регистрация / вход

Основные законодательные документы Великого княжества Литовского 1447- 1566 гг

Содержание Введение 1 Политический строй и социальный состав Великого княжества Литовского 1.1 Общественный строй 1.2 Государственный строй 2 Преемственность в общегосударственном, феодальном и манориальном праве Великого княжества Литовского

Содержание

Введение 3
1 Политический строй и социальный состав Великого княжества Литовского 4
1.1 Общественный строй 4
1.2 Государственный строй 6
2 Преемственность в общегосударственном, феодальном и манориальном праве Великого княжества Литовского 11
2.1 Характерные особенности развития права в Великом княжестве Литовском 11
2.2 Ленное право Великого княжества Литовского 13
3. Основные законодательные документы Великого княжества Литовского 1447- 1566 гг. 15
3.1. Значение всеземельных привилеев в правовой системе Великого княжества Литовского 15 века 15
3.2 Характеристика содержания Судебника 1468 года 18
3.3 Первый Литовский статут 21
Заключение 27
Список использованных источников 28

Введение

По мнению русского историка М. К. Любавского «Литовско-Русское государство в 14 веке представляло, в сущности, конгломерат земель и владений, объединенных только подчинением власти великого князя, но стоявших особняком друг от друга и не сплотившихся в единое политическое целое».

Включенные в состав Великого княжества Литовского русские, белорусские и украинские земли с более высокоразвитой культурой и общественными отношениями оказали влияния на рост литовской культуры и ускорили развитие феодализма.

В то время, когда в западной Европе в 11-12вв. осуществлялся переход к развитому феодальному обществу и сословному государству, в славянские государства только начали проникать феодальные отношения. Через политические и личные контакты, принятие католичества, немецкую колонизацию, сословные устрои внедрялись в западнославянские государства. Форсирование центральной властью перехода к феодализму опиралось на заимствование иностранного права.

Целью данной курсовой работы является рассмотрение развития права в Литовском государстве.

Исходя из этого перед нами стояли следующие задачи:

- дать характеристику социальному составу и политическому строю Великого княжества Литовского;

-проследитьпреемственность в общегосударственном, феодальном и манориальном праве Великого княжества Литовского

- проанализировать значение основных законодательных документов Великого княжества Литовского.

1. Политический строй и социальный состав Великого княжества Литовского

1.1 Общественный строй

С оциальный состав населения Великого княжества Литовского характеризуется наличием двух основных классов: феодалов и феодально-зависимых крестьян. В правовом отношении все население подразделялось на сословия. Внутри каждого сословия также имелось деление на определенные группы. Класс феодалов, составлявший небольшую часть населения, занимал господствующее положение в экономической, политической и идеологической жизни общества. Все феодалы входили в состав сословия- шляхты либо духовенства. Но не все шляхтичи были феодалами, так как многие из них не имели зависимых от себя людей или даже земельных владений и вынуждены были наниматься на службу к крупным феодалам.

Феодалы в экономическом и правовом отношении подразделялись на ряд категорий в зависимости от богатства, родовитости и занимаемой должности. В законодательных актах того времени различались феодалы высшей категории- князья, паны радные, паны хоруговные и низшей категории- земляне- шляхта, имевшие собственные имения.

Верхушка класса феодалов, заседавшая в совете великого князя – паны радные. В ее руках находилось все управление государством. К этой же категории относились и католические епископы. Панами хоруговными были крупные феодалы, выезжавшие на войну под своими знаменами, т.к. они выставляли значительное число войнов.

Промежуточное положение между феодалами и крестьянами занимали бояре. До 15в. Все феодалы назывались боярами, а затем появился термин «шляхта» или «бояре – шляхта», а боярами стали называть простых людей, находившихся на службе князя или пана в качестве вассалов, имевших на праве владения две волоки земли. Бояре считались свободными людьми и могли переменить своего господина, но это сопровождалось потерей прав на землю.

Основную массу населения составляли феодально зависимые крестьяне, правовое положение которых определялось нормами обычного права, привилегиями и статутами. Все крестьяне в зависимости от их принадлежности подразделялись на людей господарских и людей панских.

Господарские подразделялись на тяглых, осадных, огородников.

Тяглые крестьяне обязаны были выполнять барщинные работы по два дня в неделю с крестьянского двора, вносить оброк овсом, сеном, мелкой живностью, отрабатывать четыре дня «толок». На «толоки» обязаны были выходить все трудоспособные крестьяне. Кроме этого, крестьяне должны были убирать господское сено, отбывать повинности, строить и содержать мосты и дороги, вносить сербщину- чрезвычайную подать на военные нужды и др.

Осадными крестьянами назывались те, которые не выполняли постоянных барщинных работ, а обязаны были платить чинш 30 грошей и отбывать 12 дней «толок». По сравнению с тяглыми, осадные крестьяне пользовались большей самостоятельностью. Они распоряжались своим рабочим временем и были менее зависимы от феодальной администрации.

Владельческие или панские крестьяне, как и господарские, делились на «похожих», сохранивших свободу перехода, и «непохожих», т.е. полностью закрепощенных.

«Похожие» крестьяне выполняли повинности наравне с крепостными, а позже слились с ними. Их закрепощению способствовал закон о сроке давности, в силу которого крестьяне, прожившие на земле феодала свыше 10 лет, превращались в «непохожих» и теряли право перехода.

В наиболее тяжелом положении были крестьяне - огородники, вышедшие в основном из бывших холопов. Огородники, согласно «Уставе на волоки» получали надел земли и обязаны были нести барщину по одному дню в неделю. В случае увеличения наделов огородники соответственно должны были нести большие повинности.

Особое положение среди сельского населения занимали крестьяне – данники, которые в 16 в. Продолжали еще оставаться лично свободными людьми, а феодальную ренту вносили в виде различных даней. Создание фольварков и приписка к ним свободных крестьян-данников, а также пожалование целых деревень и волостей отдельным феодалам привело к тому, что к концу 16 в. Число крестьян данников резко сократилось, а число тяглых возросло. Дальнейшее развитие феодально-крепостнических отношений и усиление эксплуатации сопровождались последующим разорением крестьян и появлением таких разрядов, как халупники и кутники. Халупники имели собственное жилье, но не пользовались пахотной землей. У кутников не было собственного жилья. Они нанимались на работу к купцам, ремесленникам и зажиточным крестьянам.

Развитие ремесла и торговли в городах способствовало упрочнению экономических связей как внутри страны, так и с соседними государствами, что в свою очередь вело к увеличению городского населения, основная масса которого оформилась к 16 в. В особое сословие – мещан. В городах проживали так же феодалы и духовенство.

1.2. Государственный строй

Воглаве государства стоял господарь – великий князь. Ему принадлежала военная, административная, законодательная и судебная власть.В начале 15в., при великом князе Витовте, власть литовского господаря была могущественной, авторитетной и формально неограниченна, но в течение 15 столетия власть господаря постепенно ослабевала и ограничивалась с разных сторон, прежде всего, начиная с городского привилея 1413 г., власть великого князя признается избирательной, а не наследственной, и таким образом только лицо, угодное землевладельческой аристократии, могло занять великокняжеский престол.

Все важнейшие государственные дела он решал не единолично, а совместно с «панами радой» и сеймом. В ст. 2 раздела 2 Статута 1566 г. Говорилось, что ни великий князь, ни паны - рада не имеют права начинать войну и устанавливать налоги без согласия сейма, на котором должны были присутствовать и представители шляхты.

В состав рады входили наиболее крупные феодалы и католические епископы. Кроме того, господарь мог приглашать на ее заседания и иных феодалов. Компетенция, или сфера деятельности, господарской рады была чрезвычайно широка. Вместе с господарем она издавала законы («уставы»), вела дипломатические отношения, принимала меры государственной обороны, разбирала судебные дела, ведала государственные приходы и расходы и т.д. До 2-й половины 15 в. компетенция и власть панов-рады не была определена и утверждена законом. При Казимире (1440-1492) политическое значение рады возвышается, и она становится не только личным советом великого князя, но и государственным советом великого княжества. В отсутствие господаря великого князя рада становится и признается - высшим правительством страны. Наконец, с конца 15 в. рада превращается в учреждение, разделявшее с господарем высшую власть, привилеи 1492 и 1506 гг. и Статут 1529 г. Устанавливали непременное и обязательное для господаря участие панов-рады в законодательстве, управлении, суде и в дипломатических сношениях и таким образом формально ограничивали власть великого князя в пользу панов-рады.

Сейм Великого княжества Литовского вырос из древних вечевых собраний, на которые при феодализме стали допускаться только лица, принадлежащие к сословиям шляхты и христианского дворянства. На сеймах основную роль играли крупные феодалы, шляхта же была вынуждена, подчинятся воле панов. Определенных сроков и места созыва сеймы не имели. В течение 1-йполовины 16 в. сеймы превращаются из случайных съездов неопределенного состава в организованное государственное учреждение. Первоначально шляхта приглашалась на съезд поголовно и приезжал тот, кто мог и хотел быть на сейме или, кто имея какую-либо тяжбу в высшем суде господаря и пана-рады или иную какую-либо надобность до господаря. Однако ввиду неудобства и неопределенности такого способа шляхетского представительства с 1512 г. избрание шляхетских «послов» на сейм входит в обычай и окончательно устанавливается в сеймовой практике.

Предметами компетенции великого вального сейма были два вопроса: избрание господаря и заключение договора об унии с Польшей. Продолжительная и напряженная борьба с Москвою и татарами оказала с конца 15в. решительное влияние на расширение деятельности и компетенции великого вального сейма. При Сигизмунде (1506-1544) правительство, нуждаясь в военных силах и денежных средствах, стало часто созывать вальные сеймы для обложения земских имений податью на военные нужды и для установления размеров военной службы с этих имений. Одобрение сеймом военных «устав» и назначение «серебщины» из практики перешли в право и в 1528-1529 гг. были признаны законом как нормальный порядок. Одновременно с этим великий вальный сейм начинает принимать прямое и непосредственное участие в законодательной деятельности.

Повседневное руководство государственными делами осуществлялось кроме рады должностными лицами: канцлером, подскарбием земским. Гетман наивысший командовал войсками во время походов и занимался вопросами комплектования и снабжения армией в мирное время. Маршалок земский следил за порядком и этикетом при дворе великого князя. Ему принадлежала главенствующая роль на сеймах и других собраниях.

Так же существовала дворцово-вотчинная система управления с такими придворными чинами как подчаший, чашник, мечник, стольник и т.д.

Местное самоуправление в разных частях государства строилось неодинаково. В результате реформ проведенных в 1565-1566 гг., вся территория государства была разделена на 30 поветов, которые входили в состав 13 воеводств. Правовое положение воеводств и поветов в составе княжества было различным.

Во главе каждого воеводства стоял воевода, назначаемый великим князем и радой. Воевода руководил военными силами, был главою исполнительных органов воеводства, осуществлял контроль за управлением государственными имениями и доходами, осуществлял правосудие в городском суде. Он же входил в состав панов-радов.

Воеводы проводили свою деятельность совместно с радами. Управление в поветах осуществлялось старостами, которые назначались великим князем и радой. Старосты наблюдали за выполнением населения всех повинностей, руководили сбором общегосударственных налогов.

Наиболее важные вопросы в воеводствах и поветах обсуждались на местных сеймах, на которые собирались только шляхтичи независимо от их имущественного положения. Они избирали представителей в сейм, кандидатов на некоторые судебные должности, заслушивали отчеты депутатов о решениях вольного сейма и решали некоторые местные сословные дела.

Функции органов государственного самоуправления в волостях осуществляли наместники – державцы, которым давались в держание господские имения и замки.

В деревнях представителями администрации являлись сельские войты, сотники, сорочники, десятники, у крестьян –данников, избираемые ими старцы. Эти лица занимались разверсткой повинностей, сбором дани и доставкой ее в казну.

Отличительной чертой управления в городах Великого княжества Литовского было предоставление им некоторого самоуправления.

Во главе города стоял войт, назначаемый господарем. Впоследствии эта должность стала выборной. Непосредственными помощниками войта были бурмистры, радцы, лавники, которые назначались войтом или избирались из местных богатых мещан. Рада и бурмистры ведали административно – хозяйственными делами. Войт совместно с лавниками рассматривал уголовные дела.

Высшим судебным органом в государстве был суд великого князя, в котором судили господарь и паны – рада. Разновидностью господарского суда считался суд панов-рады, который рассматривал дела без великого князя.

Таким образом, Социально-политический строй Великого княжества Литовского носил все характерные черты западноевропейского средневекового феодализма: раздробление государственной власти между землевладельцами, система частного подданства и иерархическая лестница вассалов с сувереном, великим князем, наверху этой лестницы.


2. Преемственность в общегосударственном, феодальном и манориальном праве Великого княжества Литовского

2.1 Характерные особенности развития права в Великом княжестве Литовском

В Западной Европе феодальное право формировалось снизу, в форме обычаев, индивидуальных пожалований, затем в форме частных обобщений обычного права и только затем слилось с более сильным и динамичным королевским правом, то в Великом княжестве Литовском феодальное и княжеское право изначально были слиты воедино. В издаваемых великим князем актах нормы, традиционно относящиеся к королевском управу, -вопросы обеспечения мира, управления и юрисдикции, сочетались с нормами, предоставляющими сословные льготы всему классу феодалов

Великое княжество Литовское, было географически и культурно обособленным до 14в. К моменту заключения Кревской унии оно являлось обществом с ранней государственностью, а власть князя опиралась на патронимониальную концепцию. В отсутствие традиций отчуждения земель в частные владения все правящее сословие жило не за счет принадлежавших ему земель с крестьянами, а за счет государственных доходов. Поэтому крестьяне оставались лично свободными, наследственными держателями земель в общинах. Крупная земельная собственность отсутствовала.[1]

В данных обстоятельствах долго не формировалось землевладение служилого строя - рыцарей, задерживалось их оседание на землю.

Необходимость отражать немецкую и монгольскую агрессии, соперничать в объединении славянских земель на Востоке с Московским княжеством вызвали заключение унии между ВКЛ и Польшей в 1385г. С этого момента начинается ускоренное преобразование княжества в направлении развитого сословного строя. В ВКЛ с 1387г. Начинают выдаваться с ссылкой на польский пример земские привилеи, предоставляющие шляхте феодальные сословные иммунитеты и привилегии, формируется ленное сословное право. Так по Привилею 1387г. Шляхта, принявшая католичество, получала права собственности и свободного распоряжения на родовые манетки, население которых освобождалось от различных работ в пользу государства.[2]

Благодаря принятию Привилея 1387г. Осуществилась кристаллизация сословной структуры в ВКЛ, что способствовало политической активизации боярства. Литвинское представительство, имея сословный характер, еще опиралось на живую современной им Литве родовую организацию магнатства и высшего боярства, а не принцип земской, т.е. территориальный, организации шляхты, которая доминировала уже в соседней Польше.

Ускоренность процесса, обеспеченная насаждением его сверху, первоначально вызывала отчуждение в среде членов династии и местных князей. После ряда гражданских войн первой половины 15в. Великие князья в своей политике в борьбе с сепаратизмом князей опирались на оформившееся сословие шляхты. В первую очередь на это повлияло распространение иммунитетов и привилегий по земским привилеям 1432 и 1434гг. на всю щляхту независимо от вероисповедания. Предоставление шляхте привилегий и наделение ее землями привело к возникновению сословных органов.

Широкие полномочия великого князя по оперативному управлению государством сочетались с законодательными и контрольными полномочиями представительных органов власти, но если ранее последние носили общинный характер, то теперь они стали сословными. Государственное право строилось на сословных принципах равенства всех членов шляхетского сословия, что вытекало в принцип единогласия при принятии решений на сеймиках и Вальном сойме, принцип законности, который ограничивал все органы власти требованием подчиняться праву и давал право рокаша (восстания) шляхте при нарушении монархом ее привилегий. Принцип равенства затрагивал и сферу правосудия, все были равны перед законом и судом и могли быть судимыми только равными по положению. Данные принципы обеспечивали неизменность в дальнейшем развитии государственного права сословного государства и общества.

После принятия Кревской унии земельные правоотношения также были подвергнуты кардинальному переустройству, что нашло отражение в появлении и развитии ленного права.

2.2 Ленное право Великого княжества Литовского

В великом княжестве процесс развития ленного права сопровождал рост политического влияния шляхетского сословия. Первоначально верховным собственником всех земель государства к 15 в. Был великий князь. Только с конца 14-начала 15в. Параллельно с переходом к рыцарскому войску осуществляется массовое наделение мелких феодалов землями под условия военной службы. В актах дарения часто отмечалось, что право нового держателя земли составляет получение той Данины и службы, которые ранее исполнялись в пользу Великого князя.[3] Ленное право ВКЛ, как и в западной Европе, опиралось на ряд принципов, обеспечивающих его преемственное развитие и существование до середины 18в.: наследуемость феода, его отчуждаемость вассалом, взаимность прав короля и шляхты, равенство в рамках сословия. Возникновение феодального права в ВКЛ тесно связано с возникновением и развитием манориального права. Как и в первом случае, имело место привнесенное извне ускорение социальных процессов центральной властью, отразившееся в быстром формировании сословного манориального права, регулирующего отношения между помещиком и феодально- зависимыми крестьянами.

В целом манориальное право строилось на принципе взаимности прав и обязанностей феодалов и крестьян, являвшемся одновременно и результатом и источником преемственности.[4]

Таким образом, можно сделать вывод, что в конце 14- начале 15вв. в развитии права ВКЛ произошел разрыв преемственности. Заключение Кревской унии с Польской Короной, иные международные факторы привели к переустройству общества и права по образцу западного сословного общества.


3. Основные законодательные документы Великого княжества Литовского 1447- 1566 гг.

3.1. Значение всеземельных привилеев в правовой системе Великого княжества Литовского 15 века

Феодальное право Великого княжества Литовского как регулятор общественных отношений интенсивно развивалось под воздействием экономических, социальных и политических причин. Для него характерны два основных этапа развития.

Первый, "привилейный" этап (13-15 вв.), на протяжении которого по мере образования ВКЛ как суверенного феодального государства складывается общеземское право, его отдельные отрасли и их институты путем издания великими князьями грамот (привилеев). Нормы их обязательны для всего населения Великого княжества Литовского, в том числе и самих великих князей, не только издавших грамоту, но и всех последующих князей. Для "привилейного" этапа развития феодального права характерно то, что правовой обычай как основной источник феодального права в 9 - первой половине 12 в. вытесняется нормативным актом (договор, грамота, постановление сейма). В этой роли и выступили всеземельные привилеи (грамоты) 1413, 1432, 1447, 1492 годов. Они положили начало юридическому оформлению прав шляхты.

Первые права и привилегии закреплялись только за шляхтой католического вероисповедания (1387 и 1413), а затем уже привилеем 1432 года такие же права были закреплены и за православной шляхтой. Особое значение для укрепления корпоративных политических прав шляхты имел привилей 1492 года великого князя Александра. Этот нормативно-правовой акт можно назвать первой общегосударственной хартией шляхетских вольностей[5] .

Второй, "статутовый", этап (16 век) характеризовался господством общеземского права, которое развивалось так динамично, что неоднократно требовалась его систематизация. Это приводит к появлению таких крупных памятников права как статуты Великого княжества Литовского 1529, 1566 и 1588 годов. По своей структуре и содержанию эти статуты могут быть отнесены к своду действующего права государства[6] .

Подводя итог рассмотрению всеземельных привилеев, можно отметить, что они в совокупности являли собой основные законы государства, это, значит, составляли своеобразную конституцию, в которой были закреплены основные положения государственного и других норм права. В исторической литературе их значение часто принижается. Однако в каждом всеземельном привилее есть нормы, которые прямо или косвенно адресованы всему населению государства.

Анализ содержания норм привилея 1447 года.

Всеземельный привилей Казимира 1447 года завершил процесс правового оформления сословия шляхты, предоставив даже в ущерб государственным интересам столь многочисленные привилегии, что иногда его называют конституцией шляхты. Он стал важным этапом в развитии законодательства вообще и государственного права в частности.

В нём более полно и понятно были изложены права класса феодалов и сословия шляхты, некоторые принципы криминального, гражданского и государственного права.

В нём подтверждались все прежние привилегии и были даны новые: право свободного выезда за границу, право судить своих подданных, неприкосновенность права владения подданными.

Так в артикуле 3 привлекает внимание расширение круга лиц, которым гарантируется их неприкосновенность. Тут более полно перечислены группы класса феодалов и сословия шляхты, а также включены городские жители. Они указаны в преамбуле привилея. Всё это позволяет сделать вывод, что привилей 1447 года был не только сословным актом, но и имел юридическое значение для простых людей, особенно горожан.

В артикуле 5 объявлялась конституционная норма о праве феодалов свободно выезжать за границу "для лепшого шчастья набытия, а любо учинков рытерских", кроме неприятельских земель. Далее в привилее была изложена норма, по которой селяне и подданные князей, рыцарей, шляхты, бояр и мещан освобождались в пользу своих господ от государственных налогов, работ и других повинностей, за исключением строительства и ремонта замков, дорог и мостов, а также натурального налога, называемого ''стацыя''. Этой нормой было подтверждено и развито записанное в привилее 1434 года исключение феодально-зависимого населения из числа особ, непосредственно зависимых от государства. В силу этого акта государственные полномочия по сбору налогов с населения были переложены лично на феодалов. Благодаря этой норме феодалы значительно увеличивали свой экономический и вместе с этим и политический вес в государстве.

Процесс увеличения власти феодала над крестьянами получил юридическое оформление в артикуле 11, по которому ни великий князь, ни его наместники, ни другие служебные особы не властны были принимать на государственные или великокняжеские земли частновладельческих крестьян. Одновременно это же запрещалось и феодалам. Тем самым этой нормой было положено начало юридического сокращения права перехода крестьян. В процессе приспособления исключительное значение имел артикул 12, по которому за феодалами закреплялось право судить зависимых крестьян, кроме тех случаев, когда феодал не пожелал бы сам вершить суд.[7] Тем самым, привилей 1447 года узаконил захват феодалами функций государственной власти в отношениях с феодально-зависимым населением. Признание за феодалами права чинить суд и расправу над феодально-зависимым населением ставила последних в ещё большую зависимость от панов, отнимало их право искать защиты против самоуправства феодалов в государственных органах. Всё это позволяет считать привилей 1447 года главным правовым актом, который положил основы юридического оформления феодальной зависимости крестьян.

Исключительно важное государственно-правовое значение имели два последних артикула этого привилея. В них законодательно закреплялась территориальная целостность государства, его суверенные права и обособленность. Привилей запрещал власти раздавать государственную собственность и посады иностранцам. Эти артикулы были направлены против проникновения польских феодалов в Великое Княжество Литовское и иллюстрировал отрицательное отношение феодалов княжества к разного рода иностранцам.

Анализ содержания привилея 1447 года позволяет сделать вывод о том, что его государственно-правовое значение заключалось, прежде всего, в усилении суверенитета и обособленности Великого княжества Литовского, несмотря на то, что великий князь Казимир 27 июня 1447 года стал королём Польши, и тем самым была обновлена персональная уния двух держав. Кроме этого привилеем 1447 года был значительно расширен круг особ, за которыми признавались права шляхты, независимо от наличия у них гербов и религиозной принадлежности. Таким образом, привилеи 1432, 1434 и 1447 годов послужили юридической основой оформления прав всего сословия шляхты.

3.2 Характеристика содержания Судебника 1468 года

Оживление правотворческой деятельности государства, оттеснение на задний план такого традиционного для раннефеодального периода развития права источника как правовой обычай и ряд других причин, во второй половине 15 века вызвали необходимость в систематизации текущего законодательства. Результатом работы по упорядочению текущего общеземского законодательства было утверждение Казимиром Судебника Великого княжества Литовского 1468 года. Его нормы регламентировали в основном уголовно-правовые отношения, хотя есть и отдельные положения, касающиеся процессуального, гражданского и административного права.

Это была первая попытка установить единство правовых норм на всей территории государства, ограничить самоуправство судей, а также узаконить правом охрану феодальной собственности и ввести жёсткие меры наказания преступников.

Судебник содержал 25 статей, из которых 16 регламентировали различные правовые аспекты такого преступления как кража (раскрывается состав преступления, определяются виды наказания за простую кражу и квалифицированную и другие положения).

Судебник был утверждён великим князем на общегосударственном сейме 29 февраля 1468 года после согласования с князьями, панами радными и ''с всим поспольством''. Он, как и большая часть законодательных актов княжества того времени был написан на белорусском языке. В его основу было положено местное белорусское обычайное право в дополнении с новыми правовыми нормами, разработанными судебной и административной практикой, в согласовании с новыми социально-экономическими условиями.

В статье 1 обращает на себя внимание норма, которая запрещала передавать потерпевшему детей в возрасте до 7 лет, родители которых были виновны в воровстве и не могли заплатить за совершённое преступление. Статьи 5 и 6 ограничивали ответственность жены и детей преступника, если они не знали о преступлении и не пользовались краденым, хотя по обычайному праву вместе с преступником ответственность несла и вся его семья. Тем самым в Судебнике получала закрепление идея индивидуализации наказания[8] .

Новым было в законе то, что преступление рассматривалось уже как противоправное деяние. По обычайному праву, если был пойман преступник с крадеными вещами (поличным), то эти вещи шли в доход судьи, а потерпевшему надлежало выплатить в двойном размере стоимость этих вещей из имущества преступника и его семьи. В Судебнике это правило подверглось ограничению. Если преступник не мог заплатить, то суд должен был вернуть поличное потерпевшему.

Усиление феодального гнёта и запрещение права зависимых крестьян (грамотой 1447 года) свободного ухода от феодала было закреплено в статье 24, где предусматривалась смертная казнь тому, кто помогал крестьянам или челяди скрываться от своих господ[9] .

В Судебнике впервые получило законодательное закрепление устрашение, как одна из основных целей наказания в феодальном праве. Согласно обычайному праву, преступник, приговорённый к смертной казни мог от неё откупиться или быть отданным в рабство потерпевшему, или его близким. Судебник запрещал освобождать преступника от наказания. Заканчивался Судебник предписанием, которое обязывало всех жителей содержать в надлежащем порядке мосты и дороги. За нарушение этой обязанности предусматривалось наказание в размере десяти рублей.

Изданием Судебника было положено начало новому этапу в развитии правовой теории, практики законодательной деятельности государственных органов, новых принципов систематизации и кодификации феодального права, которое завершилось изданием Статутов Великого Княжества Литовского.

Характеризуя в целом зарождающееся общеземское право Великого Княжества Литовского в 15 веке необходимо отметить, что наряду с классическими чертами феодального права (классовый характер, право-привилегия) ему уже присущи такие прогрессивные по своему времени положения, как:

1) чётко указанный возраст уголовной ответственности;

2) право феодалов на публичный суд;

3) свободное без всяких ограничений распоряжение недвижимым имуществом;

4) ответственность только за вину;

5) ограничение ответственности членов семьи;

6) запрет самоуправств в виде наездов;

Это свидетельствует о довольно высоком уровне развития не только общества и государства, но и правовой мысли. Следует отметить, что наряду с жёсткими наказаниями за преступление (четвертование, сожжение), уголовное право всё-таки придерживалось некоторых гуманных идей и в сравнении с правом других европейских государств того времени стояло на более высокой ступени развития. Идеи гуманизма выразились в неприменении смертной казни к беременным женщинам, неприменении уголовных наказаний к детям, в установлении уголовной ответственности шляхтича за убийство простого человека, более высокой ответственности за преступления против женщин. Хотя уголовное право и не давало чёткого определения преступления, но уже под ним подразумевалось виновное действие (бездействие), несущее в себе элемент общественной опасности и посягающее на общественный строй, собственность, права и интересы частных лиц. Для преступления уже была выделена одна сущностная черта - противоправность. Судебник Казимира Ягелончика заложил собой тот фундамент, на основе которого развивалось в дальнейшем всё Русское и Литовское право.

3.3 Первый Литовский статут

Первый Литовский статут интегрировал всё дворянство страны (распространив государственные сословные гарантии даже на мазовшан Подляшья, располагавших своим отдельным правом). Его имущественные права обрели все черты, свойственные зрелому феодализму. Крестьянам были обеспечены отношения, близкие крепостному праву: возможность распоряжаться землей, окончательно не перечеркнутая, признавалась только под безапелляционным контролем землевладельца. Хозяйство велдомого (вотчинного) и его владелец были причислены ко двору землевладельца. Аллодиальное право крестьянина на землю было практически уничтожено. Институт отходничества воспринимался как реалия, однако он не был обеспечен никакими правовыми гарантиями. Несвободные – несмотря на то, что некоторые из них имели на панской земле мелкие хозяйства или стада — не приобрели никаких черт правового субъекта. К детям, родившимся в смешанном браке от несвободных и сельских хозяев, применялась русская правовая норма: если несвободен хотя бы один из родителей, таковым же считался и ребенок (в этнической Литве и в дальнейшем пользовались литовским обычным правом: каким было положение одного из супругов, такое же приобретал ребенок одного с ним пола). Несвободные, как и раньше, определялись патриархальными «детскими» терминами (паробки, девки). Великокняжеские или дворянские вотчинные крестьяне назывались «людьми» и считались свободными (в противоположность несвободным), однако понятие свободы и свободного человека становилось многомерным, обозначающим крестьянина, уже не исполняющего (временно) повинностей или могущего покинуть своего господина. О промежуточном слое «людей» и несвободных койминцев Первый Литовский статут даже не упоминает, хотя гарантия выкупа закладника (на особо трудных условиях в нем зафиксирована). Как и любое расширенное сословное феодальное право, Первый Литовский статут защищал личность дворянина его собственность, обеспечивал ему право политического представительства, предоставляя лишь привилегию военной повинности. Провозглашая милость великого князя к дворянам, по сути, он формулировал ленный договор между правителем и дворянством, что, кстати, признано уже в Казимировом привилее стране 1447 г. Выборных судей для дворян Подляшья (т.н. земского суда) Первый Литовский статут не ввел. Администраторы и далее оставались судьями. Т.е. сословный суд не был создан, паны обеспечили себе исключительную юрисдикцию: подчинение лишь великому князю и раде панов. Теоретически апеллировать к великому князю могли и его крестьяне, однако на практике паны были недосягаемы. Литовское право имело ярко выраженные аристократические черты. Вступление к первому Литовскому статуту провозглашало предоставление этого права дворянам и мещанам (как католикам, так и православным). Тут же было указано, что подтверждаются все ими ранее полученные привилегии. Это означало, что обладателям конфессиональных и локальных привилегий гарантируется действие упомянутых привилегий в их среде (включая и установления Городельского привилея 1413 г. относительно центральных должностей в воеводствах), однако за этими пределами действует общее право со всеми своими гарантиями. Поскольку сословные принципы польского права были более разработаны, чем литовские, а литовские – более, чем русские, первый Литовский статут действовал на Подляшье только применительно к отношениям между местными и остальными дворянами страны, а на русских землях, как и в этнической Литве, его действие было всеобщим. В сфере имущественных отношений (включая личную власть феодалов над крестьянами) первый Литовский статут подтвердил уже устоявшийся принцип равноправия католиков и православных. Вместе с тем он вводил ограничения для нехристиан (исповедующих иудаизм и ислам): они не могли владеть несвободными христианами, за исключением пожалованных самим великим князем. Были сведены в одну гарантии личных дворянских прав, данные прежними великокняжескими привилеями: презумпция невиновности (не карать без разбирательства в суде), ответственность лишь за собственные поступки, теоретическая возможность апелляции и ответственность судьи за принимаемые решения. Однако первый Литовский статут еще не вышел из стадии состязательного процесса[10] .

Первый Литовский статут обобщил личную легитимацию дворян и мещан (а также родовитых татар и богатых евреев). Преступление против личности он все еще рассматривал как обиду, однако всесторонне систематизировал его и поддержал идею наказания, уже бытующую в судебной практике. В стройную сословную градацию были выстроены возмещения за нанесенное ранение или убийство; они сопровождались выплатой такой же суммы правителю (т.н. противнем). Окончательно исчезли последние компенсации (вознаграждения) за повреждения отдельных частей тела, еще встречавшиеся в судебной практике начала 16 в., был обобщен размер выплат за избиение или оскорбление. Отплата (дважды столько) сопровождала возвращение отнятого имущества. Первый Литовский статут, опираясь на укоренившуюся судебную практику, согласовал старинные композиции и вводимые в обиход наказания, еще сохраняющие вид штрафов. Оскорбление великокняжеских регалий трактовалось различными способами, обобщенными в идею оскорбления величества. Если фальсификаторов денег и печатей ожидал костер, то самовольное взимание пошлин и нарушение права пропинации (тайное содержание корчем) каралось лишь конфискацией преступной собственности.

Легитимация личности дворянина и мещанина означала выделение его присяги из показаний соучастников, фактически превращала последних в свидетелей. В 15 в. процесс шел параллельно с внедрением письменных актов в имущественные отношения. В первом Литовском статуте показания свидетелей формально приравнены к документам, однако последние уже выделены как основа доказательств. Потому легитимация означала узаконение личной сфрагистики и геральдики. В конце 14 в. появились печати у крупных дворян (будущих панов). В 15 в. их обрели дворяне (особенно распространилась форма сигнета). По смерти владельца печать уничтожалась. Печать идентифицировала саму личность, поэтому сфрагистика, в пору слабого распространения грамоты, не могла развиваться без геральдики. Аллодиальное общественное устройство со времен возникновения государства диктовало распространение геральдики в форме примитивных знаков. Городельская рецепция польских гербов (1413 г.) коснулась лишь самой верхушки возникающего панства и не остановила естественного роста национальной литовской геральдики. Однако рецепция заметно повлияла на характер и направление этого процесса. Прежде всего, она ввела в широкий обиход правовое понятие герба, о котором в начале 15 в. знали лишь князья. Она перенесла в Литву целую группу польских гербов и присущий только полякам обычай давать гербам имена. Она так же предопределила (что было свойственно и большой части литовских гербов) утверждение графического знака в окончательном рисунке герба. К концу 15 в. герб стал характерной атрибутикой среднего дворянства. Мелкие дворяне не пошли дальше знаков, но большинство из них употребляло сигнеты, украшенные этими знаками. Привилей Сигизмунда I стране 1434 г., распространивший гарантии сословных прав на русское дворянство, направил поток польских заимствовани и в русские земли. Некоторые набирающие силу русские рода приобрели польские гербы (Ходкевичи – Косцеша, Сапеги – Лиса). Виднейшие литовские панские рода также хранили городельскую традицию. У Гаштольдов был герб Хабданка (Авданец), у Радзивиллов и Остиков – Труб, у Монвидов – Леливы, у Саковичей – Помяна. В начале 16 в. традиция Гаштольдов утверждала, что в результате ссор с поляками литовские паны в 1453 г. вернули городельские гербы. Это преувеличение возникло из воспоминания о некоем жесте, однако оно свидетельствует, что в середине 15 в. литовское панство не считало, будто Городельская рецепция означает приход гербов в Литву. Элементы европейской геральдики в печатях видных дворян встречались уже на стыке 14-15 вв.

Формирование сложной правовой системы, подкрепленной расширенным феодом и его документальным подтверждением, превращало судью в профессионала, хотя он еще не был отграничен от администратора. Еще Ягайлов привилей 1387 г. предусматривал выделение в помощь судье советников (заседателей) из дворянской среды. Эта польская рецепция не прижилась. И все-таки, в начале 16в., хотя это и не было жестко определено, судействующим администраторам помогали дворянские представители. Их участие было необходимо, если суд осуществляли лица, замещающие воеводу, старосту или маршалка (обычай предполагал и такую возможность). Суд превращался для дворян в опорную правовую инстанцию, но при этом дорожал. В начале 16 в., без должного знания законов и привлечения наемного прокуратора (адвоката), невозможно было выиграть запутанное дело. Процессуальная часть первого Литовского статута оговаривала участие последнего. Применение актов неминуемо вело к возникновению нотариата. Светский нотариат формировался без особой определенности. Главными накопителями нотариальных записей стали судебные книги. Важную роль играла великокняжеская канцелярия с собственным архивом.

В первой трети 16 в. феодальное право стало той областью, где Литва по своим достижениям совершенно сравнялась с другими странами восточной части Центральной Европы.


Заключение

Таким образом, Социально-политический строй Великого княжества Литовского носил все характерные черты западноевропейского средневекового феодализма: раздробление государственной власти между землевладельцами, система частного подданства и иерархическая лестница вассалов с сувереном, великим князем, наверху этой лестницы

В конце 14- начале 15вв. в развитии права ВКЛ произошел разрыв преемственности. Заключение Кревской унии с Польской Короной, иные международные факторы привели к переустройству общества и права по образцу западного сословного общества.

Анализ содержания привилея 1447 года позволяет сделать вывод о том, что его государственно-правовое значение заключалось, прежде всего, в усилении суверенитета и обособленности Великого княжества Литовского.

Привилеи 1432, 1434 и 1447 годов послужили юридической основой оформления прав всего сословия шляхты.

Характеризуя в целом зарождающееся общеземское право Великого Княжества Литовского в 15 веке необходимо отметить, что наряду с классическими чертами феодального права (классовый характер, право-привилегия) ему уже присущи такие прогрессивные по своему времени положения.

Из всего этого можно сделать вывод, что в первой трети 16 в. феодальное право стало той областью, где Литва по своим достижениям совершенно сравнялась с другими странами восточной части Центральной Европы.


Список использованных источников

1.Бардах Ю. История государства и права Польши/ Ю.Бардах, Б.Лиодорский; пер. с польск. М.: Юрид.лит.,1980.-560с.

2.Берман Г. Западная традиция права: эпоха формирования/ Г.Берман;пер.с англ. М.:МГУ: Издателькая группа ИНФРА-М-НОРМА, 1998.-624с.

3.Вишневский А. Ф., Сароковик И. А. История государства и права Беларуси/А.Ф.Вишневский, И.А. Сароковик -Минск 1998.-320с.

4.Гудавичюс Э. История Литвы с древнейших времен до 1569 года./ Э.Гудавичюс- Т. 1. М., 2005.-430с.

5.Исаев И.А. История государства и права России/ И.А. Исаев - М.: Юрист, 1993. ― 272 с.

6. Ключевский В. О. «Русская история». Полный курс лекций в 3 кн. Кн.1. / В.О. Ключевский- М.: Мысль, 1995.-100с.

7.Ключевский В. О. «Русская история». Полный курс лекций в 3 кн. Кн.2. / В.О. Ключевский -М.: Мысль, 1995.-120с.

8. Ключевский В. О. «Русская история». Полный курс лекций в 3 кн. Кн.3. . / В.О. Ключевский -М.: Мысль, 1995.-110с.

9. Ковкель И. И., Ярмусик Э. С. История Беларуси с древнейших времён до нашего времени/И.И. Ковкель, Э.С. Ярмусик- Минск 1998.-450с.

10. Кузнецов И. Н. История государства и права Беларуси/ И.Н. Кузнецов Минск 1999.-520с.

11. Леонтович Ф.И. Очерки истории литовско-русского права. Образование территории Литовского государства / Ф.И.Леонтович - С.-Пб.: Тип. В.С. Балашева и Ко, 1894. - 400 c.

12.Маркс К. и Энгельс Ф. Внешняя политика русского царизма, Соч., 2 изд., т.22.

13.Пашуто В. Т. Образование Литовского государства/ В.Т. Пашуто -М., 1959 -320с.

14.Пичета В. И. Аграрная реформа Сигизмунда-Августа в Литовско-русском государстве/В.И. Пичета, М., 1958.-12с.

15.Похилевич Д. Л. Движение феодальной земельной ренты в Великом княжестве Литовском в XV – XVI вв., в сборнике «Исторические записки», т. 31,/ Д.Л. Похилевич М., 1950.-30с.

16.Пресняков А. Е. Лекции по русской истории/ А.Е. Пресняков, т. 2, в. 1, М., 1939.-378с.

17. Пособие по истории России: с древнейших времен до начала ХХ века. Санкт – Петербург, Тригон, 1996г.-578с.

18.Чистяков О.И .История отечественного госуарства и права/ Чистяков О.И. М.: юристъ 2000 -421с.

19.Щербик Д.В. Преемственность в ВКЛ/Д.В. Щербик//История государства и права зарубежных стран.-2002. №6. С.38-40


[1] Щербик Д.В. Преемственность в ВКЛ//История государства и права зарубежных стран.-2002. №6. С.38-40

[2] Исаев И.А. История государства и права России/ М.: Юрист, 1993. ― 272 с.

[3] Ковкель И. И., Ярмусик Э. С. История Беларуси с древнейших времён до нашего времени/ Э.С. Ярмусик- Минск 1998.-450с.

[4] Леонтович Ф.И. Очерки истории литовско-русского права. Образование территории Литовского государства/- С.-Пб.: Тип. В.С. Балашева и Ко, 1894. - 400 c.

[5] Пичета В. И. Аграрная реформа Сигизмунда-Августа в Литовско-русском государстве/В.И. Пичета, М., 1958.-12с.

[6] Щербик Д.В. Преемственность в ВКЛ //История государства и права зарубежных стран.-2002. №6. С.38-40

[7] Берман Г. Западная традиция права: эпоха формирования/ с англ. М.:МГУ: Издателькая группа ИНФРА-М-НОРМА, 1998.-624с.

[8] Берман Г. Западная традиция права: эпоха формирования/ пер.с англ. М.:МГУ: Издателькая группа ИНФРА-М-НОРМА, 1998.-624с.

[9] Берман Г. Западная традиция права: эпоха формирования/ пер.с англ. М.:МГУ: Издателькая группа ИНФРА-М-НОРМА, 1998.-624с.

[10] Леонтович Ф.И. Очерки истории литовско-русского права. Образование территории Литовского государства / С.-Пб.: Тип. В.С. Балашева и Ко, 1894. - 400 c.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий