регистрация / вход

Аффект и его уголовно-правовое значение

Содержание Введение Глава 1. Понятие, виды, признаки аффекта. Причины возникновения аффекта. § 1. Понятие и виды аффекта; § 2. Признаки аффекта; § 3. Причины возникновения аффекта.

Содержание :

Введение

Глава 1. Понятие, виды, признаки аффекта. Причины возникновения аффекта.

§ 1. Понятие и виды аффекта;

§ 2. Признаки аффекта;

§ 3. Причины возникновения аффекта.

Глава 2. Уголовно-правовая характеристика убийств совершенных в состоянии аффекта (ст. 107 УК РФ). Причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью в состоянии аффекта( ст. 113 УК РФ).

§ 1. Объект и объективная сторона аффективного убийства;

§ 2. Субъект и субъективная сторона аффективного убийства;

§ 3. Причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью в состоянии аффекта( ст. 113 УК РФ).

§ 4. Судебная практика.

Заключение.

Список используемой литературы.

Введение.

Я выбрал тему курсовой работы «Аффект и его уголовно правовое значение» не случайно. Актуальность данной тематики обусловлена также тем, что значительное число преступлений, как в России, так и в мире, совершается в состоянии аффекта. Проблема аффекта в уголовном праве привлекла внимание многих ученых-криминалисов. Даже греческие философы занимались изучением аффекта, делали попытки квалифицировать их по группам и дать им оценку с точки зрения этики. Отдельные ее аспекты рассматривались также Н.И. Загородниковым, С.В. Бородиным, Ю.И. Ляпуновым, М.К. Аниянцевым, В.И. Ткаченко и рядом других авторов. В работах названных ученых содержатся научно обоснованные и практические полезные выводы. Но. Тем не менее, имеется и ряд аспектов, остающихся дискуссионными, требующими дальнейшей научной разработки с учетом нового законодательства. Предпринимаются попытки и комплексного рассмотрения данной проблемы – Т.Г. Шавгулидзе, И.П. Портновым, М.И. Дубининой, В.В. Сидоровым. Р.С. Немов пишет: «Аффекты – это особо выраженные эмоциональные состояния, сопровождаемые видимыми изменениями в поведении человека, который их испытывает». Однако, несмотря на весомую позитивную роль этих исследований, многие высказанные в них суждения требуют дополнительного анализа, а некоторые сформулированные теоретические положения, будучи спорными – более углубленной аргументации позиций современной психологии и нового Уголовного кодекса Р.Ф. Относительно аффекта изменения в уголовном законодательстве появились относительно недавно. Многие годы суды квалифицировали соответствующие преступления только при наличии экспертов о состоянии физиологического аффекта, применение квалификации при диагностике «эмоционального возбуждения» для них непривычно и вызывает вопросы1. По этой причине необходимо спорить с экспертами, говоря, что данный вид – это именно физиологический аффект, для того, чтобы усилить и закрепить свою позицию. Действительно, несправедливо считать более общественно опасным преступление под влиянием того же аффекта, но вызванного разовым насилием, оскорблением или другим противоправным действием. В новом Уголовном Кодексе такая несправедливость устранена. Состояние сильного душевного волнения у лиц может возникать в результате самых разнообразных обстоятельств. На мой взгляд, тема довольна интересна и противоречива. В своей работе я постараюсь рассмотреть более детально некоторые аспекты аффекта. Теоретическое обоснование правовых основ аффектов непосредственно связано с проблемой свободы воли. Ее решением ученые занимались на протяжении многих столетий, однако до настоящего времени она остается дискуссионной. Не случайно «экс-президент» РФ В.В. Путин в своем ежегодном послании Федеральному Собранию РФ отметил, что в современных условиях главная политико-правовая задача заключается в развитии России как свободного, демократического государства, основными ценностями которого являются законность, справедливость, свобода воли и волеизъявления граждан2. Вместе с тем в волевом поведении человека есть элементы и бессознательного, имеюще правовое значение только в тех случаях и тех пределах, в каких поддаются возможному контролю со стороны сознания и воли лица, сохраняют потенцию в надлежащий момент быть осознанными. Именно в эих пределах и возможна юридическпя ответственность человека за свои действия. Актуальность темы исследования обусловлена тем, что в последние годы неуклонно растет число противоправных действий, совершенных в состоянии аффекта3. В связи с данным обстоятельством законодателю и правоприменителям необходимо обратить внимание на факты, которые не исключают полностью, но существенно ограничивают меру осознания и свободу волеизъявления индивидов при совершении противоправного дейяния, заключения договора и т.п. К данным фактам, в частности, относятся состояния выраженного эмоционального напряжения (возбуждения) и в перую очередь – аффект.

Глава 1. Понятие, виды, признаки аффекта. Причины возникновения аффекта.

§1. Понятие и виды аффекта.

Аффект (от лат. «afectus» - совершать с чувством4) в нормах уголовного закона фигурирует в качестве квалифицирующего признака в составах тяжких и средней тяжести умышленных преступлений против жизни и здоровья личности и влечет уменьшенных преступлений против жизни и здоровья личности и влечет уменьшение наказания по сравнению с санкцией, предусмотренной основным составом. Аффект – это одна из форм (кроме чувств и настроений) эмоциональной реакции человека на воздействия внешнего мира. Сильное душевное волнение (аффект) – объективная категория. Его наличие, продолжительность и сила могут быть установлены и зафиксированы по специфическим физиологическим и психологическим показателям. С точки зрения психологии, острота реакции человека на внешний раздражитель обуславливается его индивидуально-психологическими особенностями, в том числе типом темперамента, а также психическим состоянием субъекта в момент совершения преступления ( усталость, раздражение, болезнь, похмельный синдром и так далее). Следовательно, в одних случаях (например, при холерическом темпераменте субъекта) состояние аффекта может возникнуть почти без промежутка во времени между обстоятельством, породившем его и ответной реакцией – убийством. В других, (например, у меланхолика либо флегматика) – некоторое время спустя. Никакой тип темперамента, никакие индивидуально-психологические свойства человека не исключают возможности возникновения аффекта при определенных обстоятельствах. В современной психологии аффектами называют «сильные и относительно кратковременные эмоциональные переживания, сопровождаемые резко выраженными двигательными и висцеральными проявлениями»5.

Аффекты представляют собой кратковременную, стремительно и бурно протекающую эмоциональную реакцию, сопровождающуюся резкими, но не психическими изменениями психической деятельности. Аффекты – чрезвычайная дляличности реакция на исключительные обстоятельства6. Различают аффекта отчаяния, ярости, ужаса и так далее. Они возникают, как правило внезапно и продолжаются иногда всего несколько минут. В состоянии аффекта воля, сознание человека, его способность представлять и мыслить суживаются, подавляются. При этом сильное эмоциональное возбуждение проявляется в бурных движениях, беспорядочной речи, часто – в выкриках. Действия человека при аффекте происходят в виде «взрывов»7. Образно аффекта можно сравнить с вспышкой чувства, налетевшим шквалом.

Аффекты возникают в критических условиях при неспособности субъекта найти быстрый и разумный выход из опасной ситуации. Одно из существенных проявлений аффекта состоит в том, что он, навязывая субъекту стереотипные действия, представляет собой определенный закрепившийся в эволюции способ аварийного разрушения ситуаций: бегство, агрессию и т.п8.

Вместе с тем любой человек в состоянии аффекта сохраняет в большоей или меньшей степени возможность осозновать свои поступки, может овладеть своим поведением, усилием воли «взять себя в руки». Состояние аффекта характеризуется значительным нарушением волевой регуляции действий человека. Поведение субъекта при аффекта регулируется не заранее обдуманной целью, а тем чувством, которое полностью захватывает личность и вызывает импульсивные действия. Кроме того, в состоянии аффекта нарушается важнейший механизм деятельности – избирательность в выборе поведенческого акта, резко изменяется привычное поведение человека, деформируются его установки, жизненные позиции, нарушается способность к установлению взаимосвязи между явлениями, в сознании начинает доминировать какое-либо одно, часто искаженное представление. В психиатрии это называется «сужением» сознания. Психологи и психиатры определяют аффект, как кратковременный и чрезвычайно сильный эмоциональный разряд, возникающий в экстремальных условиях, когда субъект не справляется с ситуацией9. Поскольку при аффекта наблюдаются не только нарушения в эмоциональной сфере, но и нарушения сознания и воли лица, проявляющихся в утрате способности правильно воспринимать реальную действительность, объективно оценивать обстоятельства и контролировать собственные действия, можно говорить об аффекта не только как о психологической, но и психической аномалии. Исходя из этого, правильнее состояние аффекта устанавливать в процессе не психологической, а психолого-психиатрической экспертизы. Но медики не могут определить, возник ли у виновного аффект вследствие длительной травмирующей его психику обстановки. В таких случаях нужны познания спциалистов-психологов. Психологи на основе изучения личностных качеств и характеристик виновного, взаимоотношений между ними и как такие ситуации отражались на психиуе виновного (глубоко ли они его ранили, получал ли он от них сильный эмоциональный стресс и т.д.), определяют, что возникновению аффекта предшествовала длительная психотравмирующая обстоновка. Внезапность сильного душевного волнения, по общему правилу, состоит в том, что оно возникает немедленно, как ответная реакция на противоправное или аморальное поведение потерпевшего. Умысел здесь может быть также внезапно возникший. Между убийством и провокационным поведением потерпевшего, вызвавшим состояние аффекта и умысел на преступление, в подавляющем большинстве случаев не должно быть разрыва во времени. Однако возможно возникновение не сразу после противоправных действий потерпевшего, а спустя определенное время. Однако значительный временной разрым уже не может свидетельствовать о сохранении остояния внезапно возникшего сильного душевного волнения. Ситуацию можно признать травмирующей не во всех рассматриваемых случаях, а только тогда когда такие ситуации пагубно воздействовали на психику виновного, вызывали у него глубокие эмоциональные переживания, стресс. При этом не надо забывать, что такие эмоциональные переживания у виновного должны быть вызваны непосредственно действиями (бездействием) потерпевшего, которые носили в отношении виновного противоправный или аморальный характер. При длительной психотравмирующей ситуации, все эмоциональные переживания, вся обида у виновного постепенно накапливается и «последняя капля» терпения выливается в аффективную вспышку. Таким образом, определить было ли у виновного состояние аффекта вызвано длительной психотравмирующей ситуацией, можно лишь с помощью специальных познаний в области психологии, прибегая к специальным методам изучения личности виновного. В подавляющем большинстве случаев под воздействием длительных психотравмирующих ситуаций оказываются женщины, которые терпят и сносят все обиды, причиненные им мужьями или сожителями. «Последней каплей терпения» всех предыдущих переживаний становатся аффект. Аффект возникает в ответ на уже произошедшее событие и является как бы сдвинутым к его концу. В основе аффекта лежит переживаемое человеком состояние внутреннего конфликта, порождаемое либо противоречиями между требованиями, которые предъявляются человеку (или он сам предъявляет их себе), и возможности выполнить эти требования. Аффект развивает в критических условиях при неспособности субъекта найти адекватный выход из опасных, чаще всего неожиданно сложившихся ситуаций. Для состояния аффекта характерно сужение сознания, при котором внимание субъекта целиком поглащается породившими аффект обстоятельствами и навязанными им действиями. Нарушения сознания могут привести к неспособности впоследствии вспомнить отдельные эпизоды вызвавшего этот аффект события, а в случае исключительно сильного аффекта – завершиться потерей сознания или полной амнезией. Следует иметь ввиду, что существует несколько видов аффектов10. Основными двумя выделяют патологический и физиологический аффекты.

Патологический аффект – кратковременное, сверхинтенсивное переживание, достигшее такой степени, при которой наступает полное помрачение сознания и парализация воли. Патологический аффект – такой вид аффекта, который полностью исключает вменяемость, а, следовательно, и уголовную ответственность за совершенное деяние, который представляет собой временное болезненное растройство психики. При нем наступает глубокое помрачение сознания и человек утрачивает способность отдавать себе отчет в своих действиях и руководить ими. Лицо в таких случаях презнается невменяемым, а значит и не может нести уголовную ответственность в соответствии со ст. 21 УК РФ. Также различают физиологический аффект – такое эмоциональное состояние лица, при котором оно является вменяемым, однако его сознание существенно ограничено. В отличии от патологического аффекта, при физиологическом аффекте лицо сознает свои действия, может ими управлять, либо имеет возможность сознавать свои действия. Именно поэтому лицо, совершивнее преступление в состоянии физиологического аффекта подлежит уголовной ответственности. Физиологический аффект характеризуется как эмоциональная вспышка высокой степени. Он выводит психику человека из обыного состояния, тормозит сознательную интеллектуальную деятельность, в известной степени нарушает избирательный момент в мотивации поведения, затрудняет самоконтроль, лишает человека возможности твердо и всестроронне взвесить последствия своего поведения. В состоянии аффекта способность сознавать фактический характер и общественную опасность своих действий, а также руководить ими в значительной степени понижена, что явзяется одним из оснований для признания совершенного в таком состоянии преступления менее общественно опасным, чем преступление, совершенное при «спокойном» состоянии психики.

Наряду с основными видами аффекта выделяют следующие аффекты11:

Классический аффект – стремительно, бурно протекающая эмоциональная реакция взрывного характера. Следует непосредственно за противоправным действием потерпевшего, длится крайне малый период времени, после чего наступает спад. Законодатель так определяет понятие «противоправного действия» применительно к классическому аффекта: «насилие», «издевательство».

Кумулятивный (аккумулятивный) аффект. В отличие от классического аффекта первая фаза кумулятивного аффекта обычно сильно растянута во времени – от нескольких месяцев до нескольких лет. В течение этого времени развивается психотравмирующая ситуация, которая обуславливает кумуляцию (накопление) эмоционального напряжения у обвиняемого. Сам по себе аффективный взрыв может наступить и по незначительному поводу, который играет роль «последней капли». Применительно к кумулятивному аффекту законодатель определяет причину возникновения сильного душевного волнения как «длительную психотравмирующую ситуацию, возникшую в связи с систематическим противоправным или аморальным поведением потерпевшего». Данный вид может возникать у личностей робких, нерешительных, склонных выражать агрессию (в необходимых случаях) в социально допустимой форме. Указанное эмоциональное состояние возникает при условии затяжного течения конфликтной ситуации, накопление эмоционального напряжения в течение нескольких лет (сродни кумулятивному аффект), как правило, в сфере семейных отношений, или в строго регламентированных условиях военной службы. Нередко на протяжении течения указанной конфликтной ситуации у обвиняемого наличествует депрессия, суицидальные попытки, иные попытки ухода из ситуации. На таком фоне пик эмоционального возбуждения может быть спровоцирован даже незначительными воздействиями. Самое главное отличие данного эмоционального состояния от кумулятивного аффекта заключается в том, что нарастание эмоционального возбуждения происходит типичное сужение сознания. Аффектам особенно подвержены люди, которые не привыкли к самоконтролю, не считают необходимым сдерживать себя.

Аффективность личности, склонность к бурным эмоциональным

Зависит не только от темперамента, холерики в этом отношении резко отличаются от флегматиков, но и уровня ее моральной воспитанности, которая предполагает самообладание. В то же время случаются аффекта, выщванные бестактностью партнера по общению.

§ 2. Признаки аффекта.

С уголовно-правовой точки зрения аффект также обладает рядом специфических признаков, которые позволяют говорить о нем как о психической аномалии.

Во-первых, законодаль говорит о несоразмерности реакции провоцирующему воздействию (несоответствие фактического содержания и общественной опасности аффективных действий аналогичным характеристикам неправомерного поведения потерпевшего). А основным критерием психической аномалии и является неадекватность реакции.

Во-вторых, в нормах уголовного закона говорится о том, что преступление всегда носит более тяжкий характер, чем действия потерпевшего. Это косвенно свидетельствует об искажениях в оценке и реакции лица на ситуацию.

В третьих, законодатель говорит о преступлении, совершенном в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения, называет это состояние аффектом, тем, самым, констатируя невозможность делать выводы о наличии или отсутствии “внезапно сильного душевного волнения” по одним лишь объективным данным (предшествовавшие преступлению неправомерное поведение потерпевшего, характер действий лица, заявления подозреваемого (обвиняемого) и т.д.), указывая категорично, что здесь необходимы специальные познания.

Для того чтобы состояние лица было квалифицированно как аффект, необходимо установить еще один признак: причина его возникновения. С уголовно-правовой точки зрения значим лишь аффект, возникший в результате неправомерных и аморальных действий (бездействий) самого потрепевшего. Уголовный закон в качестве примеров приводит насилие, идевательство, тяжкие оскорбления со стороны потерпевшего. Кроме того, уголовный закон “легализовал” так называемый “капельный” аффект, то есть аффект, свфзанный с длительной психотравмирующей ситуацией, возникший в связи с систематическим противоправным или аморальным поведением потерпевшего.

Традиционно выделяют три этапа. На первом этапе резко дезорганизируется вся психическая деятельность, нарушается ориентировка в окружающей действительности. На втором этапе перевозбуждение сопровождается резкими, большой силы, автоматическими, плохо контролируемыми действиями. Большое количество повреждений, нанесенных потерпевшему, может создать внешне обманчивую ситуацию о нанесении их с особой жестокостью. На третьем заключительном этапе происходит спад нервного напряжения, возникает состояние резкой слабости, депрессии и даже сна.

Безусловно, состояние аффекта не относится к состоянию невменяемости. Ипмульсивные действия, совершенные в состоянии аффекта являются малоосязаемыми, но все-таки связанными с сознанием. Импульсивные действия, вызванные аффектом, являются необдуманными, но не случайными. Преступления, совершенные в состоянии аффекта уголовно наказуемы, так как считается, что человек в состоянии предотвратить наступление аффекта, а сами противоправные действия зависят от установок личности, от системы отношений к различным явлениям действительности.

§ 3. Причины возникновения аффекта.

Под причинами понимаются обстоятельства, которые создают реальную возможность наступления определенной ситуации. Кроме причин важное значение также имеют условия, то есть обстоятельства, которые способствовуют возникновению ситуации и выполняют вспомогальную функцию.

Перечень причин возвикновения состояния аффекта дан в ст. 107 УК РФ, которая выделяет в качестве таковых:

1. Насилие, издевательство, тяжкое оскорбление;

2. Иные противоправные и аморальные действия (бездействия);

3. Длительная психотравмирующая ситуация.

В качестве условий, имеющих субъективный характер, которые подлежат исследованию в каждом конкретном случае, выделяются такие как:

- Возрастные особенности субъекта. Например, в подростковом возрасте наблюдается особаявосприимчивость подростка к внешним воздействиям, частая смена настроения, повышенная возбудимость;

- Временное ослабление организма, вызванное такими факторами как физическое или психическое перенапряжение, тяжелые физические нагрузки, недосыпание и т.д.

Эти условия имеют значение при исследовании состояния виновного, рднако наличие либо отсутствие подобных условий может и не способствовать возникновению аффекта. Исследование условий входит в предмет деятельности специалистов в области психологии. Таким образом, уголовно-правовое значение имеют лишь перечисленные в ст. 107 УК РФ причины. Возникновение состояния аффекта связано с конфликтной ситуацией, в которой потерпевший выступает в роли зачинщика и его активность выражается в общественно порицаемых (аморальных),либо противоправных поступках. Аффект может возникнуть как реакция на конкретные значимые для виновного действия потрепевшего, либо в результате аккумуляции аффективных переживаний в ответ на объективно малозначительный повод – речь идет о длительной психотравмирующей ситуации. Ее особенностью является то, что человек, испытывая противоправные воздействия со стороны другого лица, не привыкает к ним и не приспосабливается, а происходит накопление обиды, злости, которые при малейшем поводе могут послужить толчком, приводящим в действие весь “механизм” аффекта. Помимо этого, как отмечает Б.ВЮ Сидоров, неправомерное поведение потерпевшего имеет самомтоятельное уголовно-правовое значение, то есть эти действия могут и не вызывать аффект, но на практике сами по себе эти действия потерпевшего рассматриваются как обстоятельства, смягчающие ответственность виновного лица. Возникновение состояния аффекта зависит от характера противоправных и аморальных поступков, но большое значение имеет и субъективный момент, то есть как виновный, исходя из личностных особенностей, воспринимает данную ситуацию. Действия потерпевшего, будь то единичные либо систематические, должны рассматриваться как противоправные или аморальные. Ранее в УК РСФСР речь шла о противозаконном поведении, в настоящее время юридическим основанием аффекта могут быть и аморальные действея, не являющиеся уголовно наказуемыми. Под аморальным поведением принято понимать безнравственные поступки, ранящие честь и достоинство виновного, то есть эта категория рассматривается с точки зрения морали, общественного порицания тех или иных поступков, за которые законом не предусмотрена ответственность (например, супружеская измена). Что касается противоправных действий (бездействий), то ими охватываются такие формы поведения, которые существенно нарушают права и законные интересы виновного, его близких и других лиц (не только близкие, но и иные лица).

Противоправное поведение может быть преступным (клевета) либо не преступным (оскорбительное приставание) и, следовательно, это понятие шире понятия противозаконности, используемого в прежнем УК. Кроме того, противоправными могут быть как действия, так и бездействие потерпевшего. Противоправное поведение должно быть выражено в активной форме, если же оно выражено в бездействии (например, отказ врача оказать медицинскую помощь), то это не рассматривается в качестве причины возникновения аффекта. Однако в УК РФ закреплено, что в качестве иных противоправных или аморальных форм поведения могут выступать как действия, так и бездействия. Одной из причин, которая может повлечь состояние аффекта, является насилие. Под ним принято понимать физическое и психическое воздействие. Насилие с точки зрения физического воздействия определяется как активность, осуществляемая с помощью мускульной силы или орудия, веществ, которая может причинить боль, повреждения. При этом насилие должно быть противоправным, то есть причинять вред законным интересам, и не может рассматриваться в качестве такового физическое воздействие на лицо при задержании, так как сами по себе эти действия преследуют общественно полезную цель – доставление преступника в правоохранительные органы.

Некоторые авторы, например В.И. Ткаченко, придерживаются точки зрения, что насилие может быть только физическим. Однако психическое насилие достаточно часто встречается во многих составах и, кроме того, законодатель в ст. 107 УК РФ ничего на данный счет не говорит. Значит, речь может идти и о психическом воздействии. А.Н. Попов высказывает иную точку зрения, согласно которой существует как узкий подход к психическому насилию (это только угроза физическим насилием), так и широкий (включает в себя не только угрозу насилием, но и, например, распространение “клеветнических измышлений”). Представляется, что применительно к насилию в смысле ст. 107 УК РФ более правильным является узкий подход. Но в ст. 107 УК РФ наряду с насилием указаны и иные противоправные действия, в которые как раз может включаться угроза распространения клеветнических измышлений. Помимо такого действия как насилие в качестве причины, которая может вызвать состояние аффекта, указывается тяжкое оскорбление. Понятние “оскорбление” раскрывается в ст. 130 УК РФ – под ним понимается “унижение чести и достоинства, выраженное в неприличной форме”. Таким образом обязательным условием является неприличная форма, то есть не соответствующая установленным правилам общения. Вероятно, если унижение чести и достоинства не было выражено в неприличной форме, то емеет место следующее действие потерпевшего – издевательство, которое может иметь грубый и циничный характер и может быть выражено в пристойной форме, но все же причинить нравственные страдания виновному (например, высмеивание физических недостатков). При этом законодать указывает на степень оскорбления – оно должно быть тяжким, но это категория оценочная, так как то, что может являться тяжким оскорблением для одного субъекта может не являться таковым для другого, поэтому решая вопрос о тяжести оскорбления необходимо учитывать индивидуальные особенности виновного: его темперамент, ранимость и другие личностные качества. Что касается психотравмирующей ситуации, то она является следствием систематических противоправных и аморальных действий, которые не должны быть единичными, а применяться хотя бы в течение двух раз. В данной ситуации наблюдается особое состояние виновного вследствие воздействия фактора затяжки в разрешении конфликта.

Особое значение имеет вопрос, касающийся возможности убийства в состоянии аффекта, совершенного в драке. Представляется, что есть определенные отличия конфликтной ситуации, в которой потерпевший выступает стороной, провоцирующей действия виновного и сутуации, в которой каждая из сторон, учавствующая в конфликте допускает для себя подобный способ разрешения конфликта. “При драке происходит взаимный обмен ударами... при убийстве в состоянии аффекта нет взаимного согласия на обмен ударами”. Действительно, чтобы квалифицировать действия по ст. 107 УК РФ необходимо установать наличие неправомерных действий потерпевшего, степень их влияния на другое лицо (виновного), при этом действия виновного должны рассматриваться как ответная реакция на поведение потерпевшего.

Глава 2. Уголовно-правовая норма аффекта.

§1. Объект и объективная сторона аффективного убийства .

Объект аффективного убийства.

Убийство совершенное в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения (аффекта), вызванного насилием, издевательством или тяжким оскорблением со стороны потерпевшего либо иными противоправными или аморальными действиями (бездействием) потрепевшего, а равно длительной психотравмирующей ситуацикй возникшей в связи с систематическим противоправным или аморальным поведением потерпевшего, - наказывается ограничением свободы на срок до трех лет или лишением свободы на тот же срок.

Убийство двух или более лиц, совершенное в состоянии аффекта, - наказывается лишением свободы на срок до пяти лет13.

Объектом всякого убийства, в том числе и аффективного убийства, является жизнь человека. Однако в рассматриваемом случае объектом посягательства является жизнь ни какого-нибудь человека, а человека, который играет в структуре преступного деяния отнюдь не последнюю роль. Такая роль, которую уголовный закон (ст.107 УК РФ) отводит поведению потерпевшего как обстоятельству, вызывающему состояние “оправданного” аффекта виновного в процессе совершения преступления, обязывает более глубоко, чем по любой другой категории дел, исследовать личность самого потерпевшего. Именно на жизнь этого субъекта посягает виновный, причиняя ему смерть.

Аффект, в состоянии которого совершается данное преступление, непосредственно связывается с определенным неправомерным или аморальным поведением потерпевшего: насилием, издевательством или тяжким оскорблением либо другими противоправными или аморальными действиями (бездействиями), а также длительной психотравмирующей ситуацией, которая возникает в связи с систематическим противоправным или аморальным поведением потерпевшего. Такие действия (бездействие) должны быть совершены лицом, на жизнь которого посягает преступник, именно такие действия (бездействие) потерпевшего являются необходимым обязательным условием возникновения аффекта виновного в рассматриваемом преступлении.

Действия (бездействия) лица, которое в результате посягательства виновного на его жизнь становится потерпевшим, должны быть по смыслу закона не всякие, а во-первых, достаточно сильными раздражителями. Которые способны вызывать аффетивное состояние у виновного; во-вторых, неправомерными или аморальными, свидетельствующими об извинительном характере возникшего аффекта; в-третьих, обстоятельствами, выступающими в качестве непосредственного повода возникновения аффекта и совершения в этом состоянии преступления.

Из всего вышесказанного, следует вывод о том, что в рассматриваемом преступлении имеется особый потерпевший, субъект, который из-за своего определенного поведения в отношении виновного становится потерпевшим (жертвой) преступного посягательства.

Именно потерпевший, вернее его неправомерное или аморальное поведение, провоцируют ответные действия виновного, который в аффективном состоянии причиняет первому смерть.

Таким образом, здесь можно проследить цепочку последовательных событий, в которой поведение самого потерпевшего играет инициирующую роль. На первом этапе этой цели должны быть противоправные (аморальные) действия или бездействие потерпевшего, затем следует вызванное ими состояние аффекта у виновного (далее созревает мотив, цель, умысел у виновного под влиянием аффекта), и лишь потом наступает окончательная стадия (развязка) преступного посягательства – ответные действия виновного, в результате которых он причинил смерть потерпевшему.

Соответствующее поведение потерпевшего в таких ситуациях снижает степень вины преступника, так как оно инициирует состояние аффекта, в котором виновный совершает убийство.

Другими словами можно сказать, что лицо которому причиняется смерть, в рассматриваемых случаях становится жертвой своего же злонамеренного провокационного поведения.

Подводя итог, можно отметить, что преступление, предусмотренное ст. 107 УК РФ имеет в качестве объекта посягательства – жизнь человека, схожего по своей природе с объектами остальных преступлений против жизни; однако лицо, на жизнь которого посягает преступник и которому в результате этого посягательства причиняется смерть (другими словами потерпевший) отличается от других категорий потерпевших тем, что сам провоцирует преступное посягательство своим противоправным (или аморальным) поведением.

Объективная стороная (действия, последствия, причинная связь).

Объективная сторона убийства – это процесс общественно опасного и противоправного посягательства на жизнь человека, рассматриваемый с его внешней стороны, с точки зрения последовательного развития тех событий и явлений, которые начинаются с преступного действия субъекта и заканчиваются наступлением преступного результата (смерти потерпевшего).

При изучении объективной стороны преступления, принято рассматривать такие аспекты:

А) обественно опасное деяние субъекта (действия или бездействие);

Б) преступные последствия (результат);

В) причинная связь между деянием и преступным результатом;

Г) место, время, способ, обстановка, орудия совершения преступления.

Особенность объективной стороны убийства в состоянии аффекта заключается в том, что оно может быть совершено только путем активных действий. Это объясняется тем, что зародившемуся и мгновенно прогрессирующему аффекта всегда необходима разрядка, и он находит ее в действиях, состояние покоя во всех проявлениях аффекта исключается. Таким образом, совершить убийство в состоянии аффекта путем бездействия невозможно, так как психологическая природа аффекта такова, что ему в любом случае требуется немедленная “разрядка в действиях”.

“Преступное действие – это общественно опасный акт внешнего поведения лица, находящийся под контролем сознания и осуществляемый во вне собственными телодвижениями данного человека”.

Как и любое человеческое действие, преступные действия также исходят из определенных мотивов и направлены на определенную деятельную цель.

В теории уголовного права принято выделять начальный и конечный момент преступного действия (действий). Принято считать, что преступные действия начинаются с того момента, когда они будут обладать следующими тремя признаками: физическое телодвижение во вне, общественная опасность и противоправность. Конечный момент преступного действия определяется наступлением преступного результата или отпадением хотя бы одного из указанных выше признаков преступного действия.

В этом смысле действия , совершаемые виновным в состоянии аффекта имеют особую характеристику. Специфика таких действий состоит в том, что они ограничены во времени продолжительностью состояния аффекта. На вопрос, сколько может длиться аффетивное состояние у виновного, ответа в уголовном законе не содержится. Его нужно искать в самой психологической природе аффекта. Временная продолжительность аффекта зависит от многих факторов, в том чиле от психофизических качеств человека, остроты конфликтной ситуации, тяжести провокации со стороны потерпевшего. Но бесспорно одно – аффект может длиться секунды и иногда несколько минут, но не часы. Поэтому противоправные действия виновного должны быть начаты под воздействием аффекта и окончены к моменту его прекращения. В противном случае преступное посягательство не может быть квалифицированно как совершенное в состоянии аффекта.

Говоря о таком качестве аффекта, как его внезавность возникновения, надо отметить, что такая внезапность может не распространяться на преступные действия лица, совершенные им в состоянии аффекта. Внезапность при возникновении аффекта не следует рассматривать только как немедленную ответную реакцию на отрицательное поведение потерпевшего. Разрыв во времени между возникновением аффекта и моментом убийства возможен, но при непременном условии сохранения в этот период времени состояния аффекта у виновного. Внезапность является одним из основных, неотъемлемых признаков, характеризующих аффект, а не начало совершения преступных действий. Около 30% случаев в судебной практике, когда виновный находясь непосредственно под влиянием аффекта, совершает перед убийством разные действия. Например, бежит в свою квартиру или соседнюю комнату, чтобы взять орудие преступления, преследует потерпевшего, проникает в дом, производит выстрелы и т.п.

Если говорить о характере действий, совершенных в состоянии аффекта, то по этому вопросу нет единого мнения среди ученых. Одни авторы утверждают, что рассматриваемые действия носят вполне осознанный, волевой (целеноправленный) характер. Отрицают наличие в них импульсивности. Сторонники этой позиции утверждают также, что при совершении убийства в состоянии аффекта вановный не тольео предвидит наступление преступного результата, но и направляет свою волю на его достижение. Свою позицию по этому вопросу они основывают на том, что человек может преодолеть аффекта в начальной его стадии.

С этой точкой зрения можно согласиться лишь частично. Возможность преодолесь аффект в начальной стадии еще не говоря о том, что можно подавить на вершине его развития, как раз в то время, когда совершаются аффективные действия. Возможно, первоначально эти действия носят целенаправленный характер; но затем в процессе развития аффекта, они в значительной степени утрачивают это свое качество. Но неверно было бы говорить и о полной потере произвольности действий, совершенных в состоянии аффекта. Действия эти выражаются у человека в виде автоматической разрядки возникшего аффективного напряжения при уменьшенном сознательном контроле и волевой регуляции. Поэтому аффективные действия носят в целом импульсивный характер, отличительной особенностью которых является сравнительно малая степень их осознанности.

Думаю, что последняя точка зрения на эту проблему является более правильной и отвечает психологической природе аффекта.

Психологи уже давно отметили, что у лица, находящегося под влиянием аффекта, происходит нарушение сложных действий, стереотипные протекают быстрее, емея тенденцию к автоматизму. Двигательное возбуждение, беспорядочность в действиях и наличие автоматизмов является выжными показателями аффекта.

В состоянии аффекта виновный способен преодолеть значительные препятствия к достижению преступной цели, хватает предметы, которые попадаются ему под руку, если таковых нет, пускает в ход руки и ноги, наносит множество беспорядочных удраов в разные части тела, готов задушить «обидчика» «голыми руками» или в бессильной злобе кусает его.

Преступные действия лица порождают преступный результат – слудующее звено в объективной стороне преступления.

В наиболее общей форме можно сказать, что вредные преступные последствия состоят в разрушении общественных ценностей, причинении вреда людям.

Преступные последствия разнообразны по своему характеру. Наиболее распространенным их видом является причинение материального ущерба. К нему относятся кроме всего прочего и человеческие жертвы. По своей физической природе материальные последствия всегда связаны с разрушением и повреждением предметов внешнего мира.

Под преступным последствием принято понимать предусмотренный уголовным законом материальный (нематериальный) вред, причиненный преступным деянием (действием или бездействием) объекту посягательства – охраняемым законом общественным отношениям и их участникам.

Преступным результатом при совершении убийства в состоянии аффекта является смерть человека. В данном случае объектом посягательства является не только жизнь человека как биологическая основа его существования, но и общественные отношения, с которыми человек был связан при жизни. Поэтому уголовный закон охраняет человеческую жизнь, не только как биологическое являение (от природы данное человку благо), но и как общественную ценность.

Из всех вредных последствий, причиняемых посягательством на жизнь человека, только одно, а именно наступление смерти человека, является элементом объективной стороны убийства. Такое последствие имеет материальную природу, оно предельно точно и определенно – смерть потерпевшего. Ненаступление такого последствия исключает признание убийства оконченным.

Третий обязательныйтпризнак объективной стороны убийства – это причинная связь между преступными действиями и наступившим общественно опасным последствием.

При совершении убийства в состоянии аффекта, неправомерные (аморальные) действия (бездействия) потерпевшего являются необходимым условием возникновения аффекта у виновного. Это означает, что при тех фактических обстоятельствах, которые имели место в действительности, такое условие было необходимо для наступления соответствующего результата, без него этот результат не наступил бы.

Состояние аффекта и последующие действия виновного являются ответной реакцией на неправомерное поведение потерпевшего. Именно поэтому последнее является необходимой причиной для возникновения у преступника аффекта, под действием которого он совершает преступное посягательство на жизнь другого лица, то есть потерпевшего. Не будет противоправных действий (или бездействий) потерпевшего в отношении виновного или его близких, не будет и аффекта (как конструктивного состава преступления), а значит и не будет преступных действий виновного, которые совершаются им под влиянием последнего.

Таким образом, в рассматриваемом преступлении только неправомерные действия (бездействие) потерпевшего являются необходимой причиной для возникновения состояния аффекта, а не какие-то другие действия или явления окружающей действительности.

Однако возникает вопрос любые ли действия (бездействие) потерпевшего могут вызвать состояние аффекта у виновного, как конструктивного элемента состава преступления, предусмотренного ст. 107 УК РФ? Ответ на этот вопрос содержится в самом уголовном законе, который говорит только о противозаконных или аморальных действиях (бездействии) потерпевшего. Из этого вытекает, что если потерпевший совершает в отношении виновного или его близких вполне правомерные (или не аморальные) действия (бездействия), то говорить в таких случаях о состоянии аффекта как элемента именно «специального» состава преступления (ст. 107 УК РФ) не приходится.

Действия виновного, в таких случаях, следует квалифицировать как убийство без смягчающих обстоятельств, к которым принято относить убийство в состоянии аффекта.

В качестве основного и непосредственного повода для возникновения аффекта, закон указывает на насилие со стороны потерпевшего. Характерной чертой такого насилия является неправомерность действий потерпевшего. Однако нельзя считать таковым, например, насилие, примененное в состоянии необходимой обороны, при задержании преступника, крайней необходимости или выполнении приказа. Применять в таких ситуациях ст. 107 УК РФ, которая требует неправомерного насилия со стороны потерпевшего, неправильно. Это обстоятельство в полной мере относится и к другим действиям (бездействию) потерпевшего.

Насилие – самая распространенная причина, инициирующая аффект у виновного. Анаоиз судебной практики показал, что оно имело место в 70% случаев совершения убийства в состоянии аффекта.

В большинстве своем насилие со стороны потерпевшего носит характер физического воздействия на виновного (физическое насилие). Под таким насилием стоит понимать нанесение ударова, побои, истязание, причинение вреда здоровью разной степени тяжести, насильственное ограничение свободы, изнасилование. Однако может быть применена и психическая форма насилия, под которой понимается угроза причинить вред здоровью и жизни.

Насилие со стороны потерпевшего должно быть противоправным. Однако виновный в таких случаях не должен находиться в положении необходимой обороны. В противном случае правовая оценка содеянного будет даваться по правилам о необходимой обороне. Виновный обычно действует после окончания насильственного посягательства потерпевшего, когда опасность первому уже не угрожает, однако виновный при этом должен находиться в состоянии аффекта, вызванного таким посягательством.

Состоянии аффекта у виновного может быть вызвано издевательством со стороны потерпевшего. Издевательство подразумевает злую насмешку, глумление над виновным. В отличии от тяжкого оскорбления, которое всегда выражается в непристойной форме, издевательство может осуществляться в пристойном виде, хотя по своему содержанию являться столь же ценничным и оскорбительным, глубоко ранящим психику человека. Таковы, например, насмешки над физическими недостатками человека или другой его ущербностью. Издевательство может быть растянутым во времени.

Под тяжким оскорблением, которое может вызвать состояние аффекта, понимается глубокое, ценичное унижение чести и достоинства личности,выраженное в неприличной форме. Вопрос о том какое оскорбление считать тяжким – это вопрос факта, решаемый в каждом отдельном случае с учетом всех конкретных обстоятельств дела. Таково, например, оскорбление родственных, национальных, религиозных чувств. При оценке тяжести оскорбления учитывается и индивидуальные особенности виновного (болезненное физическое или душевное состояние, беременность и т.п.).

Под аморальными действиями (бездействием) потерпевшего понимается противоречащие нормам морали поступки, которые могут оказаться поводом для возникновения аффекта. Например, очевидный факт супружеской измены.

В результате систематического противоправного или аморального поведения потерпевшего может возникнуть длительная психотравмирующая ситуация, вызывающая порой состояние аффекта. В таких условиях повторения ситуаций, отрицательно влияющих на виновного, происходит аккумуляция аффекта, что может привести к аффективной вспышке в ответ даже на незначительный повод. В таком случае непосредственным поводом для возникновения аффекта могут оказаться очередное или повторное насилие, издевательство, тяжкое оскорбление или другое противоправное или аморальное действие потерпевшего и является достаточными в смысле ст. 107 УК РФ. Длительная психотравмирующая обстоновка воздействует на психику, истощает ее вследствие затяжки в разрешении конфликта, что отрицательно влияет на сдерживающую силу коры головного мозга и облегчает возникновение аффективного состояния. По мнению психологов, именно такие длительные травмирующие психику человека ситуации способны вывести из строя любую до этого вполне здоровую нервную систему. В таких случаях, когда неправомерные действия (бездействие) потерпевшего продолжались непрерывно в течение какого-то промежутка времени до возникновения аффекта, оценка характера и серьезности непосредственного повода, вызываашего это состояние, не может давать в отрыве от предшествующего поведения потерпевшего.

Итак, непосредственным поводом возникновения аффекта у виновного может быть противоправное или аморальное поведение (действия или бездействия) потерпевшего в отношении первого.

Уголовный Кодекс РФ не указал по какой-то причине то, что противоправное поведение потерпевшего, которое может вызвать состояние аффекта, может быть напрвленно не только в отношении самого виновного, совершающего убийство, но и в отношении других лиц. Ранее Уголовный Кодекс РСФСР в качестве последних определял «близких» виновного. И хотя в настоящем (действующем) УК такое положение не закреплено, думается что практика подойдет по тому же пути, то есть будет признавать поводом возникновения аффекта противоправное поведение потерпевшего в отношении самого виновного и его близких.

Ныне действующий закон ничего не говорит также и о последствиях для виновного или его близких от противоправного поведения потерпевшего. Хотя ранее УК РСФСР говорил о точ, что такое поведение должно повлечь наступление или создавать реальную угрозу наступления тяжких последствий для виновного или его близких.

Отсутствие такого положения в законе может говорить о том, что либо такие последствия могут быть любыми (а не только тяжкими по своему характеру), либо их может не быть вообще. Другими словами, для применения ст. 107 УК РФ в настоящее время не имеет юридического значения, наступило ли какое-ли последствие для виновного или его близких, или таковое не наступило вообще (хотя последний вариант на практике встречается довольно редко, так как любое противоправное действие или бездействие потерпевшего, в принципе, всегда всечет за собой если не физическое, то нравственное страдание виновного или его близких).

При квалификации преступлений по ст. 107 УК РФ, особенно в тех случаях, когда его совершению предшествовала ссора между виновным и потерпевшим, важно установить зачинщика, инициатора возникшего конфликта. Если ссора или драка спровоцированы виновным, явились результатом его недостойного поведения, ответные действия потерпевшего, совершение в такой обстановке, не могут рассматриваться как противоправные и достаточные, чтобы вызвать аффект в смысле ст. 107. Действия потерпевшего в подобной ситуации не могут вызвать состояние «оправданного» аффекта и не должны рассматриваться в качестве непосредственного повода, который требует ст. 107 Ук РФ. В этой связи представляется справедливым определение.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что по общему правилу убийство в состоянии аффекта совершается внезапно, как ответная (непосредственная) реакция на противоправное или аморальное поведение потерпевшего. Однако не исключаются такие ситуации, при которых ответные действия виновный реализует спустя какой-то промежуток времени, при этом они должны быть совершены последним в состоянии аффекта. Действия, которые совершает виновный еще до причинения смерти потерпевшему не свидетельствуют об отсутствии аффекта, если они совершаются виновным непосредственно под влиянием нанесенной ему обиды.

Аффективные убийства, как показал анализ уголовных дел по этой категории, в основном имеет «свое» определенное место совершения преступления. Такие преступления совершаются чаще всего по месту жительства обвиняемого или потерпевшего, или по месту проживания их знакомых и родственников. Такое обстоятельство вытекает из самой социальной природы данного убийства, которое совершается в семейно-бытовой сфере. Иными словами личностная сфера общения диктует субъектам личных отношений и место разрешения конфликтов,возникающих между ними. Для таких преступлений не характерно совершение их в каких-либо общественных мастах.

Анализ уголовных дел по данной категории преступлений показал, что аффективные убийства чаще совершаются в вечернее и ночное время, в предпраздничные или праздничные дни, в дни зарплаты, во время дней рождений и т.д.

Показательно, что в качестве орудия или средства преступного посягательства, как правило, используются предметы, специально не предназначенные для причинения смерти, преимущественно предметы бытового назначения, а именно: ножи (применялись в 35% случаев, из них: перочиный - 18%, столовый - 11%, сапожный – 4%, консервный - 2%, шило - 2%), охотничье ружье – в 2% случаев, а также такие предметы, как топор, отвертка, камень, палка, галстук, брючный ремень, разного рода металлические предметы. Причем в более чем половине случаев виновный держал в руках или носил с собой предмет, ставший орудием или средством совершения преступления, в 13% - вырывал из рук потерпевшего и в остальных случаях брал то, что попадалось под руку. Такие данные свидетельствуют о том. Что способ посягательства и характер применяемых виновным орудий и средств совершения убийства являются обстоятельствами, характеризующими наряду с другими объективными признаками психическое состояние виновного и исполняющими роль своеобразных доказательств аффекта.

§ 2. Субъект и субъективная сторона аффективного убийства.

Субъективная сторона преступления.

Как на объектиную сторону исследуемого убийства, аффект накладывает свой отпечаток и на его субъективную сторону. Аффект в рассмартиваемых случаях определяет содержание, характер и другие особенности субъективной стороны преступления в целом, а также таких ее составных элементов, как мотив, цель и умысел.

Содержание и степень вины в преступлении, предусмотренном ст. 107 УК РФ, во многом зависит от особенностей конфликтной ситуации, обусловленных ими особенностей состояния виновного в момент возникновения и до реализации преступного умысла, характера и особенностей преступного поведения, поскольку вызванный неправомерными действиями (бездействием) потерпевшего аффект накладывает отпечаток на всюдеятельность виновного. Умысел на убийство весьма тесно связан с состоянием аффекта, что дало основанияе именовать такой умысел в теории уголовного права «аффектированным». Последний возникает в состоянии аффекта, а значит, и внезапно, как и само это состояние, и должен быть реализован незамедлительно – не обязательно «немедленно» или «сейчас же», но важно, чтобы еще в состоянии аффекта, до его окончания. Таким образом, состояние аффекта должно сопровождать как формирование, так и реализацию преступного умысла. Формирование мотива и умысла на совершение преступления протекает всегда,непредвиденно и быстро, хотя и не так стремительно, как возникает аффект, но непременно вслед за неправомерным (или аморальным) поведением потерпевшего и непосредственно под влиянием возникшего аффекта. Психологическая деятельность виновного (мотивация, избрание цели поведения, принятие решения) в таких условиях никак не может быть «результатом холодного помысла и следствием приготовлений». Когда за предполагаемым аффектом скрывается продуманная подготовка к заранее продуманному убийству, такое преступление не может квалифицироваться по ст. 107 УК РФ. Отличительной особенностью аффективного умысла является то, что он возникает под непрерывным, все возрастающим до критической точки переживания давлением эмоций и в этом смысле носит вынужденный характер. Своеобразно изменяя сознание и преломляя волю виновного лица, аффект «понуждает» его решать и поступать неадекватно воздействию внешнего повода и другим условиям конфликтной ситуации.

Сужение сферы восприятия и ослабление самоконтроля, собственно, и служиат основаниями смягчения уголовной ответственности за преступление, совершенное в состоянии аффекта. При это аффектированный умысел может рассматриваться как смягчающее ответственность обстоятельство не сам по себе, не самостоятельно, а как элемент субъективной стороны преступления, которое задумано и выполнено в состоянии «оправданного» аффекта. Решающее значение, таким образом, имеет не столько внезапный, сколько аффективный характер этого умысла и вызвавшие его обстоятельства.

По поводу особой природы умысла, возникающего непосредственно под воздействием аффекта в теории уголовного права особых разночтений и позиций нет. Однако вопрос о том, какой вид умысла характерен для аффективного убийства, остается в уголовно-правовой литературе до сих пор неразрешенным, поскольку мнения ученых по этому вопросу разнообразны и каждая позиция достаточно аргументированна с точки зрения психологии.

Несмотря на разнообразие мнений на вопрос о том, с прямым или косвенным умыслом совершается аффективное убийство, все позиции по данному вопросу можно разделить на четыре основных направления.

- Авторы первой точки зрения утверждают, что убийство в состоянии аффекта может быть совершено только с прямым аффективным умыслом. Виновный, находясь в состоянии аффекса, сознает общественную опасность деяния, прилагая определенное волевое усилие для выполнения каких-то приступных действий, не только предвидит, но и желает причинить потерпевшему вред. Иначе трудно объяснить поведение лица, совершающего преступление в состоянии аффекта. Суть, олнако, в том, что этот вред не всегда конкретизируется относительно конечного результата посягательства на жизнь или здоровье потерпевшего. В таких случаях аффективный умысел имеет признаки прямого, неопределенного или неконкретизированного умысла.

- Авторы второй точки зрения, в корне противоположной первой позиции на этот вопрос, полагают, что рассматриваемое убийство можно совершить только с косвенным, но не с прямым умыслом.

Представление о цели является, как известно составной частью такого волевого процесса, как, желание. И если при совершении деяния в психике отсутствует представление о цели, то деяние совершается не с прямым умыслом. Кроме того, при аффекта сужается сознание. Человек смутно сознает характер совершенных деяний. Если же он смутно понимает совершаемое, то еще мутнее предвидит последствия. Разумеется, что последствия, которые предвидятся смутно, не могут быть желаемыми. Отсюда следует, что преступление, предусмотренное ст. 107 УК РФ, может быть совершено только с косвенным умыслом.

- Третью позицию разделяют те ученые, которые полагают, что аффективное убийство может быть совершено как с косвенным умыслом, так и с прямым. Такая точка зрения получила наибольшее распространение.

- Четвертая позиция заключается в следующем. Отношение виновного к своим действиям, которые совершаются им с целью причинения какого-либо физиологического вреда потерпевшему, характеризуется прямым умыслом. Это объясняется тем, что виновный, находясь в состоянии аффекта, желает и стремится, во что бы то ни стало причинить вред «обидчику». В этом состоянии виновный способен преодолеть значительные препятствия к достижению цели – причинить вред любого характера, отомстить за нанесенную обиду. В состоянии сильного волнения виновным движет аффект, которому нужна «разрядка в действии», в этот момент виновный не думает о том, какой конкретный вред он желает причинить потерпевшему, а тем более не думает и не сознает какие последствия могут наступить от такого вреда. Его действия носят характер «аффективной разрядки», совершая их, виновный желает получать известное облегчение и даже удовольствие от самого факта нанесения ударов или ранений обидчику. Другими словами, причиняя какой-либо вред потерпевшему, виновный в момент аффективной вспышки, поглотившей его целиком, преследует цель получить удовольствие от того, что он отомстил обидчику за причиненное ему или близким «зло». В таких случаях виновного полностью поглощает аффект гнева (ярости).

Однако при этом виновный не думает о тех последствиях, которые наступят от его действий. Это подтверждает тот факт, что он смутно понимает характер самих действий, совершаемых в порыве гнева, злости на обидчика и тем более не может ясно и отчетливо понимать, что наступит от таких его действий. В состоянии аффекта виновному просто безразлично то, что наступит потом, ему важен сам факт нанесения ударов или ранений потерпевшему как месть за причиненную обиду. Говорить о желании смерти потерпевшего в таком состоянии предстваляется неверным. Потому относительно последствий умысел виновного может быть не иначе как косвенный.

О нежелании смерти потерпевшего во многом свидетельствует послеаффективное состояние виновного. В таких случаях лицо, совершившее преступление, испытывает сожаление, досаду, глубокое раскаяние, порой доходящее до отчаяния.

Таким образом, можно сказать, что для убийства в состоянии аффекта характерен косвенный умысел, так как именно этот вид умысла определяет отношение виновного к последствиям в виде смерти потерпевшего: виновный не желает и относится безразлично к такому последствию.

Психическое состояние виновного влияет не только на умысел в момент совершения преступления, но и определяет мотив и цель аффективного убийства.

Мотив рассматриваемого преступления носит ситуационный, неустойчивый, скоротечный характер. При этом процесс его осознания виновным свернут и, как правило, ограничивается актуализацией потребностей, детерминируемых конфликтной ситуацией. Мотив в таких случаях возникает внезапно и тут же порождает умысел, оказывая существенное влияние на его динамику и реализацию.

Цель, как и мотив данного преступления, носит сугубо ситуационный характер, она генерируется конкретной конфликтной ситуацией. Виновный находясь в состоянии аффекта, преследует цель – причинить вред обидчику, отомстить за причиненное ему зло,обиду. Такая преступная цель порождается непосредственно самим аффектом и под его воздействием.

Субъект аффективного убийства.

Субъектом любого преступления, в том числе и убийства в состоянии аффекта может быть лицо, которое совершело общественно опасное деяние и способно в соответствии с уголовным законом нести за него уголовную ответственность.

Субъект преступления должен обладать следующими признаками:

1) субъектом может быть только физическое лицо, то есть человек;

2) вменяемость лица;

3) достижение определенного законом возраста.

Эти наимболее существенные и основные признаки всех субъектов преступлений составляют научное понятие общего субъекта преступления. Такие общие признаки субъекта являются обязательными для всех составов преступлений и необходимыми для квалификации любого уголовно наказуемого дейяния.

Такими признаками должен обладать и субъект преступления, предустмотренного ст. 107 УК РФ.

Возраст, с которого наступает уголовная ответственность для лица за убийство в состоянии аффекта, определяется законом в 16 лет, хотя в ранее действующем УК РСФСР ответственность за такое убийство наступала с 14 лет.

Наиболее выжным признаком в рассматриваемом преступлении является категория вменяемости. По российского уголовному праву только вменяемое лицо подлежит уголовной ответственности и может нести наказание.

Невменяемое лицо во время совершения общественно опасного деяния не может сознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействий) либо руководить ими вследствие хронического психического расстройства, временного психического расстройства, слабоумия либо иного болезненного состояния психики. Такое лицо в соответствии с законом не подлежит уголовной ответственности.

Поскольку физиологический аффект, под влиянием которого лицо совершает преступление, не является временным болезненным расстройством психики, а протекает по психологическим законам развития нормальных психических процессов, и в основе сужения сознания лежат физиологические, а не патологические механизмы; следовательно, он не исключает вменяемости лица. Поэтому лицо, совершившее аффективное убийство, нельзя признать невменяемым, и оно подлежит уголовной ответственности.

Однако чтобы ответить на вопрос: можно ли признать лицо, совершившее убийство в состоянии аффекта вменяемым надо обратиться к психологической природе аффекта. Одной из наиболее важных и существенных характеристик аффекта является влияние его на способность человек в полной мере сознавать значение своиъ действий и руководить ими. Это объясняется тем, что при аффекте происходит сужение сознания, концентрация его на аффективно значимых переживаниях. Тоже можно сказать и о характере действий, совершенных в состоянии аффекта. Такие действия беспорядочны, возникают как следствие общего возюуждения, они выражаются у человека, а не регулируют им, как бы “проходят через него, а не исходят от него”. Действия эти выражаются у человека в виде автоматической разрядки возникшего аффективного напряжения при уменьшенном сознательном контроле и волевой регуляции. Действия в состоянии аффекта во много носят импульсивный характер, со сравнительно малой степенью их сознательности.

Все это позволяет прийти к выводу о том, что лицо в момент совершения аффективного убийства, не может в полной мере отдавать отчет своим действиям, способность руководить своими действиями (поступками) значительно ослаблена. Тем более виновный в момент совершения такого преступления не может в полной мере сознавать общественную опасность своих действий из-за сужения у него сознания. К тому же в условиях аффективной вспышки проиходит торможение интеллектуальной сферы деятельности виновного, динамические моменты преобладают над смысловым содержанием. В такой ситуации лицо может принять такое решение, которое у него в обыном состоянии могло бы и не возникнуть, в том числе оно легче может совершить преступление.

На основании этого, можно сказать, что виновный в совершении рассматриваемого преступления не обладает всеми признаками, достаточными для того. Чтобы признать его вменяемым в полной мере, как того требует закон.

Можно полагать, что лицо в состоянии аффекта обладает, своего рода, особым промежуточным психическим состоянием, которое подразумевает, что виновный в момент совершения преступления отдает неполный отчет в своих действиях, последствия от таких действий им не учитываются, а способность руководить своими поступками значительно ослабляется. В юридической и психологической литературе такое состояние психики человека принято называть ограниченной (частичной или уменьшенной) вменяемостью.

Таким образом, субъектом убийства в состоянии аффекта может быть лицо, достигшее к моменту совершения преступления 16-ти лентнего возраста и характеризующееся особым состоянием психики, носящего промежуточный характер между вменяемостью и невменяемости. В связи с этим представляется целесообразным введение понятия “ограниченная вменяемость” на законодательном уровне применительно к исследуемому составу преступления.

В психической литературе выделяются основный типы поведения человека в конфликтных ситуациях:

1) “напряженный”. Этот тип характеризуется повышенной импульсивностью, скованностью, напряженностью;

2) “трусливый”. Для энего характерно стремление отградить себя от вмешательства в ход событий;

3) “тормозной”. Который характеризуется полной заторможенностью действий;

4) “агрессивно-беспокойный”. Для которого характерной является яркая форма проявления эмоциональной неустойчивости, срыв деятельности, вследствие чего он действует бессмысленно, бесконтрольно, агрессивно. Такой тип обладает недостаточноым чувством самоконтроля, склонностью агрессивно реагировать на ситуации, которые являются эмоционально нейтральными для большинства людей. У этих лиц, в силу эмоциональной неустойчивости, аффект с большей вероятностью может возникнуть под действием сильного неожиданного раздражителя, чем у лиц с повышенным самоконтролем.

К агрессивно-бесконтрольному типу поведения можно отнести поведение лиц, соверщающих аффективное убийство.

Чаще всего, однако, отмеченные отрицательные качества личности преступника не характерны для большинства лиц, совершающих убийство в аффекте. Более того, как показало изучение уголовных дел по исследуемой категории, в основном – это люди, имеющие положительную характеристику.

Анализ уголовных дел показывает, что лица, совернившие убийство в состоянии аффекта, не ведут активной общественной жизни, отличаются сравнительно низким интеллектом и уровнем образования, у них достаточно узкий круг интересов и стремлений, то есть такие люди, в большинстве своем, характеризуются бедностью социально-психологического содержания.

По результатам многих исследований, которые проводились разными учеными, доля мужчин, - осужденных за убийство в состоянии аффекта превышает долю женцин в таких преступлениях. Например, по данным, которые приводит в своей работе В.В. Сидоров, 89,3% мужчин осуждены за такие преступления, и только 10,7% составляет доля женщин. Сидоров объясняет этот факт тем, что мужчины обладают в состоянии аффекта большоей нетерпимостью по сравнению с женщинами к разного года обидам, а так же повышенной чувствительностью к посягательству на их честь и мужское достоинство, стремлением к скорому и насильственному разрешению конфликтных ситуаций, значительно большей подверженностью алкоголю.

Свыше трети осужденных – мужчин за рассматриваемую категорию преступлений систематически употребляют спиртные напитки, а 63% - совершили преступление в нетрезвом состоянии.

Женщины, в основном, совершают убийства в состоянии аффекта под воздействием длительной психотравмирующей обстановки на почве семейных неурядец или другого неблагополучного поведения в семье. Потерпевшими от женщин в таких ситуациях являются их мужья (около 70%) и любовницы (около 17%).

Для убийств, совершенных мужчинами длительная психотравмирующая обстановка не является характерной.

§ 3. Причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью в состоянии аффекта( ст. 113 УК РФ).

Умышленное причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью, совершенное в состоянии внезавно возникшего сильного душевного волнения (аффекта), вызванного насилием, издевательством или тяжким оскорблением со стороны потерпевшего либо иными противоправными или аморальными действиями (бездействием) потерпевшего, а равно длительной психотравмирующей ситуацией, возникшей в связи с систематическим противоправным или аморальным поведением потерпевшего, - наказывается ограничением свободы на срок до двух лет или лишением свободы на тот же срок18.

Условием наступления ответственности по данной статье Уголовного кодекса РФ является состояние физиологического аффекта, возникшего у виновного и вызванного противоправными действиями потерпевшего 19. В отличие от ст. 107 УК РФ деяние, совершенное в состоянии аффекта, предусмотренного ст. 113 УК РФ, влечет не убийство, а причинение умышленного тяжкого или средней тяжести вреда здоровью. Субъект преступления – лицо, достигшее возраста 16 лет. Признаки те же, что и к ст. 107 УК РФ. Если лицо в состоянии аффекта причиняет такой же вред по неосторожности, то его действия необходимо квалифицировать по ст. 118 УК РФ, а психическое состояние учитывать при назначении наказания как обстоятельство, смягчающее ответственность. В том случае, когда от умышленного причинения тяжкого (средней тяжести) вреда здоровью наступает смерть потерпевшего по неосторожности, квалифиция остается прежней – по ст. 113 УК РФ.

В законе не определен характер противоправности поведения потерпевшего. Из этого следует, что поводом возникновения аффекта могут быть и действия, связанные с нарушением административного (мелкое хулиганство), гражданского (злоупотребление долга), трудового законодательства.

Например:

Рабочий столовой П. вошел в пищеблок в грязной одежде. В этот момент там находился санитарный врач Д., который сделал П. Замечание и потребовал, чтобы он немедленно покинул помещение. В ответ П. Оскорбил Д. Тот вызвал заведующего столовой Р. И объявил ему о наложение штрафа за антисанитарию. Р. тут же заявил П., что он уволен. Это незаконное действие, как признал суд, вызвало у П. состояние аффекта, под влиянием которого он нанес Р. менее тяжкое телесное повреждение, за что был осужден по ст. 113 УК РФ. В.Н. Кудрявцев указывает, что «субъектом правового поведения может быть только вменяемое лицо». Поэтому закрепление в уголовном законе формулы вменяемотси, содержащей определение этого понятия, его признаки и критерии, выступили бы гарантом законности при решении вопроса о привлечении лица к уголовной ответственности, логически и юридически завершило бы законодательную формулировку важнейшего принципа уголовного права – принципа вины. Вменяемость необходимо сделать позитивно-правовым понятием20.

Длительное время существует ошибочное представление, что вменяемость отсутствует «при психических заболеваниях». К сожалению, подобные глубоко ошибочные взгляды пропагандируются и в некоторых Комментариях к Уголовному кодексу РФ. В одном из них говорится, что «душевнобольные и страдающие психическим расстройством лица не способны осознавать фактическое или социальное значение своих действий или не способны руководить ими. Привлечение их к уголовной ответственности и применение к ним наказания было бы неоправданной жестокостью»21.

§ 4. Судебная практика.

Неправомерное установление субъективной и объективной сторон состава преступления, его обязательных признаков приводит к тому, что суды не отграничивали умышленное убийство, предусмотренное ст. 105 ч. 1 УК, от убийства, совершенного в состоянии аффекта (ст. 107 УК). Так, по приговору Тайшетского городского народного суда Иркутсткой области Батурин был осужден по ст. 105 ч. 1 УК. Как указано в приговоре, преступление им совершено при следующих обстоятельствах: 8 марта 1999 года вечером Батурин у себя дома вместе с женой и супругами Курилик распивали спиртные напитки в связи с праздником. В 22 часа в квартиру пришел сосед Горный, который также принял участие в распитии спиртного. После того как Батурин уснул, его жена и Горный, которые ранее состояли в интимных отношениях, уеденились в доме Курилик, куда через некоторое время пришел Батурин. Застав жену и Горного в обнаженном виде, он взял лежащий на столе кухонный нож и нанес сильный удар Горному в область грудной клетки, причинив сквозное ранение сердца, совершив таким образом умышленное убийство. В судебном заседании Батурин пояснил, что находился с потерпевшим в хороших отношениях, с женой жил дружно, поводов для ревности у него не было, но, когда неожиданно для себя увидел обнаженными жену и потерпевшего, с криком рванулся к ним и не помнит, бил ли жену и как ударил Горного. Батурина подтвердила эти показания мужа.

Судебная коллегия обоснованно пришла к выводу, что суд, правильно установив фактические обстоятельства дела, дал им неверную юридическую оценку, квалифицировав их по ст. 105 ч. 1 УК, вместо ст. 107 УК, поскольку все обстоятельства дела, показания подсудимого и его жены свидетельствуют о совершении преступления в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения (аффекта).

Случаи, когда поверхностное исследование доказательств по делу и существенных обстоятельств совершения преступления приводят не только к ошибкам в правовой квалификации действий подсудимого, но и к его необоснованному осуждению, к сожалению, продолжают встречаться в практике рассмотренния судами дел об умышленных убийствах.

Усть-куломским районом народным судом 27 октября 1996 года Коковскин осужден по ст. 107 УК. Согласно материалам дела, Чеботинка нанес Коковкину удар обухом от топора по голове, и тот упал. Очнувшись, коковкин увидел, что Чеботинка гонится с топором за Путинцевым. Опасаясь за жизнь и хдоровье своего друга, Коковкин вскочил, вытащил нож и, догнав Чеботинка, нанес ему два удара. Изложив эти обстоятельства, суд ошибочно расценил действия Коковкина как умышленное убийство в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения. В данной ситуации опасность стороны потерпевшего была реальной, а действия Коковкина сразмерными, то есть он находился в состоянии необходимой обороны. Приговор отменен с прекращением производства дела.

Умышленное убийство, совершенное в состоянии аффекта, необоснованно квалифицированно по ст. 105 ч. 1 УК. Московским районным наролным судом Калининградской области Кузнецова Л. осуждена по ст. 105 ч.1 УК. Она признана виновной в том, что 27 декабря 1999 года во время ссоры со своей дочерью Кузнецовой С., из чувства мести, ножом нанесла ей удар в область грудной клетки, причинив проникающее колото-резаное разение с повреждением сердца, от чего дочь скончалась. В кассационном порядке приговор оставлен без изменения. Президиум Калининградского областного суда протест председателя областного суда о переквалификации действий Кузнецовой Л. на ст. 107 УК оставил без удоволетворения. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 19 января 1999 года удоволетворила аналогичный протест заместителя Председателя Верховного Суда РФ, указав следующее. Квалифицируя действия Кузнецовой Л. по ст. 105 ч. 2 УК, народный суд исходил из того, что она совершила убийство во время ссоры и, как указано в приговоре, нет оснований считать, что виновная находилась в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения. Однако народный суд в приговоре не привел никаких доказательств, подтверждающих данный вывод. Между тем, как видно из материалов дела, Кузнецова Л. и на следствии, и в суде утверждала, что, придя домой около 8 часов утра 27 декабря 1999 года, застала дочь с сожителем Т., находившихся в нетрезвом состоянии. Т. был в ее халате, вел себя развязно. Она потребовала, чтобы он ушел из квартиры, но Т. Стал угрожать ей, а дочь заявила, чтобы она сама уходила из дома, ударила ее в грудь, а затем бросила в нее стакан с пивом. Это, как показала Кузнецова Л., вызвало у нее такое состояние, что она, не отдавая отчета своим действиям, схватила кухонный нож и нанесла им удар дочери, все произошло мгновенно. Народным судом установлено, что дочь первая ударила мать, а затем бросила в нее стакан с пивом. Факт, что дочь ударила мать, подтвержден и заключением судебно-медицинского эксперта о наличии у последней легких телесных повреждений. Однако народный суд не дал оценки этим обстоятельствам. Они же свидетельствуют о том, что побудительным мотивом нанесения ножевого ранения Кузнецовой Л. своей дочери явилась не просто ссора, которые возникали и ранее, а оскорбительные и насильственные действия дочери и ее сожителя, вызвавшие у матери внезапно возникшее сильное душевное волнение. Как указал президиум областного суда, оставляя без удовлетворения аналогичный протест, ссоры между дочерью и матерью проиходили и ранее, Кузнецова Л. сама явилась инициатором очередной ссоры и ножевое ранение было нанесено спустя некоторое время после неправомерных действий потерпевшей. Однако с этими доводами президиума согласиться нельзя. Происходившие ранее ссоры между матерью и дочерью сами по себе не давали оснований для совершения дочерью противоправных действий в отношении матери. Ссылка президиума областного суда на то, что инициатором ссоры была осужденная, не подтверждена материалами дела. Как показала Кузнецова Л., она лишь предложила сожителю дочери покинуть квартиру, но в ответ услышала брань, оскорбления и предложение ей самой убраться из дома. Эти объяснения осужденной не опровергнуты. Не соответствует материалам дела и утверждение президиума о том, что удар ножом был нанесен Кузнецовой Л. своей дочери спустя некоторое время после неправомерных действий последней. Показания осужденной Кузнецовой о совершении ею убийства дочери в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения, вызванного неправомерными действиями последней, согласуются с доказательствами, свидетельствующими об отношении супругов Кузнецовых к своей дочери. Как показали свидетели Руденко, Грачева, Мухин, супруни Кузнецовы любили свою единственную дочь, заботились о ее будущем, делали все, чтобы ее личная жизнь была счастливой. При таких обстоятельствах неправомерные действия Кузнецовой Л. надлежало квалифицировать по ст. 10. УК.

При определении продолжительности разрыва во времени между обстоятельствами, вызвавшими сильное душевное волнение и убийством, суд обязан учитывать конеретные особенности рассматриваемого дела.

Убийство в состоянии аффекта предполагает отсутствие разрыва во времени между обстоятельствами, возбудившими душевное волнение, и последовавшим убийством.

Одним из непременных условий для квалификации деяния по ст. 107 УК РФ является совершение преступления непосредственно вслед за неправомерными действиями обидчика, когда виновный находился еще под влиянием вызванного ими внезапно возникшего сильного душевного волнения.

Необходимыми признаками убийства, совершенного в состоянии сильного душевного волнения, являются внезапность волнения и его обусловленность неправомерными действиями потерпевшего – насилием или тяжкими оскорблениями. Убийство лица в связи с его насильственными действиями признано надзорной инстанцией в состоянии аффекта.

Приволжским районным народным судом Астраханской области Мостовая осуждена по ст. 105 ч.1 УК РФ.

31 мая 1994 года Мостовой у себя дома со знакомым Ивановым употреблял спиртные напитки. Утром 1 июня Мостовая, увидем, что муж и Иванов вновь употребляют спиртные напитки, потребовала прекратить это. Мостовой попросил накормить его, но Мостовая отказалась. Тогда он взял из холодильника кусок колбасы, однако Мостовая отняла его. По этой причине между ними возникла очередная ссора, во время которой Мостовой, оскорбляя жену, дважды ударид ее рукой по лицу и вышел покурить. Мостовая взяла со стола кухонный ноэ, пошла за мужем и с целью убийства ударила его ножом, причинив тяжкие телесные повреждения в виде проникающего колото-резанного ранения шрудной клетки сзади с повреждением печени и диафрагмы, от которых потерпевший скончался. Определением судебной коллегии по уголовным делам Астраханского областного суда приговор оставлен без изменения.

Заместитель Председателя Верховного Суда РФ в протесте поставил вопрос о переквалификации действий осужденной на ст. 107 УК РФ.

Президиум Астраханского областного суда 25 июня 1994 года протест удовлетворил.

Как виндно из дела, вывод суда о совершении Мостовой умышленного убийства мужа, то есть преступления, предусмотренного ст. 105 ч. 2 УК РФ, необоснован. Мостовая, признав свою вину, показала на предварительном следствии и в суде, что муж злоупотреблял спиртными напитками, по хозяйству не помогал. 31 мая 1994 года в их квартире муж и знакомый Иванов всю ночь употребляли спиртные напитки. Утром 1 июня 1994 года они продолжали пьянствовать. Она потребовала прекратить это, в всязи с чем у нее с мужем возникла ссора. Муж оскорблял ее. Затем он взял из холодильника колбасу, но она отняла, заявив, что продукты оставила для детей ( у нее трое несовершеннолетних детей), и тут муж дважды ударил ее по лицу и пошел из кухни в прихожую. Она, не помня себя, схватила со стола какой-то предмет, побежала за ним и ударила его этим предметом в спину. Пришла в себя когда увидела кровь на рубашке мужа. Попросила Иванова сбегать за медсестрой. Эти показания Мостовой не опровергнуты.

Свидетель Иванов в суде подтвердил, что, когда Мостовая отняла колбасу у мужа, заявиви, что оставила ее для детей, Мостовой ударил жену по лицу и ушел из кухни в прихожую. Мостовая сразу вышла за ним. Через некоторое время она вернулась на кухню и сказала, что чем-то «ткнула» мужа, попросила его, Иванова, сбегать за медсестрой. Мостовая в это время была сильно взволнована и плакала.

Показания Мостовой о том, что она совершила убийство мужа в состоянии сильного душевного волнения, вызванного неправомерными действиями потерпевшего, суд признал несостоятельными, ссылаясь на то, что Мостовая после совершенного убийства вела себя нормально. Она попросила Иванова сообщить о случившемся медицинскому работнику, вытерла кровь с лица потерпевшего и с пола, переоделась и по приходу мед-сестры ушла к своим родителям.

Однако эти действия Мостовой не свидетельствуют о том, что она не могла находиться в момент убийства мужа в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения. Далее суд сослался на то, что перед тем, как нанести удар ножом в спину мужа, Мостовая вышла с ножом из кухни за мужем не сразу, а спустя несколько минут (то есть реакция ее была не внезапная), однако это не соответствует материалам дела.

Из показаний Мостовой видно, что побудительным мотривом ее возмущения явилось то, что, когда она во время ссоры отняла у мужа продукты, которые оставила для детей, Мостовой дважды ударил ее по лицу и ушел из кухни, она, не помня себя, схватила со стола какой-то предмет и тотчас вышла зи ним, а не спустя несколько минут. Это обстоятельство подтвердил свидетель Иванов, пояснив, что, находясь на кухне, он видел, как Мостовой ударил жену по лицу и ушел из кухни, Мостовая сразу же вышла следом за ним.

Суд сослался на акт судебно-психиатрической экспертизы, согласно которому Мостовая психическим заболеванием не страдает, признана вменяемой; она могла отдавать отчет своим действиям и руководить ими.

Однако эксперты-психиатры не решают вопрос, находилось ли лицо в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения или нет. Это компетенция суда. Вывод суда о соответствующей квалификации действий виновного лица должен быть сделан на основании совокупности добытых доказательств по делу.

Таким образом, подтвержденные очевидцем события – свидетелем Ивановым, свидетельствуют о том, что Мостовая совершила умышленное убийство своего мужа Мостового в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения, вызванного физическим насилием со стороны потерпевшего, в ее действиях содержатся признаки преступления, предусмотренного ст. 107 УК РФ.

Как видно из дела, Мостовая ранее не судима, в содеянном раскаялась, на ее иждивении находятся трое несовершеннолетних ребенка, по месту работы и жительства она характеризовалась положительно, по месту отбытия наказания ей дан также положительный отзыв.

В связи с изменением квалификации действий осужденной Мостовой по ст. 107 УК РФ она, как имеющая на иждивении несовершеннолетних детей, подлежит освобождению от наказания на основании п. «в» ч. 2 постановления Государственной Думы от 19 апреля 1995 года «Об объявлении амнистии в связи с 50-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов».

Систематическое избиение потерпевшим членов семьи виновного и постоянно устраиваемые им ссоры и драки не исключают состояние аффекта у виновного при очередном их избиении. Липецким областным судом Дякин А. Осужден по ст. 107 УК. Он признан виновным в том, что Отлично марта 1995 года совершил умышленное убийство в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения своего отца Дякина, вызванного неправомерным поведением потерпевшего.

Государственный обвинитель в кассационном протесте просит приговор отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение, ссылаясь на то, что действия Дякина А., квалифицированные органами предварительного следствия по п. «д» ст. 105 ч. 2 УК, суд необоснованно переквалифицировал на ст. 107 УК. При этом прокурор указал, что толчком к убийству послужили сложившихся отношений между отцом и сыном Дякиными, имевшие место ранее постоянные и систематические ссоры, не случайные для них обоих, нетрезвое состояние, которые не могли внезапно вызвать у Дякина А. Сильное душевное волнение. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 26 июля 1995 года приговор оставила без изменения, указав следующее. Вина Дякина в умышленном убийстве своего отца доказана. С утверждением, изложенным в протесте, о том, что Дякин А. Не находился в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения, поскольку ссоры с потерпевшим носили постоянный характер и для него ссора с отцом была не случайной, согласиться нельзя. Как видно из материалов дела, потерпевший в течение длительного времени подвергал избиению родственников, выводил всех из душевного равновесия, являлся инициатором скандалов. Отлично марта 1995 года Дякин А. Пришел в дом к отцу, чтобы проведать бабушку. В его присутствии, после распития спиртного, отец стал приставать к своей матери – к бабушке Дякина А., избивая, требовал от нее деньги на спиртное. Это противоправное поведение отца внезавно вызвало у Дякина А. Сильное душевное волнение, явившееся результатом его психологического состояния в предшествующий период постоянных ссор, устраиваемых потерпевшим. Находясь в состоянии аффекта, Дякин А. Подскочил к отцу, отбросил его в угол комнаты от бабушки и избил его. Как пояснил Дякин А., в его сознании зафиксировались только отдельные моменты происшедшего, а когда он «очнулся», обнаружил, что отец лежит рядом мертвый, бабушки нет дома. Последняя обнаружена во дворе дома мертвой (смерть наступила от сердечного приступа), на ее теле обнаружено множество телесных повреждений. Эти обстоятельства давали суду основание признать, что Дякин А. Совершил убийство своего отца в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения, вызванного насилием потерпевшего по отношению к бабушке виновного. Дело рассмотрено судом первой инстанции всесторонне, поло и объективно. Собранным по делу доказательствам дана правильная оценка. Содеянное Дякиным А. Обоснованно по ст. 107 УК РФ.

Заключение.

В моей работе я постарался наиболее полно раскрыть суть и понятия сложного человеческого поведения во время изменения психического состояния под действием внешнего раздражителя – преступного поведения под влиянием аффекта. По моему мнению, информацию, изложенную в моей курсовой работе, будет полезно знать даже простым обывателям, не говоря уже о юристах и психологах. Ведь большинство преступлений под влиянием аффекта – это преступления бытовой среды. Участниками таких преступлений являются обычные, иногда даже хорошо характеризуемые граждане, но неуравновешенные, с ранимой психикой, может быть, с холерическим темпераментом. Такие люди наиболее подвежены влиянию окружающих раздражителей и реагируют на них не всегда адекватно. Вот так и совершаются необдуманные поступки, порой с трагическими последствиями. В этой связи важно знать о понятии аффекта и применении его в судебной практике. Ведь наказание по 105 и 107 статьям совершенно разное. И порой душевно ранимый человек, всю жизнь сожалеющий о совершенном преступлении, попадает в места лишения свободы на длительный срок, где становится больным и не только душевно. А всего-то в ходе судебного разбирательства следовало адвокату подробнее изучить поведение человека под влиянием аффекта и применить свои знания в конкретном деле. Также хочу отметить, что адвокат при работе по делам о преступлениях, совершенных в состоянии аффекта, может и должен обладать дополнительными познаниями не только в области права, но и в области, лежащей на первый взгляд за рамками права – в области психологии. Именно поэтому он должен постоянно следить за работами по психологии, и, в частности, за различиями в точках зрения по вопросам, связанным с состоянием аффекта. И в заключении необходимо отметить, что типичным для аффективных состояний является то, что действия, как бы они не были сильны и разрушительны, почти всегда имеют свою направленность к определенному кругу лиц, с которыми связаны аффективные представления, - по адресу оскорбителя, соперника и т.д. Как следствие этого с характером личности является чувство удивления по поводу содеянного, сожаление и раскаяние.

Список используемой литературы:

1) Конституция РФ.

2) Антонян Ю.М. «Роль конкретной ситуации в совершении преступления». Учебное пособие. – М., 1973 год.

3) Бородин С.В. «Преступление против жизни», 1999 год.

4) Вилюнас В.К. «Психология эмоциональных явлений», 1996 год.

5) Загородников Н.И., Игнатов А.Н. «Преступления против личности». – М., 1962 год.

6) Коломина А.В. «Понятие аффекта и его отличие от других эмоциональных состояний» / А.В. Коломина // «Черные дыры» в Российском законодательстве. 2006. - № Хорошо.

7) Кудрявцев И.А. «Ограниченная вменяемость». // Государство и право. – М., 1995 год.

8) Меркушев А.К. «Дела об убийстве//Человек и закон», 1999 год, № 5.

9) Ожегов С.И. «Словарь русского языка».

10) «О некоторых вопросах судебной практики по делам об умышленных убийствах», Бюллетень Верховного Суда РФ, 1993 год, № 3.

11) Постановления и определения по уголовным делам Верховного Суда РСФСР, 1989 год.

12) Рогачевский Л.А. «Эмоции и преступления». М., 1976 год.

13) Розин В.М. «Психология для юристов», учебное пособие для высшей школы.

14) Селезнев М.В. «Умысел как форма вины//Российская юстиция», 1997 год, № 3.

15) Сидоров Б.В. «Аффект. Его уголовно-правовое и криминологическое значение», Казанский Университет, 1978 год.

16) Ткаченко Т.И. «Преступление совершенное в состоянии аффекта//Российская юстиция», 1996 год, № 11.

17) Уголовное право. Особая часть. И.Я. Козаченко, Г.П. Новоселов, 2008 год.

18) Уголовный кодекс РФ.

19) Фарлиев И., Широков В. «Оценка судом личности и поведения потерпевшего//Российская юстиция», 1996 год, № 10.

20) «Человек и закон», 1988 год, № 3, с. 117.

21) Чуфасовский Ю.В. «Юридическая психология», 1998 год.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий