регистрация / вход

Понятие убийства и его виды 2

Курсовая работа по уголовному праву на тему: Понятие убийства и его виды 1. Введение 2.Глава I Понятие и виды убийства 3.Глава II Анализ признаков состава преступления

Курсовая работа по уголовному праву на тему:

Понятие убийства и его виды

1. Введение

2.Глава I Понятие и виды убийства

3.Глава II Анализ признаков состава преступления

4.1. Объект преступления

2. Объективная сторона убийства

3. Субъект преступления

4. Субъективная сторона убийства

5. Глава III Общая характеристика обстоятельств, отягчающих

умышленное убийство

6. Глава IV Отягчающие обстоятельства, характеризующие субъективные свойства убийства и личность виновного

1. Убийство лица или его близких в связи с осуществлением данным

лицом служебной деятельности или выполнением общественного

долга (п. б ст. 105 УК)

2. Убийство лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, а равно сопряженное с похищением человека либо захвата заложника (п. в ст. 105 УК)

3. Убийство, совершенное группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой (п. ж ст. 105 УК)

4. Убийство из корыстных побуждений или по найму, а равно сопряженное с разбоем, вымогательством или бандитизмом (п. з ст. 105 УК)

5. Убийство из хулиганских побуждений (п. и ст. 105 УК)

6. Убийство с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение, а равно сопряженное с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера (п. к ст. 105 УК)

7. Убийство по мотиву национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды либо кровной мести (п. л ст. 105 УК)

8 Убийство, совершенное в целях использования органов или тканей потерпевшего (п. м ст. 105 УК)

9. Убийство совершенное неоднократно (п. н ст. 105 УК)

7. Глава V Отягчающие обстоятельства, характеризующие объективные свойства убийства

1. Убийство двух или более лиц (п. а ст. 105 УК)

2. Убийство женщины, заведомо для виновного находящейся

в состоянии беременности (п. г ст. 105 УК)

3. Убийство, совершенное с особой жестокостью (п. д ст. 105 УК)

4. Убийство, совершенное общеопасным способом (п. е ст. 105 УК)

8. Заключение

ВВЕДЕНИЕ

Защита личности от преступных посягательств, охрана её прав и свобод - обязанность государства. Это положение зафиксировано в ст. 2 Конституции РФ. Однако статистические данные о состоянии преступности за последние несколько лет свидетельствуют о том, что удельный вес преступлений против личности неуклонно растет. Особенно заметен всплеск насильственных преступлений против личности.

Причины столь бурного роста насильственных преступлений в последнее время очень многообразны. Их следует искать в нестабильной экономической ситуации, особенно в период возникшего кризиса после 17 августа 1998 года. В нерешенности многих социальных вопросов. Можно найти эти причины и в политической сфере. Политическая нестабильность не только обострила до предела экономическую и социальную обстановку в стране, но и взорвала межнациональные отношения. Национальная вражда, возникшая на почве лозунгов о «суверенизации», доведенных до абсурда, стала причиной многих тяжких преступлений, включая массовые убийства. Нравственное опустошение общества также оказывает свое влияние на ситуацию с преступностью. В обществе набирает силу тенденция неуважения к праву, закону, попранию прав личности, процветает безнравственность, теряются моральные ценности и установки.

Среди всех преступлений против личности наибольшей опасностью обладает, естественно, умышленное убийство. Оно посягает на жизнь человека - благо, которое принадлежит человеку от рождения и дается ему только один раз.

Право на жизнь зафиксировано в ст. 20 Конституции РФ. Еще раньше, Всеобщая декларация прав человека от 10 декабря 1948 года в ст. 3 зафиксировала, что каждый человек имеет право на жизнь, свободу и личную неприкосновенность. И каждый человек обладает этим правом, без какого бы то ни было различия, как-то: в отношении расы, цвета кожи, пола, языка, религии, политических или иных убеждений, национального или социального происхождения, имущественного, сословного или иного положения.

И задача государства заключается в том, что для охраны права человека на жизнь оно обязано использовать все имеющиеся у него средства, включая и уголовно-правовую охрану жизни. Но убийства относятся к числу тех преступлений, которые вызывают часто большие трудности при расследовании и при юридической квалификации.

Многочисленные вопросы, возникающие при квалификации убийств, являются следствием многообразия различных ситуаций совершения этих посягательств и сложности признаков, которые приходится учитывать. Все это вызывает необходимость проведения более тщательного анализа убийства в целом и его отдельных признаков.

ГЛАВА I - Понятие и виды убийства.

1. Для определения понятия убийства необходимо установить существенные признаки, которые позволят раскрыть суть убийства. Но сначала нужно выяснить содержание понятий жизни и смерти, поскольку убийство непосредственно связано с лишением жизни и причинением смерти.

Жизнь человека, с биологической точки зрения, состоит в непрерывном обмене веществ, питании и выделении. По вопросу о моменте начала жизни в юридической литературе высказываются различные точки зрения. Большинство ученых считают, что таким моментом следует признать начало физиологических родов. Так, Н.И. Загородников пишет, что «условным началом жизни человека следует признать начало физиологических родов … этот момент свидетельствует о том, что плод достаточно созрел и приобрел, все необходимые качества для внеутробной жизни, о чем свидетельствуют объективные данные - начало родов»[1] Н.И. Загородников, «Преступления против жизни по советскому уголовному праву», стр. 35, М. 1961 г.[1] Этой же точки зрения придерживаются в своих работах А.А. Пионтковский, С.В. Бородин, М.К. Аниянц и другие. Данную позицию нельзя признать абсолютно бесспорной.

Во-первых, до начала самостоятельного процесса дыхания мы не можем утверждать, что ребенок способен к самостоятельному существованию. Говорить об этом с полной уверенностью можно лишь тогда, когда он начнет самостоятельно дышать, и его легкие наполнятся воздухом.

Во-вторых, даже в процессе родов не прекращается связь плода с организмом матери. Через пуповину она снабжает плод кислородом и питательными веществами, а также отбирает из его крови углекислоту. Следовательно, плод полностью зависит от матери.

В-третьих, сторонники данной точки зрения не определяют точно, какой именно момент они считают началом родов, а следовательно, и началом жизни. В медицине процесс родов рассматривается как сложный физиологический акт, который начинается с появления регулярных сокращений матки - схваток. Но считать появление схваток началом жизни, было бы ошибочно, так как плод в это время вообще находится в организме матери.

Исходя из всего вышесказанного, моментом начала жизни правильнее было бы считать момент, когда ребенок, отделенный от утробы матери, начинает самостоятельно дышать.

Смерть представляет собой состояние необратимой гибели организма, когда остановлена сердечная деятельность, исчезла пульсация в крупных артериях, прекращено дыхание, утрачены функции центральной нервной системы. Но неправильно было бы связывать наступление смерти только с прекращением сердечной деятельности и дыхания. Наукой установлено, что смерть - это процесс, который не наступает мгновенно. Даже при скоропостижной смерти клетки и ткани организма не погибают немедленно и одновременно. Одни из них умирают медленнее, другие быстрее. Раньше всех прекращает свою работу кора головного мозга. Предельный срок, в течение которого может жить кора головного мозга после прекращения сердечной деятельности и дыхания в обычных температурных условиях, достаточно мала, всего 5 - 7 минут. По его окончании в коре головного мозга, а также в центральной нервной системе наступают необратимые изменения, что, бесспорно, свидетельствует о наступлении смерти.

Таким образом, между остановкой кровообращения и дыхания, развитием необратимых изменений в головном мозге проходит небольшой период времени. Он называется клинической смертью. В это время продолжается обмен веществ, и организм еще можно вернуть к жизни, восстановив сердцебиение и дыхание. Если этого сделать не удается, то наступает биологическая смерть - полный и необратимый распад тканей и клеток, оживить, которые наука пока бессильна.

С.В. Бородин в своей работе приводит точку зрения М.И. Авдеева, который предлагает наступление биологической смерти считать безусловным по истечении 30 минут после констатации прекращения дыхания и сердцебиения[2] С.В. Бородин. «Ответственность за убийство: квалификация и наказание по российскому праву». М. 1994 г., стр. 7;[2]. Эта позиция представляется достаточно убедительной. Она позволяет учитывать как современные достижения медицинской науки (в частности, реаниматологии), так и индивидуальные особенности человеческого организма.

После установления содержания понятий жизни и смерти можно остановиться на признаках убийства, которые выделяются теорией уголовного права.

Первым признаком убийства является насильственный характер смерти, который выражается в том, что смерть потерпевшему причиняется путем принудительного воздействия на него.

Второй признак убийства - противоправность. Он выражается в том, что убийство преследуется по закону, как деяние, предусмотренное Особенной частью УК РФ. Именно по этому признаку мы можем ограничить убийство от правомерного лишения жизни. При этом под правомерным лишением жизни следует понимать случаи причинения смерти в состоянии необходимой обороны, а также при приведении в исполнение смертного приговора. Хотя недавнее постановление Конституционного суда определило, что применение смертной казни как наказания, является неконституционным и впредь применяться судами не должно. Наконец, IV Гаагская конвенция о законах и обычаях сухопутной войны 1907 года признает вполне законным применение военного насилия, включая физическое уничтожение, в отношении сражающихся лиц (комбатантов) вражеской армии.

Третий признак убийства заключается в том, что убийство - это всегда предусмотренное Особенной частью УК виновное деяние, посягающее на жизнь другого человека и причиняющее ему смерть. По этому признаку убийство отличается от случайного причинения смерти. Убийство всегда выражается в противоправном лишении жизни другого человека (не самоубийство и не пособничестве ему). Просьба об убийстве со стороны другого лица (например, безнадежно больного, испытывающего невыносимые физические страдания человека) не исключает ответственности за это преступление. Согласно ст. 45 Основ законодательства РФ «Об охране здоровья граждан» от 22 июля 1993 года, медицинскому персоналу запрещается осуществление эвтаназии - удовлетворения просьбы больного об ускорении его смерти каким-либо действиями или средствами, в том числе прекращением искусственных мер по поддержанию жизни. Лицо, которое сознательно осуществляет эвтаназию, несет ответственность за совершение убийства. При случайном причинении смерти мы имеем дело с казусом, несчастным случаем, когда человек не предполагал и не должен был предполагать, что его деяние повлечет за собой причинение смерти.

Так, Д. был осужден за неосторожное убийство М. Преступление было совершено при следующих обстоятельствах. Д. встретил на улице своего зятя М., который находился в состоянии алкогольного опьянения, и попытался отвести его домой. Однако М. стал сопротивляться, споткнулся, стал падать, и потянул за собой Д., который, падая, попал коленом в область груди и живота М., причинив ему тяжкие телесные повреждения, от которых М. Умер. В данном случае причинение смерти явилось результатом целой цепи случайных событий. Из обстоятельств дела видно, что Д. не предвидел такого развития событий. Более того, он не мог и не должен был этого предвидеть. Следовательно, мы имеем дело с казусом. Поэтому приговор в отношении Д. был отменен, а уголовное дело прекращено[3] Бюллетень Верховного Суда РФ (далее Бюллетень…), 1994 г., №10, стр. 5.[3].

Наконец, четвертым признаком убийства является лишение жизни другого человека.

На основании вышеперечисленных признаков можно сформулировать следующее определение убийства.

Убийство - это противоправное умышленное лишение жизни другого человека. Данное определение поддерживается наибольшей частью ученных-криминалистов.

Но в юридической литературе встречаются попытки дать иное определение убийства. Так, М.Д. Шаргородский определял убийство только как «умышленное лишение жизни другого человека»[4] М.Д. Шаргородский, «Преступление против жизни и здоровья, М., 1948 г., стр. 38;[4]. Он считал, что неосторожное лишение жизни целесообразно убийством не называть, применяя этот термин только в отношении умышленных деяний. Эта точка зрения не была поддержана учеными. Н.И. Загородников писал, что «глагол убить часто применяется при любом насильственном причинении смерти, при этом имеется в виду как преступное, злонамеренное, так и неосторожное и даже случайное причинение смерти»[5] Н.И. Загородников, Указ. Соч., стр. 21;[5]. Он указывал, что признание неосторожного причинения смерти не убийством, а иным преступлением может быть воспринято, как попытка снизить общественную опасность и отрицательную оценку неосторожного убийства.

Кроме того, недостатком этого определения является и отсутствие в нем признака убийства как «противоправность», без которого убийство нельзя отличить от случаев правомерного лишения жизни.

Сам же Н.И. Загородников к приведенному выше определению убийства добавлял: «… когда причинение смерти является основанием уголовной ответственности»[6] Н.И. Загородников, Указ. Соч., стр. 22;[6]. Эту позицию критиковал С.В. Бородин, который заметил, что «основанием уголовной ответственности при убийстве является нечто иное, как убийство… поэтому вряд ли можно внести существенное уточнение в определение понятия убийства, указав, что при убийстве основанием уголовной ответственности является убийство»[7] С.В. Бородин, Указ. Соч., стр. 8.[7]

2. Действующий в РФ Уголовный Кодекс предусматривает деление убийств на:

простое убийство, т.е. убийство, совершенное без каких-либо отягчающих или смягчающих обстоятельств, которые влияют на квалификацию преступления (ч. 1 ст. 105 УК РФ);

квалифицированное убийство, т.е. убийство, совершенное при отягчающих обстоятельствах, влияющих на квалификацию преступления (ч. 2 ст. 105 УК РФ);

привилегированное убийство, т.е. убийство, совершенное при смягчающих обстоятельствах, влияющих на квалификацию преступления (ст. 106, 107, 108 УК РФ);

неосторожное причинение смерти, т.е. причинение смерти, совершенное с преступной легкомысленностью или преступной небрежностью (ст. 109 УК РФ).

Неосторожное лишение жизни одним человеком другого уголовный закон не относит к убийству, связывая это понятие не только с последствиями в виде наступления смерти потерпевшего, но и с умышленной виной субъекта. Такой подход в полной мере соответствует традиции русского дореволюционного уголовного права. Следовательно, убийство - это противоправное умышленное лишение жизни другого человека.

ГЛАВА II - АНАЛИЗ ПРИЗНАКОВ СОСТАВА ПРЕСТУПЛЕНИЯ.

Для обоснованного привлечения к уголовной ответственности и правильной квалификации содеянного необходимо установить наличие или отсутствие в деяниях лица признаков конкретного состава преступления. Поэтому возникает потребность в тщательном анализе каждого признака состава преступления, предусмотренного ст. 105 УК РФ.

1. Объект убийства.

Объект любого убийства, в том числе и квалифицированного - жизнь другого человека. И именно этот объект посягательства указывает на особую общественную опасность убийства. Смерть потерпевшего исключает возможность загладить причиненный вред, который не ограничивается самим фактом лишения жизни. Убийство неизбежно влечет за собой разрыв существующих социальных связей потерпевшего с членами семьи, родственниками, знакомыми и т.д.

Кроме того, потеря по вине убийцы отца или матери, дочери или сына, любимого человека или близкого родственника является ошеломляющим ударом, моральной травмой, которая надолго оставляет след в сознании человека. А в том случае, когда потерпевший является и единственным кормильцем в семье, под угрозу может быть поставлено её материальное благополучие.

Для правильного определения общественной опасности и квалификации преступления необходимо и изучение личности потерпевшего, так как на практике встречаются случаи, когда потерпевший сам совершает неправомерные действия, допускает безнравственное поведение, провоцируя виновного на совершение преступления.

Так, Краснодарским областным судом Д. был осужден по п. и ст. 105 УК[8] «Бюллетень …», 1997, №5, стр.13[8]. Он был признан виновным в совершении умышленного убийства из хулиганских побуждений при следующих обстоятельствах. Н. Управляя собственным автомобилем, создал на дороге аварийную ситуацию. Но благодаря своевременной реакции Д. столкновения машин удалось избежать. По этой причине между Д. и Н. возник конфликт, и Д. ударом ножа убил Н. При таких данных следует признать, что действия осужденного были вызваны не хулиганскими побуждениями, а неправомерным поведением потерпевшего, который грубо нарушил правила дорожного движения. Нельзя говорить и том, что Д. использовал незначительный повод для совершения убийства, так как своими действиями он предотвратил столкновение двух машин, которое могло поставить под угрозу жизни семерых человек, находящихся в этих автомобилях.

Кроме того, данные о личности потерпевшего должны быть обязательно выяснены и тогда, когда они указываются в законе в качестве обязательных признаков состава преступления (например, убийство женщины, заведомо для виновного находившейся в состоянии беременности).

2. Объективная сторона убийства.

Объективная сторона убийства заключается в насильственном лишении жизни другого человека. Все виды убийств выражаются в лишении потерпевшего жизни (материальный состав).

Рассмотрение объективной стороны убийства следует начать с определения признаков, ее характеризующих. Поскольку состав преступления, предусмотренный ст. 105 УК, по своей конструкции является материальным, то объективная сторона будет характеризоваться тремя обязательными признаками:

общественно опасное деяние;

общественно опасное последствие;

причинная связь между общественно опасным деянием и общественно опасным последствием.

Первый признак объективной стороны преступления - общественно опасное деяние, которое может быть выражено как в форме действия, так и в форме бездействия.

Действие - активная форма преступного поведения человека, которая выражается в механических телодвижениях, вызывающих изменение во внешнем мире. Чаще всего убийство совершается именно путем действия, направленного на нарушение функций или анатомической целостности жизненно важных органов другого человека.

Действие человека может не только прямо и непосредственно причинить смерть другому человеку, но и может привести в движение какие-то иные силы, которые в последующем повлекут смерть другого лица. Все возможные варианты действий человека при убийстве мы можем разделить на несколько видов, отличающихся по форме воздействия на жизнь потерпевшего.

Убийство может совершаться такими действиями, когда преступник, не прибегая к использованию каких-либо средств или орудий, причиняет смерть потерпевшему, используя только мускульную силу своего тела (например, удушение руками за горло).

Действия виновного могут осуществляться путем применения своей мускульной силы, но с использованием тех или иных орудий для усиления этой силы и облегчения убийства (например, удар потерпевшего ножом).

Далее, действия виновного могут выражаться в направлении на потерпевшего каких-то иных сил. Мускульная сила может быть ничтожной, но она может направлять другую мощную силу, которая причиняет смерть (например, убийство с применением огнестрельного оружия). В подобных случаях мускульная сила человека дает толчок другой силе, которая и причиняет смерть потерпевшему.

Наконец, действия при убийстве могут иметь форму психической деятельности и быть весьма разнообразными.

Прежде всего, это непосредственно психическое воздействие на потерпевшего, которое может вызвать болезненные расстройства и смерть, главным образом у лиц с заболеванием сердца и сосудистой системы. Кроме того, сильный испуг также может вызвать остановку сердца и смерть. В таких случаях не используется ни мускульная сила виновного, ни мускульная сила другого лица.

К психическому воздействию следует отнести и подговор на совершение убийства другого лица малолетнего, либо лица не способного осознать характер своих действий и руководить ими. Подобные случаи носят название посредственного причинения, влекущего ответственность для субъекта, который задумал и осуществил подобным путем преступление.

Умышленные убийства могут быть совершены не только путем действия, но и путем бездействия. Преступное бездействие является формой пассивного поведения и отличается тем, что человек воздерживается от всяких движений, а его сила находится в состоянии физического покоя. Следовательно, под бездействием при убийстве следует понимать волевое, сознательное воздержание виновного от совершения определенных поступков, то есть невмешательство в развитие событий, имеющих место помимо деятельности виновного, результатом чего и явилась желаемая или допускаемая смерть. При бездействии неизбежно требуется установление того, в силу каких обстоятельств определенное лицо обязано было действовать, и могло ли оно совершить эти действия. При этом обязанность действовать определенным образом может вытекать не только из предписаний законов и подзаконных актов, но и из» естественно складывающихся отношений между людьми». Н.И. Загородников пишет, что «специального закона, обязывающего мать кормить своего ребенка, не существует, однако при убийстве матерью новорожденного ребенка путем бездействия (лишение младенца пищи) не возникает сомнений в том, подлежит ли она ответственности за это бездействие»[9] Н.И. Загородников, Указ. Соч. стр. 50;[9].

Кроме того, по мнению Э.Ф. Побегайло, обязанность действовать может вытекать из договора, а также из «предыдущей деятельности виновного - так называемых конклюдентных фактов (когда лицо, поставившее кого-либо в опасность, обязано принять необходимые меры к спасению)»[10] Э.Ф. Побегайло, «Умышленные убийства и борьба с ними», Воронеж, 1965 г., стр. 18.[10]. Например, виновный, зная, что потерпевший плохо плавает, уговорил его плыть на дальнее расстояние, обещая в случае необходимости помощь. Однако в нужную минуту он помощи не оказал, желая, чтобы потерпевший утонул. Этот пример, приведенный Э.Ф. Побегайло, требует уточнения. Убийство здесь будет только в том случае, когда виновный намеренно спровоцировал потерпевшего на подобные действия и рассчитывал таким образом добиться его смерти. Но доказать этот факт крайне трудно, если вообще реально. Во всех остальных случаях в действиях виновного будут содержаться признаки состава преступления, предусмотренного ст. 125 УК РФ (Оставление в опасности).

В основе оценки возможности обвиняемого действовать определенным образом лежит субъективный критерий: мог ли данный человек, учитывая его знания и квалификацию, опыт, состояние здоровья, в данной конкретной обстановке совершить то действие, которое от него требовалось, если бы он проявил максимум доступной ему активности.

Как было уже указано выше, состав преступления, предусмотренный ст. 105 УК по конструкции является материальным, поэтому обязательным признаком объективной стороны преступления является наступление общественно опасного последствия. Преступное последствие - это тот или иной вред, причиняемый преступным действием или бездействием объекту посягательства. В данном случае таким последствием будет наступление смерти потерпевшего.

Наконец, еще одним признаком объективной стороны убийства является причинная связь между деянием виновного и наступившей смертью потерпевшего.

Наука уголовного права не создала особого понятия причинной связи, не зависимого от философской категории причинности. Поэтому в основу решения вопроса причинной связи теория уголовного права кладет выработанные философией положения. Причинность определяется философией как объективная, то есть существующая независимо от человеческого сознания связь между порождающим (причина) и порождаемым (следствие) явлением. Специфика данного определения в уголовно-правовой сфере заключается в том, что в качестве причины рассматривается только общественно опасное деяние, а в качестве следствия лишь общественно опасный результат.

Признать наличие причинной связи можно только в том случае, когда деяние виновного неизбежно влечет за собой смерть человека, является главной её причиной. При этом для состава преступления абсолютно не имеет значения, как скоро после совершения виновным соответствующего деяния наступила смерть потерпевшего. Убийство будет и тогда, когда смерть последовала немедленно за совершением виновным преступного деяния (например, после выстрела в голову), и тогда, когда она наступила спустя значительный промежуток времени (например, отравление ядом замедленного действия).

Необходимой предпосылкой правильного решения вопроса о причинной связи является известная последовательность действий человека и наступления преступного результата. С наступившим вредным последствием в причинной связи может находиться только то деяние, которое предшествовало во времени наступлению вредного результата. Естественно, что деяние, совершенное после наступления того или иного факта, не может обусловить или быть причиной этих последствий.

К характеристике объективной стороны преступления теория уголовного права относит и такие признаки, как время, место, обстановка и способ совершения преступления. Из всех вышеперечисленных признаков основное значение для квалификации содеянного по ст. 105 УК имеет установление способа действия, как признака объективной стороны. Установление особой жестокости при убийстве или совершении его способом, опасным для жизни многих людей, влечет квалификацию соответственно по п.п. «д» и «е» ст. 105 УК и исключает применение другой статьи Кодекса. Остальные признаки не являются обязательными для квалификации, но могут учитываться судом при назначении наказания.

Практика показывает, что большое количество преступных посягательств на жизнь не доводится до конца и квалифицируется как покушение или приготовление к убийству.

Приготовление к преступлению определяется ст. 30 УК как приискание, изготовление или приспособление лицом средств или орудий совершения преступления, приискание соучастников преступления, сговор на совершение преступления либо иное умышленное создание условий для совершения преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам. Из этой формулировки видно, что закон не дает исчерпывающего перечня всех конкретных действий, которые могут рассматриваться как приготовление к преступлению. Да это и невозможно сделать. Закон дает лишь общий признак указанных действий. Они могут рассматриваться как приготовление к преступлению только в том случае, когда направлены на умышленное создание условий для совершения последнего. Применительно к убийству такие действия обычно выражаются в приобретении или приискании орудий убийства (например, огнестрельного или холодного оружия, ядовитых веществ и т.п.), в ознакомлении с местностью, где предполагается совершить убийство, в создании условий для сокрытия следов преступления, в приискании соучастников убийства и т.д. На практике эти действия очень трудно обнаружить, а равно очень трудно доказать, что, то или иное действие является приготовлением к преступлению (например, покупка топора в магазине). Но во всех без исключения возможных случаях приготовительные действия к убийству должны повлечь уголовную ответственность по статье УК об убийстве.

Покушением на преступление, в соответствие со ст. 30 УК, признается умышленное деяние непосредственно направленное на совершение преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по причинам, не зависящим от воли виновного.

Покушение отличается от приготовления тем, что при нем субъект совершает действия, непосредственно направленные на совершение преступления, то есть, осуществляет непосредственное посягательство на объект. Так, например, если приобретение огнестрельного оружия с целью совершения убийства следует рассматривать как приготовление к преступлению, то прицеливание из этого оружия в жертву, а тем более выстрел в нее, если смертельный результат не наступил, является покушением.

Покушение на убийство следует отличать от других оконченных преступлений против личности. На практике серьезные затруднения возникают при отграничения такого покушения от умышленных телесных повреждений. Действия, направленные на лишение жизни, если смертельного исхода удалось избежать, нельзя квалифицировать как умышленное нанесение телесных повреждений. Трудность такого разграничения проистекает из того, что при покушении на убийство лицу нередко причиняются только телесные повреждения.

Основным критерием для разграничения указанных преступлений является направленность умысла виновного. Если умысел направлен на лишение жизни, то деяние следует квалифицировать как покушение, несмотря на то, что потерпевшему причиняются только телесные повреждения.

3. Субъект преступления.

Субъект преступления - это лицо, совершившее общественно опасное деяние и могущее нести за него уголовную ответственность.

Быть субъектом умышленного убийства может лишь лицо физическое, вменяемое, достигшее определенного возраста.

Вменяемость - это способность лица осознавать общественно опасный характер своих действий. Она определяется способностью лица отдавать отчет в своих действиях и руководить ими. Вменяемость является предпосылкой вины и условием уголовной ответственности.

В соответствии со ст. 21 УК не подлежит уголовной ответственности лицо, которое во время совершения общественно опасного деяния находилось в состоянии невменяемости, то есть, не могло осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими вследствие хронического психического расстройства, временного психического расстройства, слабоумия либо иного болезненного состояния психики.

Лицо, находившееся в состоянии невменяемости, не является субъектом преступления и не подлежит уголовной ответственности. В случае совершения этим лицом убийства к нему по назначению суда могут быть применены меры принудительного медицинского характера.

Субъектом убийства может быть признано лицо, которое к моменту совершения преступления достигло 14 лет, при этом лицо считается достигшим определенного возраста не в день рождения, а со следующих суток. Если точную дату рождения установить невозможно, то судебно-медицинская экспертиза устанавливает год рождения, при этом днем рождения следует считать последний день названного года.

Установление данного возрастного предела является исключением из общего правила, согласно которому уголовной ответственности подлежат лица не моложе 16 лет. Пониженный возраст уголовной ответственности за квалифицированное убийство не связан, как представляется, с тем, что данное преступление обладает повышенной общественной опасностью и включено в перечень тяжких преступлений. Законодатель просто исходит из того, что это преступление представляет собой деяние, общественная опасность, которого понятна и ясна каждому подростку в этом возрасте. Убийство обладает очевидной и легко осознаваемой опасностью. При его совершении виновный посягает на такое благо, которым он обладает сам, и поэтому имеет возможность на своем личном опыте осознавать какова его опасность, в чем состоит вред и какие могут наступить последствия в результате его совершения.

Законодатель учитывает и тот факт, что к 14 годам у подростка уже происходит начальное формирование взглядов, моральных и нравственных устоев личности, что позволяет ему осознавать вышеперечисленные обстоятельства. Поэтому установление пониженного возраста уголовной ответственности за убийство вполне оправдано.

В диспозиции ст. 105 УК названы еще и отдельные признаки субъекта, влияющие на квалификацию этого преступления. Так применение п. «н» ст. 105 УК возможно только в том случае, когда убийство совершено лицом неоднократно, т.е. ранее совершившим умышленное убийство.

4. Субъективная сторона убийства.

Субъективная сторона убийства характеризуется психическим отношением субъекта к своему деянию и наступившей смерти потерпевшего. Действующее уголовное законодательство устанавливает, что уголовной ответственности и наказанию подлежит только лицо виновное в совершении преступления. Закон прямо указывает и на то, что совершение общественно опасного деяния может служить основанием уголовной ответственности только в том случае, если это деяние совершено умышлено. Состав преступления, предусмотренный ст. 105 УК допускает только умышленную форму вины в виде прямого или косвенного умысла. Единственное неосторожное преступление - это деяние, предусмотренное ст. 109 УК - причинение смерти по неосторожности.

При умысле на убийство лицо осознает, что совершает деяние, в результате которого наступит смерть другого человека, реально предвидит это последствие и желает (прямой умысел) либо сознательно допускает наступление смерти или безразлично относится к ней (косвенный умысел). Мотивы и цели действий виновного могут быть самыми разнообразными - от стремления пресечь посягательство в ситуации необходимой обороны до расправы с потерпевшим из-за ревности или корыстных побуждений. Конкретные мотивы, цели и эмоциональное состояние виновного учитываются при квалификации либо как смягчающие (статьи 106, 107, 108 УК), либо как отягчающие (ч. 2 ст. 105 УК) ответственность обстоятельства, либо не признаются ни теми, ни другими (ч. 1 ст. 105 УК).

При прямом умысле виновный сознает общественно опасный характер своего действия или бездействия, предвидит его общественно опасные последствия и желает наступления этих последствий.

Интеллектуальный момент при прямо умысле образует сознание субъектом общественно опасного характера своих действий или бездействий и предвидение их общественно опасных последствий. Применительно к убийству, сознание характера своих действий предполагает понимание виновным того, что он посягает на жизнь потерпевшего, а предвидение последствий заключается в мысленном представлении о том, что в результате содеянного может наступить смерть потерпевшего.

При этом прямой умысел может быть как в том случае, когда наступление смерти мыслится как неизбежное последствие деяния виновного, так и в том случае, когда оно представляется как вероятное последствие.

Волевой момент прямого умысла состоит в том, что виновный желает смерти потерпевшего, стремится к этому результату.

При косвенном умысле лицо сознает общественно опасный характер своего действия или бездействия, предвидит общественно опасные последствия и сознательно допускает наступление этих последствий.

Интеллектуальный момент косвенного умысла ничем не отличается от интеллектуального момента прямого умысла. Различие состоит лишь в том, что при прямом умысле виновный предвидит как неизбежность, так и вероятность наступления смерти потерпевшего; при косвенном умысле лицо предвидит лишь возможность наступления смерти потерпевшего. В тех же случаях, когда виновный предвидит неизбежность смерти, это означает, что он действует с прямым умыслом. Поэтому прав Н.И. Загородников, который считал, что в тех случаях, когда лицо умышленно ставится в условия, при которых оно неизбежно должно лишиться жизни, возможность косвенного умысла исключается[11] Н.И. Загородников, Указ. Соч. стр. 59.[11].

Волевой момент заключается в нежелании наступления смерти потерпевшего, но, тем не менее, предполагается ее сознательное допущение. При косвенном умысле виновный не желает наступления смерти потерпевшего, ибо преследует совершенно иную цель. Ради достижения этой цели лицо сознательно допускает возможность наступления смерти потерпевшего. Преступные последствия мыслятся виновным при косвенном умысле как возможный побочный результат его деятельности, направленной на достижение иных целей. Поэтому косвенный умысел при убийстве предполагает наличие прямого умысла по отношению к другим действиям.

Большое значение имеет разграничение прямого и косвенного умысла при решении вопроса об ответственности за покушение на убийство. В теории уголовного права высказывались мнения о том, что покушение на убийство может быть совершено с косвенным умыслом. Но большинство криминалистов данную точку зрения не разделяют, так как она противоречит ст. 30 УК, которая признает покушением умышленные действия, направленные на совершение преступления, то есть покушение представляет собой целенаправленное действие, возможное только с прямым умыслом, ибо, не желая достигнуть определенного результата, лицо не может покушаться на его достижение. Эту же позицию занял и Пленум Верховного Суда РФ, который в п. 3 постановления «О судебной практике по делам об умышленном убийстве» от 22 декабря 1992 года указал, что «судам следует учитывать, что если умышленное убийство … может быть совершено как с прямым, так и с косвенным умыслом, то покушение на убийство возможно лишь с прямым умыслом, то есть когда действия виновного свидетельствовали о том, что он предвидел наступление смерти, желал этого, но смертельный исход не наступил в силу обстоятельств, не зависящих от его воли»[12] «Бюллетень …», 1993 г. №2, стр. 3.[12].

При косвенном умысле волевая деятельность лица не направляется непосредственно на лишение потерпевшего жизни. Она направлена на достижение иного результата и ни одного действия, направленного на достижение смерти потерпевшего оно не совершает, а только создает опасность причинения смерти потерпевшему.

В числе обстоятельств, имеющих значение для квалификации умышленного убийства, которые характеризует субъективную сторону этого преступления, необходимо назвать мотив и цель совершения убийства.

Мотив - это побудительная причина к совершению преступления. В ч. 2 ст. 105 УК прямо указываются следующие мотивы: корысть, хулиганские побуждения, кровная месть, расовая или национальная вражда или рознь, использование органов потерпевшего. При иных мотивах убийство может быть квалифицировано по ст. 105 УК только при наличии других обстоятельств, указанных в этой статье. При отсутствии указанных выше мотивов и других обстоятельств, отягчающих умышленное убийство, применяется ч. 1 ст. 105 УК.

От мотива убийства необходимо отличать цель как признак субъективной стороны преступления. Целью является то тот интерес, то последствие, к наступлению которого стремится виновный, совершая преступление. Мотив и цель, как правило, разграничиваются в законе и имеют самостоятельные значения для квалификации некоторых видов убийства. Установление цели сокрытия другого преступления или облегчения его совершения влечет признание убийства совершенным при отягчающих обстоятельствах (п. «к» ст. 105 УК). Но мотив и цель при убийстве могут совпадать. Например, совершая убийство по корыстному мотиву, лицо стремится к достижению корыстной цели.

ГЛАВА III ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ОБСТОЯТЕЛЬСТВ, ОТЯГЧАЮЩИХ УМЫШЛЕННОЕ УБИЙСТВО.

Обстоятельства, отягчающие ответственность многообразны, их содержание неодинаково и значение при определении наказания также различно. В Общей части УК определяется содержание обстоятельств, отягчающих и смягчающих ответственность. Эти обстоятельства учитываются при назначении наказания за каждое преступление, за исключением тех случаев, когда некоторые из них включены законодателем в состав того или иного преступления в качестве элемента состава. Тогда названные обстоятельства становятся признаками, определяющими квалификацию содеянного. Следовательно, основное различие между обстоятельствами, указанными в ст. 63 и ст. 105 УК, состоит в том, что они несут различную функциональную нагрузку. По мнению С.В. Бородина, «сопоставление отягчающих обстоятельств … показывает, что первые служат как бы юридической базой, определяющей содержание вторых»[13] С.В. Бородин, Указ. Соч., стр. 53;[13]. Но при этом нельзя говорить о том, что обстоятельства, влияющие на квалификацию, имеют подчиненное отношение к обстоятельствам, указанным в Общей части УК.

Каждое из обстоятельств, указанных в ст. 105 УК, имеет самостоятельное значение. Поэтому недопустимо, когда при квалификации действий лица, виновного в совершении умышленного убийства при отягчающих обстоятельствах, признается достаточным применение одного из пунктов ст. 105 УК, хотя устанавливается не одно, а несколько отягчающих обстоятельств, указанных в этой статье. На это обратил внимание и Пленум Верховного Суда РФ. В пункте 14 постановления от 22 декабря 1992 года он указал, что «умышленное убийство совершенное при отягчающих обстоятельствах, предусмотренных несколькими пунктами, должно квалифицироваться по всем пунктам, но наказание не должно назначаться по каждому в отдельности»[14] «Бюллетень …» 1993 г., №2, стр. 4;[14]. В связи с этим возникает вопрос о том, возможно ли любая совокупность обстоятельств, отягчающих умышленное убийство при квалификации его по ст. 105 УК РФ.

Нельзя квалифицировать убийство по совокупности п.п. «з», «и», «б», «к», «л» и «м» ст. 105 УК в любом сочетании этих обстоятельств, характеризующих мотив и цель деятельности виновного. С.В. Бородин правильно замечает, что «лицо, совершая преступление, всегда подчиняет свое поведение какому-либо одному мотиву, который и определяет смысл и содержание, как цели, так и совершенных действий»[15] С.В. Бородин, Указ. Соч., стр. 55.[15]. Поэтому убийство из корыстных побуждений нельзя одновременно признать совершенным из хулиганский побуждений.

Что касается других отягчающих обстоятельств (п.п. «д», «е», «г», «а», «н», «в» ст. 105 УК, то их совокупность с определением мотивов и целью при совершении убийства возможна, причем допустимы любые сочетания.

Для общей характеристики обстоятельств, отягчающих умышленное убийство, а также для уяснения их сущности, определенное значение имеет их классификация. Большинство авторов классифицируют отягчающие обстоятельства по элементам состава преступления. Этим делается попытка дать систематическое изложение отягчающих обстоятельств и подчеркнуть, что они тесно связаны с составом преступления. При всем этом, единого подхода к вопросу о классификации отягчающих обстоятельств в теории уголовного права не существует.

ГЛАВА IV ОТЯГЧАЮЩИЕ ОБСТОЯТЕЛЬСТВА, ХАРАКТЕРИЗУЮЩИЕ СУБЪЕКТИВНЫЕ СВОЙСТВА УБИЙСТВА

И ЛИЧНОСТЬ ВИНОВНОГО.

1. Убийство из корыстных побуждений или по найму, а равно сопряженное с разбоем, вымогательством или бандитизмом (п. «З» ч. 2 ст. 105 УК).

Данный вид убийства в соответствии с разъяснениям Пленума Верховного Суда РФ от 22 декабря 1993 года прежде всего охватывает лишение жизни потерпевшего, продиктованное стремлением виновного получить какую-либо материальную выгоду для себя или других лиц (деньги, вещи, имущественные права, право на недвижимость и т.п.) или обусловленное намерением избавится от материальных затрат (возврата имущества, долга, оплаты услуг, выполнения имущественных обязательств, уплаты алиментов и др.).

Для правильной квалификации убийства из корыстных побуждений важное значение имеет раскрытие содержания этих побуждений.

Примером корыстного убийства, совершенного с целью избавления от определенных материальных затрат, может служить следующий пример.

Екатеринбургским областным судом Е. был осужден по п. «З» ст. 105 УК РФ. Он был признан виновным в совершении корыстного убийства. Узнав, что его жена обратилась в суд с заявлением о расторжении брака и взыскании алиментов на дочь, и желая освободиться от уплаты последних, Е. решил убить свою дочь. Забрав ее из детского сада, он завел ее под железнодорожный мост и задушил. В данном случае корыстный мотив проявился в желании освободиться от уплаты алиментов, поэтому квалификация по п. «з» вполне обоснованна[16] «Бюллетень…», 1997 г., №11, стр. 1.[16].

Корыстное убийство может иметь место и тогда, когда оно совершено не только с целью завладения или удержания определенного имущества, но и в целях получения иной материальной выгоды. Например, убийство с целью занятия более высокого оплачиваемой должности.

Вовсе не обязательно, чтобы корыстные побуждения получили удовлетворение в результате убийства. Важно, чтобы посягательство на жизнь потерпевшего обусловливалось этим мотивом, чтобы он возник до совершения убийства.

Не следует квалифицировать по п. «з» ч. 2 ст. 105 УК случаи убийства, совершенного в связи с неуплатой потерпевшим обусловленной суммы или в связи с тем, что потерпевший не отдает долг. В таких ситуациях виновный понимает, что в результате совершения преступления должник не сможет удовлетворить его материальные интересы и он не получит никакой материальной выгоды. В основе этого убийства лежат не корыстные побуждения, а месть, и поэтому ссылка на п. «з» ч. 2 ст. 105 УК была бы ошибочной. Точно так же убийство из мести, а не из корыстных побуждений налицо при лишении жизни собственником имущества вора, застигнутого на месте совершения преступления.

Если убийство совершено при разбойном нападении, сопряжено с вымогательством или бандитизмом, то содеянное образует совокупность преступлений и квалифицируется по п. «з» ч. 2 ст. 105 УК и соответственно по статьям 162, 163 и 209 УК.

Корыстное убийство может иметь место и тогда, когда получение материальной выгоды в результате смерти потерпевшего внешне выглядит вполне законно. В качестве современного примера этого вида корыстного убийства можно назвать так называемые «квартирные убийства». Пенсионерам, а иногда и алкоголикам, предлагается пожизненное содержание в обмен на оформление завещания на квартиру. После оформления соответствующих документов владельцы квартир бесследно пропадают. Чаще всего выясняется, что они были убиты из корыстных побуждений с целью завладения квартирой. В подобных случаях виновный сам непосредственно не изымает имущество, так как оно может перейти в его собственность на основании закона. В этих случаях виновный стремится представить насильственную смерть как естественную, не связанную с насилием.

Убийство по найму по смыслу данной нормы также предполагает корыстный мотив: виновный соглашается лишить жизни потерпевшего, как правило, за материальное вознаграждение.

Весьма актуальным сейчас является заказное убийство, когда виновный соглашается лишить жизни другого человека за определенное вознаграждение.

В качестве примера можно привести следующее дело. Приморским областным судом Б. был осужден за корыстное убийство. Он был признан виновным в совершении корыстного убийства при следующих обстоятельствах. К., зная о том, что Б. отбывал наказание за совершения преступления, предложила ему убить своего мужа за пять тысяч долларов США. Б. согласился и в назначенное время пришел к К. домой, где уже находился ее муж. Б. нанес ему удар ножом, причинив ранение с повреждением сердца, от которого тот скончался на месте. Вина Б. в совершении преступления была полностью доказана и его действия были обоснованно квалифицированы по п. «з» ч. 2 ст. 105 УК[17] «Бюллетень…», 1997 г. №11, стр. 7;[17].

По мнению М.К. Аниянца, «для признания убийства корыстным не требуется, чтобы корыстная цель в результате преступления была достигнута»[18] М.К. Аниянц. «Ответственность за преступление против жизни по действующему законодательству союзных республик», М. 1964 г. стр. 80;[18]. В связи с этим убийство будет признаваться корыстным и в том случае, когда у потерпевшего не оказалось имущества или обнаружилось, что получение имущественной выгоды не представляется возможным, либо убийца не успел воспользоваться результатами преступления.

В тоже время нельзя рассматривать как убийство из корыстных побуждений, например, убийство, сопряженное с завладением имущества, когда мысль завладеть имуществом появилась у виновного лишь после совершения убийства.

Так, А. был осужден по п. «з» ч. 2 ст. 105 УК и п. «в» ч. 3 ст. 162 УК. Он был признан виновным в совершении указанных преступлений при следующих обстоятельствах. Получив получку, А. встретился со своим другом и решил ее отметить. После распития спиртных напитков они вместе пошли домой, но по дороге между ними возникла ссора. А. ударил своего друга кулаком, а затем бутылкой, после чего нанес множество ударов в лицо и голову потерпевшего. Когда потерпевший был мертв, А. вытащил у него из кармана документы, деньги, часы и другие мелкие вещи. В данном случае действия виновного были квалифицированы неправильно, так как ограбление трупа после убийства не свидетельствует о наличии корыстного мотива[19] «Практика прокурорского надзора при расследовании судами уголовных дел», М. 1998 г., стр. 244;[19].

Значительная часть убийств из корыстных побуждений совершается при разбойном нападении с целью завладения чужим имуществом. Разбой определяется в ст. 162 УК как «нападение с целью хищения чужого, совершенное с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия».

Пленум Верховного Суда в п. 5 постановления от 22 декабря 1992 г. разъяснил, что если умышленное убийство совершается при разбойном нападении, содеянное следует квалифицировать по совокупности указанных преступлений, поскольку разбой не охватывается диспозицией ст. 105 УК.

Но для того, чтобы на практике правильно разрешить вопрос о том, в каких случаях при убийстве из корыстных побуждений совершенное преступление следует квалифицировать по п. «з» ч. 2 ст. 105 УК, а в каких по совокупности преступлений, следует четко разграничить убийство, совершенное из корыстных побуждений и убийство, совершенное при разбойном нападении. По вопросу о критериях разграничения указанных убийств в науке уголовного права нет единого мнения.

Некоторые авторы считали, что основным критерием разграничения является способ убийства. Если убийство было совершено путем открытого нападения при наличии сознания о совершаемом нападении у потерпевшего, то преступление следует квалифицировать как корыстное убийство, совершенное при разбойном нападении. В остальных случаях - только как корыстное убийство.

М.Д. Шаргородский считал, основным критерием момент перехода имущества, указывая, что при разбойном нападении имущество переходит к виновному немедленно, а при корыстном убийстве момент перехода имущества отдален от момента совершения убийства[20] М.Д. Шаргородский, Указ. Соч. стр. 175.[20].

А.А. Пионтковский считал, что основным критерием разграничения является факт нападения. Если корыстное убийство связано с нападением, то оно заключает в себе признаки разбойного нападения. Если же корыстное убийство на связано с нападением, то такое деяние следует квалифицировать только как корыстное убийство без ссылки на ст. 162 УК.

Э.Ф. Побегайло считает, что «критерием такого разграничения является наличие или отсутствие обязательной совокупности двух признаков… Если убийство совершено: во-первых, путем нападения; во-вторых, с целью завладения имуществом непосредственно в момент преступления, то налицо совокупность корыстного убийства и разбоя»[21] Э.Ф. Побегайло. Указ. Соч. стр. 96.[21].

Итак, единого критерия, разграничения наука уголовного права не выработала, поэтому возникает необходимость проанализировать приведенные выше позиции отдельных авторов.

Открытое нападение не может быть критерием разграничения, так как законодательство не предусматривает данного признака в качестве одного из обязательных при разбое.

Наличие факта разбойного нападения также не может быть критерием разграничения. Трудность в том и заключается, что при корыстном убийстве могут быть все внешние признаки разбоя: нападение, насилие, цель завладения имуществом. Наличие факта разбойного нападения - это уже вывод, а не критерий разграничения.

Недостатком позиции Э.Ф. Побегайло является то, что он, во-первых, не определяет объема понятия «нападение», а во-вторых, не говорит о том, какие именно объективные данные свидетельствуют о совершении убийства путем нападения. В то же время, в своей работе он не считает совокупностью корыстного убийства и разбоя случаи отравления быстродействующим ядом и немедленного ограбления трупа. Это позволяет сделать вывод о том, что под нападением Э.Ф. Побегайло понимает совокупность активных поведенческих актов, направленных на физическое подавление потерпевшего и преодоление сопротивления последнего. Но такая трактовка недостаточно точна. Под нападением следует понимать любое неожиданное выступление против кого-нибудь с целью нанесения ущерба.

Следовательно, наиболее правильной следовало бы признать точку зрения М.Д. Шаргородского. Если убийство совершено с целью завладения имуществом, и виновный завладевает имуществом в момент совершения убийства или непосредственно после убийства, то содеянное должно квалифицироваться по совокупности, как корыстное убийство и разбой. Во всех остальных случаях квалификация по совокупности исключается.

Субъективная сторона корыстного убийства может выражаться как в форме прямого, так и косвенного умысла. Достиг ли виновный поставленной цели или нет, значения не имеет. При совершении виновным лишь корыстного убийства он действует с прямым умыслом, преследуя цель получения материальной выгоды. В этих случаях виновный сознает, что убийство помогает ему в достижении корыстной цели и желает его совершить. Если корыстное убийство совершается при разбойном нападении, виновный действует с прямым или косвенным умыслом, то есть завладевая имуществом, он может безразлично относится к причинению смерти потерпевшему.

При этом во всех случаях в деяниях лица должен устанавливаться корыстный мотив. Лицо должно сознавать, что действует в целях получения материальной выгоды или избавления от материальных затрат. При отсутствии такого мотива деяние не может быть квалифицированно как убийство из корыстных побуждений.

Так, З. был осужден по п. «з» ч. 2 ст. 105 УК. Он был признан виновным в совершении корыстного убийства Д. в целях избавления от возврата долга. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда признала данную квалификацию неправильно, указав, что З. не уклоняется от уплаты долга. Кроме того, о наличии долга знал муж Д. чьей совместной собственностью являлось имущество, переданное З. Следовательно, убийство не освобождало З. от уплаты долга. Поэтому данное убийство не может быть квалифицировано как совершенное из корыстных побуждений.[22] «Бюллетень…», 1997 г. №12, стр. 6;[22]

2. Убийство из хулиганских побуждений (п. «и» ч. 2 ст. 105 УК).

Действующее уголовное законодательство рассматривает как совершенное при отягчающих обстоятельствах умышленное убийство из хулиганских побуждений. Поэтому для того, чтобы правильно квалифицировать деяние по этому пункту ст. 105 УК необходимо выяснить, что представляют собой хулиганские мотивы.

Пленум Верховного Суда РФ в п. 6 постановления от 22 декабря 1992 года разъяснил, что по п. «и» ст. 105 УК следует квалифицировать умышленное убийство, совершенное на почве явного неуважения к обществу и общепринятым нормам морали, когда поведение виновного является открытым вызовом общественному порядку и обусловлено желанием противопоставить себя окружающим, продемонстрировать пренебрежительное к ним отношение.

«Хулиганские мотивы - пишет Э.Ф. Побегайло, - заключаются не только и не столько в стремлении удовлетворить потребность в озорстве, сколько в стремлении открыто противопоставить свое поведение общественному порядку, общественным интересам, показать свое пренебрежение окружающим, проявить цинизм, жестокость, дерзость, учинить буйство и бесчинство, показать грубую силу и пьяную «удаль», отомстить кому-либо за незначительную обиду, за справедливо сделанное замечание и т.п.».[23] Э.Ф. Побегайло, Указ. Соч. стр. 101;[23]

С.В. Бородин добавляет, что «часто хулиганские побуждения обусловлены уродливым пониманием свободы своих действий, смысл которых очень четко выражает формула «мне все дозволено».[24] С.В. Бородин. Указ. Соч. стр. 6;[24] Совершая убийство из хулиганских побуждений, виновный получает удовольствие от самого факта лишения жизни человека, либо от таких действий, которыми человек может быть лишен жизни.

Для убийства из хулиганских побуждений характерно, что оно нередко совершается без всякого повода со стороны потерпевшего. Хулиган, желая разрядиться, сорвать на ком-либо свою безосновательную злобу, начинает беспричинно приставать к окружающим, инициирует различные конфликты и кончает, порой тем, что убивает совершенно незнакомого ему человека. В качестве примера убийства, которое совершается без всякого повода можно привести следующий случай.

К. был осужден по п. «и» ч. 2 ст. 105 УК. Он был признан виновным в совершении убийства из хулиганских побуждений при следующих обстоятельствах. находясь в состоянии алкогольного опьянения, К. пришел на территорию городского парка и подошел к столу, у которого стоял Ж., и без какого-либо повода из хулиганских побуждений, ударом ножа в спину убил его. Свидетели происшедшего утверждали, что никакой ссоры или драки между К. и Ж. Не было, а К. просто подошел к столу и ударил Ж. Ножом. В данном случае действия К. были обоснованно квалифицированы по п. «и» ч. 2 ст. 195 УК.[25] «Практика надзора…», стр. 141.[25]

Как указывалось выше, убийство из хулиганских побуждений зачастую совершается без всякого видимого повода. Однако было бы неправильно относить данное преступление к так называемым безмотивным убийствам, ибо оно совершается из желания показать свое пренебрежение к обществу. К тому же умышленное убийство вообще не может быть совершено безмотивно.

Умышленным убийством из хулиганских побуждений следует считать и убийство, совершенное по незначительному поводу, вызванному различными обстоятельствами объективного и субъективного характера. В таких случаях налицо явное несоответствие содеянного и повода к совершению преступления. Так С. был осужден по п. «и» ч. 2 ст. 105 УК. Он признан виновным в совершении убийства из хулиганских побуждений при следующих обстоятельствах. С. находился дома и распивал спиртные напитки, а его сын сделал ему замечание по поводу их неумеренного потребления. В ответ С. ударил сына несколько раз, а затем задушил. Суд обоснованно квалифицировал действия С. как убийство из хулиганских побуждений с использованием незначительного повода, как предлога для убийства.[26] «Бюллетень…», 1997 г. №1, стр. 5;[26]

Не всякое демонстративно совершенное в общественном месте убийство рассматривается как совершенное из хулиганских побуждений. На это специально обращено внимание в постановлении Верховного Суда от 22 декабря 1992 года. Убийство из ревности, мести и других побуждений, возникающих на почве личных отношений, вне зависимости от места его совершения не должно квалифицироваться по п. «и» ч. 2 ст. 105 УК. Не может квалифицироваться по этой статье и убийство в ссоре или драке, если зачинщиком их явился потерпевший, а также, если поводом к конфликту послужило его неправомерное поведение. Виновный в этих случаях действует не из хулиганских побуждений, так как его противоправное деяние спровоцировал потерпевший.

Если лицом, помимо убийства из хулиганских побуждений, до или после него совершены иные умышленные действия, образующие хулиганство, то содеянное следует квалифицировать по п. «и» ч. 2 ст. 105 и ст. 213 УК.

Так, С. был осужден по вышеуказанным статьям. Он был признан виновным в совершении указанных преступлений при следующих обстоятельствах. Около трех часов ночи, находясь в нетрезвом состоянии, С. начал скандалить со своими сестрами Т. и К. С. ударил одну из них рукой по лицу, Т. испугавшись, убежала в другую комнату. С. догнал ее и продолжал избивать. Находящийся в комнате В. попытался остановить С. и ударил его по лицу. Тогда С. достал нож и ударил В., который от полученного ранения скончался. Квалификация содеянного по совокупности п. «и» ч. 2 ст. 105 и ст. 213 УК вполне обоснована, так как помимо убийства С. совершил еще действия, свидетельствующие о проявлении явного неуважения к обществу.[27] «Практика надзора …», стр. 247.[27]

Убийство, предусмотренное п. «и» ч. 2 ст. 105 УК, может быть совершено не только с прямым, но и с косвенным умыслом. Совершая убийство из хулиганских побуждений с косвенным умыслом, виновный совершает действие, направленное против личности потерпевшего, но при этом безразлично относится к возможному наступлению его смерти, сознательно допускает ее наступление.

3. Убийство лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга (п. «б» ч. 2 ст. 105 УК).

Подобного рода умышленное убийство может иметь место в тех случаях, когда выполнение потерпевшим своего служебного или общественного долга породило у виновного намерение совершить убийство и обусловило совершение этого преступления.

Этот вид убийства предполагает, что виновный действует с целью воспрепятствования правомерной деятельности потерпевшего по осуществлению служебной деятельности или выполнению общественного долга, а также по мотиву мести за такую деятельность. Поэтому вовсе не обязательно, чтобы убийство имело место непосредственно в процессе осуществления потерпевшим служебных обязанностей или выполнения общественного долга.

Как разъяснил Пленум Верховного Суда от 22 декабря 1992 года, выполнение служебной деятельности нельзя сводить лишь к реализации полномочий должностного лица. Это деятельность любого лица, входящая в круг его служебных обязанностей, которые вытекают из трудового договора с государственными, муниципальными и иными (негосударственными) зарегистрированными в установленном порядке предприятиями и организациями, деятельность которых не противоречит действующему законодательству. Следовательно, потерпевшим может быть любое лицо, выполняющее возложенные на него служебные обязанности.

Выполнение общественного долга - это осуществление гражданами как специально возложенных на них общественных обязанностей, так и совершение других действий в интересах общества или отдельных лиц (пресечение правонарушений, сообщение органам власти о подготавливаемом или совершенном преступлении и т.п.).

Так, С. был осужден по п «б» ч. 2 ст. 105 УК. Он был признан виновным в совершении умышленного убийства при следующих обстоятельствах. С. систематически употреблял спиртные напитки, приходил на работу в нетрезвом виде, совершал прогулы. Старший бухгалтер Ст., выполняя свой служебный долг, не начислила заработную плату С. за время прогулов и сообщила об этом администрации. За эти действия С. решил убить Ст. Он пришел на работу с ружьем и выстрелом в голову убил Ст. В данном случае Ст. была обязана осуществлять контроль за правильностью проводимых расходов, и в частности за начислением зарплаты С. Поэтому действия С. были совершенно обосновано квалифицированы по п. «б» ст. 105 УК.[28] «Бюллетень…», 1997 г. №5, стр. 8.[28]

Пункт «б» ч. 2 ст. 105 УК подлежит применению как в том случае, когда убийство совершено в момент выполнения потерпевшим своего служебного или общественного долга, так и в тех случаях, когда посягательство на жизнь имело место спустя значительный промежуток времени и потерпевший уже не находился при исполнении своих служебных или общественных обязанностей.

Под близкими потерпевшего понимаются как его близкие родственники (родители, дети, усыновители, усыновленные, родные братья и сестры, дед, бабушка, внуки, а также супруг), так и иные лица, интересы которых в силу сложившихся жизненных обстоятельств дороги потерпевшему (например, двоюродные братья и сестры, невеста, сожитель, друзья).

Пункт «б» охватывает только оконченное убийство близких лица, осуществляющего свою служебную деятельность или выполняющего общественный долг. Поэтому покушение на их убийство с целью заставить, например, должностное лицо не совершать законных действий по службе, квалифицируется по ст. 30 и п. «б» ч. 2 ст. 105 УК.

Однако, в тех случаях, когда убийство связано с незаконной служебной деятельностью потерпевшего (злоупотребление служебным положением, превышение власти и т.п.), квалификация по п. «б» ч. 2 ст. 105 УК исключается.

4. Убийство с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение, а равно сопряженное с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера (п. «к» ч. 2 ст. 105 УК).

Пункт «к» ч. 2 ст. 105 УК предусматривает различные мотивы совершения убийства, каждый из которых необходимо рассматривать в отдельности.

а) Совершение убийства с целью скрыть другое преступление.

Повышенная опасность для общества данного вида убийства состоит в том, что виновный, совершая преступление, преследует цель освобождения от ответственности за другое преступление, не останавливаясь перед лишением жизни другого человека.

Так, Е. был осужден по ст. 132 и п. «к» ч. 2 ст. 105 УК. Он был признан виновным в насильственных действиях сексуального характера с применением физического насилия и убийстве с целью скрыть совершенное преступление при следующих обстоятельствах. Е. познакомился с Г., пригласил его домой, где с применением физического насилия совершил насильственные действия сексуального характера (акт мужеложства). После этого Е. убил Г., так как опасался, что последний заявит о совершенном преступлении. Квалификация по п. «к» вполне обоснована, так как цель сокрытия другого преступления очевидна.[29] «Бюллетень …», 1997 г., №10, стр. 6;[29]

Цель скрыть преступление при убийстве может охватывать как уже совершенное преступление или покушение на него, так и преступление только еще намеченное к исполнению.

Убийца подлежит ответственности как в тех случаях, когда скрывает свое преступление, так и тогда, когда он указанным путем желает скрыть преступление, совершенное каким-либо другим лицом.

Жертвой убийства, совершенного с целью скрыть другое преступление, может быть как лицо, пострадавшее от ранее совершенного преступления, так и иные лица, которым стало или могло стать известно о ранее совершенном или готовящемся преступлении, и в отношении которых у виновного возникло подозрение, что они могут его разоблачить. К таким лицам относятся: свидетели; лица, которым убийца рассказал о совершенном преступлении; соучастники преступления; лица, у которых находятся доказательства преступления и т.д.

В тоже время необходимо отметить, что если убийство совершено уже после того, как указанные лица сообщили соответствующим органам о совершенном преступлении и убийца знал об этом, то мотивом убийства будет месть в связи с выполнением потерпевшими своего общественного долга. Поэтому квалифицироваться подобное убийство будет по п. «б» ч. 2 ст. 105 УК.

Умышленное убийство, совершенное с целью скрыть другое, совершенное самим убийцей преступление должно квалифицироваться не только по п. «к» ч. 2 ст. 105 УК, но по совокупности также и по статье, предусматривающей ответственность за преступление, которое пытается скрыть убийца.

б) Совершение убийства с целью облегчить совершение преступления.

Этот вид умышленного убийства имеет место в случаях, когда преступник с целью облегчить совершение задуманного преступления убивает какое-либо лицо, чтобы затем уже совершить намеченное преступление. К этому же виду относятся и случаи, когда преступник совершает убийство в процессе другого преступления с целью облегчения его совершения. При этом не имеет значение, мог ли потерпевший действительно помешать совершению преступления или убийца лишь предполагал это.

Для убийства, совершенного с целью облегчить совершение другого преступления не имеет значение, было ли совершено задуманное преступление или нет. Даже в том случае, если лицо добровольно откажется от совершения другого преступления, его действия будут квалифицированы по п. «к» ч. 2 ст. 105 УК.

Интересным представляется мнение, высказанное Н.И. Загородниковым. В своей работе он пишет, что: «если виновный, совершив убийство, тем самым намеревался облегчить совершение другого преступления, то эти действия, помимо убийства, образуют состав подготовки к совершению другого преступления».[30] Н.И. Загородников, Указ. Соч. стр. 136.[30] Следовательно, действия виновного должны квалифицироваться по п. «к» ч. 2 ст. 105 и ст.30 УК, предусматривающей ответственность за готовящееся преступление.

в) Умышленное убийство, сопряженное с изнасилованием.

Пленум Верховного Суда РФ в п. 10 Постановления от 22 декабря 1992 года разъяснил, что под убийством, сопряженным с изнасилованием, следует понимать убийство в процессе изнасилования или с целью скрыть его, а также совершенное, например, по мотивам мести за оказанное при изнасиловании сопротивление.

Такое убийство может быть совершено как с прямым, так и с косвенным умыслом. С прямым умыслом совершаются убийства, когда виновный стремится скрыть совершенное изнасилование и лишает жизни потерпевшего после изнасилования. С прямым умыслом совершаются также и убийства, когда виновный убивает потерпевшего спустя какое-то время после изнасилования в связи с намерениями потерпевшего подать заявление в органы власти об изнасиловании.

Несколько другой характер носят убийства, которые совершаются при преодолении сопротивления жертвы. В этих случаях убийство может быть совершено с косвенным умыслом.

Убийство, сопряженное с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера, зачастую (но не всегда) выступает как разновидность убийства «с целью скрыть другое (статьи 131, 132 УК РФ) преступление». Пленум Верховного Суда РФ разъяснил, что под таким убийством следует, кроме того, понимать убийство в процессе изнасилования или с целью скрыть его, а также убийство, совершенное по мотивам мести за оказанное при изнасиловании (или попытке изнасилования) сопротивление.

Учитывая, что при этом совершаются два самостоятельных преступления, содеянное следует квалифицировать по п. «к» ч. 2 ст. 105 и ст. 131 или 132 УК.

5. Убийство совершенное неоднократно (п. «н» ч. 2 ст. 105 УК).

Данный вид убийства предполагает, что виновный противоправно лишает жизни человека не в первый раз (по крайней мере, вторично). При этом не требуется, чтобы за первое преступление лицо было осуждено: достаточно, чтобы со дня его совершения не истек срок давности (ст. 78 УК), а если осуждение за него имело место - не была погашена или снята судимость (ст. 86 УК).

Высказанная точка зрения, что п. «н» может применяться лишь в том случае, если ранее было совершено убийство при отягчающих обстоятельствах. Представляется, что это мнение небесспорно, так как неоднократность преступлений образует совершение двух или более преступлений, предусмотренных одной статьей или частью статьи УК (ч. 1 ст. 16 УК). Поэтому как ранее совершенное убийство при отягчающих обстоятельствах (ч. 2 ст. 105 УК), так и «простое» убийство (ч. 1 ст. 105 УК) могут образовать с вновь совершенным убийством, предусмотренным данной статьей, признак неоднократности. Совершение иных видов убийства, ответственность за которые установлена статьями 106, 107, 108 УК, после умышленного причинения смерти другому человеку, охватываемого ст. 105 УК, не может квалифицироваться по п. «н» ч. 2 ст. 105 УК.

Неоднократным убийством признается независимо от того, что первое преступление лицо совершило не в качестве исполнителя, а иного соучастника, не сумело довести начатое (первое) преступление до конца (то есть, совершило покушение на убийство). При этом, как вытекает из постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22 декабря 1992 года, если виновный не был осужден за ранее совершенное убийство или покушение на него, подпадающее соответственно под ч. 1 ст. 105 УК или ст. 30 УК и ч. 1 ст. 105 УК, то это его деяние подлежит самостоятельной квалификации, а последнее убийство в зависимости от того, окончено оно или нет, следует квалифицировать по п. «н» ч. 2 ст. 105 либо ст. 30 и п. «н» ч. 2 ст. 105 УК.

Самостоятельная квалификация деяний должна осуществляться также в следующих случаях:

а) если вначале совершается покушение на убийство при отягчающих обстоятельствах (ч. 2 ст. 105 УК), а затем оконченное преступление - убийство при отягчающих обстоятельствах либо без таковых (ч. 1 ст. 105 УК);

б) когда сначала совершается убийство при отягчающих обстоятельствах, а потом покушение на убийство при отягчающих обстоятельствах или без них.

Если виновный в разное время совершил два покушения на убийство, предусмотренное ч. 2 ст. 105 УК, за первое из которых он не был судим, содеянное в целом следует квалифицировать по ст. 30, п. «н» ч. 2 ст. 105 УК и, кроме того, по тем ее пунктам, которые предусматривают отягчающие обстоятельства обоих покушений на убийство.

Если виновный совершил убийство, предусмотренное ч. 2 ст. 105 УК, и не был осужден за него, а затем совершил такое же преступление, оба деяния должны квалифицироваться лишь по второй части ст. 105 УК с соответствующими пунктами, включая п. «н».[31] «Бюллетень…» 1993 г. №2, стр. 5.[31]

Убийство, предусмотренное ст. 105 УК, - наиболее опасное преступление против личности, относящееся к категории особо тяжких преступлений. Оно не охватывается составом других, в том числе особо тяжких деяний, и квалифицируется по совокупности соответствующих статей (например, кроме ст. 105 - по статьям 126, 131, 205, 206, 209 УК).

6. Убийство по мотиву национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды либо кровной мести (п. «л» ч. 2 ст. 105 УК).

Доминирующим мотивом этого вида убийства выступает стремление виновного подчеркнуть неполноценность потерпевшего в силу принадлежности его к той или иной национальности (расе) или конфессии либо, наоборот, пропагандировать исключительность своей национальной (расовой, религиозной) принадлежности. Сюда же относится желание возбудить, спровоцировать соответствующую вражду или рознь (например, вызвать массовые беспорядки, дать повод для репрессий). Так называемые «ритуальные» убийства, мотивом которых явились национальная, расовая или религиозная ненависть, квалифицируются по п. «л» ч. 2 ст. 105 УК.

Убийством данного вида охватывается лишение жизни потерпевшего другой национальности (расы) или вероисповедания, нежели виновный, а также принадлежащего к той самой этнической группе или конфессии. В последнем случае виновный стремится спровоцировать обострение межнациональных (религиозных) отношений на определенной территории или мстит потерпевшему за несогласие поддержать националистическую (религиозную) дискриминацию.

Основанием для кровной мести всегда выступает кровная обида, являющаяся следствием, например, убийства, надругательства над женщиной, грубых оскорблений. Субъектом убийства из кровной мести могут быть лишь лица национальностей и народностей, у которых до настоящего времени сохранился данный обычай. По обычаям кровной мести может быть лишен жизни не только сам обидчик, но и его родственники, однако в основе убийства должна обязательно лежать кровная, а не иная месть. Совершено данное преступление может быть на территории проживания коренного населения, а также за ее пределами, независимо от времени возникновения кровной обиды.

В тоже время необходимо отметить, что не имеет значения, относится ли к группе населения, придерживающейся обычая кровной мести, потерпевший. Поэтому непосредственным объектом преступления может быть жизнь лица, принадлежащего к любой национальности.

7. Убийство, совершенное группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой (п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК).

Этот квалифицирующий признак означает, что лишение жизни потерпевшего осуществляется в любой форме соучастия, предусмотренной ст. 35 УК.

Групповой способ значительно облегчает совершение убийства безотносительно к тому, было ли оно заранее оговорено или совершено несколькими лицами без предварительного сговора. Вместе с тем необходимо учитывать, что преступление признается совершенным группой, если в его совершении совместно участвовали два или более исполнителя без предварительного сговора, а группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном его совершении.

Это означает, что субъектами убийства непременно выступают соисполнители, то есть лица, которые непосредственно участвовали в лишении жизни потерпевшего (оказывали на него физическое воздействие).

Как указал Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 22 декабря 1992 года, в качестве исполнителей убийства следует признавать лиц, которые действовали совместно, с умыслом, направленным на совершение этого преступления, и непосредственно участвовали в процессе лишения жизни потерпевшего.

Если наряду с исполнителем убийства в совершении этого преступления участвовали организатор, подстрекатель или пособник, деяние квалифицируется следующим образом: исполнителя - по ст. 105 УК, остальных соучастников (если они одновременно не являются исполнителями преступления) по ст. 33 и ст. 105 УК.

Убийство, совершенное организованной группой, то есть устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений (не обязательно убийства), квалифицируются только по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК без ссылки на ст. 33 УК. Это объясняется тем, что все участники организованной группы независимо от фактического выполняемой каждым из них в процессе убийства роли, признаются соисполнителями совместно совершаемых преступлений.

ГЛАВА V ОТЯГЧАЮЩИЕ ОБСТОЯТЕЛЬСТВА, ХАРАКТЕРИЗУЮЩИЕ ОБЪЕКТИВНЫЕ СВОЙСТВА УБИЙСТВА.

1. Убийство, совершенное с особой жестокостью (п. «д» ч. 2 ст. 105 УК).

Об особой опасности для общества такого убийства свидетельствуют обстоятельства его совершения, которые могут проявится в способе действий виновного, в безразличном отношении к страданиям потерпевшего и других лиц.

Правильное применение п. «д» ч. 2 ст. 105 УК находится в зависимости от того, что понимается под «собой жестокостью». Относя особую жестокость к обстоятельствам, отягчающим умышленное убийство, закон вместе с тем не называет критерии, по которым убийство должно быть, признано совершенным с особой жестокостью.

Особая жестокость может быть связана с причинением жертве особых страданий. В п. 8 постановления от 22 декабря 1992 года пленум Верховного Суда РФ указал, что признак особой жестокости наличествует, в частности, в случаях, когда перед лишением жизни или в процессе совершения убийства к потерпевшему применялись пытки, истязания или совершалось глумление над жертвой, либо, когда убийство совершено способом, который заведомо для виновного связан с причинением потерпевшему особых страданий (нанесение большого количества телесных повреждений, использование мучительно действующего яда, длительное лишение пищи, воды и т.п.).

Так, Ж. был осужден по п. «д» ч. 2 ст. 105 УК. Он был признан виновным в совершении убийства при следующих обстоятельствах. Ж., находясь в состоянии алкогольного опьянения, связал свою сожительницу Б. веревкой, облил ее бензином, бросил на нее горящую спичку и выбежал из дома.[32] «Бюллетень …», 1998 г., №2, стр. 15.[32] Действия Ж. были обосновано квалифицированы судом по п. «д» ч. 2 ст. 105 УК, так как убийство совершено способом, который заведомо для виновного связан с причинением особых страданий потерпевшей.

Пленум Верховного Суда РФ в указанном постановлении признал и то, что особая жестокость может выражаться также и в совершении убийства в присутствии близких потерпевшему лиц, когда виновный сознавал, что своими действиями причиняет им особые страдания. Здесь об особой жестокости свидетельствует характер действий виновного, выражающийся в надругательстве над чувствами близких к потерпевшему лиц, в присутствии, которых совершается преступление.

Так, Ч. был осужден по п. «д» ч. 2 ст. 105 УК. Он признан виновным в совершении убийства с особой жестокостью своей жены. Суд в приговоре указал, что Ч. совершил убийство в присутствии детей, причинив своей жене множество телесных повреждений, в связи с чем его действия подлежат квалификации по п. «д» ч. 2 ст. 105 УК.[33] «Бюллетень…», 1997 г. №5, стр.7;[33]

Установить признаки особой жестокости нельзя без анализа субъективной стороны данного преступления. В каждом случае должно быть выяснено отношение виновного не только к последствиям, но и к особой жестокости как обстоятельству, отягчающему убийство. В том случае, если установлено, что действуя определенным образом виновный сознавал только опасность своих действий, но не сознавал, что причиняет потерпевшему особые страдания, его действия не могут быть квалифицированы по п. «д» ч. 2 ст. 105 УК.

Так К. был осужден по п. «д» ч. 2 ст. 105 УК. Он был признан виновным в совершении убийства при следующих обстоятельствах. К. и С. распивали спиртные напитки и между ними произошла ссора, в ходе которой К. стал избивать С. и нанес ему множество ударов руками и ногами в голову, грудь и другие части тела, душил его, в результате чего от острой механической асфиксии наступила смерть С. Президиум Верховного Суда РФ переквалифицировал действия К. на ч. 1 ст. 105 УК. Действительно, сам факт нанесения множества ударов и сдавливания шеи не может свидетельствовать об особой жестокости убийства. Этот способ наличествует в случаях, когда убийство совершено способом, который заведомо для виновного связан с причинением потерпевшему особых страданий. А данных о том, что при совершении преступления К. сознавал это, в деле не имеется. Следовательно, действия К. нельзя квалифицировать по п. «д» ч. 2 ст. 105 УК.[34] «Бюллетень…», 1998 г. №6, стр.7;[34]

Н.И. Загородников предлагал считать проявлением особой жестокости - расчленение трупа. С.В. Бородин считал эту точку зрения ошибочной, указывая, что «расчленение трупа чаще всего связано с целью уничтожения или сокрытия следов преступления».[35] С.В. Бородин, Указ. Соч., стр. 100.[35] На эту позицию встал и Пленум Верховного Суда РФ, который в п. 8 постановления от 22 декабря 1992 года указал, что уничтожение или расчленение трупа с целью сокрытия преступления, а также проявленный виновным каннибализм не может быть основанием для квалификации убийства как совершенного с особой жестокостью.

2. Убийство, совершенное общеопасным способом (п. «е» ч. 2 ст. 105 УК).

К числу обстоятельств, квалифицирующих умышленное убийство, закон относит и способ, опасный для жизни многих людей. Таким способом следует считать действия, которые создают опасность наступления смерти многих лиц, хотя умысел виновного мог быть направлен только на лишение жизни определенного лица.

Закон не перечисляет способов, при которых убийство квалифицируется ао п. «е» ч. 2 ст. 105 УК, предоставляя суду право в каждом отдельном случае, исходя из обстоятельств дела, решать этот вопрос.

Для правильной квалификации деяний по п. «е» ч. 2 ст. 105 УК необходимо ответить на вопрос, что следует понимать под опасностью для жизни многих людей. Пленум Верховного Суда РФ в п. 9 постановления от 22 декабря 1992 года указал, что для квалификации умышленного убийства как совершенного способом, опасным для жизни многих лиц, необходимо установить, сознавал ли виновный, осуществляя умысел на убийство определенного лица, что он применяет такой способ причинения смерти, который опасен для жизни не только одного человека. Следовательно, п. «е» ч. 2 ст. 105 УК подлежит применению во всех случаях, когда способ убийства создает опасность лишения жизни другого лица или других лиц наряду с потерпевшим.

Так, П. был осужден по ч. 1 ст. 111, ч. 1 ст. 115 и п. «е» ст. 105 УК. Он признан виновным в совершении указанных преступлений при следующих обстоятельствах. П. проснулся ночью от лая собак и решил, что у него из сада совершается кража. Тогда он взял ружье, вышел в сад и выстрелил в ту сторону, откуда слышался шум. Этим выстрелом один несовершеннолетний был убит и двое получили телесные повреждения. Действия П. обосновано, квалифицированы по п. «е» ч. 2 ст. 105 УК. Он, являясь охотником со стажем, осознавал характер своих действий и сознательно допускал причинение смерти и телесных повреждений другим лицам. Следовательно, П действовал с косвенным умыслом на убийство, совершенное способом, опасным для жизни многих людей.[36] «Бюллетень…», 1998 г., №9, стр.4;[36]

При характеристике способа убийства, как опасного для жизни многих людей, необходимо, чтобы эта опасность была реальной, а не мнимой или предполагаемой, чтобы причинение смерти или иного вреда было очевидным в данных условиях.

Убийство, совершенное общеопасным способом, имеет место:

когда виновный, желая лишить жизни определенное лицо, совершает действия, создающие опасность для жизни многих людей;

когда виновный, не имея цели лишения жизни определенного лица, совершает действия, создающие опасность для жизни многих людей.

Так, А. был осужден по ч. 1 ст. 222 и п. «е» ч. 2 ст. 105 УК. Он был признан виновным в совершении указанных преступлений при следующих обстоятельствах. А. изготовил и установил на своем садовом участке взрывное устройство, которое должно было сработать при открывании калитки. Когда группа подростков попыталась проникнуть на участок, произошел взрыв и трое подростков погибли. Действия А. обосновано, квалифицированы по п. «е» ч. 2 ст. 105 УК. Он сознавал опасность своих действий, предвидел возможные последствия и сознательно допускал их наступление.[37] «Бюллетень…» 1997 г. №5, стр.7[37]

В результате совершения убийства общеопасным способом смерть может быть причинена сразу нескольким лицам. Если у виновного, применяющего общеопасный способ был умысел на убийство двух и более лиц, то его действия следует квалифицировать по п. «е» и «а» ч. 2 ст. 105 УК, как убийство двух или более лиц, совершенное общеопасным способом.

Правильная квалификация по п. «е» ч. 2 ст. 105 УК зависит также от выяснения признаков субъективной стороны этого преступления. Установлению подлежит характер умысла виновного, как в отношении потерпевшего, так и в отношении лиц, для жизни которых способ опасен. Чаще всего виновный при таком убийстве преследует цель лишения жизни какого-то определенного лица и безразлично относится к тому, что он ставит в опасность жизнь других лиц. Следовательно, в отношении потерпевшего он действует с прямым, а в отношении других лиц с косвенным умыслом. Но в различных ситуациях возможны случаи, когда вид умысла по отношению к потерпевшему будет совпадать с видом умысла в отношении других лиц.

3. Убийство женщины, заведомо для виновного находившейся в состоянии беременности (п. «г» ч. 2 ст. 105 УК).

По п. «г» ч. 2 ст. 105 УК умышленным убийством, совершенным при отягчающих обстоятельствах признается убийство женщины, заведомо для виновного находившейся в состоянии беременности. Квалификация данной группы убийств по ст. 105 УК связана с тем, что они имеют особую общественную опасность. Убивая женщину, находящуюся в состоянии беременности, виновный фактически посягает на две жизни --на жизнь потерпевшей и на жизнь будущего ребенка. Именно поэтому закон ставит жизнь беременной женщины под усиленную охрану.

Это убийство предполагает обязательную осведомленность (заведомость) виновного о беременности потерпевшей. В общей теории уголовного права под заведомостью понимается способ указания в законе на то, что субъект достоверно знает о наличии тех или иных обстоятельств. Применительно к данному случаю заведомость предполагает осведомленность виновного о том, что потерпевшая находится в состоянии беременности. При этом продолжительность беременности, а также источник знания о ней не меняют квалификации содеянного. Не имеет юридического значения и то, погиб или нет в результате посягательства на жизнь женщины плод.

Так, А. был осужден по п. «г» ч. 2 ст. 105 УК. Он был признан виновным в том, что, находясь в состоянии алкогольного опьянения, из ревности кухонным ножом убил свою беременную жену. Тот факт, что виновный знал о беременности жены, был подтвержден в суде свидетельскими показаниями. Поэтому действия виновного были обосновано, квалифицированы по п. «г» ч. 2 ст. 105 УК.[38] «Бюллетень …», 1197 г., №8, стр. 7;[38]

Следует отметить, что убийство беременной женщины, даже в связи с тем, что при этом уничтожается плод, является убийством, совершенным при отягчающих обстоятельствах. Состояние беременности, особенно в последние ее месяцы, делает женщину менее подвижной, менее сильной, менее способной к тому, чтобы уклониться от нападения, чтобы оказать сопротивление нападающему, а в ее организме превалирующими становятся процессы торможения. Такое положение беременной женщины сближает ее с положением лица, находящегося в беспомощном состоянии, облегчает убийце осуществление его замысла.

Такие убийства могут совершаться на почве ревности и по другим различным мотивам, а подчас и сопровождаться особой жестокостью. Но ни ревность, ни другие мотивы не имеют значение для квалификации, поскольку они не относятся к отягчающим обстоятельствам.

4. Убийство двух или более лиц (п. «а» ч. 2 ст. 105 УК).

Повышенная общественная опасность убийства двух или более лиц, характеризуется особой тяжестью преступных последствий, так как жизни лишаются несколько человек.

Отличительным признаком данного вида убийства является то, что убийство двух или более лиц представляет собой совокупность нескольких убийств, совершенных одновременно либо на протяжении короткого промежутка времени. Кроме того, все эти убийства охватываются единым преступным намерением виновного. Это положение было отражено в п. 11 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22 декабря 1992 года. В нем указывается, что при совершении убийства двух или более лиц содеянное следует квалифицировать по п. «а» ч. 2 ст. 105 УК, если действия виновного охватывались единством умысла и совершены, как правило, одновременно.

Так, Е был осужден по п. «а» ч. 2 ст. 105 УК. Он был признан виновным в совершении указанного преступления при следующих обстоятельствах. Е., А. и С. распивали спиртные напитки. Между ними произошла ссора, в ходе которой Е. ударил А. и С. бутылкой по голове, После этого он взял топор и ударил по голове, шее и другим частям тела потерпевших и убил обоих. В данном случае действия виновного охватывались единством умысла и совершены одновременно, поэтому квалификация по п. «а» ч. 2 ст. 105 УК вполне обоснована.[39] «Бюллетень…», 1997 г., №5, стр. 4[39]

В том случае, если между первым и последним убийством прошло значительное время или если эти убийства не связаны между собой единством преступного намерения, то последнее убийство следует квалифицировать как повторное.

В литературе большое внимание уделялось тому, как квалифицировать одновременное убийство одного лица и покушение на убийство другого. Э.Ф. Побегайло считал, что при установлении того, что умысел направлен на убийство двух и более лиц, убийство одного человека и покушение на жизнь другого следует квалифицировать только по п. «а» ч. 2 ст. 105 УК , так как понятием убийство охватываются и случаи покушения.

Иную позицию занял Пленум Верховного Суда РФ, который указал, что убийство одного и покушение на жизнь другого не может рассматриваться как оконченное преступление - убийство двух или более лиц. Поскольку преступное намерение убить двух лиц, не было осуществлено по причинам, не зависящим от воли виновного, содеянное следует квалифицировать по ст. 105 и ст. 30 УК или ч. 2 ст. 105 УК.

Умысел на убийство двух или более лиц - обязательный признак, указывающий на единство преступного намерения виновного. При признании разновременного убийства двух или более лиц, объединенного единством преступного намерения, должен быть установлен только умысел, а при одновременном убийстве - возможен не только прямой, но и косвенный умысел.

Убийство двух или более лиц может быть квалифицировано по совокупности с убийством, совершенным способом опасным для жизни многих людей. Такая квалификация будет иметь место в тех случаях, когда лицо, совершая преступление, ставит перед собой конкретную цель - убийство двух или более лиц и осуществляет его способом, при котором создается опасность для жизни других лиц. Преступление будет квалифицироваться по совокупности п.п. «а» и «е» ч. 2 ст. 105 УК и в том случае, если виновный совершит убийство двух или более лиц, независимо от характера умысла, способом, опасным для жизни многих людей, в отношении которых он действовал с косвенным умыслом.

5. Убийство лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, а равно сопряженное с похищением человека либо захватом заложника (п. «в» ч. 2 ст. 105 УК).

Рост случаев захвата заложников и похищений в последние годы, а также новая оценка степени тяжести посягательства на жизнь человека, находящегося в беспомощном состоянии, потребовали от законодателя включить этот признак в состав убийства при квалифицирующих обстоятельствах.

Беспомощное состояние означает, что потерпевший в силу определенных физиологических и иных причин лишен возможности, оказать сколько-нибудь эффективное сопротивление убийце, который осознает это и рассчитывает воспользоваться таким состоянием жертвы. Так, по п. «в» ч. 2 ст. 105 УК следует квалифицировать убийство потерпевшего, находящегося в обмороке, бессознательном состоянии, тяжелой степени опьянения, тяжело больного, престарелого или спящего человека. В некоторых случаях подобное убийство может образовать противоправное лишение жизни малолетнего ребенка.

Убийство, сопряженное с похищением человека либо захватом заложников, квалифицируется по совокупности преступлений, предусмотренных п. «в» ч. 2 ст. 105 и соответственно статьями 126 или 206 УК.

6. Убийство в целях использования органов или тканей потерпевшего (п. «м» ч. 2 ст. 105 УК). Развитие медицины привело к возможности успешного осуществления пересадки ряда жизненно важных органов и тканей человеческого организма (сердце, печень, почки, селезенка и т.д.). В связи с этим появилась потребность в соответствующем донорском материале, что в свою очередь, может вызвать совершение убийств с целью использования органов и тканей потерпевшего непосредственно для пересадки нуждающемуся лицу с целью последующей продажи заинтересованным организациям и лицам. Поэтому в законе предусмотрена повышенная ответственность за такого рода убийство.

Субъектом этого преступления может быть как медик, обладающий специальными знаниями, так и лицо, действующее с прямым умыслом и преследующее указанную цель. Однако если виновный совершил убийство, руководствуясь корыстными побуждениями, то оно квалифицируется по п. «з» ч. 2 ст. 105 УК, а если руководствовался иными мотивами (например, стремлением спасти жизнь или улучшить здоровье близкого человека, обеспечить медицинский эксперимент) - по п. «м» ч. 2 ст. 105 УК.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В данной работе была сделана попытка, дать юридическую характеристику квалифицированному убийству, а также рассмотреть основные вопросы, возникающие при квалификации убийств по ст. 105 УК.

И хотя данная тема достаточно разработана наукой уголовного права, о чем свидетельствует большое количество серьезных монографических работ, анализ судебной практики показывает, что избежать ошибок в применении уголовного закона, особенно по делам об убийствах, очень трудно. Поэтому перед судебными, прокурорскими и следственными органами должны быть поставлены задачи поиска путей к правильному применению уголовного закона на практике. И основная роль в выполнении этих задач должна принадлежать Верховному Суду РФ, который собирает и изучает информацию о практике применения уголовного закона, а также дает руководящие разъяснения по применению тех или иных норм материального права.

Безусловно, успешная борьба с умышленными убийствами невозможна без совершенствования уголовного закона на практике. Но и сами нормы материального права должны нуждаться в корректировке в зависимости от того, какая ситуация складывается в стране.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ:

1.Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 22 декабря 1992 г., «О судебной практике по делам об умышленных убийствах», Бюллетень Верховного Суда РФ, 1993 г., №2;

2.Комментарий к Уголовному Кодексу РФ, под ред. А.И. Наумова, М., 1996 г.

3.М.К. Аниянц, Ответственность за преступление против жизни по действующему законодательству союзных республик, М., 1964 г.;

4.С.В. Бородин Ответственность за убийство: квалификация и наказание по российскому праву, М., 1994 г.;

5.Н.И. Загородников, Преступление против жизни по советскому уголовному праву, М., 1961 г.;

6. Э.Ф. Побегайло, Умышленное убийство и борьба с ним, Воронеж, 1965 г.;

7. М.Д. Шаргородский, Преступления против жизни и здоровья,М.,1948 г.

8.Курс советского уголовного права, М. 1971 г., т. 2, 5;

9.Бюллетень Верховного Суда РФ, 1997 г., №1, 5, 6, 9, 11;

10.Бюллетень Верховного Суда РФ, 1998 г., №1, 5, 8, 9, 10, 12;

11. Практика прокурорского надзора при расследовании судами уголовных дел, М., 1988г.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий