Условно освобождаемые часто помещались до достижения ими возраста 18 лет к "благонадежным" мастерам, в промышленные заведения, устраивались на сельские или иные работы[9] . По выходе из приюта несовершеннолетний состоял под так называемым покровительством заведения, в котором он воспитывался. Администрация приюта заботилась о будущем подростка, как правило, с согласия и от имени несовершеннолетнего заключала договоры с мастерами или заведениями[10] .

Помимо помещения несовершеннолетних в специализированные приюты ст. 137, 138 Уложения в качестве меры, заменяющей наказание малолетним, предусматривали заключение в монастырь. Указанная принудительная мера была введена в Уложение в 1895 г., так как, по мнению комиссии Государственного совета, она как способами надзора, так и путем религиозных наставлений прямо и благонадежно вела к исправлению, заменяя для малолетних многие виды наказаний[11] . В процессе дальнейшего реформирования законодательства применение указанной выше меры ограничилось, так как на первый план выдвигалась передача в исправительные приюты, а помещение в монастыри являлось только мерой, заменяющей передачу в приюты. Кроме того, по действовавшему в тот период Уложению число случаев такой передачи было еще более ограничено, так как в монастыри могли быть помещены только несовершеннолетние женского пола при условии, что помещение в исправительные заведения представлялось невозможным. Кроме того, уголовный закон указывал только сроки содержания малолетних в монастыре, а сам порядок содержания оставался неопределенным[12] .

Уголовное уложение 1903 г. (хотя оно и не было полностью принято) является последним крупным законодательным актом Российской империи в области материального уголовного права. В Уголовном уложении нашли отражение не только вопросы, касающиеся особенностей уголовной ответственности несовершеннолетних, но определялся и порядок применения к подросткам мер воспитательного воздействия. Уголовное уложение 1903 г. переняло закрепленную Уложением о наказаниях уголовных и исполнительных 1845 г. систему воспитательно-исправительных заведений для несовершеннолетних, не изменив ни их виды, ни условия помещения в них подростков. Число мер, заменяющих наказание для подростков, Уголовное уложение 1903 г. дополнило внушением от суда, которому подлежали несовершеннолетние от 10 до 17 лет вместо ареста или денежной пени, причем порядок применения этой меры зависел от усмотрения судьи. Указанный род взыскания подразделялся на три вида: выговор, замечание и внушение. Выговор представлял открытое осуждение действий и поступков виновного лица, он мог быть "более или менее строгим, с внесением в формуляр или без внесения"[13] . Замечание представляло поставление на вид "неправильных" действий виновного, а внушение - объяснение противозаконности его поступка[14] .

Таким образом, обзор дореволюционного законодательства указывает на преемственность таких концептуальных положений в современном отечественном праве, как специальное регулирование уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних; "ступенчатость" границ уголовной ответственности; более мягкие виды и сокращенные сроки наказаний, а также возможность назначать меры, заменяющие наказание, - прообразы ныне применяемых принудительных мер воспитательного воздействия. В начале XX в. в России существовала развитая система лечебно-воспитательных и исправительно-воспитательных заведений для несовершеннолетних преступников. Кроме сети учреждений, реализующих принудительные меры воспитательного воздействия, связанных с изоляцией подростка от общества, законодательство предусматривало широкий спектр мер, не связанных с изоляцией несовершеннолетнего от общества, таких, как выговор, замечание, внушение от суда.

В первые годы после революции 1917 г. была предпринята попытка перейти от идеи смягчения ответственности и наказания несовершеннолетних к почти полной замене их воспитательными мерами. Уголовное законодательство этого периода, исключив несовершеннолетних из сферы уголовного судопроизводства, уделяло внимание воспитательной стороне их исправления, допуская назначение наказания подросткам лишь в исключительных случаях (совершение несовершеннолетним особо тяжких преступлений против жизни и злостный рецидив).

Роль принудительных мер воспитательного воздействия в истории отечественного уголовного права не оставалась неизменной. Так, советский период характеризуется борьбой абстрактно-гуманистической идеи максимальной экономии репрессии и идеи усиления уголовной репрессии как основного способа быстро покончить с преступностью в среде несовершеннолетних. Особая заслуга в сохранении и развитии специфического подхода к несовершеннолетним преступникам принадлежала в период ужесточения уголовного законодательства практике, которая смягчала в процессе правоприменения жесткие требования закона.

Либеральный подход к ответственности несовершеннолетних приобрел свое окончательное завершение в УК РФ 1996 г., в котором особенности уголовной ответственности указанных лиц выделены законодателем в самостоятельный раздел (V). Следует отметить, что действующий УК РФ, основываясь на принципе гуманизма и намерении исправить несовершеннолетних, обоснованно сочетает меры воспитательного воздействия и наказания[15] .

Глава 2. Понятие и правовая природа принудительных мер воспитательного характера

На данный момент УК располагает четырьмя видами мер воспитательного воздействия, содержание которых раскрывается в ст. 91 УК. Это предупреждение, передача под надзор, возложение обязанности загладить причиненный вред и ограничение досуга. Помимо этого, ст. 92 УК предусматривает еще одно положение - о помещении несовершеннолетнего в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа.

Избранный законодателем подход к определению в УК способов воспитательного воздействия на подростков порождает немало вопросов в среде ученых. Помимо того что в законе нет четкой классификации названных мер, включение многих из них в УК, не имеет под собой реальной почвы. Некоторые меры не только не могут обеспечивать достижение целей уголовной ответственности, но и по своим признакам не соответствуют сущности уголовно-правового принуждения.

Прежде всего это касается предупреждения, которое согласно ст. 91 УК состоит в разъяснении несовершеннолетнему вреда, причиненного его деянием, и последствий повторного совершения преступлений, предусмотренных УК. По нашему мнению, разъяснение несовершеннолетнему вреда, причиненного его деянием, и последствий повторного совершения преступлений не имеет признаков принуждения.

Некоторые авторы считают, что предупреждение представляет собой публичное порицание содеянного, и видят его воспитательное воздействие в самой процедуре вынесения приговора, а также в его содержании[16] . Однако оно не предполагает претерпевания осужденным неблагоприятных последствий. В этом смысле предупреждение фактически ни к чему не обязывает преступника, соответственно, ни к чему его и не принуждает. Вряд ли оно имеет и силу реального воспитательного воздействия ввиду своего кратковременного, можно сказать, одномоментного характера. Наконец, даже если оно и оказывает определенное воздействие на психику несовершеннолетнего, то имеет ли смысл выделять его как отдельную меру в УК?

Думается, что юридическое значение предупреждения настолько мало, что оно вполне могло бы сопровождать применение каких-то более существенных мер, хотя бы и из тех, которые предусмотрены в Кодексе. Кроме того, разъяснение несовершеннолетним последствий совершения общественно опасных и противоправных деяний выступает частью профилактики подростковой преступности вообще. Например, это действие входит в обязанность подразделений по делам несовершеннолетних МВД по организации индивидуальной профилактической работы с такого рода правонарушителями[17] . Поэтому думается, что подобное положение не требует специального закрепления в УК.

Следующим средством воздействия на несовершеннолетних преступников выступает передача под надзор родителей или лиц, их заменяющих, либо специализированного государственного органа. Суть этой меры состоит в возложении на перечисленных субъектов обязанности по воспитательному воздействию на несовершеннолетнего и контролю за его поведением.

При первом же приближении к обозначенной формулировке бросается в глаза то обстоятельство, что в данном случае государство перекладывает свою профилактическую функцию на плечи родителей, опекунов, попечителей и т.д., выступающих в их качестве (за исключением случаев, когда надзор и контроль за поведением подростков осуществляет специализированный государственный орган)[18] .

Стало быть, данная мера является уже не мерой государственного принуждения, а, скорее, мерой общественного воздействия. Кроме того, из смысла ее следует, что принудительное воздействие фактически обращено не к несовершеннолетнему нарушителю. Ограничивая права родителей и лиц, их заменяющих, уголовный закон, по сути, перекладывает на них и часть ответственности за совершенное преступление, что противоречит принципу личной ответственности в уголовном праве. Конечно, вряд ли законодатель подразумевал именно такое толкование данного законоположения. Тем не менее именно оно прямо вытекает из формулировки ст. 91 УК. В то же время следует отметить, что в рамках описываемой меры УК практически не предусматривает каких-либо ограничений для самих несовершеннолетних.

Однако есть в рассматриваемой норме уголовного закона и еще одно заметное противоречие. Обязанность по воспитанию детей - прямое, установленное Конституцией РФ, а также семейным законодательством требование, в уголовно-правовом дублировании которого, на наш взгляд, нет острой необходимости. В обычной жизни в нормальных семьях дети и так находятся под надзором и контролем своих родителей.

Что же касается отклоняющегося развития подростков, то оно выступает либо показателем недостаточного внимания к воспитательному процессу со стороны взрослых, либо их неспособностью оказывать сколько-нибудь значимое влияние на них. В результате возникает вопрос: какой смысл передавать несовершеннолетних преступников родителям или лицам, их заменяющим, на которых семейным законодательством возложены эти же обязанности, если они уже не справились с поставленной перед ними задачей и, судя по всему, текущее положение дел вряд ли изменится?

Еще один вид принудительного воспитательного воздействия на несовершеннолетнего преступника представляет собой возложение на него обязанности загладить причиненный вред. По поводу его существования в литературе имеется гораздо меньше критических высказываний. Скорее наоборот, ученые в большинстве своем это законодательное решение поддерживают[19] .

С одной стороны, возложение обязанности загладить вред, причиненный преступным посягательством, выступает справедливой с социальной точки зрения мерой. По нашему мнению, велико и ее воспитательное значение. Однако по объективным причинам восстановление причиненного ущерба таким образом возможно, только когда преступление влечет материальные последствия и не касается деяний, имеющих формальный состав. Но и материальные составы преступлений не всегда предполагают подобную возможность, особенно когда приводят к наступлению невосполнимых последствий. Взять, к примеру, причинение смерти человеку или причинение тяжкого вреда здоровью. Ясно, что жизнь человека нельзя вернуть, нет и такого эквивалента, которым можно было бы ее заменить. Представляется весьма сложным даже оценить указанный вред. Отсюда не может быть и речи и о каком-либо полноценном заглаживании вреда при совершении подобных деяний.

По сути, реальное восполнение ущерба возможно, лишь когда он имеет стоимостное выражение, т.е. когда дело касается причинения имущественного вреда. Но и в этом вопросе несовершеннолетний существенно ограничен. Во-первых, загладить вред лицо данной возрастной категории сможет лишь в пределах той суммы, которой оно располагает, а несовершеннолетние, как правило, не имеют какого-либо более-менее значимого имущества. Во-вторых, единственным вариантом разрешения такой ситуации выступает привлечение подростка к трудовой деятельности и возмещение ущерба, причиненного преступлением, за счет доходов от нее. Но воплощение в жизнь этого варианта заглаживания вреда также обременено рядом препятствий.

Причина в том, что сегодня не существует эффективного механизма реализации этой меры, и, как представляется, его довольно трудно создать. Это объясняется тем, что мало кто из работодателей, по закону свободных в выборе работников, решится взять на работу лиц с криминальным прошлым, да к тому же не имеющих достаточного уровня квалификации для качественного выполнения той или иной деятельности.

Кроме того, нельзя забывать, что труд подростков предполагает ряд ограничений выполнения ими трудовых функций. Для них ТК предусматривает льготные условия труда, более короткий рабочий день, запрет на производство ночных работ, на увольнение без согласия комиссии по делам несовершеннолетних и т.д., что, естественно, невыгодно работодателю, поскольку выступает для него дополнительным, в том числе и в материальном плане, обременением. В данной связи требование трудоустроиться для несовершеннолетнего на практике, по справедливому замечанию А.А. Ашина, неисполнимо даже при содействии ему комиссии по делам несовершеннолетних[20] .

Помимо перечисленных выше к числу средств воздействия на несовершеннолетнего преступника УК предусматривает ограничение досуга и установление особых требований к поведению несовершеннолетнего. В отличие от них, данная мера больше всего соответствует критериям уголовно-правового принуждения и, думается, более точно соответствует целям и задачам профилактики ювенальной преступности. Этот вид воздействия гораздо более реалистичен в плане их достижения, а способы воспитательного воздействия соответствуют требованиям Минимальных стандартных правил ООН, касающихся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних (Пекинские правила 1985 г.)[21] .

Однако, законодатель в данном случае, как, впрочем, и в предыдущем, фактически не называет конкретную меру уголовно-правового характера, а перечисляет лишь некоторые формы ограничения досуга и способы коррекции поведения подростка. Приведенная в ст. 90 УК формулировка не содержит указания на то, кем эта мера применяется. Довольно неопределенным представляется и порядок ее реализации и т.д. То, о чем законодатель говорит в указанной статье, больше подходит для описания полномочий, предоставляемых соответствующим органам по применению принудительных мер воспитательного воздействия, но не подходит для обозначения самих этих мер[22] .

Наконец, в УК среди принудительных мер воспитательного характера можно выделить еще одно средство уголовно-правового воздействия. Оно не закреплено в перечне, предусмотренном ст. 90 УК, но место, которое отвел ему законодатель, и способ описания, использованный разработчиками УК, позволяют рассматривать его в указанном качестве[23] . Имеется в виду помещение несовершеннолетнего преступника в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа органа.

С одной стороны, это определение содержит признаки самостоятельного средства уголовно-правового принуждения, а указание на то, что данная мера применяется наряду с освобождением от наказания, дает возможность говорить о ней как об альтернативе наказанию [24] . Однако, с другой стороны, помещение в специальное учреждение закрытого типа предполагает лишение права выбора места пребывания и жительства, а также ограничение права передвижения по территории РФ, т.е. личной свободы осужденного[25] , что по шкале ограничения прав и свобод человека ставит его в один разряд с наказанием.

По справедливому замечанию Е. Поводовой, "помещение несовершеннолетнего в специальное учебно-воспитательное учреждение никак не согласуется с сущностью, содержанием и тяжестью (объемом и характером претерпевания личных лишений) принудительных мер воспитательного воздействия, не вписывается в систему этих мер" <10>. Условия содержания в такого рода учреждениях, согласно ФЗ "Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних" 1999 г. и Типовому положению о специальном учебно-воспитательном учреждении для детей и подростков с девиантным поведением, утвержденному Постановлением Правительства РФ N 420 от 25 апреля 1995 г., предусматривают примерно такие же правоограничения, какие характеризуют и порядок исполнения наказания в виде лишения свободы в воспитательной колонии, например: ограничение свободного входа на территорию учреждения посторонних лиц; изоляцию воспитанников, исключающую возможность их ухода с территории учреждения по собственному желанию; круглосуточное наблюдение и контроль за воспитанниками, в том числе во время, отведенное для сна, и т.д. Для осуществления этих мер в спецучреждении создается режимная служба[26] . Поэтому, по сути, данная мера представляет собой более мягкий вариант изоляции осужденного от общества, т.е. альтернативный, учитывающий особенности уголовной ответственности несовершеннолетних вид лишения свободы. В такой форме, по нашему мнению, данную меру и следовало бы закрепить в УК, либо поместив ее в общий перечень наказаний, предусмотренный ст. 44 УК, либо - в перечень наказаний, назначаемых несовершеннолетним в ст. 88 УК, уточнив ее назначение.

Таким образом можно утверждать, что на данный момент в УК нет правовых оснований для дифференциации мер воспитательного воздействия на отдельные виды, поскольку фактически ст. 90 УК перечисляет не разные уголовно-правовые средства, а лишь способы воздействия на несовершеннолетних преступников, которые, по сути, составляют содержание одной и той же принудительной меры уголовно-правового характера.

В литературе обоснованно указывается, что оптимальным вариантом законодательной регламентации принудительных мер воспитательного воздействия - помещение их в раздел "Иные меры уголовно-правового характера". В качестве самих этих мер целесообразно оставить передачу несовершеннолетнего под надзор специализированного органа, полномочного устанавливать те или иные требования к поведению осужденного и контролировать их исполнение. В содержание данного средства воспитательного характера следует включить все способы воздействия на несовершеннолетнего, предусмотренные ст. 90, за исключением предупреждения[27] .


Глава 3. Применение и содержание принудительных мер воспитательного характера

УК РФ в ст. 90 предусматривает для несовершеннолетних особый вид освобождения от уголовной ответственности - с применением принудительных мер воспитательного воздействия (ПМВВ). Применение данного вида освобождения от уголовной ответственности осуществляется только при наличии совокупности следующих оснований:

- недостижение лицом 18 лет (на момент назначения ПМВВ);

- принадлежность совершенного преступления к категории небольшой или средней тяжести (ч. ч. 2 и 3 ст. 15 УК РФ);

- возможность достижения исправления лица без применения наказания путем применения ПМВВ[28] .

УК РФ не называет органы, которые вправе принимать решение о применении ПМВВ, а также не содержит порядка принятия этого решения. Данные вопросы регламентированы УПК РФ. Согласно п. 3 ч. 1 ст. 29 УПК РФ применить к лицу ПМВВ правомочен только суд. Статья 427 УПК РФ предусматривает возможность освобождения несовершеннолетнего от уголовной ответственности с применением ПМВВ как в ходе предварительного расследования уголовного дела, так и на стадии судебного производства.

Особенностью рассматриваемых мер является их воспитательное содержание - акцент сделан на применение педагогических приемов, методов, позволяющих сформировать у несовершеннолетнего правонарушителя уважительное отношение к человеку, обществу, труду, нормам, правилам и традициям человеческого общежития и стимулировать его правопослушное поведение.

Вместе с тем указанные меры носят принудительный характер, так как их исполнение обязательно для лица, совершившего преступление, и для иных лиц (например, родителей или лиц, их заменяющих); их реализация обеспечивается силой государственной власти.

Перечень видов принудительных мер является исчерпывающим, т.е. суд не вправе назначить несовершеннолетнему принудительные меры, не указанные в ч. 2 ст. 90 УК РФ.

Ст.90 УК РФ позволяет суду назначать одновременно несколько принудительных мер. При выборе одной или нескольких принудительных мер необходимо использовать индивидуальный подход к исправлению несовершеннолетнего: учитывать, в частности, возраст несовершеннолетнего, его отношение к учебе или работе, наличие родителей или лиц, их заменяющих, обстоятельства совершения преступления, постпреступное поведение подростка.

Систематическое (не менее трех раз) неисполнение несовершеннолетним назначенной ему принудительной меры влечет отмену данной меры с последующим привлечением его к уголовной ответственности.

Предупреждение является наиболее мягкой мерой воспитательного воздействия, которая стимулирует последующее сознательное соблюдение правовых норм. Подросток должен осознать, что конфликт с законом влечет для нарушителя негативные последствия и что единственным способом избежать данных последствий является правопослушное поведение.

Передача под надзор тесно связана с конституционной обязанностью родителей проявлять заботу о своих детях и воспитывать их (ст. 38 Конституции РФ). Обязанность родителей заботиться о здоровье, физическом, психическом, духовном и нравственном развитии своих детей закреплена также в ст. 63 СК РФ.

При передаче несовершеннолетнего под надзор родителей или лиц, их заменяющих, суд должен убедиться в том, что указанные лица имеют положительное влияние на подростка, правильно оценивают содеянное им, могут обеспечить надлежащее поведение и повседневный контроль за несовершеннолетним. Для этого необходимо истребовать характеризующий материал, проверить условия жизни родителей или лиц, их заменяющих, возможность материального обеспечения подростка и т.д. Несмотря на то что закон не требует согласия родителей или лиц, их заменяющих, на передачу им несовершеннолетнего под надзор, такое согласие судом должно быть получено (п. 16 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 14 февраля 2000 г. N 7).

Обязанность загладить причиненный вред возлагается с учетом имущественного положения несовершеннолетнего и наличия у него соответствующих трудовых навыков. Следовательно, данная мера может быть применена лишь к несовершеннолетним, имеющим собственный доход в виде стипендии, заработка либо иное имущество, достаточное для возмещения вреда, а также трудовые навыки, позволяющие загладить (уменьшить или вовсе устранить) причиненный вред (например, отремонтировать поврежденную вещь).

Указанная уголовно-правовая мера имеет общие признаки с гражданской ответственностью вследствие причинения вреда. В соответствии со ст. 1074 ГК РФ несовершеннолетние от 14 до 18 лет самостоятельно несут ответственность за причиненный вред на общих основаниях при наличии у них доходов или иного имущества, достаточных для возмещения вреда. Ограничение досуга и установление особых требований к поведению несовершеннолетнего раскрывается в комментируемой статье путем перечисления конкретных ограничений и особых требований, перечень которых не является исчерпывающим.

Заключение

О большом внимании страны к подрастающему поколению, профилактике правонарушений в его среде свидетельствует выделение самостоятельных раздела и главы УК РФ, посвященных особенностям уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних. Необходимость особых норм об ответственности несовершеннолетних в уголовном праве прямо вытекает из принципов справедливости и гуманизма. Уголовная ответственность несовершеннолетних наступает в согласовании с общими положениями УК РФ, но с учетом особенностей, связанных со спецификой личности ребенка, недостаточной психофизической, возрастной и социальной зрелостью, неумением в связи с этим в полной мере правильно оценивать свои поступки. Несовершеннолетний способен совершить таковой акт, не задумываясь о его последствиях, под влиянием внезапно появившегося и скоро проходящего влечения к тому либо иному объекту злости. Вот почему при рассмотрении дел о грехах несовершеннолетних необходимы особенный подход, особая осторожность.

УК РФ в ст. 90 предусматривает для несовершеннолетних особый вид освобождения от уголовной ответственности - с применением принудительных мер воспитательного воздействия.

Особенностью рассматриваемых мер является их воспитательное содержание - акцент сделан на применение педагогических приемов, методов, позволяющих сформировать у несовершеннолетнего правонарушителя уважительное отношение к человеку, обществу, труду, нормам, правилам и традициям человеческого общежития и стимулировать его правопослушное поведение.

Вместе с тем указанные меры носят принудительный характер, так как их исполнение обязательно для лица, совершившего преступление, и для иных лиц (например, родителей или лиц, их заменяющих); их реализация обеспечивается силой государственной власти.

На данный момент УК располагает четырьмя видами мер воспитательного воздействия, содержание которых раскрывается в ст. 91 УК. Это предупреждение, передача под надзор, возложение обязанности загладить причиненный вред и ограничение досуга. Помимо этого, ст. 92 УК предусматривает еще одно положение - о помещении несовершеннолетнего в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа.

Избранный законодателем подход к определению в УК способов воспитательного воздействия на подростков порождает немало вопросов в среде ученых. Помимо того что в законе нет четкой классификации названных мер, включение многих из них в УК, не имеет под собой реальной почвы. Некоторые меры не только не могут обеспечивать достижение целей уголовной ответственности, но и по своим признакам не соответствуют сущности уголовно-правового принуждения.

Ст.90 УК РФ позволяет суду назначать одновременно несколько принудительных мер. При выборе одной или нескольких принудительных мер необходимо использовать индивидуальный подход к исправлению несовершеннолетнего: учитывать, в частности, возраст несовершеннолетнего, его отношение к учебе или работе, наличие родителей или лиц, их заменяющих, обстоятельства совершения преступления, постпреступное поведение подростка.

Систематическое (не менее трех раз) неисполнение несовершеннолетним назначенной ему принудительной меры влечет отмену данной меры с последующим привлечением его к уголовной ответственности.


Библиография

Нормативно-правовые акты

1. Конституция Российской Федерации от 12 декабря 1993 г. // РГ. – 1993. - № 237. – 25 декабря.

2. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 г. // СЗ РФ.- 1997.- № 1.- Ст.198

Научная литература

3. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Отв. ред. В.М. Лебедев – М., 2003 г.

4. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. В.М. Лебедева. М., 2007 г.

5. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный). 3-е изд., перераб. и доп. / Под ред. А.А. Чекалина, В.Т. Томина и др. / М., 2007 г.

6. Курс уголовного права. Том 2. Общая часть. Учение о наказании / Под ред. Н.Ф. Кузнецовой, И.М. Тяжковой. М.: ИКД "Зерцало-М", 2002.

7. Медведев Е.В. Понятие и виды принудительных мер воспитательного воздействия // Уголовно-исполнительная система: право, экономика, управление, 2009, № 4.

8. Поводова Е.В. Принудительные меры воспитательного воздействия: проблемы теории и правового регулирования: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2005.

9. Российское уголовное право. / Под ред. А.И. Рарога. – М., – 2006.

10. Скрипченко Н.Ю. Развитие законодательства о применении принудительных мер воспитательного воздействия в отношении несовершеннолетних преступников (досоветский, советский и постсоветский периоды) // Вопросы ювенальной юстиции, 2008, № 1.

11. Скрипченко Н.Ю. Применение принудительных мер воспитательного воздействия в отношении несовершеннолетних (по материалам Архангельской области): Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2002..

12. Таганцев Н.С. Русское уголовное право. Лекции. Часть общая. В 2 т. Т. 2. М., 1994. С. 162.

13. Ткачев В. Восстановительное правосудие и ювенальное уголовное право // Российская юстиция. 2002. № 5.

14. Уголовное право. Общая часть: / Под ред. Л.В. Иногамовой-Хегай, А.И.Рарога, А.И. Чучаева. М.,2008.


[1] История государства и права СССР (Сборник документов). Ч. 1. М., 1968. С. 102.

[2] Российское законодательство X - XX веков. В девяти томах. Т. 5. Законодательство периода расцвета абсолютизма. М., 1984. С. 494.

[3] Российское законодательство X - XX веков. В девяти томах. Т. 6. Законодательство первой половины XIX века. М., 1988. С. 202.

[4] Там же. С. 202.

[5] Там же. С. 202.

[6] Таганцев Н.С. Русское уголовное право. Лекции. Часть общая. В 2 т. Т. 2. М., 1994. С. 162.

[7] Российское законодательство X - XX веков. В девяти томах. Т. 6. Законодательство первой половины XIX века. М., 1988. С. 184.

[8] .: Таганцев Н.С. Указ. соч. С. 165.

[9] Там же. С. 167.

[10] Там же. С. 168.

[11] Российское законодательство X - XX веков. В девяти томах. Т. 6. Законодательство первой половины XIX века. М., 1988. С. 284.

[12] Таганцев Н.С. Указ. соч. С. 169.

[13] Там же. С. 180.

[14] Там же. С. 180.

[15] Скрипченко Н.Ю. Развитие законодательства о применении принудительных мер воспитательного воздействия в отношении несовершеннолетних преступников (досоветский, советский и постсоветский периоды) // Вопросы ювенальной юстиции, 2008, № 1.

[16] Скрипченко Н.Ю. Применение принудительных мер воспитательного воздействия в отношении несовершеннолетних (по материалам Архангельской области): Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2002. С. 72.

[17] Приказ МВД РФ от 26 мая 2000 г. N 569 "Об утверждении Инструкции по организации работы подразделений по делам несовершеннолетних органов внутренних дел" // Бюллетень текущего законодательства. 2000. № 3. С. 80.

[18] Кобзарь И.А. Уголовная ответственность и наказание несовершеннолетних по новому уголовному законодательству: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 1998. С. 117; Аликперов Х.Д. Освобождение от уголовной ответственности несовершеннолетних // Законность. 1999. N 9. С. 14.

[19] Поводова Е.В. Принудительные меры воспитательного воздействия: проблемы теории и правового регулирования: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2005. С. 17.

[20] Ашин А.А. Наказание несовершеннолетних за хищение чужого имущества (закон, теория, практика). Владимир, 2004. С. 34.

[21] Советская юстиция. 1991. № 12 - 14.

[22] Медведев Е.В. Понятие и виды принудительных мер воспитательного воздействия // Уголовно-исполнительная система: право, экономика, управление, 2009, № 4.

[23] Курс уголовного права. Том 2. Общая часть. Учение о наказании / Под ред. Н.Ф. Кузнецовой, И.М. Тяжковой. М.: ИКД "Зерцало-М", 2002. С. 517; Салева Н. Условия назначения наказания несовершеннолетним // Российская юстиция. 2003. № 11. С. 48.

[24] Ткачев В. Восстановительное правосудие и ювенальное уголовное право // Российская юстиция. 2002. № 5. С. 13.

[25] Сундуров Ф.Р., Бакулина Л.В. Лишение свободы и права осужденных в России. С. 12.

[26] Собрание законодательства Российской Федерации. 1999. N 26. Ст. 3177; Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. № 18. Ст. 1681.

[27] Медведев Е.В. Понятие и виды принудительных мер воспитательного воздействия // Уголовно-исполнительная система: право, экономика, управление, 2009, № 4.

[28] П. 13 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 14 февраля 2000 г. N 7.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий