регистрация / вход

Спорные вопросы квалификации преступления, предусмотренного статьей 131 УК РФ

Содержание Введение 3 1. Эволюция состава изнасилования в российском праве 7 1.1. История формирования состава изнасилования в российском праве 7 1.2. Регламентация основного состава изнасилования в современном российском праве 19

Содержание

Введение. 3

1. Эволюция состава изнасилования в российском праве. 7

1.1. История формирования состава изнасилования в российском праве. 7

1.2. Регламентация основного состава изнасилования в современном российском праве. 19

2. Квалифицированные, особо квалифицированные составы изнасилования. 31

2.1. Квалифицирующие признаки изнасилования. 31

2.2. Особо квалифицирующие признаки изнасилования. 38

3. Спорные вопросы квалификации преступления, предусмотренного статьей 131 УК РФ.. 48

3.1. Проблема квалификации при добровольном отказе от изнасилования. 48

3.2. Спорные вопросы квалификации изнасилования, совершенного с применением насилия. 51

3.3. Проблемы разграничения изнасилования со смежными составами преступлений. 55

Заключение. 68

Список литературы.. 72

Введение

Актуальность темы дипломной работы заключается в том, что изнасилование относится к числу наиболее опасных преступлений против половой неприкосновенности и половой свободы личности. Опасность его определяется тем, что оно влечет за собой тяжкие последствия, вредно сказывается на психике и здоровье потерпевшей, отрицательно влияет на потомство, нередко приводит к расторжению браков, способствует распространению разврата, снижает культурный уровень общества.

На проблему искоренения насилия в отношении женщин, в том числе в сфере сексуальных отношений, обращено внимание международных организаций. Так, в 1993 г. была принята специальная Декларация Генеральной Ассамблеи ООН «Об искоренении насилия в отношении женщин», которая констатировала, что насилие в отношении женщины является одним из препятствий на пути достижения равенства, общественного развития. Признается, что насилие в отношении женщин - это проявление исторически сложившегося неравенства между мужчинами и женщинами, которое необходимо преодолевать, так как это нарушение прав и свобод человека.

Удельный вес изнасилований (как и половых преступлений в целом) в структуре российской преступности, с одной стороны, относительно невелик; он составлял, например, 0,29 % в 2008 г., 0,3 % в 2009 г. Но, с другой стороны, общее количество изнасилований достаточно велико (от 8000 до 10 000 в год), степень их общественной опасности высока и вред огромен. Доля изнасилований в общей структуре половых преступлений доходит до 80 % . Так называемое «досуговое изнасилование» (после «тусовок», дискотек, ресторанов и т.д.) - это в значительной степени ситуативное преступление. Но большинство изнасилований совершается с заранее обдуманным умыслом, что, по мнению криминологов, свидетельствует о глубокой моральной деградации преступников. В большей мере, чем при совершении других половых преступлений, при изнасиловании в грубой форме игнорируется воля женщины, наносится непоправимая моральная травма, физический вред ее здоровью. Для таких преступников в настоящее время характерно совершение изнасилований с особой жестокостью, стремление унизить женщину. Распространенным элементом значительного числа изнасилований стало истязание и глумление над потерпевшей.

Об особой общественной опасности изнасилования говорит и тот факт, что даже «простое» изнасилование (ч. 1 ст. 131 Уголовного кодекса РФ3), согласно ст. 15 УК РФ, относится к категории тяжких преступлений, а особо квалифицированные изнасилования — это особо тяжкие преступления.

Правильная квалификация изнасилований представляет значительные трудности для правоприменителей, поэтому совершенно справедливо, что уголовно-правовые аспекты рассматриваемой проблемы не остаются без внимания Верховного Суда России.

Существуют довольно серьезные проблемы уголовно-правовой квалификации. Нередко изнасилование оказывается сопряженным с иными действиями сексуального характера, иными тяжкими и особо тяжкими преступлениями, такими как убийство, умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, похищение человека и др. Несовершенство предложенных законодателем формулировок правовых норм, отсутствие необходимых научных рекомендаций по применению положений закона обусловили необходимость в разрешении некоторых правоприменительных проблем.

Постановление Пленума Верховного суда Российской Федерации от 15 июня 2004 г. № 11 «О судебной практике по делам о преступлениях, предусмотренных статьями 131 и 132 Уголовного кодекса Российской Федерации» хотя и ответило на некоторые существующие вопросы, но не затронуло всех аспектов проблемы, что свидетельствует о необходимости дальнейшей разработки как сугубо теоретических, так и прикладных положений уголовного закона об ответственности за рассматриваемую категорию преступлений.

Как показал анализ специальной литературы, проблема изнасилований достаточно подробно и обстоятельно исследуется в доктрине уголовного права. В конце Х1Х-начале XX вв. к исследованию преступлений в сфере сексуальных отношений обращались М.Н. Гернет, А.А. Жижиленко, П.И. Люблинский, Н.С. Таганцев, А.И. Фойницкий и другие ученые. При этом основная часть работ по данной тематике приходится на середину 70-х - начало 90-х гг. прошлого века. Это монографии А.П. Антоняна, В.П. Голубеева, Ю.Н. Кудрякова, А.Н. Игнатова, В.Н. Сафронова, Н.М. Свидлова, ряд работ Т.В. Кондрашовой и др. Сравнительно немного было публикаций по данной проблематике в периодических юридических журналах.

Значительный вклад в развитие теории квалификации преступлений против половой свободы и половой неприкосновенности личности внесли Г.З. Анашкин, Л.А. Андреева, Ю.В. Александров, Б.А. Блиндер, С.В. Бородин, Р.Р. Галиакбаров, Б.В. Даниэльбек, А.П. Дьяченко, Г.Б. Елемисов, П.Ю. Константинов, В.П. Коняхин, А.В. Корнеева, А.Н. Красиков, Г.Л. Кригер, М.И. Могачев, А.В. Наумов, П.П. Осипов, Э.Ф. Побегайло, Д.В. Ривман, Н.К. Семернева, Н.И. Трофимов, С.Я. Улицкий, М.Д. Шаргородский, Я.М. Яковлев, А.Е. Якубов и многие другие.

Объектом исследования являются общественные отношения, складывающиеся в сфере применения уголовно-правовых норм об охране половой свободы и половой неприкрсновенности личности. В качестве предмета исследования выступают нормы уголовного законодательства, а также судебно-следственная практика, связанная с квалификацией преступлений, предусмотренных статьей 131 УК РФ, а также смежных и сопряженных с ним иных составов преступлений.

Основную цель дипломной работы можно определить как исследование проблемы уголовной ответственности за изнасилование. Данная цель подразумевает, прежде всего, разработку и обоснование теоретических положений по квалификации изнасилования.

Методологическую основу работы составляют общелогические методы (анализ, синтез), диалектический, исторический, логико-юридический, сравнительно-правовой, статистический, социологический и др.

Исходя из цели работы, поставлены следующие задачи:

1. Охарактеризовать основной состав изнасилования.

2. Рассмотреть квалифицирующие и особо квалифицирующие составы изнасилования.

3. Изучить проблемы квалификации при добровольном отказе от преступления.

4. Охарактеризовать спорные вопросы квалификации изнасилования, совершенного с применением насилия.

5. Выявить проблемы разграничения изнасилования со смежными составами преступлений.

Структура работы: работа состоит из введения, трех глав, заключения и списка литературы.

1. Эволюция состава изнасилования в российском праве

1.1. История формирования состава изнасилования в российском праве

Церковное законодательство, судя по Уставу князя Ярослава о церковных судах, охраняло честь замужней женщины и дочери и наказывало за изнасилование. Русская Правда, памятник феодального права, — это светский судебник. В ней не предусматривалась защита жизни свободной женщины, а уделялось внимание только материальному ущербу, который наносило феодалу убийство принадлежащих вотчинному хозяйству ремесленницы, кормилицы или просто рабы. Значит ли это, что жизнь женщины не была защищена? Конечно, нет. В Уставе князя Ярослава за умыкание, изнасилование и избиение жены или дочери боярина установлены гривны золота, что позволяет предположить, что здесь могло иметься в виду бесчестье, нанесенное главе семьи в результате оскорбления его жены или дочери.[1]

Изнасилование боярской дочери или жены наказывалось более строго, чем изнасилование простых «чад». «Аще кто пошибать боярскую дочерь или боярскую жену, за сором ей 5 гривен золота, а митрополиту 5 гривен золота, а меньших бояр гривна золота, а митрополиту — гривна золота, нарочитых люден — два рубля, а митрополиту два рубля; простых чади — 12 гривен кун, а митрополиту 12 гривен кун, а князь казнитель» (ст. 3 Устава Ярослава).

В Уставе князя Ярослава (ст. 7) впервые в источниках феодального права предусматривается наказание за групповое изнасилование, а именно случай, когда кто-либо из мужчин пригласит к себе девушку и вместе со своими друзьями совершит групповое изнасилование. Пригласивший подвергается трехгривенному взысканию в пользу епископа и такому же взысканию в пользу девки, а его друзья облагаются рублевым штрафом.

Уголовными кодексами разных стран определяется разный круг сексуальных преступлений. При этом нередко встречается, что уголовное законодательство одной и той же страны на разных этапах её истории относит к категории сексуальных преступлений различные деяния. Так было и в истории российского уголовного права.

Впервые понятие «изнасилование» встречается нам в ХI в. в «Русской правде» - основном источнике права Киевской Руси, а именно в «Уставе Ярослава Владимировича». Данный документ регулирует семейно-брачные отношения и отношения, касаемые церковных судов. В нем говорится также о преследовании за нарушение половых отношений. Законодатель того периода говорит о этом так: «Когда наскочит на женщину на коне ...».[2] Т.е. он не дает нам четкого определения данного вида преступления. Так, впрочем, не вполне понятны и сформулированы многие другие нормы статей «Русской правды». Но в то же время можно с определенной точностью сказать, что преступление по «Русской правде» определялось не как нарушение закона или княжеской воли, а как «обида», т. е. причинение морального или материального ущерба лицу или группе лиц - уголовное правонарушение не отграничивалось в законе от гражданско-правового. Отсюда и наказание за изнасилование - денежный штраф (вира), размер которого возрастал при покушении на преступление лица привилегированного слоя.[3]

Со временем появляются новые законодательные акты. Особенно это связано с процессом появления феодальных государств на территории Руси, периодом политической раздробленности русских княжеств. В 1529 году был принят первый статут Великого княжества Литовского, который, отмечая проблему половых преступлений, постановлял: «Если кто-либо изнасиловал женщину или девушку, независимо от её сословного положения, то такой насильник должен быть приговорен к смертной казни. Если же пострадавшая пожелала бы выйти за него замуж, то это в её воле, а преступник тогда прощается». Иными словами, идет процесс ужесточения наказания за такое преступное посягательство (наказание формулирует для себя новую цель - устрашение), а само толкование понятия преступления значительно расширяется. Под преступлением понимается всякое деяние, запрещенное уголовной нормой, хотя и не причиняющее вред конкретному человеку.

В первом общероссийском («великокняжеском») Судебнике 1497 г. нашли применение нормы «Русской правды», обычного права того периода, судебной практики и литовского законодательства. Именно в этом документе преступления против нравственности (сводничество, нарушение семейных устоев и др.) вводятся в общую систему преступных деяний. Ранее же они были известны только церковному законодательству (ст.ст. 25, 26 гл. ХХП). Судебник 1550 г. во многом дублирует и развивает нормы первого Судебника.

Более полную информацию по изнасилованию дает нам Соборное уложение 1649 г. Законодатель впервые пытается создать свод всех действующих правовых норм., разделить нормы по отраслям и институтам.[4]

Изнасилование упоминается в ст. 30 гл.. VII Уложения, которая предусматривает ответственность за преступления, совершенные военнослужащими при следовании на службу или во время возвращения с неё. Здесь закон особо выделяет убийство и изнасилование как тягчайшие преступления, влекущие смертную казнь. При этом в качестве одного из доказательств указывается крестное целование, которое имеет решающее значение при рассмотрении дела, если отсутствуют другие доказательства. Однако при этом не указывается с чьей стороны должно быть крестное целование. Предположительно речь идет о присяге потерпевшего. Закон считает это доказательство в данном случае вполне достаточным для решения вопроса о вине лица, обвиняемого в совершении преступления. Соборное уложение говорит об этом так: «А будет кто ратные люди, едучи на государеву службу, или з государевы службы по домом, учнут ставится по селам и по деревням во дворех, или в гумнах для воровства, и станут грабити, и учинят смертное убойство, или женъскому полу насильство, или ... иное какое ни буди насильство кому зделают, и в том на них будут челобитчики, и по суду и по сыску про то их воровство сыщется допряма, и тех за смертное убойство и за насильство женскому полу казнити смертию. ... А будет про то дело сыскати нечем, и в том деле дати суд, и по суду и по сыску в том во всем учинити вера, крестное целование».

Также Соборное уложение ужесточает наказание для пособников в изнасиловании.

Дело начиналось с заявления потерпевшего, с обнаружения факта преступления (поличного) или с обычного наговора, не подтвержденного фактами («язычная молва»). После этого в дело вступали государственные органы: пристав с понятыми отправлялся на место происшествия для дознания. Производился «обыск» - допрос всех подозреваемых.

В период становления абсолютизма нормы Соборного уложения продолжают действовать наряду с другими нормативными актами, но постепенно они утрачивают свое значение, т. к. законодательная деятельность Петра I в области уголовного права была чрезвычайна интенсивной.[5]

Наибольший интерес из уголовно-правовых документов петровского времени представляет Артикул воинский 1715 года с кратким толкованием. Глава 20 Артикула воинского регламентирует половые преступления, рассмотрение которых ранее почти целиком относилось к компетенции церкви. При этом следует отметить, что церковная юрисдикция по данной категории дел была значительно сокращена именно при Петре I. Дела, ранее подсудные церковному суду, перешли к государственным судам. Уложение 1649 г. знает лишь две статьи, посвященных сводничеству для блуда. В свою очередь, Артикул расширяет этот список. Наряду с изнасилованием устанавливается наказание за скотоложство, мужеложестве, прелюбодеяние, двоебрачие, заключение брака в близких степенях родства, кровосмешение.

Исследователи уголовно-правовых актов России и западноевропейских государств указывают на относительную мягкость наказания за половые преступления по Артикулу воинскому в сравнении с западноевропейским законодательством. Последнее предусматривало, как правило, за них смертную казнь, осуществляемую наиболее мучительным способом.

Разъясняя статьи об изнасиловании, Артикул воинский содержит ряд интересных институтов, не свойственных нормам других документов российского права, касающихся половых преступлений. Так, артикул 167, карающий изнасилование женщины, устанавливает равное наказание независимо от того, на своей или на неприятельской земле было совершено преступление, против честной женщины или блудницы: «...насилие есть насилие, хотя над блудницею или честною женою, и надлежит... не на особу, но на дело и самое обстоятелство смотреть» и «ежели кто женской пол, старую или молодую, замужнюю или холостую, в неприятельской или дружеской земли изнасилствует, и освидетелствуется, и оному голову отсечь, или вечно на галеру послать, по силе дела». Т. е. усиление наказания за изнасилование женщины на неприятельской земле составляет особенность Артикула воинского, отличающую его от западноевропейского законодательства.

Другое интересное положение содержится уже не в самом артикуле, а в толковании к нему. Согласно норме, размещенной в примечании к статье 168, покушение на изнасилование наказывается по судебному решению независимо от того, была ли потерпевшая «скверныя женщина» или же «в доброй славе»: «Начатое изнасилствие женщины, а неокончанное наказуется по разсмотрению». При этом причины, обстоятельства, помешавшие доведению преступления до конца, должен был выяснять суд, который мог смягчить меру наказания по своему усмотрению преступление.[6]

Под действие судебного решения подпадала ситуация, о которой толкование говорит: «Скверныя женщины обыкновенно, когда в своих скверностях, иногда многия скверности учинят, предлагают, что насилством чести своей лишены и насилствованы. Тогда судье их такому предложению вскоре не надлежит верить, но подлиннее о правде выведать, и через сие насилие мочно освидетельствовать, егда изнасильствованная свидетелей имеет, что оная с великим криком других на помощь призывала, а ежели сие дело в лесу или в ином каком единаком мести учинилось, то оной женщине, хотя б она и в доброй славе была, невозможно вскоре верить. Однако же судья может при том случившияся обстоятелства разсмотреть, и егда обрящет ее честну, то может онаго пытать или к присяге привесть». И тут же перечисляются обстоятельства, могущие служить доказательствами совершения изнасилования и являющиеся подтверждением слов потерпевшей: это и «платье от обороны разодрано», и «синевы или кровавые знаки у единаго или у другаго». Жалоба женщины о совершении над ней насилия (как и данные экспертизы), принесенная «по скором деле», также являлась доказательством правдивости ее слов.

В качестве отягчающих вину обстоятельств артикул 166 упоминает насилие, а артикул 168 – похищение женщины и последующее её изнасилование. Близко к изнасилованию стояли увоз женщин для совершения развратных действий и сводничество. Как мера ответственности здесь выступала смертная казнь через отсечение головы.[7]

Считалось преступлением склонение девушки к половой связи путем обещания будущего замужества: «Если кто с девкой пребудет, или очреватит ее, под уговором, чтоб на ней женитца, то он сие содержать и на чреватой женитца весьма обязан».

По Воинскому уставу от 30 марта 1716 года (гл. 20 «О содомском грехе, о насилии и блуде», арт. 167) предусматривалось наказывать за изнасилование следующим образом: «Ежели кто женский пол, старую или молодую, замужнюю или холостую в неприятельской или дружеской земле изнасильствует и освидетельствуется, оному голову отсечь или вечно на галеру послать, по силе дела». Кроме того устанавливается и возможность со стороны женщины сокрытия потери чести путем насилия, что судья должен иметь в виду особенно в том случае, если женщина не может предъявить свидетелей, которые могли бы подтвердить, что она «с великим криком других нa помочь призывала, а ежели сие дело в лесу или в ином каком единаком месте учинилось». Но если установлено, что женщина была лишена чести против своей воли, то «может онаго пытать или к присяге привесть». В качестве доказательств, помимо живых свидетелей, могут выступать и еще следующие: «1) ежели у женщины или у насильника или у (их обоих найдется, что платье от обороны разодрано; 2) или у единаго или другаго синевы или кровавые знаки найдутся; 3) ежели изнасилованная по скором деле к судье придет и о насильствии жалобу принесет, при котором случае ее притвор и поступки гораздопримечать потребно. А ежели несколько времени о том умолчит и того часу жалобы не принесет, но умолчит единый день или более потом, то весьма по видимому видно будет, что и она к тому охоту имела».

Воинский устав (арт. 167) впервые регламентирует санкцию за изнасилование проститутки (блудницы), которая подлежит защите наравне с «честною» женщиной: «Хотя правда, некоторые права насилие над иною блудницею не жестоко наказать повелевают, однакож сие все едино, ибо насилие есть насилие, хотя над блудницею или честною женою, и надлежит судье не на особу, но на дело и самое обстоятельство смотреть, в чем саксонская права зело согласуются».

Постепенно происходит смягчение наказания за сексуальные преступления. Во времена Екатерины II под влиянием Вольтера и других французских просветителей происходит дальнейшая либерализация законодательства, отменяется смертная казнь за совершение сексуальных преступлений. В 1845 г. был принят новый уголовный кодекс «Уложение о наказаниях уголовных и исправительных», система преступлений которого включала двенадцать разделов, в том числе и раздел Х «О преступлениях против жизни, здоровья, свободы и чести частных лиц» (ст.ст. 1920-2039) и раздел ХI«О преступлениях против прав семейственных» (ст.ст. 2040-2093). Тут изнасилование упоминается как квалифицирующее обстоятельство другого преступления. Так, например, превышение власти только тогда представляло собой самостоятельный состав преступления, когда оно не соединено с другим, строже преследуемым деянием, как должностным, так и общим, например, взяточничеством или изнасилованием. В остальном применяются нормы статей аналогичные ранее принятым документам в области уголовного права.

Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г., кодифицировавшее уголовно-правовые акты, содержало специальный раздел «О преступлениях против чести и целомудрия женщин». В этом разделе были статьи о растлении девицы, не достигшей четырнадцатилетнего возраста, изнасиловании лица женского пола, имеющего более четырнадцати лет от роду. Растление признавалось совершенным при квалифицирующих признаках, если оно было совершено с применением насилия или лицом, от которого потерпевшая находилась в зависимости. При изнасиловании учитывались личность виновного и его взаимоотношения с потерпевшей (родственные, служебные отношения), наличие таких признаков, как нанесение побоев или истязание, использование ее состояния беспамятства или неестественного сна, опасность для жизни потерпевшей, а также если изнасилованию предшествовало похищение. Особо выделялись в качестве последствия смерть или растление потерпевшей.[8]

Следующим основополагающим документом в плане норм, определяющих наказание за половые преступления, явилось Уголовное уложение 1903 г. - последний по времени принятия фундаментальный законодательный акт Российской империи в области материального уголовного права. Регламентируют преступления против нравственности главы 26 «О преступных деяниях против личной свободы» и 27 «О непотребстве» Уголовного уложения. Суть статей, которых заключалась в «сводничестве для непотребства» как в целях промысла, так и с понуждением к выезду за границу; содержании притона и насильном удержании там женщин; а также в сутенерстве. При этом существует градация потерпевшей в зависимости от ее возраста. Законодатель особо выделяет положение жертвы, которая по разным обстоятельствам зависит от виновного. В качестве наказания за эти преступления выступает содержание в тюрьме или исправительном доме.[9]

В УК РСФСР 1922 г. - глава «Преступления против жизни, здоровья, свободы и достоинства личности» - был раздел о преступлениях в области половых отношений. В этом разделе содержались составы как ненасильственных преступлений, например, половое сношение с лицом, не достигшим половой зрелости; сопряженное с растлением или удовлетворением половой страсти в извращенных формах; развращение малолетних путем совершения развратных действий, так и преступлений, связанных с насильственным удовлетворением половой страсти. Изнасилование определялось как «половое сношение с применением физического или психического насилия или путем использования беспомощного состояния потерпевшего лица». В качестве квалифицирующего обстоятельства предусматривалось самоубийство потерпевшего.

В УК РСФСР 1926 г. законодатель, оставив в основном ту же систему половых преступлений, изменил формулировку состава изнасилования, определив его как «половое сношение с применением физического насилия, угроз, запугивания или с использованием путем обмана беспомощного состояния потерпевшего лица». Отягчающими обстоятельствами являлись недостижение потерпевшей половой зрелости, изнасилование несколькими лицами. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 4 января 1949 г. «Об усилении уголовной ответственности за изнасилование» были повышены санкции за это преступление и названы квалифицирующие признаки: изнасилование несовершеннолетней, изнасилование, совершенное группой лиц или повлекшее за собой особо тяжкие последствия.

УК РСФСР 1960 г. к преступлениям против личности относил пять составов половых преступлений. Это изнасилование, понуждение женщины к вступлению в половую связь, половое сношение с лицом, не достигшим половой зрелости, развратные действия в отношении несовершеннолетних и мужеложство.

Статья 131 УК 1996 года по сравнению со ст. 117 УК РСФСР 1960 г. имеет существенные отличия, которые можно свести к следующим: 1) уточнены признаки изнасилования; 2) включены новые отягчающие обстоятельства, влияющие на квалификацию преступления; 3) уточнены прежние отягчающие обстоятельства и дана их новая классификация с учетом современной оценки степени общественной опасности; 4) изнасилование четко отграничено от насильственных действий сексуального характера; 5) внесены некоторые другие изменения, имеющие значение для характеристики данного преступления, которые будут прокомментированы в процессе их дальнейшего рассмотрения.

Изнасилование - это половое сношение мужчины с женщиной, совершенное против ее воли и желания в результате физического или психического (применения угрозы) насилия или использования беспомощного состояния потерпевшей.

При изнасиловании имеется в виду насильственное совершение естественного, сложившегося в природе, полового акта между мужчиной и женщиной. Все иные насильственные «половые акты» являются насильственными действиями сексуального характера (ст. 132 УК). В связи с этим имеющиеся указания Верховных судов СССР и РСФСР о том, что насильственный половой акт с женщиной в извращенной форме следует расценивать как изнасилование в настоящее время утратили силу не только по форме, но и по существу.[10]

По одному из дел об изнасиловании Верховный Суд СССР разъяснил: «В качестве беспомощного состояния могут рассматриваться: наличие у потерпевшей физических недостатков, малолетний возраст, расстройство душевной деятельности, бессознательное или иное болезненное состояние, в силу которых она не могла понимать происходящего и оказывать сопротивление. Следовательно, половое сношение с женщиной, находящейся в состоянии опьянения, без применения физического насилия или угроз само по себе еще не является основанием рассматривать это как преступное деяние. Для подобной оценки содеянного необходимо, чтобы степень опьянения характеризовала состояние потерпевшей как беспомощное, т. е. лишала бы ее возможности сознавать окружающую обстановку, понимать значение совершаемых виновным действий или оказывать ему сопротивление».

Пленум Верховного Суда РФ в п. 5 постановления «О судебной практике по делам об изнасиловании» в редакции от 21 декабря 1993 г. указал, что если из материалов дела об изнасиловании усматривается, что беспомощное состояние потерпевшей наступило в результате применения лекарственных препаратов, наркотических средств, сильнодействующих или ядовитых веществ, то свойства и характер их действия на организм человека могут быть установлены соответствующим экспертом, заключение которого следует учитывать при оценке состояния потерпевшей наряду с другими доказательствами.[11]

Оконченным преступлением, как разъяснил Пленум в п. 1 того же постановления, изнасилование следует считать с момента начала полового акта независимо от его последствий. Иными словами, не требуется для признания преступления оконченным ни растления, ни завершения полового акта в физиологическом смысле. Одновременно Пленум указал, что действия лица, добивающегося согласия женщины на совершение полового акта путем обмана или злоупотребления доверием, например, заведомо ложного обещания вступить с ней в брак, не могут рассматриваться как изнасилование.

На основании вышесказанного:

Уголовными кодексами разных стран определяется разный круг сексуальных преступлений. При этом нередко встречается, что уголовное законодательство одной и той же страны на разных этапах её истории относит к категории сексуальных преступлений различные деяния. Так было и в истории российского уголовного права.

Впервые понятие «изнасилование» встречается нам в ХI в. в «Русской правде» - основном источнике права Киевской Руси, а именно в «Уставе Ярослава Владимировича».

В первом общероссийском («великокняжеском») Судебнике 1497 г. нашли применение нормы «Русской правды», обычного права того периода, судебной практики и литовского законодательства. Именно в этом документе преступления против нравственности (сводничество, нарушение семейных устоев и др.) вводятся в общую систему преступных деяний. Ранее же они были известны только церковному законодательству (ст.ст. 25, 26 гл. ХХП). Судебник 1550 г. во многом дублирует и развивает нормы первого Судебника.

Более полную информацию по изнасилованию дает нам Соборное уложение 1649 г. Законодатель впервые пытается создать свод всех действующих правовых норм., разделить нормы по отраслям и институтам. Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г., кодифицировавшее уголовно-правовые акты, содержало специальный раздел «О преступлениях против чести и целомудрия женщин». В УК РСФСР 1922 г. - глава «Преступления против жизни, здоровья, свободы и достоинства личности» - был раздел о преступлениях в области половых отношений. УК РСФСР 1960 г. к преступлениям против личности относил пять составов половых преступлений. Это изнасилование, понуждение женщины к вступлению в половую связь, половое сношение с лицом, не достигшим половой зрелости, развратные действия в отношении несовершеннолетних и мужеложство.

1.2. Регламентация основного состава изнасилования в современном российском праве

«Сексуальная революция» в развитых странах Запада бурно проявилась в 60-х гг. ХХ в. Хотя в 80-х гг. и утверждалось, что в нашей стране «секса нет», однако и Россию «сексуальная революция» не миновала. Так, если в 60-х гг., согласно опросам 25 студентов в возрасте до 18 лет, вступили в половую связь 29% юношей и 9% девушек, в 70-х гг. - соответственно 50 и 25%, то в начале XXI века - 70% старшеклассников имели половые контакты. А анонимное обследование ряда школ Москвы показало, что первое половое сношение у 50% опрошенных девочек состоялось в 13-14 лет, а у 9% - еще раньше.

Если обратиться к статистике таких наиболее распространенных половых преступлений, как изнасилования (около 80%), то может сложиться ошибочное впечатление, будто половая активность населения (точнее, криминогенной ее части) в последние годы несколько поубавилась. Так, в 1988 г. было совершено 10902 изнасилования и покушения на изнасилование, в 1998 г. - 15010, в 2008 г. - 9014.[12] Некоторые процессы последних лет, даже негативные, конечно, сдерживают рост этих преступлений (либерализация сексуальной сферы, делающая половые контакты более доступными, фактическая легализация проституции, распространение ВИЧ-инфекции и пр.). Однако действительное положение дел далеко от статистического благополучия.

Дестабилизация обстановки в стране, рост преступности, эскалация различных форм насилия, высокий уровень тяжких насильственных преступлений, ослабление борьбы с «фоновыми» преступлениями (хулиганство, причинение вреда здоровью, незаконное хранение и ношение оружия), увеличение количества преступлений, связанных с наркотиками, безнаказанность многих преступлений, свидетельствующая о неэффективности обращений потерпевших с заявлениями в правоохранительные органы, боязнь мести со стороны преступников - все это свидетельствует о том, что реальное количество таких наиболее тяжких половых преступлений, каким является изнасилование, в два-три раза больше официально зарегистрированного. Об этом же свидетельствует значительное уменьшение дел о покушении на изнасилование - наиболее латентных насильственных половых преступлений. В 1985 г. такие дела составляли 35% от общего количества дел об изнасиловании, а в 2005 г. - 14,1%.[13]

Высокая латентность изнасилований характерна не только для России. Для сравнения можно отметить, что в США, где уровень официально зарегистрированных изнасилований значительно выше, чем у нас (в 2005 г. там было зарегистрировано 94504 изнасилования), согласно опубликованным данным, 25% американок хотя бы раз в жизни были изнасилованы, но менее чем 10% из них сообщили об этом в соответствующие органы.[14]

Видовым объектом половых преступлений являются половая неприкосновенность и половая свобода личности. Видовым (групповым) объектом этих (половых) преступлений является совокупность общественных отношений, обеспечивающих половую неприкосновенность и половую свободу личности.

Общее для всех половых преступлений - их объективная сторона выражается в активных действиях, посредством которых причиняется вред или создается угроза его причинения половым интересам личности. По законодательной конструкции половые преступления имеют формальный характер, за исключением квалифицированных видов изнасилования. Составы половых преступлений (основные) формальные. Как нам представляется, эти утверждения неточны, ибо формальными являются не только основные составы, но и некоторые квалифицированные составы, не предусматривающие в качестве обязательного признака наступление каких-либо последствий.

Все половые преступления совершаются только с прямым умыслом. Сексуальный мотив не является их обязательным признаком, так как изнасилование возможно, например, из хулиганских побуждений, из мести, с целью добиться согласия потерпевшей на вступление в брак, а при понуждении лица к совершению действия сексуального характера с третьим лицом возможны корыстные или карьеристские мотивы и цели.

Утверждая, что сексуальные цели не являются специфическими только для половых преступлений и поэтому не могут быть положены в основу отграничения этих преступлений от других, М.Д.Шаргородский писал о возможности сексуальной цели при совершении иных (а не только половых) преступлений (например, убийства сексуальными психопатами с садистскими наклонностями; эксгибиционирование в общественном месте, грубо нарушающее общественный порядок и выражающее явное неуважение к обществу; кражи предметов женского туалета фетишистами).[15]

Субъектом половых преступлений могут быть вменяемые лица, достигшие в зависимости от состава 14, 16 и 18 лет.

Основным объектом изнасилования является половая свобода женщин, а при изнасиловании несовершеннолетней, не достигшей возраста шестнадцати лет, - половая неприкосновенность. Половая свобода представляет собой свободу выбора партнера в сексуальных отношениях лицом. Каждый человек реализует половую свободу по собственному усмотрению. Половая неприкосновенность означает запрет на сексуальные отношения с лицом, не достигшим шестнадцатилетнего возраста.

Дополнительный объект изнасилования - здоровье человека. При совершении изнасилования потерпевшей может быть только лицо женского пола независимо от возраста и других данных, которые это лицо характеризуют. Практике известны случаи изнасилования не только посторонних женщин, но и жен, сожительниц, близких родственниц и т.д.

Объективная сторона преступления определена в законе как половое сношение с применением насилия к потерпевшей или другим лицам либо с использованием ее беспомощного состояния. Уголовный закон не содержит собственного, юридического понятия полового сношения. Его очень краткое определение приведено в п. 1 постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 15 июня 2004 г. N 11 «О судебной практике по делам о преступлениях, предусмотренных статьями 131 и 132 Уголовного кодекса Российской Федерации», где говорится, что под половым сношением следует понимать совершение полового акта между мужчиной и женщиной.

С позиций правоприменения более полным представляется понятие полового сношения, используемое в медицине и определяемое как соединение (контакт) мужских и женских половых органов (коитус), т.е. введение мужского полового органа в половые органы женщины вне зависимости от глубины проникновения и физиологического завершения полового акта.

Понятием изнасилования охватывается насильственное совершение естественного полового акта между мужчиной и женщиной. Все иные «насильственные половые акты», совершенные в иной форме, являются насильственными действиями сексуального характера. Ответственность за их совершение предусмотрена ст. 132 УК РФ. Таким образом, под половым сношением следует понимать совершение полового акта между мужчиной и женщиной в естественной форме.

Изнасилование представляет собой преступление, совершаемое с применением насилия или угрозой его применения. Понятием насилия охватывается и физическое, и психическое насилие. Физическое насилие заключается в воздействии на тело человека с целью подавления его сопротивления. Оно может быть выражено в нанесении побоев, ином причинении боли, связывании, насильственном удержании и т.п. Чаще всего физическое насилие выражается во внешнем воздействии на тело пострадавшей, но в ряде случаев насилие может состоять и в воздействии на внутренние органы потерпевшей: дача наркотических средств или психотропных веществ, токсических веществ.[16]

В содержание насилия применительно к основному составу, предусмотренному ч. 1 ст. 131 УК РФ, включается также и причинение легкого или средней тяжести вреда здоровью. Дополнительная квалификация действий по соответствующим статьям УК РФ, устанавливающим ответственность за преступления против жизни и здоровья, в этих случаях также не требуется.

Психологическое насилие осуществляется путем воздействия на психику потерпевшей. Способом совершения такого насилия является угроза применения физического насилия, которая представляет собой запугивание потерпевшей угрозой немедленного причинения вреда ее здоровью либо физической расправы над ее детьми, родственниками и другими, даже незнакомыми ей людьми. Угроза должна быть воспринята потерпевшей как реальная, так как только она может парализовать сопротивление женщины. Содержанием угрозы применения насилия охватывается и угроза убийством. В этом случае дополнительной квалификации по ст. 119 УК РФ не требуется.

Насилие или угроза его применения могут быть применены не только к потерпевшей, но и к другим лицам. Под другими лицами, указанными в ст. 131 и 132 УК РФ, следует понимать родственников потерпевшего лица, а также лиц, к которым виновное лицо в целях преодоления сопротивления потерпевшей (потерпевшего) применяет насилие либо высказывает угрозу его применения.

Поэтому применение насилия к третьим лицам включается в объективную сторону состава изнасилования только в тех случаях, когда оно имеет целью подавить волю потерпевшей на оказание сопротивления. Например, согласие потерпевшей на совершение полового сношения, полученное под угрозой убийства ее ребенка, подпадает под признаки изнасилования. Во всех иных случаях применение насилия должно квалифицироваться при наличии соответствующих признаков по иным статьям УК РФ. Так, избиение лица, пытающегося, например, защитить женщину от насильника, позвать на помощь, и причинение вреда его здоровью требуют самостоятельной квалификации данного преступления.

Не относятся к категории насилия обман женщины, введение ее в заблуждение, различного рода обещания. Поэтому действия лица, добившегося согласия женщины на вступление в половое сношение или совершение действий сексуального характера путем обмана или злоупотребления доверием (например, заведомо ложного обещания вступить с ней в брак), не могут рассматриваться как преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности.

Оба вида насилия должны предшествовать половому акту. Применение насилия и причинение вреда или угроза применения насилия после полового сношения не могут квалифицироваться как изнасилование. Так, не является изнасилованием добровольное совершение полового акта и последующая угроза избиением в случае, если девочка расскажет кому-нибудь (например, матери) о случившемся.

Вместе с тем понятием изнасилования охватывается не только половое сношение с применением насилия или с угрозой его применения, но и половое сношение с использованием беспомощного состояния потерпевшей. Понятие этого состояния раскрыто в п. 3 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15 июня 2004 г. N 11 «О судебной практике по делам о преступлениях, предусмотренных статьями 131 и 132 Уголовного кодекса Российской Федерации».

Беспомощность состояния потерпевшей Пленум Верховного Суда РФ связывает с теми ситуациями, когда потерпевшая в силу своего физического или психического состояния (слабоумие или другое психическое расстройство, физические недостатки, иное болезненное либо бессознательное состояние, малолетний или престарелый возраст и т.п.) не могла понимать характер и значение совершаемых с ней действий либо оказать сопротивление виновному лицу.

Беспомощное состояние потерпевшей оценивается в зависимости от реальной способности потерпевшей в силу своего физического или психического состояния понимать характер совершаемых с ней действий и неспособности оказать сопротивления виновному, причем последний, вступая в половое сношение, должен сознавать, что потерпевшая находится в таком состоянии.[17]

При этом само по себе малолетство потерпевшей не является единственным условием для признания ее состояния как «беспомощного». Для установления «беспомощного состояния» необходимо не только установить действительный возраст потерпевшей, но и определить, понимала ли она фактическую сторону отношений между мужчиной и женщиной, установить уровень ее развития, осведомленность о сексуальных отношениях и их социальном значении. Существенное значение имеет и установление факта сексуального опыта у малолетней потерпевшей.

Беспомощное состояние потерпевшей может явиться и следствием болезни с потерей сознания (например, диабетическая кома, приступ стенокардии, эпилептический припадок), обморочным состоянием из-за стресса, теплового удара и т.д.

Неспособность оказать физическое сопротивление может быть вызвана старостью, физическими недостатками, болезнью, сопряженной с утратой двигательных функций (паралич, остеохондроз, артроз в острой форме), и т.д., физическим воздействием со стороны преступника или его сообщников.

При оценке обстоятельств изнасилования в отношении потерпевшего лица, которое находилось в состоянии опьянения, следует исходить из того, что беспомощным состоянием в этих случаях может быть признана лишь такая степень опьянения, вызванного употреблением алкоголя, наркотических средств или других одурманивающих веществ, которая лишала это лицо, например потерпевшую женщину, возможности оказать сопротивление насильнику. При этом для состава изнасилования с использованием беспомощного состояния потерпевшей не имеет значения, было ли оно приведено в такое состояние самим виновным (например, напоил спиртными напитками, дал наркотики, снотворное и т.п.) или находилось в беспомощном состоянии независимо от действий лица, совершившего указанное преступление.

Изнасилование относится к числу формальных составов. Поэтому преступление является оконченным с момента начала полового акта независимо от его завершения и наступивших последствий.

При решении вопроса о том, содержатся ли в действиях лица оконченный состав изнасилования или насильственных действий сексуального характера либо лишь признаки покушения на совершение таких преступных действий, следует установить, действовало ли лицо с целью совершить изнасилование или насильственные действия сексуального характера, а также явилось ли примененное насилие средством к достижению указанной цели, которая не была осуществлена по не зависящим от него причинам. При этом необходимо отличать покушение на изнасилование от насильственных действий сексуального характера, а также покушений на преступления, предусмотренные ст. 131 и 132 УК РФ, от оконченных преступлений, подпадающих под иные статьи УК РФ, предусматривающие ответственность за преступления против здоровья, чести и достоинства личности.[18]

Покушение на изнасилование необходимо отграничивать от добровольного отказа от совершения преступления (ст. 31 УК РФ), что исключает уголовную ответственность. Если лицо осознавало возможность доведения преступных действий до конца, но добровольно, т.е. не вследствие причин, возникших помимо его воли, и окончательно отказалось от совершения изнасилования, содеянное им независимо от мотивов отказа квалифицируется по фактически совершенным действиям при условии, что они содержат состав иного преступления. Иными словами, добровольный отказ (при наличии указанных в ст. 31 УК РФ условий) возможен до начала естественного физиологического акта. Не может считаться добровольным отказ, если, преодолев сопротивление потерпевшей, виновный не смог продолжить свои действия по физиологическим или иным причинам, не связанным с его волей (например, исчезновение эрекции).

В случае если в фактически совершенных действиях виновного содержится состав иного преступления (хулиганства, оскорбления, нанесения побоев или причинения вреда здоровью потерпевшей), деяние квалифицируется по соответствующим статьям УК РФ.

В тех ситуациях, когда совершение нескольких половых актов охватывалось умыслом виновного, содеянное следует квалифицировать как единое продолжаемое преступление. О единстве умысла могут свидетельствовать такие обстоятельства, как совершение нескольких половых актов без перерыва или с перерывом на короткое время. При этом единое преступление будет иметь место только в случае совершения тождественных действий. Поэтому если умыслом лица охватывается совершение им (в любой последовательности) изнасилования и насильственных действий сексуального характера в отношении одной и той же потерпевшей, содеянное следует оценивать как совокупность преступлений, предусмотренных ст. 131 и 132 УК РФ. При этом для квалификации содеянного не имеет значения, был ли разрыв во времени в ходе совершения в отношении потерпевшей изнасилования и насильственных действий сексуального характера.

Субъективная сторона изнасилования характеризуется прямым умыслом. Виновный сознает, что он совершает половой акт в результате насилия, без согласия потерпевшей и вопреки ее воле и желает его совершения. Мотивы преступления не имеют значения для квалификации деяния, но их установление необходимо для индивидуализации наказания. Чаще всего мотивом совершения изнасилования является удовлетворение половой страсти. Но встречаются и другие мотивы, например месть, унижение человеческого достоинства.

Субъектом изнасилования может быть любое физическое вменяемое лицо, достигшее четырнадцати лет (субъект общий), но исполнителем преступления может быть только лицо мужского пола.[19]

Федеральным законом от 27.07.09 и от 27.11.09. № 377-ФЗ в статью 131 УК внесены существенные изменения. В настоящее время статья 131 УК РФ изложена в следующей редакции:

Статья 131. Изнасилование

1. Изнасилование, то есть половое сношение с применением насилия или с угрозой его применения к потерпевшей или к другим лицам либо с использованием беспомощного состояния потерпевшей, - наказывается лишением свободы на срок от трех до шести лет.

2. Изнасилование:

а) совершенное группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой;

б) соединенное с угрозой убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, а также совершенное с особой жестокостью по отношению к потерпевшей или к другим лицам;

в) повлекшее заражение потерпевшей венерическим заболеванием, - наказывается лишением свободы на срок от четырех до десяти лет с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового.

3. Изнасилование:

а) несовершеннолетней;

б) повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшей, заражение ее ВИЧ-инфекцией или иные тяжкие последствия, - наказывается лишением свободы на срок от восьми до пятнадцати лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до двадцати лет или без такового и с ограничением свободы на срок до двух лет.

4. Изнасилование:

а) повлекшее по неосторожности смерть потерпевшей;

б) потерпевшей, не достигшей четырнадцатилетнего возраста, - наказывается лишением свободы на срок от двенадцати до двадцати лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельность на срок до двадцати лет или без такового и с ограничением свободы на срок до двух лет.

Статья 131 изложена в новой редакции, а именно: изменена часть 2 пункт «д» (добавлен в ч.3 в новой редакции), добавлена часть 4 (в старой редакции ч.3 ), изменена санкция за преступление, предусмотренное ст.131 ч.4 (наказывается лишением свободы на срок от двенадцати до двадцати лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельность на срок до двадцати лет или без такового и с ограничением свободы на срок до двух лет. В старой редакции предусматривалось наказание на срок от восьми до пятнадцати.)

Исходя из вышесказанного:

Изнасилование - одно из наиболее тяжких преступлений против личности.

Под объектом изнасилования имеется в виду половая свобода женщины или половая неприкосновенность несовершеннолетней (малолетней).

Объективная сторона изнасилования имеет сложный характер, складывающийся из двух действий: совершения полового сношения и применения физического насилия или угрозы его применения или использования беспомощного состояния потерпевшей.

«Половое сношение» – термин не юридический, а медицинский и пониматься должен так, как трактует это понятие сексология.

Изнасилование следует считать оконченным преступлением с момента начала полового акта, независимо от его последствий.

Физическое насилие при изнасиловании может выражаться в нанесении побоев, причинении телесных повреждений различной степени тяжести, удушении, закрытии рукой или каким-либо предметом дыхательных путей и т.п.

Насилие может выразиться и в применении физической силы для преодоления сопротивления женщины без причинения ей каких-либо повреждений.

Причинение потерпевшей в процессе изнасилования легкого или средней тяжести вреда здоровью охватывается составом преступления, предусмотренного ч. 1 статьи 131 УК РФ, и не требует квалификации по совокупности по статьям о причинении вреда здоровью.

2. Квалифицированные, особо квалифицированные составы изнасилования

2.1. Квалифицирующие признаки изнасилования

Частью 2 ст. 131 УК РФ установлена ответственность за совершение преступления при отягчающих обстоятельствах. Квалифицирующими признаками, включенными в указанную норму являются: совершение изнасилования группой лиц по предварительному сговору или организованной группой; изнасилование, соединенное с угрозой убийства или причинением тяжкого вреда здоровью, а также совершенное с особой жестокостью по отношению к потерпевшей или другим лицам; изнасилование, повлекшее заражение потерпевшей венерическим заболеванием.

Квалификация изнасилования как совершенного группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой (п. «а» ч. 2) имеет место в случаях, когда лица, принимавшие участие в изнасиловании, действовали согласованно в отношении потерпевшей, причем как групповое изнасилование должны квалифицироваться не только действия лиц, совершивших насильственный половой акт, но и действия лиц, содействовавших им путем применения к потерпевшей физического или психического насилия. При этом действия лиц, лично не совершавших насильственного полового акта, но путем применения насилия к потерпевшей содействовавших другим в ее изнасиловании, должны квалифицироваться как соисполнительство в групповом изнасиловании. Действия виновных, содействовавших другим в изнасиловании потерпевшей путем применения насилия к иным (близким или препятствующим изнасилованию) лицам, содействовавших совершению преступления советами, указаниями, предоставлением информации виновному лицу либо устранением препятствий и т.п., должны квалифицироваться как пособничество.[20]

Изнасилование признается совершенным группой лиц, группой лиц по предварительному сговору, организованной группой не только в тех случаях, когда несколькими лицами подвергается изнасилованию одна или несколько потерпевших, но и тогда, когда виновные лица, действуя согласованно и применяя физическое насилие или угрозу его применения в отношении нескольких женщин, затем совершают насильственный половой акт с каждой или хотя бы с одной из них.

В случае, когда лица, участвующие в изнасиловании, не оказывают друг другу содействия, они не могут нести ответственность за изнасилование, совершенное группой лиц. Действия каждого из них (при отсутствии других отягчающих обстоятельств) должны квалифицироваться по ч. 1 статьи 131 УК РФ.

Пленум ВС РФ в своем постановления от 15.06.2004 N 11 отказался от положения, сформулированного в п. 9 ранее действовавшего постановления Пленума ВС РФ N 4, согласно которому действия участника группового изнасилования подлежали квалификации по п. «б» ч. 2 статьи 131 УК РФ независимо от того, что остальные участники преступления не были привлечены к уголовной ответственности ввиду их невменяемости или по другим предусмотренным законом основаниям. Данное разъяснение противоречило общей концепции института соучастия, согласно которой не признается соучастием совместное совершение преступления с лицом, не подлежащим уголовной ответственности в силу невменяемости или малолетнего возраста.[21]

Изнасилование, совершенное организованной группой, означает, что преступление осуществлено устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений (изнасилования или любого другого). Все участники организованной группы независимо от выполняемой роли признаются соисполнителями. Их действия квалифицируются по ст. 131 УК РФ без ссылки на ст. 33 УК РФ.

Оконченным групповое изнасилование следует считать с момента начала полового акта первым участником.

Групповым изнасилованием должны признаваться не только действия лиц, непосредственно совершивших насильственный половой акт, но и действия лиц, содействовавших им путем применения физического или психического насилия к потерпевшей. При этом действия последних следует квалифицировать как со исполнительство в групповом изнасиловании (ч. 2 ст. 33 УК) (п. 10 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15 июня 2004 г. N 11).

Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью является квалифицирующим для ч. 2 ст. 131 УК признаком только в том случае, если угроза немедленного применения насилия осуществлялась с целью преодоления сопротивления потерпевшей при изнасиловании. Такая угроза охватывается п. «в» ч. 2 ст. 131 УК и не требует дополнительной квалификации по ст. 119 УК.

Посредством психического воздействия субъект насилия старается направить волю своей жертвы на выполнение или невыполнение нужных ему действий. При этом возможны и побочные последствия психического насилия (например, возникновение у потерпевшего стрессового состояния, получение им психической травмы или даже временное психическое заболевание). Между тем из этого не следует, что угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью обязательно во всех случаях влечет за собой психическую травму, что и должно быть юридическим фактом признания психического насилия реальным. Однако и отсутствие психической травмы тоже не может служить основанием для непризнания факта психического насилия.[22]

Анализ сущностного содержания физического и психического насилия позволил сделать вывод, что различие двух этих форм состоит в том, что физическое насилие нарушает телесную неприкосновенность человека, причиняет ему телесную, физическую травму или ограничивает физическую свободу действий либо может вызвать органические и функциональные изменения в его организме. Психическое же насилие рассчитано на непосредственное информационное воздействие на психику другого человека с целью подавления или ограничения свободы воли потерпевшего. Эта цель является стратегической в психическом насилии. Само воздействие на психику может и не быть противоправным (исключение составляет ст. 119 УК). Во всех остальных случаях, где психическое насилие является конструктивным признаком состава, оно противоправно лишь тогда, когда является средством совершения преступления.

Постоянство воспроизведения в соответствующей социальной системе конкретного явления (в том числе и психического насилия), носит не случайный характер. Это позволяет заключить, что психическое насилие выполняет в обществе определенные социальные функции.[23]

Как физическое, так и психическое насилие имеет определенную социальную и психологическую сущность и значение, далеко не всегда негативное. Обычно насилие характеризуется как фактор, изначально несущий в себе деструктивное, разрушительное начало. Однако в оценке насилия используется и иной подход, позволяющий видеть в нем не только негативные аспекты, но и конструктивную, созидательную роль. Такой взгляд основывается на рассуждениях о том, что показатели преступности сигнализируют обществу об определенном его состоянии. А поскольку это так, то в соответствии с законами диалектики насилие играет и положительную социальную роль, а именно: несет информационную сигнальную нагрузку о нарушениях, сбоях или отклонениях от заданного пути развития.[24]

Полагаем, что если пренебречь такими составляющими человеческого развития, как духовность, нравственность, а основными критериями прогресса считать материальные блага, то, конечно, можно увидеть некие положительные элементы и в насилии. Например, физическое насилие в рабовладельческую эпоху выступало как средство понуждения к труду. Созидательную же функцию выполнял сам труд. Но ни физическое, ни психическое насилие само по себе ничего не создает: ни материальных ценностей (путем насилия они только перераспределяются), ни духовных, ни интеллектуальных. На основе насилия нельзя стать ни образованным, ни эрудированным, ни добрым. Насилие в любом случае выступает лишь как средство достижения социально значимых целей. В частности, угроза и устрашение, являясь средствами превентивного воздействия на фундаментальные чувства людей, позволяют эффективно и эффектно управлять отдельными социальными и политическими процессами и человеческим обществом. Этим обусловлено то, что устрашение как форма управления социумом известно с незапамятных времен.[25]

Развитие расстройств, связанных со стрессом, вызванных угрозой убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, может выражаться не только в невидимых на первый взгляд психических расстройствах, но и отражаться на физическом (соматическом) состоянии человека. Данные последствия находятся в зависимости от психофизиологических особенностей потерпевшего, его способности правильно понять и оценить смысл угроз, намерений и степени готовности насильника реализовать высказанную угрозу. Это имеет значение для установления того, что следует брать за основу криминализации угрозы – ее субъективное восприятие потерпевшим, конкретные действия, подчеркивающие серьезность намерения, или и то и другое вместе.[26]

Взяв за основу определение психического насилия, под которым предлагается понимать обещание применить физическое насилие с целью заставить лицо совершить действия либо воздержаться от этих действий, можно заключить, что психическое насилие состоит в угрозе, то есть в запугивании потерпевшего возможными нежелательными для него, его родственников или друзей последствиями в виде физического насилия. Такое действие является потенциальным нарушением прав человека. Даже если угроза остается неисполненной, она способна нарушить физическую и психическую неприкосновенность человека, вынуждая его изменить свой привычный образ жизни (поменять место жительства, отказаться от своего права на что-то, прекратить свое участие в какой-либо деятельности и т. п.). Угроза может отрицательно воздействовать на человека, нарушая его нормальную жизнь, поскольку адресат (потерпевший) знает, что такие угрозы достаточно часто связаны с последующими посягательствами на жизнь, предшествуют жестокому, бесчеловечному или унижающему достоинство обращению, похищению или другим формам нарушения прав человека. Это обусловливает то, что в отечественной и зарубежной законодательной практике угрозе как правовой категории отведена многозначная роль.

Термин «угроза» используется в российском уголовном законодательстве достаточно часто, причем нередко в сочетании с другими уголовно-правовыми категориями, однако УК РФ не раскрывает их содержания. Установление уголовно-правовой сущности угрозы является ключевой проблемой, имеющей не только научное, но и большое практическое значение. Выделяют три критерия, которые следует учитывать при определении степени общественной опасности угрозы: а) важность того блага, на которое она направлена; б) степень тяжести возможного вреда, вероятного ущерба; в) реальность осуществления угрозы.

В литературе высказывалось заслуживающее внимания мнение о нецелесообразности сохранения в качестве квалифицирующего признака угрозы убийством или причинением тяжкого телесного повреждения. Так, В.И. Ткаченко отмечал, что «вряд ли можно признать обоснованным, когда лицо, фактически нанесшее менее тяжкое телесное повреждение, несет смягченную ответственность по сравнению с лицом, лишь угрожавшим причинить тяжкое телесное повреждение».[27]

А.Н.Игнатов, соглашаясь с В.И. Ткаченко и считая необходимым исключить указанный квалифицирующий признак из уголовного законодательства, пишет: «Изучение судебной практики показало, что во многих случаях изнасилований, квалифицированных по признаку угрозы смертью или причинением тяжкого телесного повреждения, общественная опасность не больше, чем в случаях, квалифицируемых ч. 1 ст. 131 УК РФ».[28]

По п. «б» ч. 2 ст. 131 УК квалифицируется также изнасилование, совершенное с особой жестокостью по отношению к потерпевшей или другим лицам. Особая жестокость может выражаться в применении пыток, глумлении над потерпевшей, истязании ее или других лиц. Особая жестокость может проявляться также в изнасиловании потерпевшей на глазах жениха, мужа, родителей, детей и других близких людей.

Согласно п. 12 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15 июня 2004 г. N 11, изнасилование или насильственные действия сексуального характера следует признавать совершенными с особой жестокостью, если в процессе этих действий потерпевшему лицу или другим лицам умышленно причинены физические или нравственные мучения и страдания. Особая жестокость может выражаться в издевательстве и глумлении над потерпевшим лицом, истязании в процессе изнасилования, в причинении телесных повреждений, в совершении изнасилования или насильственных действий сексуального характера в присутствии родных или близких потерпевшего лица, а также в способе подавления сопротивления, вызывающем тяжелые физические либо нравственные мучения и страдания самого потерпевшего лица или других лиц. При этом суду следует иметь в виду, что при квалификации таких действий по признаку особой жестокости необходимо устанавливать умысел виновного лица на приченение потерпевшим лицам особых мучений и страданий.

Изнасилование, повлекшее заражение потерпевшей венерическим заболеванием или ВИЧ-инфекцией, квалифицируется соответственно по п. «в» ч. 2 или п. «б» ч. 3 ст. 131 УК. Виновный должен знать о наличии у него венерической болезни или ВИЧ-инфекции. Президиум Верховного Суда РФ в постановлении по конкретному делу, обосновывая особо тяжкие последствия, связанные с заражением сифилисом при изнасиловании, указал, что сифилис может привести к тяжелым заболеваниям внутренних органов: пороку сердца, гепатиту, поражению сосудов, костей, органов зрения, центральной и периферической нервной системы, которые в отдельных случаях ведут к инвалидности больного.[29] Кроме того, сифилис вызывает при беременности потерпевшей поражение плода в виде врожденного сифилиса.

Согласно п. 13 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15 июня 2004 г. N 11 действия лица, знавшего о наличии у него заболевания СПИД и заразившего потерпевшую либо заведомо поставившего ее в опасность заражения этой болезнью, следует квалифицировать по совокупности преступлений ст. 131 и 122 УК РФ).

С принятием нового Уголовного кодекса РФ, включившего в качестве признака квалифицированного состава заражение потерпевшей ВИЧ-инфекцией, указанная рекомендация утратила силу. Правы А.Н.Игнатов и Ю.И.Ляпунов, считающие, что если менее опасное преступление является признаком другого более опасного преступления и непосредственно указано в диспозиции соответствующей уголовно-правовой нормы (в данном случае в диспозиции ч. 2 ст. 131 УК РФ), то оно поглощается более опасным преступлением и не нуждается в самостоятельной правовой оценке, поскольку уже учтено законодателем.[30]

Исходя из вышесказанного:

Частью 2 ст. 131 УК РФ установлена ответственность за совершение преступления при отягчающих обстоятельствах. Квалифицирующими признаками, включенными в указанную норму являются: совершение изнасилования группой лиц по предварительному сговору или организованной группой; изнасилование, соединенное с угрозой убийства или причинением тяжкого вреда здоровью, а также совершенное с особой жестокостью по отношению к потерпевшей или другим лицам; изнасилование, повлекшее заражение потерпевшей венерическим заболеванием.

2.2. Особо квалифицирующие признаки изнасилования

Особо квалифицирующие признаки изнасилования расположены в ч. 3 и 4 ст. 131 УК РФ:

3. Изнасилование:

а) несовершеннолетней;

б) повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшей, заражение ее ВИЧ-инфекцией или иные тяжкие последствия, - наказывается лишением свободы на срок от восьми до пятнадцати лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до двадцати лет или без такового и с ограничением свободы на срок до двух лет.

4. Изнасилование:

а) повлекшее по неосторожности смерть потерпевшей;

б) потерпевшей, не достигшей четырнадцатилетнего возраста, - наказывается лишением свободы на срок от двенадцати до двадцати лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до двадцати лет или без такового и с ограничением свободы на срок до двух лет.

Итак, под половой свободой предлагается понимать добровольность выбора полового партнера, места, времени и способа совершения полового сношения, то есть свободу половых связей личности. В соответствии с законом половой свободой обладают лица старше 16 лет. Обязательным также является признак вменяемости потерпевшей.

Половая неприкосновенность означает абсолютный правовой запрет на половые контакты, распространяемый в отношении определенного круга лиц. К лицам, обладающим половой неприкосновенностью, относят малолетних, несовершеннолетних и иных лиц, не способных в силу психических или физических недостатков выразить свою волю. В большинстве случаев половой неприкосновенностью обладают лица, находящиеся в состоянии беспомощности.

Дополнительным объектом изнасилования всегда является телесная неприкосновенность женщины, жизнь или здоровье потерпевшей являются факультативным объектом при изнасиловании.

Обязательным признаком объекта рассматриваемого деяния является потерпевшая. Потерпевшей в ст. 131 УК РФ может быть только женщина, достигшая совершеннолетия (старше 18 лет). В самих нормах в качестве дополнительного квалифицирующего признака законодателем введен возраст потерпевшей: по части 2 ст. 131, 132 УК РФ – несовершеннолетие (старше 14 лет, но моложе 18 лет), а по части 3 тех же статей – малолетие (младше 14 лет).

В целом практика установления и доказывания возраста потерпевшей сложилась.Выделяются две группы критериев для установления признака заведомости относительно возраста потерпевшей: объективный (возраст потерпевшей по ее внешним признакам не вызывает сомнений), субъективный (виновному известно о возрасте потерпевшей с ее слов или в силу иных обстоятельств).

Объективная сторона преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 131 УК РФ, представляет огромный научный интерес в первую очередь с точки зрения толкования ее признаков.

Исходя из дефиниции ч. 1 ст. 131 УК РФ закон предусматривает несколько вариантов преступного деяния: половое сношение с применением насилия к потерпевшей, половое сношение с угрозой применения насилия к потерпевшей, половое сношение с применением насилия к другим лицам, половое сношение с угрозой применения насилия к другим лицам, половое сношение с использованием беспомощного состояния потерпевшей.

Половым сношением следует признавать сексуальный контакт между мужчиной и женщиной путем введения полового члена мужчины во влагалище женщины.

Под применением физического насилия в ч. 1 ст. 131 УК РФ необходимо понимать умышленное противоправное применение физической силы к потерпевшей.

Под психическим насилием следует понимать угрозу применения физической силы к потерпевшей или другим лицам.

Под другими лицами необходимо понимать тех, чьи жизнь и здоровье заведомо для виновного дороги потерпевшей.

В данном случае насилие является способом совершения преступления, способом преодоления сопротивления потерпевшей, способом установления и осуществления контроля над ней.

При оценке беспомощного состояния потерпевшей как признака изнасилования необходимо устанавливать объективность, продолжительность и этиологию беспомощного состояния лица, на которого совершалось преступное посягательство.

Беспомощное состояние заключается в неспособности потерпевшей в силу физического или психического состояния осознавать характер и значение совершаемых с ней действий и (или) ее неспособности оказать адекватное сопротивление виновному.

Изнасилование по законодательной конструкции является преступлением с формальным составом и считается оконченным с начала совершения преступных действий, а именно полового сношения, то есть с момента введения полового члена мужчины во влагалище потерпевшей, совершенного с применением насилия или с использованием беспомощного состояния потерпевшей.

Так, Верховный Суд РФ переквалифицировал с п. «д» ч. 2 ст. 131 УК (изнасилование несовершеннолетней) на ч. 1 ст. 131 УК действия Ильина, изнасиловавшего Н., которой было 17 лет 9 месяцев 13 дней, по тем основаниям, что при знакомстве потерпевшая говорила ему, что она замужем, ее облик и физическое развитие не давали оснований сомневаться в этом, а ее заявление в процессе преодоления сопротивления, что она малолетняя, он мог расценивать как носящее защитный характер и не поверить ей.[31]

Изнасилование, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшей. Этот особо квалифицированный вид изнасилования, предусмотренный п. «а» ч. 4 ст. 131 УК, предполагает двойную форму вины: прямой умысел по отношению к изнасилованию и неосторожность в виде легкомыслия или небрежности по отношению к смерти потерпевшей. Такое последствие должно находиться в необходимой причинной связи с действиями виновного. Дополнительной квалификации подобных действий по ст. 109 УК (причинение смерти по неосторожности) не требуется.

Так, М. и Н. были признаны виновными в изнасиловании К., в процессе которого они закрывали руками дыхательные пути потерпевшей, стремясь не дать ей возможности кричать. После изнасилования М. и Н. обнаружили, что К. не подает признаков жизни. Причиной смерти явилась механическая асфиксия. Судом первой инстанции М. и Н. были осуждены по ст. 106 (неосторожное убийство) и ч. 4 ст. 117 УК РСФСР. Пленум Верховного Суда СССР, исключая из приговора ст. 106 УК, указал, что смерть потерпевшей, явившаяся результатом действий, совершенных по неосторожности, охватывается объективной стороной состава преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 117 УК РСФСР.[32]

Пункт «б» ч. 3 ст. 131 УК, кроме изнасилования, повлекшего заражение потерпевшей ВИЧ-инфекцией, предусматривает изнасилование, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшей или иные тяжкие последствия. Как и при изнасиловании, повлекшем смерть потерпевшей, при квалификации действий виновного по указанным квалифицирующим признакам необходимо установить двойную форму вины по отношению к изнасилованию и к наступившим последствиям, а также необходимую причинную связь между действиями виновного и причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшей или иным тяжким последствиям.

В Уголовном кодексе 1960 г. соответствующий квалифицирующий признак предусматривал изнасилование, повлекшее особо тяжкие последствия, не выделяя в качестве самостоятельного квалифицирующего признака причинение при изнасиловании тяжких телесных повреждений (ч. 4 ст. 117). Пленум Верховного Суда СССР в постановлении от 25 марта 1964 г. N 2 «О судебной практике по делам об изнасиловании» в качестве одного из проявлений особо тяжких последствий при изнасиловании указал на причинение потерпевшей телесных повреждений в процессе изнасилования или покушения на него, повлекших потерю зрения, слуха, прерывание беременности или иные последствия, предусмотренные ст. 108 УК РСФСР (тяжкие телесные повреждения).[33] Более краткое, но по существу аналогичное разъяснение по этому вопросу содержится в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 22 апреля 1992 г., указавшем в качестве одного из проявлений особо тяжких последствий на причинение в процессе изнасилования телесных повреждений, повлекших последствия, предусмотренные ст. 108 УК РСФСР. Указание на последствия, наступившие в результате причинения тяжкого телесного повреждения, исключило тяжкие телесные повреждения, опасные для жизни, в качестве одного из проявлений особо тяжких последствий изнасилования.

По такому же пути пошла и судебная практика. Так, Пленум Верховного Суда СССР не нашел особо тяжких последствий изнасилования в действиях Щ., причинившего потерпевшей Б. в процессе изнасилования тяжкие телесные повреждения, опасные для жизни, и переквалифицировал действия виновного на ч. 2 ст. 117 и ч. 1 ст. 108 УК РСФСР.

Подобная практика подверглась критике. Так, А.Н.Игнатов и А.П.Дьяченко писали: «Возникает парадоксальная ситуация, когда насильник, заявивший потерпевшей «я тебя задушу», будет отвечать по ч. 2 ст. 117 УК РСФСР), а преступник, реально душивший за горло спящую женщину до потери сознания и потом ее изнасиловавший, может быть привлечен к ответственности по ч. 1 ст. 131, санкции которрой мягче санкции ч. 2 ст. 131 УК РФ».[34]

Законодатель в п. «б» ч. 3 ст. 131 УК РФ указал в качестве самостоятельного признака особо квалифицированного изнасилования причинение потерпевшей тяжкого вреда здоровью, в содержание которого входит и тяжкий вред здоровью, опасный для жизни.[35]

Некоторые авторы, несмотря на новую формулировку закона, остаются по рассматриваемому вопросу на прежних позициях. Так, Л.А. Соя-Серко пишет: «К иным тяжким последствиям необходимо относить все виды причинения тяжкого вреда здоровью потерпевшей, перечисленные в ч. 1 ст. 111 УК, не опасные для жизни, но отнесенные к тяжким по исходу (по фактически наступившим последствиям)».[36] Такая позиция, хотя и соответствует требованиям постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15 июня 2004 г., но противоречит п. «б» ч. 3 ст. 131 УК, предусматривающему причинение любого тяжкого вреда здоровью потерпевшей в качестве самостоятельного особо квалифицирующего признака изнасилования.

Для квалификации по п. «а» и «б» ч. 3 ст. 131 УК как изнасилования, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшей, причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшей или иные тяжкие последствия, требуется, во-первых, установление причинной связи между совершенным лицом изнасилованием и наступившими указанными последствиями. «По смыслу закона как сопряженное с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера следует рассматривать умышленное причинение вреда здоровью перед началом указанных действий или в процессе их совершения с целью преодоления сопротивления потерпевшей или его предотвращения, а также для подавления ее воли. В этом случае применение насилия полностью охватывается диспозицией ст. 131, 132 УК РФ, и дополнительной квалификации по другим статьям в преступлениях против личности не требуется» (постановление Пленума Верховного Суда РФ от 15 июня 2004 г.).

Субъективная сторона такого преступления должна характеризоваться двойной виной (см. ст. 27 УК РФ), т.е. умыслом (прямым) по отношению к насильственному половому сношению и неосторожностью (самонадеянностью или небрежностью) по отношению к указанным последствиям.

Так, Ф. был осужден по ч. 3 ст. 30 и п. «а» ч. 3 ст. 131 УК РФ за покушение на изнасилование группой лиц несовершеннолетней Ж., повлекшее по неосторожности смерть потерпевшей. Ф. и Р. (скрывшийся впоследствии от следствия) в нетрезвом состоянии, оказавшись на балконе, расположенном между восьмым и девятым этажами дома, с несовершеннолетней Ж., стали требовать от нее совершения с ними полового акта. Ф. начал срывать с нее одежду и спустил с себя брюки, а Р. приказал быстро раздеться, готовясь к изнасилованию после Ф. Потерпевшая, осознавая неотвратимость группового изнасилования и пытаясь спастись, влезла на окно декоративной решетки балкона, но упала на асфальт и разбилась насмерть. Верховный Суд РФ, рассмотрев дело в кассационном порядке, согласился с квалификацией действий Ф., данной в приговоре.[37]

В литературе высказано мнение о признании квалифицирующим и особо квалифицирующим признаком последующую в результате изнасилования беременность потерпевшей. Поскольку беременность является дополнительной травмой для потерпевшей, Т.В.Кондрашова предлагала закрепить законодательным путем такое последствие, как беременность, в качестве квалифицирующего обстоятельства в ч. 2 ст. 117 УК РСФСР.[38] По мнению А.П. Дьяченко, «во всех случаях беременность малолетних, несовершеннолетних и лиц, не достигших половой зрелости, следует признавать тяжким последствием изнасилования».[39]

Более убедительны доводы А.Н.Игнатова, считающего, что, поскольку беременность является естественным, хотя и не обязательным последствием полового акта, рассматривать ее как особое последствие нет оснований, и такого рода последствия, равно как и возможность тяжелых моральных страданий потерпевшей, учтены законодателем при установлении санкции за изнасилование.[40]

По п. «б» ч. 4 ст. 131 УК может быть квалифицировано изнасилование малолетней, не достигшей на момент преступления 14 лет, с применением насилия или угрозы его применения.

Изнасилованием потерпевшей, не достигшей 14 лет потерпевшей может быть признано совершение полового акта без применения насилия или угрозы его применения с малолетней, не осознававшей характера и социального значения совершаемых с нею действий и потому не оказавшей сопротивления (беспомощное состояние).

Исходя из вышесказанного:

Пункт «а» ч. 3 ст. 131 УК предусматривает ответственность за изнасилование несовершеннолетней, не достигшей 18-летнего возраста, а п. «б» ч. 4 ст. 131 УК – потерпевшей, не достигшей 14-летнего возраста.

Изнасилование, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшей. Этот особо квалифицированный вид изнасилования, предусмотренный п. «а» ч. 4 ст. 131 УК, предполагает двойную форму вины: прямой умысел по отношению к изнасилованию и неосторожность в виде легкомыслия или небрежности по отношению к смерти потерпевшей. Такое последствие должно находиться в необходимой причинной связи с действиями виновного. Дополнительной квалификации подобных действий по ст. 109 УК (причинение смерти по неосторожности) не требуется.

3. Спорные вопросы квалификации преступления, предусмотренного статьей 131 УК РФ

3.1. Проблема квалификации при добровольном отказе от изнасилования

Согласно ст. 31 УК РФ добровольным отказом от преступления признается прекращение лицом приготовления к преступлению либо прекращение действий (бездействия), непосредственно направленных на совершение преступления, если лицо осознавало возможность доведения преступления до конца.[41]

Если изнасилование не было доведено до конца, необходимо выяснить, по каким причинам преступник не завершил преступление: то ли эти причины не зависели от него, то ли имел место добровольный отказ. Несомненно, что прежде чем решать этот вопрос, необходимо установить наличие у обвиняемого первоначального умысла на совершение полового сношения против воли потерпевшей. Если же такой умысел не установлен, то не может быть ни покушения на изнасилование, ни добровольного отказа. При доказанности первоначального умысла на совершение полового сношения вопреки воле женщины не могут квалифицироваться как покушение на изнасилование преступные действия лица, направленные на достижение этой цели, если оно не стало их продолжать независимо от мотивов, сознавая, однако, что имеет возможность довести преступление до конца. Это – добровольный отказ, исключающий ответственность за покушение на изнасилование. Пункт 2 ст. 31 УК РФ гласит: «Лицо не подлежит уголовной ответственности за преступление, если оно добровольно и окончательно отказалось от доведения этого преступления до конца». Наибольшие затруднения на практике вызывает решение вопроса о критерии отграничения добровольного отказа от вынужденного.

Филатов был признан виновным в покушении на изнасилование несовершеннолетней Н. при следующих обстоятельствах. Филатов познакомился с Н. на катке. Он уговорил ее перейти кататься на малое, неосвещенное, поле. Имея умысел на изнасилование, Филатов повалил Н. на лед, стал применять к ней физическое насилие, закрыл рот рукой, угрожал убийством. В связи с тем, что на соседнем катке зажегся свет, Филатов оставил потерпевшую и скрылся. В данном случае следственные органы и суд первой инстанции пришли к выводу, что отказ от завершения преступления был вынужденным (зажгли свет на соседнем катке).

Дело в кассационном порядке рассматривалось Судебной коллегией по уголовным делам Верховного суда РСФСР. которая в своем определении указала, что хотя Филатов и оставил потерпевшую в связи с освещением соседнего катка, однако это обстоятельство нельзя рассматривать как постороннюю причину, препятствующую или значительно затрудняющую доведение им преступного умысла до конца, так как освещение не мешало ему осуществить преступление. А поэтому отказ Филатова от завершения начатого преступления следует признать добровольным.[42]

По другому делу, где обвиняемый М. прекратил свои преступные действия в связи с тем, что вдалеке, в заливе, показались купающиеся люди, которые могли обратить внимание на происходящее на берегу, суд признал добровольный отказ, мотивируя это тем, что купающиеся находились настолько далеко, что реально не могли воспрепятствовать преступлению, даже если бы увидели происходящее. Это обстоятельство осознавалось покушавшимся, тем не менее он прекратил свои преступные действия.[43]

В обоих случаях отказу от завершения преступления предшествовали определенные обстоятельства, которые помешали окончить начатое преступление, и вместе с тем отказ является добровольным, поскольку по смыслу закона добровольный отказ от доведения преступления до конца возможен при условии, что этот отказ окончателен, и лицо сознает фактическую возможность завершения преступления, т. е. объективные преграды, которые лицо было бы не в состоянии преодолеть, отсутствуют. И факт освещения соседнего катка, и появление вдалеке купающихся людей не служили теми препятствиями, которые исключали или хотя бы значительно затрудняли совершение преступления. Эти привходящие обстоятельства способствовали обострению осознания покушавшимися на преступление лица-ми возможности последующего разоблачения, а следовательно, и ответственности, что и толкнуло их на отказ от завершения преступления.[44]

Закон безразлично относится к мотивам добровольного отказа, вследствие чего и отказ от продолжения преступной деятельности, обусловленный боязнью разоблачения и ответственности, вызванный какими-либо внешними обстоятельствами, не препятствующими, однако, совершению самого преступления, в уголовно-правовом смысле является добровольным. Так, судебная практика признает добровольным отказ от до-ведения изнасилования до конца в связи с заявлением потерпевшей о том, что она больна венерической болезнью. При добровольном отказе от завершения изнасилования, как и прочих преступлений, возникает вопрос, за что же может наступить уголовная ответственность. В п. 3 ст. 31 УК РФ предусмотрено, что лицо, добровольно отказавшееся от доведения преступления до конца, подлежит уголовной ответственности, если фактически совершенное им деяние содержит иной состав преступления. При добровольном отказе от завершения изнасилования может наступить уголовная ответственность по ст. 132 УК РФ – за насильственные действия сексуального характера, если по умыслу виновного они совершались как предшествующие изнасилованию.

В подобных случаях состав преступления, предусмотренный ст. 132 УК РФ, будет иметь место при совершении насильственного полового акта в извращенной форме или таких развратных действий, как проникновение в половой орган женщины рукой и т. д. Если, пытаясь совершить изнасилование, преступник, до того как добровольно отказаться от доведения этого преступления до конца, применял физическое насилие либо угрожал убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, то содеянное им должно быть квалифицировано по ст.ст. 111, 112, 115 УК РФ в зависимости от степени вреда здоровью, по ст. 116 УК РФ при наличии побоев или совершении иных насильственных действий, причинивших физическую боль, по ст. 117 УК РФ – за истязание или по ст. 119 УК РФ – за угрозу.[45]

Итак, лицо, добровольно отказавшееся от завершения задуманного преступления, не только отказывается от причинения вреда, но и демонстрирует отпадение умысла на совершение преступления. Следовательно, субъект не только не завершает выполнение объективной стороны преступления, но и устраняет основной элемент субъективной стороны - умысел.

Исходя из вышесказанного, согласно ст. 31 УК РФ добровольным отказом от преступления признается прекращение лицом приготовления к преступлению либо прекращение действий (бездействия), непосредственно направленных на совершение преступления, если лицо осознавало возможность доведения преступления до конца.

Если изнасилование не было доведено до конца, необходимо выяснить, по каким причинам преступник не завершил преступление: то ли эти причины не зависели от него, то ли имел место добровольный отказ.

3.2. Спорные вопросы квалификации изнасилования, совершенного с применением насилия

Как правило, понятие «насилие» в тексте уголовного закона не раскрывается и не уточняется. И это не случайно: на практике формы, методы и степень интенсивности насилия могут быть совершенно различными и только суд вправе определять в каждом конкретном случае достаточность примененного насилия для квалификации действий обвиняемого в качестве изнасилования.

В действующем законодательстве предусмотрено насилие применяемое при изнасиловании в виде физического, состоящего в нанесении побоев, связывания, лишение возможности позвать на помощь, причинение любого вида вреда здоровью и психического, заключающегося в психическом давлении, угрозе немедленно причинить вред здоровью либо потерпевшей, либо другим лицам.

Физическое насилие либо угроза может относится не только к ней, ее близким, но и абсолютно другим посторонним лицам. Важно, чтобы это насилие преследовало цель – склонить сопротивление потерпевшей и согласится на половой акт.[46]

Физическое насилие – это любая форма физического насилия над потерпевшей, вследствие которого полностью исключается возможность действовать в соответствии с намерением и волей потерпевшей.

– уголовно-правовая точка зрения – противоправное воздействие на организм потерпевшей, совершенное против ее воли. Воздействие может быть:

– механическое (рана, ушиб);

– химическое (ожог, обморожение).

Степень физического насилия определяется характером причиненного или возможного ущерба для здоровья потерпевшей.

1. Наиболее легкие формы насилия заключаются в насилии на телесную неприкосновенность потерпевшей и в лишении ее передвижения и сопротивления (связывания, удержание руками). Этой формы достаточно для признания изнасилования.

2. Однако при изнасиловании чаще всего наблюдается более интенсивные формы: легкий вред здоровью, а также побои, ссадины.

3. Интенсивные, для привидения женщины в беспомощное состояние это:

- оглушение ударами по голове;

- сдавливание шеи руками, веревкой и т.п.[47]

Но это можно сделать не только физически, но и иным воздействием на ее организм, которые также следует рассматривать как насилие.

Характер, способ и интенсивность насилия должны быть таковыми, чтобы преодолеть действительное, а не притворное сопротивление.

Психическое принуждение – это угроза применить физическое насилие, с целью заставить лицо совершить действия преступного характера либо воздержаться от этих действий, выполнение которых является обязанностью.

Уголовный закон предусматривает в качестве одного из способов совершения изнасилования – угрозу.

Угроза – в уголовно-правовом смысле – запугивание другого лица совершением немедленно таких действий, которые могут причинить ущерб потерпевшему или нарушить его права.

Большое практическое значение имеет определение характера угрозы, т.к. диспозиция ч.1 ст.131 УК РФ не раскрывает содержание угрозы, как, например, ст. ст. 161 и 162 УК РФ, где прямо указано в каком случае угроза насилием носит характер опасного для жизни и здоровья, а в каком случае неопасный.

Формы угрозы при изнасиловании должны быть таковыми, чтобы быть способными парализовать волю женщины к сопротивлению. Любая угроза оказывает психическое воздействие на потерпевшую, но только опасная и реальная может заставить женщину поступиться своей половой свободой.[48]

При изнасиловании угроза по своему характеру и интенсивности должна быть равноценна применению насилия или использованию беспомощного состояния потерпевшей, в случае отказа подчиниться угрозам насильника, немедленно может быть приведена в исполнение. Только такая угроза может сделать женщину беспомощной перед лицом преступления.

Угроза может быть выражена:

1) словесно;

2) жестами;

3) демонстрацией оружия.[49]

Как правило, реальность угрозы оценивается по психической способности восприятия обстановки самой потерпевшей. Угроза шантажного характера не может быть признана достаточным для изнасилования. Считается, что такие действия не ставят женщину в безвыходное положение, равное беспомощному состоянию, в подобных случаях, женщина не лишена возможности проявить свою волю. Аналогично рассматриваются требования половой близости, соединенные с угрозой истребления имущества (поджог). Нельзя признать, что в данном примере воля женщины парализуется.

Угроза применения насилия при изнасиловании должна быть реальной и непосредственной

Реальность – конкретность, т.е. должно быть ясно каким способом лицо собирается выполнить эту угрозу, а также, если имеется достаточно оснований опасаться приведение этой угрозы в исполнение. Кроме того необходимо учитывать повод, мотив, взаимоотношения, личность угрожавшего, обстановку.

Угроза применения в будущем не ставит женщину в беспомощное состояние, т.к. у нее остается время для того, чтобы принять меры к самосохранению или прибегнуть к помощи органов власти.[50]

Угроза при изнасиловании может быть направлена как против самой потерпевшей, так и против других близких (дорогих) ей лиц.

Исходя из вышесказанного:

Как правило, понятие «насилие» в тексте уголовного закона не раскрывается и не уточняется. И это не случайно: на практике формы, методы и степень интенсивности насилия могут быть совершенно различными и только суд вправе определять в каждом конкретном случае достаточность примененного насилия для квалификации действий обвиняемого в качестве изнасилования.

В действующем законодательстве предусмотрено насилие применяемое при изнасиловании в виде физического, состоящего в нанесении побоев, связывания, лишение возможности позвать на помощь, причинение любого вида вреда здоровью и психического, заключающегося в психическом давлении, угрозе немедленно причинить вред здоровью либо потерпевшей, либо другим лицам.

3.3. Проблемы разграничения изнасилования со смежными составами преступлений

Смежные составы преступлений различаются по одному или нескольким признакам и родственны по характеру общественной опасности. Для квалификации смежных составов значимо выделение разграничительных элементов составов и их признаков.

Смежность и родственность деяний позволяют законодателю конструировать широкое понятие неоднократности преступлений и судимости, т.е. не только с единым непосредственным объектом, но и с разными объектами. Такое законодательное решение криминологически вполне обоснованно.

Правильная квалификация смежных составов обусловлена четкостью установления разграничительных признаков, которые присутствуют либо отсутствуют в соответствующем деянии. Нередко смежные составы соотносятся как общее и особенное, как, например, в преступлениях по службе, об оскорблении. Правило квалификации в таких случаях четко определено ч. 3 ст. 17 УК «Совокупность преступлений». В ней говорится, что если преступление предусмотрено общей и специальной нормами, то уголовная ответственность наступает по специальной норме.

При квалификации смежных составов преступлений помимо выделения разграничительных признаков важно установить также общие признаки. Нормы с общими базовыми определениями оказывают в этом большую помощь.

Определенные трудности представляет квалификациясоставов преступлений с оценочными признаками. Описания в диспозициях уголовно-правовых норм признаков составов по степени определенности подразделяются на конкретные и оценочные. Первые (их еще называют постоянными) представлены так, что они либо наличествуют, либо отсутствуют. Для их квалификацииответ формулируется по механизму «да - нет». Иных количественных измерений они не требуют. Оценочными свойствами обладают элементы объективной стороны составов и более всего - предметы, способ, общественно опасные последствия.[51]

Например, конкретные элементы состава указаны в п. «б» ч. 4 ст. 131 УК - изнасилование «потерпевшей, не достигшей четырнадцатилетнего возраста», характеристикапотерпевшего - в ст. 134 УК (половое сношение и иные действия сексуального характера с лицом, не достигшим четырнадцатилетнего возраста), в ст. 135 УК (развратные действия).

Элементы составов с оценочными признаками не раскрываются как «да - нет». Они представлены в диспозициях норм обобщенно и поэтому при квалификации требуют конкретизации в зависимости от места, времени, обстановки и других обстоятельств совершения данного деяния. При их квалификации существует реальная опасность разночтения в правоприменительном толковании. Во избежание субъективизма толкования оценочных признаков следует придерживаться определенных критериев.

Прежде всего надо определить истоки оценочности того или иного признака состава.

Во-первых, оценочными признаками обладают те элементы составов, которые нельзя сформулировать в определенном количестве. Комплексные, многообразные последствия ряда преступлений, которые посягают на основной, дополнительный и факультативный объекты, закон описывает как «иные тяжкие последствия», называя через союз «или» конкретные последствия (чаще всего смерть или тяжкий вред здоровью).

Во-вторых, оценочная характеристика вынуждена содержанием вреда и ущерба. В отличие от материального и физического ущерба вред, наносимый иным объектам, может быть соответственно этим объектам организационным, социальным, политическим и т.п.[52]

Прежде всего изнасилования следует отличать от насильственных действий сексуального характера. Как и изнасилование, насильственные действия сексуального характера относятся к одному из наиболее распространенных и опасных половых преступлений. В соответствии со ст. 15 УК деяния, предусмотренные ч. 1 и 2 ст. 132 УК, следует отнести к тяжким, а предусмотренные ч. 3 ст. 132 УК - к особо тяжким преступлениям. Статья 132 УК предусматривает ответственность за насильственное мужеложство, лесбиянство и иные действия сексуального характера.

Объект этого преступления - личность, которой наносится вред таким посягательством.

Объективной стороной мужеложства является насильственное удовлетворение половой потребности мужчины с мужчиной в форме coitus per anum (анальный секс). Содержание и характер физического насилия, угроз его применения к потерпевшему или к другим лицам и использование беспомощного состояния потерпевшего тождественны таким же понятиям в составе изнасилования. Некоторые авторы ошибочно считают, что насилие и угроза его применения должны выступать способом подавления воли лишь потерпевшего (потерпевшей), а не посторонних лиц, способных оказать противодействие преступлению, предусмотренному ст. 132 УК. Состав является формальным, и преступление считается оконченным с момента начала совершения указанных в законе действий.

Уголовный кодекс 1996 г. впервые в Российской Федерации ввел ответственность за лесбиянство (сексуальные отношения между женщинами) и иные действия сексуального характера с применением насилия и иных противозаконных действий. Название женского гомосексуализма лесбиянством или сафизмом происходит от имени древнегреческой поэтессы Сафо, жившей на острове Лесбос и якобы одержимой этим влечением. Одной из форм лесбиянства является трибадия (от греческого tribo - тереть), при котором половое удовлетворение достигается путем трения половыми органами о различные части тела партнерши.

В литературе обоснованно отмечается сложность привлечения к уголовной ответственности за лесбиянство, так как ни уголовный закон, ни толковые словари не дают криминального понятия этой формы гомосексуализма. По мнению В.И. Ткаченко, уголовная ответственность за насильственное лесбиянство вообще невозможна, так как гомосексуальные ласки лесбиянок предполагают взаимное половое влечение. Можно согласиться с тем, что насильственное лесбиянство в такой форме действительно трудно представить, однако насильственное лесбиянство в форме, например, трибадии вполне возможно.[53]

К иным действиям сексуального характера относятся различные сексуальные действия между мужчиной и женщиной или между мужчинами, кроме естественного полового акта и мужеложства (например, coitus per os - в отношении мужчины или женщины или coitus per anum - в отношении женщины)[54] , а также половое сношение мужчины и женщины, совершенное под принуждением со стороны женщины.

Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом, т.е. виновный сознает, что совершает мужеложство, лесбиянство или иные действия сексуального характера, и желает совершить их.

Субъект преступления - вменяемое лицо, достигшее 14 лет. Соисполнителями в форме применения физического насилия или угроз при мужеложстве может быть и женщина, а при лесбиянстве - и мужчина.

Квалифицированные и особо квалифицированные составы насильственных действий сексуального характера аналогичны соответствующим составам изнасилования, рассмотренным ранее.

При решении вопроса о совершении виновным насильственных действий сексуального характера возможно проведение судебно-медицинской экспертизы с участием врача-сексопатолога.

Понуждение к действиям сексуального характера (ст. 133 УК). Статья 118 УК 1960 г. предусматривала ответственность за понуждение женщины к вступлению в половую связь или к удовлетворению половой страсти в иной форме лицом, в отношении которого женщина являлась материально или по службе зависимой. Количество лиц, осужденных за это преступление, оставалось незначительным. В связи с тем, что не все случаи понуждения к половому сношению подпадали под признаки указанной нормы, в юридической литературе высказывались предложения о целесообразности дополнить ст. 118 УК 1960 г. указанием на использование иной зависимости потерпевшей, а также включением таких форм понуждения женщины к вступлению в половую связь, как угроза применения насилия в будущем, угроза истреблением имущества или разглашением позорящих сведений.[55] Кроме того, встречались случаи понуждения к вступлению в половое сношение не только женщин, но и мужчин.

Некоторые из этих предложений были учтены в ст. 133 УК 1996 г., предусмотревшей ответственность за понуждение лица к половому сношению, мужеложству, лесбиянству или совершению иных действий сексуального характера путем шантажа, угрозы уничтожением, повреждением или изъятием имущества либо с использованием материальной или иной зависимости потерпевшего (потерпевшей). Изменения в законодательстве повлекли увеличение дел этой категории.[56]

Объектом преступления является половая свобода либо, если преступление совершается в отношении несовершеннолетней, половая неприкосновенность, а также в зависимости от того, в какой форме осуществляется понуждение, личность и уклад половых отношений. При угрозе уничтожением, повреждением или изъятием имущества дополнительным объектом являются также отношения собственности, а при использовании материальной или иной зависимости - материальные или иные интересы потерпевшего (потерпевшей).

Объективная сторона заключается в понуждении, т.е. психическом воздействии на лицо с целью добиться согласия на совершение полового сношения, мужеложства, лесбиянства или к совершению иных действий сексуального характера. Способом воздействия может быть шантаж, т.е. угроза разоблачения, разглашения позорящих, компрометирующих сведений (истинных или ложных) о потерпевшем (потерпевшей), а также угроза уничтожением, повреждением или изъятием имущества, либо использование материальной или иной зависимости потерпевшего (потерпевшей). Угроза уничтожением, повреждением или изъятием имущества должна восприниматься как реальная.

Под материальной зависимостью понимается ситуация, когда потерпевший находится на полном или частичном иждивении виновного, вынужден проживать на его жилой площади, не располагая собственной, либо виновный имеет возможность серьезно ухудшить материальное положение потерпевшего. Иная зависимость - это служебная подчиненность или подконтрольность потерпевшего виновному в государственных или негосударственных учреждениях и организациях, зависимость от представителя власти (дознаватель, следователь) или от иного лица (больного от врача, студента от преподавателя и др.).[57]

Сам факт вступления в половое сношение или совершение иных действий сексуального характера с лицом, находящимся в материальной или иной зависимости, еще не свидетельствует о совершении преступления, предусмотренного ст. 133 УК. Необходимо, чтобы эта зависимость использовалась в качестве угрозы наступления для потерпевшего (потерпевшей) неблагоприятных последствий.

По вопросу о том, угрозу каким интересам представляет использование материальной или иной зависимости потерпевшего (потерпевшей), в литературе высказаны различные точки зрения. Так, А.П. Дьяченко считал, что «понуждение женщины может быть совершено и путем применения угроз, и путем обещания каких-либо выгод».[58] Такой позиции обоснованно возражает А.Н.Игнатов, по мнению которого «в данном случае имеет место не понуждение женщины, а склонение к вступлению в половую связь».[59]

При «понуждении» исключаются насилие или угроза его применения либо использование беспомощного состояния потерпевшей. Подобные действия являются признаком составов преступления, предусмотренных ст. 131, 132 УК. В качестве способа достижения указанных в ст. 133 УК целей состав преступления не предусматривает психологическое давление на близких потерпевшему (потерпевшей) лиц.[60]

Состав формальный, и преступление признается оконченным с момента оказания психического воздействия, независимо от достижения виновным конечной цели.

Субъективная сторона преступления - только прямой умысел: виновный должен сознавать, что он, вопреки желанию потерпевшего (потерпевшей), с помощью шантажа, угрозы уничтожением, повреждением или изъятием имущества либо используя материальную или иную зависимость, понуждает потерпевшего (потерпевшую) к половому сношению, мужеложству, лесбиянству или к совершению иных действий сексуального характера и желает этого.

Субъектом преступления может быть вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста. В случае понуждения с использованием материальной или иной зависимости необходимо, чтобы потерпевший находился в такой зависимости от виновного.

Как правило, виновный преследует цель самому вступить в половое сношение или понудить потерпевшего (потерпевшую) к совершению действий сексуального характера, однако он может действовать и в интересах третьего лица. Поскольку преступление считается оконченным с момента оказания психического воздействия, действия третьего лица, вступившего, например, в половое сношение с потерпевшей, находятся за пределами состава, и это третье лицо, если оно не являлось организатором, подстрекателем или пособником, ответственности не несет.

Такое положение вряд ли справедливо. Представляется целесообразной иная формулировка ст. 133 УК. Например: «Половое сношение, мужеложство, лесбиянство или совершение иных действий сексуального характера, совершенные с использованием материальной или иной зависимости, шантажа, угрозы уничтожением, повреждением или изъятием имущества потерпевшего (потерпевшей)». При такой формулировке и лицо, воздействовавшее на потерпевшую, и лицо, вступившее с нею в половую связь, если его сознанием охватывалось, что действия потерпевшей не являются добровольными, отвечали бы как соисполнители. Если же психическое воздействие на потерпевшую не достигло цели, действия виновного квалифицировались бы как покушение на преступление.[61]

Иногда возникает необходимость действия виновного, наряду со ст. 133 УК, квалифицировать по совокупности с другими статьями Кодекса. Так, в случае реализации угрозы уничтожением, повреждением или изъятием имущества действия виновного при уничтожении или повреждении имущества, причинившем значительный ущерб потерпевшему (потерпевшей), должны квалифицироваться по совокупности ст. 133 и ст. 167 УК, а при изъятии имущества, в зависимости от конкретных обстоятельств, по совокупности ст. 133 УК со статьями, предусматривающими ответственность за противоправное завладение чужим имуществом.

В тех случаях, когда понуждение и последующее половое сношение, мужеложство или совершение иных действий сексуального характера имеют место в отношении лица, не достигшего 16-летнего возраста, действия виновного должны квалифицироваться по совокупности ст. 133 и 134 УК.

Половое сношение и иные действия сексуального характера с лицом, не достигшим 16-летнего возраста (ст. 134 УК). Статья 119 УК 1960 г. предусматривала ответственность за половое сношение с лицом, не достигшим половой зрелости (ч. 1) и за «те же действия, сопряженные с удовлетворением половой страсти в извращенных формах» (ч. 2).

Следует также отметить неполное соответствие названия ст. 134 УК, в котором говорится об иных действиях сексуального характера, и диспозиции этой статьи, в которой из иных действий сексуального характера упоминается лишь о мужеложстве и лесбиянстве.

Объектом преступления является половая неприкосновенность и нормальное физическое, умственное и моральное развитие лиц, не достигших 16-летнего возраста, а по ч.2 ст.134 - 14-летнего возраста. Потерпевшим может быть лицо как женского, так и мужского пола.

Объективная сторона состоит в добровольном половом сношении, мужеложстве или лесбиянстве с лицом, не достигшим 16 лет. В случае, если потерпевшая (потерпевший) не понимала значения и характера совершаемых с нею действий вследствие малолетства или умственной отсталости, совершенное виновным преступление следует квалифицировать как изнасилование или насильственные действия сексуального характера с использованием беспомощного состояния потерпевшей. Преступление считается оконченным с момента начала совершения указанных в законе действий.[62]

Субъективная сторона преступления состоит только в прямом умысле: виновный сознает, что совершает половое сношение или иные действия сексуального характера с лицом, не достигшим 14-летнего возраста, и желает совершить с этим лицом такие действия.

Субъектом преступления может быть, как указано в ст. 134 УК, лицо, достигшее 18-летнего возраста (как мужчина, так и женщина).

Если потерпевшая, не достигшая 14-летнего возраста, сначала была изнасилована или с потерпевшей (потерпевшим) были совершены иные насильственные действия сексуального характера, а затем такие действия совершались добровольно, преступление квалифицируется по совокупности ст. 131 (132) и 134 УК.[63]

В случае, если половое сношение, мужеложство или лесбиянство с лицом, не достигшим 16-летнего возраста, было совершено под воздействием шантажа, угрозы уничтожением, повреждением или изъятием имущества либо с использованием материальной или иной зависимости, действия виновного квалифицируются по совокупности ст. 133 и 134 УК. В зависимости от последствий полового сношения мужеложства или лесбиянства с лицом, не достигшим 14 лет, действия виновного могут быть квалифицированы по совокупности со статьями: 109 (причинение смерти по неосторожности), 118 (неосторожное причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью), 121 (заражение венерической болезнью), 122 (заражение ВИЧ-инфекций) УК РФ.

Статья 134 УК изложена в новой редакции.

Статья 134. Половое сношение и иные действия сексуального характера с лицом, не достигшем шестнадцатилетнего возраста

1. Половое сношение, мужеложство или лесбиянство, совершенные лицом, достигшим восемнадцатилетнего возраста, с лицом, заведомо не достигшим шестнадцатилетнего возраста, -

наказываются лишением свободы на срок до четырех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до пяти лет или без такового.

2. Те же деяния, совершенные с лицом, заведомо не достигшим четырнадцатилетнего возраста, -

наказываются лишением свободы на срок от трех до шести лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до десяти лет или без такового.

3. Деяние, предусмотренное частью первой настоящей статьи, совершенное в отношении лица, заведомо не достигшего двенадцатилетнего возраста, -

наказываются лишением свободы от пяти до двенадцати лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до двадцати лет или без такового.

4. Деяния, предусмотренные частями второй и третьей настоящей статьи, совершенные группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, -

наказываются лишением свободы на срок от семи до пятнадцати лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до двадцати лет или без такового.

Примечание. Лицо, впервые совершившее преступление, предусмотренное частью первой настоящей статьи, освобождается судом от наказания, если будет установлено, что это лицо и совершенное им преступление перестали быть общественно опасным в связи со вступлением в брак с потерпевшим.

Развратные действия (ст. 135 УК). В отличие от ст. 120 УК 1960 г., предусматривавшей ответственность за развратные действия в отношении несовершеннолетних, ст. 135 УК 1996 г. предусматривает ответственность за совершение развратных действий без применения насилия в отношении лица, заведомо не достигшего 16-летнего возраста.

Из всех половых преступлений развратные действия являются третьим по распространенности преступлением вслед за изнасилованием и насильственными действиями сексуального характера.

Объектом преступления является нормальное физическое и моральное развитие малолетних. Потерпевшими, так же как по ст. 134 УК, могут быть лица мужского и женского пола.[64]

Преступление считается оконченным с момента совершения развратных действий; произошло ли развращение малолетнего в действительности, значения для состава преступления не имеет. Если развратные действия непосредственно предшествовали изнасилованию, совершению насильственных действий сексуального характера, добровольному половому сношению, мужеложству или лесбиянству с лицом, не достигшим 14-летнего возраста, действия виновного квалифицируются по направлению умысла на совершение преступления, являющего окончательным результатом его деятельности, т.е. по п. «а» ч. 3 ст. 131, п. «б» ч.4 ст. 131,, п. «а» ч. 3 ст. 132, п. «б» ч. 4 ст. 132 или ст. 134 УК.

Субъективная сторона преступления - прямой умысел: виновный сознает, что совершает развратные действия в отношении малолетнего, и желает их совершить. Если лицо добросовестно заблуждалось относительно возраста малолетнего, ответственность исключается.[65]

Исходя из вышесказанного:

Смежные составы преступлений различаются по одному или нескольким признакам и родственны по характеру общественной опасности. Для квалификации смежных составов значимо выделение разграничительных элементов составов и их признаков.

Смежность и родственность деяний позволяют законодателю конструировать широкое понятие неоднократности преступлений и судимости, т.е. не только с единым непосредственным объектом, но и с разными объектами. Такое законодательное решение криминологически вполне обоснованно.

Прежде всего надо определить истоки оценочности того или иного признака состава.

Во-первых, оценочными признаками обладают те элементы составов, которые нельзя сформулировать в определенном количестве. Комплексные, многообразные последствия ряда преступлений, которые посягают на основной, дополнительный и факультативный объекты, закон описывает как «иные тяжкие последствия», называя через союз «или» конкретные последствия (чаще всего смерть или тяжкий вред здоровью).

Во-вторых, оценочная характеристика вынуждена содержанием вреда и ущерба. В отличие от материального и физического ущерба вред, наносимый иным объектам, может быть соответственно этим объектам организационным, социальным, политическим и т.п.

Заключение

На основании данной работы можно сделать следующие выводы и предложения:

1. Под изнасилованием по смыслу ст. 131 УК следует понимать лишь совершаемое вопреки воле и согласию потерпевшей с применением насилия или угрозы его применения или с использованием беспомощного состояния потерпевшей естественное половое сношение, т.е. совершаемое путем введения полового члена мужчины во влагалище женщины, в том случае, когда виновным является мужчина, а потерпевшей - женщина. Все иные насильственные действия сексуального характера не могут расцениваться как изнасилование. Их следует квалифицировать по ст. 132 УК.

2. Физическое насилие может состоять в удержании, связывании, причинении побоев, легкого или средней тяжести вреда здоровью. Если при изнасиловании или совершении насильственных действий сексуального характера либо покушении на них потерпевшему лицу умышленно причиняется тяжкий вред здоровью, действия виновного квалифицируются по соответствующей части ст. 131 или ст. 132 УК по совокупности со ст. 111 УК. Если умышленное причинение тяжкого вреда здоровью повлекло по неосторожности смерть потерпевшего лица, то при отсутствии других квалифицирующих признаков изнасилование или насильственные действия сексуального характера квалифицируются по совокупности ч. 1 ст. 131 или ч. 1 ст. 132 и ч. 4 ст. 111 УК.

3. Под угрозой применения насилия понимается запугивание потерпевшей, совершение таких действий, которые свидетельствовали бы о намерении немедленно применить физическое насилие вплоть до причинения вреда здоровью средней тяжести. Таким образом, в ч. 1 ст. 131 УК речь идет об угрозе причинения побоев, легкого и средней тяжести вреда здоровью, поскольку угроза убийством и причинением тяжкого вреда здоровью подпадает под ч. 2 ст. 131 УК. Угроза должна восприниматься потерпевшей как вполне реальная вне зависимости от того, имел ли виновный намерение на самом деле осуществить угрозу. Угроза применить насилие в будущем не может рассматриваться в качестве средства подавления сопротивления потерпевшей, поскольку она имеет возможность обратиться за помощью в правоохранительные органы или к другим гражданам.

4. Как физическое насилие, так и угроза его применения могут применяться не только к потерпевшей, но и к другим лицам. К таким лицам могут быть отнесены не только дети или родственники потерпевшей, но и другие лица, в судьбе которых потерпевшая заинтересована, например ее воспитанники, ученики.

5. Поскольку в теории уголовного права вопрос о непосредственном объекте преступлений, предусмотренных ст.ст. 131 УК РФ, является спорным, мы предлагаем под основным непосредственным объектом изнасилования и понимать половую неприкосновенность и половую свободу. Половая неприкосновенность – это право каждого не подвергаться сексуальному насилию, право на защищенность от сексуальных посягательств (пассивное право), а половая свобода – право на выбор половых партнеров и незапрещенных законом форм сексуального удовлетворения (активное право).

При этом о половой свободе как объекте рассматриваемых преступлений можно говорить лишь при посягательстве на лиц, достигших 16-летнего возраста, способных осознавать характер совершаемых с ними действий.

6. Учитывая, что квалифицирующий признак «изнасилование и насильственные действия сексуального характера, совершенные организованной группой», представляет собой более высокую общественную опасность по сравнению с совершением рассматриваемых преступлений группой лиц или группой лиц по предварительному сговору, предлагается изъять его из части 2 статьи 131 и перенести в часть 3 статьи 131 УК РФ. Эта новация позволит привести наказание в соответствие с тяжестью совершенного преступления.

7. Результаты проведенного исследования показывают, что на практике деяния, предусмотренные ст. 131 УК РФ, часто совершаются близкими родственниками или лицами, обязанными заботиться о потерпевшем. На наш взгляд, такие действия представляют повышенную опасность для общества и это надо учитывать при дифференциации уголовной ответственности за рассматриваемые преступления. В связи с этим предлагается дополнить часть 3 статьи 131 УК РФ новым особо квалифицирующим признаком: «изнасилование и насильственные действия сексуального характера, совершенные близким родственником или лицом, обязанным по закону заботиться о потерпевшем лице».

При учете данных обстоятельств в качестве особо квалифицирующего признака изнасилования и насильственных действий сексуального характера будет предусмотрено более строгое наказание, в то время как сегодня эти деяния квалифицируются по части 1 статьи 131 132 УК РФ.

8. Существующая законодательная конструкция пункта «б» части 3 статьи 131 УК РФ вызывает различные толкования относительно формы вины применительно к заражению потерпевшего лица ВИЧ-инфекцией. Пленум Верховного Суда РФ разъясняет, что действия виновного подлежат квалификации по пункту «б» части 3 статьи 131 и пункту «б» части 3 статьи 132 УК РФ как при неосторожном, так и при умышленном заражении потерпевшего лица ВИЧ-инфекцией. Несоответствие законодательной конструкции п.п. »б» ч.ч. 3 ст.ст. 131, 132 УК РФ и разъяснений Пленума Верховного Суда РФ вызывает многочисленные споры. Исходя из этого, рекомендуется изменить законодательную конструкцию пункта «б» части 3 статьи 131 УК РФ, изложив его следующим образом:

«б) повлекли заражение потерпевшего (потерпевшей) ВИЧ-инфекцией, а также повлекли по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего (потерпевшей) или иные тяжкие последствия».

Предложенная новая редакция данного особо квалифицирующего признака устраняет противоречия.

9. Поскольку существующее разъяснение Пленума Верховного Суда РФ ограничивает отношение виновного к заражению потерпевшего лица венерическим заболеванием исключительно умышленной виной, что не соответствует редакции ч. 2 ст. 24 УК РФ, допускающей в этой ситуации не только умысел, но и неосторожность, рекомендуется сформулировать абзац 1 пункта 13 постановления Пленума Верховного Суда РФ следующим образом: «Ответственность по пункту «г» части 2 статьи 131 УК РФ и по пункту «г» части 2 статьи 132 УК РФ наступает как при неосторожном, так и при умышленном заражении потерпевшего лица венерическим заболеванием. При этом дополнительной квалификации по статье 121 УК РФ не требуется».

10. Основываясь на результатах исследования, мы предлагаем ввести новый особо квалифицирующий признак (ч. 3 ст. 131 УК РФ) «совершение деяния близким родственником и лицом, обязанным по закону заботиться о потерпевшем лице». В случае реализации указанной новеллы необходимо дополнить постановление Пленума Верховного Суда РФ пунктом 171 следующего содержания: «Под близкими родственниками, указанными в статьях 131 УК РФ, следует понимать родителей, детей, усыновителей, усыновленных, родных и единокровных братьев и сестер, дедушек, бабушек, внуков.

Лицами, обязанными по закону заботиться о потерпевшем лице, являются опекуны, попечители, врачи, педагоги, представители органов опеки и попечительства, иных учреждений или организаций, на попечении которых находилось потерпевшее лицо».

Список литературы

Нормативно-правовые акты

1. Конституция Российской Федерации от 12 декабря 1993 года // Российская газета. 25 декабря 1993 года.

2. Уголовный кодекс РФ от 13.06.1996 №63-ФЗ (в редакции от 29 июля 2009 г.) // СЗ РФ. – 1996. – № 25. – Ст. 2954.

3. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации
от 18.12.2001 №174-ФЗ (в редакции от 29 декабря 2009 г.) // СЗ РФ. – 2001. – № 52. – Ст. 4921.

Судебная практика

4. Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 25 марта 1964 г. N 2 «О судебной практике по делам об изнасиловании».

5. Постановление Верховного Суда РСФСР от 17 июля 1989 г. // БВС РСФСР. 1989. №8.

6. Определение СК Верховного Суда РФ от 12 февраля 1998 г. // БВС РФ. 1998. №8.

7. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 15 июня 2004 г. N 11 «О судебной практике по делам о преступлениях, предусмотренных статьями 131 и 132 Уголовного кодекса Российской Федерации».

Специальная литература

8. Астемпиров З.А. Уголовная ответственность и наказание / З.А. Астемпиров. – М.: Юрайт, 2008. – 711 с.

9. Безлепкин Б.Т. Комментарий к Уголовному Кодексу Российской Федерации: (Постатейный) / Б.Т. Безлепкин. – М.: ООО ВИТРЭМ, 2007. – 690 с.

10. Бернштейн Д.И. Правовая ответственность как вид социальной ответственности и пути ее обеспечения / Д.И. Бернштейн. – М.: Юрайт, 2008. – 485 с.

11. Богатых Е.А. Уголовное право / Е.А. Богатых. – М.: ИНФРА-М, 2007. – 511 с.

12. Большой юридический словарь / Под ред. А.Я. Сухарева, В.Д. Зорькина, В.Е. Крутских. – М.: ИНФРА-М, 2007. – 602 с.

13. Борзенков Г.К. Ответственность за преступления против половой свободы / Г.К. Борзенков // Российская юстиция. – 2007. – №8. – С. 22-26.

14. Бородин С.В. Ответственность за преступления против половой свободы: квалификация и наказание по российскому праву / С.В. Бородин. – М.: Юристъ, 2007. – 516 с.

15. Бородин С.В. Квалификация преступлений против личности / С.В. Бородин. – М.: ИНФРА-М, 2007. – 801 с.

16. Власов В.С. Уголовное право / В.С. Власов. – М.: ИНФРА-М, 2008. – 584 с.

17. Гаджиев X.Р. Квалификация изнасилования, повлекшего особо тяжкие по­следствия / Х.Р. Гаджиев // Российская юстиция. – 2009. – №10. – С. 25-29.

18. Гаухман Л.Д. Насилие, как средство совершения преступления / Л.Д. Гаухман. – М.: Юристъ, 2008. – 458 с.

19. Гаухман Л.Д. Ответственность за преступления против личности / Л.Д. Гаухман. – М.: ЮрИнфоР, 2008. – 526 с.

20. Гельманов А.Г. Особенности расследования преступлений против половой свободы, совершенных в условиях неочевидности / А.Г. Гельманов. – Омск: Юридический институт МВД России, 2007. – 148 с.

21. Дворкин А.И. Методика расследования преступлений против половой свободы / А.И. Дворкин. – М.: ИНФРА-М, 2007. – 528 с.

22. Действующее уголовное право / Сост. Ю.М. Колосов, Э.С. Кривчикова. – М.: Изд-во Московского независимого института международного права, 2007. – 405 с.

23. Дьяченко А.П. Уголовно-правовая охрана прав граждан в сфере сексуаль­ных отношений / А.П. Дьяченко. – М.: Просвещение, 2008. – 715 с.

24. Игнатов А.Н. Квалификация половых преступлений / А.Н. Игнатов. – М.: ИНФРА-М, 2007. – 638 с.

25. Китаев Н.В. Экспертиза и сексуальные убийцы / Н.В. Китаев // Российская юстиция. – 2008. – №8. – С. 21-25.

26. Ковалев Л.Н. Правонарушения и закон / Л.Н. Ковалев // Правоведение. – 2007. – №1. – С. 29-35.

27. Комиссаров В.П. Расследование изнасилований / В.П. Комиссаров // Законность. – 2007. – №9. – С. 30-35.

28. Комментарий к постановлениям Пленума Верховного Суда Российской Федерации по уголовным делам / Под общ. ред. В.М. Лебедева, Б.Н. Топорнина. – М.: Юрист, 2008. – 790 с.

29. Комментарий к Уголовному Кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. Ю.И. Скуратова, В.М. Лебедева. – М.: ИНФРА-М, 2007. – 802 с.

30. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. И.Л. Петрухина. – М.: Проспект, 2007. – 657 с.

31. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Постатейный / Под ред. Н.А. Петухова, Г.И. Загорского. – М.: ИКФ ЭКМОС, 2007. – 629 с.

32. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. В.В. Мозякова. – М.: Экзамен XXI, 2007. – 780 с.

33. Комментарий к Уголовному кодексу РФ. / Отв. ред. И.Л. Марогулова. – М.: ИНФРА-М, 2007. – 811 с.

34. Комментарий к Уголовному Кодексу РФ. / Под ред. А.В. Наумова. – М.: Юридическая литература, 2007. – 754 с.

35. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации/ Отв. ред. А.И. Рарог. – М.: Проспект, 2007. – 795 с.

36. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации, части второй/ Под ред. Т.Е. Абовой, А.Ю. Кабалкина. – М.: Юрайт-Издат, 2007. – 809 с.

37. Комментарий к Уголовному кодексу Российской федерации части второй/ Отв. ред. О.Н. Садиков. – М.: Контракт, 2007. – 629 с.

38. Комментарий к Уголовному кодексу Российской федерации части второй/ Отв. ред. В.К. Малков. – М.: Контракт, 2007. – 759 с.

39. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. О.М. Козырь, А.Л. Маковского, С.А. Хохлова. – М.: МЦФР, 2007. – 664 с.

40. Кондрашова Т.В. Квалификация изнасилований / Т.В. Кондрашова. – М.: НОНМА-М, 2007. – 615 с.

41. Кудрявцев В.Н. О структуре индивидуального преступного поведения / В.Н. Кудрявцев. – М.: Юридическая литература, 2007. – 809 с.

42. Кудрявцев В.Н. Объективная сторона преступления / В.Н. Кудрявцев. – М.: Юридическая литература, 2007. – 658 с.

43. Лейст О.Э. Санкции и ответственность по российскому праву / О.Э. Лейст. – М.: Издательство МГУ, 2009. – 312 с.

44. Малеин Н.С. Правонарушение: понятие, причины, ответственность / Н.С. Малеин. – М.: Юридическая литература, 2007. – 698 с.

45. Мушинский В.О. Основы правоведения / В.О. Мушинский. – М.: Международные отношения, 2007. – 742 с.

46. Наумов А.В. Российское уголовное право. Общая часть. Курс лекций / А.В. Наумов. – М.: БЕК, 2007. – 619 с.

47. Петров И.Э. Криминологическая характеристика и предупреждение преступлений / И.Э. Петров. – М.: Академия МВД России, 2007. – 448 с.

48. Постатейный Комментарий к Уголовному кодексу РФ 1996 г. / Под ред. А.В. Наумова. – М.: Гардарика, 2007. – 709 с.

49. Правоотношения и их роль в реализации права / Науч. ред. Ю.С. Решетов. – М.: Юристъ, 2007. – 657 с.

50. Преступность: стратегия борьбы / Под. ред. А.И. Долговой – М.: Криминологическая ассоциация, 2008. – 386 с.

51. Расследование преступлений против половой неприкосновенности и половой свободы личности / Под. ред. Н.А. Селиванова, В.А. Снеткова. – М.: Просвещение, 2008. – 482 с.

52. Российское уголовное право. Общая часть. Учебник / Под ред. А.И. Рарога. – М.: Профобразование, 2009. – 459 с.

53. Сафронов В.Н. Вопросы квалификации половых преступлений / В.Н. Сафронов. – М.: ИНФРА-М, 2007. – 628 с.

54. Скорченко П.Т. Расследование половых преступлений / П.Т. Скорченко. – М.: Юристъ, 2007. – 619 с.

55. Смирнова Н.Н. Уголовное право: Учебник / Н.Н. Смирнова. – СПб.: Изд-во Михайлова, 2006. – 629 с.

56. Соя-Серко Л.А. Методика расследования изнасилований: Методическое пособие / Л.А. Соя-Серко. – М.: НОРМА-М, 2008. – 764 с.

57. Судебная практика к Уголовному кодексу Российской Федерации/ Сост. С.В. Бородин, А.И. Трусова. – М.: Спарк, 2009. – 519 с.

58. Тарарухин С.А. Преступное поведение: социальные и психологические черты / С.А. Тарарухин. – М.: Юридическая литература, 2009. – 554 с.

59. Ткаченко В.И. Квалификация половых преступлений / В.И. Ткаечнко // Вопросы криминалистики. – 2009. – №12. – С. 24-30.

60. Ткаченко В.И. Нелогичные наказания в новом УК / В.И. Ткаченко // Законодательство. – 2007. – №5. – С. 41-48.

61. Ткаченко В.И. Ответственность за преступления против личности / В.И. Ткаченко // Законность. – 2008. – №7. – С. 11-15.

62. Уваров В.К. Уголовный кодекс Российской Федерации: постатейный комментарий / В.К. Уваров. – М.: ЗЕРЦАЛО, 2007. – 645 с.

63. Уго­ловное право. Особенная часть / Под ред. Я.И. Ветрова, Ю.И. Ляпунова. – М.: ЮНИТИ, 2008. – 580 с.

64. Уголовное право России. Общая часть / Под ред. А.И. Рарога. – М.: Институт международного права и экономики им. А.С. Грибоедова, 2009. – 448 с.

65. Уголовное право РФ. Общая часть / Отв. ред. Б.В. Здравомыслов. – М.: Юристъ, 2007. – 562 с.

66. Уголовное право Российской Федерации: Общая часть. Учебник / Под ред. К.И. Клименко. – М.: Юристъ, 2007. – 611 с.

67. Уголовное право. Общая часть / Под ред. И.Я. Козаченко, З.А. Незнамовой, Г.П. Новоселова. – М.: ИНФРА-М, 2007. – 649 с.

68. Филимонов В.Д. Общественная опасность отдельных категорий преступников и ее уголовно-правовое значение / В.Д. Филимонов. – Томск: Заря, 2007. – 345 с.

69. Хлынцов М.Д. Расследование половых преступлений / М.Д. Хлынцов. – Саратов: Звезда, 2009. – 249 с.

70. Шмонин А.В. Расследование преступлений, связанных с сексуальным насилием / А.В. Шмонин. – Архангельск: Городец, 2006. – 328 с.


[1] Тарарухин С.А. Преступное поведение: социальные и психологические черты / С.А. Тарарухин. – М.: Юридическая литература, 2009. – С.78.

[2] Хлынцов М.Д. Расследование половых преступлений / М.Д. Хлынцов. – Саратов: Звезда, 2009. – С.106.

[3] Российское уголовное право. Общая часть. Учебник / Под ред. А.И. Рарога. – М.: Профобразование, 2009. – С.70.

[4] Правоотношения и их роль в реализации права / Науч. ред. Ю.С. Решетов. – М.: Юристъ, 2007. – С.74.

[5] Ткаченко В.И. Нелогичные наказания в новом УК / В.И. Ткаченко // Законодательство. – 2007. – №5. – С. 45.

[6] Наумов А.В. Российское уголовное право. Общая часть. Курс лекций / А.В. Наумов. – М.: БЕК, 2007. – С.107.

[7] Ткаченко В.И. Нелогичные наказания в новом УК / В.И. Ткаченко // Законодательство. – 2007. – №5. – С. 45.

[8] Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Постатейный / Под ред. Н.А. Петухова, Г.И. Загорского. – М.: ИКФ ЭКМОС, 2007. – С. 92.

[9] Кудрявцев В.Н. Объективная сторона преступления / В.Н. Кудрявцев. – М.: Юридическая литература, 2007. – С.341.

[10] Кондрашова Т.В. Квалификация изнасилований / Т.В. Кондрашова. – М.: НОНМА-М, 2007. – С.85.

[11] Комментарий к постановлениям Пленума Верховного Суда Российской Федерации по уголовным делам / Под общ. ред. В.М. Лебедева, Б.Н. Топорнина. – М.: Юрист, 2008. – С. 211.

[12] Дьяченко А.П. Уголовно-правовая охрана прав граждан в сфере сексуаль­ных отношений / А.П. Дьяченко. – М.: Просвещение, 2008. – С.142.

[13] Дьяченко А.П. Уголовно-правовая охрана прав граждан в сфере сексуаль­ных отношений / А.П. Дьяченко. – М.: Просвещение, 2008. – С.142.

[14] Дьяченко А.П. Уголовно-правовая охрана прав граждан в сфере сексуаль­ных отношений / А.П. Дьяченко. – М.: Просвещение, 2008. – С.143.

[15] Сафронов В.Н. Вопросы квалификации половых преступлений / В.Н. Сафронов. – М.: ИНФРА-М, 2007. – С.96.

[16] Бородин С.В. Ответственность за преступления против половой свободы: квалификация и наказание по российскому праву / С.В. Бородин. – М.: Юристъ, 2007. – С. 56.

[17] Борзенков Г.К. Ответственность за преступления против половой свободы / Г.К. Борзенков // Российская юстиция. – 2007. – №8. – С. 25.

[18] Богатых Е.А. Уголовное право / Е.А. Богатых. – М.: ИНФРА-М, 2007. – С. 56.

[19] Бородин С.В. Ответственность за преступления против половой свободы: квалификация и наказание по российскому праву / С.В. Бородин. – М.: Юристъ, 2007. – С. 105.

[20] Китаев Н.В. Экспертиза и сексуальные убийцы / Н.В. Китаев // Российская юстиция. – 2008. – №8. – С. 22.

[21] Комиссаров В.П. Расследование изнасилований / В.П. Комиссаров // Законность. – 2007. – №9. – С. 32.

[22] Комментарий к постановлениям Пленума Верховного Суда Российской Федерации по уголовным делам / Под общ. ред. В.М. Лебедева, Б.Н. Топорнина. – М.: Юрист, 2008. – С.59.

[23] Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. И.Л. Петрухина. – М.: Проспект, 2007. – С.109.

[24] Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Постатейный / Под ред. Н.А. Петухова, Г.И. Загорского. – М.: ИКФ ЭКМОС, 2007. – С.216.

[25] Петров И.Э. Криминологическая характеристика и предупреждение преступлений / И.Э. Петров. – М.: Академия МВД России, 2007. – С.24.

[26] Игнатов А.Н. Квалификация половых преступлений / А.Н. Игнатов. – М.: ИНФРА-М, 2007. – С. 26.

[27] Ткаченко В.И. Квалификация половых преступлений / В.И. Ткаечнко // Вопросы криминалистики. – 2009. – №12. – С. 25.

[28] Игнатов А.Н. Квалификация половых преступлений / А.Н. Игнатов. – М.: ИНФРА-М, 2007. – С.140.

[29] Постановление Верховного Суда РСФСР от 17 июля 1989 г. // БВС РСФСР. 1989. №8.

[30] Игнатов А.Н. Квалификация половых преступлений / А.Н. Игнатов. – М.: ИНФРА-М, 2007. – С.142.

[31] Архив Иркутского областного суда за 2005 г. Дело №1-161/05.

[32] Архив Иркутского областного суда за 1995 г. Дело №1-211/95.

[33] Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 25 марта 1964 г. N 2 «О судебной практике по делам об изнасиловании».

[34] Дьяченко А.П. Уголовно-правовая охрана прав граждан в сфере сексуаль­ных отношений / А.П. Дьяченко. – М.: Просвещение, 2008. – С.71.

[35] Богатых Е.А. Уголовное право / Е.А. Богатых. – М.: ИНФРА-М, 2007. – С.82.

[36] Соя-Серко Л.А. Методика расследования изнасилований: Методическое пособие / Л.А. Соя-Серко. – М.: НОРМА-М, 2008. – С.156.

[37] Определение СК Верховного Суда РФ от 12 февраля 1998 г. // БВС РФ. 1998. №8.

[38] Кондрашова Т.В. Квалификация изнасилований / Т.В. Кондрашова. – М.: НОНМА-М, 2007. – С.48.

[39] Дьяченко А.П. Уголовно-правовая охрана прав граждан в сфере сексуаль­ных отношений / А.П. Дьяченко. – М.: Просвещение, 2008. – С.156.

[40] Игнатов А.Н. Квалификация половых преступлений / А.Н. Игнатов. – М.: ИНФРА-М, 2007. – С. 92.

[41] Комиссаров В.П. Расследование изнасилований / В.П. Комиссаров // Законность. – 2007. – №9. – С. 32.

[42] Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Постатейный / Под ред. Н.А. Петухова, Г.И. Загорского. – М.: ИКФ ЭКМОС, 2007. – 85.

[43] Там же. – С.86.

[44] Игнатов А.Н. Квалификация половых преступлений / А.Н. Игнатов. – М.: ИНФРА-М, 2007. – С.124.

[45] Большой юридический словарь / Под ред. А.Я. Сухарева, В.Д. Зорькина, В.Е. Крутских. – М.: ИНФРА-М, 2007. – С.114.

[46] Комментарий к Уголовному Кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. Ю.И. Скуратова, В.М. Лебедева. – М.: ИНФРА-М, 2007. – С.79.

[47] Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. В.В. Мозякова. – М.: Экзамен XXI, 2007. – С.216.

[48] Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации/ Отв. ред. А.И. Рарог. – М.: Проспект, 2007. – С.59.

[49] Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. О.М. Козырь, А.Л. Маковского, С.А. Хохлова. – М.: МЦФР, 2007. – С.348.

[50] Кондрашова Т.В. Квалификация изнасилований / Т.В. Кондрашова. – М.: НОНМА-М, 2007. – С.216.

[51] Тарарухин С.А. Преступное поведение: социальные и психологические черты / С.А. Тарарухин. – М.: Юридическая литература, 2009. – С.24.

[52] Смирнова Н.Н. Уголовное право: Учебник / Н.Н. Смирнова. – СПб.: Изд-во Михайлова, 2006. – С.90.

[53] Ткаченко В.И. Ответственность за преступления против личности / В.И. Ткаченко // Законность. – 2008. – №7. – С. 12.

[54] Уголовное право России. Общая часть / Под ред. А.И. Рарога. – М.: Институт международного права и экономики им. А.С. Грибоедова, 2009. – С.16.

[55] Уголовное право. Общая часть / Под ред. И.Я. Козаченко, З.А. Незнамовой, Г.П. Новоселова. – М.: ИНФРА-М, 2007. – С.245.

[56] Хлынцов М.Д. Расследование половых преступлений / М.Д. Хлынцов. – Саратов: Звезда, 2009. – С.51.

[57] Кондрашова Т.В. Квалификация изнасилований / Т.В. Кондрашова. – М.: НОНМА-М, 2007. – С.216.

[58] Дьяченко А.П. Уголовно-правовая охрана прав граждан в сфере сексуаль­ных отношений / А.П. Дьяченко. – М.: Просвещение, 2008. – С.72.

[59] Игнатов А.Н. Квалификация половых преступлений / А.Н. Игнатов. – М.: ИНФРА-М, 2007. – С.102.

[60] Сафронов В.Н. Вопросы квалификации половых преступлений / В.Н. Сафронов. – М.: ИНФРА-М, 2007. – С.98.

[61] Судебная практика к Уголовному кодексу Российской Федерации/ Сост. С.В. Бородин, А.И. Трусова. – М.: Спарк, 2009. – С.75.

[62] – С.256.

[63] Преступность: стратегия борьбы / Под. ред. А.И. Долговой – М.: Криминологическая ассоциация, 2008. – С.62.

[64] Расследование преступлений против половой неприкосновенности и половой свободы личности / Под. ред. Н.А. Селиванова, В.А. Снеткова. – М.: Просвещение, 2008. – С.89.

[65] Комментарий к Уголовному кодексу Российской федерации части второй/ Отв. ред. О.Н. Садиков. – М.: Контракт, 2007. – С.46.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий