регистрация / вход

Право на защиту

Содержание: Введение .2 Глава I. Понятие и значение права на защиту 4 1.1 Определение понятия «право на защиту» 4

Содержание:

Введение ……………………………………………………………………………………………….2

Глава I. Понятие и значение права на защиту……………………………………....4

1.1 Определение понятия «право на защиту»…………………………………………........4

1.2 Значение права на защиту………………………………………………………………………...7

Глава II. Пределы осуществления гражданских прав…………………………12

2.1 Понятие пределов осуществления гражданских прав …………..…………..…..12

2.2 Содержание требований при осуществлении гражданских прав……..........12

Глава III. Злоупотребление правом……………………………………………………...17

3.1 Понятие злоупотребление правом………………………………………………………….17

3.2 Формы злоупотребления правом……………………………………………………………20

Заключение …………………………………………………………………………………………………..25

Список использованной литературы ……………………………………………………..26

Введение

На сегодняшний день мы пришли к тому, что декларирование демократии и умение жить и работать в условиях демократии не одно и то же. Демократия в нашей стране включает в себя только декларирование прав и свобод граждан, а этого определенно ннедостаточны. В зарубежных странах существует демократия неявная, выражающаяся в нормах повседневной жизни, умении чувствовать и выполнять правило, обозначенное И. Кантом как категорический императив: поступай так, как ты хотел бы, чтобы поступали с тобой.

Современная действительность, определяемая в значительной мере социально-экономической и политической нестабильностью в нашем обществе, к сожалению, не дает оснований для утверждения о высоком уровне обеспеченности прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации.

На всем протяжении становления общества человеческая мысль не раз обращалась к проблеме прав человека. Защита прав человека все с недавних пор стало одной из доминант общественного прогресса, основой которого является приоритет общечеловеческих ценностей. У общества нет будущего, если оно не уважает прав и свобод личности. Их обеспечение — необходимый атрибут любого демократического государства и международного сообщества в целом.

Актуальность темы моей курсовой работы состоит в том, что право, в том числе и субъективное гражданское право, имеет для субъекта реальное значение, если оно может быть защищено как действиями самого управомоченного субъекта, так и действиями государственных и иных уполномоченных органов и следовательно нормальный гражданский оборот предполагает не только признание за субъектами определенных гражданских прав, но и обеспечение их надежной правовой охраны.

Гражданские права и обязанности могут возникать как из правомерных действий, соответствующих закону, иным правовым актам и принципам права (сделки, договоры, акты государственных органов и органов местного самоуправления), а также и из неправомерных – нарушающих нормативные предписания (злоупотребление правом).

Закрепляя принцип свободной реализации принадлежащих гражданам и юридическим лицам субъективных прав, действующее законодательство одновременно предъявляет определенные требования, которые должны соблюдаться при их осуществлении. Прежде всего, осуществление гражданских прав не должно нарушать прав и охраняемых законом интересов других лиц. Нарушение данных пределов, характеризуется в литературе как злоупотребление правом.

Согласно ч. 1 ст. 46 Конституции РФ каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод. Реальному осуществлению этого принципа способствует ст. 11 Гражданского Кодекса РФ, предусматривающая в виде общего правила возможность обращения за защитой нарушенных или оспоренных гражданских прав в судебные органы, так как основной формой защиты является судебная. Административная форма защиты применяется лишь в случаях предусмотренных законом. Решение, принятое в административном порядке также может быть обжаловано в суде.

Право на обращение в суд за защитой нарушенного субъективного права и законного интереса – широкое, подлинно демократическое, конституционное право, в котором воплощается доступность правосудия. В Конституции также закреплено равенство всех перед законом и судом (ст. 19), а также право граждан Российской Федерации участвовать в отправлении правосудия (ч. 5 ст. 32).

Объектом исследования в моей работе является само понятие «право на защиту», а также пределы осуществления гражданских прав.

Предметом исследования является соответствующие нормы действующего гражданского законодательства, прежде всего содержащиеся в ГК РФ, а также труды ученых в области гражданского права.

Основной целью работы является исследование проблемы злоупотребления правом.

Во исполнение данной цели поставлены следующие задачи:

1. Дать определение понятию право на защиту;

2. Указать требование, связанные с ограничением пределов осуществления гражданских прав;

3. Дать определение и указать проблему злоупотребления правом.

Глава I. Понятие право на защиту

1.1 Определение понятия «право на защиту»

Защита прав и законных интересов представляет собой важную задачу. Особую актуальность она приобрела вследствие реформирование правовой системы нашего государства. Положения, касающиеся защиты прав и законных интересов, закрепленные в Конституции, требуют дальнейшей последовательной разработки в законодательстве. В связи с этим, возникает необходимость в пересмотре и уточнении научных положений, касающихся данной проблемы.

Относительно понятия «право на защиту» в правовой науке нет единства. Одни авторы говорят о защите гражданских прав и законных интересов как о предусмотренной законом для борьбы с правонарушениями системе мер, опирающихся на государственное принуждение и направленных на обеспечение неприкосновенности права, ликвидацию его нарушения, либо как о совокупности мер правоохранительного характера, направленных на применение в отношении правонарушителя принудительного воздействия с целью признания или восстановления оспариваемого или нарушенного права. Причем акцент делается на материально-правовой стороне акта гражданско-правовой защиты - системе мер материально-правового порядка.[1]

Вторая группа ученых защиту гражданских прав и законных интересов усматривает в деятельности управомоченных органов и лиц по реализации субъективных прав и охраняемых законом интересов в случаях, когда последние кем-либо оспариваются или нарушаются, в действиях государственных и общественных органов по предупреждению нарушения или восстановлению нарушенных прав охраняемых законом интересов граждан и организаций. При таком подходе на первый план выдвигается процессуальная сторона защиты прав и законных интересов - деятельность управомоченных органов и лиц, направленная на восстановление нарушенных прав и законных интересов, предупреждение правонарушения, устранение спорности права.[2]

Согласно третьей точке зрения, защита прав и интересов - это государственно-принудительная деятельность, направленная на осуществление "восстановительных" задач - на восстановление нарушенных прав, обеспечение исполнения юридических обязанностей. Это принудительный способ осуществления субъективного права, применяемый в установленном законом порядке компетентными органами в целях восстановления нарушенного или оспоренного права. В данных определениях защита прав и законных интересов характеризуется, главным образом, государственно-принудительной деятельностью и ее восстановительной функцией (восстановлением нарушенного права).

Четвертые защитой гражданских прав и законных интересов считают систему юридических норм, направленных на предупреждение правонарушений и устранение последствий правонарушений, совокупность норм, определяющих формы, способы и срока восстановления нарушенных прав и интересов, ограждение их от нарушений в будущем. Защита гражданских прав и законных интересов трактуется здесь довольно широко - в качестве правовых норм.

Пятые под защитой гражданских прав и законных интересов понимают систему правового регулирования гражданско-правовых отношений, которая предотвращает правонарушения, а в случае их совершения - устанавливает ответственность за допущенное правонарушение. В соответствии с данной точкой зрения, защита гражданских прав и законных интересов обеспечивается не только в результате устранения правонарушения, но, прежде всего, посредством положительного правового регулирования (то есть - охраны прав). Представляется, что сторонники данной точки зрения смешивают понятия охраны и защиты прав.[3]

Как видно из вышесказанного, защиту прав и законных интересов ученые понимают по-разному, причем спорно само отграничение охраны от защиты. Как справедливо отметил А.Н. Кожухарь, защита гражданских прав и законных интересов граждан и организаций в юрисдикционных органах включает в себя элементы материально-правового и процессуально-правового порядка. С материально-правовой стороны акт защиты права состоит в принятии мер материально-правового характера (материально-правовых санкций) в отношении обязанной стороны, в констатации прав и интересов соответствующих субъектов и т. д. С другой стороны, защита субъективных гражданских прав и законных интересов соответствующими юрисдикционными органами осуществляется в определенной процессуальной форме, когда заинтересованные лица наделяются комплексом процессуальных прав, посредством которых обеспечивается защита материальных прав и законных интересов. С этой точки зрения защита носит процессуальный характер.[4]

Обе стороны защиты органически взаимосвязаны, хотя каждая из них имеет свои особенности. Материально-правовая сторона юрисдикционной защиты права относится к области материального права и реализуется при наличии основании и с помощью мер, указанных в нормах материального права. Процессуальная же сторона защиты складывается на базе процессуальных отношений заинтересованного лица с юрисдикционным органом и обеспечивается путем совершения процессуальных действий, предусмотренных нормами процессуального права. Поскольку защита гражданских прав и законных интересов юрисдикционными органами обеспечивается мерами и средствами материального и процессуального порядка, то вряд ли следует отрывать их друг от друга, как это прослеживается в определениях авторов, отстаивающих первую и вторую из вышеперечисленных концепций понятия защиты прав и законных интересов.

В целом же защита прав и законных интересов, по мнению А.Н.Кожухаря, заключается в реализации юридических санкций гражданско-правовых норм: в реализации юридических санкций непосредственно управомоченным или компетентным органом либо непосредственно управомоченным или обязанным лицом в правоотношении в целях осуществления субъективных прав и законных интересов в случае, когда последние оспариваются кем-либо или нарушены.

В процессе обучения мне зачастую приходиться сталкиваться с тем, что частое отсутствие конкретных санкций за нарушение нормы права некоторыми правоведами рассматривается как невозможность оказания какого-либо влияния на нарушителя, либо ответственность за данное нарушение не соответствует причиненному вреду. Даже при отсутствии санкции, реакцией на противоправное деяние должно быть приведение поведения субъекта в соответствие с предписанием нормы права (в случае, если это представляется возможным). И соответственно возложение на субъекта ответственности, дополнительных обременений возможно лишь при наличии прямого указания в нормативном акте. На мой взгляд, правовая норма обладает минимальной защищенностью уже в силу своей природы, и отсутствие санкций и процессуальных норм не должно делать невозможным ее реализацию.

Подводя итог определения понятия «право на защиту» в общем виде его определить как предоставленную управомоченному лицу возможность применения мер правоохранительного характера для восстановления его нарушенного или оспариваемого права.[5] Так как в случае нарушения предписаний правовой нормы встает вопрос о защите права путем принудительного приведения поведения субъекта права в соответствие с правовой нормой, а также возложение на него некоего дополнительного обременения в целях компенсации причиненного его поведением ущерба, воспитания, предупреждения новых нарушений, а в некоторых случаях - наказания нарушителя. Правовая квалификация данной возможности вызывает споры в литературе. Содержание права на защиту, т. е. возможности управомоченного субъекта в процессе его осуществления, определяется комплексом норм гражданского материального и процессуального права, устанавливающих:

1. само содержание правоохранительной меры;

2. основания ее применения;

3. круг субъектов, уполномоченных на ее применение;

4. процессуальный и процедурный порядок ее применения;

5. материально-правовые и процессуальные права субъектов, по отношению к которым применяется данная мера.[6]

1.2 Значение права на защиту

Проанализировав случаи употребления понятия «право на защиту» можно выделить следующие его значения:

1. право на защиту как элемент правосубъектности,

2. право на защиту как самостоятельное субъективное право,

3. право на защиту как правомочие, входящее в состав любого субъективного права,

4. право на защиту как конституционная гарантия осуществления прав и исполнение обязанностей всеми субъектами.

Правовое регулирование право на защиту как элемента правосубъектности осуществляется через установление субъективных прав и обязанностей сторон в определенном правоотношении после его возникновения. А также через установление возможности вступить в определенное правоотношение и за счет этого реализовать свои интересы либо через установление обязанности действовать в чужих интересах при возникновении определенных правоотношений вне зависимости от воли и интересов субъектов.[7]

Как мы знаем, правосубъектность возникает у физического лица возникает с момента его рождения, а юридическое лицо считается созданным с момента внесения соответствующей записи в единый государственный реестр юридических лиц ( п.2 ст.51 ГК РФ). Приобретать и осуществлять свои права, а так же создавать и исполнять обязанности физическое лицо может с возраста, указанного в законе. Так, например, в отношении гражданских прав и обязанностей этот момент определяется моментом возникновения гражданской дееспособности (ст. 21, 26-28 ГК РФ).

Есть некоторые отличие в применение терминов «правосубъектность» и «правоспособность». Оно заключается в том, что правосубъектность в отличие от правоспособности включает в себя возможность иметь не только гражданские права и обязанности, но и права и обязанности в публичных отношениях.

Право на защиту как самостоятельное субъективное право существует в правоотношении и ему корреспондирует соответствующая обязанность другого субъекта.В общей теории права под субъективным правом понимают предоставленную конкретному субъекту юридическими нормами в целях удовлетворения его интересов меру возможного (дозволенного) поведения в правоотношении, обеспеченную корреспондирующей обязанностью другого субъекта правоотношения и гарантированную государством.[8]

В правоотношении право на защиту существует, например, после обращения субъектов предпринимательской деятельности к органам, осуществляющим защиту права, после применения в отношении них нормативного акта, ограничивающего их право на защиту, после издания в отношении указанных лиц актов ненормативного характера, затрагивающего данное право. Как любое субъективное право, право на защиту подлежит самостоятельной защите, в частности, при обжаловании отказа суда в рассмотрении дела по существу, при обжаловании актов нормативного или ненормативного характера, ограничивающих это право.

Право на защиту как самостоятельное субъективное право получает все большее распространения в литературе. Данное право в качестве реальной правовой возможности появляется у обладателя регулятивного гражданского права лишь в момент нарушения или оспаривания последнего и реализуется в рамках возникающего при этом охранительного гражданского правоотношения. Эта позиция представляется наиболее убедительной.[9]

Право на защиту как правомочие, входящее в состав любого субъективного права представляет собой юридическую возможность как составную часть субъективного права. За счет правомочия на защиту реализуется возможность привести в действие аппарат государственного принуждения против обязанного лица в случае неисполнения им своих обязанностей либо защитить свои права самостоятельными действиями.

Наряду с правомочием на защиту в состав любого субъективного права входит правомочие требования, т. е. возможность требовать исполнения обязанными лицами их обязанностей. У вещных и исключительных прав традиционно выделяется еще и правомочие на активные действия, т.е. возможность совершать самостоятельные действия с объектом права.[10]

Право на защиту как конституционная гарантия осуществления прав и исполнения обязанностей всеми субъектами заключается в том, что у любого государства существует обязанность обеспечить реализацию права на защиту любым субъектам права. Тем не менее, данная обязанность существуют не применительно к конкретному лицу, а ко всем потенциальным участникам общественных отношений.[11]

Как пример, обязанность государства по определению порядка приобретения статуса предпринимателя, по созданию и обеспечению функционирования судебных органов, где можно защитить свои права и законные интересы. Особенностью обязанностью такого рода является то, что государство нельзя напрямую принудить к их исполнению.

Анализируя действующее законодательство и на основании ст. 11, 12 ГК РФ можно утверждать, что защита гражданских прав возможна как при нарушении гражданского права, так и в случаях его непризнания или оспаривания. Нельзя полагать, что основанием для применения защиты гражданских прав является только нарушение субъективного права, поскольку это приведет к ограничению возможности применения адекватных способов защиты гражданских прав. Спорной представляется позиция С.Н. Братуся о категориях "защита" и "ответственность"., полагающего, что "...то, что для потерпевшего, осуществляющего свое право при помощи государственного принуждения, является мерой его защиты, то для обязанного лица, нарушившего чужое право и принуждаемого к его восстановлению, - юридической ответственностью. Между ними, на мой взгляд, не следует ставить знак равенства, так как "защита" является родовым понятием по отношению к "ответственности".

На нынешнем этапе развития российского общества исключительную актуальность и значимость приобретает защита не только имущественных, но и неимущественных прав граждан и юридических лиц, что и обусловило, в частности, выбор автором темы исследования, связанного с необходимостью изучения природы прав на честь, достоинство, деловую репутацию граждан и деловую репутацию юридических лиц, рассмотрения вопросов, касающихся их законодательного закрепления, определения соотношения этих прав с другими гражданско-правовыми нормами, институтами и процессами, а также совершенствования способов судебной защиты рассматриваемой категории прав. И следовательно, предметом защиты является не только субъективные права, но и охраняемые законом интересы (ст.3 ГПК), нередко выступающий в гражданском праве в качестве самостоятельного предмета защиты.

Сходя из вышеизложенного, я придерживаюсь мнения, что право на защиту является неотъемлемое правомочие, составляющее один из элементов содержания субъективного гражданского права, так как в структуресубъективного гражданского права присутствуют три элемента: правомочие на собственные действия, правомочие требования определенного поведения от обязанных лиц и правомочие притязания, т.е. право на защиту.

Глава II. Пределы осуществления гражданских прав

2.1 Определение понятия право на защиту

Гражданское законодательство предоставляет управомоченным субъектам необходимую свободу поведения, которая обеспечивает превращение возможностей, составляющих содержание субъективного права, в действительность. В то же время как само субъективное право по содержанию, так и та свобода, которая гарантируется законом в целях реального осуществления права управомоченным лицом, не могут быть безграничными. «Всякое субъективное право, будучи мерой возможного поведения управомоченного лица, имеет определенные границы как по содержанию, так и по характеру его осуществления. Границы эти могут быть большими или меньшими, но они существуют всегда. Границы есть неотъемлемое свойство всякого субъективного права, ибо при отсутствии таких границ право превращается в свою противоположность – в произвол и тем самым вообще перестает быть правом»

Пределы осуществления субъективных гражданских прав - это законодательно очерченные границы деятельности управомоченных лиц по реализации возможностей, составляющих содержание данных прав. Эти границы определяются, прежде всего, определенным субъектным составом: управомоченным лицом, его представителями, в ряде случаев иными лицами и органами, действующими в интересах управомоченного лица. Границы по субъектному составу определяются рамками гражданской дееспособности субъектов гражданского права.[12]

2.2 Содержание требований при осуществлении гражданских прав

Прежде всего осуществление гражданских прав не должно нарушать прав и охраняемых законом интересов других лиц. Наличие подобного требования продиктовано тем очевидным обстоятельством, что права различных субъектов в обществе теснейшим образом переплетены и взаимосвязаны. Осуществляя свои права, субъект должен считаться с тем, что другие лица являются обладателями аналогичных или смежных прав, которые точно также признаются и охраняются законом. Например, наниматель (собственник) жилого помещения не может использовать его таким образом, чтобы его действия затрудняли осуществление аналогичных прав другими лицами, проживающими в данном доме. Иными словами, гражданские права одного субъекта кончаются там, где начинаются права другого субъекта.

При осуществлении целого ряда гражданских прав граждане и юридические лица должны действовать разумно и добросовестно (ст. 157, 220, 234 ГК), соблюдать основы нравственности (ст. 169 ГК) и другие принятые в обществе нормы (ст. 241 ГК). Это, конечно, не означает, что гражданский закон приравнивает моральные нормы к правовым. Само по себе нарушение моральных норм не может влечь для участников гражданско-правовых правоотношений неблагоприятных юридических последствий, ибо иное толкование закона игнорировало бы различия, существующие между нормами права и нравственности. Смысл рассматриваемого требования заключается в том, чтобы ориентировать субъектов, а также правоприменительные органы на обязательный учет в своей деятельности правил общепринятой морали.[13]

Так, в п. 2 ст. 6 ГК закреплено положение о том, что «при невозможности использования аналогии закона права и обязанности сторон определяются исходя из общих начал и смысла гражданского законодательства (аналогия права) и требований добросовестности, разумности и справедливости». О добросовестности и разумности гласит статья 53, согласно которой «лицо, которое в силу закона или учредительных документов юридического лица выступает от его имени, должно действовать в интересах представляемого им юридического лица добросовестно и разумно». Так, в ст. 662 ГК предусмотрена возможность освобождения арендодателя-предприятия от обязанности возмещения арендатору стоимости неотделимых улучшений арендованного имущества, если при осуществлении таких улучшений были нарушены принципы добросовестности и разумности.[14]

Вообще в Гражданском Кодексе большое значение отводится термину «разумность»: разумная цена товара, разумные расходы, разумные меры, предпринимаемых к уменьшению убытков, разумное ведение дел, разумной замене места передачи товара, разумном предвидении изменения обстоятельств, разумно понимаемых интересах. Пункт 3 ст. 10 ГК устанавливает, что в случаях, когда закон ставит защиту гражданских прав в зависимость от того, осуществлялись ли эти права разумно и добросовестно, разумность действий и добросовестность участников гражданских правоотношений предполагаются. «В данной норме закреплена презумпция разумности и добросовестности лиц, осуществляющих субъективные гражданские права». Субъект гражданских правоотношений должен доказать неразумность и недобросовестность лица, осуществившего в отношении его действия, привести доказательства перед судом. В противном случае суд должен считать субъекта права добросовестным, а его действия разумными. Законодатель относит требования разумности и добросовестности к пределам осуществления гражданских прав, хотя эти требования отличаются от пределов, перечисленных в п. 1 ст. 10 ГК.

Из выше сказанного можно сделать вывод, что субъективное гражданское право, следует считать добросовестным в том случае, когда оно «действует без умысла причинить вред другому лицу, а также не допускает самонадеянности и небрежности по отношению к возможному причинению вреда», и следовательно как уже ранее отмечалось все это связанно с тем что, осуществление гражданских прав прежде всего не должно нарушать прав и охраняемых законом интересов других лиц.[15]

Гражданские права должны осуществляться в соответствии с их назначением. Под назначением права понимается та цель, для достижения которой данное право предоставлено субъекту. Назначение субъективных прав либо прямо определяется гражданским законодательством, либо устанавливается самими участниками гражданских правоотношений в их договоре, либо вытекает из существа данного права. Так, по договору жилищного найма жилое помещение предоставляется нанимателю и членам его семьи для постоянного проживания, т. е. для удовлетворения потребности в жилье. Поэтому, если жилое помещение самовольно используется для других целей, например, для организации производства или ведения предпринимательской деятельности, это будет означать, что право осуществляется в противоречии с его конкретным назначением. Гражданские права, осуществляемые в противоречии с их назначением, не пользуются правовой охраной.[16]

Законодательство устанавливает в необходимых случаях сроки осуществления гражданских прав. Эти сроки определяют временные пределы (границы) осуществления того или иного субъективного гражданского права. В ряде случаев временные пределы осуществления права характеризуют также и временные пределы существования самого права (но не всегда) Например, если покупатель не использовал гарантийный срок для заявления требования о качестве проданной вещи, то впоследствии ему будет отказано в удовлетворении требования об устранении недостатков вещи или ее замене. Как пишет В.П. Грибанов: «Очевидно при этом, что заявление такого требования после истечения указанного срока осуществления права следует признать выходом управомоченного лица за временные границы осуществления права. Это объясняется тем, что гарантийный срок есть не только срок осуществления права требовать устранения недостатков в купленной вещи или ее замены, но и срок существования самого этого права. Заявление названного требования за пределами гарантийного срока есть, следовательно, не только выход за временные границы осуществления этого права, но и выход за пределы самого права, т.е. действие, вообще не основанное в данном случае ни на каком праве.[17]

Пределы осуществления гражданских прав также ограничиваются запретами использовать субъективные гражданские права для социально вредных целей. Наиболее ярко это проявляется в запрете сделок, противоречащих основам правопорядка и нравственности, посягающих на публичные интересы. Другим примером такого способа определения пределов осуществления гражданского права является ст. 51 Закона «О средствах массовой информации». В ней запрещается использование установленных указанным законом прав журналиста в целях сокрытия или фальсификации общественно значимых сведений, распространения слухов под видом достоверных сообщений, сбора информации в пользу постороннего лица или организации, не являющейся средством массовой информации. Запрещается использовать право журналиста на распространение информации с целью опорочить гражданина или отдельные категории граждан исключительно по признакам пола, возраста, расовой или национальной принадлежности, языка, отношения к религии, профессии, места жительства и работы, а также в связи с их политическими убеждениями.[18]

В отношении запрета на осуществление монополистической деятельности и ограничение конкуренции в гражданское законодательство входят правила, «определяющие рамки осуществления гражданских прав в сфере предпринимательства». Закон также запрещает ведение конкуренции нечестными и незаконными методами, т.е. недобросовестную конкуренцию. Использование гражданских прав для ограничения конкуренции причиняет вред как отдельным лицам, так и всему обществу.

Пределы осуществления субъективных прав иногда обусловлены способами и

формами осуществления прав. Так, при заключении определенных видов

договоров требуется нотариальная форма, несоблюдение которой влечет

недействительность такого договора.

В Конституции РФ в статье 56 говорится об ещё одном возможном

ограничении осуществления гражданских прав. Это относится к условиям

чрезвычайного положения для обеспечения безопасности граждан и защиты

конституционного строя. Этот предел осуществления прав регулируется на

основании федерального конституционного закона.[19]

Следует иметь в виду, что все выше перечисленные ограничения

осуществления гражданских прав не могут исчерпать всех возможных проявлений

социально неугодных способов, средств и целей их осуществления.

Объем субъективных гражданских прав ограничивается совокупностью норм

различных отраслей права, содержащих запреты и предписания, которые

ограничивают субъективные права. Субъект при осуществлении своих прав должен считаться с другими обладателями таких же прав, которые точно также признаются законом. Это объясняется тем, что права различных субъектов в обществе тесно переплетены и взаимосвязаны друг с другом.

Глава III. Злоупотребление правом

3.1 Понятие злоупотребление правом

Как гражданско-правовая категория «злоупотребление правом» не было известно законодательству советского периода, однако в этот период в этом направлении имели место научные разработки. Понятие "злоупотребление гражданскими правами" в законе не дано. Не сформулировано оно и в судебной практике. Такое положение приводит к тому, что действия участников гражданских правоотношений довольно редко признаются злоупотреблением правом. Адвокат В. Емельянов в своей статье «Пределы осуществления гражданских прав» считает такой подход к использованию ст. 10 ГК правильным, поскольку «применение запрещающей правовой нормы, в которой не указаны признаки запрещенного деяния, может привести к нарушению принципа законности при вынесении судебных решений. Однако случаи признания действий злоупотреблением гражданскими правами все же встречаются.[20]

Гражданский Кодекс устанавливает границы (пределы) осуществления гражданских прав путем запрещения определенного поведения. Нарушением пределов осуществления гражданских прав являются такие действия субъектов гражданских правоотношений, которые характеризуются как злоупотребление правом. Особенностью такого гражданского правонарушения признаётся тот факт, что субъект действует в рамках предоставленных ему прав, но в процессе реализации этих прав допускается нарушение прав и охраняемых законом интересов других лиц.Так, исходя из действующих законодательства, можно выделить частные и общие пределы осуществления субъективных гражданских прав.[21]

Частные права характеризуются тем, что относятся к конкретным гражданским правам и предусмотрены в законом или в сделках. Они могут состоять в предусмотренном правовыми актами способе осуществления. Так, в п. 2 ст. 19ГК указано, что гражданин вправе переменить свое имя в порядке, установленном законом (см. Федеральный закон "Об актах гражданского состояния"). Они также могут быть обозначены истечением срока. Так, например, срок действия полномочного представителя, основанного на доверенности, предусмотрен в ее тексте, но в целом не может превышать 3-х лет.

Общие пределы характеризуются тем, что относятся ко всем субъективным правам и предусмотрены в нормах, принципах (п. 2 ст. 1 ГК). В этой статье указывается, что гражданские права могут быть ограничены в той мере, в какой это необходимо в целях защиты нравственности, здоровья, прав, законных интересов других лиц, обеспечение обороны страны и безопасности государства. Нарушение общих пределов субъективного гражданского права иногда называют злоупотреблением правами.

Вопросы, требующие исследования в рамках проблематики злоупотребления правом, напрямую вытекают из содержания правовых норм, регулирующих данный правовой институт. В соответствии с п. 1 ст. 10 ГК РФ не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах. Данная норма не определяет понятия злоупотребления правом, а также не раскрывает признаков, дающих основания квалифицировать "иные формы" злоупотребления правом. Поскольку проблемы, связанные с применением данного института, уже исследовались в науке гражданского права, то рассмотрение вопроса целесообразно начать с анализа и оценки уже выдвинутых в отечественной цивилистике теорий злоупотребления правом. Можно выделить несколько подходов к определению этого понятия.

Первый определяет злоупотребление правом через такие признаки как наличие причинения вреда и совершение действий, причиняющих вред, с умыслом.

Согласно второму подходу злоупотреблением правом признается осуществление субъективного права в противоречии с доброй совестью, добрыми нравами.

При третьем подходе, используемом в гражданском праве, злоупотребление правом есть особый тип гражданского правонарушения, совершаемого управомоченным лицом при осуществлении им принадлежащего ему права, связанный с использованием недозволенных конкретных форм в рамках дозволенного ему общего типа поведения. Если обратиться к истории вопроса о злоупотреблении правом, то ГК РСФСР 1922г. (ст.1) содержал правило о том, что “гражданские права охраняются законом, за исключением тех случаев, когда они осуществляются в противоречии с их социально-хозяйственным назначение”. ГК РСФСР 1964г. (ст.5) и Основы гражданского законодательства 1961г. (ст.5) также содержали нормы об отказе в судебной защите права, осуществляемого “в противоречии с его назначением”.

Классический пример, когда статья 5 применялась, называлось разъяснение Верховного Суда СССР о том, что при систематической сдаче нанимателем в поднаем отдельной изолированной комнаты в целях извлечения нетрудового дохода, эта комната могла быть изъята у нанимателя в судебном порядке по иску наймодателя или прокурора (п.5 постановления Пленума Верховного Суда СССР от 25 марта 1964г.). Как видно, в данном случае предусматривалось такое правовое последствие, как принудительное изъятие имущества (комнаты) при условии использования его не по назначению.

Аналогичное предписание можно было обнаружить в ст. 141 ГК РСФСР 1964г., в силу которой у собственника подлежал изъятию дом, если он (собственник) бесхозяйственно обращался с ним.[22]

Более сложная ситуация возникла, когда в законе отсутствовали указания на правовые последствия осуществления прав в противоречии с их назначением. В этих случаях, по мнению О.А. Красавчикова, суд должен на основании ст.5 ГК РСФСР, отказать в защите, поскольку иные последствия не вытекают из конкретных предписаний закона, общих начал и смысла советского законодательства.

Новый Гражданский кодекс (ст.10) устанавливает общий запрет на действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также на злоупотребление правом в иных формах. Кодекс не содержит определение понятия «злоупотребление правом» - это вид гражданского правонарушения, заключающийся в превышении пределов дозволенного гражданским правом осуществления своих полномочий путем реализации их с незаконной целью или незаконными средствами, повлекшими нарушение прав и законных интересов других лиц, что само по себе является аномальным явлением. Данная задача является сложной не только для законодателя. До сих пор в юридической литературе данная категория – предмет оживленной дискуссии среди ученых-цивилистов.

Среди зарубежных исследователей существует мнение о необходимости комплексного (межотраслевого) исследования проблемы злоупотребления правом.[23]

Злоупотребление правом есть особый тип гражданского правонарушения, совершаемого право уполномоченным лицом при осуществлении им принадлежащего ему права, связанный с использованием недозволенных конкретных форм в рамках дозволенного ему поведения. Например, строительство дома вблизи другого дома, ведущее к затемнению его окон. Иначе говоря, злоупотребление правами - самостоятельная, специфическая форма нарушения принципа осуществления гражданских прав в соответствии с их социальным назначением. К сожалению, в современной теории права субъективное значение содержания злоупотребления правом и его значения в поведении субъектов правоотношений практически не анализируется. Работы, посвященные злоупотреблению правом, определяют этимологические и системно-правовые основы трактовки понятия "злоупотребления правом", соотношения "злоупотребления правом" с иными правовыми понятиями, отграничения злоупотреблений правом от правонарушений, квалификации злоупотреблений правом по действующему законодательству и пр. При этом задача самоидентификации злоупотреблений правом, как правило, даже и не ставится.

Проблема злоупотребление правом является одной из актуальных. Об этом свидетельствуют примеры из арбитражно-судебной практики, а также многочисленные работы, посвященные рассмотрению данного вопроса.

Подведя итог можно говорить о том, что злоупотребление правом - использование субъективного права в противоречии с его социальным назначением, влекущее за собой нарушение охраняемых законом общественных и государственных интересов или интересов другого лица.

З.2 Формы злоупотребление правом

Конкретные формы злоупотреблением правом разнообразны, но их можно разделить на 2 вида:

1) злоупотребление правом совершенное в форме действия, осуществленного с намерением причинить вред другому лицу (шикана);

2) злоупотребление правом, совершенное без намерения причинить вред, но объективно причиняющее вред другому лицу.

Пункт 1 статьи 10 ГК устанавливает, что при осуществлении любых гражданских прав запрещены действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, так называемая "шикана". Шикана - термин, заимствованный российской доктриной из немецкой правовой науки XIX в., в буквальном переводе означает "каверза, придирка". Исходное его значение нашло отражение в параграфе 226 Германского гражданского уложения (1900 г.): «Недопустимо осуществление права исключительно с целью причинения вреда другому». Действия лица следует считать шиканой в тех случаях, когда они совершаются с прямым умыслом и единственной целью причинить вред другому лицу. Подобными действиями является, например, изменение собственником земельного участка русла ручья для того, чтобы отвести его от соседнего участка, расположенного ниже по течению, с единственной целью причинить вред собственнику этого участка. Шиканой можно назвать и те действия предпринимателей, которые направлены на ограничение конкуренции.

Особенность злоупотребления правом совершенным без намерения причинить вред, но объективно причинившего вред другому лицу, отличается тем, что оно совершается лицом не по прямому умыслу. Субъективная сторона подобных злоупотреблений правом может выражаться в форме косвенного умысла или неосторожности.

Еще одним видом злоупотребления является недозволенные средства – это вид злоупотреблений, когда субъект гражданских правоотношений, реализуя свои права использует недозволенные средства, а именно обман, введение в заблуждение, недозволенные средства защиты. Например, автору дано право издавать свои произведения под псевдонимом. Но, если он выберет имя, уже существующее в литературной среде и, тем самым, введёт в заблуждение публику, его действия будут расценены как злоупотребление правом.

К недозволенным средствам защиты относятся те средства, которые влекут опасность окружающим. Например, хозяин дачного участка имеет право на использование и охрану этого участка, но если он применяет для охраны такие средства, как электрический ток, ядохимикаты и др., его действия также будут расценены как злоупотребление правом, и хозяин будет подлежать уголовной ответственности.[24]

Какой бы форме (виде) ни проявлялось злоупотребление правом, его правовые последствия должны быть одинаковы: отказ в судебной защите принадлежащих лицу прав, которые он предполагал реализовать в удобной для него ситуации. При этом субъективная сторона злоупотребления может выражаться как в форме косвенного умысла или неосторожности, так и в умышленном злоупотреблении лицом своими правами. Следует также отметить, что принцип недопустимости злоупотребления правом можно охарактеризовать как один из исходных правовых принципов, связанный с презумпцией добросовестности участников общественных отношений.

При обстоятельствах, когда понятие "злоупотребление правом" не раскрыто ни в ТК РФ, ни в разъяснениях высших судебных органов, на практике действия участников трудовых правоотношений довольно редко признаются злоупотреблением правом, хотя количество таких случаев из года в год растет. Такой подход представляется правильным, поскольку применение этого принципа при отсутствии в ТК РФ правовой нормы, где были бы указаны признаки запрещенного деяния, т.е. четкие критерии, которыми должен руководствоваться суд при отказе лицу в защите принадлежащего ему права, может привести к нарушению принципа законности при вынесении судебных решений.

Так, А.А. Малиновский считает, что противоправное злоупотребление правом отличается от правонарушения: субъект в данном случае совершает противоправное деяние посредством реализации своего субъективного права (правомочия), и первоначальная его стадия находится в рамках закона.[25]

По мнению Н.С. Малеина, "идея злоупотребления правом не получила ясного и убедительного обоснования и объяснения в современной литературе". В специальной монографии <7> о пределах осуществления гражданских прав под злоупотреблением правом понимаются случаи, когда управомоченный субъект действует в границах принадлежащего ему субъективного права, в рамках возможностей, составляющих содержание данного права, но использует формы его реализации, выходящие за установленные законом пределы осуществления права. Однако одно из двух: или субъект действует "в границах принадлежащего ему права" и тогда не злоупотребляет своим правом; или он выходит "за пределы, установленные законом", и, таким образом нарушая закон, не злоупотребляет правом, а совершает элементарное правонарушение, за которое должна следовать ответственность. В обоих случаях для идеи и общей нормы о злоупотреблении правом нет места.

Из вышеизложенного видно, что даже в такой разработанной (по сравнению с трудовым правом) отрасли, как гражданское право, нет однозначного понимания границы, отделяющей стадию злоупотребления правом от периода правонарушения или фазы добросовестного заблуждения. Неясность по указанным вопросам может порождать и необоснованно широкое толкование понятия "злоупотребление правом", и приводить к отказу от его применения в необходимых случаях. Однако применение принципа злоупотребления правом при отсутствии его официальных критериев в трудовом праве может привести к произвольному нарушению конституционного принципа о праве на судебную защиту нарушенных прав. Все эти проблемы ясно обозначают, что граница перехода от добросовестного заблуждения о пределах предоставленных субъекту прав и способах их реализации к злоупотреблению правом, сопряженному с явным правонарушением, очень тонкая. Чтобы не допускать ее перехода, требуется найти в отраслевом законодательстве четкие нормы-принципы или нормы-правила. Не буквальное, но вполне читаемое основание для применения принципа недопустимости злоупотребления правом отражено в части 3 ст. 17 Конституции РФ: осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других граждан.[26]

Характерными признаками злоупотребления правом являются следующие:

1) использование управомоченным лицом субъективного права в противоречии с его социальным назначением;

2) превышение пределов дозволенного позитивным (писаным) правом осуществления своих правомочий;

3) осуществление правомочий с незаконной целью, в недозволенных формах или незаконными средствами;

4) нарушение охраняемых законом общественных, государственных и частных интересов, выраженное в игнорировании законных прав и интересов других лиц;

5) совершение нарушений в рамках дозволенного общего типа поведения;

6) совершение действий с исключительным намерением причинить вред или без такового, но объективно причиняющее вред другому лицу.[27]

Итак, при злоупотреблении правом у какого-либо лица должны быть права на совершение каких-либо правомерных действий, но он этими правами пользуется таким образом, что наносит вред другому лицу. При этом речь не идет о невыполнении обязанностей, возложенных на лицо, злоупотребляющее своими правами, что имело бы иные правовую природу и последствия, выраженные в юридической ответственности за нарушение обязательств.

Заключение

Путём реализации поставленных задач цель исследования достигнута. В результате проведённого исследования по теме «Право на защиту» можно сделать ряд выводов:

На нынешнем этапе развития российского общества исключительную актуальность и значимость приобретает защита прав граждан, так как наше государство идет по пути становления демократического государства.

Гражданские права являются частью конституционных прав и поэтому конституционное положение о том, что граждане имеют равные конституционные права и свободы и равны перед законом в полной мере относится к гражданским правам. В то же время, никто не может обладать большим объемом прав, чем другие.Поэтому существуют некоторые ограничения прав и свободы, которые гарантируется законом в целях реального осуществления права управомоченным лицом.

Всякое субъективное право, как мера возможного поведения субъекта, имеет определенные границы по своему содержанию и по характеру его осуществления. Эти границы позволяют обратить внимание на то, что субъективное право на совершение одних действий не может распространяться на другое действие.

Законодательством установлены некоторые пределы осуществления гражданских прав, однако этот перечень не может исчерпать все возможные проявления социально неугодных способов, средств и целей осуществления гражданских прав, он может пополняться в связи с развитием рыночных отношений и появлением новых гражданско-правовых отношений.

Нарушением пределов осуществления гражданских прав являются такие действия субъектов гражданских правоотношений, которые характеризуются как злоупотребление правом.

Список литературы

1. Конституция Российской Федерации;

2. Гражданский Кодекс РФ, 2010;

3. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй (постатейный) / Отв. ред. О.Н. Садиков. – М.: Контракт, 1996;

4. Протасов В.Н. «Что и как регулирует право»;

5. Братусь С.Н. Юридическая ответственность и законность. М.: Юридическая литература, 1976;

6. Грибанов В.П. Сроки в гражданском праве. – М., 1967;

7. Грибанов В.П. Пределы осуществления и защиты гражданских прав. – М. 1992;

8. Емельянов В. Пределы осуществления гражданских прав// Российская юстиция. 1999, Сайт www.shpl.ru/docdeliv/contents/zacon/rosust 199906.htm;

9. Кораблева М.С. Защита гражданских прав: новые аспекты // Актуальные проблемы гражданского права. – М., 1998;

10. Гражданское право: Учебник для вузов. Часть первая / Под общей ред. Т.Н. Илларионовой, Б.М. Гонгало, В.А. Плетнева. – М., 1998;

11. Гражданское право. Часть 1 (конспект лекций) – М.: «Издательство ПРИОР», 2001;

12. Тархов В.А. Гражданское право. Общая часть. Курс лекций;

13. Сайт www.ref.by/refs/22/32272/1.html;

14. Кожухарь А. Н. , статья «Пределы осуществления гражданских прав».

15. Сайт jurfak.newmail.ru/statii.htm.

16. Учебник Гражданского права. Т.1. Изд. 2-е/ Отв. Ред. Е. А. Суханов. ,М.1998. с.22.

17. Н. Гражданское право. Часть 1 (конспект лекций) – М.: «Издательство ПРИОР», 2001,стр. 50

18. И. Матузов. Субъективные права граждан СССР. Саратов, 1966, стр. 45 – 46

19. Гражданское право. Часть 1 (конспект лекций) – М.: «Издательство ПРИОР», 2001,стр. 50

20. Кожухарь А. Н. , статья «Пределы осуществления гражданских прав», Закон и право, стр. 13,2008

21. Юридический словарь, 2007;

22. Кизлова Т. Конституционные гарантии осуществления гражданских прав. // Юридический вестник №4, 1999.

23. Курбатов А.Я. «Система права и проблема правоприменительной деятельности»

24. Бутнев В.В. «К пониманию механизма субъективных прав», Москва, 1989.стр. 10.

25. Брагинский М.И. Гражданское право. - М.: Норма-Инфра-М, 2005, стр. 44

26. Гражданское право / Под общ. ред. чл.-корр. РАН С.С. Алексеева. - М.: Норма, 2004, с. 66

27. Мицкевич А.В. Гражданское право. – М.: ИНФРА-М, 2006.

28. Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. – М.: ЮНИТИ, 2005.

29. Гражданское право. Часть 1 (конспект лекций) – М.: «Издательство ПРИОР», 2001;

30. Брагинский М.И. Гражданское право. - М.: Норма-Инфра-М, 2005

31. Малиновский А.А. Злоупотребление правом: теоретические аспекты Журнал российского права. 1998. N 7.


[1] Учебник Гражданского права. Т.1. Изд. 2-е/ Отв. Ред. Е. А. Суханов. ,М.1998. с.22.

[2] Н. И. Матузов. Субъективные права граждан СССР. Саратов, 1966, стр. 45 - 46

[3] Гражданское право. Часть 1 (конспект лекций) – М.: «Издательство ПРИОР», 2001,стр. 50

[4] Кожухарь А. Н. , статья «Пределы осуществления гражданских прав», Закон и право, стр. 13,2008

[5] Юридический словарь, 2007, стр. 223

[6] Кизлова Т. Конституционные гарантии осуществления гражданских прав. // Юридический вестник №4, 1999.

[7] Гражданское право. Часть 1 (конспект лекций) – М.: «Издательство ПРИОР», 2001;

[8] Гражданское право: Учебник для вузов. Часть первая / Под общей ред. Т.Н. Илларионовой, Б.М. Гонгало, В.А. Плетнева. – М., 1998;

[9] Гражданское право: Учебник для вузов. Часть первая / Под общей ред. Т.Н. Илларионовой, Б.М. Гонгало, В.А. Плетнева. – М., 1998;

[10] Курбатов А.Я. «Система права и проблема правоприменительной деятельности»

[11] Протасов В.Н. «Что и как регулирует право»

[12] Юридический словарь,2008, стр. 200

[13] Кораблева М.С. Защита гражданских прав: новые аспекты // Актуальные проблемы гражданского права. – М., 1998

[14] Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй (постатейный) / Отв. ред. О.Н. Садиков. – М.: Контракт, 1996;

[15] Бутнев В.В. «К пониманию механизма субъективных прав», Москва, 1989.стр. 10.

[16] Братусь С.Н. «Юридическая ответственность и законность». Москва, 1996.стр. 73-74.

[17] Брагинский М.И. Гражданское право. - М.: Норма-Инфра-М, 2005, стр. 44

[18] Гражданское право / Под общ. ред. чл.-корр. РАН С.С. Алексеева. - М.: Норма, 2004, с. 66

[19] Гражданское право: Учебник для вузов / Под ред. Е.А. Суханова. – М.: ЮНИТИ, 2005.

[20] Мицкевич А.В. Гражданское право. – М.: ИНФРА-М, 2006.

[21] Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. – М.: ЮНИТИ, 2005.

[22] Гражданское право. Часть 1 (конспект лекций) – М.: «Издательство ПРИОР», 2001;

[23] Брагинский М.И. Гражданское право. - М.: Норма-Инфра-М, 2005.

[24] Гражданское право: Учебник для вузов. Часть первая / Под общей ред. Т.Н. Илларионовой, Б.М. Гонгало, В.А. Плетнева. – М., 1998

[25] См.: Малиновский А.А. Злоупотребление правом (основы концепции). М., 2000. С. 24 - 32.

[26] Н.С. Малеин имеет в виду указанную выше работу В.П. Грибанова "Пределы осуществления и защиты гражданских прав".

[27] Малиновский А.А. Злоупотребление правом: теоретические аспекты Журнал российского права. 1998. N 7.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий

Другие видео на эту тему