регистрация / вход

Объект преступления 5

Объект преступления [править] Материал из Википедии — свободной энциклопедии Перейти к: навигация, поиск У этого термина существуют и другие значения, см. Объект.

Объект преступления

[править]

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Перейти к: навигация, поиск

У этого термина существуют и другие значения, см. Объект .

Объе́кт преступле́ния — уголовно-правовая категория, которая используется для обозначения общественных институтов, которым причиняется ущерб вследствие совершения преступления. Чаще всего в числе таких институтов называются общественные отношения, а также социальные ценности, интересы и блага[1] : человек, его права и свободы, собственность, общественный порядок и общественная безопасность, окружающая среда, государственный строй и государственное управление, мир и безопасность человечества. В законодательствах различных стран мира этот перечень может варьироваться, но перечисленные объекты являются основными и охраняются практически во всех странах.

Объект преступления находит отражение в Особенной части кодифицированныхуголовно-правовых актов: преступления в них могут группироваться по разделам и главам по признаку родового объекта преступления[1] . Объект преступления рассматривается в числе элементов состава преступления.

Учение об объекте преступления в основном разрабатывалось российскими и советскими теоретиками[2] . В зарубежном уголовном законодательстве, преимущественно использующем формальное определение преступления, объект преступления как самостоятельная категория редко выделяется, а для классификации уголовно-правовых норм при их кодификации используются другие критерии (вплоть до расположения их в алфавитном порядке)[3] . В некотором роде аналогичным категории «объект преступления» является используемая теоретиками реалистического направления англо-американской уголовно-правовой науки категория «уголовно-наказуемый вред», понимаемая как утрата общественных ценностей (жизнь, свобода, честь и день­ги; общая безопасность; социальные, семейные и религиозные фор­мирования; общая мораль; социальные ресурсы; общий прогресс; личная жизнь) в результате совершения преступления[4] .

Понятие объекта преступления

Исходно (середина XIX века) учение об объекте преступления разрабатывалось в рамках нормативистского направления в уголовном праве. Нормативистская теория рассматривала преступление как нарушение формальной нормы права; соответственно этому объектом преступления в ней объявлялась сама уголовно-правовая норма[5] . Данная позиция была подвергнута научной критике как не учитывающая реальной сущности преступления. Н. С. Таганцев писал по этому поводу:

Норма права сама по себе есть формула, понятие, созданное жиз­нью, но затем получившее самостоятельное, отвлеченное бытие… Всякая юридическая норма, как отвлеченное положение, может быть оспариваема, критикуема, непризнаваема; но только норма, имеющая реальную жизнь, может быть нарушаема

Если мы будем в преступлении видеть только посягательство на норму, будем придавать исключительное значение моменту противоправ­ности учиненного, то преступление сделается формальным, жизненепригодным понятием, напоминающим у нас воззрения эпохи Пет­ра Великого, считавшего и мятеж, и убийство, и ношение бороды, и срубку заповедного дерева равно важными деяниями, достойны­ми смертной казни, ибо все это виноватый делал, одинаково не стра­шась царского гнева

— Таганцев Н. С. Русское уголовное право. Лекции. Часть Общая. В 2-х т. Т. 1. М., 1994. С. 29, 31.

Тогда же была предложена и другая теория, предполагавшая, что объектом преступления является некое субъективное право лица. Так, В. Д. Спасович писал, что «преступ­ление есть противозаконное посягательство на чье-либо право, столь существенное, что государство, считая это право одним из необходи­мых условий общежития, при недостаточности других средств ох­ранительных, ограждает ненарушимость его наказанием»[6] .

Эта позиция также была подвергнута критике Н. С. Та­ганцевым, который отмечал в связи с этим, что «пося­гательство на субъективное право составляет не сущность, а толь­ко средство, путем которого виновный посягает на норму права, на которой покоится субъективное право… Право в субъективном смыс­ле в свою очередь представляет отвлеченное понятие, как и норма, а потому само по себе, по общему правилу, не может быть непос­редственным объектом преступного посягательства, пока оно не найдет выражения в конкретно существующем благе или интере­се… Для преступного посягательства на такое право… необходимо посягательство на проявление этого права»[7] .

После Октябрьской революции в советском уголовном праве утвердилась концепция, согласно которой объектом преступления являются охраняемые уголовным правом общественные отношения; данная позиция продолжает оставаться актуальной и фигурирует во многих современных учебных пособиях и научных изданиях[8] .

Общественные отношения состоят из трёх элементов: субъекты (участники, стороны общественного отношения), предмет (та вещь или благо, по поводу которой существуют отношения), а также социальная связь между участниками (содержание отношения)[9] .

В качестве объекта преступления в рамках данной теории может рассматриваться система типовых, устойчивых общественных отношений определённого вида в целом, либо индивидуальная социальная связь, нарушенная конкретным преступлением[10] .

При этом под общественными отношениями понимаются три основных типа отношений[11] :

  • Между физическими лицами (на них посягают изнасилование, клевета, убийство).
  • Между физическим лицом и государственными (общественными) институтами (государственная измена).
  • Комбинация двух предыдущих типов: комплексные отношения, в которых присутствуют как связи «личность — личность», так и «личность — государство» (например, при совершении террористического акта).

Согласно данной теории, преступление может нарушать различные элементы общественных отношений: преступник может непосредственно воздействовать на их субъектов, применяя к ним физическое или психическое насилие, на предмет, по поводу которого возникают общественные отношения, или непосредственно на взаимосвязь между участниками общественного отношения, препятствуя осуществлению какой-либо деятельности или уклоняясь от выполнения социальной обязанности[12] .

Данная теория подвержена критике: так, профессор А. В. Наумов отмечает, что данная теория пригодна не для всех преступлений, которые предусмотрены уголовным законом: так, если определение объекта кражи с данных позиций является несложным (это общественные отношения собственности), то определение объекта, допустим, преступлений против жизни как неких общественных отношений является весьма проблематичным; следовательно, данная теория не является универсальной[13] . Объектом преступлений против жизни в рамках данной теории называются общественные отношения, охраняющие жизнь, однако А. А. Тер-Акопов по данному поводу писал следующее: «Признавать в качестве сущности убийства нарушение порядка отношений, охраняющих жизнь человека, — значит переставлять ценности с ног на голову: признавать основной социальной ценностью не человека, а общественные отношения в которые он входит и которые существуют, собственно, ради него»[14] .

В числе других трактовок объекта можно назвать, например, такую: объект преступления — «тот, против кого оно совершается, то есть отдельные лица или какое-то множество лиц, материальные или нематериаль­ные ценности которых, будучи поставленными под уголовно-право­вую охрану, подвергаются преступному воздействию, в результа­те чего этим лицам причиняется вред или создается угроза причи­нения вреда»[15] .

В изданных недавно пособиях по уголовному праву, подготовленных научными сотрудниками Института государства и права РАН, а также преподавателями Московского государственного университета предлагается вернуться к теории объекта преступления как правового блага, которая была разработана в конце XIX века представителями классической и социологических школ уголовного права[16] [17] .

Суть данной позиции в достаточно современной форме выразил Н. С. Таганцев:

Жизненным проявлением нормы может быть лишь то, что вызы­вает ее возникновение, дает ей содержание, служит ей оправдани­ем — это интерес жизни, интерес человеческого общежития, упот­ребляя это выражение в широком собирательном значении всего того, что обусловливает бытие и преуспеяние отдельного лица, об­щества, государства и всего человечества в их физической, умствен­ной и нравственной сферах. Жизнь общественная в ее индивиду­альных и общественных проявлениях творит интересы и вызыва­ет их правоохрану, в силу чего эти интересы получают особое зна­чение и структуру, облекаются в значение юридических благ и как таковые дают содержание юридическим нормам и в то же время служат их жизненным проявлением, образуя своей совокупностью жизненное проявление правопорядка, При этом, обращая интерес жизни в правовое благо, право не только признает бытие этого ин­тереса, не только дает ему охрану и защиту, но видоизменяет его в объеме, форме, иногда даже в содержании, сглаживая его част­ный, индивидуальный характер и придавая ему социальное, обще­ственное значение… Таким образом, посягательство на норму пра­ва в ее реальном бытии есть посягательство на правоохраненный интерес жизни, на правовое благо

Такими правоохраняемыми ин­тересами могут быть: личность и ее блага — жизнь, телесная не­прикосновенность, личные чувствования, честь, обладание или поль­зование известными предметами внешнего мира; проявление лич­ности вовне, свобода передвижения и деятельности в ее различных сферах; возникшие в силу этой деятельности известные отношения или состояния — их неизменяемость, ненарушимость; различные блага, составляющие общественное достояние, и т. п. Причем, ко­нечно, не всякий интерес этих групп получает правоохрану, а только тот, который может иметь общественное значение… Охраняемые ин­тересы могут иметь реальный характер — жизнь, здоровье, непри­косновенность владения, или идеальный — честь, религиозное чув­ство, благопристойность и т. д. Эти интересы могут принадлежать отдельному лицу, физическому или юридическому, или отдельным общностям, существующим в государстве, или всей совокупности об­щественных факторов, всему обществу, или, наконец, государству как юридически организованному целому… Правоохрана может от­носиться или к самому интересу, защищая его непосредственно от разрушения, уничтожения или изменения, или охрана может быть направлена на юридическое отношение лица к такому благу — ох­рана возможности и свободы владеть, распоряжаться или пользо­ваться таким благом или интересом

— Таганцев Н. С. Русское уголовное право. Лекции. Часть Общая. В 2-х т. Т. 1. М., 1994. С. 32—35.

В рамках данной позиции даётся следующее определение: «объект преступления — это охраняемые уго­ловным законом социально значимые ценности, интересы, блага, на которые посягает лицо, совершающее преступление, и которым в результате совершения преступного деяния причиняется или мо­жет быть причинен существенный вред»[18] , либо аналогичное определение, не исключающее возможности признания объектом преступления общественных отношений: объект — это «охраняемые уголовным законом общественные отношения и блага (интересы), которым причиняется ущерб в результате совершения преступления»[19] .

Перечень и конкретное содержание тех ценностей общества, которые охраняются уголовным законом, меняются с течением времени, в зависимости от действующих в конкретный исторический период социально-экономических условий. Н. С. Таганцев по этому поводу писал: «Сум­ма таких правоохраненных интересов, обрисовка каждого из них в отдельности, их взаимное отношение и т. п. изменяются в истории каждого народа сообразно с изменением условий государственной и общественной жизни, с развитием культуры»[20] . Меняется и их соотношение: некоторым ценностям предоставляется приоритетная охрана, другие же начинают охраняться менее строго. Такую эволюцию социальных ценностей можно проследить на примере советского, а позже российского уголовного праваXX века, которое отражало происходившую в этот исторический период эволюцию социального строя.

Так, по Руководящим началам по уголовному праву РСФСР 1919 года общим объектом преступлений назывался порядок общественных отношений «соответствующий интересам тру­дящихся масс». УК РСФСР 1922 года называет такой объект посягательства как «рабоче-крестьянский правопорядок». Основные начала уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик 1924 года говорили, что преступления подрывают «власть трудящихся или нарушающие установленный ею правопорядок». УК РСФСР 1926 года в качестве общего объекта охраны называл социалистическое государство рабочих и крестьян и правопо­рядок установленный в нем рабоче-крестьянской властью на переходный к коммунистическому строю период времени, а также советский строй (ст. 1, 6). УК РСФСР 1960 года в первоначальной редакции говорил, что преступление посягает на «советский общественный или го­сударственный строй, социалистическую систему хозяйства, соци­алистическую собственность, личность, политические, трудовые, имущественные и другие права граждан», а также социалистический правопорядок в целом (ст. 7).

Основы уголовного законодательства Союза ССР и респуб­лик 1991 года добавляли в этот перечень природную среду, мир и безопасность человечества. УК РСФСР 1960 года в редакции на 1996 год включал в перечень объектов охраны общественный строй СССР, его политичес­кую и экономическую системы, личность, политические, трудовые, имущественные и другие права и свободы граждан, все формы соб­ственности, социалистический правопорядок.

Проекты УК России объявляли объектом приоритетной охраны уже другие ценности: так, в проекте 1992 года объекты охраны перечислялись в следующем порядке: мир и бе­зопасность человечества, личность, ее права и свободы, собствен­ность, природная среда, общественные и государственные инте­ресы (ст. 2).

В действующем в настоящее время УК РФ объектами уголовно-правовой охраны признаются права и свободы человека и граж­данина, собственность, общественный порядок и общественную бе­зопасность, окружающую среду, конституционный строй России, мир и безопасность человечества (ст. 2).

Проследив и сопоставив данные изменения можно увидеть, как изменялись сами охраняемые ценности и приоритеты охраны: от идеалистически-идеологизированной модели первых уголовно-правовых актов через характерный для тоталитарного общества перенос фокуса охраны на интересы государства и политического строя к основанной на демократических идеях триаде «личность — общество — государство»[21] .

Значение объекта преступления

Основное значение объекта преступления определяется его ролью в структуре состава преступления, а также наличием в определении преступления материального признака: не может быть преступлением деяние, не причиняющее вреда и не создающее угрозы причинению вреда объектам уголовно-правовой охраны; соответственно, если не установлено, какому объекту причиняет вред конкретное преступление, либо если причинённый вред является малозначительным, не может идти речи о преступности деяния: нет преступления без объекта посягательства[1] . Материальным признаком, на основе которого устанавливается объект преступления, являются причинённые им общественно опасные последствия[2] .

Объект преступления также учитывается при кодификации законодательства (например, структура Особенной части УК РФ построена как раз по признаку общности объектов определённой группы преступлений); этот критерий группировки преступлений называется в учебной литературе наиболее логичным и практически значимым[22] .

Объект преступления также является признаком, позволяющим производить разграничение преступлений при их квалификации. Например, УК РФ предусмотрены такие деяния как убийство (ст. 105) и посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа (ст. 317), которые различаются лишь по признаку основного объекта: в первом случае им является жизнь, а во втором — порядок государственного управления. Кроме этого, установление причинения существенного вреда объекту уголовно-правовой охраны позволяет отграничить преступления от правонарушений и аморальных проступков.

Виды объектов преступления

Традиционно объекты преступлений условно классифицируются «по вертикали» на общий, родовой и непосредственный и «по горизонтали» на основной, дополнительный и факультативной. В последнее время в российском уголовном праве стал выделяться также видовой объект, в связи с принятием УК РФ 1996 года, в котором Особенная часть стала строиться по системе «раздел — глава — статья».

В классификации по вертикали общий объект соответствует философской категорииобщего, родовой — философской категории особенного, а непосредственный — философской категории единичного[23] .

Общий объект представляет собой систему, образуемую объектами всех без исключения общественно опасных посягательств, предусмотренных уголовным законом, его содержанием являются все социальные блага, которые в конкретный исторический период и в конкретном обществе признаются наиболее значимыми.

Родовой объект является характерным не для всех, а для определённой группы преступлений, это некая обособленная подсистема наиболее значимых социальных интересов. В российском уголовном законодательстве родовым объектом определяется система Особенной части УК. Родовыми объектами являются, например, личность, собственность, интересы правосудия и т.д. Именно родовой объект может выступать критерием разграничения сходных преступлений при их квалификации.

Непосредственный объект — это объект конкретного деяния, запрещённого уголовным законом, конкретный интерес или благо, которому посягательством причиняется ущерб. Непосредственным объектом убийства является жизнь, непосредственным объектом кражи — собственность и т.д. Этот объект может быть уже родового объекта или совпадать с ним, он также может быть единым для некоторой группы составов преступлений[24] . Непосредственный объект может быть прямо указан в уголовном законодательстве или устанавливаться путём толкования на основе анализа объективных и субъективных признаков деяния: характеристик потерпевшего, предмета посягательства, характера деяния и преступных последствий и т.д.[25]

В литературе также употребляется термин «видовой объект» . Этот термин может иметь два значения: во-первых, видовым может называться непосредственный объект; во-вторых, видовым объектом может признаваться часть однородных ценностей, входящих в состав более общего родового объекта: так, если родовым объектом является личность, то видовыми объектами можно считать её жизнь и здоровье, честь и достоинство и т.д.[26] Видовым объектам в последнем понимании соответствуют главы Особенной части Уголовного кодекса РФ. Видовой объект также может совпадать с родовым.

Классификация по горизонтали относится в первую очередь к сложным преступлениям, конструкция которых включает в себя два и более объектов. Например, разбой посягает одновременно на интересы собственности и жизнь и здоровье личности. Ввиду этого выделяется основной и дополнительный объект . Критерием такого выделения служит не значимость объекта, а общая направленность деяния: например, разбой направлен на причинение вреда собственности, поэтому именно она выступает его основным объектом, а личность, несмотря на то, что является более значимой, чем собственность, выступает в роли дополнительного объекта[26] . Основной объект составляют те общественные отношения, для охраны которых была создана данная уголовно-правовая норма[27] .

Дополнительный объект может быть обязательным или факультативным . Обязательный объект прямо закреплён в соответствующей уголовно-правовой норме. Факультативный объект в статье не указывается, либо указывается в альтернативной форме. В первом случае он выступает обстоятельством, влияющим на назначение наказания, во втором основанием уголовной ответственности будет причинение вреда любому из названных объектов, даже если другим объектам вреда не причиняется[28] .

Предмет преступления

Основная статья : Предмет преступления

Предмет преступления — это вещь, элемент материального мира, на который осуществляется воздействие в ходе совершения преступления. Например, предметом хищения является само похищенное имущество, предметом взяточничества — полученные должностным лицомденьги, предметом контрабанды — перемещаемые через границу товары. Признак предмета преступления в составе преступления является факультативным[28] . Предмет преступления обычно в уголовно-правовой литературе рассматривается совокупно с объектом преступления, однако эти понятия имеют разное содержание. Объект всегда идеализирован: это интересы, блага и иные значимые для общества ценности, охраняемые уголовным правом. Предмет преступления всегда материален, это конкретная вещь материального мира. Объекту преступления в ходе преступного посягательства всегда наносится ущерб. Предмет преступления далеко не всегда ухудшает свои свойства в результате преступного посягательства: он может оставаться неизменным, либо приобретать новые и улучшать старые качества (например, это происходит с наркотическими средствами в результате их переработки)[29] .

Значение признаков предмета преступления заключается в его использовании для разграничения преступного и непреступного поведения, а также смежных составов преступлений[30] .

В качестве предмета посягательств на личность также можно рассматривать человека, путем воздействия на тело которого совершается преступное посягательство. Признаки такого человека могут иметь уголовно-правовое значение, сходное со значением признаков предмета (например, при квалификации половых преступлений, преступлений против жизни и здоровья, а также при назначении наказания за совершённое преступление). Однако в таком случае обычно используется понятие «потерпевший», а не «предмет преступления»[31] .

Объективная сторона преступления — это один из элементов состава преступления, включающий в себя признаки, характеризующие внешнее проявление преступления в реальной действительности, доступное для наблюдения и изучения. Объективная сторона преступления может также определяться как «процесс общественно опасного и противоправного посягательства на охраняемые законом интересы, рассматриваемый с его внешней стороны с точки зрения последовательного развития тех или иных событий и явлений, которые начинаются с преступного действия (бездействия) субъекта и заканчиваются наступлением преступного результата»[1] .

Как и любой другой поступок человека, преступление имеет объективные (внешние, доступные для стороннего наблюдения) и субъективные (внутренние, представляющие собой психические процессы, протекающие в сознании лица) проявления[2] .

Несмотря на то, что в реальной действительности эти признаки неотделимы друг от друга, в рамках теоретического анализа осуществляется их условное разделение, позволяющее более подробно изучить каждый из признаков в отдельности и определить его значение в общей системе преступного деяния[2] .

Признаки объективной стороны преступления

К числу признаков объективной стороны относятся:

  • действие или бездействие, посягающее на тот или иной объ­ект;
  • общественно опасные последствия;
  • причинная связь между действием (бездействием) и послед­ствиями;
  • способ, место, время, обстановка, средства и орудия совер­шения преступления.

Как и все остальные признаки состава преступления, признаки объективной стороны закреплены в уголовном законе: в общей части уголовного закона закрепляются признаки, характерные для всех преступлений, а в особенной — те из них, которые присущи лишь деяниям определённого рода. Несомненным является отнесение к общим признакам всех преступлений совершение определённого деяния, то есть поведенческого акта, которое способно причинить ущерб охраняемым уголовным законом общественным отношениям, интересам и благам (объекту преступления)[3] . В уголовном законе получают выражение как общие характеристики деяния (в частности, касающиеся его природы как выраженного вовне акта поведения, а также его осознанного и волевого характера), так и характеристики конкретных деяний, позволяющих индивидуализировать различные преступления[4] .

Вопрос о том, являются ли общими для всех преступлений признаки последствий и причинной связи, является дискуссионным.

Норма особенной части уголовного закона может иметь как формальную, так и материальную конструкцию. В первом случае вредные последствия, причинённые преступлением, не описываются в законе, во втором они указываются в явном виде. В теории уголовного права эти ситуация истолковывается по-разному. Одни учёные заявляют о том, что раз последствия не описаны в законе, то для данного состава эти признаки являются факультативными. Другие же указывают, что любое преступление по определению причиняет какой-либо вред общественным отношениям, и что отсутствие указания на конкретное вредное последствие преступления говорит лишь о том, что существует презумпция наличия в данном составе вредных последствий, и для привлечения лица к ответственности не требуется доказывать их наличия. Во втором случае данные признаки всё же имеют природу обязательных, так как они должны присутствовать в любом преступном деянии; если фактически будет установлено отсутствие вреда охраняемым уголовным законом объектам, деяние должно быть признано малозначительным, а лицо, его совершившее, не может быть привлечено к уголовной ответственности[5] .

Значение объективной стороны преступления

Поскольку признаки объективной стороны преступления характеризуют внешние проявления преступления, именно они в первую очередь становятся доступными для изучения правоприменителем. Ввиду этого именно эти признаки устанавливаются в первую очередь и определяют квалификацию преступления на первом этапе расследования. Поэтому признаки объективной стороны преступления должны быть чётко и недвусмысленно закреплены в уголовном праве, диспозиции норм уголовного права должны отражать все существенные признаки деяния[5] .

Объективная сторона преступления нередко используется для разграничения преступлений и непреступных посягательств, а также для разграничения деяний, схожих по нарушаемому объекту и совершаемых с одной формой вины. Так, нередко от наличия последствий определённого вида или размера (ущерб в размере больше определённой денежной суммы, тяжкий вред здоровью, иные тяжкие последствия) зависит отнесение деяния к категории преступлений или административных правонарушений. Объективная сторона позволяет разграничить такие преступления, как кража, мошенничество и грабёж, остальные признаки которых являются практически одинаковыми[6] .

Признаки объективной стороны (направленность деяния, причинение определённого рода последствий) позволяют установить объект преступления, те общественные отношения, интересы и блага, на которые оно посягает. Кроме этого признаки объективной стороны могут рассматриваться как квалифицирующие признаки (переводящие преступление в разряд более опасных), т.е. как признаки, дифференцирующие уголовную ответственность, либо влияющие на назначение наказания, определение его вида или размера (т.е. как признаки, индивидуализирующие уголовную ответственность)[6] .

Общественно опасное деяние

Основная статья : Деяние в уголовном праве

Деяние в уголовном праве — акт осознанно-волевогоповедениячеловека в форме действия или бездействия, повлекшиё общественно опасные последствия. Деяние является обязательным признаком события преступления и объективной стороны преступления как элемента состава.

Понятие деяния не раскрывается в уголовном законодательстве, однако традиционно выделяются две формы деяния: преступное действие и преступное бездействие. Действие представляет собой активное поведение, бездействие — пассивное.

Преступная сущность деяния определяется его общественной опасностью и противоправностью. Деяние всегда предполагает объективную возможность наступления в результате его совершения определённых вредных последствий для охраняемых уголовным правом объектов[7] .

Деяние может быть осуществлено различными способами. Наиболее распространено физическое воздействие субъекта на других людей или на предметы внешнего мира, однако деяние может также проявляться в написании или произнесении слов (при угрозе убийством, клевете), совершении жестов (оскорбление), а также в пассивном невыполнении возложенной на лицо обязанности.

Действие

Действие представляет собой некое телодвижение, направленное на достижение определённой цели, либо систему отдельных телодвижений, объединённых единой целью причинения вреда охраняемым законом интересам, благам и общественным отношениям, образующих систему общественно опасного поведения, систему преступной деятельности[8] .

Бездействие

Основная статья : Преступное бездействие

Вред объектам уголовно-правовой охраны может быть причинен не только путём активного, но и путём пассивного поведениячеловека: смертьпациента в результате того, что врач не оказал ему медицинскую помощь, причинение вреда здоровью вследствие несоблюдения техники безопасности.

Последствия такого поведения зачастую являются весьма тяжкими: в качестве примеров можно назвать столкновение парохода «Адмирал Нахимов» и сухогруза «Пётр Васёв», столкновение над Боденским озером, повлекшие многочисленные человеческие жертвы.

Не любое бездействие является преступным и наказуемым. Помимо общего требования о возможности для лица в конкретной ситуации совершить действие, лицо должно быть обязано совершить такое действие в силу прямого указания закона, иного нормативного акта, родственных и иных взаимоотношений, служебных, профессиональных и договорных обязанностей, либо в силу того, что само создало угрозу причинения вреда.

Общественно опасные последствия

Основная статья : Общественно опасное последствие

Общественно опасные последствия (преступные последствия, преступный вред) — это имеющие объективно вредный характер изменения объекта уголовно-правовой охраны (общественного отношения, интереса, блага), возникшие в результате совершения преступного деяния[9] .

Общественно опасные последствия в уголовном праве выполняют несколько ролей. Во-первых, от их наступления зависит окончание процесса преступного посягательства. Во-вторых, они характеризуют нарушенное преступлением состояние охраняемого уголовным законом объекта. В-третьих, они являются доступным для объективной оценки критерием определения тяжести деяния, определяющей тяжесть назначенного наказания[9] .

Последствия могут выражаться как в прямом ущербе (экономическом или физическом), для определения которого имеются чётко установленные критерии, так и в комплексном вреде охраняемым объектам (социальном, психическом, организационном).

Причинная связь

Основная статья : Причинная связь в уголовном праве

Причинная связь в уголовном праве — это объективно существующая связь между преступным деянием и наступившими общественно опасными последствиями, наличие которой является обязательным условием для привлечения лица к уголовной ответственности.

Лицо может отвечать только за те последствия, которые являются результатом его деяния, которые находятся с ним в причинной связи. Если причинение вреда объекту уголовно-правовой охраны обусловлено не деянием лица, а действиями третьих лиц, влиянием внешних сил, то совершённое деяние не может быть признано преступным, влекущим причинение вреда общественным отношениям[10] .

Нормы о причинной связи редко встречаются в уголовном законодательстве (например, они содержатся в УК Афга­нистана 1976 года и УК Вьетнама 1980 года). Попытка нормативной регламентации причинной связи в уголовном праве содержится также в Примерном уголовном кодексе США, составленном американским институтом права в статье 2.03, состоящей из десяти пунктов с подпунктами.

Определение причинной связи в теории уголовного права имеет плюралистичный характер, существует большое число теорий причинной связи. Ввиду этого нередко западными юристами провозглашается полный отказ от каких-либо попыток дать общие правила определения наличия причинной связи. Основными историческими теориями причинной связи являются теория исключительной причинности, теория условий, адекватная теория. Также распространение получили теория риска, теория неравноценности условий и диалектико-материалистическая теория.

В российском уголовном праве применяется последняя из названных теорий, согласно которой причиной, может являться лишь такое явление, которое в данных конкретных условиях закономерно вызывает наступление определённого последствия: это явление в одинаковых условиях будет с большой вероятностью порождать определённые последствия[11] .

Факультативные признаки объективной стороны и их значение

Факультативными признаками объективной стороны состава преступления признаются способ, место, время, обстановка, орудия и средства совершения преступления. Факультативность их определяется тем, что далеко не во всех деяниях они имеют юридическое значение и потому по общему правилу они не признаются обязательными элементами составов преступлений. Тем не менее, в отдельных случаях данные признаки могут включаться в конструкцию конкретного состава преступления, приобретая для него роль обязательных или квалифицирующих признаков[12] . Некоторые из этих признаков также выполняют роль обстоятельств, влияющих на размер назначаемого наказания в пределах санкции соответствующей уголовно-правовой нормы[13] .

Факультативные признаки могут называться в уголовном законе в явном виде или неявно вытекать из содержания его норм. Так, неуважение к суду по объективным свойствам самого этого деяния может совершаться лишь во время судебного заседания, хотя прямо об этом в законе может и не говориться[14] .

Способ совершения преступления

Среди всех факультативных признаков состава именно способ совершения преступления наиболее часто получает отражение в законодательных конструкциях уголовно-правовых норм. Способ совершения преступления — это совокупность используемых при его совершении приёмов и методов, последовательность совершаемых преступных действий, применения средств воздействия на предмет посягательства[13] .

В уголовном законодательстве получают закрепление такие способы совершения преступлений, как включение в документы заведомо ложных сведений, насилие, угрозы, обман и т.д.

Способ может быть признаком, разграничивающим составы преступлений (наиболее характерным примером являются составы хищений: кража, грабёж, разбой и т.д., различающиеся лишь способом посягательства)[15] .

Средства и орудия совершения преступления

Средства и орудия совершения преступления — это те предметы материального мира и процессы, которые используются для преступного воздействия на предмет преступления[16] .

Обычно понятия «орудие» и «средство» выступают в качестве взаимозаменяемых, однако в теории уголовного права между ними проводится разграничение: орудие признаётся разновидностью средств, представляющей собой предметы материального мира. Орудиями считаются оружие и предметы, используемые в качестве такового, транспортные средства и т.д., средствами же — газ, огонь, электричество, радиоактивное излучение и т.д.[16]

Средства и орудия преступления могут оказывать влияние на способ совершения преступления: использование определённых средств и орудий преступления в определённой обстановке достаточно часто определяет характеристики способа совершения преступления[17] .

Следует учитывать, что одна и та же вещь в одних преступлениях может выступать в качестве орудия совершения преступления, а в других — в качестве предмета посягательства. Например, один и тот же пистолет может выступать предметом контрабанды и орудием убийства. Если деяние осуществляется с использованием некоей вещи, то она выступает в качестве орудия преступления. Если деяние направленно воздействует на какую-то вещь или осуществляется в связи с какой-то вещью, она играет роль предмета преступления[17] .

Место совершения преступления

Место совершения преступления — это некая ограниченная описанными в законе пределами территория, на которой совершается преступное деяние. В качестве места совершения преступления уголовным законом могут называться, например, взрывоопасные объекты, заповедники, континентальный шельф и особая экономическая зона и т.д.[18]

В остальных случаях место совершения преступления является факультативным признаком, влияющим на степень опасности де­яния, что учитывается судом при выборе вида и размера наказа­ния[18] .

Время совершения преступления

Время совершения преступления — это некий временной период, в течение которого совершается или может быть совершено преступление[14] .

В различных уголовно-правовых системах время совершения преступления может определяться временем совершения преступного деяния, временем наступления последствий или более сложным образом.

Обстановка совершения преступления

Обстановка совершения преступления — это совокупность объективных обстоятельств, в присутствии которых осуществляется преступное деяние. Например, в качестве признака состава преступления может выступать обстановка ведения боевых действий. Некоторые деяния являются преступными лишь при условии их совершения публично, т.е. в обстановке, связанной с присутствием значительного числа сторонних наблюдателей[19] .

Субъективная сторона преступления — это внутреннее психическое отношение лица к совершаемому им общественно опасному деянию.

  • В отличие от признаков объективной стороны преступления, доступных для непосредственного восприятия другими лицами, признаки субъективной стороны недоступны для непосредственного наблюдения и устанавливаются на основании показаний, данных лицом, а также на основании анализа и оценки объективных признаков преступления[1] . В. И. Ленин писал по этому поводу: «…По каким признакам судить нам о реальных «помыслах и чувствах» реальных личностей? Понятно, что такой признак может быть лишь один: действия этих личностей — а так как речь идет только об общественных «помыслах и чувствах», то следует добавить еще: общественные действия личности, т.е. социальные факторы»[2] .
  • Признаки и значение субъективной стороны

    Субъективную сторону преступления образуют следующие признаки: вина, мотив, цель и эмоциональное состояние лица. Обязательное значение имеет только вина. Значение признаков субъективной стороны[3] :

    • Разграничение преступного и непреступного поведения (не является преступным причинение общественно опасных последствий без вины, деяние, предусмотренное нормой уголовного права, но совершённое с не указанной в ней формой вины, мотивом или целью).
    • Разграничение сходных по объективным признакам составов преступлений (убийство и причинение смерти по неосторожности; самовольное оставление службы и дезертирство).
    • Признаки субъективной стороны определяют степень общественной опасности преступления и преступника, являясь смягчающими и отягчающими обстоятельствами.

    Вина

    Основная статья : Вина (уголовное право)

    Согласно психологической теории, вина определяется как психическое отношение лица к совершаемому общественно опасному действию или бездействию и его последствиям, выражающееся в форме умысла или неосторожности. Существуют и другие теории вины.

    Современное уголовное право исходит из того, что преступным может являться деяние, совершение которого является осознанным и волевым. Вследствие этого вина является необходимой предпосылкой уголовной ответственности и наказания[4] . Только виновная ответственность за совершение преступления образует сущность субъективного вменения: какими тяжкими не были бы последствия, ответственность наступает только за виновное их причинение, объективное вменение является недопустимым[5] .

    Выделяют две формы вины: умысел и неосторожность. Форма вины — это определяемое законом сочетание интеллектуальных и волевых признаков, свидетельствующих об отношении виновного к совершаемому им деянию и его последствиям. Форма вины либо указывается в уголовно-правовых нормах, устанавливающих ответственность за конкретное преступление, либо подразумевается.

    Умысел

    Основная статья : Умысел

    Умышленная форма вины предполагает осознание виновным сущности совершаемого деяния, предвидение его последствий и наличие воли, направленной к его совершению[6] .

    Умысел бывает прямой и косвенный. При прямом умысле лицо сознаёт общественную опасность своих действий или бездействия, предвидит возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий (интеллектуальный момент) и желает их наступления (волевой момент). При косвенном умысле виновный предвидит не закономерную неизбежность, а лишь реальную возможность наступления последствий в данном конкретном случае. С точки зрения волевого элемента виновный не желает, но сознательно допускает их наступление или относится к ним безразлично. Следует отметить, что во многих государствах основным интеллектуальным элементом умысла считается осознание не общественной опасности деяния, а его противоправности.

    Неосторожность

    Основная статья : Неосторожность

    Неосторожность характеризуется легкомысленным расчётом на предотвращение вредных последствий деяния лица, либо отсутствием предвидения наступления таких последствий. Неосторожность встречается реже, чем умысел, однако по своим последствиям неосторожные преступления (особенно связанные с использованием некоторых видов техники, атомной энергии и т. д.) могут быть не менее опасными, чем умышленные. Неосторожность может быть двух видов: преступное легкомыслие и преступная небрежность.

    При преступном легкомыслии виновный предвидит возможность наступления общественно опасных последствий (интеллектуальный момент схож с косвенным умыслом), не желает их наступления, и без достаточных оснований самонадеянно рассчитывает на их предотвращение (волевой момент). При этом лицо не расценивает свои действия как общественно опасные, хотя и осознаёт, что они нарушают определённые правила предосторожности.

    При преступной небрежности виновный не предвидит возможность наступления общественно опасных последствий, хотя должен был и мог их предвидеть. Лицо может быть привлечено к ответственности за такие действия, поскольку его поступки связаны с пренебрежительным отношениям к закону, требованиям безопасности и интересам других лиц[7] .

    Невиновное причинение вреда

    Невиновное причинение вреда или уголовно-правовой казус имеет место, когда лицо по обстоятельствам дела не могло осознавать общественной опасности своего деяния, либо не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий и не должно или не могло их предвидеть. В последнее время наличие казуса также может признаваться в случаях, когда лицо хотя и предвидело возможность наступления последствий, но не могло их предотвратить в силу несоответствия своих психофизиологических качеств требованиям экстремальных условий или нервно-психическим перегрузкам.

    Преступления с двумя формами вины

    В некоторых случаях вина в конкретном деянии может носить сложный характер. Преступник может рассчитывать причинить одно последствие (например, тяжкий вред здоровью), но в результате какого-либо допущенного им просчёта причинить более тяжкое последствие (смерть). В других случаях помимо желаемого преступного результата может быть по неосторожности причинён также другой, неоднородный с ним и, как правило, являющийся более тяжким (например, таким результатом является смерть потерпевшей при незаконном производстве аборта). В таких случаях преступление считается совершённым с двумя формами вины (либо с «двойной» или «смешанной» формой вины)[8] .

    Мотив и цель преступления

    Все сознательные действия человека являются мотивированными и направленными на достижение определённой цели. Именно такой их характер определяет возможность привлечения лица к ответственности за совершённые им общественно опасные деяния, вследствие чего установление мотивов и целей лица имеет важное значение[9] .

    Мотив преступления — это основанные на существующих у лица потребностях и интересах факторы, которые обуславливают выбор лицом преступного варианта поведения и конкретную линию поведения в момент совершения преступления.

    Цель преступления — это идеализированное представление лица о преступном результате, которого оно стремится достичь своими действиями.

    Мотивы и цели тесно связаны между собой. Цель преступления формируется на основе сначала подсознательного, а потом осознанного влечения к удовлетворению потребности, составляющей мотив преступления. Цель и мотив являются психологической основой для образования у субъекта виновного отношения к совершаемому деянию. Мотивы и цели в умышленных преступлениях носят преступный характер, так как цели, которых желает достичь лицо, связаны с причинением определённого вреда объектам, охраняемым уголовным законом. В неосторожных преступлениях мотивы и цели носят нейтральный или общественно-полезный характер (например, мотивом превышения скорости, повлекшего ДТП, могло быть стремление поскорее прибыть на рабочее место) и потому не признаются преступными[10] .

    Мотивы и цели, как правило, чётко называются в уголовном законе. Однако в отдельных случаях законодатель может давать и обобщённую их характеристику, указывая, например, на какую-либо личную заинтересованность лица.

    Мотивы и цели классифицируются с точки зрения их морально-правовой оценки: выделяются низменные и не имеющие низменного содержания мотивы и цели.

    С низменными мотивами и целями связывается усиление уголовной ответственности. Низменными являются корыстные, хулиганские и иные мотивы, осуждаемые обществом: мотив расовой, национальной, религиозной ненависти или вражды, кровной мести, мести за осуществление правомерной и общественно полезной деятельности, цели облегчить или скрыть другое преступление, использования органов и тканей потерпевшего, подрыва конституционного строя государства и т.д.[11]

    Мотивы и цели, не имеющие низменного содержания, либо не влияют на ответственность (это ревность, месть, карьеризм, личная неприязнь), либо смягчают её (мотив сострадания, цель пресечения преступления)[12] .

    Уголовно-правовое значение мотивов и целей такое же, как и у остальных факультативных признаков состава преступления. Они могут выступать в роли составообразующих, когда они включены в конструкцию конкретного состава преступления (например, пиратство должно осуществляться с обязательной целью завладения чужим имуществом), могут признаваться квалифицирующими признаками, отягчающими и смягчающими уголовную ответственность обстоятельствами[13] .

    Эмоциональное состояние лица, совершающего преступление

    Основная статья : Аффект (уголовное право)

    Эмоции представляют собой чувства и переживания, которые испытывает человек.

    Среди всех эмоций, которые может испытывать человек, уголовно-правовое значение имеет только чрезвычайно сильное кратковременное эмоциональное возбуждение, вспышка таких эмоций, как страх, гнев, ярость, отчаяние, бурно протекающая и характеризующееся внезапностью возникновения, кратковременностью протекания, значительным характером изменений сознания, нарушением волевого контроля за действиями — аффект[14] .

    Аффект может быть физиологическим и патологическим. При физиологическом аффекте возникшее состояние представляет собой интенсивную эмоцию, которая доминирует в сознании человека, снижает его контроль за своими поступками, характеризуется сужением сознания, определенным торможением интеллектуальной деятельности. Однако при этом не наступает глубокого помрачения сознания, сохраняется самообладание и поэтому физиологический аффект не исключает ответственности.

    Физиологический аффект является смягчающим уголовную ответственность состоянием при условии, что он является реакцией на противоправное либо аморальное поведение потерпевшего, которое может носить однократный или систематический характер; в последнем случае речь идёт о наличии длительной психотравмирующей ситуации[15] .

    Патологический аффект характеризуется полным помрачением сознания и неуправляемым импульсивным действием. Он является обстоятельством, исключающим вменяемость.

    Ошибка

    Основная статья : Ошибка в уголовном праве

    Ошибка — это заблуждение лица, совершающего деяние, относительно фактических обстоятельств, определяющих характер и степень общественной опасности деяния, или его юридической характеристики.

    Юридическая ошибка представляет собой неправильное представление лица о юридической оценке совершённого им деяния, либо юридической ответственности, связанной с его совершением[16] . Юридическая ошибка может быть следующих видов[16] :

    1. Ошибка в уголовно-правовом запрете — неверная оценка деяния как непреступного, тогда как в действительности его совершение запрещено уголовным законом под угрозой наказания.
    2. Мнимое преступление — ошибочная оценка деяния как преступного, тогда как уголовный закон такого преступного деяния не предусматривает.
    3. Неправильное представление лица о юридических последствиях деяния (квалификации, виде и размере наказания).

    Юридическая ошибка практически никогда не оказывает влияния на применяемую к лицу меру ответственности.

    Фактическая ошибка — это заблуждение лица относительно фактического содержания признаков, составляющих объект и объективную сторонупреступления. Фактическая ошибка может быть существенной или несущественной: существенная фактическая ошибка касается юридически значимых признаков состава преступления, называемых в уголовном законе, и оказывает влияние на характер и размер ответственности лица[17] , несущественная ошибка касается признаков, не влияющих на уголовно-правовую оценку деяния (например, личность потерпевшего при краже) и потому не имеет юридического значения.

    Выделяются такие виды фактической ошибки как ошибка в объекте, ошибка относительно фактических обстоятельств деяния, ошибка относительно общественно опасных последствий, ошибка в развитии причинной связи, ошибка в средствах совершения преступления.

    ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

    Комментариев на модерации: 1.

    ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

    Ваше имя:

    Комментарий