регистрация / вход

Право собственности в римском праве

СОДЕРЖАНИЕ Введение 1. Понятие и виды права собственности 2. Содержание права собственности и правомочия права собственности 3. Способы приобретения и прекращения права собственности

СОДЕРЖАНИЕ

Введение 3
1. Понятие и виды права собственности 4
2. Содержание права собственности и правомочия права собственности 8
3. Способы приобретения и прекращения права собственности 11
Заключение 17
Список использованной литературы 18

Введение

Римское право занимает уникальное место в правовой истории человечества. Оно представляет собой наивысшую ступень в развитии права в античном обществе и древнем мире в целом.

Оно отличается прежде всего необыкновенно широким охватом самых разнообразных жизненных отношений и ситуаций. Особенно тщательно были разработаны в римском праве различные способы защиты интересов частных собственников, а также многообразных участников имущественного оборота. Именно римляне, опираясь на весь предшествующий мировой опыт, в том числе и стран Востока, впервые сделали индивидуальную частную собственность, а также другие имущественные права и интересы предметом искусного и весьма совершенного юридического регулирования. На базе римского права, отличавшегося большой разработанностью своих форм, сложилась богатейшая правовая культура, ставшая общим достоянием человечества на последующих этапах развития цивилизации. Одним из элементов этой правовой культуры была римская юриспруденция, которая положила начало как самостоятельной науке о праве, так и профессиональному юридическому образованию.

За более чем тысячелетний период истории Римского государства право претерпело в нем глубокие изменения. История римского права, естественно, отразила перемены в государственном строе Рима. Но, будучи связанным и с более глубинными пластами римского общества, оно в своей эволюции испытало на себе влияние все усложняющихся экономических и иных общественных отношений, в том числе связанных и с рабством.

Кроме того, римское право пережило ту рабовладельческую государственность (Западную Римскую империю), на базе которой оно исторически сложилось и достигло наивысшего расцвета.

Римское право частной собственности развивалось из частного владения на землю, которая в ранний период республики являлась еще собственностью римского народа.

Частное владение постепенно превращается в частную собственность. Право частной собственности имело своей целью прежде всего установить право рабовладельцев на землю, обеспечить неограниченную возможность бесконтрольной эксплуатации рабов и надежную регламентацию товарооборота.

Римляне впервые разработали право частной собственности. Римские юристы и магистраты практической деятельностью настолько усовершенствовали эти правовые институты, что они оказались способными пережить на многие века своих создателей.

Римское гражданское право первоначально знало государственную и общинную собственность на землю и частную собственность на остальное имущество. Законы XII таблиц уже упоминают о праве собственности, которое в те времена обозначалось термином dominium, к которому добавляли ex jure Quiritium – собственность по праву квиритов, древнейшего племени. Этим римляне хотели подчеркнуть древность, а следовательно, устойчивость, незыблемость, неприкосновенность отношений собственности (dominium – от лат. глагола domare – укрощать, господствовать). Первоначально этим термином обозначались все права на вещь, вся совокупность полноты власти в доме. Однако уже с I в. н. э. римляне отграничивают значение термина dominium. С конца классического периода (III в. н. э.) собственность стали обозначать термином proprietas.

1. Понятие и виды права собственности

Понятие права собственности

Право частной собственности – это исключительное право лица владеть, пользоваться и распоряжаться вещью в своем интересе. Исключительное право потому, что оно нераздельно, т. е. принадлежит только собственнику, который ни с кем его не делит. Римляне называли право собственности еще и неограниченным, подчеркивая этим полноту владычества собственника над вещью, якобы никем не стесняемого. На самом же деле право собственности в Риме во все времена подвергалось определенным ограничениям. Как одно из проявлений господствующего класса, оно могло ограничиваться в интересах государства, общества, в пользу сервитутов, залогодержателя и других прав на чужие вещи, в пользу соседей.

Виды права собственности

Продолжительное время римляне знали и признавали наиболее древний, известный еще Законам ХII таблиц вид права собственности – dominium ex jure Quiritium – квиритская собственность. Пределы и содержание этого права собственности были установлены цивильным правом и уходят корнями в глубокую древность. Квиритами первоначально называли только римских граждан, принадлежавших к одноименному древнейшему роду, а квиритское право собственности устанавливалось на особо важные с точки зрения хозяйства вещи (рабов, земли, скот, сервитуты) и лишь позднее распространилось шире. Характерно также, что первоначально его субъектами могли быть только римские граждане, затем к ним присоединяют латинов, наделив их римской правоспособностью в сфере имущественных отношений – jus commercii.

Другой характерной особенностью квиритского права собственности были строго установленные формы ее приобретения: манципация и уступка права в ходе процесса (in jure cessio).

Квиритская собственность была сугубо римской, национальной, носила замкнутый, кастовый характер. Пока существовало Римское государство-город, она вполне соответствовала его внутренним потребностям, но с выходом Рима за пределы своих городских стен, немедленно превратилась в тормоз развития гражданского оборота.

Консервативный характер права квиритской собственности не только не способствовал гражданскому обороту, но и стеснял развитие самого права собственности. Как известно, объекты права квиритской собственности могли отчуждаться только посредством специально установленных для этого правовых форм – манципации и уступки права (in jure cessio). Если же вещь приобреталась без соблюдения требований указанных форм, то право собственности к приобретателю не переходило со всеми вытекающими из этого последствиями. Отчуждатель вещи оставался квиритским собственником, а приобретатель становился только добросовестным владельцем без права на вещь. Квиритский собственник, продавший свою вещь без соблюдения формальных требований манципации (присутствие при продаже весовщика с весами и не менее пяти – семи свидетелей), не мог перенести на приобретателя вещи свое квиритское право собственника. По истечении определенного времени отчуждатель вещи на основании формально сохранившегося за ним права квиритской собственности мог истребовать проданную им вещь, несмотря на то, что она фактически была передана продавцом покупателю и продавец получил за нее обусловленную цену. В силу формализма римского гражданского права это безосновательное и неправомерное требование удовлетворялось, что вызывало справедливое негодование даже среди господствующего класса.

Обнаружив несоответствие цивильной правовой нормы складывающимся фактическим отношением, претор предпринимает практические действия для устранения этого противоречия. В одном из своих эдиктов он объявляет, что впредь будет предоставлять защиту покупателю вещи, который приобрел ее без соблюдения установленных формальностей. Преторское правило, как соответствовавшее интересам господствующего класса, постепенно становится правовой нормой. Собственность, получившую защиту из рук претора, стали называть преторской, или бонитарной,– от латинского in bonus habere (иметь в своем добре), т. е. вещь, приобретенная покупателем, становится его имуществом. Введением этого правила, претор признал утратившим значение деление вещей на манципные и неманципные, поскольку манципация как способ приобретения права собственности также фактически упраздняется.

Таким образом, были устранены формальные ограничения квиритской собственности. Параллельно возникла преторская собственность. Для ее защиты учреждается специальный публицианский иск.

Римляне вынуждены были вступать в гражданско-правовой оборот с лицами, заселявшими территорию вокруг Рима и не имевшими статуса римского гражданина. Это так называемые перегрины, т. е. неримские граждане. Их длительное бесправие, в конце концов, оказалось невыгодным прежде всего римским гражданам, послужив причиной предоставления перегринам определенной правоспособности. В сфере гражданско-правовой перегрины подчинялись местным правовым системам.

В начале республики римляне вынуждены были допустить перегринов к римской собственности путем совершения сделок, главным образом по поводу движимых вещей и в интересах самих римских граждан. Некоторым общинам и отдельным лицам из иностранцев предоставлялось право участия в гражданском обороте римлян – jus commercio.

В силу этого некоторые перегрины могли приобретать собственность у римских граждан и таким образом становиться собственниками вещей, которые раньше могли быть в собственности только римских граждан. Но к свободному участию в гражданском обороте римлян перегрины все же не допускались. Их участие ограничивалось отдельными сделками: манципацией и литтеральными договорами. Приобретенное таким образом право собственности защищалось эдиктами перегринского претора посредством «фиктивных исков», т. е. делалось допущение, что перегрин стал римским гражданином и потому на него распространяются правовые средства защиты квиритской собственности. Таким образом, права перегринов по сравнению с римскими гражданами были значительно менее защищенными. Во многих случаях перегрины по поводу своих вещных прав могли обращаться лишь к владельческим интердиктам, что не всегда обеспечивало надежную защиту. Источники не содержат сведений о других правовых средствах защиты прав собственности перегринов.

С расширением захватнических войн возникает провинциальная собственность на землю. Земля покоренных Римом народов становится собственностью римского народа (ager populus romanus), т. е. государственной. Одна часть захваченных земель пополняла государственный земельный фонд и становилась собственностью государства, другая – также переходила в собственность Римского государства, но оставалась при этом во владении и пользовании покоренного народа. Рим в любое время мог прекратить это владение и пользование, поскольку являлся собственником земли.

Земля из государственного фонда также передавалась во владение и пользование, но только римским гражданам. Владельцами крупных наделов провинциальных земель становились представители верхушки рабовладельческого класса (поскольку только они имели средства для обработки земель, находящихся далеко от Рима), которые получали огромные доходы от этой провинциальной собственности за счет беспощадной эксплуатации рабов и местного населения.

Во II в. н. э. за владельцами провинциальных земель было признано право, обозначаемое термином, близким к владению, а в действительности фактическое право собственности. Они могли не только владеть и пользоваться земельными наделами, но и распоряжаться ими. Предполагают, что защита провинциальных земель посредством владельческих интердиктов наступила еще раньше, примерно в I в. до н. э. Высокое плодородие провинциальных земель, беспощадность и бесконтрольность эксплуатации рабов и местного населения, а в результате высокая доходность в сочетании с развитием оборота широко привлекали наиболее могущественные слои римского населения к этим землям, увеличивая их огромные богатства.

Провинциальная собственность на земли отличалась от квиритской на италийские земли главным образом тем, что собственники провинциальных земель обязаны были вносить в казну специальные платежи, которые не взимались с квиритских собственников. Кроме того, в гражданском обороте собственники провинциальных земель пользовались только средствами права народов (jus gentium), Действие норм цивильного права на них не распространялось, что в значительной мере раскрепощало гражданский оборот в провинциях.

Творческое развитие римского гражданского права в целом в классический период и особенно права частной собственности привело к ряду важных последствий. Постепенно сглаживание различий цивильного права и права народов, отказ от формальной манципации, признание простой традиции при отчуждении земель и другого имущества, а также упразднение других формальностей оборота привели к разрушению дуализма между квиритской и бонитарной собственностью. Различия между этими видами собственности были упразднены.

Возрастание потребностей Римского государства в денежных средствах потребовало распространения специального налога и на италийские земли. Кроме того, была установлена единая форма публичной регистрации сделок по поводу земель на всей территории Рима. Все это привело к устранению правовых различий между италийскими и провинциальными землями.

Таким образом, различия в правовом режиме различных видов собственности в эпоху Юстиниана полностью исчезли. Взамен было выработано единое понятие частной собственности – dominium ex jure privatum. Характерными признаками права частной собственности стала ее принадлежность частным лицам (физическим и юридическим) и безграничная возможность извлечения нетрудового дохода посредством безудержной эксплуатации рабов и низших слоев свободного населения.

Исключительный характер права собственности предполагал, что собственником данной вещи может быть только единственно данное лицо. Если одно лицо имеет полное право собственности на данную вещь, то другое не может иметь такого же права на эту же вещь. Один собственник вещи исключает другого такого же собственника. Множество прав на одну и ту же вещь немыслимо. Однако римские юристы, изучая реальное положение дел, заметили, что в жизни часто возникают ситуации, при которых одна и та же вещь становится собственностью нескольких лиц, например, в случае, когда вещь переходит по наследству к двум или нескольким наследникам, или если лицо, не располагающее достаточными средствами для приобретения определенной вещи, вступает в договор с несколькими лицами с целью приобрести ее сообща. В этих случаях одна и та же вещь становится собственностью нескольких лиц. Таким образом, воззрение римских юристов об исключительном характере права собственности пришло в противоречие с реальностью, побудив их к поискам объяснения этого факта.

Еще древний классик Сцевола высказал идею собственности многих лиц на одну вещь в идеальных долях – pars pro indiviso. Идея получила дальнейшее развитие. Цельз - сын говорил: «Не может быть собственность или владение двоих в полном объеме, но они имеют собственность в части на все тело раздельно». Другими словами, каждому из собственников принадлежит идеальная часть вещи, которую можно представить только мысленно, а не физически. Следовательно, не может быть несколько прав собственности на одну и ту же вещь, но одно право собственности на одну и ту же вещь вполне может принадлежать нескольким лицам, и тогда налицо право общей собственности, которое римские юристы называли communio или condominium.

Исходя из приведенной выше характеристики отношений собственности Цельза, каждый из собственников имеет долевое право собственности на всю вещь в целом, т. е. каждому из них принадлежит не доля вещи, а доля права на вещь. Такое понимание права общей собственности означает, например, что если вещь подвергнется разрушению, порче или каким-либо иным образом ее ценность уменьшится или просто вещь упадет в цене, каждый из сособственников сохраняет свою долю права на оставшуюся часть вещи или на уцененную вещь. Например, дом, принадлежавший на праве общей собственности двум сособственникам, сгорел, от него остались всего лишь несколько бревен, которые принадлежат обоим сособственникам соответственно их долям права. Те же последствия наступали и в случаях, когда цена дома увеличивалась, когда он улучшался.

Отношения общей собственности подлежат определенным правилам.

Поскольку вещь в целом и во всех своих частях принадлежит всем собственникам вместе, то отсюда следует непреложное правило – распоряжение, владение и пользование вещью может осуществляться только с общего согласия всех сособственников. При этом не имеет значения, кому и какая (большая или меньшая) часть права принадлежит. Все сособственники равны в своем праве осуществлять право собственности. Если хотя бы один из них не согласен с принимаемым решением, то оно не могло состояться. Каждое фактическое распоряжение всей вещью или хотя какой-либо наименьшей ее частью касается права общей собственности на всю вещь в целом, не принадлежащее никому в отдельности, а только всем сообща.

Вместе с тем каждый из сособственников управомочен по своему усмотрению распоряжаться своей долей права общей собственности. Он может ее продать, обменять, передать по наследству, подарить и вообще совершать все то, что прямо не запрещено законом.

Однако преимущественное право на приобретение отчуждаемой одним из сособственников своей доли права в общей собственности принадлежит остальным сособственникам. Только при их отказе от приобретения указанной доли сособственник - отчуждатель имеет право продать (подарить, обменять) свою долю любому третьему лицу.

Каждый из сособственников имеет право потребовать раздела общей собственности в любое время. Другие сособственники не могут ему в этом отказать, если только незамедлительный раздел не повредит самой вещи.

2. Содержание права собственности и правомочия права собственности

Объем и пределы права частной собственности римляне определяли посредством указания правомочий собственника. Совокупность этих правомочий составляла содержание права собственности. Римский собственник имел следующие правомочия: право владения (jus possidendi); право пользования (jus utendi); право распоряжения (jus abutendi); право получать доходы (jus fruendi); право защиты (jus vindicandi). Однако со временем, заметив, что некоторые правомочия в определенной мере повторяют друг друга, римляне суживают их круг. В результате отпало такое правомочие, как право защиты (jus vindicandi), поскольку всякое право подлежит защите и выделять специальное правомочие для права собственности просто нет необходимости; право пользования (jus utendi) поглотило право получения доходов от вещи (jus fruendi). Осталось лишь три правомочия – право владения (jus possidendi), право пользования (jus utendi) и право распоряжения (jus abutendi), охватывающие все возможные формы и способы воздействия собственника на вещь и в то же время отграничивающие посягательства других лиц на эту же вещь. Поэтому право собственности называют еще наиболее полным, правом по объему, поскольку все другие права на вещь уступают ему в этом.

Право владения (jus possidendi) – это правомочие собственника, заключающееся в том, что собственник имеет право фактически обладать своей вещью. Однако это свое правомочие собственник может осуществлять не только самолично, а и передать право владения другим лицам (например, по договору), сохраняя при этом право собственности на вещь.

В таком случае фактические обладатели осуществляли владение не от собственного имени, а от имени собственника, передавшего им вещь на основании договора. Так, собственник передает свою вещь во владение залогодержателю, прекаристу или по секвестру. Однако не всякий договор о передаче вещи во временное пользование другому лицу переносит на это лицо владение. Более того, большинство договоров предусматривают передачу собственником лишь фактического обладания вещью, т. е. держания, но не владения. Так, по договору найма собственник передает нанимателю вещь только в держание, но не во владение. Наниматель фактически обладает вещью, но у него нет владельческой воли, т. е. он не может считать ее своей, а следовательно, не может пользоваться средствами посессорной защиты – интердиктами. И вообще наниматель может отражать посягательства третьих лиц на вещь, переданную ему в наем, только посредством собственника. Сам он таких средств не имеет, что ставит его еще в большую экономическую зависимость от наймодателя.

Право пользования (jus utedi) заключается в том, что собственник имеет право извлекать из вещи полезные качества, получать доходы и приращения от нее. Пользование вещью может осуществляться в различных (но не противоречащих закону) формах и способах: передачи в наем, аренду, путем потребления (например, продукты питания, сырье, стройматериалы и т. д.). Полезные качества можно извлекать из вещи посредством ношения украшений, одежды, проживания в жилище, получения приплода животных, птиц, урожая земли, садов и других форм приращения. В римском праве просматриваются некоторые общие правила пользования вещью: а) нельзя при этом причинять вред или какие-то неудобства другим лицам; б) пользоваться вещью вопреки закону. По общему правилу объем пользования, осуществляемый в соответствии с законом, практически не ограничен, кроме случаев, когда это вытекает из закона, договора или иных прав других лиц. Так, пользование может быть ограничено в интересах соседа или же другого лица, имеющего право на такое ограничение.

Право пользования вещью наиболее важное правомочие собственника. В нем заложена возможность последнего удовлетворить личные, бытовые, хозяйственные и иные потребности. С этой целью нужная вещь и приобретается. Собственника интересует не столько само по себе владение, сколько реализация указанного правомочия.

В Риме право собственности наиболее полно проявлялось именно в правомочии пользования. Собственник может делать со своей вещью все, что прямо не запрещено законом. Право пользования он также мог уступать другим лицам, сохраняя за собой право собственности. Так, собственник мог передать свою вещь по договору ссуды во временное и безвозмездное пользование другому лицу. В этом случае он лишался права пользования своей вещью, не получая взамен ничего. Ссудополучатель осуществлял пользование вещью не от своего имени, а от имени собственника. По договору найма (тоже форма пользования, но видоизмененная) право пользования вещью переходило к нанимателю за определенное вознаграждение.

Право распоряжения заключалось в том, что собственник мог определять правовую судьбу вещи, т. е. отчуждать (прежде всего) всеми дозволенными способами, завещать, устанавливать сервитуты в пользу других лиц и т. п. Владельцы земельных наделов продолжительное время не обладали этим правомочием и получили его только по закону Спурия Тория в III в. до н. э., в соответствии, с которым земельные наделы стали объектами неприкосновенной частной собственности, а их владельцы – частными собственниками.

Решать правовую судьбу вещи – это значит определять ее правовой статус, изменять его по своему усмотрению и т. п., т. е. изменять или прекращать отношения собственности. Изменить можно, например, установлением сервитута в пользу другого лица, а прекратить – одним из способов прекращения права собственности (физическим уничтожением вещи, изъятием из гражданского оборота, отчуждением). Разумное физическое уничтожение вещи может иметь место в тех случаях, когда на одной вещи изготавливают другую, т. е. при спецификации. При этом действительно меняется правовой статус вещи – право собственности на новую вещь устанавливается в соответствии со специальными правилами. При других формах физического уничтожения вещи право собственности на нее просто прекращается. Изъятие вещи из гражданского оборота также ведет к прекращению права частной собственности на нее. Наконец, отчуждение может быть произведено путем продажи, мены, дарения, передачи в заем, перехода права собственности при наследовании и т. п. Во всех этих случаях изменение правового статуса вещи происходит по волеизъявлению самого собственника, т. е. по его распоряжению.

Право распоряжаться вещью также может осуществляться в разнообразных правовых формах при одном непременном условии – оно не должно противоречить закону. Это правомочие собственник также может передавать другим лицам. Например, будучи лишенным возможности лично осуществить правомочие (болезнь, старческий возраст и т. п.), он может поручить другому лицу произвести продажу вещи и т. п.

Таким образом, римское гражданское право знало немало ограничений правомочий собственника, но при этом римские юристы трактовали право частной собственности как исключительное и нераздельное. Главным в их понимании указанного права было осуществление собственником неограниченного господства над вещью. Иногда уточняют, что господство это правовое. Исходя из этого, право собственности объясняется как господство лица над вещью, как возникающее между собственником и вещью отношение. Отсюда их незыблемость: изменить свое отношение к вещи человек может только сам и никто другой, т. е. отношения собственности носят устойчивый, незыблемый характер, изменить который никто не волен.

В действительности право собственности, как и всякое право,– это лишь повеления господствующего класса инструмент, посредством которого регулируются отношения между людьми и прежде всего между классами. Отношения собственности, будучи общественными, регулируются правом, в силу чего они становятся правовыми. Собственник в процессе осуществления своего права собственности вступает со всеми окружающими его лицами в определенные правовые отношения. Их содержание заключается в том, что собственник как субъект права наделен определенными правами (владеть, пользоваться и распоряжаться), которые все его окружающие обязаны не нарушать, соблюдать, уважать и т. п. Следовательно, нарушителем права собственности также может быть любое лицо из числа окружающих собственника. Поэтому защита права собственности посредством вещных исков, а также само право называться абсолютным. Итак, право собственности - это не господство человека над вещью, не отношение между человеком и вещью. Отношения собственности - это отношения общественные, отношения между людьми. Именно общество посредством права устанавливает правовое господство собственника над вещью. Значит, воля общества первична, а господство - вторично, и общество в лице государств всегда может изменить пределы этого господства.

3. Способы приобретения и прекращения права собственности

Факты, с наступлением которых лицо приобретает право собственности, называются способами приобретения права собственности (modus acquirendi), а те юридические факты (в особенности сделки), которые служат основанием для приобретения права собственности, называются титулом приобретения (titulus acquirendi).

Практическое значение имеет различение способов приобретения права собственности на первоначальные и производные. К первоначальным относятся те способы, при которых право собственности на вещь возникает у лица впервые либо независимо от прав предшествующего собственника. Сюда относятся:

а) захват вещи (occupatio) - это приобретение права собственности на вещь, которая не имела собственника (например, дикие животные, птицы, рабы), или была брошена собственником, или была захвачена у врага римского народа. Особое место в этой группе занимали потерянные и спрятанные вещи. Находка потерянных вещей не делала нашедшего собственником. Лицо, нашедшее и захватившее потерянную вещь, приравнивалось к вору, так как нашедший вещь обязан был предпринять меры по розыску собственника.

Разновидностью таких вещей считался клад, подлежавший дополнительному правовому регулированию. Кладом признавались вещи, спрятанные так давно, что невозможно было установить собственника. Зарытые в земле ценности считались принадлежащими собственнику земельного участка, если он их сам обнаруживал. Случайно найденный клад на чужой земле считался совместной собственностью нашедшего и хозяина земли. Клад, обнаруженный в результате специальных поисков, проводимых без разрешения хозяина земли, приравнивался к находке, и его присвоение считалось уже правонарушением. Если клад был отыскан с помощью недозволенных методов и в ходе явно преступных розысков, то он переходил в собственность казны, считаясь выморочным имуществом;

б) обладание по праву присоединения (accessio) признавалось основанием для образования права собственности в отношении присоединяемых вещей: “придаточная вещь следует за главной”. http://works.tarefer.ru/67/100438/index.html - _ftn18

Главным считалось целевое предназначение вещей, а не их стоимость или какие-либо другие качества. В случае присоединения какой-либо вещи к другой так, что присоединяемая вещь становилась составной частью этой другой вещи, присоединенная вещь поступала в собственность владельца главной вещи.

Недвижимая вещь всегда считалась важнее движимой, поэтому упряжка волов, используемая в имении (вилле), считалась присоединенной к имению. По этому же принципу строения, посевы, насаждения поступали в собственность того, кому принадлежала земля;

в) обладание по праву смешения вещей (commixtio) имело место когда вещи разных владельцев фактически смешивались и без взаимного повреждения или уничтожения невозможно было отделить или оторвать их одну от другой (например, использование чужого бревна для постройки дома);

г) обладание по праву спецификации (specificatio) - это переработка или изготовление новой вещи из материала другого собственника без его согласия (например, изготовление мебели из дерева собственника).

Римские юристы долго не могли выработать общего мнения на предмет того, кому

будет принадлежать переработанная вещь. Законодательство Юстиниана решило этот вопрос следующим образом: “если переработанную вещь можно возвратить в первоначальное состояние, то она будет принадлежать собственнику материала (например, серебряную вазу можно было бы переплавить обратно в слиток); если это сделать невозможно, то переработанная вещь поступала в собственность того, кто произвел спецификацию; в таком случае собственнику материала возвращалась его стоимость”.

Производным приобретением права собственности считалось приобретение, связанное с перенесением на приобретателя права, принадлежавшего прежнему собственнику, причем так, что “никто не может перенести на другогоболее прав, чем имеет сам”.

К этой группе можно отнести такие способы как:

а) приобретение собственности по давности владения - по данному способу приобретения права собственности главным условием является устанавливаемый законом срок владения. В законах XII таблиц срок приобретательной давности был установлен для земельных участков в два года, для остальных вещей - в один год. Кроме факта владения в течение определенного срока требовалось, чтобы вещь не была похищенной.

Юрист Гай в своем комментарии к провинциальному эдикту говорил, что приобретениеправа собственности по давности владения введено по соображениям “общественного, публичного блага” (bono publico), чтобы не создавалось на большие промежутки времени, а то и навсегда неуверенности и неопределенности в собственнических отношениях: интересы собственников (тех вещей, которые закрепляются по давности владения за другими лицами) подобного рода правилом не нарушаются, так как в их распоряжении был достаточный промежуток времени, чтобы отыскать и истребовать свои вещи.

- При Юстиниане условия приобретения права собственности по давности определялись так:

- владение вещью;

- добросовестное владение;

- наличие законного основания для владения, которое само по себе могло бы привести к приобретению права собственности, если бы этому не помешало какое-то внешнее препятствие (например, владение имеет в качестве законного основания куплю-продажу и последующую передачу вещи, не сделавшие покупателя собственником потому, что продавец не имел сам права собственности на вещь);

- владение в отношении движимых вещей должно продолжаться три года, в отношении недвижимых вещей – десять (двадцать) лет. Срок в десять лет установлен для случаев, когда собственник и владелец проживали в той местности, где расположен земельный участок, и в двадцать лет – во всех остальных случаях;

- необходима способность вещи к приобретению по давности (такой способностью не обладали вещи похищенные, изъятые и некоторые другие).

б) Получение вещи в порядке законного отчуждения (adquisitio). Такой способ можно назвать основным, он возникал в том случае, когда отчуждение вещи совершалось полноправным хозяином, в установленном законом формах (купли-продажи, дарении и т.д.).

Главными условиями для возникновения нового права собственности и нового

обладателя вещи были:

- сделка должна быть направлена именно на передачу права собственности;

- сделка должна иметь легитимные, законные формы, т.е. соответствовать индивидуальным (для данной сделки) или общим (для договоров вообще) требованиям права.

в) Получение собственности в порядке наследования имело место при составлении завещания на имущество собственника.

Наряду с приобретением право собственности в римском праве могло быть

утраченным в следующих случаях:

а) если вещь погибает физически (например сломана или разбита) либо юридически (изымается из оборота);

б) если собственник отказывается от своего права (будет ли это сопровождаться передачей права другому лицу или без такой передачи, например собственник просто выбрасывает свою вещь);

в) если собственник лишается права помимо своей воли (вследствие конфискации вещи, приобретения права собственности на нее другим лицом в силу давностного владения и т.д.).

Одну из основных задач гражданского права составляет распределение имущественных благ, то есть прежде всего вещей, находящихся в обладании данного общества, между отдельными его членами. Средством такого распределения является предоставление этим последним субъективных вещных прав.

Совместная собственность

В некоторых случаях одна вещь принадлежит не одному собственнику, а нескольким сообща. Это отношение римские юристы так и называют communio (общность); в современном гражданском праве в таких случаях говорят о праве общей собственности или сособственности; впрочем, последний термин – condominimum – был известен и римским юристам.

В соответствии с характеристикой, данной римским юристом Цельзом отношению общей собственности, каждый из собственников имеет долевое право собственности на всю вещь в целом; ему принадлежала, следовательно, не доля вещи, а доля права на вещь.

Понимание отношения права общей собственности в качестве долевого права на всю вещь приводило к тому, что, если право собственности одного из участников этой общности почему-то отпадало, право другого расширялось; например, отказ от права собственности со стороны одного из двух участников общности приводил к тому, что право другого начинало осуществляться полностью.

Общая собственность осуществлялась всеми участниками совместно. Доли участия каждого из них могли быть или равные, или неравные (при сомнении предполагалось равенство долей). Всякого рода изменения вещи или права на нее могли производиться только с общего согласия. Каждый из участников общей собственности имел право в любое время потребовать раздела общей собственности; для этой цели ему давалась actio communi dividundo.

Названный иск имел ту особенность, что, в то время как по общему правилу судебное решение по делу о праве собственности только проверяет, констатирует и защищает право, уже существовавшее до того, судебное решение по иску о разделе общего имущества служило способом установления новых прав. Например, Люций и Тиций получили по наследству после своего отца земельный участок; не желая сохранять состояние общности права, они вместе с тем не могут достигнуть обоюдного согласия по вопросу о разделе; поэтому они обращаются за содействием к суду (иск о разделе). В этом случае суд или устанавливал для каждого из них право собственности на конкретную часть их земельного участка или (при невозможности раздела) предоставлял его одному из общих собственников, возложив на него обязательство выплатить другому соответствующую денежную сумму.

Такое судебное решение устанавливало новые права собственности: до решения суда Люций имел долю в праве общей собственности, теперь он имеет индивидуальное право собственности на половину земельного участка. Это вновь установленное право опиралось на существовавшее право общей собственности, выводилось из него, а потому в данном случае имел место производный способ приобретения.

Защита права собственности

Защита собственности в рабовладельческом обществе была чрезвычайно разнообразна по своим источникам (обычай, цивильное, преторское право), по своим видам и направленности. Способы защиты собственности изменялись и приспособлялись к тем видам собственности, которые она принимала в классическом и позднейшем праве Юстиниана.

Собственник признается владельцем (если владение не перешло к другому лицу), так что он может защищать свою связь с вещью от нарушений со стороны третьих лиц посредством владельческих интердиктов, а не только посредством исковых средств, а, утратив вещь - прибегнуть как к интердикту для восстановления владения, так и к иску о праве собственности (виндикации).

Термин “виндикация”, используемый и в настоящее время, уходит корнями в глубокую древность, когда словами “vim dicere” лицо объявляло : применю силу ! В свою очередь это означает истребование своей вещи из чужого неправомерного владения, право истребования собственной вещи всюду, где она оказывается. С течением времени самовольное изъятие вещи было устранено, и претор предоставлял защиту (интердиктом) всякому добросовестному владельцу.

Вместе с тем претор предоставлял собственнику право искать в суде должную защиту притязания, а в известных случаях – возмещение понесенных им убытков. В то же

время добросовестному владельцу не возбранялось требовать возмещения расходов на сделанные им улучшения, если они имели целью и результатом пользу и прибыль, то есть не были порождены причудой или тщеславием.

Ответчик, если он уклонялся от спора, был обязан выдать вещь добросовестно. Если же чинил препятствия, то вмешивался претор.

В римском праве была введена дифференциация исков на петиторные и негаторные. Петиторная форма иска давала защиту невладеющему собственнику против владеющего несобственника и могла заключать в себе обязанность истца возместить добросовестному владельцу его издержки.

Защита от любого нежелательного эффекта деятельности соседа: проникновения запаха, дыма, звуков, света, камнепадов, — осуществляется посредством негаторного иска (actio negatoria). Согласование интересов соседей принимает за основу принцип собственности: если производственная деятельность оказывает материальное воздействие на соседнее имение, собственник может требовать ее прекращения. Однако он обязан терпеть нежелательный эффект деятельности соседа, необходимой для самого его существования. Бремя доказывания лежит на нарушителе-ответчике. Цель негаторного иска – восстановить собственника в его праве, а при необходимости возместить ему нанесенный вред.

Защита интересов собственника оказывается напрямую связанной с самой природой собственности. Только та деятельность может быть запрещена без ущерба для свободы собственника, которая сама ограничивает свободу других собственников, непосредственно задевая объект их исключительной власти.

Особое средство защиты предусматривалось претором в случае, если нерадивость хозяина создавала угрозу ущерба (damnum infectum, то есть damnum nondum factum — еще не нанесенный ущерб).

На пользу бонитарного собственника, утратившего фактическое обладание владельческой вещью, был изобретен Публицианов иск. По иску претора Публиция добросовестный владелец (не собственник!) получал право истребования вещи на том же основании, как если бы он был ее квиритским собственником. Действительно, Публицианов иск “создавал”, когда удовлетворялся, квиритского собственника благодаря “простому” допущению, что он добросовестно провладел законный давностный срок. Этот иск не годился для защиты права собственности на вещи, отмеченные пороком, - кражи, насильственного изъятия и т.д. он был надежной опорой против всякого третьего лица, намеревавшегося сыграть на формальных упущениях, да и против самого собственника вещи, не говоря уже о конкурирующем владельце.

Действие иска распространялось и на натуральные обязательства, требовавшие преторской защиты.

Обладание исключительным правом на вещь означает, что третьи лица обязаны воздерживаться от установления какой-либо связи с вещью помимо воли собственника. Это всеобщее требование исходит как от собственника, так и от общества в целом, находя выражение в положениях закона. Нарушение права собственника создает на его стороне конкретное требование к нарушителю. В зависимости от того, утратил ли собственник владение, его претензия воплощается либо в виндикационном иске о возвращении вещи (rei vindicatio), либо в негаторном иске о недопустимости действий, нарушающих непосредственную связь господина с вещью и создающих препятствия для реализации воли собственника, направленной на вещь (actio negatoria). Права собственника защищаются также специальными исками об установлении границ имения (actio finium regundorum).

Виндикационный иск имел различные формы в разные эпохи lege agere sacramento in rem (законный иск о вещи nocpeдством присяги), agere in геm per sponsionern (вещный иск посредством спонсии) и agereinremperformulampetitoriam (вещной иск посредством петиторной формулы).

В процессе виндикационного иска обе стороны — невладеющий собственник и владеющий несобственник — одновременно исполняют роли и истца, и ответчика. Оба одинаково претендуют: “MEUM ESSE АIO” (“Я заявляю, что вещь принадлежит мне”), и судебная власть не имеет возможности не решить спор в пользу одного из них, даже если ни одна сторона в процессе не является истинным собственником.

Выясняется, кто из претендентов относительно лучше управомочен на вещь, а не наличие абсолютного права. Поэтому возможно повторение процесса. Претендент рискует суммой присяги (а в древности — подвергнуться санкции за клятвопреступление), но сама форма процесса не нацелена на установление абсолютной принадлежности вещи. Это обстоятельство согласуется с тем, что спор о принадлежности вещи переходит на второй стадии процесса в спор о неправомерном поведении, которое один из претендентов, очевидно, допустил в социально и сакрально значимом месте (in iure). Сама идентичность

заявленных претензий исключает праведность одной из них и предполагает последующую смену предмета разбирательства. Когда новый предмет спора установлен, претор присуждал владение вещью (или фрагментами вещи, символизирующими целое, — “vindicia”) одной из сторон: “vindicias diceba”.

Примечательно, что поручителей в том, что вещь будет восстановлена победителю процесса вместе со всеми плодами и приращениями, полученными после litis contestatio, — praedeslitisetvindiciarum — получает противник, тогда как претор заботится лишь об обеспечении уплаты суммы присяги. Форма временной принадлежности вещи не имеет значения для процесса, в котором идея исключительной власти над вещью отрицается самим фактом множества претендентов. Вещь будет присуждена опосредственно, когда выявится, чья виндикация была противоправной. Право на вещь принадлежит одной из сторон, и магистрат не вмешивается в это отношение.

Разрыв между средством защиты и подлежащим материальным правом отражает как неразвитость индивидуальной свободы, когда претензия “MEUM ESSE” не имела значения частной собственности, так и квазиполитический характер господства патриархальной семьи над имуществом, который исключал возможность прибегнуть к государству как всеобщему авторитету для решения спора о принадлежности вещи. Конфликт принимает форму личного противостояния представителей семейств, которые, вооружившись символом управления — жезлом (festuca), в ритуальной форме демонстрируют исключительность своего права распоряжаться вещью. В этом контексте обсуждаться может только правомерность такого - относительного в условиях принадлежности вещи семейству - полномочия, индивидуальный характер которого допускает посредничество гражданского общества квиритов, — meumesseexiureQuiritium. Эта распорядительная власть, значимая только в отношениях оборота (commercium), соотносится к субъектами волеизъявления по поводу вещи так, что индивидуальное право, которое становится предметом спора, зависит от серии сделок и целой сети личных отношений, связывающих участников гражданского оборота. Текучесть и разнообразие этих отношений определяет невозможность учесть в процессе между двумя лицами весь комплекс установленных связей. Процесс об индивидуальной подвластности вещи в обороте, при исключении из этой сферы субъекта абсолютной и абстрактной принадлежности — семейной группы (familia), — обречен на неадекватность.

Судебное определение неизбежно ограничивается фиксацией относительных преимуществ одной из сторон, тем самым оставляя открытой возможность пересмотреть дело.

Чувство частной, индивидуальной принадлежности вещей (зародыш позднейшего права собственности) появляется впервые, без сомнения, по отношению к вещам движимым; недвижимость (земля) первоначально находится таком или ином коллективном обладании. Убитая тем или иным лицом дичь, выловленная рыба, созданное трудом оружие естественно как вещь, принадлежащая тому, кто ее добыл, создал. Сознание “эта вещь моя” возникает здесь просто и психологически неизбежно. Также естественно, что человек будет защищать свою вещь от покушений со стороны других и будет стараться вернуть ее собственной силой, если ею кто-либо уже завладел. Однако, это чувство принадлежности движимых вещей, как показывает опыт истории, долгое время еще не имеет юридического характера права собственности в таком виде, как она известна праву более развитому. Если моею вещью владеет другое лицо, если я требую мою вещь от него, то в старом (например, древнегерманском) праве это мое требование юридически опирается не на то, что это вещь моя, а на то, что она была у меня украдена отнята и т. д. и что владелец или сам виновник этого преступления, или косвенно (тем, что владеет похищенной у меня вещью) является его участником. Не столько право истца на вещь, сколько деликт ответчика служит основанием иска.

По-видимому, так же было и в древнейшем римском праве: право на движимые вещи защищалось при помощи деликтных исков; присущий праву собственности, к движимым вещам или вовсе не применялся или же, если применялся, то не был иском о собственности, а также имел деликтный характер.

Право на движимые вещи на этой стадии еще не имело свойства прочной юридической связи между лицом и вещью, связи, которая уже сама по себе могла бы служить основанием иска.

Заключение

Право собственности соответствует понятию вещного права. Вытекающее из вещных прав господство лица над вещью характеризуется различной степенью и содержанием. Это господство наиболее полно воплощено в праве собственности. Значительный период римской истории не существовало унифицированного термина, обозначающего право собственности. Институт собственности существовал издревле, и изначально термин dominium применялся ко всем случаям господства над вещами, находящимися в домашнем хозяйстве, обозначал более широкий круг отношений, чем право собственности, так как сам институт собственности не был четко отделен от владения, прав на чужие вещи и семейных отношений. Лишь с III в. вещи, на которые существовало право, обозначаются термином proprietas (наряду с dominium, зафиксированным в I в. до н.э. Алфеном Варом), применявшимся с конца классического периода исключительно для права собственности как полного и абсолютного правового господства лица над вещью, высшего среди других вещных прав. Аналогичное представление о праве собственности закрепляется в Кодификации Юстиниана термином plenainrepotestas - полная власть над вещью.

Право частной собственности – это исключительное право лица владеть, пользоваться и распоряжаться вещью в своем интересе. Исключительное право потому, что оно нераздельно, т. е. принадлежит только собственнику, который ни с кем его не делит. Римляне называли право собственности еще и неограниченным, подчеркивая этим полноту владычества собственника над вещью, якобы никем не стесняемого. На самом же деле право собственности в Риме во все времена подвергалось определенным ограничениям. Как одно из проявлений господствующего класса, оно могло ограничиваться в интересах государства, общества, в пользу сервитутов, залогодержателя и других прав на чужие вещи, в пользу соседей.

В свете сказанного, право собственности определяется наиболее полным правом на вещь. Собственник обладает самыми широкими распорядительными полномочиями: он может отчуждать вещь, менять ее хозяйственное значение, ухудшать свойства вещи и даже уничтожать ее. Главное качество права собственности - соединение наиболее абсолютного господства лица над вещью с правом распоряжения ею, правом определять ее судьбу (продать, обменять, заложить, уничтожить).

Главная заслуга римских юристов в том, что они специально не разрабатывали саму конструкцию права собственности как таковую, но они раскрыли его юридическое содержание путем признания различных полномочий, принадлежащих собственнику вещи. К этим полномочиям ими относились: право владения, право пользования, право распоряжения, право на плоды или доходы, которые приносит вещь, право истребования своей вещи от третьих лиц. Право собственности рассматривалось как наиболее полное господство лица над вещью, как абсолютное и неограниченное право.

Такое понимание частной собственности было использовано и развито впоследствии в праве многих государств нового времени.

Список использованной литературы

1. Бартошек М. Римское право. Понятия, термины, определения. – М.: Юрид. лит., 1986.

2. Бабичева Н.Г., Боровский Я.М. «Словарь латинских крылах слов» М., 1982.

3. Бирюков Ю.М. «Государство и право Древнего Рима» М., 1969.

4. Виппер Р. «Очерки по истории Римской империи», Издат., «Феникс», 1995.

5. Галанза П.Н. «Государство и право Древнего Рима» М., 1963.

6. Дождев Д.В. «Римское частное право» Издат., «Норма» 1997.

7. Дождев Д.В. Римское частное право: Учебник для вузов. – М.: Издат. ИНФА. М. – Норма, 1996.

8. Иоффе, Мусин В.А. «Основы Римского гражданского права» Л., 1974.

9. История древнего Рима./ Машкин Н.А. – Москва: 1949 г. – 727 с.

10. Косарев А.И. Римское право – М.: Юрид. лит., 1986.

11. Косарев А.И. «Этапы рецепции Римского права» 1983 г., №7.

12. Косарев А.И. Римское частное право: Учебник для вузов. – М.: Закон и право, ЮНИТИ, 1998.

13. Курс лекций по римскому частному праву/ Сост. Максимов О.В. –

14. Архангельск: МИУ, 1997 г. – 101 с.

15. Основы римского права: конспект лекций/ Скрипилев Е.А. – Москва: Ось

16. 89, 1998 г. – 208 с.

17. Римское право/ Новицкий И.Б. – Москва: “ТЕИС”, 1996 г. – 245 с.

18. Римское частное право: элементарный курс/ Черниловский З.М. – Москва:

19. Новый Юрист, 1997 г. – 224 с.

20. Римское частное право: Учебник/ Под ред. Новицкого И.Б., Перетерского

21. И.С. – Москва: Юристъ, 1997 г. – 544 с.

22. Хрестоматия по всеобщей истории государства и права: учебное пособие/

23. Под ред. Черниловского З.М. – Москва: 1994 г. – 413 с.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

Комментариев на модерации: 1.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий