регистрация / вход

Доведение до самоубийства 2

Министерство образования Российской Федерации Байкальский Государственный Университет экономики и права Судебно-следственный факультет Кафедра уголовного права и криминалистики

Министерство образования Российской Федерации

Байкальский Государственный Университет экономики и права

Судебно-следственный факультет

Кафедра уголовного права и криминалистики

Курсовая работа

По уголовному праву (особенная часть) на тему:

«Доведение до самоубийства»

Выполнила:

Студентка гр. ЮС-06-2

Ветошникова В.Л.

Проверила:

Корягина С.А.

Иркутск, 2008г.

Содержание.

Введение…………………………… …………………………………………….3

1. Становление и развитие уголовной ответственности за доведение до самоубийства…………………………………………………………………..4

История развития правовой нормы в России………………………………..4

2. Современное состояние правовой нормы………………………………...7

Объективная сторона доведения до самоубийства………………………….9

Субъективная сторона доведения до самоубийства………………………13

Объект и субъект доведения до самоубийства…………………………….18

3. Уголовная ответственность за доведение до самоубийства…………...21

Заключение……………………………………………………………………...23

Список литературы…………………………………………………………….25

Введение.

Тема данной курсовой работы «Доведение до самоубийства». Мой выбор остановился именно на этой теме, так как суицидная ситуация в нашей стране весьма сложная. Ежегодно в нашей стране кончают жизнь самоубийством около 60 тыс. человек. По количеству самоубийств Россия занимает третье место в мире – после Шри-Ланки и Казахстана. По количеству же самоубийств несовершеннолетних – первое место: ежегодно добровольно расстаются с жизнью 2500 несовершеннолетних. Причины тому – в первую очередь социально-экономического характера, однако определенную долю самоубийств составляют те, которые происходят из-за негативного влияния на жертв третьих лиц. В итоге получается, что личность оказывается в ситуации «двойного пресса». Поведение окружающих на первом месте. В некоторых случаях такое поведение является преступным, вынуждающим человека совершить суицид, о чем говориться в диспозиции ст.110 УК РФ.

Жизнь – самое дорогое, что есть у человека, и самое страшное в этой проблеме то, что не только преступники покушаются на эту ценность, но и он сам.

В данной работе будет рассмотрено становление и развитие уголовной ответственности за доведение до самоубийства, а также история развития правовой нормы в России и современное состояние правовой нормы. Во второй главе мы рассмотрим состав данного преступления, то есть раскроем объективную сторону, субъективную сторону, объект и субъект доведения до самоубийства. Третья глава будет посвящена уголовной ответственности за доведение до самоубийства.


1. Становление и развитие уголовной ответственности за доведение до самоубийства.

1.1 История развития правовой нормы в России.

С образованием Русского централизованного государства после освобождения от татаро-монгольского ига возникла необходимость в принятии нового законодательства, которое устанавливало бы единообразное регулирование новых общественных отношений. Таким правовым актом стал Судебник 1497г., при становлении которого были использованы уставные грамоты и «Русская Правда». Значительным правовым актом становиться «Запись о душегубстве», в котором под душегубством понималось не только убийство чистом виде, но и самоубийство и даже смерть в результате несчастного случая (без покаяния в грехах).

Уложение, принятое Земским собором в 1649г., характерно дальнейшей дифференциацией преступлений против жизни. В нем предусматривается ответственность за различные виды убийств, выделяются убийство родителей детьми и убийство родителями детей. В зависимости от формы вины выделялись умышленное и неумышленное убийство; случайное (невиновное) причинение смерти было ненаказуемым, что отменяло положение, предусмотренное «Записью о душегубстве», относившее любое лишение человека жизни к преступлениям.

Впервые светское наказание за самоубийство на Руси было предусмотрено в артикуле 164 Артикула воинского от 26 апреля 1715г., в котором устанавливалась позорящая процедура: «Ежели кто сам себя убьет, то надлежит … тело его в бесчестное место отволочь и закопать, волоча прежде по улицам…».[1]

В Уложении «О наказаниях уголовных и исправительных» 1845г., которому предшествовала большая подготовительная работа – издания первых научных трудов по уголовному праву Н. Неймана, Г. Солнцева, Л. Цветаева, П. Гуляева и др., в разделе посвященном преступлениям против жизни, здоровья, свободы, чести частных лиц, на первом месте расположены преступления против жизни, которые подразделялись на две группы и размещались в двух главах: в первой главе предусматривалась ответственность за смертоубийство, а второе за самоубийство.

В первом УК РСФСР 1992г., в его главе пятой, посвященной преступлениям против жизни, здоровья, свободы и достоинства личности, на первом месте помещены преступления против жизни – убийства. Эта глава напоминала главу уложения 1903г., но сходство было только внешним: исходя из общего представления преступления, должно было быть общественно опасным, а было ли оно действительно таковым, определял суд, формальные признаки убийства отступали на второй план, что позволяло уничтожать неугодных советской власти.

Принятый УК РСФСР в 1926г., по существу, оставил систему преступлений против жизни, которая была сформулирована в УК РСФСР 1922г. Была введена лишь ответственность за самоубийство или покушение на него лица, находящегося в материальной или иной зависимости от другого лица, путем жестокого обращения с потерпевшим или иным подобным путем (ст.141).

В УК РСФСР 1960г. Система преступлений против жизни претерпела некоторые изменения. В частности, в число преступления против жизни вошли: умышленные убийства при отягчающих обстоятельствах, убийство без отягчающих обстоятельств, то есть простое убийство при превышении пределов необходимой обороны, неосторожное убийство, доведение до самоубийства.

Статья 110 Уголовного Кодекса Российской Федерации раскрывает состав преступления – доведения до самоубийства. Характерно, что существенное отличие ст.110 от ст.107 УК РСФСР 1960г. состоит в том, что в новом законе отсутствует такое условие уголовной ответственности, как нахождение лица, покончившего с собой, в материальной или иной зависимости от виновного. Из ст. 107 УК РСФСР следует, что прежде всего необходимо установить материальную или иную зависимость потерпевшего от виновного. Изучение практики показывает, что чаще всего это материальная зависимость, основанная на сложившихся семейных отношениях между супругами, родителями и детьми. Но зависимость, возникающая между членами семьи, может быть не только материального характера. Президиум Верховного Суда РСФСР, например, по делу Б., осужденного по ст. 107 УК, признал, что потерпевшая — жена Б. «состояла с осужденным в брачных отношениях и имела от брака трех малолетних детей. Эти семейные отношения создавали определенную зависимость между супругами, и такая зависимость, основанная на брачных отношениях, может явиться одним из условий уголовной ответственности, предусмотренной ст. 107 УК РСФСР».[2]

Тем самым сфера применения данной статьи расширена в интересах защиты жизни граждан. Прежний УК позволял в ряде случаев, например, злостным клеветникам, уклонятся от уголовной ответственности за доведение до самоубийства. В то же время надо подчеркнуть, что соответствие в ст.110 УК данного условия наступления уголовной ответственности не освобождает следователей и судей от всестороннего анализа отношений между лицом, покончившим с собой, и обвиняемым. Такой анализ существенно дополнит исследования признаков данного преступления, указанных в законе, и будет способствовать сокращению случаев необоснованного привлечения к уголовной ответственности.


2. Современное состояние правовой нормы.

В современной России самоубийство заслуживает морального осуждения, однако, если человек лишает себя жизни под воздействием других лиц, это образует состав преступления.[3]

Уголовная ответственность за доведение до самоубийства предусмотрена ст.110 УК РФ, обусловлена тем, что доведение до самоубийства – это преступление особого рода. В нем последствия наступают непосредственно в результате действий самого потерпевшего, который вынуждается виновным к самоубийству. Именно анализ действий потерпевшего позволяет выяснить, намерен ли он был совершить убийство. При незавершенном самоубийстве анализ действий потерпевшего позволяет отграничить самоубийство от убийства.

В ходе подготовки нового УК предпринималась попытка ввести ответственность не только за доведение до самоубийства, но и за склонение к нему. Однако законодатель предусмотрел ответственность только за доведение до самоубийства (ст. 110), существенно подкорректировав по сравнению с УК РСФСР (ст. 107) признаки этого преступления.

Преступление, предусмотренное ст. 110 УК, представляет значительную общественную опасность. Помимо того, что оно посягает на безопасность жизни другого человека, рассматриваемое деяние характеризуется исключительной безнравственностью, коварством, циничным отношением к достоинству и душевному состоянию другого человека.

Закон не выделяет каких-либо особенностей личности потерпевшего при доведении до самоубийства. Однако если это преступление совершенно в отношении несовершеннолетнего, общественная опасность содеянного возрастает, и суд должен данное обстоятельство учесть при назначении наказания, но даже если жертвой становиться совершеннолетнее лицо, то общественная опасность такого преступления остается высокой, так как виновный, грубо нарушая нравственные принципы поведения в обществе, жестоким и циничным обращением с потерпевшим доводит человека до самоубийства.

Непосредственный объект рассматриваемого преступления - жизнь другого человека.

Потерпевшим может быть любое лицо, независимо от того, состояло ли оно в родстве, находилось ли в материальной или иной зависимости от виновного.


2.1 Объективная сторона доведения до самоубийства.

Расширена также объективная сторона преступления, которая состоит в совершении виновным вполне определенных действий, толкающих потерпевшего на самоубийство. По УК РСФСР к таким действиям относились только жестокое обращение и систематическое унижение личного достоинства. Теперь к способам доведения до самоубийства добавлены угрозы. По своему содержанию они могут быть различными. Для квалификации содеянного как доведения до самоубийства не имеет значения, чем угрожает виновный: причинением смерти или вреда здоровью; разглашением сведений, которые потерпевший желал сохранить в тайне; увольнением с работы; разводом; отобранием ребенка; выселением; лишением средств к существованию; поджогом дома или уничтожением другого имущества и т.д. Для признания угрозы способом доведения до самоубийства имеет значение не только ее содержание, но и повторяемость, продолжительность. Даже незначительная угроза может довести потерпевшего до самоубийства, если принимает характер травли. С другой стороны, не всякая угроза, однократно высказанная, даже серьезная по содержанию, может рассматриваться как способ доведения до самоубийства. Неслучайно в комментируемой статье говорится об угрозах во множественном числе. Для наличия состава преступления не имеет значения форма, в которой выражаются угрозы: устно или письменно, открыто или анонимно.

Объективная сторона состава, в настоящее время, усложненная. В нее входят:

а) поведение самого виновного (угрозы, жестокое обращение, систематическое унижение человеческого достоинства потерпевшего);

б) создание таким поведением "тупиковой" в представлении потерпевшего жизненной ситуации, близкой к состоянию безысходности;

в) принятое потерпевшим под влиянием этого, решение о самоубийстве;

г) акт самоубийства или покушения на него.

Самоубийство, таким образом, причинно обусловлено предшествующим поведением виновного.

В законе дан исчерпывающий перечень уголовно наказуемых способов доведения до самоубийства:

1) угрозы;

2) жестокое обращение;

3) систематическое унижение человеческого достоинства потерпевшего.

Виды угроз в диспозиции ст.110 не раскрываются, и каких-либо ограничений в этой части не содержится. Угрозы по своему содержанию и направленности могут быть разнообразными, причем виновный угрожает совершением действий, способных оказать существенное влияние на будущую жизнь потерпевшего. Важно, чтобы потерпевший воспринимал эти угрозы как реальные, создающие опасность его правам и законным интересам. Угрозы могут касаться лишения жизни потерпевшего или его близких, лишения жилища или работы, создания искусственных доказательств по обвинению в совершении преступления, разглашения как правдивых, так и ложных сведений, позорящих потерпевшего (но не содержащих информации о совершенных им противоправных деяниях), и т.п.

Жестокое обращение с потерпевшим может выражаться в избиении, издевательстве, глумлении, мучении, истязании, лишении потерпевшего свободы, пищи, содержание его в сыром или холодном помещении и т.п. При это важно установить, что жестокое обращение с потерпевшим не является единичным и случайным, а представляет собой систему целенаправленных, продолжаемых действий виновного. Верховный Суд РФ обращал внимание на то, что единичные случаи нанесения побоев не могут рассматриваться как жестокое обращение с потерпевшим.

Систематическое унижение человеческого достоинства потерпевшего имеет место тогда, когда виновный цинично обращается с потерпевшим, подвергает его унизительному обращению, зло насмехается над его физическими недостатками, издевается над ним, распространяет о нем позорящие сведения и т.д. Причем эти факты должны быть не единичными, а систематическими, то есть иметь место более двух раз.

Обязательным признаком объективной стороны данного преступления является самоубийство (причинение смерти самому себе) или покушение на самоубийство потерпевшего. Только с этого момента преступление признается оконченным. Одно лишь высказывание намерения покончить с собой, приготовление к самоубийству, составление предсмертной записки не образует еще состава преступления, предусмотренного комментируемой статьей. Необходимо также наличие причинной связи между действиями виновного и наступившими последствиями в виде самоубийства или покушения на самоубийство. Состав рассматриваемого преступления будет иметь место только в том случае, если самоубийство или покушение на самоубийство явились результатом угроз, жестокого обращения с потерпевшим или систематического унижения его человеческого достоинства.

Так, Р. в ходе очередной ссоры с женой стал избивать ее, и она, убегая, выпрыгнула со второго этажа. Под окном стояла кровать с торчащими вверх металлическими прутьями. При падении потерпевшая ударилась об эти прутья и получила тяжелую травму. После случившегося Р. продолжил избиение жены. От полученных тяжких телесных повреждений она скончалась.

Высшая судебная инстанция не признала в действиях Р. состава доведения до самоубийства и мотивировала свое решение тем, что потерпевшая выпрыгнула из окна, стремясь спастись от насильственных действий мужа, а не пыталась покончить жизнь самоубийством. Р. был осужден за умышленное причинение тяжких телесных повреждений, повлекших смерть потерпевшей.[4]

В случаях совершения при доведении до самоубийства иных преступлений (клеветы, причинение вреда здоровью, понуждения к совершению действий сексуального характера и др.) квалификация производится по совокупности.

Потерпевший может находиться, а может не находиться в материальной или иной зависимости от виновного.

Если потерпевший совершает самоубийство в ответ на правомерные действия лица (например, при угрозе привлечения к ответственности, разоблачения преступной деятельности), то состав преступления отсутствует.

В судебной практике также не признаются доведением до самоубийства отказ одного из супругов от продолжения совместной жизни, отказ от заключения брака, неприязненные отношения между потерпевшим и третьим лицом.

2.2 Субъективная сторона доведения до самоубийства.

Субъективная сторона доведения до самоубийства вызывает оживленные споры в теории уголовного права. Многие авторы исходят из того, что вина при совершении этого преступления чаще всего характеризуется неосторожностью или, по крайней мере, косвенным умыслом. Прямой умысел, следовательно, превращает содеянное в умышленное убийство.[5]

С таким выводом согласиться нельзя. Во-первых, виновный при доведении до самоубийства не совершает действий, которые непосредственно причиняют смерть потерпевшему, бездействуя он также лично не прекращает жизнь другого человека – причинение себе смерти тут всегда опосредовано волеизъявлением человека. Потерпевший должен сам лишить себя жизни, и в этом принципиальное отличие доведения до самоубийства от убийства по объективной стороне. Во-вторых, согласно ч.2 ст.24 УК деяние, совершенное только по неосторожности, преступлением лишь в том случае, если это специально оговорено в соответствующей статье Особенной части Уголовного Кодекса. Поскольку в ст.110 УК такое указание отсутствует, это означает, что вина в данном случае может быть только умышленной, то есть в виде прямого или косвенного умысла. Виновный, следовательно осознает, что одним из указанных в законе способов толкает потерпевшего к самоубийству, предвидит возможность или неизбежность лишения им себя жизни и желает (прямой умысел) или сознательно допускает такие последствия либо безразлично относится к ним (косвенный умысел).

Если же умыслом лица не охватывалось доведение потерпевшего до самоубийства, в его действиях отсутствует данный состав преступления.

К. был осужден по ст. 110 и ч. 1 ст. 163 УК и признан виновным в вымогательстве и в доведении лица до самоубийства путем угроз.

К., узнав от своей знакомой об интимных отношениях между нею и военнослужащим Х., потребовал от последнего 1 тыс. руб. и назначил срок передачи денег. В случае невыполнения данного требования К. угрожал рассказать его девушке, а также третьим лицам позорящие сведения о его, Х., прежней интимной стороне жизни.

В день передачи денег Х., находясь на боевой службе, покончил жизнь самоубийством.

Президиум Московского городского суда отменил приговор суда в части осуждения по ст. 110 УК, указав следующее.

Согласно закону уголовной ответственности за доведение до самоубийства подлежит лицо, совершившее это преступление с прямым или косвенным умыслом. Виновный сознает, что указанным в законе способом принуждает потерпевшего к самоубийству, предвидит возможность или неизбежность лишения им себя жизни и желает (прямой умысел) или сознательно допускает наступление этих последствий либо относится к ним безразлично (косвенный умысел).

Как видно из материалов дела, К. угрожал распространить сведения, позорящие Х., для подкрепления своих требований о вымогательстве его имущества, умысел осужденного был направлен на завладение имуществом потерпевшего.

По делу не установлено, что К., угрожая потерпевшему, желал наступления его смерти либо предвидел и сознательно допускал наступление таких последствий.

При таких обстоятельствах состав преступления, предусмотренный ст. 110 УК, в действиях К. отсутствовал и судебные решения в этой части были отменены, а дело прекращено на основании п. 2 ч. 1 ст. 5 УПК РСФСР.[6]

Однако следует заметить, что в ст. 105 УК РФ не закреплен способ совершения преступления, не указано, чьими руками должно оно совершиться, не имеет значения, в какой временной период наступила смерть и какое количество сил затратил на это виновный. Достаточно участия виновного в выполнении действий, составляющих объективную сторону преступления, которые, в свою очередь, стали причинной наступления смерти. Убийство же может совершаться как с прямым, так и с косвенным умыслом. Следовательно, если лицо при совершении действий, составляющих объективную сторону преступления, предусмотренного ст. 110 УК РФ, хотя бы отчасти желает наступления смерти потерпевшего в результате самоубийства или сознательно допускает наступления такого результата, содеянное будет являться убийством.

Так, например, Кассационным определением Верховного Суда РФ был признан законным и обоснованным приговор Архангельского областного суда в отношении Ш. и К., признанных виновными в совершении преступления, предусмотренного п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ.

По материалам уголовного дела Ш. и К. с целью "проучить" за жестокое обращение с женой (родственницей Ш.) пришли в дом к П. и начали его избивать. П., признав себя неправым по отношению к супруге и утверждая, что он после всех своих действий не достоин жизни, попросил повеситься на чердаке дома. Однако Ш. и К. отказали ему в этом, объяснив, что вешаться в доме - плохая примета, и предложили ему выйти на улицу. С этой целью Ш. и К. связали руки П. и втроем отправились на берег реки. Потерпевший, будучи значительно сильнее и крупнее Ш. и К., не сопротивлялся действиям последних. Выбрав подходящее дерево, Ш. залез на него и перекинул веревку через ветку. П. самостоятельно встал на лежащее рядом бревно. К. надел петлю на шею П. и другой конец веревки закрепил на стволе. После этого Ш. и К. отошли в сторону. П. шагнул с бревна, но веревка не натянулась, после этого он сам подогнул колени, что и вызвало затягивание петли. Ш. и К. подождали некоторое время, сняли П. с дерева и закопали.

В процессе предварительного расследования и судебного разбирательства обвиняемые настаивали на вменении им ст. 110 УК РФ, объясняя это тем, что не имели умысла на убийство П., да и вообще не знали, что будут с ним делать, когда приходили в дом.

Вместе с тем суд расценил содеянное как убийство.[7]

Таким образом, представляется возможным сделать вывод о том, что доведение до самоубийства необходимо относить к преступлениям, совершаемым только по неосторожности.

В умышленном преступлении субъект относится к совершаемым действиям именно как к преступным. В рассматриваемом же составе преступления действия, составляющие объективную сторону доведения до самоубийства (угрозы, жестокое обращение, систематическое унижение человеческого достоинства), сами по себе являются аморальными. Умысел виновного не является преступным в уголовно-правовом понимании и ограничивается желанием испугать, унизить, причинить психическую и физическую боль, чтобы продемонстрировать власть и силу над потерпевшим. Субъект получает удовлетворение от процесса совершения подобных действий и не желает трагических последствий.

Например, учитель по каким-либо причинам испытывает антипатию к ученику. Оскорбляет его в присутствии окружающих, публично в оскорбительной форме выражает негативную оценку его умственных способностей, заставляет выполнять дополнительную работу, выполнение которой в среде его сверстников считается унизительным и постыдным. В этой связи ребенок становится изгоем среди одноклассников, начинает испытывать свою ущербность. Не представляя себе выхода из сложившейся ситуации, он кончает жизнь самоубийством.

Неосторожная форма вины при совершении рассматриваемого преступления возможна только в виде небрежности.

При небрежности, выполняя объективную сторону преступления, субъект не стремится к приведению лица в состояние, в котором у того появится решимость покончить с жизнью, хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должен и может предвидеть, что созданная им подобная стрессовая ситуация может вызвать у человека любую реакцию, вплоть до аутоагрессии.

Таким образом, квалификация действий по ст. 110 УК РФ возможна только при доведение до самоубийства по неосторожности в виде небрежности.

В случае если лицо умышленно приводит другое лицо в такое психическое состояние или ставит его в условия, когда последний единственным избавлением от мучений видит лишение себя жизни и идет на такие действия, такое деяние следует квалифицировать как убийство.


2.3 Объект и субъект доведения до самоубийства.

Объект преступления - это поставленные под охрану уголовного закона общественные отношения, на нарушение которых направлено преступное посягательство.

На сегодняшний день споров относительно объекта доведения до самоубийства не существует ни в научной среде, ни в практике. Вместе с тем более внимательное изучение проблем данного элемента рассматриваемого состава преступления приводит к любопытным выводам и заставляет задуматься над этим вопросом.

Статья 110 УК РФ расположена в разделе Уголовного кодекса, посвященном преступлениям против личности. В связи с этим родовым объектом доведения до самоубийства является личность. Личность представляет собой не только человека как биологическое существо, но и является основным звеном общественных отношений, создателем и носителем социальных ценностей, субъектом трудовой деятельности, общения, познания. В философии можно встретить положение, согласно которому не каждый человек является личностью.

Согласно общепринятой в науке позиции видовым объектом доведения до самоубийства является жизнь и здоровье человека вне зависимости от его возраста, физического состояния и интеллектуального развития.

Длительное время вопрос о непосредственном объекте преступления, предусмотренного ст. 110 УК РФ, оставался дискуссионным. В литературе в качестве непосредственного объекта рассматриваемого преступления выделяли: 1) жизнь, 2) право на жизнь, 3) общественные отношения, обеспечивающие безопасность жизни. Таким образом, выяснение непосредственного объекта доведения до самоубийства, по существу, сводилось к спору об объекте преступления вообще, а не конкретно того, где результатом преступного посягательства стало самоубийство потерпевшего.[8]

В целом же непосредственным объектом преступления, предусмотренного ст. 110 УК РФ ("Доведение до самоубийства"), принято считать жизнь человека.

Жизнь в общепринятом понимании - это физиологическое состояние человеческого организма. Как физиологический процесс жизнь имеет начало и конец. Определение этих моментов необходимо для того, чтобы установить период, в течение которого жизнь человека как таковая находится под охраной уголовного законодательства. Относительно момента начала уголовно-правовой охраны человеческой жизни существуют спорные позиции. Это связано с тем, что рождение, так же как и смерть, не одномоментный акт, а продолжительный процесс.

В доведении до самоубийства непосредственным объектом преступления выступают общественные отношения, возникающие по поводу охраны жизни психически здорового и способного физически обеспечивать себя человека, так как самоубийство возможно только при наличии сознания и воли, отличается самостоятельностью в причинении себе вреда.

В качестве дополнительного объекта доведения до самоубийства выделяют честь и достоинство лица, отдавшего предпочтение суициду.

Честь и достоинство отражают объективную оценку окружающими и его самооценку. В объективном смысле честь и достоинство являются оценкой поведения человека в общественном мнении.

Честь, с одной стороны, - это внутреннее нравственное состояние человека. С другой стороны - общественная оценка личности, ее духовных и социальных качеств. При этом следует помнить, что понятие чести изначально предполагает ее положительную оценку.

Еще одним дополнительным объектом доведения до самоубийства следует признать здоровье потерпевшего. Это относится к случаям, когда из способов доведения до самоубийства преступник избирает причинение физического насилия. "Здоровье представляет собой состояние полного физического, психического и социального благополучия, а не только отсутствие болезней или физических дефектов", - так определяется здоровье в Уставе Всемирной организации здравоохранения, принятом 26 июня 1946 г.[9]

Субъектом преступления по делам о доведении до самоубийства является лицо, от которого пострадавший находился в какой-либо зависимости — семейной, служебной, материальной и др. Часто обнаруживается, что он был зависимым от нескольких лиц. Поэтому важно выявить конкретное лицо, действия которого привели к самоубийству.


3. Уголовная ответственность за доведение до самоубийства.

Уголовная ответственность за доведение до самоубийства наступает с 16 лет. В УК нет специальной нормы, предусматривающей ответственность за подговор к самоубийству малолетнего или лица, заведомо не способного понимать свойства и значение им совершаемого или руководить своими поступками. Такие действия должны расцениваться как умышленное убийство и квалифицироваться в зависимости от обстоятельств по ч. 1 или ч. 2 ст. 105 УК.

Уголовная ответственность по ст. 110 УК РФ может наступить только в том случае, если самоубийство или покушение на него уже имели место (покушение на самоубийство будет иметь место тогда, когда потерпевший под воздействием угроз, унижения достоинства пытался лишить себя жизни, но по независящим от себя обстоятельствам не реализовал свое намерение). Загородников Н.И. пишет: “Включение самоубийства или покушения на него в качестве элемента состава рассматриваемого преступления объясняется тем, что само жестокое обращение или систематическое унижение личного достоинства потерпевшего бывает трудно определимо как по степени, так и по интенсивности. Самоубийство или покушение на него, как результат жестокого обращения, является тем объективным показателем интенсивности и характера жестокого обращения, которые свидетельствуют о высокой степени общественной опасности совершенных действий и лица, совершившего эти поступки. Подготовительные к самоубийству действия не могут обусловить уголовную ответственность за доведение до самоубийства. Подготовка к самоубийству иногда является результатом недостаточно продуманных, кратковременных и преходящих душевных состояний, которые могут не породить подлинного стремления к самоубийству и не быть связаны с такой формой жестокого обращения или унижения личного достоинства, которую законодатель признает преступной.”

Субъектом уголовной ответственности за доведение до самоубийства могут быть любые вменяемые лица, достигшие на момент совершения преступления 16 лет.

Норма об ответственности за доведение до самоубийства во все времена использовалась достаточно редко. К примеру, в 1993 - 1996 гг. доля доведений до самоубийства составляла 0,3% от общего числа преступлений против личности. Однако с середины 90-х годов до настоящего времени количество зарегистрированных преступлений неуклонно росло. В 2000 г. по ст. 110 УК было зарегистрировано 90 преступлений, 59 дел о которых были окончены расследованием; выявлено 56 лиц, совершивших преступление. В 2003 г. зарегистрировано уже 141 преступление, а в 2005 г. - 175. Цифры показывают, что число зарегистрированных преступлений, предусмотренных ст. 110 УК, только за последние пять лет выросло почти вдвое.[10]


Заключение

Православное Христианство считает самоубийство одним из тяжелейших грехов по той причине, что человек совершает двойной грех - убийства и отчаяния, в которых уже нельзя покаяться. Совершившие самоубийство лишаются отпевания перед погребением. Единственным исключением являются сумасшедшие, покончившие с жизнью в состоянии помутнения рассудка. Ранее самоубийц хоронили вне кладбища. В загробной жизни самоубийцы обречены на вечные мучения в аду. Хотя в Библии никак не комментируется самоубийство. Самоубийцу отпевают лишь в том случае, если священнослужитель признает покойного безумным.

В советские времена существовало убеждение, что суицид - явный признак психического заболевания. То есть каждый суицидент посмертно получал звание ненормального, а тех, кого удалось вытащить, пожизненно ставили на учет у психиатра (со всеми вытекающими последствиями).

В настоящее время суицид у общественности вызывает жалость, сострадание, сочувствие, а где-то снисхождение.

На сегодняшний день проблема квалификации преступления, предусмотренного ст. 110 УК РФ стоит особенно остро, так как все чаще самоубийцами, как указывалось в работе, становятся молодые люди, едва ли достигшие 30 лет, безусловно, человек имеет право самостоятельно решать, жить ему, или нет, но не стоит забывать, что под банальное самоубийство человека мог целенаправленно подводить и преступник, и несмотря на то, что доведение до самоубийства является делом публичного обвинения, выявить его без заявления потерпевшего (при покушении на самоубийство) или его родственников достаточно сложно, а порой и невозможно, если некому сообщить о фактах систематического унижения и жестокого обращения.

Таким образом небольшое количество преступлений, регистрируемых по ст. 110 УК, в общей массе преступлений против личности, говорит о том, что этот состав не востребован современной уголовно-правовой системой и его применение на практике является чем-то исключительным, так как доказать, что имело место именно доведение до самоубийства, а не добровольный и осознанный уход из жизни человека, составляет большую проблему для правоохранительных органов.

Из выявленных недостатков и проблем можно сделать вывод о необходимости совершенствования приемов и способов выявления и раскрытия подобного рода преступлений.

Безусловно, многие преступники уже ушли от правосудия, и людей уже не вернуть, но не стоит забывать о том, что многих еще можно спасти, и преступники должны понести наказание.


Список литературы.

Нормативно-правовые акты:

1. Уголовный кодекс Российской Федерации.

Материалы судебной практики:

2. «Бюллетень ВС РСФСР». – 1967, №6. – с. 9.

3. Постановление Президиума Московского городского суда от 4 апреля 2002 года.

Специальная литература:

4. Калинина А. «Обусловленность уголовной ответственности за доведение до самоубийства» / А. Калинина // «Законность». – 2007, № 5. – С. 17-20.

5. Лысак Н, Лопаткин Д. «Ответственность за доведение до самоубийства». / Н. Лысак, Д. Лопаткин // «Законность». – 2006, № 3. – С. 32.

6. Уколова Ю. А. «Форма вины при доведении до самоубийства». / Ю.А. Уколова // «Российский следователь». – 2007, № 12 – С. 26-28.

7. Уколова Ю.А. «Своеобразие объекта посягательства в преступлении, связанным с самоубийством потерпевшего». / Ю.А. Уколова // «Мировой судья». – 2007, №11 – С. 12-14.

8. Вопросы уголовно-правовой защиты права на жизнь (сравнительно-правовые аспекты): учебное пособие. / В.И. Маркинская //. ООО «Издательский дом Буквовед». – 2006. – с.316.

9. «Настольная книга судьи по уголовным делам». / под ред. А.И. Рарога //. Издательство Проспект. – 2007. – с. 245.

10. Научно-практическое пособие по применению Уголовного Кодекса РФ. / под ред. Лебедева // . Норма. – 2005. – с. 287.

11. Комментарий к Уголовному Кодексу РФ. Издание 5-е доп. и исправленное. Юрайт-Издательство. – 2005. – с. 456.

12. Уголовное право. Особенная часть: учебник. Издание второе переработанное и дополненное. / под ред. А.И. Рарога.//. Юрист. – 2004. – с.476.

13. Уголовное право России. Особенная часть: учебник. 3-е издание. / под. ред. А.И. Рарога //. М.: ИМПЭ. – 1998. – с. 480.


[1] Лысак Н., Лопаткин Д. Ответственность за доведение до самоубийства. // Законность. - 2006г. - №3. - С. 32.

[2] «Бюллетень Верховного Суда РСФСР», 1967г., №6, с. 9.

[3] Лысак Н., Лопаткин Д. Ответственность за доведение до самоубийства. // Законность. - 2006г. - №3. - С. 32.

[4] Лысак Н., Лопаткин Д. Ответственность за доведение до самоубийства. // Законность. - 2006г. - №3. - С. 32.

[5] Уголовное право России. Особенная часть: учеб. / под ред. А.И. Рарога. – 3-е издание. – М.: ИМПЭ, 1998. – 480с.

[6] Постановление Президиума Московского городского суда от 4 апреля 2002г.

[7] Уколова Ю. А. Форма вины при доведении до самоубийства.// Российский следователь. 2007. №12. С. 26-28.

[8] Уколова Ю.А. Своеобразие объекта посягательства в преступлении, связанным с самоубийством потерпевшего. // Мировой судья. 2007. №11 С. 12-14.

[9] Уколова Ю.А. Своеобразие объекта посягательства в преступлении, связанным с самоубийством потерпевшего. // Мировой судья. 2007. №11 С. 12-14.

[10] Калинин А. Обусловленность уголовной ответственности за доведение до самоубийства.// Законность. 2007. № 5. С.17-20.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий