регистрация / вход

Уголовная ответственность за вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления

МВД РОССИИ КРАСНОДАРСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ СТАВРОПОЛЬСКИЙ ФИЛИАЛ КАФЕДРА УГОЛОВНОГО ПРАВА, КРИМИНОЛОГИИ И УГОЛОВНО- ИСПОЛНИТЕЛЬНОГО ПРАВА КУРСОВАЯ РАБОТА

МВД РОССИИ

КРАСНОДАРСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ

СТАВРОПОЛЬСКИЙ ФИЛИАЛ

КАФЕДРА УГОЛОВНОГО ПРАВА, КРИМИНОЛОГИИ И УГОЛОВНО-

ИСПОЛНИТЕЛЬНОГО ПРАВА

КУРСОВАЯ РАБОТА

ТЕМА: «Уголовная ответственность за вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления».

Выполнил : курсант 3 курса, 31 «В» группы

специальность 030565.01

Сериков Роман Владимирович

Научный руководитель: _____________________

(ученая степень, ученое звание, должность)

_______________________________________________________________ (инициалы, фамилия)

Допущена к защите: _________________________

(дата)

_______________________________________________________________

(подпись научного руководителя)

Дата защиты «___» __________200__ г.

Оценка: __________________________________________

(подпись научного руководителя)

Ставрополь 2009 год

ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение ……………………………………………………………………. 3-5

Глава 1. Понятие и сравнительно-правовая характеристика вовлечения несовершеннолетнего в совершение преступления ….. 6-16

1.1.Исторические аспекты формирования уголовного законодательства России в части ответственности за вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления ………………………………………………... 7-13

1.2.Ответственность за вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления в уголовном законодательстве зарубежных стран ……. 14-16

Глава 2. Уголовно-правовая характеристика вовлечения несовершеннолетнего в совершение преступления ……………….. 17-26

2.1.Субъективные и объективные признаки вовлечения несовершеннолетнего в совершение преступления …………………... 18-24

2.2.Квалифицированный и особо квалифицированный составы вовлечения несовершеннолетнего в совершение преступления …………………... 24-26

Заключение ……………………………………………………………… 27-28

Список использованной литературы ………………………………... 29-30

Ведение

Положение малолетних и несовершеннолетних лиц в российском обществе, второе десятилетие переживающем глобальные преобразования политического, экономического, социального, правового и иного характера, отличается определенной двойственностью. С одной стороны, идет процесс формирования нормативной базы, закрепляющей и расширяющей их правовой статус. С другой – механизм, гарантирующий реализацию прав и законных интересов малолетних и несовершеннолетних до настоящего времени не достаточно разработан. Причина - социально-экономический и политический кризис, поразивший наше общество в середине 80-х г.г. прошлого столетия.

Сильнейший экономический спад, возрастающая дифференциация населения на имущих и неимущих, разрушение позитивных ценностных ориентации, упадок культуры – отрицательно влияют на формирование подрастающего поколения. Как следствие, неудержимое распространение среди малолетних и несовершеннолетних алкоголизма, наркомании и токсикомании, беспризорничества, бродяжничества, попрошайничества. Еще более угрожающим представляется рост преступности несовершеннолетних, изменение ее количественных и качественных показателей.

Более чем в 30 % случаев малолетние и несовершеннолетние совершают антиобщественные деяния и преступления в результате целенаправленного воздействия на них взрослых лиц[1] . В 2006 г. было зарегистрировано свыше 21.000 преступлений, связанных с вовлечением несовершеннолетнего в совершение преступления или иных антиобщественных действий (ст. 150 и 151 УК РФ). Отсюда становится очевидной повышенная общественная опасность указанных преступлений. Не случайно поэтому глава 20 УК РФ 1996 г. открывается статьями, обеспечивающими охрану прав и интересов несовершеннолетних от данной группы преступных обстоятельств.

В последнее время в средствах массовой информации широко освещается проблема преступности и противоправного поведения несовершеннолетних. Тревога общества за судьбу детей понятна, так как антисоциальный характер поступков, поведения несовершеннолетнего опасен не только его конкретным сиюминутным результатом, но и тем, что формирует сознание и мировоззрение, создает ценностные установки и жизненные ориентации, привычки и навыки подстать этим поступкам и поведению. Кроме того, несовершеннолетние преступники - это резерв «взрослой» преступности. Зачастую преступному поведению несовершеннолетних предшествует правонарушающее поведение.
Одним из направлений борьбы с правонарушениями среди несовершеннолетних являются выявление и привлечение к ответственности взрослых лиц, вовлекающих несовершеннолетних в преступную и антиобщественную деятельность. Негативное влияние взрослых преступников не только способствует совершению преступлений подростками, но и нередко придает им более организованный и дерзкий характер. Законодатель обращает внимание на данный отрицательный фактор и указывает на необходимость его установления при расследовании уголовных дел в отношении подростков (п.З ч.1 ст. 421 УПК РФ).

Уголовный кодекс РФ 1996 г. в сравнении с предшествующим законодательством внес в конструкцию норм, устанавливающих уголовную ответственность за вовлечение несовершеннолетних в разного рода преступную деятельность, весьма существенные изменения и дополнения. И, тем не менее, позиция законодателя в описании признаков анализируемых нами деяний не безупречна. Нельзя признать последовательной судебную практику по данным преступлениям, наблюдаются разночтения и в постановлениях высшей судебной инстанции, и в обвинительных приговорах судов по конкретным уголовным делам. Нет единства мнений по ряду актуальнейших вопросов уголовной ответственности за вовлечение несовершеннолетнего в преступления и иную антиобщественную деятельность и в науке уголовного права. Да и само понятие «вовлечение» остается малоизученным и потому малопонятным.

Вышесказанное обосновывает актуальность заявленной проблемы, ее теоретическое и практическое значение.

Целью работы является анализ уголовно-правовых аспектов, связанных с уголовной ответственностью за преступления, посягающие на нормальное нравственное и физическое развитие несовершеннолетних посредством вовлечения их в совершение преступлений; рассмотрение этих аспектов в историческом и современном ракурсе, а также на примере иностранных государств.

Названная цель предопределила постановку и решение следующих задач:

- изучение истории развития российского уголовного законодательства в области охраны несовершеннолетних от вовлечения их в совершение преступлений;

- анализ современного уголовного законодательства России, устанавливающего уголовную ответственность за аналогичные преступления;

- исследование социальных и криминологических проблем уголовной ответственности лиц, виновных в совершении преступлений, предусмотренных ст. 150 УК;

- рассмотрение основных понятий, образующих объективные и субъективные признаки составов преступлений, закрепленных в ст.150 УК;

- изучение спорных вопросов, возникающих при квалификации преступлений, предусмотренных ст. 150 УК.

Глава 1. Понятие и сравнительно-правовая характеристика вовлечения несовершеннолетнего в совершение преступления

На современном этапе развития российского общества существенную угрозу его национальной безопасности составляет преступность. Вызывая тревогу и озабоченность со стороны политиков, работников правоохранительных структур, исследователей, криминальная ситуация в стране демонстрирует крайне негативную динамику совершаемых преступлений, в том числе и преступлений против интересов развития и воспитания несовершеннолетних, количество которых за последние десять лет удвоилось. Необходимость защиты детей от криминального насилия и криминализирующего влияния взрослых, осознанная мировым сообществом и национальным законодателем, обусловила принятие ряд нормативно-правовых актов, направленных на пресечение преступной деятельности лиц, пытающихся привить несовершеннолетним взгляды и убеждения преступного мира и их личного поведения. Особое место занимает Уголовный Кодекс Российской Федерации, предусматривающий ст. 150 ответственность за вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления.
Норму о вовлечении несовершеннолетних в совершение преступлений можно отнести к числу традиционных уголовно-правовых запретов. Эта норма, возникнувшая в российском законодательстве в середине XIX столетия и неоднократно корректировавшаяся, всегда сохраняла свою социальную значимость - защищать нравственные интересы подрастающего поколения, препятствовать распространению преступности в подростковой среде, дисциплинировать лиц, ответственных за воспитание несовершеннолетних.
В современных условиях непрекращающегося роста числа соответствующих преступлений анализируемая норма приобретает особое значение. Значимость качества нормы о вовлечении несовершеннолетнего в совершение преступления определяется и тем, что она относится к числу так называемых норм с двойной превенцией, предупреждая не только преступные посягательства на несовершеннолетних, но и способствуя сокращению преступности самих несовершеннолетних.

1.1.Исторические аспекты формирования уголовного законодательства России в части ответственности за вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления.

Раскрытию содержания уголовно-правовых норм, пониманию и, уяснению сущности содержащихся в них уголовно-правовых запретов в значительной мере способствует исторический метод исследования. Знание истории российского уголовного законодательства – необходимое условие формирования наиболее четкого представления о современном уголовном законе и основных направлениях его совершенствования. Рассматривая какое-либо явление в ретроспективе, то есть с позиции того, как оно возникло, какие главные этапы прошло в своем существовании, можно объяснить, чем оно стало теперь, и определить тенденции его дальнейшего развития[2] .

Кроме того, как отмечает профессор В.В. Мальцев, историко-правовой анализ либо укрепляет основания научной концепции, отражая ее соответствие национальному законодательству и общественным традициям, либо ослабляет эти основания, показывая ее инородность к тому и другому[3] . Разработка предложений по совершенствованию уголовно-правовых норм, связанных с вовлечением несовершеннолетнего в преступление, невозможна без учета предшествующего опыта законодателя.

Первые упоминания о действиях взрослого лица, связанных с вовлечением несовершеннолетнего в преступление, встречаются в Уложении о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. Ст. 147 Уложения гласила: «когда доказано, что несовершеннолетний вовлечен в преступление другим совершеннолетним, то мера следующего ему наказания может, по усмотрению суда, быть уменьшена одной или двумя степенями, но, однако же без изменения рода определенного законом за то преступление наказания»[4] . Анализ процитированного законоположения показывает, что Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. регулировало только вопросы наказания, то есть определяло систему наказания, устанавливало порядок его назначения вовлекателю и вовлекаемому и не содержало уголовно-правовую оценку действий взрослого лица по вовлечению несовершеннолетнего в преступление.

Законодатель того времени не предлагал ни дефиницию этого понятия, ни его признаки. Он учитывал лишь факт вовлечения как результат противоправных действий взрослого лица по отношению к несовершеннолетнему, совершившему под его влиянием преступление. Тем не менее, историческое значение указанной уголовно-правовой нормы трудно переоценить. Она, по существу явилась своеобразной законодательной моделью, прообразом ныне действующей уголовно-правовой нормы.

Дальнейшее развитие исследуемых норм было связано с разработкой Проекта Уголовного Уложения 1903 года. Здесь законодатель дал возрастные разграничения потерпевшего: до 12 лет - ребенок, от 12 до 16 - малолетний; в качестве самостоятельной группы выделены лица в возрасте от 16 до 21 года. В ст. 361 главы XVIII «Посягательства на союз семейный» Уложения 1903 года предусматривалась уголовная ответственность родителей и лиц, осуществляющих попечение и надзор за малолетним, в частности, за обращение или отдачу не достигшего 17 лет для нищенствования, бродяжничества или безнравственного занятия. Уголовной ответственности подлежали также виновные в принятии такого лица для обращения в перечисленные виды антиобщественных занятий.

Периоды социальных потрясений в обществе 1917-1920 г. характеризуются резким повышением уровня антиобщественного, результатом чего стал неудержимым рост преступности. Высокая смертность взрослого населения страны явилась одной из причин быстрого увеличения числа безнадзорных детей и подростков. Многие из них, попадая в поле зрения преступных элементов, привлекались к совершению преступлений, занятию проституцией, попрошайничеством, приобщались к ведению преступного образа жизни. В целом такая ситуация свидетельствовала о перспективах роста преступности несовершеннолетних в ближайшие годы.

Данные обстоятельства активизировали деятельность законодателя по разработке соответствующих норм об уголовной ответственности за вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления или других антиобщественных действий. Так, 4 марта 1920 г. был принят декрет СНК РСФСР «О делах несовершеннолетних, обвиняемых в общественно опасных действиях», в соответствии с которым была разработана и утверждена постановлением НКЮ «Инструкция комиссиям по делам несовершеннолетних». Ст. 14 Инструкции возлагала на комиссии обязанность привлекать к судебной ответственности взрослых лиц с немедленной передачей дел о них в народный суд:

а) за подстрекательство и склонение несовершеннолетних и малолетних к совершению общественно опасных деяний;

б) за соучастие с ними в преступлении или за попустительство такового;

в) за склонение несовершеннолетнего или малолетнего к проституции и половым извращениям, за сводничество и т.п.

г) за эксплуатацию труда несовершеннолетних и малолетних;

д) за жестокое обращение с несовершеннолетними и малолетними[5] .

Данная норма, по сути, является попыткой законодателя систематизировать преступления, посягающие на процесс нормального физического и нравственного развития несовершеннолетних. Но признаки указанных преступлений описываются им весьма неточно. Во-первых, в ст. 14 Инструкции комиссиям по делам несовершеннолетних не используется понятие вовлечения, хотя оно наиболее точно отражает сущность рассматриваемых нами преступлений. Вместо него встречается понятие подстрекательства и склонения, которые в контексте этой статьи несут одинаковую смысловую нагрузку и, кроме того, не пригодны для описания преступных действий взрослых лиц, связанных с приобщением несовершеннолетних к конкретным видам преступной деятельности. Во-вторых, перечень преступных действий действий исчерпывается указанием на «общественно опасные деяния».

Положения ст. 14 Инструкции комиссиям по делам несовершеннолетних нуждались в дальнейшей законодательной доработке. Вышеуказанные недостатки могли бы быть устранены при разработке проекта первого Уголовного кодекса России послереволюционного периода. Однако этого не произошло, первый УК РСФСР 1922 г., а в последующем УК 1926 г. самостоятельной статьи, устанавливающей уголовную ответственность взрослых лиц за вовлечение несовершеннолетних в совершение преступления и антиобщественную деятельность, не имел.

Такая ситуация существовала до середины 30-х гг. и кардинально изменилась с принятием постановления ЦИК и СНК СССР от 7 апреля 1935 г. «О мерах борьбы с преступностью среди несовершеннолетних». В ст. 2 постановления указывалось: «Лиц, уличенных в подстрекательстве или в привлечении несовершеннолетних к участию в различных преступлениях, а также в понуждении несовершеннолетних к занятию спекуляцией, проституцией, нищенством и т.п., - карать тюремным заключением не ниже 5 лет»[6] . Постановление стало серьезным шагом в развитии норм, предусматривающих уголовную ответственность за вовлечение несовершеннолетних в преступную деятельность хотя, конечно, оно не было лишено недостатков. Фактически постановление установило ответственность за два самостоятельных преступления, объединенных законодателем в одну норму. При описании их объективных признаков термин «вовлечение», как и в вышеупомянутой Инструкции комиссиям по делам несовершеннолетних, не используется. Преступные действия, согласно п.2 постановления, заключались в подстрекательстве или привлечении к участию в совершении преступления, либо понуждении к совершению антиобщественных действий.

Последующее существование нормы было связано с фактом включения ее в уголовный закон. Постановлением ВЦИК и СНК от 25 ноября 1935 г. «Об изменении действующего законодательства РСФСР о мерах борьбы с преступностью несовершеннолетних, с детской беспризорностью и безнадзорностью»[7] УК РСФСР 1926 г. был дополнен ст. 732, дословно воспроизводившей текст ст. 2 постановления от 7 апреля 1935 г. Таким образом, в уголовном законодательстве России появилась специальная норма, непосредственно предусматривающая ответственность за вовлечение несовершеннолетних в преступную и иную антиобщественную деятельность.

Дальнейшее развитие норм об уголовной ответственности за вовлечение несовершеннолетних в преступную деятельность связано с принятием 27 октября 1960 г. Уголовного кодекса РСФСР[8] . В процессе его разработки учеными было высказано мнение о необходимости объединить все преступления, направленные против несовершеннолетних, в самостоятельную главу – о преступлениях против семьи и молодежи[9] . Это должно было, во-первых, способствовать повышению эффективности борьбы с преступлениями против несовершеннолетних и, во-вторых, стать одним из средств предупреждения преступности несовершеннолетних. Однако такая позиция не получила законодательного закрепления и преступления против несовершеннолетних были рассредоточены по разным главам Особенной части УК.

Уголовная ответственность за вовлечение несовершеннолетних в антиобщественную деятельность была предусмотрена ст. 210 УК РСФСР 1960 г. При этом наименование «Вовлечение несовершеннолетних в преступную деятельность» – не совпадало с содержанием статьи, поскольку диспозиция указывала на признаки двух составов преступлений: а) вовлечение несовершеннолетних в преступную деятельность; б) вовлечение несовершеннолетних в пьянство, в занятие попрошайничеством, проституцией, азартными играми, а равно использование несовершеннолетних для паразитического существования (что охватывается общим понятием антиобщественной деятельности).

То обстоятельство, что ст. 210 УК РСФСР включала в себя два самостоятельных состава преступления (вовлечение несовершеннолетнего в преступление и вовлечение несовершеннолетнего в совершение антиобщественных действий) объясняется традициями советского нормотворчества, пренебрегающим во многом смысловым значением употребляемых в законодательстве понятий. Вместе с тем, содержание этой статьи имело ряд преимуществ по отношению к предшествовавшим ей уголовно-правовым нормам. В частности, для описания рассматриваемого общественно опасного деяния законодатель применил понятие «вовлечение», наделив его весьма широким смысловым значением. В теории и практике применения закона «вовлечение» означало все известные разновидности подстрекательских действий (уговор, подкуп, угрозы, обещания и т.д.). И в этом плане законодатель, безусловно, активизировал борьбу с вовлечением несовершеннолетних в совершение преступления и совершение антиобщественных действий уголовно-правовыми средствами, усилил профилактическую функцию закона.

После распада СССР еще некоторое время действовал старый УК 1960 года, однако уже в 1996 году появился новый УК. Его принятие было неизбежно, так как новое время и новая страна этого требовала, некоторые положения просто изжили себя. Разрабатывая нормы права предусматривающие ответственность за вовлечение несовершеннолетних в совершение преступления законодатель учел правоприменительный опыт прошлого. Новый уголовный кодекс выделил в отдельную главу преступления против семьи и несовершеннолетних, кроме того в отличие от УК РСФСР 1960 года в нем были разделены и выделены в отдельные статьи составы преступлений предусматривающие ответственность за вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления и вовлечения несовершеннолетнего в совершение антиобщественных действий. Это позволило более детально и точно определить субъективные и объективные признаки этих составов преступлений однако же данное обстоятельство не исключило возможность появления новых изъянов относительно рассматриваемых составов преступления.

В добавок к вышесказанному следует также заметить что новый УК поместил в главу 20 еще ряд статей ставящих под уголовно-правовую охрану семейные отношения. Это позволяет дополнительно защитить один из важнейших социальных институтов как современности, так и прошлого – институт семьи и общественные отношения между совершеннолетними и несовершеннолетними его членами.

1.2.Ответственность за вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления в уголовном законодательстве зарубежных стран.

С исследовательской точки зрения в зарубежном законодательстве интересен период новой и новейшей истории, так как в этот период происходят коренные изменения в вопросе правового регулирования преступлений, затрагивающие интересы несовершеннолетних.

Вместе с тем необходимо рассматривать период средневековья как эпоху возникновения, развития и упадка феодального государства и права во всемирном масштабе. Средневековое право стоит на защите интересов несовершеннолетних, однако назвать или выделить группу преступлений против несовершеннолетних не представляется возможным. Выделяются следующие часто упоминаемые правовые нормы, касающиеся несовершеннолетних: 1) закрепляется их право о наследовании; 2) рассматривается момент вступления в брак (указан возраст); 3) упоминается возраст, с которого начинается уголовная ответственность. Права несовершеннолетних рассматриваются только с точки зрения семейного и гражданского законодательства, точнее, главами правовых сводов, в которых они прописаны.

Современная уголовно-правовая система имеет более сложный вид, чем исследуемый период средневековья, совершенно по-другому законодатель стал относиться к преступлениям против несовершеннолетних. Охрана интересов несовершеннолетних занимает важное место в правовых системах зарубежных государств, что находит свое отражение в уголовном законодательстве. Следует отметить, что уголовные кодексы зарубежных стран по-разному решают проблему институционализации норм о защите интересов и прав несовершеннолетних: часть их (УК Испании, Польши, ФРГ, Швейцарии) содержит отдельную главу о посягательствах против семьи и несовершеннолетних, в других же (УК Голландии, Китая) такая глава отсутствует. Несмотря на это, основной комплекс прав несовершеннолетнего в любом случае находится под уголовно-правовой охраной.

Проанализировав законодательства стран СНГ, можно сделать вывод о единстве в правовых нормах, связанных с преступлением против несовершеннолетних и семьи. Это связанно с принятием Модельного кодекса 17 февраля 1996 г. Межпарламентской Ассамблеей государств-участников Содружества Независимых Государств.

Изучение законодательства иностранных государств позволило с учетом встречающихся вариантов общественно-опасных посягательств на интересы несовершеннолетних с уверенностью сказать, что проблема жестокого обращения и ненадлежащего воспитания, а также вовлечения в совершение преступления несовершеннолетних остается актуальной для каждой зарубежной страны. Модернизация законов, реформирование уголовного права позволяют сделать вывод о заинтересованности общества и внимании государственных органов к проблеме преступлений против несовершеннолетних.

Изучение зарубежного права в его нормативно-правовом, теоретическом, доктринальном выражении во многих случаях помогает лучше понять российские правовые институты, их природу; уяснить, с чем связаны трудности их функционирования или, наоборот, выявить преимущества через сопоставление одноименных государственно-правовых институтов, принципов, норм; раскрыть общие закономерности правового развития, его направления, этапы и перспективы.

Первые серьезные шаги в сторону установления уголовной ответственности за вовлечение несовершеннолетних в совершение преступления или иных антиобщественных действий, также за неисполнение обязанностей по их воспитанию были сделаны только в ХIХ-ХХ столетиях.

Можно выделить некоторые правовые нормы зарубежных стран, которые могут быть использованы для совершенствования главы 20 УК РФ. Так, в ст. 253 УК Голландии предусмотрено наказание законного представителя ребенка, если он отдает другому лицу или оставляет под контроль другого лица ребенка младше двенадцати лет, зная, что он будет использован в целях попрошайничества или работы, опасной или вредной для здоровья. § 171 УК ФРГ грозит тюремным заключением, либо штрафом тому, кто грубо нарушает свою обязанность по попечению и воспитанию лица моложе шестнадцати лет, и тем самым создает опасность для физического или психического развития опекаемого, приводит к преступному образу жизни или к занятию проституцией. УК Австрии в § 74 раскрывает понятия: малолетнего как лица, не достигшего 14 лет и несовершеннолетнего как лица, не достигшего восемнадцатилетнего возраста. Спецификой Таджикского УК является примечание к рассматриваемым нормам, «под понятием несовершеннолетний понимаются малолетние и несовершеннолетние лица».

Проведенный сравнительно-правовой анализ норм уголовного законодательства зарубежных стран позволяет сделать вывод о едином стремлении законодателей всех стран решить проблему защиты несовершеннолетнего от негативного влияния на него взрослых лиц. Усиление гарантий безопасности детства требует установления единых стандартов в области уголовно-правовой защиты несовершеннолетних.

Вместе с тем, общество стало осознавать, что проблема преступлений против несовершеннолетних - это не только проблема государственных органов, это, прежде всего, социальная катастрофа. Так как вчерашний несовершеннолетний уже сегодня становится полноправным гражданином своего государства, а его воспитание и оказанная ему поддержка со стороны правительства и социума будут являться той основой, которая скажется на его поведении и правопонимании в его сознании.

Глава 2. Уголовно-правовая характеристика вовлечения несовершеннолетнего в совершение преступления.

Ст. 150 УК РФ называется «Вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления». Вовлечение несовершеннолетних в совершение преступления - наиболее распространенное преступление в отношении несовершеннолетних. Опасность привлечения несовершеннолетнего к преступной деятельности отражается как на его психике, влияя на естественный ход воспитания несовершеннолетнего, так и на состоянии общества через приобщение к преступной деятельности несовершеннолетних, наиболее подверженных постороннему влиянию.

Конституция РФ подчеркивает, что материнство, детство и семья находятся под защитой государства (ст. 38). Это конституционное положение развивают международно-правовые стандарты в области охраны семьи и несовершеннолетних (Всеобщая декларация прав человека 1948 года, Декларация о правах ребенка 1959 года, Международный пакт о гражданских и политических правах 1966 года, Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах 1966 года, Декларация о социальных и правовых принципах, касающихся защиты и благополучия детей, особенно при передаче детей на воспитание и усыновление на национальном и международном уровнях 1986 года, Руководящие принципы ООН для предупреждения преступности среди несовершеннолетних 1990 года, Минимальные стандартные правила ООН, касающиеся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних 1990 года, Конвенция ООН о правах ребенка 1989 года и другие).

Но не только родители обязаны проявлять заботу о детях и их воспитании, но и трудоспособные дети, достигшие совершеннолетия, должны заботиться о нетрудоспособных родителях. Интересы семьи и несовершеннолетних охраняются и нормами уголовного права, содержащимися в главе 20 УК РФ.

Таким образом, преступления против семьи и несовершеннолетних – это общественно опасные, виновные посягательства на интересы семьи – естественной и основной ячейки общества, выполняющей различные социальные функции, в том числе первичной социализации детей, а также на интересы несовершеннолетнего по нормальному физическому, психическому и нравственному развитию.

Интересы семьи и интересы несовершеннолетнего обособлять можно лишь условно, так как они тесно взаимосвязаны и взаимообусловлены, нарушение одних неминуемо влечет нарушение других охраняемых уголовным законом прав.

2.1.Субъективные и объективные признаки вовлечения несовершеннолетнего в совершение преступления.

Видовым объектом рассматриваемых преступлений являются интересы семьи и несовершеннолетних. Непосредственный объект вовлечения несовершеннолетнего в совершение преступления составляют общественные отношения в сфере гармоничного физического и нравственного развития личности. Дополнительный непосредственный объект может охватывать здоровье несовершеннолетнего (ч. 3 ст. 150 УК РФ).

Потерпевшими от преступления, предусмотренного статьей 150 УК РФ, являются лица, не достигшие восемнадцатилетнего возраста. При этом нормы данной статьи могут быть применены только в том случае, если потерпевший – несовершеннолетнее лицо, может являться субъектом того преступления в которое оно вовлекается совершеннолетним лицом. В соответствии с этим потерпевшим по ст. 150 УК РФ является лицо в возрасте от 16 до 18 лет, а в некоторых случаях, предусмотренных п. 2 ст.20 УК РФ, лицо в возрасте от 14 до 18 лет. До недавнего времени в судебной практике и науке шли споры по поводу возраста потерпевшего по ст. 150 УК РФ, однако решение этих споров было очевидным и лежало на «поверхности» - лица в возрасте до 16, а в некоторых случаях до 14 лет быть субъектами преступления не могут и не интересуют уголовное право в принципе. Они не могут совершить преступление, а следовательно и не могут быть вовлечены в совершение преступления. Данное положение дел можно было бы изменить если в названии и содержании ст. 150 УК РФ изменить категорию «преступление» на категорию «преступная деятельность», на необходимость включения данного понятия в уголовный закон в науке уголовного права указывалось неоднократно[10] , однако очевидно законодатель умышленно в ст. 150 УК РФ ставит под уголовно-правовую охрану именно эту возрастную группу. Законодатель не только не учел это предложение, напротив, в УК 1996 г. преступная деятельность не упоминается ни в нормах Общей, ни в нормах Особенной частей. Такая ситуация неизбежно приводит к возникновению пробелов в уголовном законе. Так, вовлечение малолетнего или несовершеннолетнего в преступную деятельность, безусловно, обладает более высокой степенью общественной опасности, чем вовлечение таких лиц в совершение одного преступления. Однако данное обстоятельство не получило своего отражения в действующем УК. Данный вопрос был урегулирован постановлением Пленума Верховного Суда от 14.02.2000 г. №7, который и положил конец всем спорам на эту тему. В п. 9 постановления сказано, что при совершении преступления несовершеннолетним, не подлежащим уголовной ответственности лицо, вовлекшее несовершеннолетнего в совершение этого преступления, в силу части 2 статьи 33 УК РФ несет ответственность за содеянное как исполнитель путем посредственного

причинения[11] .

Объективная сторона преступления выражается в действиях взрослого (вовлечение), которые направлены на возбуждение желания у несовершеннолетнего совершить преступление.Опыт показывает, что известные трудности как у теоретиков, так и у практиков вызывает термин «вовлечение».Ни УК РФ, ни действующее Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 14 февраля 2000 г. № 7 «О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних» не разъясняют, что именно следует понимать под вовлечением в преступление. Это вносит разногласия в деятельность правоохранительных органов и приводит к тому, что не всегда взрослые лица, вовлекшие несовершеннолетних в преступление, привлекаются к уголовной ответственности. Под вовлечением несовершеннолетнего в совершение преступления следует понимать разнообразные по характеру действия, побуждающие его участвовать в совершении одного или нескольких преступлений в качестве исполнителя или пособника. Термин «вовлечение» можно понимать двояко: как процесс по привлечению к участию в совершении преступления или как результат таких действий. В связи с этим мнения специалистов по поводу конструкции состава преступления разделились: одни считают что он формальный, другие что материальный. Некоторые ученные считают, что вовлечение будет иметь место только с началом исполнения несовершеннолетним объективной стороны того преступления в которое он вовлекается взрослым. Такой же позиции придерживался и Пленум Верховного Суда СССР. В своем постановлении «О практике применения судами законодательства по делам о преступлениях несовершеннолетних и о вовлечении их в преступную и иную антиобщественную деятельность» от 3 декабря 1976 года в п. 10 он указал: «Если несмотря на указанное воздействие подросток не стал участвовать в совершении преступления (хотя бы на стадии приготовления или покушения), действия взрослого должны расцениваться как покушение на вовлечение несовершеннолетнего в преступную деятельность»[12] . Однако уже Пленум Верховного Суда РФ в 2000 году разъясняя положения ст. 150 УК РФ указал в п. 8 постановления: «преступления, ответственность за которые предусмотрена статьями 150 и 151 УК РФ, являются оконченными с момента вовлечения несовершеннолетнего в совершение преступления либо антиобщественных действий независимо от того, совершил ли он какое-либо из указанных противоправных действий». С одной стороны хорошо что Пленум ВС РФ окончательно и однозначно разрешил проблему, определив состав преступления как формальный, однако плохо что решение этой проблемы, на мой взгляд, было найдено не совсем правильное. Своим разъяснением Пленум ВС РФ противоречит самой букве закона, так как в настоящее время привлечение к ответственности по ст.150 УК РФ возможно даже если взрослый просто побеседовал с несовершеннолетним, пытаясь его вовлечь в совершение преступления, а тот проигнорировал его слова. Во всяком случае радует хоть то, что после разъяснения на территории РФ будет вестись единая судебная практика по данному вопросу.

Кроме обязательного признака субъективной стороны (для формального состава это только деяние – вовлечение) в ст. 150 УК РФ говорится о факультативном признаке – способе, который также необходимо устанавливать для квалификации деяния как преступления. Перечень способов в ст. 150 УК РФ является неограниченным и включает: обещание, обман, угрозу, иной способ.

Обещание, какспособ вовлечения в преступление, предполагает принятие виновным лицом на себя обязательства (обязательств) предоставить определенные блага несовершеннолетнему в будущем, совершить какие-либо действия в его пользу (например, помочь устроится на работу, избежать уплаты долгов и т.д.)[13] . Условием выполнения этих действий является совершение несовершеннолетним одного или нескольких преступлений. Уверения и обязательства могут носить самый разный характер, относиться как непосредственно к несовершеннолетнему, так и другим, близким ему лицам (например, оказать помощь в лечении больной матери несовершеннолетнего).

Под обманом понимают такие слова, поступки и действия, которые намеренно вводят других в заблуждение, не соответствуют истине, являются ложными[14] . Обман означает сообщение несовершеннолетнему ложных сведений о каких-либо обстоятельствах, имеющих для него значение, либо умолчании о них, а также злоупотреблении доверием. Взрослый в таких случаях прибегает к различным хитростям, уловкам, притворству с целью вовлечь несовершеннолетнего в преступление. Как обман следует оценивать обещания, данные взрослым малолетнему или несовершеннолетнему с целью вовлечь его в преступление, которые он выполнять не собирался.

Угроза – обещание причинить какое-либо зло, неприятности, предполагает запугивание несовершеннолетнего причинением вреда его интересам или интересам его родных и близких, разглашением компрометирующих сведений или совершением других противоправных или аморальных действий. Содержание угрозы законом не ограничено, но если взрослый с целью вовлечения несовершеннолетнего в совершение преступление угрожает ему применением физического насилия, то содеянное образует квалифицированный состав преступления, предусмотренный ч. 3 ст. 150 УК РФ. Реализация угрозы не охватывается ст. 150 УК РФ и требует самостоятельной юридической оценки.

К иным способам вовлечения несовершеннолетнего в совершение преступления можно отнести широкий спектр воздействий на психику несовершеннолетнего (за исключением обещаний, обмана и угроз), побуждающих его совершить преступление: месть, подкуп, уговоры, возбуждение чувства зависти, воспитание в духе «воровской романтики» и т.д.

Так как состав данного преступления был однозначно определен Пленумом ВС РФ как формальный, то совершенно очевидно, что с субъективной стороны вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления характеризуется прямым умыслом. Более того в соответствии с п. 8 постановления Пленума ВС РФ «О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних» от 14 февраля 2000 года №7 следует устанавливать осознавал ли взрослый либо допускал, что своими действиями вовлекает несовершеннолетнего в совершение преступления. Если взрослый не знал о несовершеннолетии лица, вовлеченного им в совершение преступления, он не может привлекаться к ответственности по статье 150 УК РФ.

Цель и мотив как факультативные признаки субъективной стороны не указаны в диспозиции части 1 ст. 150 УК РФ, следовательно они не влияют на установление преступности совершенного деяния. Однако мотив подлежит обязательному установлению, так как 24 июля 2007 года федеральным законом № 211 законодатель установил его квалифицирующим признаком данного состава преступления, указав в ч. 4 ст. 150 УК РФ следующие мотивы: по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды, либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы. В добавок к вышесказанному следует заметить, что требования принципов полноты, объективности и всесторонности исследования всех обстоятельств происшедшего события, индивидуализации уголовной ответственности и наказания обязывают следствие и суд в каждом подобном случае устанавливать мотивы и цели, которыми руководствовался и ставил перед собой вовлекатель.

Субъект преступления – вменяемое, физическое лицо, достигшее 18 лет. Новым является содержащееся в уголовном законе прямое указание на возраст субъекта рассматриваемого преступления: лицо, достигшее восемнадцатилетнего возраста. Данное положение было введено в текст УК в 2003 году. Таким образом, получила законодательное закрепление позиция, согласно которой общественная опасность вовлечения несовершеннолетнего в совершение преступление заключается, в частности, в совершении его именно взрослым (совершеннолетним) лицом, обладающим в силу возраста физическими и психическими преимуществами перед вовлекаемым и использующим это преимущество для совершения преступления.

Такой подход, однако, не учитывает реалий сегодняшнего дня. С каждым годом растет число общественно опасных деяний, совершаемых лицами, не достигшими возраста уголовной ответственности и несовершеннолетними, достигшими этого возраста. Малолетние и несовершеннолетние в большинстве случаев совершают общественно опасные деяния не по собственной инициативе, а в результате целенаправленного воздействия на них несовершеннолетних лиц. Последние же достигают того уровня интеллектуального развития, который позволяет им осознавать общественную опасность совершаемых действий. При этом преступления, связанные с вовлечением малолетних в совершение общественно опасных деяний, характеризуются более высокой степенью общественной опасности, что должно быть прямо закреплено в уголовном законе.

2.2.Квалифицированный и особо квалифицированный составы вовлечения несовершеннолетнего в совершение преступления

Квалифицирующим признаком (ч.2 ст.150 УК) является совершение преступления родителем, педагогом либо иным лицом, на которое законом возложены обязанности по воспитанию несовершеннолетнего. Помимо кровных родителей (в том числе отец, признанный родителем согласно ст. 49 СК) ответственность могут нести отчим, мачеха, а также приемные родители. Не могут быть квалифицированны по ч. 2 ст. 150 УК РФ действия лица, лишенного родительских прав. Под иным лицом понимается опекун, попечитель, представитель специализированного государственного органа (комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав при органах местного самоуправления) и другие.

Частью 3 ст. 150 УК РФ предусмотрен особо квалифицированный состав: совершение рассматриваемого преступления с применением насилия или с угрозой его применения. Насилие, то есть принужденье, неволя[15] , связано с подавлением воли малолетнего или несовершеннолетнего, совершившего преступление. Физическое насилие как способ вовлечения несовершеннолетнего в совершение преступления характеризуется нанесением побоев, причинением легкого или средней тяжести вреда здоровью. Однако при причинении тяжкого вреда здоровью действия виновного образуют совокупность преступлений, предусмотренных ст. 111 и 150 УК РФ. Этот вывод можно сделать произведя сопоставительный анализ санкций указанных норм. Психическое воздействие на подростка характеризуются угрозой причинения вреда здоровью различной степени тяжести, в том числе и угрозой убийсва.

По ч. 4 ст. 150 УК РФ ответственность наступает за действия, связанные с вовлечением несовершеннолетнего в преступную группу. Особое затруднение в толковании и практическом применении ч. 4 ст. 150 УК РФ вызывает словосочетание «преступная группа». Очевидно что преступная группа – это форма соучастия в преступлении, однако в ст. 35 УК РФ в частности и в главе 7 УК РФ в целом данный термин не встречается. По всей видимости законодатель в понятии «преступная группа», с целью экономии места в тексте УК, решил объединить все формы соучастия, кроме группы лиц: группу лиц по предварительному сговору, организованную группу и преступное сообщество (преступную организацию). На мой взгляд, в свете данной статьи, такую форму соучастия, как группу лиц не уместно включать в содержание понятия «преступная группа», так как в этом случае будет иметь место ч. 1 рассматриваемой статьи.

Эксперименты такого рода могут негативно отразиться на принятии решений судами, вследствие неодинакового толкования этими судами понятия «преступная группа». Кроме того если учесть что уголовное право регулирует самые важные и серьезные общественные отношения, то можно сказать что законодатель конструируя нормы закона таким образом ставит под угрозу такие фундаментальные принципы уголовного права, как принцип законности, вины, справедливости. В данном случае, я считаю, законодателю необходимо изменить редакцию части 4 ст. 150 УК РФ и определить конкретно вовлечение в какие формы соучастия будут образовывать особо квалифицированный состав вовлечения несовершеннолетнего в совершение преступления; либо же законодателю необходимо дать определение в тексте закона что является преступной группой. Это поможет избежать указанных выше негативных последствий.

Так же рассматриваемое преступление будет квалифицированно по ч. 4 ст. 150 УК РФ в случае если несовершеннолетнее лицо вовлекалось в совершение тяжкого либо особо тяжкого преступления. Признаки тяжких и особо тяжких преступлений даны в ст. 15 УК РФ. В 2007 году к списку квалифицирующих признаков по ч. 4 ст. 150 УК РФ, добавились признаки связанные с мотивами, руководствуясь которыми совершеннолетнее лицо пыталось вовлечь или вовлекало в совершение преступления несовершеннолетнее лицо. Данный аспект был мной описан при рассмотрении факультативных признаков субъективной стороны вовлечения несовершеннолетнего в совершение преступления.

Заключение.

Уголовное право – это отрасль права, призванная охранять наиболее важные и значимые социальные институты и социальные отношения.

Семья, как социальный институт, является наиболее древней формой организации общества. Антропологи отводят семье второе место в системе значимости социальных институтов и полагают, что нижняя граница его возникновения проходит по отметке 500 тысяч лет. С тех пор семья постоянно эволюционировала, принимая множество форм и разновидностей: полигамия, моногамия, парное сожительство и т.д. Различные группы людей, этносы, государства, иные общественные образования на протяжении всего исторического развития то появлялись, то исчезали. Однако такой общественный институт как семья существовал во все времена и в любом обществе. Вышесказанное обосновывает чрезвычайную важность института семьи в обществе. Поэтому семья и все общественные отношения межу совершеннолетними и несовершеннолетними членами этого общественного института нуждаются в более тщательной защите со стороны права и государства.

В данной работе мною был тщательно и всесторонне исследован аспект уголовно-правовой охраны несовершеннолетних, как одного из элементов института семьи, от вовлечения их в преступную деятельность.

Сами правовые нормы возникли намного позже чем институт семьи, однако с возникновением права, в виде письменных источников, и особенно выделения уголовного права из общей системы права, отношения связанные с описываемым институтом были взяты по охрану и с течением времени все более совершенствовались и улучшались. Этот вывод можно сделать проанализировав историческое развитие уголовно-правовых норм.

В настоящее время в УК РФ выделена целая глава охраняющая интересы семьи и несовершеннолетних (гл. 20 УК). В этой главе предусмотрен целый ряд статей позволяющих регулировать разнообразные отношения связанные с институтом семьи. Если брать ближе к теме данной работы, то можно сказать что нормы уголовного права запрещающие вовлечение несовершеннолетних в совершение преступления также претерпели существенные изменения в положительную сторону в УК РФ 1996 года, по сравнению с УК РФСРФ 1960 года и тем более по сравнению с более ранними источниками уголовного права. Так в УК РСФСР не было отдельно главы предусматривающей охрану интересов семьи и несовершеннолетних, и даже не было отдельной статьи предусматривающей уголовную ответственность за вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления; а в УК РСФСР 1922 и 1926 вообще не было предусмотрено такого состава преступления, подобные нормы в то время содержались в отдельных нормативно-правовых актах молодого социалистического государства. Еще более ранние источники уголовного права носят разрозненный характер относительно рассматриваемой проблемы.

Рассмотрев в данной работе все аспекты уголовно-правовой характеристики вовлечения в совершение преступление несовершеннолетнего, а также отдельные проблемы квалификации данного состава преступления и ответственность за вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления; я пришел к выводу что и в настоящее время уголовный закон по данному вопросу допускает некоторые неточности и недоработки, которые были подробно рассмотрены в главе 2. Однако в конечном счете методом проб и ошибок в судебной практике и практике правоприменения, общая ситуация изменяется в лучшую сторону. Тем не менее при всем при этом нужно отметить что всегда есть к чему стремиться, более того к этому нужно стремиться, так как общество улучшая и совершенствуя нормы закона тем самым предопределяет свое благополучие в конечном результате.

Список использованной литературы:

Нормативные акты

Конституция Российской Федерации. – М., 1993.

Уголовный кодекс Российской Федерации с изменениями и дополнениями на 15.07.09г. – М., 2009.

Бюллетень Верховного Суда РФ. – 1993. – № 1.

Бюллетень Верховного Суда РФ. – 1997. – № 3.

Бюллетень Верховного Суда РФ. – 2000. – № 4.

Ведомости Верховного Совета РСФСР. – 1974. – № 29. – Ст. 782.

Ведомости Верховного Совета РСФСР. – 1987. – № 27. – Ст. 961.

Закон РСФСР от 27 октября 1960. «Об утверждении Уголовного кодекса РСФСР». //Ведомости Верховного Совета РСФСР. – 1960. – № 40. – Ст. 591.

Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 3 декабря 1976 г. «О практике применение судами законодательства по делам о преступлениях несовершеннолетних и о вовлечении их в преступную и иную антиобщественную деятельность» (с изм. и доп. от 9 июля 1982 г., 26 апреля 1984 г., 1 ноября 1985 г., 18 апреля 1986 г., от 5 декабря 1986 г.).

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 14 февраля 2000 г. № 7 «О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних»(в ред. от 06.02.2007 N 7)

Отечественное законодательство XI - XX вв. ч. II. /Под ред. О.И. Чистякова. – М., 1999.

Сборник действующих постановлений Пленумов Верховных Судов СССР, РСФСР, РФ по уголовным делам с комментариями и пояснениями. – М., 1999.

Сборник документов по истории уголовного законодательства СССР и РСФСР 1917-1952гг. /Под ред. проф. И.Т. Голикова. Госюриздат. – М., 1953.

Юридическая литература

Волков Б.С. Мотив и квалификация преступлений. – Казань, 1968.

Даль В.И. Толковый словарь русского языка. Современная версия. – М, 2000.

Зеленский А.Ф. Понятие «преступная деятельность». //Советское государство и право. – 1978. – № 10.

Игнатьев А.А. Уголовный закон охраняет права несовершеннолетних. – М., 1971.

Каневский Л.Л. Расследование и предупреждение вовлечения несовершеннолетних в преступную и иную антиобщественную деятельность. //Дисс. к. ю. н. – М., 1968.

Комментарий к Уголовному кодексу РСФСР. – М., 1971.

Комментарий к Уголовному кодексу РФ. /Отв. ред. А.В.Наумов. – М.: Юристъ, 1996.

Кривошеий П.К. Практика применения уголовного законодательства по делам о продолжаемых преступлениях. – Киев, 1990.

Кривошеий П.К. Преступление. Историческое исследование. – Киев, 1993.

Мальцев В.В. Введение в уголовное право. – Волгоград, 2000.

Мельникова Э.Б. Ювенальная юстиция: проблемы уголовного права, уголовного процесса и криминологии – М., 2000.

Примаченок А.А. Борьба с вовлечением несовершеннолетних в преступную деятельность. //Автореф. дисс. к.ю.н. – М, 1969.

Пудовочкин Ю., Чечель Г.И. Квалификация случаев вовлечения несовершеннолетних в преступную группу. //Российская юстиция. – 2000. – № 12.

Словарь русского языка в 4-х томах. Т.2. – М., 1985.

Судебная практика к Уголовному кодексу РФ. – М., 2000.

М. Гельфер. Каким должно быть законодательство об ответст-ти несовершеннолетних. //Советская юстиция. – 1958. – № 4 – С.33


[1] См.: Мельникова Э.Б. Ювенальная юстиция: проблемы уголовного права, уголовного процесса и криминологии – М., 2000. – С. 11.

[2] См.: Кривошеий П.К. Преступление. Историческое исследование. – Киев, 1993. С. 3

[3] См.: Мальцев В.В. Введение в уголовное право. – Волгоград, 2000. С.5-6.

[4] Отечественное законодательство XI - XV вв. Ч. 1. /Под ред. О.И. Чистякова. – М., 1999. – С. 353.

[5] Сборник документов по истории уголовного законодательства СССР и РСФСР 1917-1952 г.г. /Под ред. проф. И.Т. Голикова. Госюриздат. – М., 1953. – С. 75-76.

[6] Сборник документов по истории уголовного законодательства СССР и РСФСР 1917-1952гг. /Под ред. проф. И.Т. Голикова. Госюриздат. – М., 1953. – С. 381-382.

[7] См.: Сборник документов по истории уголовного законодательства СССР и РСФСР 1917-1952. /Под ред. проф. И.Т. Голякова. Госюриздат. – М., 1953. – С. 398-399.

[8] Закон РСФСР от 27 октября 1960. «Об утверждении Уголовного кодекса РСФСР». //Ведомости Верховного Совета РСФСР. – 1960. – № 40. – Ст. 591.

[9] См.: М. Гельфер. Каким должно быть законодательство об ответственности несовершеннолетних. //Советская юстиция. – 1958. – № 4. – С.33.

[10] См.: Зеленский А.Ф. Понятие «преступная деятельность». //Советское государство и право. – 1978. – № 10. – С. 98-100; Кривошеий П.К. Повторность в советском уголовном праве (теоретические и практические проблемы). – Киев, 1990. – С. 96-147.

[11] См.: БВС РФ. 2000. № 4. С. 7

[12] Сборник постановлений Пленумов Верховных судов СССР. 1924-1986. М.,1987. С. 741-742

[13] Сборник действующих постановлений Пленумов Верховных Судов СССР, РСФСР, РФ по уголовным делам с комментариями и пояснениями. – М., 1999. – С. 192.

[14] См.: Словарь русского языка в 4-х томах. Т.2. – М., 1985. – С. 531.

[15] См.: Даль В.И. Толковый словарь русского языка. Современная версия. – М., 2000. – С. 406.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий

Другие видео на эту тему