Судебная практика по наследственным делам

Зайцева Т.И Завещание в чрезвычайных обстоятельствах Несмотря на то что основной формой совершения завещания по-прежнему осталось нотариальное удостоверение завещания, новое законодательство в исключительных случаях допускает совершение завещания в простой письменной форме. В этом плане особый интерес представляет совершение завещания в чрезвычайных обстоятельствах.

Зайцева Т.И

Судебная практика по наследственным делам

Завещание в чрезвычайных обстоятельствах

Несмотря на то что основной формой совершения завещания по-прежнему осталось нотариальное удостоверение завещания, новое законодательство в исключительных случаях допускает совершение завещания в простой письменной форме. В этом плане особый интерес представляет совершение завещания в чрезвычайных обстоятельствах. Составление завещания в простой письменной форме допускается лишь в виде исключения в случаях, предусмотренных ст. 1129 ГК РФ. Гражданин, который находится в положении, явно угрожающем его жизни, и в силу сложившихся чрезвычайных обстоятельств лишен возможности совершить завещание в соответствии с правилами ст. 1124-1128 ГК РФ, может изложить последнюю волю в отношении своего имущества в простой письменной форме.

Изложение гражданином последней воли в простой письменной форме признается его завещанием, если завещатель в присутствии двух свидетелей собственноручно написал и подписал документ, из содержания которого следует, что этот документ представляет собой завещание.

Завещание, совершенное в указанных обстоятельствах, утрачивает силу, если завещатель в течение месяца после прекращения этих обстоятельств не воспользуется возможностью совершить завещание в какой-либо иной форме, предусмотренной ст. 1124-1128 ГК РФ.

Завещание, совершенное в чрезвычайных обстоятельствах, подлежит исполнению только при условии подтверждения судом по требованию заинтересованных лиц факта совершения завещания в чрезвычайных обстоятельствах. Указанное требование должно быть заявлено до истечения срока, установленного для принятия наследства.

Таким образом, изложение гражданином своей воли с облечением ее в простую письменную форму не всегда может быть признано его завещанием. Для того, чтобы документ, составленный гражданином на случай смерти по поводу распоряжения принадлежащим ему имуществом, изложенный в простой письменной форме, приобрел силу завещания, необходимо обязательное сочетание нескольких условий:

- гражданин должен находиться в положении, явно угрожающем его жизни;

- обстоятельства, которые создали непосредственную угрозу жизни гражданина, должны являться чрезвычайными;

- чрезвычайные обстоятельства должны носить такой характер, что они лишили гражданина возможности совершить завещание в соответствии с правилами ст. 1124-1128 ГК РФ;

- гражданин должен собственноручно написать и подписать документ, выражающий его последнюю волю;

- гражданин должен выполнить указанные действия в присутствии не менее чем двух свидетелей;

- последняя воля гражданина должна быть связана с распоряжением принадлежащим ему имуществом;

- чрезвычайные обстоятельства не должны утратить своей силы к моменту смерти гражданина или прекратиться более, чем за месяц до его смерти;

- подтверждение факта совершения завещания в чрезвычайных обстоятельствах должно быть произведено судом;

- требование о признании документа завещанием должно быть заявлено до истечения срока, установленного для принятия наследства.

Так, 09.08.2002 г. Октябрьский районный суд г. Саратова рассмотрел гражданское дело по заявлению гражданки Е. об установлении факта совершения завещания в чрезвычайных обстоятельствах.

Гражданка Е. обратилась в суд с подобным заявлением, мотивируя следующим. С 1995 г. она состояла в фактических брачных отношениях с гр. Б. 08.05.2002 г. ее сожитель почувствовал себя плохо, а 11.05 скончался. 09.05.2002 г. гр. Б., находясь в трезвом уме и хорошей памяти, в присутствии своего брата написал завещание, которым завещал принадлежащие ему акции своей сожительнице. Завещание было составлено в простой письменной форме, поскольку в праздничный день нотариальные конторы не работали и ввиду скоропостижности происходящего родственники не могли обеспечить составление умершим завещания в установленной законом форме.

Заинтересованное лицо - сын умершего в судебном заседании подтвердил факт наличия у его отца неизлечимого заболевания и факт смерти при изложенных обстоятельствах. По обстоятельствам составления завещания пояснить ничего не мог, так как не присутствовал при этом.

Суд пришел к выводу об удовлетворении заявления Е.

Свидетель Б. - брат умершего подтвердил, что 09.05.2002 г. умерший попросил его помочь оформить завещание на Е., при это выразил свою волю так, чтобы половина акций была завещана Е., а другая половина - его сыну. Поскольку умерший и его сожительница не состояли в зарегистрированном браке, умирающий Б. написал на ее имя завещание в простой письменной форме, так как нотариальные конторы в этот день не работали. Для того, чтобы быть уверенным в том, что завещание будет иметь силу, Б. попросил заверить данный документ у врача. Брат Б. по его просьбе поехал к участковому врачу, которая, зная о сложившейся ситуации, заверила завещание, написанное в простой письменной форме гр-ном Б. При составлении завещания Б. находился в здравом уме и понимал, что его выздоровление невозможно.

Суд изучил медицинские справки, подтверждающие заболевание Б., а также установил тот факт, что нотариальные конторы в г. Саратове в этот день не работали, что было подтверждено письмом Саратовской областной нотариальной палаты.

Суд пришел к выводу, что обстоятельства, в которых было составлено завещание Б., являются чрезвычайными, а установление факта совершения завещания в чрезвычайных обстоятельствах позволит заявительнице реализовать свое право на получение наследства.

Решением суда указанное завещание было признано совершенным в чрезвычайных обстоятельствах. 20.08.2002 г. решение вступило в законную силу.

Еще один пример из судебной практики.

Красноуральский городской суд Свердловской области, рассмотрев 10.11.2005 г. в открытом судебном заседании в зале суда гражданское дело по иску Майоровой Н.П. к Серебрич Ж.В. о признании факта совершения завещания в чрезвычайных обстоятельствах и признании права собственности на наследственное имущество, а также по встречному иску Серебрич Ж.В. к Майоровой Н.П. о признании права собственности на наследственное имущество, установил:

Серебрич Р.В. умерла 17.08.2005 г.

После ее смерти открылось наследство, которое заключается в следующем имуществе: двухкомнатная квартира, расположенная в г. Красноуральске по ул. Ленина, 69 "а"-39, гаражный бокс N 28, расположенный в ряду N 11 в районе котельной микрорайона N 1 по ул. Устинова в г. Красноуральске, а также денежные вклады, находящиеся на счетах в филиале ОАО "Уралтрансбанк" в г. Красноуральске.

Наследником седьмой очереди после смерти Серебрич Р.В. являлась ее падчерица Серебрич Ж.В. Других наследников не имелось.

Майорова Н.П. обратилась в суд с иском к Серебрич Ж.В. Просила признать факт совершения Серебрич Р.В. в ее пользу завещания в чрезвычайных обстоятельствах, а также признать за ней право собственности на вышеуказанное имущество.

В ходе рассмотрения дела Серебрич Ж.В. обратилась в суд со встречным иском к Майоровой Н.П. о признании за ней права собственности на все наследственное имущество, помимо выше перечисленного имущества указав денежные средства, находящиеся во вкладе на имя Серебрич Р.В. в Сберегательном банке РФ на сумму 22 494 руб.

В судебное заседание истица Майорова Н.П. не явилась в связи с нахождением на стационарном лечении в Межрайонное управление "ЦГБ" (далее - МУ "ЦГБ"). Ее представитель заявленные требования поддержала. В обоснование иска пояснила, что истица и Серебрич Р.В. долгое время проживали по соседству на одной лестничной площадке, были очень близки. 17.08.2005 г. Серебрич Р.В. почувствовала себя плохо и вызвала "Скорую помощь". В то же утро она написала завещание, в котором указала, что все свое имущество завещает соседке Майоровой Н.П. Работники скорой помощи, присутствовавшие при этом, завещание подписать отказались. Затем Серебрич Р.В. госпитализировали, и в тот же день она умерла в МУ "ЦГБ" г. Красноуральска. Через несколько дней Майорова Н.П. обратилась к главному врачу МУ "ЦГБ", в присутствии которого сотрудники скорой помощи удостоверили завещание. Считает, что завещание было совершено в чрезвычайных обстоятельствах.

Истица Майорова Н.П. в судебном заседании 19.10.2005 г. пояснила, что за неделю до смерти Серебрич Р.В. сказала ей, что, как только почувствует себя плохо, то составит завещание в ее пользу. 17.08.2005 г. в 7 часов утра Серебрич Р.В. пришла к ней домой, сказала, что болит сердце, что вызвала скорую помощь, попросила встретить врача. Вместе с бригадой скорой помощи она зашла к Серебрич Р.В., которая сидела за столом с ручкой, писала завещание, а потом попросила врача и фельдшера подписать завещание, но они отказались. Серебрич Р.В. отдала ей завещание и просила найти ее в больнице, чтобы она смогла удостоверить завещание. В течение дня истец приходила в больницу, чтобы передать вещи, но Серебрич Р.В. уже была в коме, потом умерла. Через несколько дней она сходила к главному врачу, который пригласил к себе сотрудников скорой помощи. Они подтвердили, что в их присутствии составлялось завещание и заверили его.

Серебрич Ж.В. с исковыми требованиями Майоровой Н.П. не согласилась. Поддержала свои исковые требования.

Ее представитель в обоснование иска пояснил, что Серебрич Ж.В. является дочерью мужа умершей Серебрич Р.В., то есть ее падчерицей. Серебрич В.С. умер 27.01.2004 г. Его дочь приняла наследство после смерти отца: ей перешла доля в праве собственности на квартиру. Впоследствии она продала свою долю Серебрич Р.В. О счетах в банках ей не было ничего известно. Кроме того, у ее отца был гараж, право собственности на который по решению суда признано за Серебрич Р.В., выплатившей падчерице за ее долю 10 000 руб. С этой суммой Серебрич Ж.В. не согласна, поскольку она не отражает рыночной стоимости гаража. Представитель пояснил также, что Серебрич Ж.В. после смерти отца имела право наследовать вклады, а также право на гаражный бокс. Кроме того, возражал против иска Майоровой Н.П., поскольку завещание нельзя признать состоявшимся. Оно было составлено с нарушением требований закона. При его составлении не присутствовали свидетели.

В судебном заседании Серебрич Ж.В. было предложено представить доказательства рыночной стоимости гаражного бокса на момент открытия наследства после смерти ее отца, а также разъяснено, что решение суда о признании права собственности на гараж за ее мачехой имеет преюдициальное значение, и она вправе обжаловать его в порядке надзора. Ей было предоставлено время для принятия решения и совершения необходимых действий. Однако истица свои права не реализовала. Ее представитель в судебном заседании заявил, что они не намерены воспользоваться этими правами, и такое основание как право наследовать гараж после смерти отца просили не учитывать.

Заслушав стороны, свидетелей, исследовав письменные материалы дела, суд пришел к следующим выводам. Факт смерти Серебрич Р.В. подтвержден свидетельством о ее смерти, согласно которому она умерла 17.08.2005 г. Ее права на имущество, входящее в наследственную массу и являющееся предметом спора по настоящему делу, подтверждаются следующими доказательствами. Как видно из свидетельства о заключении брака, Серебрич Р.В. с 05.11.1977 г. состояла в зарегистрированном браке с Серебрич В.С. Оба они проживали в квартире по ул. Ленина, 69 "а"-39. Данная квартира была передана супругам в собственность по договору приватизации от 05.05.1993 г. Согласно свидетельству о смерти Серебрич В.С. умер 27.01.2004 г. Из материалов наследственного дела видно, что супруга умершего Серебрич В.С. - Серебрич Р.В. и его дочь - Серебрич Ж.В. (их родственные отношения подтверждаются свидетельством о рождении Серебрич Ж.В.) обратились к нотариусу и получили свидетельство о праве на наследство по закону, согласно которому каждая являлась наследником после смерти Серебрич В.С. в равных долях. Наследственным имуществом в свидетельстве указана спорная квартира.

03.09.2004 г. между Серебрич Ж.В. и Серебрич Р.В. заключен договор купли-продажи, согласно которому Серебрич Ж.В. продала Серебрич Р.В. свою долю в праве собственности на квартиру за 40 000 руб.

Таким образом, право собственности на квартиру перешло к Серебрич Р.В. в полном объеме. 06.12.2004 г. на основании вышеприведенных правоустанавливающих документов ей выдано свидетельство о государственной регистрации права на квартиру.

Как видно из решения мирового судьи судебного участка N 1 г. Красноуральска Свердловской области от 15.07.2004 г., за Серебрич Р.В. признано право собственности на гаражный бокс N 28, расположенный в ряду N 11 в районе котельной микрорайона N 1 по ул. Устинова в г. Красноуральске. При этом суд учитывал, что Серебрич Р.В. вместе с мужем Серебрич В.С. построила указанный гаражный бокс, пользовалась им более 15 лет, а также то обстоятельство, что после смерти Серебрич В.С. нет других наследников. На основании данного решения 10.08.2004 г. Серебрич Р.В. выдано свидетельство о государственной регистрации права на гаражный бокс.

Решение мирового судьи вступило в законную силу, обжаловано не было ни в кассационном, ни в надзорном порядке, в соответствии со ст. 61 ГПК РФ имеет преюдициальное значение.

Кроме того, согласно ответам ОАО "Уралтрансбанк" и Кушвинского отделения СБ РФ, на имя Серебрич Р.В были открыты счета, на каждом из которых на момент предоставления ответа на запрос имелись денежные средства. Выписками из вышеуказанных лицевых счетов подтверждено, что часть денежных средств на них зачислялись до смерти супруга Серебрич Р.В. - Серебрич В.С.

По общему правилу, установленному ст. 34 СК РФ, в отношении имущества, нажитого супругами во время брака, действует режим совместной собственности. При этом доли супругов признаются равными. Следовательно, суммы вкладов, имеющиеся на момент смерти Серебрич В.С., являлись совместной собственностью Серебрич В.С. и Серебрич Р.В.

Истица Серебрич Ж.В. после смерти отца в соответствии с п. 1 ст. 1153 ГК РФ путем подачи заявления нотариусу приняла наследство. С учетом правил п. 2 ст. 1152 ГК РФ она считается принявшей все причитающееся ей наследство, в чем бы оно ни заключалось и где бы ни находилось. В связи с этим она вправе была наследовать вклады, открытые на имя Серебрич Р.В. в период брака. Таким образом, Серебрич Ж.В. имеет право на указанные суммы в силу принятия ею наследства после смерти отца. Эти суммы подлежат исключению из наследственного имущества, оставшегося после смерти Серебрич Р.В.

В соответствии со ст. 1119 ГК РФ завещатель вправе по своему усмотрению завещать имущество любым лицам. По общему правилу, установленному ст. 1125, завещание должно быть нотариально удостоверено.

Однако на основании ст. 1129 ГК РФ гражданин, который находится в положении, явно угрожающем его жизни, и в силу сложившихся чрезвычайных обстоятельств лишен возможности совершить завещание в соответствии с правилами ст. 1124-1128 ГК РФ, может изложить последнюю волю в отношении своего имущества в простой письменной форме. Изложение гражданином последней воли в простой письменной форме признается его завещанием, если завещатель в присутствии двух свидетелей собственноручно написал и подписал документ, из содержания которого следует, что он представляет собой завещание.

На основании п. 3 ст. 1129 ГК РФ завещание, совершенное в чрезвычайных обстоятельствах, подлежит исполнению только при условии подтверждения судом факта совершения завещания в чрезвычайных обстоятельствах.

Таким образом, для признания завещания совершенным в чрезвычайных обстоятельствах необходимо несколько условий:

- наличие чрезвычайных обстоятельств, не позволяющих гражданину совершить завещание в обычной форме;

- изложение завещания лично гражданином в простой письменной форме;

- из содержания составленного документа должно следовать, что он представляет собой завещание;

- присутствие при составлении завещания двух свидетелей.

Все эти условия при составлении Серебрич Р.В. завещания имели место.

17.08.2005 г. в момент составления завещания Серебрич Р.В. находилась в чрезвычайных обстоятельствах, явно угрожающих ее жизни. Это подтверждено справкой МУ "ЦГБ" г. Красноуральска, согласно которой 17.08.2005 г. в 7.05 часов утра к Серебрич Р.В., 1949 г.р., вызвалась скорая медицинская помощь. Больная была госпитализирована с диагнозом: ишемическая болезнь сердца, нестабильная стенокардия, повторный инфаркт миокарда.

Из медицинской карты стационарного больного следовало, что Серебрич Р.В. поступила в приемный покой МУ "ЦГБ" в тяжелом состоянии с жалобами на жгучие сжимающие боли в сердце. Направлена в реанимацию с диагнозом: острый инфаркт миокарда. В 08.00 часов ее состояние характеризовалось как тяжелое. Были жалобы на разрывающие боли в сердце, назначено лечение. В 11.15 часов болевой синдром сохранялся. По данным рентгенограммы расширены все отделы сердца. В 13.00 - отрицательная динамика, развитие отека легких. В 15.00 переведена на искусственную вентиляцию легких. В 16.20 часов остановка сердечно-сосудистой деятельности. Начаты реанимационные мероприятия. В 16.50 часов констатирована смерть.

Таким образом, суд счел установленным, что 17.08.2005 г. Серебрич Р.В. находилась в обстоятельствах, явно угрожающих ее жизни, и не имела возможности составить завещание в порядке ст. 1124-1128 ГК РФ. Находясь в больнице, она испытывала сильные сердечные боли, в отношении нее проводились реанимационные мероприятия, состояние характеризовалось как крайне тяжелое.

Суду представлено завещание, составленное в простой письменной форме, следующего содержания: "Я, Серебрич Раиса Васильевна, находясь в здравом уме и хорошей памяти, завещаю все свое имущество Майоровой Нине Петровне". Данный текст озаглавлен как "Завещание", имеет дату - 17.08.2005 г. и подпись Серебрич.

Из содержания данного документа однозначно следует, что Серебрич Р.В. распорядилась всем своим имуществом на случай своей смерти в пользу Майоровой Н.П.

Данное завещание составлено Серебрич Р.В. лично. Это следует из пояснений свидетелей Обухова А.П. и Башлыкова А.А., которые подтвердили, что в составе бригады скорой медицинской помощи выезжали к Серебрич Р.В., которая просила подписать их данное завещание. Оба они отказались это сделать, мотивируя тем, что приехали оказывать медицинскую помощь и не хотели впоследствии быть участниками судебных разбирательств. Башлыков А.А. с содержанием завещания не знакомился. А Обухов А.П. пояснил, что читал данное завещание. Оно имело именно такую форму и содержание, как представленное в судебное заседание. Через несколько дней их вызвал главный врач, и они удостоверили завещание своими подписями.

Действительно, на завещании имеются подписи обоих свидетелей, датированные 17.08.2005 г. Также завещание подписано главным врачом Альварес А.Х., о чем имеется его подпись, датированная 23.08.2005 г. В судебном заседании Альварес А.Х. подтвердил, что в августе 2005 г. истица пришла к нему на прием и пояснила, что сотрудники скорой помощи отказались подписать завещание Серебрич Р.В. Он вызвал Обухова А.П. и Башлыкова А.А., которые подтвердили, что Серебрич Р.В. просила удостоверить их свое завещание, в соответствии с которым она завещала свою квартиру Майоровой Н.П. В этот же день они подписали завещание, а он удостоверил их подписи.

Свидетель Чертакова Г.Л. в судебном заседании подтвердила, что в день смерти Серебрич Р.В. Майорова Н.П. приходила к ней и показывала завещание. Его содержание соответствовало представленному в судебное заседание.

При составлении завещания Серебрич Р.В. действительно имели место нарушения. Серебрич Р.В. написала его в отсутствие двух свидетелей, что подтвердили Обухов А.П. и Башлыков А.А., которые пояснили, что в момент их появления в квартире, завещание уже лежало на столе.

На основании п. 1 ст. 1124 ГК РФ несоблюдение правил удостоверения завещания влечет за собой его недействительность. Суд счел необходимым руководствоваться правилами п. 3 ст. 1131 ГК РФ, в соответствии с которым не могут служить основанием недействительности завещания незначительные нарушения порядка его составления, подписания или удостоверения, если судом установлено, что они не влияют на понимание волеизъявления завещателя.

Судом также были сделаны следующие выводы. Бригада скорой медицинской помощи прибыла к Серебрич Р.В. 17.08.2005 г. в 7 часов 5 минут и, как следует из показаний Обухова А.П. и Башлыкова А.А., к этому моменту завещание уже было составлено. Поскольку дата на завещании указана 17.08.2005 г., следует признать, что оно было составлено и подписано Серебрич Р.В. непосредственно перед появлением в квартире работников скорой помощи. Оба свидетеля утверждают, что Серебрич Р.В. выражала волю оставить свое имущество Майоровой Н.П. и просила их удостоверить этот факт. Какого-либо давления на нее в этот момент не оказывалось. Больная находилась в ясном сознании, каких-либо психических нарушений у нее выявлено не было. Данные свидетели являются не заинтересованными лицами и их пояснения объективно отражают волю наследодателя. В присутствии двоих лиц она высказала волю оставить все свое имущество истице.

Свидетели Чертакова Г.Л. и Любченко Н.Н. в судебном заседании пояснили, что обе разговаривали с Серебрич Р.В. по поводу того, оставит ли она имущество Майоровой Н.П., на что Серебрич Р.В. отвечала отрицательно. Вместе с тем эти же свидетели подтвердили, что Майорова Н.П. и Серебрич Р.В. длительное время проживали на одной лестничной площадке, общались друг с другом, ходили в гости. Майорова Н.П. ухаживала за огородом Серебрич Р.В., у них были хорошие соседские отношения.

Таким образом, судом сделан вывод, что какие-либо пороки волеизъявления Серебрич Р.В. при составлении завещания отсутствовали, содержание завещания, а также пояснения свидетелей Обухова А.П. и Башлыкова А.А. однозначно свидетельствовали о намерении наследодателя оставить все свое имущество истице.

На основании изложенного суд решил признать факт совершения Серебрич Р.В. завещания от 17.08.2005 г. в чрезвычайных обстоятельствах, а также признать за Майоровой Н.П. В порядке наследования после смерти Серебрич Р.В. право собственности на двухкомнатную квартиру N 39, расположенную в г. Красноуральске Свердловской области по ул. Ленина, в д. N 69а, гаражный бокс N 28, расположенный в ряду N 11 в районе котельной МКР-1 по ул. Устинова в г. Красноуральске Свердловской области, а также на денежные вклады, открытые на имя Серебрич Р.В. В остальной части иска Майоровой Н.П. отказано.

За Серебрич Ж.В. в порядке наследования после смерти Серебрич В.С. признано право собственности на денежные вклады. В остальной части иска ей отказано.

Решение было обжаловано в Свердловский областной суд. Судебная коллегия по гражданским делам Свердловского областного суда рассмотрела в судебном заседании 14.02.2006 г. данное гражданское дело. Проверив материалы дела, обсудив доводы жалобы, судебная коллегия не нашла оснований к его отмене, указав следующее.

Разрешая спор, суд правильно определил характер правоотношений сторон, исследовал обстоятельства, имеющие значение для дела, и постановил решение в соответствии с нормами материального и процессуального права.

Судом установлено, что наследственным имуществом после смерти Серебрич Р.В. является квартира, гараж и денежные вклады за минусом сумм, которые суд исключил из наследственного имущества в связи с тем, что последние находились на счете Серебрич Р.В. при жизни ее супруга Серебрич В.С. и которые должны быть переданы в порядке наследования его дочери Серебрич Ж.В.

В соответствии со ст. 1119 ГК РФ завещатель вправе по своему усмотрению завещать имущество любым лицам. По общему правилу, установленному ст. 1125, завещание должно быть нотариально удостоверено.

Однако на основании ст. 1129 ГК РФ гражданин, который находится в положении, явно угрожающем его жизни, и в силу сложившихся чрезвычайных обстоятельств лишен возможности совершить завещание в соответствии с правилами ст. 1124-1128 ГК РФ, может изложить последнюю волю в отношении своего имущества в простой письменной форме. Изложение гражданином последней воли в простой письменной форме признается его завещанием, если завещатель в присутствии двух свидетелей собственноручно написал и подписал документ, из содержания которого следует, что он представляет собой завещание.

Давая толкование п. 3 ст. 1129 ГК РФ, суд первой инстанции правомерно указал, что завещание, совершенное в чрезвычайных обстоятельствах, подлежит исполнению только при условии подтверждения судом факта совершения завещания в чрезвычайных обстоятельствах и только при наличии определенных условий, каковыми являются наличие чрезвычайных обстоятельств, не позволяющих гражданину совершить завещание в обычной форме; изложение завещания лично гражданином в простой письменной форме; из содержания составленного документа должно следовать, что он представляет собой завещание; присутствие при составлении завещания двух свидетелей.

Как установил суд, все эти условия при составлении Серебрич Р.В. завещания имели место.

Анализируя имеющие место обстоятельства 17.08.2005 г. в момент составления завещания Серебрич Р.В., суд пришел к правильному выводу, что наследодатель находилась в чрезвычайных обстоятельствах, явно угрожающих ее жизни.

Давая оценку представленному в суд документу, озаглавленному как "Завещание", имеющем дату - 17.08.2005 г. и подпись Серебрич, суд пришел к выводу, что из него одназначно следует, что Серебрич Р.В. распорядилась все своим имуществом на случай своей смерти в пользу Майоровой Н.П. и составлено оно было Серебрич Р.В. лично, что подтвердили свидетели Обухов А.П. и Башлыков А.А., которые в составе бригады скорой медицинской помощи выезжали к Серебрич Р.В. в день написания завещания.

Доводы кассационной жалобы о том, что суд неправильно истолковал положения ст. 1124 ГК РФ, и не посчитал нарушением то обстоятельство, что при составлении завещания Серебрич Р.В. имели место серьезные нарушения закона; Серебрич Р.В. написала его в отсутствие двух свидетелей, судебная коллегия находит несостоятельными и не могущими повлиять на законность решения, в связи с тем, что суд первой инстанции надлежащим образом оценил указанное выше с учетом показаний свидетелей Обухова А.П. и Башлыкова А.А., пояснивших, что в момент их появления в квартире, завещание уже лежало на столе, наследодатель просила их удостоверить факт его написания, утверждая, что это завещание, и оно написано лично ею, находилась при этом в ясном сознании, при отсутствии признаков психических нарушений.

Действительно, согласно п. 1 ст. 1124 ГК РФ несоблюдение правил удостоверения завещания влечет за собой его недействительность, по правилам п. 3 ст. 1131 ГК РФ не могут служить основанием недействительности завещания незначительные нарушения порядка его составления, подписания или удостоверения, если судом установлено, что они не влияют на понимание волеизъявления завещателя.

Более того, наследники не могут страдать из-за непрофессионализма лиц, которые в силу закона могут удостоверять завещания, но допустили при этом ошибки, либо отказались от выполнения своих функций.

Показаниям свидетелей Чертаковой Г.Л. и Любченко Н.Н., пояснившим, что не слышали о том, чтобы умершая Серебрич Р.В. когда-либо говорила о своих намерениях завещать свое имущество Майоровой Н.П., суд первой инстанции дал оценку, указав, что каких-либо распоряжений в установленной форме Серебрич Р.В. не делала.

С учетом того, что какие-либо пороки волеизъявления Серебрич Р.В. при составлении завещания отсутствовали, содержание завещания, а также показания свидетелей Обухова А.П. и Башлыкова А.А. однозначно свидетельствуют о намерении наследодателя оставить все свое имущество истице, вывод суда о наличии правовых оснований для удовлетворения иска Майоровой Н.П. к Серебрич Ж.В. о признании факта совершения завещания и признании права собственности на наследственное имущество, судебная коллегия нашла правильным.

Выводы суда мотивированы, подтверждаются имеющимися доказательствами, которым суд дал надлежащую оценку. Доводы, изложенные в кассационной жалобе, принимались судом во внимание при постановлении решения и основаниями для его отмены не являются. Кроме того, все они основаны на неправильном толковании законодательства.

На основании изложенного, судебная коллегия определила решение Красноуральского городского суда от 10.11.2005 г. оставить без изменения, кассационную жалобу Серебрич Ж.В. - без удовлетворения.

По поводу признания изложенной гражданином последней воли в простой письменной форме его завещанием имеется и противоположная судебная практика.

03.02.2006 г. Промышленный районный суд г. Ставрополя, рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Джафаровой Е.Г. к Джафаровой Ф.Г. о признании действительным завещания, составленного в чрезвычайных обстоятельствах, установил следующее.

Джафарова Е.Г. обратилась в суд с иском к Джафаровой Ф.Г. о признании действительным рукописного завещания, составленного по воле Джафарова Г.К. 30.10.2004 г. в чрезвычайных обстоятельствах.

В судебном заседании Джафарова Е.Г. поддержала свои требования и пояснила, что она приходится дочерью Джафарову Г.К., умершему 02.11.2004 г. в г. Ставрополе. Отец страдал тяжелым заболеванием почек и примерно за неделю до смерти был очередной раз помещен на стационарное лечение в городскую клиническую больницу N 4 г. Ставрополя. Поскольку проводимое лечение положительных результатов не принесло, понимая, что жить ему осталось недолго, отец 30.10.2004 г. принял решение о составлении завещания, в связи с чем попросил написать завещание свою супругу - Джафарову (Почтовую) Д.В. Сам он, хотя и находился в полном сознании, но из-за физического состояния не имел возможности собственноручно написать завещание. Поэтому Джафарова Д.В. в присутствии свидетелей, указанных в завещании, собственноручно написала текст завещания, в котором расписались свидетели, и которое заверил гербовой печатью главный врач городской больницы N 4 Анисимов И.Н. Поскольку Джафарова Д.В. не обладала юридическими познаниями, она написала завещание без соблюдения всех необходимых требований закона. 02.11.2004 г. отец скончался в вышеуказанной больнице. 23.03.2005 г. она, т.е., истица, обратилась к нотариусу по поводу оформления вступления в наследство. Нотариус по Ставропольскому городскому нотариальному округу Кашурина М.Н. отказала в совершении нотариального действия, сославшись на несоблюдение требований закона при составлении завещания. В 1973 г. отец получил по линии Министерства обороны СССР двухкомнатную квартиру, в которой постоянно проживала она, отец и мать. В январе 1993 г. квартира была приватизирована по 1/2 части на отца и на мать. Какого-либо иного имущества у отца на момент смерти не имелось. Принадлежащую отцу 1/2 долю квартиры он завещал ей, истице, а также Григорьеву С.А., Григорьевой М.А., Григорьевой С.С. От первого брака у отца есть дочь - Джафарова Ф.Г., которая также претендует на долю наследства после смерти Джафарова Г.К. В связи с наличием спора о праве она, т.е. истица, обратилась в суд с рассматриваемым иском и просила признать завещание, составленное в чрезвычайных обстоятельствах, действительным.

Представитель истицы в судебном заседании пояснил, что считает исковые требования о признании действительности завещания в чрезвычайных обстоятельствах законными и обоснованными. Состояние здоровья Джафарова Г.К. не позволило ему в установленном законом порядке нотариально оформить свою последнюю волю, в связи с чем родственники приняли меры к составлению завещания в больнице. То условие, что в завещании отражены истинные обстоятельства, подтверждаются показаниями свидетелей, в присутствии которых оформлялось данное завещание, а также фактом удостоверения завещания главным врачом медицинского учреждения.

Привлеченная к участию в деле в качестве третьего лица Джафарова Д.В. в судебном заседании просила удовлетворить исковые требования Джафаровой Е.Г. и пояснила, что в 1984 г. она вступила в зарегистрированный брак с Джафаровым Г.К., от брака имеет дочь - Джафарову Е.Г. На протяжении многих лет супруг страдал тяжелым заболеванием, неоднократно лежал в стационаре, она и дочь осуществляли за ним уход. В октябре 2004 г. его состояние ухудшилось, и он был помещен на лечение в городскую больницу N 4. За несколько дней до смерти супруг сообщил, что хочет составить завещание. По состоянию здоровья он не был транспортабелен и не мог идти к нотариусу. Вызвать нотариуса в больницу они не смогли, поскольку предстояли выходные дни, а для выезда нотариуса по вызову необходимо записываться в очередь. Поскольку ухудшение состояния Джафарова Г.К. прогрессировало, они решили оформить завещание в условиях лечебного учреждения. Супруг не мог собственноручно написать завещание, поскольку к тому времени не передвигался самостоятельно. Текст завещания она написала в присутствии свидетелей, после чего завещание было удостоверено главным врачом больницы. Завещание было составлено 30.10.2004 г., в нем была изложена последняя воля супруга относительно имущества, а 02.11.2004 г. он умер в больнице. После его смерти они обратились к нотариусу для оформления своих наследственных прав, однако им было отказано в совершении нотариального действия со ссылкой на несоответствие завещания требованиям закона.

Ответчик Джафарова Ф.Г. в судебном заседании исковые требования не признала. Пояснила, что Джафаров Г.К. - ее родной отец. Когда ей было 6 лет, отец и мать расстались, впоследствии отец создал другую семью. Истица Джафарова Е.Г. приходится ей сводной сестрой. На протяжении длительного времени отец тяжело болел. Она поддерживала отношения с отцом, но общалась с ним нечасто. Когда отец лежал в последний раз в больнице, она навестила его один раз, при этом отец был в сознании, они разговаривали, при этом он ничего не говорил по поводу завещания через некоторое время ей стало известно, что отец умер, о смерти отца ей никто не сообщил, поэтому на похоронах отца ее не было. Исковые требования Джафаровой Е.Г. она считает необоснованными и не подлежащими удовлетворению, поскольку обстоятельства, при которых было составлено завещание, не являются чрезвычайными. О своем заболевании отец знал многие годы, и если бы хотел оформить завещание, он мог бы сделать это раньше. Супруга отца - Джафарова Д.В. имела возможность оформить завещание нотариально либо иным, предусмотренным законом способом, однако этого сделано не было, в связи с чем в удовлетворении иска следует отказать.

Третье лицо - Григорьев С.А. в судебном заседании пояснил, что он приходится братом Джафаровой Д.В. супруг сестры - Джафаров Г.К. несколько лет был тяжело болен, неоднократно лежал в стационарах. В октябре 2004 г. его состояние ухудшилось, и он был госпитализирован. 30.10.2004 г. Джафаров Г.К. сказал, что хочет оформить завещание на случай своей смерти. Он, т.е. Григорьев С.А., поехал к нотариусу по данному вопросу, однако это был субботний день , нотариус работал только до обеда ему разъяснили, что для вызова нотариуса в больницу следует записываться заранее, поскольку существует очередь. В связи с указанными обстоятельствами было решено оформить завещание в больнице, что и было сделано. Свою волю относительно завещания Джафаров Г.К. изложил устно, а Джафарова Д.В. написала завещание, после чего Джафаров Г.К. собственноручно расписался. Все было сделано добровольно. Из пояснений третьего лица Григорьева С.А. следует, что исковые требования Джафаровой Е.Г. он считает законными и обоснованными, поскольку завещание составлялось в чрезвычайных обстоятельствах.

Заслушав пояснения лиц, участвующих в деле, исследовав представленные письменные материалы, суд приходит к следующему.

Судом установлено, что Джафаров Г.К. состоял в зарегистрированном браке с Джафаровой Д.В. с 07.07.1984 г. От брака супруги имеют дочь Е.Г., 07.01.1987 г.р.

30.10.2004 г. было составлено письменное завещание от имени Джафарова Г.К., согласно которому последний на случай своей смерти все свое имущество, в том числе 1/2 долю квартиры, расположенной по адресу: г. Ставрополь, ул. Морозова 66-А, кв. 69, завещал дочери - Джафаровой Е.Г., а также Григорьеву С.А., Григорьевой М.А., Григорьевой С.С. Указанное завещание удостоверено главным врачом городской больницы N 4 Анисимовым И.Н. и подписано свидетелями: Драпеза Е.М., Головиной Е.Ф., Старокожевым С.И., Шиловым А.А.

23.03.2005 г. Джафарова Е.Г. обратилась с заявлением к нотариусу для оформления наследственных прав.

Постановлением от 23.03.2005 г. нотариуса по Ставропольскому городскому нотариальному округу Кашуриной М.Н. отказано в совершении нотариального действия по заявлению Джафаровой Е.Г. Основаниями для отказа послужили следующие обстоятельства: в соответствии со ст. 1125 ГК РФ завещание должно быть написано завещателем или записано с его слов. При этом завещание, записанное со слов завещателя, до его подписания должно быть полностью прочитано завещателем либо оглашено ему, о чем на завещании делается соответствующая запись с указанием причин, по которым завещатель не смог его лично прочитать. Завещание должно быть собственноручно подписано завещателем, зарегистрировано в книге регистрации завещаний, при удостоверении завещания завещателю и свидетелям делается разъяснение содержания ст. 1123 и 1149 ГК РФ, о чем делается соответствующая запись на завещании. В соответствии со ст. 1127 ГК РФ завещание должно быть подписано завещателем в присутствии лица, удостоверяющего завещание и свидетеля, также подписывающего завещание, а также завещание должно быть направлено лицом, удостоверяющим завещание, через органы юстиции нотариусу по месту жительства завещателя. В представленном завещании не соблюдены требования вышеуказанных статей ГК РФ: не указано место удостоверения завещания, не указано, написано ли завещание завещателем собственноручно или записано с его слов, не указано прочитано ли завещание завещателем лично или прочитано ему вслух, нет сведений о присутствии лица, удостоверяющего заявление при подписании завещания завещателем, и неясно, подписано ли оно самим завещателем, отсутствует номер регистрации завещания, не разъяснено содержание ст. 1123, 1149 ГК РФ, а также лицо, удостоверившее завещание, не направило его к нотариусу. Кроме того, текст завещания не позволяет полностью выяснить волю завещателя и определить, какая доля квартиры должна перейти Джафаровой Е.Г.

В судебном заседании допрошенная в качестве свидетеля Драпеза (Синицына) Е.М. показала, что с 2002 г. она работала врачом приемного отделения Ставропольской городской больницы N 4. В октябре 2004 г. в отделении нефрологии указанной больницы проходил лечение Джафаров Г.К. по поводу почечной недостаточности на фоне сахарного диабета. В один из дней, когда она дежурила, точной даты в настоящее время назвать не может, родственники Джафарова Г.К. пригласили ее в палату и попросили удостоверить завещание. Она согласилась и пришла в палату. Текст завещания писала супруга Джафарова Г.К., сам он при этом присутствовал, завещание было оглашено вслух, после чего Джафаров Г.К. расписался в нем. Несмотря на тяжелое физическое состояние, больной находился в ясном сознании, вел себя адекватно, отвечал на вопросы.

Свидетель Старокожев С.И. в судебном заседании показал, что осенью 2004 г. он проходил лечение в нефрологическом отделении больницы N 4 города Ставрополя. В одной палате вместе с ним лежал Джафаров Г.К., за которым ухаживали супруга и дочь - Джафарова Е.Г. Состояние Джафарова было тяжелым, но он находился в сознании, все понимал. В один из дней супруга Джафарова Г.К. обратилась к нему, т.е. Старокожеву С.И., с просьбой удостоверить завещание, написанное от имени ее мужа. Ему зачитали текст завещания, после чего он расписался в нем, написано завещание было в его отсутствие. Завещание подписывалось свидетелями в палате, при этом присутствовал сам Джафаров Г.К., никаких возражений по поводу составления завещания последний не высказывал. Через несколько дней Джафаров Г.К. умер в больнице.

Проанализировав совокупность обстоятельств, установленных в ходе разрешения гражданского дела, суд пришел к выводу о необоснованности требований Джафаровой Е.Г. по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 1127 ГК РФ приравниваются к нотариально удостоверенным завещаниям, в том числе завещания граждан, находящихся на излечении в больницах, госпиталях, других стационарных лечебных учреждениях или проживающих в домах для престарелых и инвалидов, удостоверенные главными врачами, их заместителями по медицинской части или дежурными врачами этих больниц, госпиталей и других стационарных лечебных учреждений, а также начальниками госпиталей, директорами или главными врачами домов для престарелых и инвалидов. Завещание, приравненное к нотариально удостоверенному, должно быть подписано завещателем в присутствии лица, удостоверяющего завещание, и свидетеля, также подписывающего завещание.

Согласно ст. 1129 ГК РФ гражданин, который находится в положении, явно угрожающем его жизни, в силу сложившихся чрезвычайных обстоятельств лишен возможности совершить завещание в соответствии с правилами ст. 1124-1128 ГК РФ, может изложить последнюю волю в отношении своего имущества в простой письменной форме. Изложение гражданином последней воли в простой письменной форме признается его завещанием, если завещатель в присутствии двух свидетелей собственноручно написал и подписал документ, из содержания которого следует, что он представляет собой завещание. Завещание, совершенное в чрезвычайных обстоятельствах, подлежит исполнению только при условии подтверждения судом по требованию заинтересованных лиц факта совершения завещания в чрезвычайных обстоятельствах.

Правила ст. 1129 ГК РФ подлежат применению, если наследодатель находился в положении, явно угрожающем его жизни, в любых иных обстоятельствах, которые одновременно с этим лишают его реальной возможности совершить завещание в соответствии со ст. 1124-1127 ГК РФ.

Чрезвычайные обстоятельства, упомянутые в ст. 1129 ГК РФ, не совпадают с обстоятельствами непреодолимой силы, поскольку, во-первых, обстоятельства непреодолимой силы учитываются по общему правилу в случаях, когда гражданин осуществляет предпринимательскую деятельность, а в ст. 1129 ГК РФ речь идет о наследовании, в том числе, когда завещателем является гражданин, не относящийся к числу индивидуальных предпринимателей, во-вторых, обстоятельства непреодолимой силы не всегда создают явную угрозу для жизни гражданина. Чрезвычайные обстоятельства могут возникнуть как внезапно, например, во время стихийного бедствия, в результате чего возникла угроза для жизни наследодателя, так и могут иметь место длительное время, например, если гражданин участвовал в боевых действиях в тылу врага без связи с командованием.

Совершая завещание в чрезвычайных обстоятельствах, завещатель должен написать его собственноручно. Завещание, написанное в условиях чрезвычайных обстоятельств со слов завещателя другим лицом, а затем подписанное им самим, подлежит признанию недействительным.

Нахождение Джафарова Г.К. на стационарном лечении в городской больнице N 4, хотя и в тяжелом физическом состоянии, не подлежит признанию чрезвычайным обстоятельством, при котором возможно составление завещания в простой письменной форме в присутствии двух свидетелей, как это предусмотрено ст. 1129 ГК РФ. Квалифицированное оказание ему медицинской помощи в стационарном отделении медучреждения не является основанием для вывода о том, что Джафаров Г.К. находился в положении, явно угрожающем его жизни, и в силу сложившихся чрезвычайных обстоятельств был лишен возможности совершить завещание в ином установленном законом порядке

Степень тяжести заболевания Джафарова Г.К. была известна его родственникам и супруге задолго до его смерти, в связи с чем даже в период последнего нахождения больного на лечении в стационаре имелась возможность совершения завещания в соответствии с требованиями закона. Для случаев нахождения граждан на лечении в больницах и других стационарных лечебных учреждениях предусмотрено удостоверение завещания главным врачом или его заместителем по медицинской части или дежурным врачом больницы, которое в соответствии со ст. 1127 ГК РФ приравнивается к нотариально удостоверенному завещанию. Из текста самого завещания от 30.10.2004 г. усматривается, что оно удостоверено главным врачом городской больницы N 4 и заверено гербовой печатью данного учреждения. Однако в силу недостатков, допущенных при его составлении и удостоверении, нотариусам отказано в выдаче свидетельства о праве на наследство на основании этого заявления.

Совокупность приведенных обстоятельств свидетельствует об отсутствии оснований для удовлетворения требований Джафаровой Е.Г. о признании действительным завещания, составленного в чрезвычайных обстоятельствах. Суд приходит к выводу о том, что обстоятельства, в которых находился 30.10.2004 г. Джафаров Г.К., не могут быть признаны чрезвычайными. Поскольку основания для этого, предусмотренные ст. 1129 ГК РФ, отсутствуют, суд решил исковые требования Джафаровой Е.Г. о признании действительным рукописного завещания, составленного по воле Джафарова Г.К. 30.10.2004 г. в чрезвычайных обстоятельствах, оставить без удовлетворения.

С данным решением истица не согласилась и обжаловала его в Ставропольский краевой суд. 06.03.2006 г. судебная коллегия по гражданским делам Ставропольского краевого суда, рассмотрев указанное гражданское дело, проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, пришла к выводу о законности и обоснованности постановленного по делу решения.

В завещании, имеющемся в материалах дела, не соблюдены требования ГК РФ: не указано место удостоверения завещания, написано ли завещание завещателем собственноручно или записано с его слов, нет сведений о присутствии лица, удостоверяющего завещание при его подписании, неясно, подписано ли оно самим завещателем.

В соответствии со ст. 1127 ГК РФ приравниваются к нотариально удостоверенным завещаниям в том числе завещания граждан, находящихся на излечении в больницах, госпиталях, других стационарных лечебных учреждениях или проживающих в домах для престарелых и инвалидов, удостоверенные главными врачами, их заместителями по медицинской части или дежурными врачами этих больниц, госпиталей и других стационарных лечебных учреждений, а также начальниками госпиталей, директорами или главными врачами домов для престарелых и инвалидов. Завещание, приравненное к нотариально удостоверенному завещанию, должно быть подписано завещателем в присутствии лица, удостоверяющего завещание, и свидетеля, также подписывающего завещание.

Согласно ст. 1129 ГК РФ гражданин, который находится в положении, явно угрожающем его жизни, и в силу сложившихся чрезвычайных обстоятельств лишен возможности совершить завещание в соответствии с правилами ст. 1124-1128 ГК РФ, может изложить последнюю волю в отношении своего имущества в простой письменной форме. Изложение гражданином последней воли в простой письменной форме признается его завещанием, если завещатель в присутствии двух свидетелей собственноручно написал и подписал документ, из содержания которого следует, что он представляет собой завещание. Завещание, совершенное в чрезвычайных обстоятельствах в соответствии с настоящей статьей, подлежит исполнению только при условии подтверждения судом по требованию заинтересованных лиц факта совершения завещания в чрезвычайных обстоятельствах.

Правила ст. 1129 ГК РФ подлежат применению, если наследодатель находился в положении, явно угрожающем его жизни, в любых чрезвычайных обстоятельствах, которые одновременно с этим лишают его реальной возможности совершить завещание в соответствии со ст. 1124-1127 ГК РФ.

Совершая такое завещание, завещатель должен написать его собственноручно. Завещание, написанное в условиях чрезвычайных обстоятельств другим лицом, недействительно.

Суд первой инстанции правильно пришел к выводу, что квалифицированное оказание медицинской помощи Джафарову Г.К. в стационарном отделении медучреждения не является основанием для вывода о том, что он находился в положении, явно угрожающем его жизни, и в силу сложившихся обстоятельств был лишен возможности совершить завещание в ином установленном законом порядке.

Суд первой инстанции также правильно указал, что степень тяжести заболевания Джафарова Г.К. была известна его родственникам и супруге задолго до его смерти, в связи с чем даже в период последнего нахождения больного на лечении в стационаре имелась возможность совершения завещания в соответствии с требованиями закона.

Исследовав и оценив собранные по делу доказательства, суд первой инстанции правильно пришел к выводу о необоснованности требований Джафаровой Е.Г. о признании действительным рукописного завещания, составленного по воле Джафарова Г.К., поскольку нахождение Джафарова на стационарном лечении в городской больнице, хотя и в тяжелом физическом состоянии, не подлежит признанию чрезвычайным обстоятельством, при котором возможно составление завещания в простой письменной форме в присутствии двух свидетелей, как это предусмотрено ст. 1129 ГК РФ.

Выводы суда первой инстанции основаны на всестороннем, полном и объективном исследовании имеющихся в деле доказательств, правовая оценка которым дана судом по правилам ст. 67 ГПК РФ, и соответствует нормам материального права, регулирующим спорные правоотношения.

С учетом изложенного судебная коллегия определила решение Промышленного районного суда г. Ставрополя от 03.02.2006 г. оставить без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения.

Еще пример.

21.05.2003 г. Балашихинский городской суд Московской области рассмотрел гражданское дело по иску Гавриловой Н.С. к Лашкину А.С., Шуваловой Л.В., Скуповой Т.Е. о признании завещания действительным как совершенного в чрезвычайных обстоятельствах.

Судом установлено следующее. Гаврилова Н.С. обратилась в суд с иском, указывая, что Дикова Н.А. являлась ее соседкой, была инвалидом I группы по общему заболеванию и нуждалась в постоянном постороннем уходе. С 1994 г. она стала ухаживать за Диковой Н.А., помогать по хозяйству, осуществлять всю необходимую помощь, так как близких родственников у той не было. Дикова Н.А. всегда говорила, что все имущество она оставит ей. 10.02.2002 г. Дикова Н.А. почувствовала резкое ухудшение здоровья, сказала, что хочет срочно написать завещание. В связи с болезнью она писать сама не могла и попросила написать истицу под диктовку завещание, которое она собственноручно подписала в присутствии свидетелей. Через два дня, 12.02, Дикова Н.А. скончалась.

Истица просила признать завещание действительным как совершенное в чрезвычайных обстоятельствах.

В судебном заседании истица и ее представитель настаивали на удовлетворении исковых требований и пояснили, что свои требования они основывают на новом гражданском законодательстве, а именно ст. 1129 ГК РФ.

Представитель ответчицы Шуваловой Л.В. иск не признал, указывая на то, что завещание от 10.02.2002 г. юридической силы не имеет, так как на момент его составления действовала ст. 540 ГК РСФСР 1964 года. Статья 1129 ГК РФ действовала с 01.03.2002 г. Он не усматривает также, что завещание написано в чрезвычайных обстоятельствах. Дикова Н.А. заявляла, что все имущество оставит своим племянникам, кроме того, завещание написано не собственноручно, а заинтересованным лицом.

Ответчица Скупова Т.Е. иск также не признала по тем же основаниям.

Выслушав стороны, исследовав материалы дела суд пришел к следующим выводам.

Согласно ст. 540 ГК РСФСР 1964 г., действовавшей на момент составления завещания, завещание должно было быть составлено письменно с указанием места и времени его составления, собственноручно подписано завещателем и нотариально удостоверено.

Согласно ст. 1129 ГК РФ гражданин, который находится в положении, явно угрожающем его жизни, и в силу сложившихся чрезвычайных обстоятельств лишен возможности совершить завещание в соответствии с правилами ст. 1124-1128 настоящего кодекса, может изложить последнюю волю в отношении своего имущества в простой письменной форме. Изложение гражданином последней воли в простой письменной форме признается его завещанием, если завещатель в присутствии двух свидетелей собственноручно написал и подписал документ, из содержания которого следует, что он представляет собой завещание.

Судом установлено, что Дикова Н.А. умерла 12.02.2002 г. С заявлением о принятии наследства к нотариусу обратились ее племянники - ответчики по настоящему делу, что следует из материалов наследственного дела и дополнительно направленных нотариусом документов.

Истицей суду представлено завещание, подписанное Диковой Н.А., в котором указано, что она завещает Гавриловой Н.С. все принадлежащее ей после смерти.

В судебном заседании истица пояснила, что Дикова была ее соседкой около 15 лет, являлась инвалидом I группы, в 1994-1995 гг. предложила ей ухаживать за ней, обещала оставить ей все имущество, с того времени она за ней ухаживала. За два дня до смерти Дикова Н.А. предложила ей написать завещание, она пригласила двух свидетелей, завещание было написано ею под диктовку Диковой Н.А. В день составления завещания Дикова Н.А. была в хорошем состоянии, все понимала, нормально разговаривала.

Истица пояснила также, что чрезвычайность обстоятельств, при которых составлено завещание, заключается в том, что Дикова Н.А. сама попросила ее написать завещание.

Свидетель Жугина М.Д. показала, что с Гавриловой Н.С. живет в одном доме, знает Дикову, видела ее в последний раз зимой, когда пришла Гаврилова Н.С. и сказала, что надо что-то подписать. Они с мужем Самсоновым пришли к Гавриловой домой, Дикова Н.А. диктовала, что все отдаст Гавриловой, Гаврилова писала, в конце Дикова сама расписалась, она была в нормальном состоянии. На следующий день Дикова умерла. Оценив представленные по делу доказательства, суд пришел к выводу, что требования истицы о признании завещания Диковой Н.А. действительным как совершенным в чрезвычайных обстоятельствах, удовлетворены быть не могут по следующим основаниям.

Обстоятельства, на которые ссылается истица, не являются чрезвычайными. Представленное суду завещание Диковой Н.А. написано не ею собственноручно, доказательств, что Дикова Н.А. в силу физических недостатков, болезни или по иным причинам не могла сама написать его, суду не представлено.

Нельзя согласиться и с доводами истицы и ее представителя о том, что на их требования должны распространяться нормы части третьей ГК РФ, введенной в действие с 01.03.2002 г.

В соответствии со ст. 7 Федерального закона от 26 ноября 2001 г. N 147-ФЗ "О введении в действие части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации" к завещаниям, совершенным до введения в действие части третьей настоящего кодекса, применяются правила об основаниях недействительности завещания, действовавшие на день совершения завещания.

Следовательно, к требованиям о действительности представленного суду завещания должны применяться правила, действовавшие на момент его совершения.

Завещание Диковой не соответствует требованиям ст. 540, 541, 542 ГК РСФСР, поэтому не может быть признано действительным.

Учитывая изложенное, суд решил в иске Гавриловой Н.С. к Лашкину А.С., Шуваловой Л.В., Скуповой Т.Е. о признании завещания действительным как совершенного в чрезвычайных обстоятельствах.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 12.08.2003 г., рассмотревшей кассационную жалобу истицы, решение Балашихинского городского суда от 21.05.2003 г. оставлено без изменения, а кассационная жалоба - без удовлетворения.