регистрация / вход

Банкротство предприятия 2

Банкротство предприятия Введение Законодательство о несостоятельности (банкротстве), как и в целом, институт несостоятельности в России, в настоящее время, переживает процесс своего воссоздания. Результаты исследований правового регулирования несостоятельности (банкротства) до 1917 г. свидетельствуют о его весьма высоком уровне, даже по сравнению с современными зарубежными аналогами, о понимании целей и задач несостоятельности как одного из основных институтов рыночной экономики.

Банкротство предприятия

Введение

Законодательство о несостоятельности (банкротстве), как и в целом, институт несостоятельности в России, в настоящее время, переживает процесс своего воссоздания. Результаты исследований правового регулирования несостоятельности (банкротства) до 1917 г. свидетельствуют о его весьма высоком уровне, даже по сравнению с современными зарубежными аналогами, о понимании целей и задач несостоятельности как одного из основных институтов рыночной экономики.

Достаточно сказать, что наряду с традиционными процедурами конкурсного производства, российское законодательство той поры регламентировало, также, и иные процедуры, направленные на восстановление платежеспособности должников в процессе торговой несостоятельности. То есть то, что на современном языке называют реабилитационными процедурами, развитие которых, обычно, связывают с реформой законодательства о банкротстве США 1978 г.

Логика экономических реформ, проводимых в нашей стране с конца 80-х годов ХХ века, привела к необходимости восстановления института несостоятельности (банкротства), являющего обязательным атрибутом рыночных отношений. Первый, после длительной паузы, законодательный акт о банкротстве, был принят Верховным Советом Российской Федерации 19.11.92 г. и введен в действие с 01.03.93 г.

Однако, даже само понятие и признаки банкротства, которыми оперировал этот закон, не отвечали элементарным, современным представлениям о рыночной экономике, поскольку основывались на принципе неоплатности должника, от которого зарубежные законодательства отказались многие десятилетия назад.

Практика арбитражных судов по рассмотрению дел о несостоятельности (банкротстве) начала формироваться с 01.03.93 г., когда был введен в действие первый постсоветсткий закон о банкротстве. Динамика дел о банкротстве должников выглядела следующим образом: в 1993 г. было рассмотрено немногим более 100 дел; в 1994 г. – 240 дел; в 1995 г. – 1108 дел; в 1996 г. – 2618 дел; в 1997 г. – более 4600 дел.

Число должников ежегодно признаваемых несостоятельными (банкротами) увеличилось, за этот период, с 50 в 1993 г. до 2600 в 1997 г.

Совершенно иной порядок цифр наблюдается в условиях применения действующего в настоящее время (с 01.03.98 г.) Федерального Закона «О несостоятельности (банкротстве)». Достаточно сказать, что только за первые 6 месяцев 2000 г. в арбитражные суды поступило 10,5 тысяч заявлений о признании должников банкротами. Правда, из общего числа поступивших заявлений более 40 % - заявления о признании банкротами ликвидируемых или отсутствующих должников. Принято, за первое полугодие 2000 г. всеми арбитражными судами, более 7,7 тысячи заявлений о банкротстве. С учетом вновь поступивших дел и остатка дел, производство по которым было возбуждено ранее, по состоянию на 01.07.00 г., на рассмотрение арбитражных судов находилось свыше 18 тысяч дел о банкротстве должников.

Любой, даже самый совершенный закон нуждается в организации его правильного применения. Но до настоящего времени не принято ни одного постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда по этим вопросам, хотя необходимость обязательных разъяснений в этой сфере судебно-арбитражной практики безусловно имеется.

К сожалению, и Правительством РФ не были приняты надлежащие меры по организации исполнения Закона «О несостоятельности (банкротстве)». Вместо этого, в последние годы принимались многочисленные постановления Правительства которые рассматривали несостоятельность (банкротство) в качестве: либо панацеи от всех экономических бед; либо инструмента для решения текущих экономических проблем (к примеру, как средство борьбы с неплательщиками налогов или как способ передачи имущества предприятий от «неэффективного» собственника к «эффективному»).

Анализ, действующих подзаконных актов, посвященных вопросам несостоятельности (банкротства), в том числе изданных Правительством РФ, свидетельствует о том, что их пересмотр, а также некоторые другие организационные меры, предпринятые Правительством, могли бы способствовать устранению многих негативных явлений в практике применения законодательства о несостоятельности (банкротстве).

Так, функции и полномочия, Федеральной службы России по делам о несостоятельности и финансовому оздоровлению должны быть сориентированы на обеспечении исполнения Закона о банкротстве, а также на поддержании реального сектора экономики, путем предупреждения банкротств промышленных предприятий, и их финансового оздоровления.

Думаю, что необходимо признать утратившим силу постановление Правительства РФ от 22.05.98 г. № 476 «О мерах по повышению эффективности применения процедур банкротства», которым предусмотрен ускоренный порядок применения процедур банкротства. На практике реализация этого документа может привести к продаже за бесценок имущества работающих предприятий, неоправданному и несправедливому перераспределению собственности, а кроме того, создаст условия для злоупотребления со стороны работников Федеральной службы России по делам о несостоятельности и финансовому оздоровлению.

В настоящее время Россия продолжает находиться в состоянии реформирования законодательства о банкротстве. Мы опять являемся свидетелями попытки реанимировать принцип «неоплатности» и внедрить его в современное российское законодательство о банкротстве. В 2000 г. Государственной Думой был принят в трех чтениях, а впоследствии и одобрен Советом Федерации, проект федерального закона «О внесении изменений и дополнений в Федеральный Закон «О несостоятельности (банкротстве)». Президент РФ, наложил вето на указанный законопроект, вполне резонно указав его сторонникам, что введение в состав признаков банкротства условий о том, что сумма краткосрочных пассивов должна превышать балансовую стоимость оборотных активов должника, сделает нереальным осуществление на практике процедуры банкротства и будет ориентировать организации на наращивание дебиторской задолженности (наиболее легкий способ увеличения балансовой стоимости активов), что, в свою очередь, отрицательно скажется на ситуации с неплательщиками в экономике.

Организации (юридические лица), в отношении которых действуют специальные правила о банкротстве, учитывающие их особенности, могут быть разделены на две группы. К первой группе относятся такие категории должников, к которым применяются специальные нормы, содержащиеся непосредственно в Федеральном Законе «О несостоятельности (банкротстве)» - например, градообразующие, сельскохозяйственные, страховые организации, а также организации, являющиеся профессиональными участниками рынка ценных бумаг. Во вторую группу можно включить такую категорию должников, как например, кредитные организации – особый режим несостоятельности которых регулируется отдельным федеральным законом.

Необходимо отметить, что особое общественное «звучание» и серьезные последствия для экономики целых регионов России имеет банкротство градообразующих организаций. Также довольно активно возбуждаются дела о несостоятельности (банкротстве) сельскохозяйственных и кредитных организаций, дела о несостоятельности страховых организаций носят единичный характер, а дела о банкротстве профессиональных участников рынка ценных бумаг в настоящее время отсутствуют.

1. Юридическая сущность несостоятельности (банкротства)

1. 1. История возникновения института несостоятельности

Институт банкротства известен очень многим странам. Исторически складывающиеся отношения к банкротству было неоднозначным. В Древнем Риме было время, когда право разрешало казнить несостоятельного должника. Банкрота приравнивали к вору, надевали на него ошейник и помещали у позорного столба. Несостоятельность ассоциировалась с позором.

Интересно, что Наполеон сравнивал несостоятельного должника с капитаном, покинувшим корабль, а факт несостоятельности рассматривал как преступление. И пусть от законов XII Таблиц, разрешавших кредитору разрубать несостоятельного должника на части нас отделяют столетия и внимание законодателя с тела неспособного платить должника перешло на его имущество, отношение к проблеме банкротства как наисерьезнейший, наиострейший, требующей гибкого, продуманного, эффективного правового регулирования, сохранилась и сегодня.

В дореволюционной России была создана целая система норм банкротства, которая образовывала конкурсное право. Гражданско-правовое регулирование банкротства оказалось делом достаточно сложным. На остроту норм, без преувеличения, уходили столетия. Вехами развития конкурсного права явились «Банкротский Устав» от 15.12.1740 г., «Устав о банкротах» от 19.12.1800 г., «Устав о торговой несостоятельности» от 23.06.1832 г.

Согласно п. 2 ст. 407 Устава судопроизводства торгового должника мог быть признан несостоятельным, «когда по оценке или продаже имущества по иску кредитора без залога вступят в суд от других кредиторов просьбы с показанием, что на удовлетворение их долгов, хотя сроки их еще не настали, остального имущества должника будет недостаточно».

Интересно, что по терминологии дореволюционных юристов различалась несостоятельность «несчастная», «неосторожная», и «злостная или злонамеренная». Уголовное законодательство дореволюционной России выделяло банкротство «корыстное», или тяжкое, и «расточительную несостоятельность», или простое банкротство.

Законодательство о банкротстве в России было трудно не только создавать, но и применять. По свидетельству известного российского цивилиста Г.Ф. Шершневича, многие статьи были построены настолько сложно, что затрудняли не только торговых лиц, но и опытных юристов.

После революции 1917 г. право начала производства в связи с несостоятельностью было предоставлено и советскому суду (постановление ВЦИК и СНК от 27.11.1927 г. «О дополнении Гражданского Процессуального Кодекса РСФСР главой 37). Один из сторонников такого кодекса Д.В. Туткевич аргументировал необходимость наделения суда этим правом тем, что институт несостоятельности «возник и существует в целях охранения интересов: а) должника, б) кредиторов и в) публичных. Следовательно этому и право требовать или почин в объявлении несостоятельности должен принадлежать: а) должнику, б) кредиторам и в) органам публичной власти». В пользу того, чтобы такое правило существовало в российском законодательстве, высказывались и другие дореволюционные юристы (А. Маттель, Н.А. Тур).

В советский период в России процедура банкротства, как способ прекращения предпринимательской деятельности, практически не применялась. Первый Гражданский Кодекс РСФСР 1922 г. содержал нормы, регулирующие отношения, возникающие при несостоятельности гражданских и торговых товариществ и физических лиц.

На практике положения, регулирующие отношения, возникающие при несостоятельности гражданских и торговых товариществ, не получили широкого распространения. В законодательстве не был установлен четкий порядок осуществления этих правил. К тому же по мере свертывания «Новой экономической политики», увеличения, а затем и монополии государственной собственности, на средства производства, усиления плановых начал в экономике, институт банкротства утратил свое значение. В начале 60-х годов нормы о банкротстве были исключены из гражданского законодательства.

1. 2. Понятие, правовые основы, признаки несостоятельности (банкротства)

Неплатежеспособность должника может быть обусловлена различными причинами. Это и неполучение средств за полученные товары и затоваривание собственного продукцией, не имеющей сбыта, неэффективная финансовая деятельность и прямые злоупотребления администрации. Необходимо учитывать и объективные причины, в частности, что государственные предприятия в России очень долгое время действовали на основе централизованного планирования при низкой оплате труда, низких транспортных и энергетических тарифах, в условиях монополизма, возможности произвольно повышать цены в зависимости от конкретных затрат. Когда на рынок стали поступать импортные товары, многие коммерческие организации России стали неконкурентоспособными. Нельзя не учитывать и недостатки налогообложения и острую нехватку оборотных средств, что побуждает предприятия брать дорогие кредиты.

В январе 1998 г. юридическая общественность, российские предприниматели получили для изучения новый закон «О несостоятельности (банкротстве). В нем в уточненном варианте приводится и определение самого банкротства, которое, безусловно, представляет большой интерес.

Банкротство сегодня, с позиций законодателя – это признанная арбитражным судом или объявленная должником неспособность должника в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей.

После вступления Закона в силу 1 марта 1998 г. в пять раз увеличилось количество дел о банкротстве, рассматриваемых в суде. С июня по декабрь 2000 г. в арбитражные суды поступило 6056 заявлений о признании организации банкротом. Если в 1997 г. в среднем по стране ежемесячно возбуждалось около 130 дел, то за последние месяцы 2000 г. эта цифра возросла до 550-600.

Основные задачи банкротства состоят:

- В возврате долга кредиторам;

- В реабилитации должника (после списания долгов он должен получить возможность сохраниться и продолжать свой бизнес).

Сейчас большинство руководителей считают положение своей организации тяжелым, причем более 10% из них оценивают его как близкое к банкротству.

По экспертным оценкам в августе-сентябре 1998 г. около 30% предпринимателей вынуждены были приостановить свою деятельность. В последствии 10% малых предприятий так и не приступили к работе. В результате этого количество дел о несостоятельности (банкротстве) резко возросло.

Юридические лица и граждане вступают в многочисленные отношения друг с другом, с государственными, в том числе налоговыми органами, банками и другими организациями. В этих отношениях возникают денежные обязательства, определенные законом или договором. В тех случаях, когда размер этих обязательств превышает определенный предел и очевидна невозможность погашения обязательства из стоимости имущества должника, то именно такие лица могут быть объявлены несостоятельными (9банкротами). При таких условиях их коммерческая деятельность прекращается, имущество реализуется для удовлетворения требований кредиторов, остальные требования считаются погашенными.

Таким образом, банкротство является той гранью, которая предполагает прекращение конкретной коммерческой или иной деятельности должника.

Институт банкротства известен всем странам с рыночной экономикой, поскольку последняя предполагает получение прибыли от коммерческой деятельности и платежеспособный спрос потребителей. Ликвидация безнадежно неплатежеспособных должников является положительной мерой. Она выводит неэффективные предприятия из числа действующих. Однако признание должника банкротом имеет и негативные последствия, поскольку затрагивает не только имущественные интересы должника, но и права и интересы большого круга лиц – его работников, партеров, кредиторов и других, порождает во многих случаях значительные социальные издержки. Поэтому законодательство предусматривает комплекс мер по восстановлению платежеспособности должника, направленных на предотвращение массовых банкротств. Нужно отметить, что угроза банкротства побуждает не только предпринимателя, но и органы государственного управления принимать активные меры к восстановлению активного баланса и улучшению деятельности коммерческих организаций, о чем убедительно свидетельствует опыт ЗИЛа, АЗЛК, КАМАЗа и других крупных предприятий, которые недавно были кандидатами в банкроты.

В то же время процедура банкротства часто является положительной мерой и для должника. Она позволяет ему погасить свои обязательства за счет имеющегося имущества и затем, освободившись от долгов, начать новое дело.

С точки зрения развития и поддержания экономики (это традиционная цель законодательства о банкротстве), статья 64 Гражданского Кодекса Российской Федерации удовлетворение требований кредиторов юридического лица при ликвидации последнего, совершенно верно ставит интересы крупного бизнеса, крупных кредиторов выше государственных. Это связано не только с необходимостью удовлетворить требования крупного капитала для дальнейших инвестиций в экономику в случае ликвидации должника, но и с пониманием того, что именно от крупного капитала (а не от налоговой инспекции) зависит возможность «нового старта» для несостоятельного должника.

В законодательстве Российской Федерации институт банкротства получил правовое закрепление в Законе Российской Федерации «О несостоятельности (банкротстве) предприятий» от 10.11.1992 г., а затем в статьях 61 и 65 Гражданского Кодекса Российской Федерации. Было принято также много других нормативных актов, большинство которых сейчас утратило силу.

В 1993 г. при Госкомимуществе России (Госкомимущество преобразовано в Министерство по управлению государственным имуществом) создано Федеральное управление по делам о несостоятельности (теперь – Федеральная служба России по финансовому оздоровлению и банкротству(ФСФОБ Российской Федерации)0, созданное Указом Президента Российской Федерации от 27.05.1999 г. №651)).

Этот государственный орган образован в целях создания организационных, экономических и иных условий, необходимых для реализации актов о несостоятельности (банкротства) в отношении государственных предприятий. Основными задачами этого государственного органа являются проведение государственной политики, направленной на предотвращение несостоятельности предприятий, представление интересов собственника государственных предприятий в арбитражном суде, организация работы по созданию нормативной и методической базы в связи с применением Закона о несостоятельности, организация работы по привлечению отечественных и зарубежных инвесторов для участия в финансировании реорганизационных процедур.

После принятия Закона о несостоятельности (банкротстве) предприятий в конце 1992 г. количество несостоятельных предприятий в стране с каждым годом увеличивается. Если в 1993 г. на разрешение арбитражных судов Российской Федерации поступило около 74 дел, то в 1994 г. подобных исков было 231, в 1996 г. – 2618, в 1997 г. – около 1200.

Новый Федеральный Закон «О несостоятельности (банкротстве)» принят 08.01.1998 г. Необходимо заметить, что он, как и его предшественники предыдущих столетий, объемен и сложен по построению и формулировкам. По сравнению с Законом от 10.11.1992 г. «О несостоятельности (банкротстве) предприятий» объем его вырос более чем в три раза. Усложнился и расширился понятийный аппарат, внесено много уточнений процессуального характера, появилось много принципиально новых норм материального права. По существу этот закон вводит новую идеологию процесса банкротства. Новая редакция закона отметает главный аргумент должника – «Я не плачу потому, что не заплатили мне». Законодатель не принимает во внимание дебиторскую задолженность перед должником.

Новый закон в отдельных параграфах отразил особенности процедуры банкротства для сельскохозяйственных организаций, страховых организаций, профессиональных участков рынка ценных бумаг, граждан, в том числе индивидуальных предпринимателей, крестьянских (фермерских) хозяйств. Однако с нашей точки зрения – все же вызывает некоторое сомнение квалификационное основание, положенное в основу выделения именно этих групп субъектов.

Для осуществления основной задачи банкротства – восстановления платежеспособности – должны быть применены процедуры банкротства, или так называемый процессуальный плюрализм. Закон 1998 г. делил их на реорганизационные, ликвидационные и мировое соглашение. Реорганизация включала внешнее управление и санкцию, а ликвидация предполагалась в процессе конкурентного производства. Закон 1998 г. не употребляет терминов «реорганизация» и «ликвидация». Статья 23 выделяет четыре процедуры для юридических лиц и два для должников-граждан. Общими являются конкурсное производство и мировое соглашение. Для юридических лиц им предшествуют наблюдение и внешнее управление, (исключение составляют банки, и иные кредитные организации, к которым применяются лишь процедуры банкротства – наблюдение и конкурсное производство). Думаю, вполне оправдано то, что более десяти статей Закона посвящаются процедуре наблюдения (глава 4). Законодательно определяются основные последствия введения наблюдения. Среди них назначение временного управляющего и организация органов управления должника на совершение сделок. Статья 58 усматривает, что сделки, связанные с распоряжением недвижимостью, иным имуществом, балансовая стоимость которого составляет более 10% балансовой стоимости активов должника, а также связанные с получением и выдачей займов, уступкой прав требования, переводом долга, учреждением доверительного управления, должны совершаться исключительно с согласия временного управляющего.

Достаточно подробно регулируется и осуществление внешнего управления (глава 5), которое может быть установлено на срок до 12 месяцев с возможностью продления еще на полгода. Здесь руководитель должника отстраняется от должности и назначается внешний управляющий, вводится мораторий на удовлетворение требований кредиторов. В отношении действий по распоряжению имуществом вводятся еще более жесткие ограничения. Например, ст. 76 закрепляет, что крупные суммы (с недвижимостью и имуществом, превышающим по стоимости 20% активов должника, а также суммы, в которых имеется заинтересованность) должны заключаться внешним управляющим только с согласия собрания кредиторов или комитета кредиторов. Внешний управляющий в этот, так называемый период «подозрительности» наделяется правом возбуждения хозяйства в арбитражный суд о признании суммы должника недействительной, если эта сделка может причинить убытки или влечет предпочтительное удовлетворение требований одних кредиторов перед другими. Думаю, что новый Закон довольно удачно воплотил здесь такую тенденцию развития гражданского законодательства, как усиление роли и значения средств и процедур, предназначенных не для ликвидации имущества должника, а для предоставления ему возможности поправить свои дела, в том числе путем реализации плана внешнего управления (ст. 82).

Новый закон подробно останавливается и на процедуре конкурсного производства. В главе 6 «Конкурсное производство», во-первых, речь идет о, (он не может превышать один год) и правовых последствиях открытия конкурсного производства. Так, согласно ст. 98, с открытием конкурсного производства считается наступившим срок исполнения всех денежных обязательств, прекращается начисление неустоек и процентов, снимаются ограничения на коммерческую тайну, а также ранее наложенные аресты и т. п. Во-вторых, законодатель подробно определил полномочия конкурсного управляющего. В частности, последний наделяется функцией инвентаризацией и оценки имущества должника. В данной главе речь идет о конкурсной массе, счетах должника в ходе конкурсного производства, очередности удовлетворения требований кредиторов и порядок продажи имущества должника.

Достаточно внимания новый закон уделяет и мировому соглашению. Ему посвящена глава 7, включающая десять статей, подробно раскрывающих форму, содержание и правовые последствия заключенного мирового соглашения.

Признаками несостоятельности (банкротства) закон определяет неспособность должника удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей, если соответствующие обязательства и (или) обязанности не исполнены в течение трех месяцев с момента наступления даты их исполнения.

В статье 4 подробно определен состав и размер задолженности должника. Подлежит учету размер задолженности за переданные товары, выполнение работы, оказание услуги, суммы займа с процентами. При этом не учитываются подлежащие уплате штрафы, неустойка и пени за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств. Исключаются также обязательства перед гражданами за причинение вреда жизни и здоровью, обязательства по выплате авторского вознаграждения и обязательства перед учредителями (участниками) должника – юридического лица, вытекающее из такого участия.

Дело о банкротстве может быть возбуждено арбитражным судом, если требования к должнику – юридическому лицу – составляют не менее 500 минимальных размеров оплаты труда. Таким образом, российский закон кроме факта неплатежей и временного их отрезка устанавливает и минимальную задолженность. Аналогичный подход содержит и законодательство Англии (там минимальная задолженность составляет 750 фунтов стерлингов), в отличие от права Франции, где достаточно формального признака несостоятельности – прекращения платежей. Думаю, что отделение в тексте закона понятия от признаков – не совсем удачный прием законодательной техники. Понятие традиционно вводится из признаков. Если обратиться к формулировке российского дореволюционного права, то они явятся подтверждением этого пути. В них имеется упоминание не только о факте неоплатных долгов, но и о их минимальной сумме, которая в начале ХХ столетия составляла 1500 руб.

Исключения Законом «О несостоятельности (банкротстве)» предусмотрены для ликвидируемого должника (ст. 147) и для отсутствующего должника (ст. 177).

Показательным примером несостоятельности (банкротства) в г. Хабаровске может служить такое крупнейшее ранее предприятие города, как Хабаровский мясокомбинат (в настоящее время ОАО «Хабаровский мясокомбинат»), который в полном объеме отвечает критерию признания несостоятельного должника банкрота – невозможности восстановления его платежеспособности, поскольку у ОАО «Хабаровский мясокомбинат» сложились огромные долги как в бюджет и внебюджетные фонды, так и кредиторам, задолженности по заработной плате и социальным выплатам, и на меры по предупреждению банкротства, ни также процедуры банкротства, как наблюдение и внешнее управление не стали эффективными.

За период наблюдения в результате проведенного анализа финансового состояния должника выявлено, что предприятие имеет кредиторскую задолженность на 15.06.2000 г. в сумме 36717152,28 руб., из них в бюджет и внебюджетные фонды – 12310292 руб., превышающую балансовую стоимость имущества. 15.06.2000 г. кредиторами проведено собрание и принято решение об обращении в арбитражный суд с ходатайством о признании должника банкротом и открытии конкурсного производства.

В решении арбитражного суда Хабаровского края от 28.06.2000 г. №АИ73-5054/176 указано, что в связи с тем, что судом установлены все признаки банкротства должника, ОАО «Хабаровский мясокомбинат» в соответствии со ст. ст. 48, 49 Закона «О несостоятельности (банкротстве)» признан несостоятельным (банкротом) и открыто конкурсное производство.

Думаю, что из-за отсутствия закрепленных в Законе сущностных признаков банкротства в делах о банкротстве остается опираться на имеющиеся разработки экономистов по определению возможности восстановления платежеспособности. Жизнь всегда предлагает разнообразные варианты: у должника могут отсутствовать оборотные средства, но его бухгалтерский Баланс может свидетельствовать о наличии большой дебиторской задолженности; у должника может быть большой долг по кредитам, но имеются современные производственные мощности, которые могут принести прибыль в будущем и т. д. Оценка возможности восстановления платежеспособности может предполагать, что будет определено, возможно, ли оплатить долги только за счет продажи имущества, хотя такой обязанности нет.

Так, в настоящее время в повестке дня собрания кредиторов ОАО «Хабаровский мясокомбинат» первым стоит пункт о порядке продажи его имущества.

Думаю, что есть вероятность того, что полученные от этого мероприятия средства пойдут на расчеты с кредиторами, так как конкурсная масса (балансовая стоимость приблизительно 67 млн. руб.) должна быть достаточна для удовлетворения их требований.

Необходимо заметить, что понятие и критерии банкротства – это ключевые характеристики законодательства о банкротстве, которое является неотъемлемой частью рыночного механизма, служит мощным стимулом эффективной работы коммерческих и некоммерческих предприятий и организаций, гарантируя одновременно экономические интересы кредиторов, а также государства как общего регулятора рынка.

Особенности банкротства отдельных категорий должников – юридических лиц

2.1. Банкротство градообразующих предприятий

1). Наблюдение.

Процедура наблюдения в отношении должника – градообразующей организации вводится с момента принятия арбитражным судом заявления о признании должника несостоятельным (банкротом). Ее цель – поставить заслон практике «растаскивания» имущества предприятия, проведение анализа финансового состояния должника.

Арбитражный суд назначает временного управляющего (наблюдателя), кандидатуру которого представляет тот кредитор, который подал заявление в суд. Введение наблюдения не служит основанием для отстранения руководителя должника и иных органов управления такой градообразующей организации, однако осуществление их полномочий ограничено законом.

Последствие введения наблюдения состоят, прежде всего в том, что органы управления градообразующего предприятия могут совершать сделки, перечисленные в п. 2 ст. 58 Закона «О несостоятельности (банкротстве)» исключительно с согласия временного управляющего (крупные сделки, а также сделки, связанные с распоряжением недвижимостью, получением и выдачей займов, кредитов, поручительств, переводов и некоторые другие). Кроме того, п. 3 ст. 58 Закона установлено, что органы управления должника (главным образом, на таком крупном пред приятии органом управления является совет директоров) не вправе принимать решения: о реорганизации и ликвидации должника; создании юридических лиц, филиалов, представительств; выплате дивидендов; размещение должником эмиссионных ценных бумаг и другие. Такие ограничения направлены на пресечение наиболее популярных случаев сокрытия имущества от кредиторов. Если временный управляющий приходит к выводу о невозможности восстановления платежеспособности, он определяет мероприятия, которые могут привести к достижению данной цели, необходимые для этого затраты, а также суммы, которые кредиторы смогут получить. На первом собрании кредиторов временный управляющий информирует их о своих выводах и предлагает обратиться в арбитражный суд с ходатайством о введении внешнего управления, либо об открытии конкурсного производства, определяет состав комитета кредиторов.

Данная процедура вводится на срок до трех месяцев и может быть продлено на два месяца (ст. 36).

Примером процедуры наблюдения может служить введение процедуры на таком градообразующем предприятии как Ачинский глиноземный комбинат.

Определением арбитражного суда Красноярского края на АТК была введена процедура наблюдения и назначен временный управляющий – работающий в группе «Альфа» Г. Фетисов, за которым стоял небезызвестный Краз. Задачей наблюдения на таком многотысячном предприятии является анализ финансового состояния должника, обеспечение сохранности его имущества, а главное – определение возможности восстановления платежеспособности. После предпринятых для этого действий временный управляющий АГК, на первом собрании кредиторов выступил с предложением об обращении с ходатайством в арбитражный суд о введении на комбинате внешнего управления, поскольку, ранее предпринятые действия положительного результата, по восстановлению платежеспособности, не принесли.

Наблюдение на АГК было прекращено после введения арбитражным судом внешнего управления.

2) Внешнее управление.

Внешнее управление на градообразующем предприятии вводится арбитражным судом на основании решения собрания кредиторов. Если собрание кредиторов градообразующего предприятия не приняло решения о введении внешнего управления, арбитражный суд вправе ввести внешнее управление по основаниям, предусмотренным Законом «О несостоятельности (банкротстве)», а также по ходатайству органа местного самоуправления или привлеченного к участию в деле о банкротстве соответствующего федерального органа исполнительной власти субъекта РФ при условии предоставления поручительства по обязательствам должника.

Такое поручительство может быть дано Российской Федерацией, субъектом РФ или муниципальным образованием, в лице их уполномоченных органов. Поручитель, в этом случае, несет субсидиарную ответственность по обязательствам должника – градообразующей организации. Поручителю предоставляется право предложить кандидатуру внешнего управляющего.

Еще одной особенностью внешнего управления должника градообразующей организации является увеличение срока внешнего управления. Пункт 3 статьи 135 Закона «О несостоятельности (банкротстве)» регламентирует продление срока внешнего управления на срок более 1 года - до 10 лет по ходатайству органа местного самоуправления или привлеченного к участию в деле соответствующего федерального органа субъекта РФ при условии предоставления поручительства по обязательствам должника. Такой же порядок предусмотрен п. 2 ст. 14 Федерального Закона «Об особенностях несостоятельности (банкротства) субъектов естественных монополий топливного энергетического комплекса» в случае несостоятельности градообразующей организации топливно-энергетического комплекса.

Необходимо отметить такую особенность банкротства градообразующей организации (ст. 136 Закона), как то, что Российская Федерация, субъект РФ или муниципальное образование, в лице их уполномоченных органов, вправе, в любое время, до окончания внешнего управления градообразующей организации рассчитаться со всеми кредиторами, либо погасить требования кредиторов по денежным обязательствам и обязательным платежам, независимо от того, кто выступил поручителем по делам градообразующей организации.

В этом случае производство по делу о банкротстве подлежит прекращению.

В соответствии, с планом внешнего управления, удовлетворение требований кредиторов может быть осуществлено путем продажи предприятия – должника градообразующей организации. По общему правилу продажа предприятия осуществляется на аукционе, в соответствии с правилами, установленными ст. 86 «Продажа предприятия (бизнеса) должника» Закона «О несостоятельности (банкротстве)». Продажа предприятия градообразующей организации осуществляется в соответствии с требованиями ст. 137 Закона , а не по правилам Положения о порядке отнесения предприятий к градообразующим.

По ходатайству органа местного самоуправления или привлеченного к делу о банкротстве федерального органа исполнительной власти субъекта РФ, продажа градообразующей организации может осуществляться путем проведения конкурса. Основной задачей данного конкурса является решение социальных вопросов.

Собрание кредиторов может дать согласие на проведение конкурсов и на иных условиях.

При продаже предприятия на торгах, оно выставляется на первых торгах в качестве единого имущественного комплекса. Если на первых торгах не удалось реализовать предприятие должника как единый имущественный комплекс, в дальнейшем предприятие должника может быть продано по частям. Имущество должника – градообразующей организации, не проданное на повторных торгах, может быть реализовано внешним управляющим на основании договора купли-продажи, заключенному без проведения торгов.

Необходимо отметить, что при проведении конкурса, при продаже предприятия, предусматриваются дополнительные меры, способствующие сохранению кадрового состава организации, подлежащей банкротству. К таким мерам относятся: сохранение рабочих мест для не менее чем 70 % работников, занятых на предприятии на момент его продажи, а также обязанность покупателя в случае изменения профиля деятельности предприятия переобучить или трудоустроить указанных работников.

Так, определением арбитражного суда Красноярского края от 20.03.98 г. на Ачинском глиноземном комбинате процедура внешнего управления была введена по ходатайству администрации Красноярского края, привлеченной к участию в деле о банкротстве, поскольку собранием кредиторов предприятия не было принято решение о введении данной процедуры.

Администрацией Красноярского края было предоставлено поручительство по обязательствам АГК. За 60 % суммы кредиторской задолженности поручилась краевая администрация, за 40 % - власти Красноярска.

15.04.98 г. на утверждение собранию кредиторов был представлен, разработанный внешним управляющим, план, содержащий меры по восстановлению платежеспособности АГК и предусмотрен срок внешнего управления в 2 года. Данный план был утвержден и определением арбитражного суда Красноярского края, и срок внешнего управления был продлен до двух лет.

В марте 2000 г. внешним управляющим был предоставлен отчет о внешнем управлении АГК собранию кредиторов комбината и арбитражному суду, которым данный отчет утвержден не был ввиду отсутствия признаков восстановления платежеспособности комбината-должника.

Поэтому арбитражным судом Красноярского края, на основании ходатайства собрания конкурсных кредиторов о признании АГК банкротом и об открытии конкурсного производства, в связи с тем, что судом установлены все признаки банкротства должника, в соответствии со ст.ст. 48, 49 Закона «О несостоятельности (банкротстве)» было вынесено решение о признании его несостоятельным (банкротом) и открыто конкурсное производство, а также назначен конкурсный управляющий.

3) Конкурсное производство.

В том случае, когда платежеспособность восстановить невозможно, собрание кредиторов принимает решение о необходимости признания арбитражным судом, должника, банкротом и открытии конкурсного производства.

Конкурсное производство открывается принятием, арбитражным судом, решения о признании должника банкротом. Срок конкурсного производства не может превышать одного года. Но арбитражный суд вправе продлить его еще на 6 месяцев, а в некоторых случаях и более. Все требования к должнику могут быть предъявлены только в течение этого времени в рамках конкурсного производства. Они удовлетворяются в пределах конкурсной массы, то есть всего имущества должника, имеющегося на момент открытия конкурсного производства и выявленного в ходе его проведения. Именно формирование конкурсной массы является основной обязанностью конкурсного управляющего. Для этого он: проводит инвентаризацию и оценку имущества должника; принимает меры к обеспечению их сохранности; предъявляет к дебиторам должника требования о дебиторской задолженности; заявляет возражения на требования кредиторов должника и отказ от исполнения договоров, если их исполнение повлечет убытки для должника; принимает иные меры для защиты его имущественных интересов, а также уведомляет работников должника о предстоящем увольнении.

Конкурсный управляющий назначается арбитражным судом при принятии решения о признании должника банкротом. Его кандидатура утверждается большинством голосов собрания кредиторов по предложению любого из конкурсных кредиторов, налогового или иного уполномоченного органа, должника или лица, уполномоченного собственником унитарного предприятия, а при их отсутствии – арбитражного суда.

С одобрения собрания кредиторов или комитета кредиторов, арбитражный суд может назначить несколько конкурсных управляющих. Тогда суд распределяет между ними обязанности и определяет ответственность каждому из них. Для осуществления полномочий конкурсному управляющему в течении 3-х дней после его назначения, органы управления должника, передают бухгалтерскую и иную документацию, печати, штампы, материальные и иные ценности. При осуществлении своих полномочий конкурсный управляющий вправе предъявлять требования к третьим лицам, которые по закону, несут субсидиарную ответственность по обязательствам должника в связи с доведением до банкротства.

Так, с момента принятия арбитражным судом решения о введении конкурсного производства и назначении на АГК конкурсного управляющего, к нему перешли все полномочия по управлению делами комбината и распоряжению его имуществом.

Он принял во введение имущество должника, провел его инвентаризацию и оценку имущества, а также принял меры по обеспечению его сохранности. Конкурсный управляющий АГК уведомил работников о предстоящем увольнении в соответствии с КзоТ РФ; принял меры, направленные на поиск, выявление и возврат имущества АГК, находящегося у третьих лиц; передал на хранение документы АГК, подлежащие обязательному сохранению.

Конкурсная масса АГК составила 48 273 000 рублей. В соответствии с реестром требований кредиторов, конкурсным управляющим производилось удовлетворение требований, в соответствии с установленной очередностью.

4) Мировое соглашение.

Мировое соглашение при процедуре банкротства градообразующих организаций – добровольное соглашение должника с конкурсными кредиторами о прекращении дела о банкротстве на основе взаимных уступок. Оно заключается по общим правилам для всех категорий должников, предусмотренным главой 7 Закона «О несостоятельности (банкротстве)».

Примером заключения мирового соглашения может служить мировое соглашение между должником – Ачинским глиноземным комбинатом и его кредиторами, заключенный не без участия поручителей АГК.

В случае ликвидации АГК само существование г. Ачинска стало бы под угрозой. Поэтому было принято единственное правильное, в данном случае, решение о заключении мирового соглашения, которое было утверждено арбитражным судом Красноярского края 05.02.01 г. Производство по делу о банкротстве АГК было прекращено.

2. 2. Банкротство сельскохозяйственных организаций

1) Наблюдение.

В соответствии с п. 1. ст. 140 Закона «О несостоятельности (банкротстве)» в ходе наблюдения, при анализе финансового состояния сельскохозяйственной организации должны учитываться сезонность сельскохозяйственного производства и его зависимость от природно-климатических условий, а также возможность удовлетворения требований кредиторов за счет доходов, которые могут быть получены сельскохозяйственной организацией по окончании соответствующего периода сельскохозяйственных работ.

Так, в отношении колхоза «Вымский» определением арбитражного суда Республики Коми от 03.02.98 г. введена процедура наблюдения. Наблюдение осуществляет, назначенный арбитражным судом, временный управляющий.

В ходе наблюдения учитывалась сезонность деятельности колхоза, зависимость сельскохозяйственного производства от климатических условий и то, что должник может рассчитаться с кредиторами только по окончанию работ и реализации продукции. В результате проведенного анализа финансового состояния должника выявлено, что колхоз имеет кредиторскую задолженность в сумме 24 815 000 рублей, которая превышает балансовую стоимость имущества должника.

Временным управляющим были установлены кредиторы колхоза и определен объем их требований, проведено первое собрание кредиторов, на котором был поставлен вопрос о введении внешнего управления. Наблюдение было прекращено после вынесения арбитражным судом определения о введении в колхозе «Вымский» внешнего управления.

2) Внешнее управление.

Особенность внешнего управления сельскохозяйственной организацией состоит в том, что оно вводится на срок до окончания соответствующего периода сельскохозяйственных работ с учетом времени, необходимого для реализации возвращенной (произведенной, произведенной и переработанной) сельскохозяйственной продукции. Указанный срок не может превышать сроки, установленные п.4 ст. 68 Закона «О несостоятельности (банкротстве)» более чем на три месяца.

Продление срока внешнего управления на 1 год разрешается в случае стихийных бедствий с эпидемиями (массовым распространением среди скота и других животных заразных болезней), и другими крайне неблагоприятными условиями, которые повлекли спад и ухудшение финансового состояния предприятия в период внешнего управления.

Так, на основании решения собрания кредиторов колхоза «Вымский» определением арбитражного суда Республики Коми от 04.05.98 г., в колхозе было введено внешнее управление и назначен внешний управляющий, кандидатура которого была предложена кредиторами должника. По ходатайству внешнего управляющего, арбитражный суд продлил срок внешнего управления на 3 месяца.

С момента введения внешнего управления, директор колхоза был отстранен от должности и его полномочия возложены на внешнего управляющего; введен мораторий на удовлетворение требований кредиторов по денежным обязательствам и обязательным платежам колхоза-должника.

В течении месяца после назначения, внешним управляющим был разработан план внешнего управления, предусматривающий меры по восстановлению платежеспособности должника. В частности, внешним управляющим колхоза «Вымский» была предложена ликвидация дебиторской задолженности, уступка прав требования должника. Данный план был утвержден собранием кредиторов и представлен в арбитражный суд.

03.10.99 г. внешний управляющий предоставил отчет по итогам управления собранию кредиторов с приложенным к нему реестром требований кредиторов. По результатам рассмотрения отчета, собрание кредиторов приняло решение об обращении в арбитражный суд с ходатайством о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства.

3) Конкурсное производство.

Конкурсное производство, в отношении сельскохозяйственных организаций, открывается принятием арбитражным судом решения о признании должника несостоятельным (банкротом) по общим правилам и конкурсном производстве.

Примером процедуры конкурсного производства может служить данная процедура, введенная решением арбитражного суда в колхозе «Вымский» Республики Коми. Сведения о признании должника банкротом б ою открытии конкурсного производства конкурсным управляющим за счет средств должника были опубликованы в «Вестнике Высшего Арбитражного Суда РФ» И « Вестнике ФСФО»,

С момента принятия арбитражным судом решения об открытии конкурсного производства срок исполнения всех денежным обязательств должника, а также отсроченных обязательных платежей считается наступившим, прекратилось начисление неустоек и других санкций по всем видам задолженности; сведения о финансовом состоянии должника прекратили относится к категории сведений носящих конфиденциальный характер и относящихся к коммерческой тайне; совершение сделок с имуществом должника производится после инвентаризации и оценки путем продажи на торгах, ранее наложенные аресты имущества были снят, все требования к должнику предъявлялись только в рамках конкурсного производства.

Конкурсные управляющие была выявлена конкурсная масса колхоза – должника в сумме 28 000 000 рублей.

Требования кредиторов были удовлетворены согласно очередности, в соответствии с реестром требований.

После завершения расчетов с кредиторами конкурсным управляющим колхоза «Вымский» были представлены в арбитражный суд отчет о результатах проведения конкурсного производства.

Имущество должника, оставшиеся после погашения требований кредитора муниципальное образование относит на баланс соответствующих счетов уполномоченных органов.

После рассмотрения арбитражным судом Республики Коми отчета конкурсного управляющего, судом было вынесено определение о завершении производства, на основании которого в единый государственный реестр юридических лиц занесена запись о ликвидации колхоза «Вымский».

4) Мировое соглашение.

Мировое соглашение в данном случае равно как и при банкротстве других должников, может быть заключено на любой стадии процесса банкротства и утверждено арбитражным судом, что влечет проекращение производства по делу.

Так, мировое соглашение было заключено между должником АОЗТ «Дальгеотехника» и его кредиторами. Данное соглашение было утверждено арбитражным судом Хабаровского края и производство по делу о банкротстве прекращено. Решение о заключении мирового соглашения было принято большинством голосов от общего числа конкурсных кредиторов на общем собрании. Мировое соглашение содержало положение о размерах, порядке и сроках исполнения обязательств должника.

2 3. Банкротство кредитных организаций

1) Наблюдение

Наблюдение как процедура банкротства кредитной организации осуществляется по общим правилам проведения данной процедуры, которые установлены Законом «О несостоятельности (банкротстве» с учетом особенностей, установленных ФЗ «О несостоятельности (банкротстве» кредитных организаций» - процедура наблюдения применяется лишь после отзыва лицензии на осуществление банковских операций.

В отношении отсутствующих и ликвидационных кредитных организаций процедура наблюдения не вводится.

Примером может служить процедура наблюдения, введенная в ЗАО «Акционерный банк «Сибсевербанк», определением Арбитражного суда Ханты-Мансийского автономного окуга 20 ноября 1998 года. Этим же определением был назначен временный управляющий.

Временным управляющим был проведен анализ финансового состояния должника в целях определения возможности или невозможности восстановления платежеспособности банка, установлен размер требований кредиторов. Однако, в связи с выявленной невозможностью выявления платежеспособности, созванное временным управляющим первое собрание кредиторов приняло решение об обращении в арбитражный суд с ходатайством об открытии конкурсного производства.

2) Конкурсное производство.

Глава 6 Закона «О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций» устанавливает особенности конкурсного производства кредитной организации, признанной банкротством.

В соответствии со ст. 46 указанного Закона конкурсный управляющий обязан использовать в ходе конкурсного производства только корреспондентский счет кредитной организации, признанной банкротом, открытый в учреждении Банка России. Порядок открытия такого счета и осуществление по нему расчетов определяется нормативными актами Банка России.

В течении 10 дней с момента представления конкурсным управляющим в Банк России документов, подтверждающих право конкурсного управляющего совершать операции по корреспондентскому счету кредитной организации, признанной банкротом, на указанный счет в порядке, определяемом нормативными актами Банка России, перечисляются остатки денежных средств с корреспондентских счетов кредитной организации, открытых в иных кредитных организациях, а также иные денежные средства кредитной организации, включая обязательные резервы, депонированные кредитной организацией в Банке России.

Конкурсный управляющий кредитной организации в течении 15 дней с момента представления им в Банк России документов, подтверждающих право конкурсного управляющего совершать операции по корреспондентскому счету кредитной организации, признанной банкротом, направляет для опубликования в «Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации», «Вестник Банка России», а также опубликовывает в местной печати по месту расположения кредитной организации за счет ее средств объявление о признании кредитной организации банкротом и об открытии конкурсного производства.

Согласно ст. 48 Закона Банк России вносит запись о признании кредитной организации банкротом и об открытии конкурсного производства в Книгу государственной регистрации кредитных организаций.

Конкурсный управляющий ежемесячно представляет в Банк России бухгалтерскую и статистическую отчетность ликвидируемой кредитной организации в соответствии с перечнем и в порядке, которые устанавливаются Банком России.

После составления реестра требований кредиторов конкурсный управляющий в срок не позднее 6 месяцев после открытия конкурсного производства составляет промежуточный ликвидационный баланс, который содержит сведения о составе имущества ликвидируемой кредитной организации, перечень представленных кредиторами требований, а также результаты их рассмотрения. Срок составления реестра требований кредиторов и срок составления промежуточного ликвидационного баланса могут быть продлены арбитражным судом по заявлению конкурсного управляющего.

Промежуточный ликвидационный баланс и ликвидационный баланс составляются и представляются в Банк России в соответствии с нормативными актами Банка России.

Ликвидация кредитной организации считается завершенной, а кредитная организация прекратившей свое существование с момента внесения в Книгу государственной регистрации кредитных организаций записи о ликвидации кредитной организации.

Запись о ликвидации кредитной организации в Книге государственной регистрации производится на основании определения арбитражного суда о завершении производства, вынесенного в соответствии со ст. 119 Федерального Закона «О несостоятельности (банкротстве)».

После завершения процедуры конкурсного производства и ликвидации кредитной организации в Архивный Фонд Российской Федерации передаются документы в порядке и в соответствии с перечнем, которые утверждаются государственным органом, осуществляющим государственную политику в области архивного дела, и Банком России.

Особенности распределения конкурсной массы регламентированы ст. 49, которая гласит, что за счет имущества кредитной организации, составляющего конкурсную массу, в первую очередь, удовлетворяются требования физических лиц, являющихся кредиторами кредитной организации, по заключенным с ними договорам банковского вклада и договорам банковского счета, требования граждан, перед которыми кредитная организация несет ответственность за причинение вреда жизни или здоровью.

Так, на основании ходатайства собрания кредиторов ЗАО «Акционерный банк «Сибсевербанк» арбитражным судом Ханты-Мансийского Автономного округа об открытии конкурсного производства было вынесено определение от 18 сентября 1999 года.

На основании данного определения конкурсным управляющим в Банке России были направлены документы, подтверждающие право управляющего совершать операции по корреспондентскому счету ЗАО «Акционерный банк «Сибсевербанк» и опубликована в Вестнике Высшего Арбитражного суда РФ, в Вестнике банка России и в местной печати объявление о решении Арбитражного суда о признании банка банкротом и открытии конкурсного производства.

На корреспондентский счет банка-должника были перечислены остатки денежных средств с корреспондентских счетов банка, открытых в других кредитных организациях, а также все другие денежные средства банка.

О признании ЗАО «Акционерный банк «Сибсевербанк» банкротом и об открытии конкурсного производства Банком России была внесена запись в книгу государственной регистрации кредитной организации.

Бухгалтерская и статистическая отчетность банка была ежемесячно представлена в Банк России конкурсным управляющим.

9 февраля 2000 года, после составления реестра требований кредиторов, конкурсным управляющим был составлен промежуточный ликвидационный баланс, а затем ликвидационный баланс, которые были представлены в Банк России.

За счет конкурсной массы банка, которая была выявлена конкурсным управляющим в размере 7 830 500 000 рублей, в первую очередь, были удовлетворены требования физических лиц – кредиторов банка по заключенным с ними договорам банковского вклада и банковского счета.

27.11.00 года в Книгу государственной регистрации кредитных организаций была внесена запись о ликвидации банка на основании определения Арбитражного суда Ханты-Мансийского Автономного округа о завершении конкурсного производства.

После завершения конкурсного производства и ликвидации банка в Архивный фонд Российской Федерации были переданы документы банка в соответствии с перечнем государственного органа и Банком России.

В соответствии с п. 2 ст. 5 Закона «О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций» в отношении кредитных организаций внешнее управление и мировое соглашение, предусмотренные Федеральным Законом «О несостоятельности (банкротстве)» не применяются.

2. 4. Банкротство страховых организаций

1). Наблюдение

Процедура наблюдения в отношении страховых организаций осуществляется по общим правилам, установленным для данной процедуры «Закона о несостоятельности (банкротстве)».

Так, на основании, определения арбитражного суда г. Москвы от 10.01.99 г. в отношении ООО «Страховая компания «Строительная» была введена процедура наблюдения. В ходе анализа финансового состояния должника, оценки возможности восстановления платежеспособности, установленных кредиторов и размеров их требований была выявлена невозможность восстановления платежеспособности в виду превышения кредиторской задолженности над балансовой стоимостью имущества.

18.01.99 г. временным управляющим было проведено первое собрание кредиторов, которое приняло решение о введении внешнего управления и обращении об этом с ходатайством в арбитражный суд, которым было вынесено определение о введение внешнего управления

2.) Внешнее управление

Применение к страховым организациям такой процедуры банкротства, как внешнее управление, осуществляется по общим правилам с некоторыми особенностями, установленными для случая продажи предприятия (бизнеса) должника на этапе внешнего управления.

Такой особенностью является то, что в целях защиты интересов страхователей в этом случае к его покупателю – иной страховой организации, переходят все права и обязанности по договорам страхования, по которым к моменту реализации имущества страховой случай не наступил.

Покупателем имущественного комплекса страховой организации может выступать только страховая компания.

Продажа имущественного комплекса страховой организации на торгах при проведении внешнего управления осуществляется по правилам, предусмотренным по ст.ст. 86, 145. Закона «О несостоятельности (банкротстве)», из которых следует, что торги могут быть только закрытыми и проводится как при внешнем управлении, так и при конкурсном производстве.

Если мероприятие внешнего управления не привели к восстановлению платежеспособности должника и к удовлетворению всех требований кредиторов, страховая организация признается банкротом.

Примером внешнего управления является данная процедура, введенная на ООО «Страховая компания» Строительная» определением арбитражного суда г. Москвы.

06.05.99 г. внешним управляющим был представлен на утверждение собрания кредиторов план внешнего управления, который предусматривал меры по восстановлению платежеспособности должника. Одной из мер, указанных в этом плане, была продажа части имущества должника, которая была проведена на торгах в порядке ст. 86 Закона «О несостоятельности (банкротстве)». Покупатели имущественного комплекса должника – «Страховой компании «Строительная» выступила «Страховая компания «Москва», которой перешли все права и обязанности по договорам страхования, по которым к моменту реализации имущества страховой случай не наступил. Утвержденный план внешнего управления и протокол собрания кредиторов были представлены в арбитражный суд г. Москвы

05.03.00 г. на общее собрание кредиторов внешним управляющим был представлен отчет по итогам внешнего управления и вынесен вопрос о прекращении внешнего управления и обращение в арбитражный суд с ходатайством о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства, поскольку несмотря на все предпринятые внешним управляющим меры восстановить платежеспособность должника не удалось.

3.) Конкурсное производство.

Особенности осуществления конкурсного производства в отношении страховой организации является то, что имущественный комплекс страховой организации может быть продан только с согласия покупателя принять на себя договоры страхования, по которым страховой случай не наступил до момента признания страховой организации банкротом.

В случае принятия арбитражным судом решения о признании страховой организации банкротом и об открытии конкурсного производства все договоры страхования, заключенные этой организацией в качестве страховщика, и по которым страховой случай не наступил, прекращаются, за исключением случаев, когда имущество должника продается.

Страхователи по прекращенным договорам имеют право требовать возврата части уплаченной страховщику страховой премии пропорционально сроку, на который было прекращено действие договора. Например, страховщик был признан банкротом и договор прекращен по истечении половины срока его действия, в этом случае страхователю подлежит получить 50 % уплаченной страховой премии.

При наступлении страхового случая до признания арбитражным судом страховой организации неплатежеспособной (банкротом) и открытия конкурсного производства, страхователи (выгодоприобретатели), заключившие договор страхования с данным страховщиком, сохраняют право требовать выплаты им страховой суммы.

В зависимости от вида страхования требования страхователей удовлетворяются в следующем порядке. Сначала выплачивается страховая сумма по договорам обязательного личного страхования, затем удовлетворяются требования кредиторов по иным договорам обязательного страхования. В третью очередь удовлетворяются требования иных страхователей, в том числе тех, кому причитается часть страховой премии. В последнюю очередь, выплачиваются платежи по требованиям прочих кредиторов.

Так, 12.04.00 г. арбитражным судом г. Москвы на основании решения собрания кредиторов ООО «Страховая компания «Строительная» было принято решение об открытии конкурсного производства.

С момента принятия решения об открытии конкурсного производства и признании компании банкротом, все договоры страхования, которые были ее заключены и по которым страховой случай не наступил до вынесения решения, были прекращены.

Имущество должника, составляющее конкурсную массу было распределено согласно очередности удовлетворения требований кредиторов.

Вопрос о выплате заработной платы руководителю предприятия как работающему в конкурсном производстве по трудовому договору, в том числе по контракту, после вступления в законную силу решения арбитражного суда о признании должника банкротом, в соответствии с п.1 ст. 106 Федерального Закона «О несостоятельности (банкротстве)» производится во внеочередном порядке.

Необходимо отметить, что после принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом не приостанавливаются расчеты с кредиторами второй очереди, должник обязан производить расчеты с лицами работающими по трудовому договору, в том числе по контракту по выплате выходных пособий и оплате труда в общем порядке (ст. 855 ГК РФ).

После завершения расчетов с кредиторами конкурсный управляющий представил в арбитражный суд отчет о результатах проведения конкурсного производства.

После рассмотрения отчета арбитражным судом, было вынесено определение о завершении конкурсного производства, на основании которого в едином государственном реестре юридических лиц была сделана запись о ликвидации должника.

4.) Мировое соглашение.

Мировое соглашение между должником и его кредиторами заключается в соответствии с главой 7 Закона «О несостоятельности (банкротстве)».

Примером мирового соглашения может служить мировое соглашение, заключенной между должником – Страховой компании «Никитская» и его кредиторами. Данное мировое соглашение было заключено на стадии внешнего управления. Решение о его заключении было принято собранием кредиторов должника.

При заключении мирового соглашения, согласно ст. 123 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» должны быть оформлены следующие документы:

- протокол собрания кредиторов, принявшего решение о заключении мирового соглашения;

- список всех конкурсных кредиторов с указанием их адресов и сумм задолженности;

- документы, подтверждающие погашение задолженности по требованиям кредиторов первой и второй очереди;

- письменные возражения конкурсных кредиторов, которые не принимали участие в голосовании по вопросу о заключении мирового соглашения или голосовали против его заключения.

Соглашение было утверждено арбитражным судом на основании заявления об утверждении мирового соглашения и явилось основанием для прекращения моратория на удовлетворение требования кредиторов.

С момента утверждения мирового соглашения были прекращены полномочия временного управляющего, однако он исполнял обязанности руководителя компании должника до момента его избрания.

2. 5. Банкротство профессиональных участников рынка ценных бумаг

1.) Наблюдение

Процедура наблюдения при банкротстве профессионального участника рынка ценных бумаг осуществляется по правилам, предусмотренным для данной процедуры гл. 4 Закона «О несостоятельности (банкротстве)» с особенностями, установленными ст. 150.

Так, ограничение на совершение сделок профессиональным участником рынка ценных бумаг при применении к нему процедур банкротства, предусмотренные Законом «О несостоятельности (банкротстве)», не распространяются на сделки с ценными бумагами его клиентов, совершаемые по поручениям клиентов, подтвержденные последними после возбуждения производства по делу о банкротстве.

Временный управляющий обязан в 10-дневный срок с момента его назначения направить клиентам передавшим должнику в управление, принадлежащие им ценные бумаги, извещения о возбуждении дела о банкротстве и вступлении в права временного управляющего. В этом извещении указываются реквизиты лицензии арбитражного управляющего, вид и реквизиты аттестата, выданного государственным органом РФ по регулированию рынка ценных бумаг, а также предлагается дать распоряжение о действиях, которые необходимо совершать с ценными бумагами, принадлежащими клиенту.

2.).Внешнее управление.

Внешнее управление при банкротстве профессионального участника рынка ценных бумаг осуществляется по правилам главы 5 Закона «О несостоятельности (банкротстве)» с особенностями, установленными ст. 151 Закона.

Так, с момента введения внешнего управления или конкурсного производства оставшиеся ценные бумаги клиентов подлежат возврату им, если иное не предусмотрено соглашением внешнего или конкурсного управляющего с клиентами.

Если требования клиентов в отношении возврата принадлежащих им ценных бумаг одного вида (одного эмитента, одного типа, одной серии) превышают количество указанных ценных бумаг, находящегося в распоряжении профессионального участника рынка ценных бумаг, возврат их клиентам осуществляется пропорционально их требованиям.

Требования клиентов в неудовлетворенной их части признаются денежными обязательствами и удовлетворяются (погашаются) в порядке, предусмотренном главой 6 Закона.

В ходе внешнего управления организацией, являющейся профессиональным участником рынка ценных бумаг, внешний управляющий вправе передать ценные бумаги клиентов иной организации, имеющей соответствующую лицензию профессионального участника рынка ценных бумаг, с согласия и от имени клиентов.

3.) Конкурсное производство.

Конкурсное производство в отношении должника - профессионального участника рынка ценных бумаг осуществляется по правилам главы 6 Закона «О несостоятельности (банкротстве)».

Некоторые особенности конкурсного производства сходны с особенностями внешнего управления.

Так, с момента введения конкурсного производства оставшиеся ценные бумаги клиентов подлежат возврату клиентам, если иное не предусмотрено соглашением конкурсного управляющего с клиентами.

Ценные бумаги и иное имущество клиента, находящиеся в распоряжении профессионального участника рынка ценных бумаг, не включаются в конкурсную массу.

4.) Мировое соглашение.

Мировое соглашение как одна из процедур банкротства профессионального участника рынка ценных бумаг, то есть добровольное соглашение должника с конкурсными кредиторами о прекращении дела о банкротстве на основе взаимных уступок заключается по общим правилам для всех категорий должников, предусмотренных главой 7 Закона «О несостоятельности (банкротстве)».

К сожалению, в настоящее время опыт проведения процедур банкротства в отношении профессиональных участников рынка ценных бумаг отсутствует, поэтому формулирование особенностей этих процедур требует практической наработки.

Так, из статистических данных о банкротстве особых категорий должников – юридических лиц следует, что на 01.03.01 г. в производстве арбитражных судов РФ находилось дел о банкротстве градообразующих организаций – 114, сельскохозяйственный организаций – 771, кредитных организаций – 403, страховых – 47, дел о банкротстве профессиональных участников рынка ценных бумаг не имелось.

3. Особенности правового регулирования несостоятельности (банкротства) предприятий

3.1. Мировой опыт банкротства

С того момента, как в правовом поле современного российского законодательства появилось понятие «банкротство» произошло около восьми лет. Однако применение процедур банкротства предполагает существенное вторжение в производственно-финансовую, хозяйственную и иную деятельность организации с целью принятия правильного решения. Сложность этой сферы деятельности требует исключительно грамотного и квалифицированного подхода. Подобного наработанного десятилетиями (а то и столетиями) опыта мы не имеем, в отличие от ряда зарубежных стран.

За рубежом проводились оценки сравнительного значения отдельных факторов банкротства предприятий. Хотя эти оценки нельзя признать достаточно полными из-за отсутствия необходимой статистики, некоторые их результаты представляют интерес. Было, в частности, установлено, что внешние объективные причины (например, трудности со сбытом в результате конъюнктурного спада, отраслевого кризиса и т. п.) уступают по значению внутренним субъективным факторам. Некоторые исследователи приходят к выводу, что до 80% случаев банкротства предприятий могут быть сведены к «человеческому фактору», в особенности к неопытности, некомпетентности, расточительности, склонности к спекуляциям или нечестности самих предпринимателей. Основная часть банкротств приходится на долю вновь образованных компаний, тогда как фирмы «старше» пяти лет обнаруживают сравнительно более высокую устойчивость.

В ряде стран, например в Германии, законом предусматривается создание с целью реструктуризации неплатежеспособных предприятий так называемых «обществ – продолжателей», которые направляют свои усилия на продолжение деятельности их спасение подобных предприятий или их составных частей. «Общества – продолжатели» подразделяются на:

- Общества для санкции;

- Общества, вступающие во владение;

- Общества поддержки.

Цель общества для санации заключается в спасении всей фирмы. При этом неплатежеспособность предприятия может либо сохраняться как юридические лица, либо приобретать правопреемников в лице как уже существующих, так и вновь создаваемых обществ. При этом правопреемство может быть как полным, так и частичным.

Общество, вступающее во владение, включает в себя не всю фирму, а ее отдельные составные части. Правопреемство при этом может быть только частичным. Неплатежеспособное предприятие в целом, как правило, расформировывается и ликвидируется. Обязательства неплатежеспособного предприятия переходят к новому обществу в той мере, в какой оно об этом заявляет. В то же время если новое общество вступает во владение более чем 80% активов, все требования кредиторов к неплатежеспособной фирме могут быть предъявлены этому обществу. Поскольку создание обществ, вступающих во владение, может быть связано со злоупотреблениями, участие в таких обществах руководителей и персонала предприятий, как правило, не допускается.

Обществам поддержки руководство неплатежеспособного предприятия представляет опцион на передачу части собственного капитала фирмы или на участие в предстоящем после санкции повышении уставного капитала на льготных условиях. Могут также предоставляться опционы на передачу в последующем всей фирмы либо ее отдельных составных частей.

Наряду с реконструкцией и санкцией для предотвращения банкротства принимаются меры по урегулированию задолженности (как в добровольном, так и в судебном порядке). При добровольном урегулировании предприятие-должник вступает в переговоры с предприятиями, стремясь убедить их в целесообразности данной меры. Должник может добиваться и судебного решения вопроса. Суд, изучив представленные документы и убедившись в том, что имеются установленные законом предпосылки для урегулирования, созывает собрание кредиторов. Если они соглашаются с предложенной мерой, суд утверждает факт урегулирования задолженности, что лишает кредиторов права подачи в индивидуальном порядке исков к должнику. Если суд или кредиторы отказываются в урегулировании, инициируется процедура судебного банкротства.

Под банкротством понимается процедура по удовлетворению требований кредиторов и разделу в их пользу имуществу должника. Процедура может быть возбуждена судом первой инстанции по требованию основного кредитора либо группы кредиторов. Право распоряжения и управления имуществом должника в этом случае переходит к назначенному судом управляющему конкурсной массой (имущество должника, на которое может быть обращено взыскание в процессе конкурсного производства), а кредиторы лишаются права на индивидуальные действия и могут добиваться удовлетворения своих требований лишь через суд.

В обязанности управляющего конкурсной массой входят определения самой этой массы, ее денежная оценка, распределение между кредиторами. Внеочередного удовлетворения могут требовать те кредиторы, которые движимое или недвижимое имущество должника, а также денежные или иные требования были предоставлены в залог или в качестве обеспечения ссуды.

Из остального имущества должника удовлетворяются в первую очередь требования массовых кредиторов, а также возмещаются издержки по осуществлению процедуры банкротства. Остальные (конкурсные) кредиторы подразделяются на две группы. Из оставшейся после удовлетворения требований массовых кредиторов части имущества сначала возмещается задолженность по заработной плате работникам предприятия, по налогам – организациям власти и т. п. Затем удовлетворяются требования поставщиков, банков и других кредиторов. Кредиторы, требования которых не были удовлетворены или удовлетворены лишь частично, получают выписку из составляемой судом конкурсной таблицы. Эта выписка имеет силу исполнительного документа и дает право добиваться после окончания процедуры банкротства принудительного возмещения непогашенных долгов. Обычный срок исковой давности по долгам, например, в Германии составляет 30 лет. Сокращенные сроки устанавливаются для таких требований, как проценты по ссудам, поставки товаров и услуг, платежи за найм помещений и др. (четыре года), а также заработная плата, гонорары и прочие (два года).

При изучении причин банкротства банков зарубежные исследователи также выделяют внешние и внутренние факторы. Роль и значение этих факторов меняется в зависимости от страны и состояния экономики. Так, в условиях кризисного развития экономики повышается значимость общеэкономических факторов. Существенный вес в отдельные периоды могут иметь понятия конъюнктуры на отдельных рынках. Например, кризис рынка недвижимости в Японии в начале 90-х годов привел к резкому ухудшению состояния японской банковской системы.

В то же время большинство банковских банкротов сводится в конечном счете к внутренним причинам. При этом особое значение имеет ошибочная кредитная политика банков, которая, по оценкам ряда исследователей, «ответственна» за 90-95% случаев банкротств банков. Так, крупнейший европейский банк «Креди Лионнэ» в начале 90-х годов находился в процессе банкротства из-за сомнительных операций итальянских финансистов Паретти и Флорини. Широкий резонанс получило в Германии «дело Шнайдера», который, взяв крупные кредиты у ряда банков (например, Дойче Банк), весной 1994 г. скрылся. Неверная кредитная политика, (в частности, одностороннее увеличение кредитования операций с недвижимостью) привело в 1995 г. почти все крупные скандинавские банки на грань банкротства.

Одной из важных причин банкротств следует считать одностороннюю ориентацию банка на одного или нескольких заемщиков. Так, банкротство германского концерна «Хуго Стиннес ОХГ» неизбежно повлекло за собой банкротство финансировавшего этот концерн «Хуго-Стиннес-Банка». По данным Федеральной корпорации страхования вкладов (ФКСВ) США, в этой стране среди причин банкротства банков отмечаются криминальные действия сотрудников банка и внешних лиц – такие действия «ответственны» за 25-30% случаев банкротов кредитных учреждений.

Французская система регулирования несостоятельности характеризуется реабилитацией должника в ущерб интересов кредиторов. История развития кодифицированного законодательства о несостоятельности во Франции начинается с Наполеона. Ныне действующий Закон 85-98 о восстановлении предприятий и ликвидации их имущества в судебном порядке был принят 25.01.1985 г.

Начало процедур несостоятельности открывается введением периода наблюдения. В решении об открытии процедуры наблюдения суд назначает специального судью и двух уполномоченных - администратора и представителя кредиторов.

Если предприятие имеет возможность продолжать работу, суд может открыть процедуру реструктуризации (redressmentjudisiare). В случае, если такой возможности не имеется, по решению суда открывается ликвидационная процедура.

После того, как все вышеуказанные возможности для сохранения действующего предприятия оказались исчерпанными, суд принимает решение об открытии конкурсного производства, распродаже активов должника, распределение выручки среди кредиторов.

Под натиском критике в 1994 г. в действующие нормативные акты были внесены поправки, укрепляющие права кредиторов, однако общее направление и содержание процедур остаются пока явно продебиторскими.

Необходимо отметить, что в настоящее время в Германии и Франции судами рассматривается ежегодно20-40 тысяч дел о банкротстве должников.

Таким образом, несмотря на имеющиеся решения и недостатки, банкротство предприятий – одно из важнейших направлений регулирования внутриэкономических отношений, своевременно избавляющее экономику от неэффективных собственников и привлекающие в нее свежие силы.

3.2. Мировая практика развития законодательства о банкротстве

В мировой практике законодательство о банкротстве изначально развивалось по двум принципиально различным направлениям. Одно из них основывалось на принципах банкротской модели, которая предусматривала банкротство как способ возврата долгов кредиторам, что сопровождалось ликвидацией должника- банкрота. Эта система также характеризуется независимым управлением – с привлечением профессионального управляющего. Она характерна для Великобритании – «оплата» прокредиторской системы законодательства о банкротстве.

Иное начало было заложено в американской модели. Основная цель законодательства здесь состоит в том, чтобы реабилитировать компанию, восстановив ее платежеспособность, что характерно для США, Франции, Германии. Для данной модели характерна также и система внутреннего управления, когда должником управляет прежнее руководство (например, в США). Так, концепция французской системы правового регулирования несостоятельности базируется на утверждении, что целями законодательства о несостоятельности являются:

- Сохранение действующих предприятий;

- Сохранение рабочих мест;

- Удовлетворение кредиторов.

В данном случае это не простое перечисление целей, а использование принципа приоритетности. Таким образом, в экономической стратегии французского государства законодательство о несостоятельности выполняет явно макроэкономическую роль, направленную в первую очередь на сохранение действующих предприятий. Следует отметить, что основной Закон, регулирующий вопросы несостоятельности называется «О финансовом удовлетворении предприятий».

В Германии банкротство предприятий рассматривается как крайняя мера в отношении «терпящих бедствие» предприятий. Это связано главным образом с тем, что, как показывает практика, ликвидация предприятий, в особенности средних и крупных, обычно связана со значительными потерями для кредиторов, акционеров и государства, которые не компенсируются продажей имущества соответствующей фирмы. Вследствие этого временные платежные затруднения или даже явная неплатежеспособность предприятий не рассматривается в качестве условия их ликвидации. Распространено мнение, что ликвидация той или иной фирмы необходима, как правило, лишь в случае отсутствия реальных возможностей повышения эффективности за счет организационных, финансовых, производственно-технических и других мер.

Французский, немецкий и американский подход к несостоятельности (банкротству), прямо противоположен принципам, применяемом в английском праве, в основе которых лежит идея защиты прав кредиторов и ликвидации должника.

Однако необходимо заметить, что, например, в 1995 г. общее число компаний, признанных банкротами во Франции с «продолжниковой» системой законодательства было больше (43220 компаний), чем даже в Великобритании (41303 компании).

Таким образом, можно сделать вывод о том, что ни при каких условиях невозможно определить степень эффективности законодательства о банкротстве, каким бы оно ни было – «прокредиторским», «продолжниковым» или «нейтральным», каковым оценивается его разработчиками российский Закон «О несостоятельности (банкротстве)» (постепенно превращающейся в «прогосударственный»), так как оно всецело зависит от состояния экономики и складывающихся отношений по поводу прав собственности на объекты промышленного производства.

3.3. Проблемы правового регулирования и перспективы развития института несостоятельности в Российской Федерации

Необходимо отметить, что практическое применение Закона «О несостоятельности «банкротстве)» сопровождается немалыми трудностями, обусловленными рядом причин.

Думаю, что законодательство о банкротстве предстало абстрактной моделью, которая привлечена как бы извне. Оно – не продукт конкретных условий российского рыночного хозяйства, правоприменительной практики. Вследствие этого обновления законодательства после его взаимодействия и «стыковки» с хозяйственной жизнью стало неизбежной и первоначальной задачей, о чем свидетельствует разработка и внесение правительством на рассмотрение Государственной Думой проекта закона, связанного с изменением критериев банкротства, основным из которых должно стать превышение суммы долга над стоимостью имущества должника.

Данные нововведения, к сожалению, связаны не с совершенствованием системы норм, касающихся банкротства, а с усилением защиты интересов государства. Закон в измененном виде не позволит начать процедуру банкротства в отношении крупных приватизированных предприятий, основным владельцем акций которых является государство. Это означает сохранение контроля государства над предприятием, несмотря на неэффективное управление.

Думаю, что для спасения от краха крупных компаний, которые составляют экономику любой страны и способствуют ее развитию, необходим отказ государства от приоритета фискальной политики перед ними. В этом случае частный интерес должен превалировать над публичным, что в конечном счете в интересах того же государства. Однако подобный отказ от приоритета означает перераспределение власти не в пользу государства. Именно в этом и заключается главная проблема закона о банкротстве.

Теоретически благодаря Закону кредиторы формально могут получить огромную власть над должником. Однако они не смогут ей воспользоваться, если к началу процедуры банкротства у должника практически не останется ликвидного имущества для реального удовлетворения их требований.

С другой стороны, процедуры могут иметь различные по статусу и величине требования к должнику. Существует определенная очередность выплат кредиторам разных категорий, среди которых особое место занимают те, чьи требования обеспечены залогом имущества или имущественных прав. Однако думаю, что несмотря на декларации о защите прав кредиторов, так называемые обеспеченные кредиты не имеют никаких привилегий, так как практически невозможно получить удовлетворение своих требований (в случае начала процедур банкротства) именно из заложенного имущества, которое обычно является наиболее ликвидным и которое реально использовать для удовлетворения требований указанных кредиторов. В результате страдает эффективность такого института как обеспечение обязательств, в частности залога.

Общему собранию кредиторов представлены по сравнению со старым законом более широкие полномочия. Однако это также означает, что правовой механизм здесь в полной мере эффективен. Количество голосов кредиторов на собрании обычно связывается с общим размером требований каждого из них, но, к сожалению, не с очередностью требований кредиторов. Это не дает, например, тем же «обеспеченным» кредиторам каких-либо преимуществ перед государством и иными «коммерческими» кредиторами, то есть кредиторами четвертой и пятой очереди в соответствии со ст. 64 Гражданского Кодекса Российской Федерации.

В ст. 64 Гражданского Кодекса Российской Федерации среди прочих обязательств должника отдельно упоминается кредиторская задолженность по обязательным платежам, что вполне соответствует требованиям современной правовой терминологии в России. Однако, считаю, что в Законе «О несостоятельности (банкротстве) начинается определенная игра с терминами в интересах государства. В определение несостоятельности банкротстве) (ст. 2 Закона) понятия «денежные обязательства» и «обязательные платежи» употребляется отдельно. Видим, это позволило создателям Закона отграничить налоговые и иные уполномоченные государственные органы от всех других кредиторов с помощью понятия «конкурсные кредиторы», которые не позволяют причислить, например, службу Министерства по налогам и сборам к таким кредиторам.

Норма Закона о банкротстве в большинстве своем адресованы конкурсным кредиторам (или просто кредиторам) и госорганам по отдельности. Хотя ст. 11 Закона указывает, что к налоговым и иным уполномоченным органам применяются нормы о кредиторах, если иное не предусмотрено Законом, в комментариях отмечается, что в рамках Закона государство в лице его органов действует не в качестве участника имущественного оборота – кредитора, а как субъект публично-правовых отношений, реализующих свои властные полномочия.

Таким образом, можно с уверенностью предположить, что положения ст. 78 Закона о недействительности сделок должника не распространяется на удовлетворение требований государства. Отсюда следует, что осуществление платежей в соответствующие бюджеты и внебюджетные фонды не может быть оспорено в суд. Это влечет предпочтительное удовлетворение требований государства перед другими кредиторами, включая «обеспеченных», что несправедливо по отношению к иным кредиторам.

На стадии наблюдения временный управляющий обязан (среди прочих обязанностей) проводить анализ финансового состояния должника. Но если учесть, что любой бизнес создается для получения прибыли, то независимо от того, каково финансовое состояние должника можно с большой долей уверенности предположить, что с каждой коммерческой организации, имеющей производственные мощности, будет применена процедура внешнего управления.

Это означает, что кредиторам еще до начала банкротства должно быть понятно: в случае принятия судом рассмотрения дела о банкротстве удовлетворение их требований произойдет в лучшем случае через полтора-два года. Но это не относится к государству, которое, несмотря на мораторий, будет продолжать получать налоговые платежи от должника, в отношении которого введено внешнее управление. И хотя собрание кредиторов уполномочено принять решение об обращении в суд с ходатайством о признании должника банкротом, ничто не может помешать суду ввести внешнее управление, если у него появятся основания полагать, что таким решением нарушены права большинства кредиторов, и будет установлена возможность восстановления платежеспособности должника.

Обычно судьям для принятия решения о введении внешнего управления достаточно бывает взглянуть на состав дебиторской задолженности должника. Такое решение, например, было принято в отношении ОАО «Нижневартовскнефтегаз» на основании большой суммы дебиторской задолженности, превышающей общий размер долга перед кредиторами, несмотря на большой износ оборудования, падения цен на нефть и перспективу снижения уровня ее добычи.

Поскольку, как уже отмечалось, исходя из содержания Закона, для законодателя более важно то, что должник включает платежи в бюджет и внебюджетные фонды, Закон полностью превращается из «нейтрального» в «прогосударственный».

Нельзя не отметить и такое применение процедуры банкротства, как передел собственности, осуществляющейся при значительной финансовой, а значит, и политической поддержке.

Классический пример – ситуация, сложившаяся на ЗАО «Клинский пивокомбинат» (Московская область). ЗАО «Алевар» (дилер комбината) поставил комбинату оборудование. У партнеров возникли встречные однородные требования. Фактически дилеров не было, так как закон допускает взаимный зачет, с инициативой которого неоднократно выступал комбинат. Однако силы, стоящие за «Алеваром», решили по-другому. Не имея возможности купить значительный пакет акций пивокомбината, они попытались через так называемый «долг» обанкротить высокоприбыльную коммерческую организацию, а по существу, сменить ее руководство, так как через назначенную Московской области 21.06.99 г. процедуру наблюдения были предприняты ряд действий по продаже акций общества. Двенадцать раз арбитражный суд принимал к производству дело о банкротстве, вводя внешнее управление, но вышестоящие инстанции, включая Высший Арбитражный Суд Российской Федерации, систематически отклоняли решения. Это образец того, как через процедуру банкротства по решению суда в кресло директора садится нужный внешний управляющий. Полномочие органов управления «должника» прекращаются. Это лишь один пример искусственного банкротства как метода захвата контроля над высокорентабельным предприятием.

Таким образом, институт банкротства выполняет свое назначение лишь в обложенной до точности часового механизма рыночной экономике. Деформированное рыночное хозяйство России искажает и границы, и спектр его применения. Но несмотря на отрицательные стороны и недостатки законодательства о банкротстве, закон о банкротстве действует уже четвертый год. Однако работы по изменению и дополнению текста требует знания подлинных причин тех негативных явлений, которые (отмеченные выше) обычно связывают с его применением. Она может быть эффективной только если в основу будет положен трезвый анализ законодательных и реальных ситуаций, ими порождаемый. В качестве основы такого анализа могут быть положены статистические данные о делах о несостоятельности (банкротстве) предприятий.

Таблица 1

Рассмотрение дел о банкротстве

1999 2000
Поступило заявлений о признании должника банкротом 15,6 тыс. 24,9 тыс.
Из них по инициативе самого должника 3,1 тыс. 3,4 тыс.
Кредиторов 3,6 тыс. 4,8 тыс.
Налоговых органов 5,9 тыс. 10,8 тыс.
Управления ФСФО 1,7 тыс. 3,6 тыс.
Иных государственных органов 0,6 тыс. 1,7 тыс.
Принято дел к производству, 10,9 тыс. 19,0 тыс.
В том числе ведения процедуры наблюдения 4,6 тыс. 11,1 тыс.
По результатам процедуры наблюдателя: отказано в признании должника банкротом 235 246
Вынесено определений о введении внешнего управляющего 1065 996
Вынесено определений о прекращении производства по делу, 925 1068
В том числе в связи с утверждением мирового соглашения 375 367
Должники признаны банкротами 3584 4776

Таблица 2

Принято решений о признании должников банкротами и открытие конкурсного производства 1999 2000
Всего, 8,3 тыс. 15,1 тыс.
Из них государственных унитарных предприятий 159 215
Муниципальных унитарных предприятий 283 336
Индивидуальных предпринимателей 108 98
Крестьянских и фермерских хозяйств 50 120
Кредитных организаций 182 136

Исходя из статистических данных, можно сделать вывод о крайне низкой эффективности мер по восстановлению платежеспособности должников при применении процедур внешнего управления: в прошедшем году лишь в 50 подобных случаях платежеспособность была восстановлена, еще по 296 делам стороны достигли мирового соглашения. По остальным делам арбитражным судам все же пришлось принимать решения о признании должников банкротами. Однако это свидетельствует, скорее, не о недостатках Закона о банкротстве, а об уровне компетенции, умения и навыков антикризисного управления внешних управляющих, о чем уже говорилось выше.

Из приведенных сведений видно, что даже в условиях кризиса процесса неплатежей огромное число коммерческих кредиторов ждет от своих дебиторов погашения задолженности. За год терпение кредиторов «лопнуло» лишь 4,8 тыс. случаях. Иначе ведут себя госорганы. Располагая правом бесспорного списания недоимок по налогам и иным обязательным платежам, они используют институт несостоятельности (банкротства) в качестве инструмента для погашения задолженности перед бюджетом и внебюджетными фондами.

Я полностью согласен с мнением В. Витрянского - как можно говорить о необходимости подъема реального сектора экономики, одновременно пуская под нож предприятия и организации, воплощающие тот самый реальный сектор?

Эффективному оздоровлению и реструктуризации неплатежеспособных организаций вне поля банкротства должен способствовать федеральный закон «О финансовом оздоровлении», проект которого уже одобрен Правительством Российской Федерации и внесен в Государственную Думу на рассмотрение.

Конечно, в Законе «О несостоятельности (банкротстве)» за время его действия выявлены пробелы и недостатки (некоторые из них были отмечены выше), однако актуальнее выглядят проблемы подъема экономики страны и укрепления государственной дисциплины среди федеральных органов исполнительной власти, с чем напрямую взаимосвязана эффективность функционирования института несостоятельности (банкротства) в Российской Федерации.

Заключение

Правоприменительная практика свидетельствует о необходимости изменения Федерального Закона «О несостоятельности (банкротстве)», о чем свидетельствуют материалы данной работы и предложения, направленные на решение проблем банкротства предприятий в Российской Федерации о внесении изменений и дополнений в Закон. Как уже отмечалось, ныне процедура банкротства фактически приспособлена для взыскания обычного долга, либо для передела собственности.

Надо сказать, что и федеральные органы государственной власти и особенно органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации не используют те возможности, которым их наделяет Закон о банкротстве. Зачастую они не работают с соответствующими предприятиями, в том числе с градообразующими, а также с предприятиями, имеющими важное экономическое значение. И только тогда, когда дело попадет в суд начинается борьба. Причем нередко представители различных ветвей власти противостоят друг другу.

Думаю, что в настоящее время Федеральной службой Российской Федерации все еще не сформирован квалифицированный корпус арбитражных управляющих. Не обеспечивается выполнение требований, предъявляемых Законом к деятельности арбитражных управляющих. Как свидетельствует судебная практика, отсутствие должного опыта, квалификации, а также тот факт, что арбитражные управляющие зачастую осуществляют свою функцию одновременно в нескольких организациях, не приводят к положительному результату, а, напротив, способствуют ликвидации предприятий и распродаже их имущества.

Считаю, что в абсолютном большинстве случаев банкротства предприятий – крупные недостатки в системе внутреннего управления. Даже когда причиной кризиса являются внешние факторы, успешно противостоять им может только фирма, использующая современные методы управления.

ФСФО России разработала ряд методик по проведению мониторинга финансового состояния организаций и учета их платежеспособности. В 1999 г. система финансового мониторинга начала функционировать. Утвержден перечень крупных, социально или экономически значимых организаций, в отношении которых ежеквартально проводится оценка их финансового состояния и платежеспособности. На конец 1999 г. в перечень вошли 1663 хозяйствующих субъекта.

Тема несостоятельности (банкротства) предприятий в России является одной из актуальнейших. Однако ее успешное функционирование зависит прежде всего от способности предприятия конструктивно реагировать на изменения, угрожающие его нормальной работе, а также от уровня развития экономики страны, от которого и зависит эффективное действие института несостоятельности (банкротства).

Библиографический список

1. О несостоятельности (банкротстве): Федеральный закон Российской Федерации от 08.01.98 г. // Российская газета. – 1998. – 20, 21 января.

2. Об особенностях несостоятельности (банкротстве) субъектов естественных монополий топливно-энергетического комплекса: Федеральный закон Российской Федерации от 24.06.99 г. №122 // Собрание законодательства Российской Федерации. – 1999. - №26. – ст. 3179.

3. О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций: Федеральный закон Российской Федерации от 25.02.99 г. №40 // Вестник Высшего Арбитражного суда Российской Федерации. – 1999. - №4. – с. 19.

4. О внесении изменений в статью 53 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций»: Федеральный закон Российской Федерации от 02.01.2000 г. №6 // Собрание законодательства Российской Федерации. – 2000. - №2. – ст. 126.

5. Гражданский кодекс Российской Федерации. Комментарий. Ч. 1 / Под ред. Садикова О.Н. – М.: Юринформцентр, 1997.

6. О страховании: Закон Российской Федерации // Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. – 1993. - №2. – ст. 56.

7. О рынке ценных бумаг: Закон Российской Федерации от 22.04.96 г. // Собрание законодательства Российской Федерации. – 1996. - №17. – ст. 1918.

8. О несостоятельности (банкротстве): Закон Российской Федерации от 19.11.92 г. // Ведомости Верховного Суда и Суда Российской Федерации. – 1993. - №1. – ст. 6.

9. О банках и банковской деятельности: Закон Российской Федерации в ред. Федерального закона от 03.02.96 г. // Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. – 1990. – №27. – ст. 1593; 1992. - №34. – ст. 1966; Собрание законодательства Российской Федерации. – 1996. - №6. – ст. 492.

10. О центральном банке РСФСР (Банке России): Закон Российской Федерации в редакции Федерального закона от 26.04.95 г. // Собрание законодательства Российской Федерации. – 1995. - №18. – ст. 1593; №31. – ст. 2991; №1. – ст. 3, 7; 1997. - №18. – ст. 2099; 1998. - №10. – ст. 1147.

11. О государственном органе по делам о банкротстве и финансовому оздоровлению: Постановление Правительства Российской Федерации от 17.02.98 г. №202 // Российская газета. – 1998. – 26 февраля.

12. О несостоятельности (банкротстве): Постановление Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации №7918/99 от 25.04.2000 г., №5991/99 от 02.11.99 г. // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. – 2000. - №7; 2000. - №3; 2000. - №4.

13. Условия лицензирования страховой деятельности на территории Российской Федерации: Приказ об утверждении от 19.05.99 г. №02-02/98 // Бюллетень нормативных актов Российской Федерации. – 1994. - №11. – с. 10.

14. Витрянский В. Мифы и реальность банкротства // Экономика и жизнь. – 2001. - №8.

15. Голубцов С. Кто и как в России отвечает за банкротство Экономика и жизнь. – 2000. - №23.

16. Голубев С.А., Гузнев А.Г. Правовое регулирование мер по предотвращению банкротства кредитных организаций // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. – 1999. - №4.

17. Philip R. Wood Comparatire Zaw of Security and Guarantees. – London. – 1995. – р. 159.

18. Степанов В. Французская система регулирования несостоятельности // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. – 1999. - №4.

19. Собрание узаконений и распоряжений Рабоче-крестьянского Правительства РСФСР. – 1927. - №123. – ст. 830.

20. Шершневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права (по изданию 1907 г.). – М.: Спарк, 1995. – с. 309.

21. Новицкий И.Б., Перетерский И.С. Римское частное право. – М.: Новый юрист, 1998. – с. 338.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий