регистрация / вход

Уголовная ответственность несовершеннолетних и ее особенности

Дипломная работа на тему: «Уголовная ответственность несовершеннолетних и ее особенности». Оглавление: Введение. Глава I. История развития уголовного законодательства об ответственности несовершеннолетних.

Дипломная работа на тему:

«Уголовная ответственность несовершеннолетних и ее особенности».

Оглавление :

Введение.

Глава I . История развития уголовного законодательства об ответственности несовершеннолетних.

1.1. Особенности уголовной ответственности несовершеннолетних.

1. 2. Освобождение несовершеннолетних от уголовной ответственности.

Глава II . Особенности наказания несовершеннолетних .

2.1. Сущность, цели и принципы наказания несовершеннолетних.

Глава III . Виды наказаний, назначаемых несовершеннолетним.

3.1. Особенности применения наказания несовершеннолетним.

Заключение.

Список используемой литературы.

Введение

Борьба с правонарушениями несовершеннолетних — одна из наиболее важ­ных сторон всего процесса искоренения преступности в нашей стране. Значитель­ное место в этом процессе занимает уголовно-правовая деятельность.Главноеее содержание заключается в воспитательной работе, предупреждении правона­рушений со стороны подростков, устранении причин и условий, способствующих преступности несовершеннолетних. Все эти задачи могут быть успешнорешенылишь при условии строжайшего соблюдения процессуального законодательства, регламентирующего порядок предварительного расследования по делам несовер­шеннолетних.

Среди преступлений, совершаемых несовершеннолетними, велика доля тяжких корыстных и корыстно-насильственных преступлений. Нередко им присущи также черты вандализма, чрезмерной жестокости. Большое количество этих преступлений совершаются в соучастии (чаще всего в форме соисполнительства), особенно в группе (около половины), что также отвечает специфике психологии подростков. Примерно каждое третье преступление совершается ими совместно со взрослыми.

Указанные специфические черты преступности несовершеннолетних и привели законодателя к необходимости тщательной регламентации уголовной ответственности несовершеннолетних, подчас отступающей от общих правил и начал уголовной ответственности и наказания. Законодательством предусмотрены особые условия установления видов наказания для несовершеннолетних, назначения им наказания, освобождения их от уголовной ответственности и наказания, исчисления сроков давности и погашения судимости.

Уголовно-правовые меры противодействия преступности несовершеннолетних не являются основными. Нельзя не учитывать, что рост преступности несовершеннолетних происходит в условиях интенсивного социального расслоения общества, падения жизненного уровня значительной части населения, обострения межнациональных конфликтов, благоприятного развития семейно-брачных отношений, роста различных проявлений жестокого обращения с несовершеннолетними. В этой обстановке первостепенное значение имеют социальные, экономические и воспитательно-профилактические меры. И тем не менее, когда преступление совершено, возникает вопрос об уголовной ответственности несовершеннолетнего.

В УК РФ 1996 г. эти вопросы решены в самостоятельном пятом разделе, включающем главу 14 об особенностях уголовной ответственности несовершеннолетних, т.е. лиц, которым, как указано в ст. 87 УК, к моменту совершения преступления исполнилось четырнадцать, но не исполнилось восемнадцати лет. Эти особенности по существу являются отступлениями от правил Общей части УК; они обусловлены исключительно возрастом субъектов преступления и все исключения направлены на смягчение ответственности и наказания.

Раздел УК РФ об ответственности несовершеннолетних предваряет ст. 87, определяющая, что несовершеннолетними признаются лица, которым к моментусовершения преступления исполнилось четырнадцать лет, но не исполнилось восемнадцати лет (ч. 1). При рассмотрении дел о преступлениях, совершённых несовершеннолетними, суд обязан принимать меры к точному установлению возраста (число, месяц, год рождения) несовершеннолетнего. В постановлении Пленума Верховного Суда СССР “О практике применения судами законодательства по делам о преступлениях несовершеннолетних и о вовлечении их в преступную и иную антиобщественную деятельность” от 3 декабря 1976 г. (с последующими изменениями)1 устанавливаются правила, которыми и в настоящее время руководствуются российские суды, органы следствия и дознания.[1]

Самостоятельная глава о несовершеннолетних в российском законодательстве появилась впервые. Хотя в УК РСФСР 1960 г. подход к уголовной ответственности и наказанию несовершеннолетних и был достаточно гуманным, нормы по данному вопросу рассредоточивались в различных главах Общей статьи и не были систематизированы. В досоветском уголовном законодательстве России содержались специальные уголовно-правовые нормы об ответственности несовершеннолетних: в Уложении о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. – об обстоятельствах, уменьшающих вину и строгость наказания несовершеннолетних, в Уголовном уложении 1903 г. – об особенностях вменения в вину и наказания несовершеннолетних.

Оценивая содержание раздела пятого УК РФ об уголовной ответственности несовершеннолетних, необходимо учитывать, что данный раздел – составной компонент Общей части, который находится в неразрывной связи с другими её положениями. Эта связь проявляется прежде всего в том, что все исходные положения о задачах и принципах уголовного закона, об основаниях уголовной ответственности, о действии уголовного закона во времени и пространстве, о понятии и видах преступлений, о вине, о соучастии, об обстоятельствах, исключающих преступность деяния, и некоторые другие в раной степени относятся и к несовершеннолетним, совершившим преступления. Иными словами, почти все положения Общей статьи части УК, которые прямо не решают вопросы ответственности, относятся ко всем лицам, совершившим преступления, независимо от возраста виновного. В то же время в Общей части УК за рамками раздела об уголовной ответственности несовершеннолетних остались нормы, которые либо непосредственно устанавливают исключения, либо регулируют ответственность несовершеннолетних на общих основаниях. Например, в ч. 4 ст. 18 УК предусмотрено, что судимость за преступления, совершённые лицом в возрасте до восемнадцати лет, не учитывается при признании рецидива преступлений; ст. 20 УК устанавливает и дифференцирует возраст несовершеннолетних, с которого наступает уголовная ответственность; ст. 74 УК об условном осуждении без каких-либо изъятий распространяется на несовершеннолетних; ст. 75-77 УК об освобождении от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием, в связи с примирением с потерпевшим, а также с изменением обстановки – применимы и к несовершеннолетним; ч. 2 и 3 ст. 81 УК об освобождении от наказания по болезни в равной степени относятся и к несовершеннолетним.

В тех случаях, когда возникает конкуренция других норм Общей статьи УК с нормами раздела об уголовной ответственности несовершеннолетних, всегда подлежат применению нормы этого раздела.

Особенностью ответственности несовершеннолетних за совершённое ими преступление является возможность её реализации или с освобождением от уголовной ответственности и применением принудительных мер воспитательного воздействия (ст. 90 УК), или с привлечением к уголовной ответственности, но:

1. с освобождением от наказания и применением принудительных мер воспитательного характера (ч. 1 ст. 92 УК);

2. с применением наказания, специально установленного постановлениями ст. 88 УК;

3. с освобождением от наказания и помещением виновного в специальное воспитательное или лечебно-воспитательное учреждение для несовершеннолетних (ч. 2 ст. 92 УК).

Среди норм об уголовной ответственности несовершеннолетних следует различать:

- нормы, действующие в отношении лиц, не достигших совершеннолетия ко времени совершения преступления;

- нормы, действующие в отношении лиц, не достигших совершеннолетия ко времени применения нормы.

Первая группа норм (включает правила о видах наказания, назначении наказания, условно-досрочном освобождении, сроках давности и судимости) - следствие реализации принципа справедливости, смягчения уголовно-правовых последствий, адекватное возрастной незрелости преступника. Вторая группа норм (определение вида колоний, принудительные меры воспитательного воздействия) обусловлена необходимостью целесообразной организации исправления преступника с учётом возрастных особенностей его личности. Важно отметить, однако, что деление норм об уголовной ответственности несовершеннолетних на две означенные группы (известные и УК РСФСР 1960 г.) не вытекает из буквы нового кодекса. Напротив, следуя букве нового УК, следовало бы к взрослым лицам, совершившим преступление до совершения совершеннолетия, применить принудительные меры воспитательного воздействия и отправлять их для отбывания наказания в воспитательные колонии. Однако такая практика противоречила бы важному принципу пенитенциарной политики - принципу раздельного содержания несовершеннолетних и взрослых преступников. Нецелесообразно и применение принудительных мер воспитательного воздействия к взрослому преступнику: применение их не ограничено сроком, возможность применения обусловлена незрелым возрастом и применение прекращается фактом наступления совершеннолетия (в исключительных случаях они могут применяться к лицам до достижения 20-летнего возраста в соответствии со статьёй 96 УК). Таким образом, формулировку понятия “несовершеннолетний” в статье 87 УК нельзя толковать буквально: определение это - не вполне удачное технико-юридическое решение задачи сокращения текста закона, оно требует не буквального, но ограниченного толкования.

К наиболее интересным и содержательным специальным исследованиям советского времени следует отнести работы Бабаева М.М. “Индивидуализация наказания несовершеннолетних”, Ноя И.С. “Вопросы теории наказания в советском уголовном праве”, Шаргородского М.Д. “Наказание, его цели и эффективность”, Соловьёва А.Д. “Вопросы применения наказания по советскому уголовному праву”, Орлова В.С. “Уголовная ответственность несовершеннолетних”.

Современных работ по данной тематике практически нет. Можно выделить лишь работу Сафуанова Ф. “Психолого-психиатрическая экспертиза несовершеннолетнего обвиняемого”, в которой рассмотрен сложный вопрос проведения комплексной психолого-психиатрической экспертизы несовершеннолетнего обвиняемого.

Поэтому можно сказать, что вопросы уголовной ответственности несовершеннолетних в России остаются ещё слабо разработанными. Если общие вопросы, в той или иной степени, рассматривались в научной литературе, то содержание отдельных частей данной темы не было пока предметом подробного специального исследования юристов.

Глава I . История развития уголовного законодательства

об ответственности несовершеннолетних.

Рассматривая уголовное законодательство России в историческом аспекте можно отметить, что оно на большинстве этапов своего развития искало средства исправления юных правонарушителей, не связанные с применением мер уголовной репрессии. Так, в декрете СНК РСФСР от 14 января 1918 г. “О комиссиях для несовершеннолетних” указывалось, что “суды и тюремное заключение для малолетних и несовершеннолетних упраздняются, а дела о несовершеннолетних до 17 лет, замеченных в деяниях общественно опасных, подлежат ведению комиссии о несовершеннолетних”.

Основная идея декрета - исправление прежде всего мерами воспитательного характера, была воплощена при разработке уголовного законодательства об ответственности несовершеннолетних. Ст. 13 “Руководящих начал” по уголовному праву РСФСР 1919 г. предусматривалось, что несовершеннолетние до 14 лет не подлежат суду и наказанию. К ним применяются лишь воспитательные меры (приспособления). Такие же меры применяются к лицам от 14 до 18 лет, “действующим без разумения”. Если же они “действуют с разумением”, т.е. сознавая общественную опасность своих действий, то возможны меры уголовного наказания. Право решения этого вопроса предоставлялось суду.

Декрет СНК РСФСР “О делах несовершеннолетних, обвиняемых в общественно-опасных действиях”, принятый 4 марта 1920 г., повысил возраст несовершеннолетних, дела которых подлежали рассмотрению на комиссиях, до 18 лет. В соответствии со ст. 4 декрета эти комиссии имели право передавать в суд дела лиц в возрасте 14-18 лет только в том случае, когда меры медико-педагогического воздействия не оказали должного влияния.[2]

К 1920 г. на территории РСФСР было создано 245 комиссий по делам несовершеннолетних, детально разработаны меры, которые они могли применять. Перечень мер медико-педагогического характера содержался в инструкции, утверждённой в 1920 г. постановлением Наркомпроса, Наркомздрава и Наркомюста РСФСР. Комиссии широко использовали предоставленные им права. Их деятельность сыграла важную роль в ликвидации беспризорности и предупреждения преступности среди несовершеннолетних. Однако многие подростки, жившие вне семьи и общавшиеся со взрослыми преступниками, нуждались в более эффективных методах, связанных с помещением в воспитательные или лечебно-воспитательные учреждения. Первые из них были созданы уже в 1918г. Это были детские дома, приёмники-распределители, школы-коммуны, институты трудового воспитания для особо трудных подростков, реформатории. Так, на созданный российский реформаторий для особо трудных правонарушителей в возрасте от 17 до 21 года была возложена задача обучения, воспитания и подготовки молодёжи к трудовой жизни. Просуществовало это учреждение недолго. Трудности экономического порядка, отсутствие достаточного числа педагогов и воспитателей привели к его ликвидации .[3]

Аналогично складывались судьбы и других воспитательных учреждений для несовершеннолетних правонарушителей (школы фабрично-заводского обучения, трудовые коммуны и др.). Комиссии по делам несовершеннолетних, действовавшие, в основном, на общественных началах, не могли обеспечить надлежащий уровень работы с социально запущенными детьми. Контингент самих комиссий был нестабилен, члены их в большинстве случаев не имели педагогического образования и опыта работы.

В связи с создавшимся положением третья сессия ВЦИК 1-го созыва 1922 г., обсуждавшая проект уголовного законодательства, положительно решила вопрос о расширении компетенции суда в борьбе с преступностью несовершеннолетних. Д.И. Курский по этому поводу сказал: “Это, конечно, объясняется не ошибочностью нашего метода, а недостатком материальных средств. Если бы у нас была сейчас возможность организацию медико-педагогического воздействия поставить так, как нужно, то есть открыть сеть учреждений для малолетних и несовершеннолетних, тогда этот вопрос был бы решён вполне благополучно”.

Названный аргумент, к сожалению, и в дальнейшем развитии законодательства нередко служил причиной усиления уголовно-правовых репрессий в отношении лиц, не достигших 18 лет. УК РСФСР 1922 г. вновь снизил возраст уголовной ответственности с 18 до 16 лет. Для лиц младше этого возраста основным средством воздействия по-прежнему были меры воспитательного характера. Уголовная ответственность к подросткам 14-16 лет применялась по постановлениям комиссий в исключительных случаях, когда меры воспитательного характера не оказывали надлежащего воздействия.

Основными началами уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик 1924 г. были введены понятия “малолетний и несовершеннолетний” правонарушитель. В ст. 7 Основ указывалось, что к первым можно применять лишь меры медико-педагогического характера. Ко вторым они применяются только в тех случаях, когда соответствующие органы признают невозможным назначить меры судебно-исправительного характера. Определение возраста, с наступлением которого связывалось понятие малолетнего и несовершеннолетнего, а также обязательных случаев привлечения несовершеннолетних к уголовной ответственности относились к компетенции союзных республик. Однако УК РСФСР 1926 г. не указал точного возраста уголовной ответственности. Деление на малолетних и несовершеннолетних производилось лишь теоретически; в законе эти понятия отсутствовали.[4]

В ст. 12 УК (в редакции 1935 г.) был дан перечень преступлений, за которые устанавливалась уголовная ответственность лиц, достигших к моменту совершения преступления 12-летнего возраста. Исходя из данной статьи можно было сделать вывод, что малолетние – это дети до 12 лет, а старше – несовершеннолетние. Практика, больше ориентированная на теорию права и здравый смысл, шла по пути признания малолетними и лиц старше 12 лет.

В период с 1925 по 1931г. большинство дел на правонарушителей в возрасте до 18 лет рассматривалось комиссиями по делам несовершеннолетних. В суды передавалось около 10% дел.

В инструкции Наркомпроса РСФСР по делам несовершеннолетних, принятой в 1921 г., указывалось, что комиссии должны передавать в суд дела лишь о тех несовершеннолетних, которые неоднократно привлекались за преступления или совершали побеги из детских учреждений, куда определялись комиссиями в связи с совершением нетяжкого преступления.

Следующий, отличающийся от предыдущих период начался с принятия Постановления ЦИК и СНК от 7 апреля 1935 г. “О мерах борьбы с преступностью несовершеннолетних”. Он продолжался до 1957 г. и характеризовался, с одной стороны, более чёткой разработкой мер по ликвидации беспризорности и безнадзорности подростков, а с другой – резким расширением и ужесточением уголовно-правовых методов борьбы с преступностью несовершеннолетних, в ущерб мерам воспитательного характера.[5] Наличие этих черт объяснялось рядом причин. Одна их них состояла в том, что к этому времени в стране, в основном, была ликвидирована беспризорность в том смысле, в каком она существовала в 1917-1927 гг. (отсутствие семьи, смерть родителей и близких родственников). Беспризорными стали считать подростков, которые, уйдя из дома, в течении двух месяцев и более находились вне семьи, учебного либо трудового коллектива. Наличие беспризорных и безнадзорных (т.е. находившихся вне родительского контроля) несовершеннолетних ставилось в вину не только родителям, но и местным советам, партийным, профсоюзным, комсомольским организациям, которые не прилагали достаточных усилий для ликвидации и предупреждения детской безнадзорности. В постановлении предлагалось принять безотлагательные меры к предупреждению преступности несовершеннолетних. Рекомендовалось привлекать к уголовной ответственности лиц, вовлекающих подростков в преступную деятельность.

Крайне важный в деле борьбы с преступностью несовершеннолетних документ носил декларативный характер и не был обеспечен практическими мерами. Положение о комиссиях по делам несовершеннолетних, принятое ещё в 1931 г., не содержало чёткого перечня мер воспитательного характера. Отсутствовала материальная база для увеличения числа детских воспитательных и лечебных заведений. Более того, названным постановлением комиссии по делам несовершеннолетних были вообще ликвидированы. С 1935 по 1960 г. в стране не было специального органа, координирующего работу многих учреждений, ведомств и общественных организаций по предупреждению преступности несовершеннолетних.

Одновременно был принят Закон, датированный тем же числом (7 апреля 1935 г.), который резко понизил возраст уголовной ответственности за ряд наиболее распространённых среди несовершеннолетних преступлений. С 12 лет к ответственности с применением всех мер уголовного наказания стали привлекать за кражу, насилие, телесные повреждения, увечья, убийство либо попытку убийства.

Очевидная нечёткость законодательной трактовки всех понятий вызывала субъективизм при разрешении конкретных уголовных дел. О каких кражах по размеру идёт речь? Что понимается под насилием, увечьем? О каких по степени тяжести телесных повреждениях говорилось в законе? Наказываются ли перечисленные (кроме кражи) действия, совершённые по неосторожности? Неясной была и фраза “… с применением всех мер уголовного наказания”, которая нередко толковалась как законодательное допущение всех видов наказания, в том числе и смертной казни. Только сопоставление ст. 12 и ст. 22 УК РСФСР 1926 года, в которых трансформировался Закон от 17 апреля 1935 г., позволяло сделать вывод, что исключительная мера наказания – расстрел не могла применяться к лицам, не достигшим 18-летнего возраста на момент совершения преступления. Что же касается лишения свободы, предельным сроком которого было 10 лет для всех категорий лиц, совершивших преступления, то оно касается и подростков 12-летнего возраста.[6]

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 10 декабря 1940 г. уголовная ответственность с 12-летнего возраста была установлена также за действия, могущие вызвать крушение поезда. Возраст, с которого вменялись все остальные преступления, был установлен лишь Указом Президиума Верховного Совета СССР от 31 мая 1942 г. – 14 лет. Президиум Верховного Совета СССР разъяснил также, что уголовная ответственность несовершеннолетних наступает как в отношении умышленных, так и неосторожных преступлений.

В советской юридической литературе предпринимались попытки объяснить усиление мер уголовной репрессии по отношению к несовершеннолетним. Так, профессор П.П. Пионтковский писал: “… установление уголовной ответственности за ряд преступлений, начиная с 12-летнего возраста, видимо, было продиктовано желанием указать несовершеннолетним, что советская власть предъявляет серьёзные требования к своим подрастающим гражданам”.

С такой оценкой этого закона вряд ли можно согласиться. Усиление уголовных мер без значительного улучшения воспитательной работы с подростками не способствовало сокращению преступности. Законом был отброшен весь накопленный ранее опыт мер воспитательного характера, основанный на положениях первых декретов. На установление уголовной ответственности с 12 лет скорее всего повлияла господствующая в то время концепция принуждения как универсального средства борьбы с преступностью.

Ошибочность принятого направления была очевидной для практических работников суда и прокуратуры. Не имея возможности применять к несовершеннолетним правонарушителям меры воспитательного характера, суды часто назначали наказания, связанные с краткими сроками. Это приводило к негативным последствиям. Осуждённые подростки, общаясь при этапировании со взрослыми преступниками либо с неоднократно судимыми сверстниками, возвращались домой после отбытия наказания с большим грузом асоциальных взглядов, привычек, наклонностей, чем до осуждения. Наркомат юстиции СССР, обобщив судебную практику, издал 15 апреля 1936 г. циркуляр “Об улучшении работы судов по борьбе с преступлениями, совершёнными подростками”, в котором рекомендовал судам проявлять особую внимательность при определении наказания несовершеннолетним. “Лишение свободы к лицам этого возраста, - указывалось в циркуляре, - должно применяться с исключительно осторожностью и, главным образом, к рецидивистам, а также неоднократно бежавшими из детских учреждений”. Это указание дало возможность судам более широко применять к несовершеннолетним меры наказания, не связанные с лишением свободы. В свою очередь прокуратура по возможности ограничивала привлечение к уголовной ответственности лиц 12-14 лет. В связи с этим роста судимости среди несовершеннолетних не наблюдалось. Более того, к 1940 г. количество осуждённых по сравнению с 1931 г. уменьшилось на 50%.[7]

Попытки смягчить чрезмерно жестокий закон путём принятия ведомственных циркуляров продолжалось и в дальнейшем. Приказом НКЮ СССР от 19 июня 1943 г. №50 судам давалось право прекращать уголовные дела несовершеннолетних, не достигших 15 лет, привлечённых к уголовной ответственности за мелкое хулиганство, мелкие кражи и другие незначительные преступления с передачей детей на попечение родителей, опекунов или, в случае необходимости, направлением в трудовую воспитательную колонию. Однако законодательно это право было закреплено лишь в Основах уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик 1958 г. Одновременно был решён вопрос о возрасте уголовной ответственности. В ст. 10 Основ (ст. 10 УК РСФСР) указывалось, что уголовной ответственности подлежат лица, которым до совершения преступления исполнилось 16 лет.

Понижение возраста до 14 лет ограничивалось конкретным перечнем преступлений, данных в ч. 2 ст. 10 Основ (ч. 2. ст. 10 УК РСФСР). В нём были названы такие деяния, общественная опасность которых уже понятна лицам, достигшим 14 лет (убийство, разбой, кража и т.д.).

“Длительный период показал, что в основном избранный путь в определении возраста уголовной ответственности, а также возможности применять воспитательные меры к тем подросткам, которые совершили преступление, не представляющее большой общественной опасности, и способны исправиться без уголовного наказания, является правильным. Вместе с тем в деятельности законодателя не были использованы все средства, направленные на дальнейшую гуманизацию норм об уголовной ответственности несовершеннолетних”[8] .

При разработке УК РФ 1996 г. были учтены современные социально-психологические характеристики несовершеннолетних: акселерация не только в физической, но и в интеллектуально-волевой сфере, более широкое участие подростков во всех видах деятельности, как социально-позитивной, так и негативной, в частности, в групповой преступной деятельности, распад семьи и увеличение в связи с этим числа беспризорных и безнадзорных детей, которые пополняют ряды преступников, и т.п.

Ориентируясь на научные разработки учёных, педагогов, психологов, юристов, законодатель счёл возможным оставить те же возрастные границы – 14 и 16 лет, которые существовали и в прежнем УК. Однако перечень преступлений, за которые несовершеннолетние привлекаются к уголовной ответственности с 14 лет, значительно расширен. Это – умышленное убийство, умышленное причинение тяжкого и средней тяжести вреда здоровью, похищение человека, изнасилование, насильственные действия сексуального характера, кража, грабёж, разбой, вымогательство, неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения, умышленное уничтожение или повреждение имущества при отягчающих обстоятельствах, терроризм, захват заложника, заведомо ложное сообщение об акте терроризма, хулиганство при отягчающих обстоятельствах, вандализм, хищение либо вымогательство оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств, хищение либо вымогательство наркотических средств или психотропных веществ, приведение в негодность транспортных средств или путей сообщения.

Объяснение этому следует искать именно в изменившейся социально психологической характеристике современного подростка, способного сознавать общественную опасность всех перечисленных преступлений. Судебная практика последних лет показывает, что лица до 18 лет чаще всего привлекаются как раз за названные преступления. Вместе с тем, основываясь на принципе гуманизма и намерении исправить несовершеннолетних, сочетая меры воспитания и наказания, УК предусмотрел ряд особенностей, позволяющих индивидуализировать уголовную ответственность и наказание несовершеннолетних.

1.1. Особенности уголовной ответственности

несовершеннолетних

Действующее законодательство впервые предусматривает специальный раздел, посвящённый особенностям уголовной ответственности несовершеннолетних. Такие разделы были известны Уложению о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г., а также Уголовному Уложению 1903 г.

Основанная на принципе гуманизма, подобная практика соответствует современному зарубежному уголовному законодательству, одобренному ООН (Минимальные стандартные правила ООН, касающиеся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних, 1985 г.).

Введение специального раздела приводит, наконец, в соответствие нормы уголовного и уголовно-процессуального права. УПК России с 1951 г. содержит главу “Производство по делам несовершеннолетних”, в которой сосредоточены все нормы, относящиеся к особенностям таких процессуальных действий. Положительным является и то, что в УК РФ 1996 г. впервые законодательно определено само понятие “несовершеннолетний”: лицо, которому исполнилось четырнадцать лет, но не исполнилось восемнадцать. Лица моложе четырнадцати лет – малолетние, старше восемнадцати – совершеннолетние.

1. Введение специального раздела не исключает возможности применения к несовершеннолетним некоторых статей УК, регламентирующих вопросы уголовной ответственности и наказания взрослых. Например, правила наказания по совокупности преступлений и приговоров, минимальные сроки лишения свободы и т.д. Главной особенностью, ранее не известной нашему законодательству, является предоставление права суду и следственным органам не привлекать к уголовной ответственности тех несовершеннолетних, достигших возраста уголовной ответственности, которые вследствии отставания в психическом развитии, не связанном с психическим расстройством, не могли в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими (ч. 3 ст. 20 УК). Бабаев М.М. “Индивидуализация наказания несовершеннолетних”. - М., 1968.

Введением в закон этого очень важного положения завершены многолетние теоретические дискуссии по проблеме уменьшенной вменяемости и её влиянии на ответственность лиц подросткового возраста. Принятый закон как бы перекидывает мостик к первым законодательным актам России после Октябрьской революции, воссоздаёт важное стратегическое направление в работе по превенции преступности несовершеннолетних – воспитание, лечение, социальное обеспечение и лишь затем – меры уголовной репрессии.

Выделение особенностей уголовной ответственности несовершеннолетних в самостоятельную главу означает, что в отношении этих лиц нормы об уголовной ответственности применяются с учётом особых положений, предусмотренных в настоящей главе. Введение в УК таких особых положений обусловлено социально-психологическими особенностями лиц, этой возрастной категории. Несовершеннолетние в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет, с одной стороны, достигаются уже достаточно высокого уровня социализации (у них появляется самостоятельность, настойчивость, умение контролировать своё поведение, владеть собой), с другой – происходит дальнейшая социализация личности (продолжается или завершается обучение в школе или в техникуме, происходит уяснение своего места в обществе, накапливается опыт межличностных отношений). “Для такого возраста весьма характерны излишняя категоричность суждений, вспыльчивость, неуравновешенность, неспособность оценить ситуацию с учётом всех обстоятельств и т.д. Эти возрастные особенности обусловили установление в отношении ответственности несовершеннолетних ряда исключений и дополнений по сравнению с общими правилами уголовной ответственности”1 .

“Опасный возраст” - так говорят порой о подростках, ещё не воспитавших в себе характера. Повзрослеют, мол, образумятся. Трудно поверить в силу только времени. Зрелость приходит не всегда с годами. Она наступает с пониманием ответственности перед людьми, обществом, законом.

Встречаясь с несовершеннолетними правонарушителями, приходишь к выводу, что у большинства из них отсутствует чувство меры, долга, представление о дозволенном, порядочном и непорядочном. Молодой человек становится рабом своих желаний, влечений. Жизненные потребности у таких подростков чаще всего примитивные, материальные преобладают над духовными. Эти ребята привыкли добиваться удовлетворения своих желаний любой ценой, даже путём правонарушений. Причём половина опрошенных осуждённых подростков, совершивших кражи, хулиганские действия, грабежи, считали, что приговор слишком суров, так как они “ничего особенного не сделали”. Каждый третий из опрошенных отмечал свою “слабохарактерность, отсутствие силы воли”.

Известна истина: за преступление следует наказание виновного. Каждому преступному деянию соответствует вполне определённое воздействие, предусмотренное Уголовным кодексом. Иногда закон переступают подростки, образ мышления которых таков: риск, конечно, есть, но авось не поймают. Но как бы ни старался преступник изловчиться, как бы ни пытался “замести следы”, как говорят некоторые, “спрятать концы” - преступление всё равно будет раскрыто. Требование нашего общества таково - ни один случай нарушения правопорядка не должен остаться незамеченным, ни один правонарушитель не должен уйти от ответственности.

Неотвратимость наказания имеет значение не только для борьбы с право-

нарушителями, но и для воспитания уважения к закону, укрепления законности в целом, воспитания у всех людей привычки соблюдать правовые предписания.

За совершённое правонарушение в ответе прежде всего сам нарушитель, с

него первого спрашивают за содеянное.

В ст. 20 УК рассмотрены пределы и условия наступления уголовной ответственности для лиц от четырнадцати до восемнадцати лет.

Как и УК РСФСР 1960 г., новый УК установил два возрастных уровня наступления уголовной ответственности. По общему правилу за совершение подавляющего большинства преступлений уголовная ответственность наступает с шестнадцати лет. Только за некоторые преступления, общественная опасность и противоправность которых, как показывает многолетний опыт, очевидна и для подростков, достигших четырнадцати лет, уголовная ответственность наступает по достижении этого возраста.

Содержащийся в ч. 2 статьи 20 УК перечень преступлений, за совершение которых уголовная ответственность наступает с четырнадцати лет, является исчерпывающим и обязательным для исполнения органами расследования и судами при решении вопросов уголовной ответственности несовершеннолетних. Вместе с тем необходимо учитывать, что некоторые преступления, уголовная ответственность за которые наступает только с шестнадцати лет, содержат элементы других преступлений, ответственность за которые наступает с четырнадцати лет. Так, за бандитизм (ст. 209 УК) уголовная ответственность наступает только с шестнадцати лет. Но бандитизм, будучи сложным преступлением, может включать кражи, грабёж, разбой, убийства и т.п. Подростки, достигшие четырнадцати лет, принимавшие участие в бандитском нападении, подлежат соответственно уголовной ответственности за другие названные преступления, но не за бандитизм. Аналогичная ситуация может возникнуть и при решении вопросов об уголовной ответственности таких подростков за некоторые другие преступления, например, при участии в массовых беспорядках (ст. 212 УК), которые могут включать грабежи (ст. 161 УК), хулиганство (ст. 213 УК) и вандализм (ст. 214 УК). Их действия будут квалифицированы соответственно только по ст. ст. 161, 213, 214, а не по ст. 212 УК.

При совершении общественно опасных деяний, за которые установлена

уголовная ответственность с шестнадцати лет и которые не содержат элементов других преступлений из числа упомянутых в ч. 2 комментируемой статьи, уголовная ответственность подростков в возрасте до 16 лет исключается. К ним, как и подросткам, совершившим общественно опасные действия в возрасте до 14 лет, применяются меры воспитательного характера без привлечения к уголовной ответственности.

Несовершеннолетние, к сожалению, часто не знают, с какого возраста и за какие преступления они могут привлекаться к уголовной ответственности. По данным исследований не менее 30: несовершеннолетних полагало, что уголовная ответственность наступает лишь с 18 лет. Даже 16-17-летние подростки считали, что за кражи, хулиганство, телесные повреждения в их возрасте уголовная ответственность не наступает1 . Данные другого исследования свидетельствуют, что половина учащихся старших классов общеобразовательной школы была убеждена в том, что до 16 лет вообще уголовная ответственность исключается, а каждый шестой из них допускал её возможность только с 18 лет.

Почему несовершеннолетние привлекаются к уголовной ответственности за все преступления с 16-летнего, а за отдельные из них только с 14-летнего возраста ?

Определяя границы возраста уголовной ответственности несовершеннолетних, законодатель принимает во внимание многие обстоятельства, но всё же решающее значение придаёт психологическим особенностям, свойственным несовершеннолетним соответствующего возраста, степени возможности или способности осознания ими общественной опасности деяний, образующих преступления определённого вида. Причём во внимание принимаются типичные для большинства несовершеннолетних, достигших данного конкретного возраста, особенности развития их интеллекта и воли.

“В повседневных поступках или поведении несовершеннолетних той или иной возрастной группы нередко проявляется из психическая незрелость. Однако последняя не устраняет уголовной ответственности в тех случаях, когда те же несовершеннолетние совершают не обычные поступки, а из ряда вон выходящие, особые действия, каковыми являются преступления” .

Несовершеннолетние в состоянии сознательно выбирать вариант должного поведения, то есть действовать в соответствии с требованиями норм права и правил человеческого общежития. Этим в первую очередь и объясняется, что законом установлена уголовная ответственность, например, не с 10-летнего, а именно с 14-летнего возраста за отдельные преступления, а за остальные, как правило, - с 16-летнего возраста.

Несовершеннолетние, достигшие 14 и 16 лет, в достаточной мере могут

осмысливать свои действия, признаваемые законом преступлениями, осознавать их общественную опасность. И если, несмотря на это, несовершеннолетние всё же совершают преступления соответствующего вида, имея возможность поступить по-другому, они вполне обоснованно могут и должны привлекаться к уголовной ответственности.

Поскольку достижение предусмотренного законом возраста - одно из обязательных условий уголовной ответственности несовершеннолетних, необходимо в каждом случае точно установить их возраст в момент совершения преступления.

При расследовании преступлений и при рассмотрении уголовных дел на органах расследования, прокуратуре и судах лежит обязанность установления возраста несовершеннолетнего, привлекаемого или привлечённого к уголовной ответственности. Чаще всего возраст устанавливается по документам: выписке из книги регистрации актов гражданского состояния, паспорту и т.п. Лицо считается достигшим определённого возраста в ноль часов следующих за днём рождения суток. Верховный Суд РСФСР по делу П. указал, что осуждённый, совершивший преступление около 24 часов 30 сентября 1964 г., в день своего восемнадцатилетия не может нести ответственность как совершеннолетний1 .

В тех случаях, когда документы о возрасте несовершеннолетнего отсутствуют, органы расследования или суд обязаны назначить для определения его возраста судебно-медицинскую экспертизу. Как разъяснил Пленум Верховного Суда СССР, при этом лицо считается достигшим определённого возраста не в день рождения, а начиная со следующих суток. В случаях установления возраста судебно-медицинской экспертизой днём рождения подсудимого (обвиняемого) следует считать последний день того года, который назван экспертами, а при определении возраста минимальным и максимальным количествам лет исходить из минимального возраста такого лица .

Здесь необходимо ещё раз отметить, что особенностью ответственности несовершеннолетних является то, что они не могут быть субъектами некоторых преступлений. К их числу прежде всего относятся две категории преступлений:

1. преступления, где несовершеннолетние оказываются потерпевшими, например, вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления (ст. 150 УК), вовлечение несовершеннолетнего в совершение антиобщественных действий (ст. 151 УК), неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего (ст. 156 УК);

2. преступления, где субъектами могут быть лица старше восемнадцати лет (депутаты Государственной Думы - 21 год, судьи и прокуроры - 25 лет и т.д.).

Отсюда, например, исключается уголовная ответственность несовершеннолетнего: за злоупотребление служебным положением некоторых категорий должностных лиц (ст. 285 УК), за привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности (ст. 299 УК), за вынесение заведомо неправосудного приговора, решения или иного судебного постановления (ст. 305 УК). Здесь исключается также уголовная ответственность лиц, более старшего возраста, но не достигших указанного в законе возраста 21 года и 25 лет. В отношении несовершеннолетних ответственность за должностные преступления исключается, по нашему мнению, и по некоторым другим соображениям.

Имеются и другие категории преступлений, за совершение которых несовершеннолетние также фактически не могут быть привлечены к уголовной ответственности. Хотя в законе нет прямых указаний н этот счёт, обстоятельства совершения определённых преступлений позволяют сделать такой вывод. Таково, например, незаконное помещение в психиатрический стационар (ст. 128 УК).

Из сказанного следует, что следователи, прокуроры и судьи обязаны при

решении вопроса об уголовной ответственности лиц в возрасте 14-18 лет всесторонне анализировать не только нормы УК, относящиеся непосредственно к несовершеннолетним, другие нормы этого Кодекса, но и нормы других актов Российского законодательства, определяющие их статус в обществе.

Помимо возраста уголовной ответственности и вменяемости важным условием, без которого уголовная ответственность не наступает, является вина в

совершении преступления. Вина может быть умышленной либо неосторожной.

Например, 15-летний Н. Санин, чтобы отомстить своему “недругу” М. Пылину, нанёс ему удар металлической пластинкой в область глаза. В результате удара у М. Пылина перестал видеть один глаз1 . Санин, нанося удар, сознавал общественно опасный характер своего действия, предвидел, что в результате может наступить общественно опасное последствие в виде тяжкого телесного повреждения, и желал его наступления. Поэтому оно совершил преступление с прямым умыслом.

Четырнадцатилетний В. Костин на одном из многолюдных пляжей Подмосковья поссорился с незнакомыми ребятами. У Костина имелось охотничье ружьё. С целью припугнуть ребят, он открыл беспорядочную стрельбу в месте скопления отдыхающих граждан, в результате чего один из них был убит[9] . Костин, конечно, сознавал общественно опасный характер своего действия, предвидел, что от этого может наступить тяжкое последствие, но не желал подобного исхода, а только сознательно допускал (косвенный умысел).

Приведём пример совершения преступления по неосторожности. Группа ребят направилась купаться в реке. Во время спуска по тропинке с крутого берега к реке Ю. Павловский, шедший последним, неожиданно толкнул впереди идущего, а тот, не удержавшись, толкнул, в свою очередь, других ребят. Один из них упал на камни и сломал ногу[10] . Совершая свои действия, Павловский не предвидел, что наступит такого рода последствие. Однако он должен был и мог предвидеть возможность его наступления. Следовательно, Павловский совершил преступление, квалифицируемое по ч. 1 ст. 114 УК, как тяжкое телесное повреждение по неосторожности в форме небрежности.

Лица в возрасте от 14 до 16 лет не несут ответственности за организацию преступных сообществ и участие в них (ст. 208, 209, 210 УК и др.). В этих случаях в зависимости от характера совершённых действий им назначается наказание либо за приготовление к какому-либо преступлению, за которое ответственность наступает с 14-летнего возраста, например убийству, разбойному нападению (ст. 105, 162 УК), со ссылкой на ч. 1 и 2 ст. 30 и ч. 2 ст. 66 УК, либо за оконченные преступления (ст. 111, 112, 162 УК).

Несовершеннолетние, как взрослые, добровольно отказавшиеся от доведения преступления до конца, освобождаются от уголовной ответственности.

Изучение судебной практики показывает, что примерно половина преступлений совершается несовершеннолетними в соучастии, группой. Нередко в качестве организаторов, подстрекателей и соисполнителей оказываются взрослые лица, уже имеющие преступный опыт. Здесь в связи с различиями в возрасте несовершеннолетних возможны различные варианты квалификации преступлений. В тех случаях, когда несовершеннолетний достиг возраста уголовной ответственности, взрослое лицо отвечает за совершённое преступление как соучастник и по ст. 150 УК. В ситуациях, когда несовершеннолетний достиг возраста уголовной ответственности, взрослое лицо отвечает не только по ст. 150 УК, но и за преступление, которое совершил несовершеннолетний (посредственное причинение), по статье УК, которой предусмотрено данное преступление. Это находит подтверждение и в несколько иных ситуациях. Так, действия взрослого лица, совершившего разбойное нападение или грабёж совместно в несовершеннолетними, не достигшими возраста уголовной ответственности, квалифицируются соответственно по п. “а” ч. 2 ст. 162 или п. “а” ч. 2 ст. 161 УК независимо от того, что последние не привлечены по указанному основанию к уголовной ответственности. При изнасиловании в составе преступной группы, когда несовершеннолетние не привлекаются к уголовной ответственности, для взрослых участников преступление признаётся совершённым группой и подлежит классификации по п. “б” ч. 2 ст. 131 УК. Разъяснение Пленума Верховного суда РФ по данному вопросу подлежит применению и в настоящее время[11] .

Согласно п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда РСФСР от 25 декабря 1990 г. №5 “О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних и о вовлечении их в преступную и иную антиобщественную деятельность”, при рассмотрении дел о преступлениях несовершеннолетних, совершённых с участием взрослых, необходимо тщательно выяснять характер взаимоотношений между взрослым и подростком, поскольку эти данные могут иметь решающее значение для установления роли взрослого в вовлечении несовершеннолетнего в преступную или иную антиобщественную деятельность.

Если совершению преступления несовершеннолетним предшествовало неправомерное и провоцирующее поведение взрослых лиц, в том числе признанных потерпевшими по делу, суд вправе признать это обстоятельство смягчающим ответственность виновного.

Выделяя особенности уголовной ответственности несовершеннолетних, УК исходит из тог, что в Общей части УК ряд положений либо специально регламентируют ответственность несовершеннолетних, либо распространяются на несовершеннолетних, а именно: при признании рецидива не учитываются судимости за преступления, совершённые в возрасте до восемнадцати лет (ст. 18 УК), устанавливаются пределы возраста наступления возраста уголовной ответственности в целом и за некоторые преступления (ст. 20 УК), несовершеннолетие виновного рассматривается как смягчающее обстоятельство (ст. 61 УК). Из этого следует, что при разрешении вопросов уголовной ответственности несовершеннолетних следователи, прокуроры и судьи обязаны руководствоваться не только положениями главы 14 нового УК, но и положениями Общей части УК.

В тех случаях, когда нормы общей части УК, например, об освобождении от уголовной ответственности (ст. ст. 75-78 УК) или об освобождении от наказания (ст. ст. 79-83 УК), по предмету уголовно-правового регулирования совпадают с нормами главы 14, относящейся к несовершеннолетним (ст.ст. 92, 93 УК), применению подлежат последние как специальные нормы, которые эти вопросы решают для несовершеннолетних более благоприятно, чем нормы, относящиеся к лицам старше восемнадцати лет.

1.2. Освобождение несовершеннолетних

от уголовной ответственности.

От уголовной ответственности несовершеннолетний может быть освобождён как по общим основаниям, так и по специальным, имеющим отношение только к данной категории лиц. При этом нужно иметь в виду, что при применении общих видов освобождения от уголовной ответственности учитываются особенности привлечения к уголовной ответственности лиц, не достигших восемнадцатилетнего возраста.[12]

Несовершеннолетний может быть освобождён от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием (ст. 75 УК), в связи с примирением с потерпевшим (ст. 76 УК), в связи с изменением обстановки (ст. 77 УК). Вышеуказанные основания в отношении их не предусматривают каких-либо изъятий из общих правил. При освобождении от уголовной ответственности лица, не достигшего восемнадцатилетнего возраста, в связи с истечением сроков давности (ст. 78 УК) необходимо учитывать особенности сроков давности применительно к несовершеннолетним. Согласно ст. 94 УК, в отношении их они сокращены наполовину. Таким образом, подросток освобождается от уголовной ответственности, если со дня совершения преступления истекли следующие сроки:

а) один год после совершения преступления небольшой тяжести;

б) три года после совершения преступления средней тяжести;

в) пять лет после совершения тяжкого преступления;

г) семь с половиной лет после совершения особо тяжкого преступления.

К лицам, не достигшим восемнадцатилетнего возраста, как и к взрослым преступникам, могут применяться амнистия и помилование.

Наряду с общими видами освобождения от уголовной ответственности в законодательстве содержатся и специальные виды, применяемые только к лицам, не достигшим восемнадцати лет. В ч. 1 ст. 90 УК говорится: “Несовершеннолетний, впервые совершивший преступление небольшой или средней тяжести, может быть освобождён от уголовной ответственности, если будет признано, что его исправление может быть достигнуто путём применения принудительных мер воспитательного воздействия.” Таким образом, освобождение несовершеннолетнего от уголовной ответственности закон связывает с рядом обстоятельств:

1. преступление должно быть совершено впервые;

2. деяние должно относиться к преступлениям небольшой или средней тяжести;

3. положительная характеристика личности подростка, позволяющая прийти к убеждению, что цель его исправления может быть достигнута принудительными мерами воспитательного воздействия. Такая убеждённость должна складываться на основе характера общественной опасности деяния (оценка важности объекта посягательства, роль несовершеннолетнего в преступном посягательстве, степень завершённости деяния, размер вреда причинённого именно несовершеннолетним, и т.д.), данных о личности преступника (впервые совершает преступление небольшой или средней тяжести, в целом положительно характеризуется педагогами, преступление совершено вследствие стечения неблагоприятных для нег обстоятельств, не вышел из-под контроля родителей или лиц, их заменяющих, не страдает алкогольной или наркотической зависимостью).

При наличии данных обстоятельств, а также с учётом мотивов совершённого преступления и поведения виновного после совершения преступления, а равно при выяснении вопросов о том, применялись ли к нему ранее принудительные меры воспитательного воздействия и какие именно, вопрос о применении к несовершеннолетнему принудительных мер воспитательного воздействия может быть поставлен как на стадии предварительного следствия, так и на стадии судебного разбирательства.

На стадии предварительного расследования прокурор или следователь с согласия прокурора выносит постановление о прекращении уголовного дела и передаче его материалов в специализированный государственный орган, который назначает несовершеннолетнему принудительные меры воспитательного воздействия в соответствии с положениями статьи 90 УК. На стадии судебного разбирательства суд сам выносит постановление об освобождении несовершеннолетнего от уголовной ответственности и назначает ему одну или несколько принудительных мер воспитательного воздействия. Все специальные виды освобождения лиц, не достигших восемнадцати лет, от уголовной ответственности связаны с применением мер воспитательного воздействия, т.е. установленных законом мер государственного принуждения к несовершеннолетним, совершившим преступления небольшой или средней тяжести, с целью их исправления педагогическим средствами без привлечения к уголовной ответственности. Принудительными они являются потому, что они назначаются и приводятся в исполнение независимо от воли несовершеннолетнего или его законного представителя, обязательны как для лиц, совершивших преступления, так и для других лиц. Их реализация обеспечивается силой государственных органов, наделённых специальными полномочиями. Неисполнение назначенной меры влечет негативные правовые последствия, прямо зафиксированные в законе[13] .

По своему содержанию меры, предусмотренные ч. 2 ст. 90 УК, носит воспитательный характер. При их применении воздействие на несовершеннолетнего оказывается прежде всего путем убеждения, доведения до сознания отрицательной оценки его поступка, недопустимости общественно опасного поведения. Цель исправления достигается без привлечения подростка к уголовной ответственности или без применения уголовного наказания, при экономии мер уголовной репрессии.

Следовательно, вышеназванные меры по своему содержанию являются воспитательными, а по характеру исполнения - принудительными. С уголовным наказанием они имеют лишь внешнее сходство. Между ними существуют качественные различия, определяющие их различную правовую природу. В принудительных мерах отсутствуют элементы кары. Они не влекут за собой судимости, не делятся на основные и дополнительные виды. Орган, назначающий эти меры несовершеннолетнему, сам определяет продолжительность их срока, основываясь на данных о личности виновного и всех обстоятельствах дела. Последствием неисполнения несовершеннолетним принудительных мер воспитательного воздействия является возможность привлечения его к уголовной ответственности по представлению специализированного государственного органа и направления им материалов в суд. Принудительные меры воспитательного воздействия применяются к лицам, не достигшим восемнадцатилетнего возраста на момент их назначения, достижение лицом совершеннолетия исключает их применение. Статья 90 УК предусматривает следующие принудительные меры воспитательного воздействия:

а) предупреждение;

б) передача под надзор родителей или лиц, их заменяющих, либо специализированного государственного органа;

в) возложение обязанности загладить причинённый вред;

г) ограничение досуга и установление особых требований к поведению несовершеннолетнего.

Применение принудительных мер воспитательного воздействия, которые ограничивают права человека и гражданина (названные в п. “в” и “г” ч.2 ст. 90 УК), в силу ст. 46 и 118 Конституции РФ допустимо только судом.

Содержание принудительных мер воспитательного воздействия раскрывается в ст. 91 УК.

Предупреждение, согласно закону, состоит в разъяснении несовершенно-

летнему вреда, причинённого его деянием, и последствий повторного совершения преступлений, предусмотренных УК РФ. Эта мера воздействия имеет как воспитательное, так и правовое значение.

Передача под надзор состоит в возложении на родителей или лиц их за-

меняющих, либо на специализированный государственный орган обязанности по воспитательному воздействию на несовершеннолетнего и контролю за его поведением. Закон предусматривает двух субъектов, которым возможно поручение надзора:

1. родители (лица, их заменяющие);

2. специализированные государственные органы.

Обязанности родителей или лиц, их заменяющих, возникают из семейного права. Родители несут ответственность за воспитание и развитие своих детей, они обязаны заботиться о здоровье, физическом, психическом, духовном и нравственном развитии своих детей (ст. 63 СК РФ). Передача несовершеннолетнего под надзор не наделяет родителей какими-либо иными правами и обязанностями по отношению к ребёнку, что предусмотрено СК РФ, она лишь должна побуждать их к более активному воспитательному воздействию на подростка, устранению или нейтрализации криминогенных условий, служит предупреждением о необходимости усиления контроля за свободным временем подростка. Данная мера целесообразна лишь в тех случаях, когда родители или лица, их заменяющие, ещё имеют влияние на подростка, правильно оценивают содеянное им, могут обеспечить в будущем надлежащее поведение несовершеннолетнего, осуществлять за ним повседневный контроль. Закон не требует согласия родителей (лиц, их заменяющих) на передачу им под надзор несовершеннолетнего, но практически оно необходимо, так как иначе теряется смысл этой меры. Если указанные лица в силу ряда причин не имеют возможности осуществлять контроль за поведением подростка, не способны обеспечивать должное воспитание, несовершеннолетнего целесообразно передавать под надзор государственному органу. Им в настоящее время является комиссия по делам несовершеннолетних при соответствующем местном органе самоуправления.

Обязанность загладить причинённый вред возлагается с учетом имущественного положения несовершеннолетнего и наличия у него соответствующих трудовых навыков. Законодатель не ставит цели вообще устранения вреда; загладить - значит преуменьшить, смягчить вред, причинённый потерпевшему совершённым преступлением. Законом не определён и его вид; в преступлениях он может быть как материальным, так и моральным. Однако необходимо обратить внимание на содержащееся в ч. 3 ст. 91 УК указание на имущественное положение несовершеннолетнего и его соответствующие трудовые навыки, свидетельствует о том, что законодатель имеет в виду в первую очередь имущественный ущерб. Его возмещение возможно при следующих условиях: подросток имеет самостоятельный доход (заработная плата, стипендия, пенсия, другие законные источники) либо соответствующее имущество; обладает трудовыми навыками, позволяющими собственноручно устранить причинённый вред (отремонтировать повреждённые вещи, привести в надлежащий вид помещение и т.д.). Способ, которым заглажен причинённый вред, значения не имеет. Ущерб может быть возмещён деньгами, взамен испорченного предмета передается качественная вещь, производится установка демонтированного оборудования и т. д. Возмещение ущерба в виде денежной компенсации следует применять крайне осторожно, дабы не спровоцировать нового имущественного преступления, вызванного материальными затруднениями несовершеннолетнего. Возмещение ущерба производится добровольно через судебного исполнителя.

В случае, когда у несовершеннолетнего в возрасте от 14 до 18 лет нет доходов или иного имущества, достаточного для возмещения вреда, вред должен быть возмещён полностью или в недостающей части его родителями или лицами, их заменяющими, если они не докажут, что вред возник не по их вине. Так, Ставропольским краевым судом 12 мая 1996 г. Федоренко А. П. осуждён по ч. 4 ст.117 УК РСФСР к лишению свободы. Постановлено взыскать с его матери в счет матери потерпевшей Яцуковой А. В. в счёт компенсирования морального вреда 5 миллионов рублей[14] .

Ограничение досуга и установление особых требований к поведению несовершеннолетнего могут предусматривать запрет посещения определённых мест, использования определённых форм досуга, в том числе связанных с управлением механическим транспортным средством, ограничение пребывания вне дома после определённого времени суток, выезда в другие местности без разрешения специализированного государственного органа. Несовершеннолетнему может быть предъявлено также требование возвратиться в образовательное учреждение, либо трудоустроиться с помощью специализированного государственного органа. Однако, все эти ограничения преследуют позитивную цель - оградить подростка от вредных влияний микросреды, а также с помощью контроля нормализовать его поведение.

Закон содержит примерный, а не исчерпывающий перечень возможных ограничений, применяемых к несовершеннолетнему. Он может быть существенно расширен с учетом конкретных обстоятельств совершения преступления, окружения подростка, его участия в неформальных объединениях антиобщественной направленности, условий, характера учёбы или трудовой деятельности, служебной, материальной или иной зависимости, взаимоотношений с потерпевшим, соучастниками преступления и т. д.

Применение принудительных мер воспитательного воздействия в отношении несовершеннолетнего было известно и УК РСФСР. Однако, новый УК, кроме некоторого терминологического различия в наименованиях этих мер, содержит и более существенные отличия. Прежде всего, принудительные меры воспитательного воздействия могут применяться теперь не только при совершении преступлений небольшой тяжести (ранее - преступлений, не представляющих большой общественной опасности), но и преступлений средней тяжести. Кроме того, в новом УК не указывается, кем (каким органом) несовершеннолетний может быть освобождён от уголовной ответственности в связи с применением принудительных мер воспитательного воздействия и кем (каким органом) могут быть назначены эти меры. Следовательно, не исключается освобождение от уголовной ответственности органом дознания, следователем с согласия прокурора или прокурором, а также судом, но назначение этих мер с учётом их принудительного характера исполнения возможно только судом.[15]

Применение принудительных мер в отношении несовершеннолетнего является альтернативой уголовной ответственности, исключающей применение к нему наказания. Суд может назначить одновременно несколько видов принудительных мер воспитательного воздействия. Это вполне обоснованно, поскольку по своему содержанию и направленности воздействия они различны и в реальной действительности могут сочетаться. Так, например, могут быть одновременно назначены предупреждение и передача под надзор родителей, возложение обязанности загладить причинённый вред и ограничение досуга. Согласно ч. 4 ст. 90 УК в случае систематического неисполнения лицом, не достигшим восемнадцатилетнего возраста, принудительной меры воспитательного воздействия эта мера по представлению специализированного государственного органа отменяется и материалы направляются для привлечения несовершеннолетнего к уголовной ответственности. Этим подчёркивается фактически условный характер применения принудительных мер воспитательного воздействия в отношении несовершеннолетних.

Глава II. Особенности наказания несовершеннолетних.

2.1 Сущность, цели и принципы наказания несовершеннолетних .

Наказание, будучи основной формой выражения и реализации уголовной ответственности несовершеннолетних, применительно к этой категории преступников имеет свои существенные особенности, вытекающие из уголовной ответственности несовершеннолетних. Эти особенности наказания отличают его от другой формы ответственности несовершеннолетних - от принудительных мер воспитательного характера.[16]

Для уяснения этих особенностей отправным является положение о том, что сущностью наказания является кара. Это положение, хотя в несколько негативной форме, но достаточно ясно выражено в законе. В то же время наказание нельзя сводить только к каре, оно имеет более сложные структуру и формы проявления. К ним могут быть отнесены и цели наказания, и его функции, которые могут меняться в зависимости от того, в каких условиях и в отношении каких правонарушителей оно применяется, от характера и направления уголовной политики. При всём этом сущностью, а не просто составной частью наказания остается кара, имеющая решающее значение при определении всех свойств и форм проявления наказания.

В юридической литературе нет единообразия в понимании содержания кары как сущности наказания. Большинство авторов обычно сводят её к страданиям, которые приносит осужденному применение наказания. Такой подход не дает возможности полнее раскрыть свойства и особенности карательного содержания наказания, проследить механизм его воздействия, особенно когда речь идет о разных категориях преступников, в частности несовершеннолетних. Более того, он таит в себе опасность переоценки значения чисто психофизического влияния наказания и , следовательно, ограничения его роли как социального, нравственно-этического и правового средства.

К раскрытию карательной сущности наказания правильнее было бы подходить с точки зрения рассмотрения его прежде всего как фактора социальной оценки поведения людей. Уголовная ответственность связана с оценочным моментом с порицанием, осуждением, а наказание объективизирует эту оценку. Если санкции соответствующих статей Особенной части УК выражают оценку тех или иных общественно опасных и предосудительных с точки зрения закона деяний в общих чертах, эвентуально, то эта оценка приобретает свою реальность и конкретное выражение только в индивидуализированном виде, когда наказание применено к конкретному преступнику. Кара в наказании как его сущность и выступает критерием этой оценки, порицания, осуждения или неодобрения (мы рассматриваем как синонимы). Без этого трудно себе представить социальную роль наказания, тем более, что оно в обществе используется не с целью возмездия или мести за совершённое преступление, а как средство воспитания личности.

Такой подход к пониманию карательной сущности наказания соответствует общему социологическому представлению о значении всякого оценочного фактора для поведения и поступков людей. Наказание в его разных формах, как и поощрение, выражает общественное мнение, мнение группы, коллектива, более крупных общественных объединений или всего общества, их оценку. “Влияние общественного мнения на внутренний мир личности и ее поведение осуществляется через высказывание им одобрения или осуждения по поводу поступков и действий личности. Через эти суждения, точнее через оценку, выражаемую ими, мнение воздействует и на разум, и на волю, и на чувства человека, перестраивает его жизненные установки и поведение” . Интересно отметить, что Скрябин М. А. также связывал смысл и сущность наказания с оценочным моментом (хотя речь шла больше о педагогическом наказании) и видел “сущность наказания в том, что человек переживает, что осужден коллективом, зная, что он поступил неправильно...”, или “отправной точкой нашего наказания является целый коллектив: либо в более узком значении - отряд, бригада, класс, детское учреждение, либо в более широком - рабочий класс, государство” 3 . Как видно, А. С. Макаренко имел в виду разные по масштабу способы оценки поведения личности, разновидности наказаний, имеющие свои качественные определённости в зависимости от того, чью оценку они выражают, на чьё мнение они опираются. В соответствии с характером преступного поступка мера оценки, которую выражает уголовное наказание с помощью своей карательной сущности, имеет качественную определённость. Здесь оценка в законе и её индивидуализация судом в отношении конкретных преступников носят общегосударственный характер. Точно так же, как понятие преступления имеет качественную определённость, выражающуюся в его общественной опасности и отличающую его от иных правонарушений и антиобщественных поступков, понятие уголовного наказания имеет свою качественную определённость, воплощённую в каре и отличающую эту меру оценки и воздействия на правонарушителей от иных мер.

Оценка, которая выражается наказанием с помощью кары, не просто субъективна. Она объективна и материализуется в конкретных правоограничениях и лишениях (правоущемлениях), что делает её весомой и чувствительной с точки зрения человеческого восприятия и способной вызвать нежелательные для осуждённого последствия. Но нельзя всё это сводить только к страданиям, которые испытывают или должны испытывать осужденные. Кара непосредственно выражается в определённых правоограничениях, правоущемлениях; она вторгается в правовой статус осужденного, образно говоря, нарушает его правовое благополучие, охраняемое и оберегаемое законом во всех остальных случаях, когда лицо не выступает против установленного правопорядка; поэтому она есть правовое бремя и лишь в этом смысле способна, ущемляя интересы и блага осужденного, доставлять ему тяготы и страдания.

Наиболее существенным свойством кары как сущности наказания является её соразмерность содеянному, совершённому преступлению. Это свойство позволяет разграничить уголовное наказание от других мер государственного принуждения и общественного воздействия, которые в своей сущности также могут заключаться в правонарушениях. Конечно, нельзя утверждать, что указанным мерам вовсе не свойственна соразмерность оцениваемому правонарушению. Но при уголовной каре это свойство определено самим законом применительно к конкретным составам преступлений. Установление же соразмерности в каждом конкретном случае совершения преступления производится судом и только судом при индивидуализации назначения наказания преступнику.[18]

Свойство соразмерности сближает кару с возмездием и в известной степени можно сказать, что соразмерная содеянному кара есть возмездие (или проще “отплата”) за совершённое преступление. Без свойства соразмерности кара не могла бы выступать критерием оценки, потому что всякая оценка должна носить самостоятельный характер, быть качественно и количественно определённой. Делимость кары и ее разнородность в зависимости от характера наказания позволяют давать оценку, соразмерную (пропорциональную) содеянному, воздать должное каждому преступнику индивидуализировать наказание, назначать его по принципу справедливости.

Однако свойство соразмерности или пропорциональности кары не означает её равномерности и равносильности содеянному, не имеет ничего общего с принципом талиона. Когда мы говорим об оценочном характере кары, налицо пропорциональная, а не равносильная зависимость её от степени общественной опасности (тяжести) преступления.

Но следует отметить, что наш уголовный закон не сводит кару к возмездию, поскольку она призвана выражать оценку не только содеянного, но и самого преступника; соответственно этому кара пропорционально зависима не только от одного критерия - тяжести преступления, но и от данных, характеризующих личность преступника. В юридической литературе, когда говорят о соразмерности наказания, не всегда вспоминают об этой двойственной зависимости. А между тем это важно иметь в виду при определении особенностей наказания разных категорий преступников, и в частности несовершеннолетних.

Остановимся ещё на одной особенности наказания, которая влияет на определение специфики наказания несовершеннолетних. Как уже отмечалось, характер и структура наказания не исчерпываются одной карой, хотя она выражает их сущность, является ядром наказания. Характер определяется и тем, каковы его направленность, назначение.

От направленности уголовной политики, от ее социально-классовой природы зависит, каким карательным содержанием наполнено наказание и каков характер самой кары. Здесь варианты соотношения могут быть самые разнообразные. Например, по своему характеру и структуре можно свести наказание к каре, к чистому возмездию. В таком случае наказание - кара выступает в качестве самоцели, подчинено воздаянию или мести за совершённое преступление. Правда, и в этом виде наказание выполняет определённые социальные функции, имеет своё утилитарное назначение. Оно может, например, выполнять функции подавления, обезвреживания и устрашения и тем самым в известной мере служить частному и общему предупреждению преступлений.

Изложенные положения помогают разобраться в особенностях наказания и его карательной сущности применительно к несовершеннолетним. Эти особенности нужно искать в трёх структурных сферах наказания: в его карательной сущности, в принципе соразмерности кары содеянному и в направленности самого наказания, в его главной функции.

Специфика уголовной ответственности несовершеннолетних обусловлена как социально-психологическими особенностями личности несовершеннолетнего, так и криминологической характеристикой преступлений, совершаемых этой категорией правонарушителей. Специфика ответственности влияет на характер наказания, на его карательное содержание. В цепочке “возраст - вменяемость - вина - ответственность - наказание - кара” (мы допускаем для наглядности такую цепочку) прослеживается единство подхода, обнаруживается специфика оценки преступлений несовершеннолетних.

Как правильно отмечает М. М. Бабаев, “анализ всего комплекса законодательных норм об уголовной ответственности несовершеннолетних наглядно убеждает, что нормы эти создают для подростков режим ответственности, существенно более льготный, чем взрослым преступникам при равных обстоятельствах”1 .

Это видно и из норм, устанавливающих возрастной критерий уголовной ответственности и определяющих перечень деяний, за совершение которых уголовная ответственность наступает с 14 лет; из законоположения, определяющего условия освобождения от наказания с применением принудительных мер воспитательного характера (ст. 90 УК); из признания самого факта совершения преступления несовершеннолетним в качестве обстоятельства, смягчающего ответственность и влияющего при назначении наказания из установления для несовершеннолетних сравнительно более льготных требований условно-досрочного освобождения (ст. 45 Основ). Наконец, об этом же свидетельствует то , что закон не допускает применения к несовершеннолетним некоторых наказаний (смертной казни, ограничения свободы); порядок назначения наказания с учетом специфики субъекта и обстоятельств, способствовавших совершению преступления; условия освобождения несовершеннолетних от уголовного наказания; условно-досрочное освобождение несовершеннолетних от отбывания наказания; сроки давности, погашения судимости.

Всё это свидетельствует о специфике оценки законом преступлений несовершеннолетних, которая влияет и на применение наказания к конкретным несовершеннолетним преступникам.

Важно отметить, что указанная специфика и в карательном содержании наказаний, в организации их фактического отбывания. Например, не является одинаковым карательное содержание лишения свободы, применённого к несовершеннолетнему, и того же наказания, применённого к взрослому преступнику. Значит, особенности наказания обнаруживаются не только в ограничении применения к несовершеннолетним определённых его разновидностей, не только в формах его проявления и сроках, но и в объеме кары, заложенной в однородных наказаниях применительно к несовершеннолетним. Специфика наказания несовершеннолетних оказывается даже в самом характере “кары - оценки” и в критериях этой оценки.

При осуществлении принципа соразмерности (пропорциональности) наказания содеянному в отношении несовершеннолетних соотношение критериев тяжести совершённого преступления и личности преступника выступает в несколько иной пропорции, чем в случаях применения наказания к взрослым преступникам. Не только данные, характеризующие личность преступника, но и обстоятельства, при которых совершено преступление, его причины играют относительно большую роль при определении наказания несовершеннолетнему, чем взрослому преступнику.

Однако значение этих особенностей нельзя преувеличивать. Принцип со- размерности наказания содеянному в своей основе, несомненно, действует и в

отношении несовершеннолетних. Необходимо учитывать, что этот принцип связан со справедливостью наказания, без чего оно не может выполнять свою воспитательную функцию. Как отмечал К. Маркс, “задача состоит в том, чтобы сделать наказание действительным следствием преступления. Наказание должно явиться в глазах преступника необходимым результатом его собственного деяния, - следовательно, его собственным деянием”1 .

Концепция переоценки личности правонарушителя и умаления значения тяжести и характера совершённого преступления при определении наказания несовершеннолетним, если ею руководствоваться практически, могла бы привести к двум альтернативным последствиям; или к отказу от кары за совершённое преступление, или к осуждению - каре за “опасное состояние” (то есть к тому, чего закон не допускает даже в отношении взрослых опасных преступников-рецидивистов).

Соотношение тяжести совершённого преступления и личности виновного при осуществлении принципа пропорциональности в отношении несовершеннолетних должно быть дифференцированным в зависимости от возрастных категорий несовершеннолетних; личностные особенности в отношении лиц подросткового возраста должны больше приниматься во внимание, чем в отношении лиц юношеского возраста, а личностные особенности последних - больше, чем взрослых преступников. Такой подход соответствует принципу дифференциации ответственности разных категорий несовершеннолетних, проведению единой линии по цепочке “вменяемость - вина - ответственность - наказание - кара”.

Наконец, специфика уголовного наказания заключается в направленности и осуществлении его воспитательной функции.

Можно сказать, что в отношении несовершеннолетних повышается воспитательная роль не только наказания, но и всего уголовного закона. Свидетельством этому и является введение системы принудительных мер воспитательного характера, которые могут применяться к ним вместо наказания в случаях совершения преступлений, не представляющих большой общественной опасности.

Учитывая особую воспитательную роль наказания в отношении несовершеннолетних, Верховный Суд РСФСР в своих руководящих постановлениях напоминал об этом всем судам, указывал, что “наказание в отношении таких лиц в особой степени должно быть подчинено цели исправления и перевоспитания виновного и предупреждения совершения новых преступлений”1 .

Однако, несмотря на специфику направленности и назначения наказания несовершеннолетних и подчинения его выполнению воспитательной функции, оно не теряет общих, характерных для уголовного наказания, черт, отличающих его от мер принудительно-воспитательного характера. Хотя и наказание, и эти меры являются, по нашей трактовке, формами выражения и реализации уголовной ответственности несовершеннолетних, между ними сохраняется и принципиальная разница. Как было сказано, наказанию присуща кара, соразмерная характеру совершённого преступления и выражающая общегосударственную оценку, порицание содеянного и личности виновного. Поэтому оно назначается только судом от имени государства, его применение приводит к судимости. Принудительным мерам воспитательного характера эти признаки не свойственны.

С раскрытием сущности и особенностей наказания несовершеннолетних неразрывно связан вопрос о целях наказания. Мы уже отмечали, что в структуре уголовного наказания важное место занимают его цели, которые определяются его направленностью, назначением. Рассмотрение целей наказания применительно к несовершеннолетним представляет большой теоретический интерес и имеет практическое значение.

Направленность наказания, определение его целей зависит, как уже отмечалось, от волеизъявления законодателя, от проводимой им уголовной политики. Поэтому при рассмотрении этих целей необходимо отправляться от соответствующих законоположений, от буквы и духа закона.

Уголовное законодательство РФ в ст. 43 УК достаточно чётко определяют цели наказания, которые заключаются в восстановлении социальной справедливости, исправления осуждённого и предупреждения совершения новых преступлений.

В юридической литературе последних лет появилось немало работ, посвящённых разбору целей наказания, и если в раскрытии их содержания достигнут известный прогресс, то этого нельзя сказать о соотношении целей наказания, о механизме и средствах их достижения. А между тем именно эти вопросы представляют особую трудность и имеют наибольшее практическое значение. Они определяют принципы организации отбывания наказания и характер деятельности исправительно-трудовых учреждений, в которых исполняется наиболее сложное по своему характеру наказание - лишение свободы. В них во многом проявляется специфика наказания несовершеннолетних. Рассмотрение этих вопросов так или иначе связано с раскрытием содержания целей наказания.

Исправление и перевоспитание осужденных. Понятие “исправление и перевоспитание осужденных”, как никакое другое, выражает социальную сущность, главное назначение наказания, и в этом заключается его большое теоретическое и практическое значение.

Особенности исправления и перевоспитания осужденных несовершеннолетних имеют двоякую природу. С одной стороны, так же как и в отношении взрослых преступников, они вытекают из специфики совершённых преступлений. Например, не может быть одинаковым содержание исправления и перевоспитания осужденных за кражи. Точно так же, как в объяснении причин и условий совершения преступлений необходимо найти правильное соотношение общего и особенного, в раскрытии содержания исправления нужно исходить из анализа не только общих криминогенных личностных свойств и черт, которые способствовали именно данному виду преступления. С психологической точки зрения это объясняется тем, что характер поведения и конкретных поступков в известной мере определяется сформировавшимися в личности отрицательными свойствами, негативными чертами. А первейшей задачей исправления должно быть “погашение” таких свойств личности, которые приводят к совершению преступлений, замена их новыми, отвечающими общественно полезной направленности личности. В этом смысле происходит обычное, как и в отношении всех преступников, исправление осуждённого несовершеннолетнего.

С другой стороны, на содержание и, пожалуй, на характер исправления и перевоспитания несовершеннолетних заметное влияние оказывают возрастные и психологические особенности, характеризующие эту категорию преступников уже не в узко криминогенном, а в более широком, личностном плане. Недостаточная зрелость в социальном, психологическом и нравственно-этическом отношениях, которая характеризует несовершеннолетних вообще, определяя специфику их уголовной ответственности и наказания, накладывает свой отпечаток и на характер исправления и перевоспитания. Несовершеннолетний, попав в сферу уголовно-правового и тем более исправительно-трудового воздействия, не просто “исправляется”, а воспитывается в широком плане. Очевидно, те авторы, которые говорят о “воспитании” вместо “исправления и перевоспитания” несовершеннолетних правонарушителей, имеют в виду эту особенность. Но эта специфика, обусловленная возрастными и психологическими особенностями правонарушителей, вполне укладывается в рамки формулы закона об “исправлении и перевоспитании осуждённых”. Когда имеешь дело с наказанием и его исправительно-воспитательными возможностями, нет оснований выходить за эти рамки.

Из сказанного вытекает следующий вывод. Если в содержании исправительно-воспитательной цели наказания взрослых преступников, которые характеризуются сформировавшейся личностью, исправительный аспект занимает основное место, то в отношении несовершеннолетних наряду с ним сюда входят общевоспитательные цели, и исправление здесь происходит в единстве с этими целями.

Разрешение вопроса о содержании исправления осуждённых несовершеннолетних, так же как в отношении взрослых преступников, связано с общими критериями, установленными в законе. Указания о том, что исправление и перевоспитание осуждённого должно выражаться в честном отношении к труду, точном исполнении законов и уважении к правилам человеческого общежития в примерном поведении и честном отношении к труду, к обучению и являются общими критериями, позволяющими раскрыть содержания всех категорий осуждённых.

Поведение - это очень сложное многогранное понятие. Оно по существу охватывает все внешние проявления личности человека свидетельствующие о его внутреннем мире, психологических особенностях и выражающие его отношение к другим людям, нравственным ценностям и социальным требованиям. Закон обращает внимание на основные из этих проявлений - точное исполнение законов и уважение к правилам человеческого общежития, а в отношение к труду (для всех осуждённых) и обучению (для несовершеннолетних) выделяет в самостоятельный критерий исправления осуждённых.

Законодатель исходит из значения труда в нашем обществе, его роли в создании всех материальных благ, в воспитании граждан, обязанных трудиться на благо Родины. Отсюда, честное отношение к труду - это показатель общественной полезности лица, значит, и свидетельство исправления осуждённого. А для несовершеннолетних, большинство из которых пока только учатся, таким же свидетельством является и отношение к обучению. Поэтому выделение этого обстоятельства в дополнительный критерий является оправданным.

Важным показателем исправления осужденных, в том числе несовершеннолетних правонарушителей, является, как отмечено, их примерное поведение, выражающееся в точном исполнении законов, в уважении и соблюдении правил общежития. Из этого требования закона вытекает необходимость подчинения наказания не узкому “юридическому исправлению”, а широкому социальному воспитанию, и прежде всего политическому, правовому и нравственно-этическому.

“Конечно, возможности самого наказания для осуществления этих задач не столь обширны. Но оно делает осужденного объектом целенаправленного исправительно-воспитательного воздействия, которое осуществляется не только силою и возможностями самого наказания, но и с помощью других средств и методов, которые не входят в содержание наказания, однако являются составными частями процесса исправления и перевоспитания осуждённых”1 .

Следовательно, исправление и перевоспитание как одна из целей наказания служит вместе с тем связующим началом между наказанием и другими средствами воздействия на правонарушителей, между правом, с одной стороны, и педагогикой, этикой и психологией - с другой. Отсюда следует, что для полного раскрытия содержания наказания недостаточно анализа только критериев, указанных в законе; для этого нужно рассматривать его ещё в аспекте указанных наук. А также социологии и социальной психологии.

Предупреждение совершения новых преступлений осужденным. Уголовный закон в качестве одной из целей наказания определяет предупреждение новых преступлений со стороны осужденного.

Само понятие частное (или специальное) предупреждение может быть рассмотрено в двух смыслах - в широком и узком. В первом смысле оно включает в себя всё то, чем характерно наказание с точки зрения его влияния на осуждённого. Рассматривая наказание в этом плане, Бабаев отмечает, что “специфической целью наказания является предупреждение новых преступлений со стороны самих осужденных и других неустойчивых членов общества. Перевоспитание есть средство достижения этой цели. Другим средством достижения той же цели, особенно когда речь идёт о тяжких преступлениях, является кара”2 .

В этой трактовке частное предупреждение преступлений поглощает цель исправления и перевоспитания осужденных.

В узком смысле частное (или специальное) предупреждение мы понимаем

как несовершение осужденным новых преступлений под влиянием применённого к нему испытанного им наказания, то есть имеем ввиду предупреждение рецидива преступлений с помощью наказания и присущих ему свойств.

В качестве такого свойства выступает сама карательная сущность наказания. Проявление кары, её влияние на осужденного и должно сыграть предостерегающую и предупредительно-мотивационную роль. Сила этого влияния зависит, с одной стороны, от объёма кары в его объективном выражении, с другой - от субъективного восприятия её осужденным.

Если у несовершеннолетнего не выработаны ни чувства собственного достоинства и самоуважения, ни чувства стыда и позора, то трудно ожидать, чтобы он оказался способным к критической самооценке в связи с содеянным и правильно воспринимать наказание. У такого осужденного не приходит раскаяние; отсутствует или трудно пробуждается угрызение совести по поводу совершённого преступления. А между тем эти компоненты являются необходимыми как для предупреждения совершения новых преступлений осужденным, так и для его исправления и перевоспитания.

Бывает ещё хуже, когда несовершеннолетние правонарушители в самооценке содеянного проявляют элементы цинизма, самодовольства, свидетельствующие о высокой степени испорченности и педагогической запущенности, о безразличном отношении к наказанию, об их безбоязненности1 . Предупредительный эффект наказания в отношении таких лиц, конечно, очень низок, поэтому здесь особое значение приобретает исправление и перевоспитание.

Вместе с тем при назначении наказания таким правонарушителям особое значение приобретает учёт данных, характеризующих личность, и в первую очередь сведений о применённых к ним ранее мерах принудительно-воспитательного, общественного, педагогического или административного характера. Без этого нельзя серьезно говорить о достижении предупредительной цели в отношении осужденных несовершеннолетних, о дифференцированном и индивидуальном подходе к ним.

Социальным моментом в механизме достижения частнопредупредительной цели наказания несовершеннолетних является реакция общественности на осуждение конкретных лиц. Особенно важное значение имеет мнение коллектива, в котором до осуждения сходился несовершеннолетний (семья, школа, рабочий коллектив и др.),его отношение как к самому факту преступления, так и к осуждению несовершеннолетнего. Если это мнение совпадает с государственной реакцией - оценкой, выраженной в судебном приговоре, то предупредительная роль наказания гораздо весомее, чем при расхождении в оценках.

Говоря о мнении коллектива по поводу осуждения его члена, мы имеем в

виду не только официальный коллектив, но и непосредственное окружение, микросреду в виде группы сверстников, с которыми несовершеннолетний проводил свое свободное время, чьим мнением, быть может, он дорожит больше всего. Когда эта микросреда состоит из лиц с отрицательной характеристикой, “трудных” подростков и юношей и осужденный встречает их одобрение по поводу содеянного им, то вряд ли можно ожидать эффективного частнопредупредительного влияния наказания. Нередко в такой ситуации сверстники смотрят на осужденного, как на героя, а он принимает это за должное.

Следовательно, предупредительная цель наказания связана непосредственно с его общепредупредительным назначением, с его влиянием на других неустойчивых лиц.

Предупреждение совершения новых преступлений другими лицами из числа несовершеннолетних. Общепредупредительное значение в борьбе с преступностью среди несовершеннолетних имеют не только наказания, применяемые к несовершеннолетним. Всякое применение наказания должно влиять на всех осведомлённых лиц, в том числе и несовершеннолетних, прививая им сознание неотвратимости ответственности за преступления и неизбежности наказания и тем самым способствуя предотвращению совершения преступлений этими лицами, то есть обеспечению общепредупредительной цели наказания.

Большой интерес в деле общего предупреждения преступлений среди несовершеннолетних представило бы исследование механизма влияния и эффективности наказаний, применяемых, с одной стороны, к взрослым преступникам, а с другой - к несовершеннолетним правонарушителям, выявление того, как эти наказания воспринимаются несовершеннолетними, есть ли здесь момент дифференциации и как он выражен. Но пока материалов таких исследований нет.

Можно предположить, что предупредительно-мотивационное влияние наказания несовершеннолетнего на его сверстников ниже, чем аналогичное влияние наказания совершеннолетнего на взрослое население. Это зависит не только от характера наказания несовершеннолетних, но и от особенностей его восприятия другими несовершеннолетними лицами. Для уяснения этих особенностей нужно разобраться в механизме общепредупредительного влияния наказания.

Этот механизм зависит от тех же компонентов наказания, которые обеспечивают и предупредительное влияние. Налицо прямая зависимость первого от второго (хотя есть и обратная связь, но не она главная), поскольку осужденный наиболее чувствительно и непосредственно испытывает наказание, в то время как другие лица воспринимают его отдалённо во времени и в пространстве, опосредствованно самыми разнообразными обстоятельствами.

В такой взаимозависимости цели частного и общего предупреждения соотносятся друг с другом и проявляются в отношении всех категорий лиц, как осуждённых, так и иных, на которых должно влиять применённое к конкретным лицам наказание. Поэтому я солидарен с теми авторами, которые считают, что задачи (цели) общей и частной превенции неотделимы друг от друга и имеют одинаково важное значение в аспекте всей системы уголовного права.

Общепредупредительную роль наказание играет ещё до применения к конкретным преступникам, поскольку угроза наказанием, объявленная в законе, утверждая правопорядок, предупреждает о незыблемости этого правопорядка и недопустимости каких-либо посягательств на охраняемые интересы; таким образом повышается правосознание граждан, способствуя их воспитанию. А реальное применение наказания в случаях совершения преступлений конкретными лицами подкрепляет это превентивное воздействие, убеждая всех в неотвратимости ответственности и неизбежности наказания.

В принципе общепредупредительное влияние наказания так же, как его частнопредупредительная направленность, способствует воспитанию всех граждан. Притом в отношении всех оно выступает воспитующе (прежде всего в плане правового воспитания), а в отношении лиц, склонных к совершению преступления, имеющих антиобщественные взгляды и намерения, - исправляющие и перевоспитывающие.

Сведения о субъективном восприятии наказания осужденными несовершеннолетними, содержащимися в местах лишения свободы, к сожалению, говорят о незначительном общепредупредительном эффекте применяемых к несовершеннолетним наказаний, в том числе лишения свободы. В беседах с осужденными несовершеннолетними, содержащимися в колониях, выясняется, что многие из них не ожидали “такого оборота дела” и в ином свете представляли последствия совершённого ими преступления. Преобладающее большинство опрошенных (80%) не ожидали, что придётся нести уголовную (по их представлению, судебную) ответственность и отбывать наказание лишением свободы. Одни из них строили расчёт на избежание наказания вообще, значит не понимали или не верили в его неотвратимость, другие полагали, что попадут только в милицию или будут обсуждены комиссией по делам несовершеннолетних, а иные вовсе не думали о каких бы то ни было последствиях. Многие из тех, которые сознавали, что придётся нести уголовную ответственность, заранее знали, что попадут в колонию и не боялись этого1 .

Очевидно, в известной мере эти данные носят отпечаток субъективности. Но тем не менее они отражают два момента: с одной стороны, слабую правовую осведомлённость несовершеннолетних, а с другой - хотя и косвенно, недостаточную действенность как самой угрозой наказанием, так и её реализации.

Успех в обеспечении общего предупреждения преступлений среди несовершеннолетних с помощью наказания, на мой взгляд, зависит не только от его устрашающего влияния (уповать только на это было бы большой ошибкой), но и от общего уровня правового воспитания подрастающего поколения, от привития ему уважения к нравственным ценностям, законам и социальным нормам. Не меньшее значение при этом имеют воспитание к несовершеннолетних самоуважения, умения ценить свои права и свободы и вместе с тем чувство гражданственности и общественного долга. Только при наличии этих компонентов иные лица правильно воспринимают наказания, которым подвергнуты конкретные правонарушители, их влияние падает на благодатную почву и даёт общепредупредительный эффект.

В заключение следует подчеркнуть, что все рассмотренные цели наказания несовершеннолетних, хотя и имеют свои особенности, свой механизм достижения, однако тесно взаимосвязаны и взаимообусловлены. Правильный учёт их единства и диалектикой связи помогает глубже вникать в сущность наказания несовершеннолетних и проследить пути его эффективности.

Общим связующим моментом целей наказания являются интересы борьбы с преступностью. Ради них реализуется ответственность в объективном смысле, с тем чтобы она, касаясь конкретных осужденных, способствовала также повышению чувства ответственности у остальных граждан.

Вытекающие из закона цели уголовного наказания определяют и принципы его применения к виновным лицам. Причём система этих принципов едина и для взрослых и для несовершеннолетних правонарушителей. Она включает в себя принципы законности, обоснованности, гуманности, индивидуализации и справедливости наказания. Однако применение отдельных принципов к несовершеннолетним имеет определённые специфические черты и свойства, на которых следует остановиться.

Соблюдение принципа законности в отношении несовершеннолетних означает, что при назначении наказания в каждом конкретном случае должны быть учтены не только общие положения закона, но и подлежащие применению в каждом конкретном случае норм уголовного и уголовно-процессуального законодательства, специально регулирующие условия и порядок ответственности несовершеннолетних. Особенно здесь следует выделить ст. 20 УК, определяющую возраст, с которого возможна уголовная ответственность за совершение общественно опасных деяний.

Применительно к несовершеннолетним гуманность как принцип назначения наказания проявляется особенно ярко. Об этом свидетельствует ряд условий, которые устанавливает для подростков уголовное законодательство при назначении им наказания.

Гуманизм в первую очередь служит интересам общества в целом, конечно, не противопоставляя их законным интересам отдельной личности. Ясно, что для исправления подростка, для лучшего воспитания несовершеннолетнего преступника к нему проявляется самая высокая требовательность и необходимая суровость.

В ряду принципов назначения наказания, имеющих весьма важное практическое значение при рассмотрении дел о преступлениях несовершеннолетних, стоит принцип справедливости.

Понятие справедливого наказания равнозначно понятию законного, обоснованного, гуманного, строго индивидуализированного наказания. Казалось бы, незачем при таком условии выдвигать справедливость в качестве самостоятельного принципа назначения наказания по уголовному праву. Однако, во-первых, ни один из названных принципов не существует сам по себе. Все они в комплексе образуют неразделимое, органическое единство, взаимодополняют друг друга. Во-вторых, принцип справедливости имеет исключительно важное значение для несовершеннолетних.

Понятие справедливости, которое лежит в основе данного принципа, следует рассматривать в двух аспектах:

а) как нравственное чувство, присущее членам нашего общества, требующее удовлетворения путём применения к виновному соответствующего наказания;

б) как объективное соответствие назначаемого наказания степени общественной опасности виновного и совершённого им деяния.

Важно иметь в виду, что оба эти аспекта неразрывны.

Строгое соблюдение принципа справедливости при назначении наказания обеспечивает успех общепредупредительного его воздействия, а также является условием достижения цели частного предупреждения.

“Очень важно, чтобы наказание было справедливо не только применительно к данному конкретному случаю, но и ко всем подобным случаям, рассматриваемым другими судами. Иначе говоря, справедливость наказания немыслима без единообразия всей карательной политики судов в целом”1 . В трудовых колониях в тесном общении друг с другом находятся подростки, осужденные в различных районах. Они сравнивают свои наказания и таким путём делают выводы об их справедливости. Резкая несоразмерность и не соответствие наказания за примерно равную вину лицам со сходной степенью общественной опасности вызывают протест, отказ подчиняться наказанию, мешает исправлению несовершеннолетнего, значительно осложняет проведение с ним воспитательной работы.

Когда речь идёт об отдельном приговоре по конкретному делу, в первую очередь подчёркиваются требования индивидуализации ответственности, справедливости и соразмерности наказания. Требование же единообразия в применении наказаний связано с воспитательным воздействием главным образом всей судебной политики, карательной практики и её действенности в целом.

Одним из принципов назначения наказания является индивидуализация наказания.

Шаргородский М.Д. верно отмечает, что проблема индивидуализации наказания выходит за рамки назначения наказания судом при вынесении обвинительного приговора1 . В процессе расследования по уголовному делу устанавливается роль каждого участника преступления, изучается личность преступника, цели и мотивы преступления, отягчающие и смягчающие обстоятельства и т. п. В результате этого индивидуализируется ответственность виновных, что является предпосылкой индивидуализации наказания. К несовершеннолетним это обстоятельство имеет особое отношение, если учесть, что около половины подростков, совершивших преступления, отвечают за них не в уголовном, а в ином порядке и что только вдумчивая индивидуализация ответственности может помочь в каждом конкретном случае наиболее правильно решить судьбу подростка.

Общие указания закона индивидуализируют ответственность главным образом в рамках состава преступления. На этой стадии на первое место выходит деяние и степень его общественной опасности.

В законе содержится и ряд норм, определяющих специфические особенности уголовной ответственности несовершеннолетних и, таким образом, намечающие общие критерии индивидуализации ответственности и наказания для этой категории преступников.

Вообще, анализ всего комплекса законодательных норм об уголовной ответственности несовершеннолетних наглядно убеждает, что нормы эти создают для подростков режим ответственности, существенно более льготный, чем взрослым преступникам при равных обстоятельствах.

Следующий этап - индивидуализация наказания в суде - применение норм уголовного права к конкретному лицу, на основе учёта особенностей его личности и совершённого им конкретного деяния.

Во-первых, учёт личности виновного должен обязательно включать в себя глубокий анализ возрастных особенностей подростка.

Во-вторых, как представляется, в определённых пределах при индивидуализации наказания несовершеннолетним в суде должны приниматься в расчёт условия нравственного перевоспитания личности, например: наличие благоприятных для перевоспитания условий в семье, наличие трудового или педагогического коллектива, желающего и способного осуществить перевоспитание, предстоящий в ближайшее время призыв в Армию и т. п. Сказанное, конечно не означает, что степень суровости наказания может ставиться в зависимость от того, хороши или плохи родители у подростка или коллектив, где он работает. Однако, устанавливая конкретный вид и размер наказания, очень важно принять во внимание не только данные о личности подростка, но и условия, в которых может осуществиться его нравственное перевоспитание.

Индивидуализация наказания в суде - это в конечном счёте выбор конкретной меры воздействия в пределах, установленных рамками санкции данной статьи Особенной части.

Особенно тщательно необходимо индивидуализировать наказание подросткам в возрасте 14 - 15 лет. Здесь требуется особо точная “дозировка” наказания. Однако приходится сталкиваться с неоднократно повторяющимися ошибками, суть которых чаще всего заключается в том, что либо делаются слишком большие скидки на юный возраст, либо, наоборот, совсем забывается личность и особенности возраста.

Соблюдение правил индивидуализации обязательно должно привести к назначению несовершеннолетнему соразмерного наказания.

Понятие соразмерности теснейшим образом связано с принципами индивидуализации и справедливости наказания и заключается в том, что вид и размер предусмотренной законом меры воздействия соразмеряется с характером и степенью общественной опасности деяния и лица, его совершившего.

Строгая индивидуализация наказания и вытекающий из неё всесторонний и полный учёт всех данных о личности несовершеннолетнего, о характере его преступных действий, о причинах и условиях, приведших к совершению преступления, объективная и глубокая оценка всех данных о преступнике и преступлении - источник убедительности и эффективности приговора суда. И наоборот, если суд оставит за пределами своего внимания какое-либо обстоятельство, способное сказаться на наказании несовершеннолетнего, в глазах подсудимого, во мнении всех присутствующих в суде будет поколеблена уверенность в справедливости наказания. В этих условиях наказание не сможет до конца выполнить свою функцию: активно способствовать перевоспитанию правонарушителя, предупреждать преступления.

Глава III . Виды наказаний, назначаемых несовершеннолетним.

Исходя из целей наказания несовершеннолетних в ст. 88 УК определены виды наказаний для них. УК РФ 1996 г. не предусматривает каких-либо специальных наказаний для несовершеннолетних. Однако круг наказаний, которые могут быть им назначены, ограничиваются шестью видами:

а) штраф;

б) лишение права заниматься определённой деятельностью;

в) обязательные работы;

г) исправительные работы;

д) арест;

е) лишение свободы на определённый срок.

Сопоставление этих видов наказаний с наказаниями, установленными в ст. 44 УК для лиц, достигших в момент совершения преступления совершеннолетия, показывает, что к несовершеннолетним не применяются: лишение специального, воинского и почётного звания; ограничение по военной службе; конфискация имущества, ограничение свободы; смертная казнь.

Таким образом, из 13 видов наказаний, предусмотренных в УК для всех видов осужденных, к несовершеннолетним правонарушителям могут применяться только шесть, которые в большей степени отвечают возрасту таких лиц, их статусу в обществе и реальным возможностям исправительного на них воздействия.

Особенностями наказаний для несовершеннолетних является не только сокращение видов, но и ограничение сроков и размеров наказаний по сравнению с теми же видами наказаний для взрослых. Это относится, по существу, ко всем шести названным видам наказаний.

Система наказаний (от мягких к наиболее строгим) ориентирует суд на необходимость глубоко проанализировать обстоятельства дела, учесть личность подростка, выяснить причины совершения им преступления и назначить такое наказание, которое будет достаточно эффективным и для исправления самого преступника, и для цели общей превенции, и для восстановления социальной справедливости. Лишение свободы применяется лишь в тех случаях, когда остальные меры, по обоснованному мнению суда, не смогут достичь названных целей наказания.

Из видов наказания, которые суд, в соответствии с законом, может назначить несовершеннолетним, четыре относятся к основным: обязательные работы, исправительные работы, арест, лишение свободы. Два вида наказания - штраф и лишение права заниматься определённой деятельностью - относятся к группе смешанных видов наказания и могут назначаться как основные или дополнительные в зависимости от того, в каком качестве они указаны в статьях УК. В связи с тем, что понятие отдельных видов наказания, условия их назначения и сроки во многом совпадают с аналогичными видами, назначаемыми взрослым, следует остановиться лишь на особенностях, характерных для несовершеннолетних.

Штраф несовершеннолетнему может быть назначен только при наличии у него самостоятельного заработка или имущества, на которое допустимо обратить взыскание. В отличие от взрослых, которым штраф может быть назначен в размере от двадцати до одной тысячи минимальных размеров оплаты труда или иного дохода осужденного за период от двух недель до одного года, несовершеннолетним может быть назначен штраф от десяти до пятисот минимальных размеров оплаты труда или заработка за период от двух до шести месяцев. Все другие положения ст. 46 УК о штрафе распространяются и на несовершеннолетних, поскольку ч. 2 ст. 88 УК других изъятий не содержат. При назначении штрафа несовершеннолетним у суда могут возникать трудности фактического характера. Дело в том, что у несовершеннолетних даже в возрасте 16-17 лет возможности заплатить штраф, как правило, ничтожны. Они обычно не имеют ни имущества, на которое могло бы быть обращено взыскание, ни заработка или имеют его в размерах, не позволяющих заплатить штраф. В отношении же несовершеннолетних в возрасте 14-15 лет назначение штрафа практически вообще не имеет смысла.

В ст. 88 УК предусмотрено назначение несовершеннолетнему наказания в виде лишения права заниматься определённой деятельностью. Запрещение занимать определённые должности (ст. 47 УК) не упомянуто, поскольку несовершеннолетние какие-либо должности в силу своего возраста не занимают. Что касается срока запрещения несовершеннолетнему заниматься определённой деятельностью, который суд вправе определить, следует исходить из того, что срок такой же, как и для взрослых правонарушителей (5 лет для основного наказания и 3 года для дополнительного), поскольку ст. 88 УК никакого исключения из правил ст. 47 УК не предусматривает. Реально эта мера наказания может назначаться несовершеннолетним в возрасте 16-17 лет, которые фактически могут и юридически вправе заниматься легальной деятельностью, например, торговлей или кустарным промыслом (охотничий промысел, который в районах Крайнего Севера разрешён с 14 лет, торговля газетами, мороженым).

Обязательные работы - новый в законодательстве вид наказания. Обязательные работы несовершеннолетнему могут назначаться на срок от сорока до ста шестидесяти часов; они состоят в выполнении посильных для него работ и исполняются в свободное от учёбы или основной работы время. При этом продолжительность данного вида работ несовершеннолетних в возрасте до пятнадцати лет не может превышать двух часов в день, а в возрасте от пятнадцати до шестнадцати лет - трёх часов в день (для лиц, достигших восемнадцати лет, обязательные работы устанавливаются на срок от шестидесяти до двухсот сорока часов и отбываются до четырёх часов в день). В случае уклонения несовершеннолетнего, как и взрослого, от исполнения обязательных работ последние могут быть заменены арестом.

Это могут быть работы по благоустройству городов и посёлков, очистке улиц и площадей, уходу за больными, погрузочно-разгрузочные работы и другие подобные работы, не требующие особой квалификации.

Данный вид наказания должен исполняться в районе жительства несовершеннолетнего.

Исправительные работы могут быть назначены несовершеннолетнему на срок до одного года (лицам старше восемнадцати лет исправительные работы назначаются на срок от двух месяцев до двух лет). Что касается низшего предела исправительных работ для несовершеннолетних, то, очевидно, они не могут назначаться менее чем на два месяца хотя в ст. 88 УК об этом ничего не говорится. В то же время надо иметь в виду, что возможность назначения исправительных работ также ограничена возрастом несовершеннолетнего и самим видом и характеристикой данной меры наказания. Фактически исправительные работы не могут применяться к несовершеннолетним в возрасте 14-15 лет, поскольку приём таких лиц на работу ограничен. Кроме того, в условиях общего избытка рабочей силы в настоящее время устройство на работу таких лиц весьма проблематично. Это относится и к несовершеннолетним более старшего возраста - 16-17 лет. Кроме того, заработок несовершеннолетних в силу отсутствия квалификации и опыта работы обычно и так небольшой.

Сокращение сроков исправительных работ, очевидно оправдано, но по существу не повышает их эффективность. Объясняется это возрастом осужденных и самим характером наказания. Кроме того, в условиях излишков рабочей силы устройство на работу таких лиц весьма проблематично. И всё же применение исправительных работ в отношении несовершеннолетних 16-17 лет, когда имеется такая возможность, вполне оправдано как альтернатива лишению свободы дана за преступления средней тяжести, если не наступило тяжких последствий и преступление совершено впервые.

Исправительные работы заключаются в том, что из заработка осужденного к исправительным работам производятся удержания в доход государства. Удержания из зарплаты производятся от 5 до 20%. Этот вид наказания может применяться к тем лицам, основным занятием которых является работа на предприятиях, в организациях независимо от формы собственности. Процент удержания должен назначаться с учётом материального положения, наличия семьи, в частности родителей. Эффективным этот вид наказания может быть лишь при надлежащем контроле за ходом его исполнения комиссией по делам несовершеннолетних при районной (городской) администрации .

Арест является новым основным видом наказания, ранее не известным нашему законодательству. Он назначается несовершеннолетним, достигшим к моменту вынесения судом приговора шестнадцати лет, на срок от одного до четырёх месяцев. Арест по своей юридической природе является наказанием, близким к лишению свободы. Арестованный по приговору суда ограничивается в свободе передвижения, выборе занятий. Местом его пребывания становятся специально отведённые учреждения, дислоцированные в районе постоянного жительства осужденного. Краткий период не позволяет рассчитывать на проведение активной воспитательной работы с подростком. Предупредительное (можно сказать, “шоковое”) воздействие должно оказать неотвратимость изоляции на определённое, пусть даже продолжительное время.

Арест применяется к несовершеннолетним при наличии двух условий, одно из которых - возраст - непосредственно указано в законе. Преступление, таким образом, может быть совершено и в более раннем возрасте, но к моменту провозглашения приговора подсудимому должно исполниться шестнадцать лет. Вторым условием является характер и степень общественной опасности преступления и преступника. Арест надо применять в тех случаях, когда несовершеннолетний, виновный в преступлении небольшой тяжести, нуждается для исправления во временной изоляции от той среды, которая способствовала совершению им преступления. Кроме того, арест следует назначать, когда реально исполнить иные наказания (штраф, исправительные, обязательные работы) невозможно: подросток не работает, уклоняется от трудоустройства, не имеет постоянного места жительства и т. п. За преступления более тяжкие арест может назначаться лишь при наличии исключительных обстоятельств.

Лишение свободы. Предельный срок лишения свободы для несовершеннолетних не может превышать десяти лет. Минимальный - шесть месяцев. Наказание отбывается: несовершеннолетними мужского пола, осужденными впервые к лишению свободы, а также несовершеннолетними женского пола - в воспитательных колониях общего режима; несовершеннолетними мужского пола, ранее отбывавшими лишение свободы, - в воспитательных колониях усиленного режима.

Вместе с тем суд в зависимости от характера и степени общественной опасности совершённого преступления, личности виновного, а также других обстоятельств дела может отойти от общего правила и назначить для отбывания лишения свободы несовершеннолетним мужского пола колонию с более легким режимом, т. е. вместо колонии усиленного колонию общего режима. Усиление вида колонии несовершеннолетним законом не допускается.

Определяя несовершеннолетнему отбывание наказания в воспитательно-трудовой колонии, суд не предрешает вопроса о виде исправительно-трудовой колонии, в которую осужденный должен быть переведён для дальнейшего отбывания наказания по достижении совершеннолетия. По достижении осужденным 18-летнего возраста суд с обязательным вызовом в судебное заседание осужденного решает вопрос о виде колонии, в которой должно быть продолжено отбывание наказания. Осужденные, достигшие 18-летнего возраста, переводятся из воспитательно-трудовой колонии для дальнейшего отбывания наказания в исправительно-трудовую колонию; содержащиеся в воспитательно-трудовой колонии общего режима - в исправительно-трудовую колонию общего режима; содержащиеся в воспитательно-трудовой колонии усиленного режима - в исправительно-трудовую колонию общего или усиленного режима в зависимости от степени общественной опасности совершённого преступления, личности и поведения осужденного. В целях закрепления результатов исправления, завершения общеобразовательного или профессионально-технического обучения осужденные, достигшие 18-летнего возраста, могут быть оставлены в воспитательно-трудовой колонии до окончания срока наказания, но не более чем до достижения ими 20-летнего возраста. При этом учитываются данные о поведении осужденного за период отбывания им наказания и воспитательно-трудовой колонии, а также его влияние на содержащихся в воспитательно-трудовой колонии других несовершеннолетних.

Постановлением Пленума Верховного Суда СССР от 3 декабря 1976 года разъяснено, что при решении вопроса о переводе лица, достигшего 18-летнего возраста, из воспитательно-трудовой в исправительно-трудовую колонию судам надлежит исходить главным образом из необходимости достижения наиболее полных результатов по исправлению и перевоспитанию осужденного. Судам, говорится также в постановлении Пленума, следует устранить случаи перевода таких лиц в исправительно-трудовую колонию только по признаку достижения ими 18-летнего возраста1 .

Ч. 2 ст. 43 УК содержит новое положение, согласно которому лицу, совершившему преступление, должно быть назначено справедливое наказание, необходимое и достаточное для его исправления и предупреждения новых преступлений. Наказание в виде лишения свободы может быть назначено лишь при условии, что его цели не могут быть достигнуты иным, более мягким наказанием, предусмотренным законом. Это положение имеет большое значение для индивидуализации ответственности и наказания несовершеннолетних. Между тем, как отмечается в Обзоре судебной практики “Применения судами законодательства и руководящих разъяснений Пленума Верховного Суда СССР при рассмотрении дел о преступлениях несовершеннолетних”, всё ещё имеются случаи назначения несоразмерно строгих мер наказания, прежде всего в виде лишения свободы. Так, суд за участие в угоне автомашины осудил к 3 годам лишения свободы несовершеннолетнего П., который учился в школе, преступление совершил впервые, по месту учёбы характеризовался положительно, проживал вместе с родителями.

Наряду с этим допускается и другой недостаток: несовершеннолетним иногда назначаются и неоправданно мягкие меры наказания, не соответствующие тяжести совершённых преступлений и личности виновных. Так, находившийся в нетрезвом состоянии 17-летний Ш., встретив на улице двух незнакомых женщин - Г. и П. (у второй на руках была маленькая дочь в возрасте 1,5 года), совершил злостное хулиганство. С нецензурной бранью он набросился на женщин, ударил по голове ребёнка, нанёс беременной П. удары по животу ногой и рукой по лицу, сорвал с неё очки. После этого Ш. оказал сопротивление с применением насилия прибывшему на место происшествия работнику милиции, разбил ему до крови губу и скрылся. Ранее Ш. состоял на учёте в инспекции по делам несовершеннолетних. Суд приговорил Ш. к 3 годам лишения свободы и явно необоснованно применил к нему отсрочку исполнения приговора1 .

При назначении этой меры, кроме обстоятельств, предусмотренных ст. 60 УК, учитываются условия его жизни и воспитания, уровень психического развития, иные особенности личности, а также влияние на него старших по возрасту лиц. Несовершеннолетие законодательство выделено как обстоятельство, смягчающее ответственность. Но оно должно учитываться в совокупности с другими смягчающими и отягчающими обстоятельствами. Такая позиция законодателя объясняется тем, что сам по себе несовершеннолетний возраст не может иметь “сверхсмягчающего” значения.

Кроме того, суд может указать пенитенциарному органу на необходимость учёта при обращении с несовершеннолетним определённых особенностей его личности, которые стали известны при рассмотрении уголовного дела: уровень физического, психического и интеллектуального развития, свойства характера, взаимоотношения с родными, близкими, сверстниками. Обязательному учёту подлежат лица с психическими расстройствами, не исключающими вменяемости. Необходимо иметь в виду также условия жизни и воспитания подростка, способность поддаваться чужому влиянию, как позитивному, так и негативному, его ориентацию при совершении преступления (насильственная, корыстная или смешанная).

Учёт всех индивидуальных особенностей подростка, находящегося в колонии, позволит сосредоточить усилия на коррекции его отклонений. Таким образом, цель исправления обретает чёткие параметры, достижение которых позволит ставить вопрос об условно-досрочном освобождении несовершеннолетнего.

3.1. Особенности применения наказания несовершеннолетним.

Применение наказания в уголовно-правовом смысле имеет две стороны: 1. назначение наказания за совершённое преступление и

2. досрочное освобождение от наказания в процессе его исполнения в порядке, предусмотренным уголовным и уголовно-процессуальным законодательством.

Общие начала назначения наказания в своей основе распространяются и на назначение наказания несовершеннолетним. В разделе пятом УК РФ имеются дополнения к общим началам назначения наказания (ст. 89 УК), обязывающие суд учитывать условия жизни и воспитания несовершеннолетнего, уровень психического развития, иные особенности личности, а также влияние на него старших по возрасту лиц. Под влиянием старших следует, очевидно, понимать отрицательное влияние, которое способствовало или привело несовершеннолетнего к совершению преступления. Кроме того, суд обязан при назначении наказания несовершеннолетнему учитывать его возраст как смягчающее обстоятельство в совокупности с другими смягчающими и отягчающими обстоятельствами (ст. 89 УК). Некоторые из приведённых положений нуждаются в, в дополнениях, связанных главным образом с личностью несовершеннолетнего и обстоятельствами и характером совершённых преступлений. Иными словами, речь идёт о тех особенностях назначения наказания несовершеннолетним, которые вытекают из действующего уголовного и уголовно-процессуального законодательства. К ним относятся следующие:

Обсуждая вопрос о назначении наказания несовершеннолетнему, суд исходит из того, что такому лицу может быть не только назначено наказание, но к нему могут быть применены и принудительные меры воспитательного воздействия (ст. 90 УК).

В числе смягчающих обстоятельств (при назначении наказания) прежде

всего принимается во внимание тот факт, что преступление совершено несовершеннолетним (п. “б” ст. 61 и 2 ч. 89 УК).

При оценке личности несовершеннолетнего, особенно когда речь идёт о подростке 14-15 лет, должно быть выяснено соответствие степени развития личности виновного в преступлении возрасту, которого он достиг к моменту его совершения.

При совершении преступления в соучастии выясняется роль несовершеннолетнего в группе и его роль в момент совершения преступления. совершение несовершеннолетним преступления без соучастников требует повышенного внимания суда к тяжести наступивших последствий и поведению виновного как до, так и после совершения преступления.

Если суд придёт к выводу о необходимости назначения наказания несовершеннолетнему организатору, подстрекателю и исполнителю преступления, обсуждению подлежит вопрос о виде наказания и возможности (когда преступление не относится к числу тяжких и особо тяжких) повлиять на поведение несовершеннолетнего в будущем без применения лишения свободы.

Принимая решение о виде наказания несовершеннолетнему, суд обязан обсудить вопрос о назначении более мягкого наказания, чем предусмотрено законом (ст. 64 УК), и об условном осуждении (ст. 73 УК).

Подлежит обсуждению вопрос о необходимости назначения несовершеннолетнему общественного воспитателя в случаях условного осуждения, применения наказания, не связанного с лишением свободы (ст. 401 УПК РСФСР).

Имеется ряд указаний пленумов Верховных Судов СССР и РФ, в которых определяются подходы к назначению наказания несовершеннолетним, сохранившие свою актуальность. Так, например, в постановлении Пленума Верховного Суда СССР №5 от 9 июля 1982 года, посвящённом исполнению законодательства о несовершеннолетних, говорится о том, что назначенное наказание должно быть в максимальной степени подчинено целям исправления несовершеннолетних и суды обязаны строго соблюдать индивидуальный подход к определению вида и размера наказания. При этом подчёркивается, что лишение свободы может быть назначено лишь в случаях, когда, исходя из конкретных обстоятельств и данных о личности виновного, суд придёт к выводу о невозможности избрания несовершеннолетнему иного наказания. Пленум Верховного Суда РФ постановлением №11 в редакции от 21 декабря 1993 г. “О практике назначения судами РФ наказания в виде лишения свободы” обязал суды при назначении наказания несовершеннолетним подсудимым в полной мере использовать предоставленные законом возможности для применения к ним видов наказания, не связанных с изоляцией от общества. В этих целях рекомендовано в каждом случае выяснять и оценивать условия жизни и быта подростка, данные о негативном воздействии на него взрослых лиц, учитывать иные обстоятельства, влияющие на ответственность виновного1 .

При назначении наказания суд учитывает характер и степень общественной опасности совершённого преступления, мотивы содеянного, характер и размер причинённого вреда, личность виновного, обстоятельства, смягчающие и отягчающие ответственность. Все положения УК применительно к несовершеннолетним имеют особенность. Так, характер общественной опасности преступления в первую очередь зависит от объекта преступления. Однако при совершении преступления несовершеннолетним следует выяснить, насколько подросток осознавал ценность объекта. Несовершеннолетние не всегда могут полно и правильно осознавать многообразные стороны и элементы общественных отношений, охраняемых законом; нередко по их представлению они посягают на менее ценный объект в сравнении с его действительной значимостью.

При определении степени общественной опасности совершённого преступления следует исходить из совокупности всех обстоятельств при которых было совершено преступное деяние (форма вины, мотив, способ, обстановка и стадия совершения преступления, тяжесть наступивших последствий, степень и характер участия каждого из соучастников преступления и пр.).

Касаясь различных форм вины, следует иметь в виду, что даже в умышленных преступлениях умысел может быть различным по степени осознанности виновным своих действий, степени предвидения последствий, времени возникновения умысла (прямой и косвенный, заранее обдуманный и внезапно возникший и т.д.). В преступлениях, совершённых подростками, в большинстве случаев умысел беднее по содержанию, чем у взрослых.

Ещё сложнее дать оценку субъективной стороны неосторожного преступления, совершённого подростком. Так, совершая преступление по легкомыслию, несовершеннолетнему бывает затруднительно предвидеть абстрактную возможность наступления общественно-опасных последствий, а если они её и предвидят, то нередко, преувеличивая свои возможности, самонадеянно рассчитывают на предотвращение этих последствий. Аналогично и в преступлениях, совершённых подростками по небрежности, довольно часто слабо бывает выражен субъективный критерий, т. е. способность подростка по своим индивидуальным качествам (незавершённость интеллектуального развития, особенности психики, недостаточность жизненного опыта, незаконченность образования и т.д.) предвидеть наступление общественно опасного последствия.

При определении характера и степени общественной опасности преступления, совершённого подростком, большое значение имеют мотив и цель преступления. Довольно часто даже по преступлениям, обязательным признаком которых являются низменные побуждения, доминирующими мотивами поведения подростка являются не низменные, а иные побуждения. Так, кражи, грабежи, разбойные нападения иногда мотивируются у подростков корыстными побуждениями в сочетании с мотивами озорства, стремлением утвердить себя в группе, желанием заполнить свободное время. Хулиганские действия, изнасилование подчас связаны со стремлением не отстать от товарищей, выглядеть взрослым, смелы, самостоятельным и т.д.

Значительно понизить степень общественной опасности совершённого подростком преступления может второстепенная роль виновного в преступлении. Велико значение личностных данных в индивидуализации ответственности и наказания несовершеннолетнего. Основными элементами, характеризующими личность подростка, совершившего преступление, являются возраст, образование, семейное положение, психические особенности, потребности и интересы, отношение к нормам права и морали, отношение к родителям, к учёбе или своим обязанностям по работе, связь с антиобщественными элементами и пр.

Указание на необходимость учёта личности виновного , предусмотренное общими началами назначения наказания, применительно к подросткам конкретизируется тем, что несовершеннолетние являются обстоятельством, смягчающим ответственность. Юридическая природа несовершеннолетия в качестве смягчающего ответственность обстоятельства заключается как в том, что подросток нередко не представляет себе ни общественной значимости своих действий и возможных результатов, ни тех последствий , которые могут наступить лично для него вследствие совершения преступления, так и в том, что в силу возрастных особенностей, с одной стороны, несовершеннолетние более чувствительны в сравнении со взрослыми к связанным с наказанием лишениям, ограничениям, а с другой стороны, подростки значительно легче поддаются исправительному воздействию, и потому применять к ним суровые меры наказания в большинстве случаев нецелесообразно.

Согласно ч.2 ст.7 УК РСФСР, не является преступлением действие или бездействие, хотя формально и содержащее признаки какого-либо деяния, предусмотренного УК, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности. Например, трое подростков 14-15 лет были осуждены за тайное хищение чужого имущества, совершённое по предварительному сговору группой лиц. В августе 1995 г. с целью кражи они пришли на дачный участок, где нарвали 26 арбузов общим весом 28 кг стоимостью 1000 руб. за кг, причинив потерпевшей ущерб на сумму 28 тысяч рублей.

По делу установлено, что несовершеннолетние лица похитили арбузы на незначительную сумму - 28 тысяч рублей (минимальный размер оплаты труда на момент совершения преступления составлял 55 тысяч рублей). Потерпевшая в суде признала, что арбузы ей возвращены, она считает ущерб незначительным и просила не привлекать подростков к уголовной ответственности. Судебная коллегия Верховного Суда РФ, рассмотрев дело в порядке надзора по протесту прокурора, отменила приговор и дело прекратила производством по ст. 5 УПК РСФСР, указав, что действия несовершеннолетних хотя формально и содержат признаки преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 144 УК РСФСР, но в силу малозначительности не представляют общественной опасности1 .

Относительно учета смягчающих и отягчающих ответственность обстоятельств необходимо прежде всего иметь в виду, что при уголовно-правовой оценке преступления несовершеннолетнего каждое смягчающее обстоятельство уменьшает ответственность виновного больше, а каждое отягчающее обстоятельство повышает ответственность меньше, чем это имеет место при аналогичных условиях по делам взрослых. Объясняется это тем, что в каждом деле подростка любое из смягчающих обстоятельств - уже совокупность минимум двух смягчающих факторов, где второй-несовершеннолетие.

По преступлениям, совершаемым подростками, чаще других встречаются такие смягчающие ответственность обстоятельства, как чистосердечное раскаивание и активное способствование раскрытию преступления, совершение преступление вследствие стечения тяжёлых личных, семейных и иных обстоятельств; совершение преступления под влиянием угрозы или принуждения либо в силу материальной, служебной или иной зависимости. Последнее бывает, когда подростка вовлекают в преступную деятельность родители либо лица, их заменяющие, или непосредственные руководители по работе, например бригадиры. В приговорах по делам несовершеннолетних нередко делаются ссылки на такие смягчающие обстоятельства, как наличие взрослых подстрекателей, вина потерпевшего, совершение преступления под влиянием других лиц и т.п.

При индивидуализации ответственности и наказания несовершеннолетних следует очень осторожно подходить к оценке отягчающих ответственность обстоятельств. Так, участие несовершеннолетнего в преступлении, совершённом по предварительному сговору либо организованной группировкой, не следует, как правило, рассматривать в качестве отягчающего ответственность обстоятельства, когда подросток вовлечён в преступление взрослыми и принял незначительное участие в преступлении. Из года в год значительное количество преступлений совершается подростками в группах. Так, в 1994 г. в группе было совершено 75,3 % преступлений, в том числе с участием взрослых - 29,1 %1 .

Отягчающим ответственность обстоятельством является совершение преступления лицом, находящимся в состоянии алкогольного опьянения либо в состоянии, вызванном употреблением наркотических или токсических веществ. В 1994 г. 23,9 % преступлений было совершено подростками, находившимися в нетрезвом состоянии2 .

Как уже отмечалось, при назначении наказания несовершеннолетнему необходимо учитывать степень его развития, условия жизни и воспитания несовершеннолетнего, влияние взрослых. Уголовно-процессуальное законодательство также предписывает при производстве предварительного следствия и судебного разбирательства обращать особое внимание на выяснение следующих обстоятельств:

1. возраста несовершеннолетнего (число, месяц, год рождения);

2. условий жизни и воспитания;

3. причин и условий, способствовавших совершению преступления несовершеннолетним;

4. наличия взрослых подстрекателей и иных соучастников.

Возраст 14-17 лет- достаточно длительный период, 14-летний подросток по своему развитию существенно отличается от 17-летнего. Поэтому в ходе предварительного расследования и в суде должны быть приняты меры для установления точного возраста несовершеннолетнего. Это необходимо как для того, чтобы решить вопрос, отвечает ли несовершеннолетний требованиям субъекта преступления, так и для того, чтобы при индивидуализации ответственности и наказания был учтён не только сам факт несовершеннолетия виновного, но и то, в каком именно возрасте им совершено преступление.

Большое значение имеет установление способности подростка в полной мере осознавать значения своих действий и руководить ими. Пленум Верховного Суда СССР своим постановлением №16 от 3 декабря 1976 г. обязал суды при наличии данных, свидетельствующих об умственной отсталости несовершеннолетнего подсудимого, выяснять степень умственной отсталости несовершеннолетнего, мог ли он полностью сознавать значения своих действий и какой мере руководить ими. В необходимых случаях должна быть произведена экспертиза в области детской и юношеской психологии (психолог, педагог) или вопросы могут быть поставлены на разрешение вопроса эксперта-психиатра.

Комплексная судебная психолого-психиатрическая экспертиза несовершеннолетнего обвиняемого - один из наиболее сложных видов исследования, поскольку при этом необходимо применение специальных познаний не только в общей, медицинской и социальной психологии, но и в таких дисциплинах, как психология и патопсихология детей и подростков. Нельзя не отметить и тот факт, что этот вид экспертизы претерпевает значительные изменения, связанные с введением в действие УК РФ, в частности, тех его норм, которые регулируют уголовную ответственность несовершеннолетних.

Поскольку экспертное заключение относительно способности несовершеннолетнего обвиняемого осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий либо руководить ими основывается на совместных выводах психиатров, и психологов, судебно-следственными органами должны формулироваться вопросы, относящиеся как к компетенции психиатров, так и к компетенции экспертов-психологов. Основное значение при этом имеет следующий вопрос: “Страдал ли несовершеннолетний обвиняемый в процессе совершения инкриминируемого деяния психическим расстройством (хроническим психическим расстройством, временным психическим расстройством, слабоумием, иным болезненным состоянием психики)?” Данный вопрос определяет медицинский критерий формулы невменяемости в соответствии с ч. 1 ст. 21 УК РФ, а также наличие психических расстройств, не исключающих вменяемости, в соответствии со ст. 22 УК РФ. Ответ на этот вопрос является прерогативой судебного эксперта-психиатра и полностью входит в его компетенцию.

“Очевидно, что при положительном ответе эксперт-психиатр должен дать оценку и квалификацию выявленного психического расстройства. Однако выявление наличия и формы психического расстройства ещё не предопределяет экспертного решения о вменяемости или невменяемости, оно лишь служит необходимой предпосылкой для решения основного вопроса о мере способности обвиняемого осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий или руководить ими в криминальной ситуации”1 .

При отрицательном ответе на данный вопрос, т.е. при отсутствии признаков психического расстройства у несовершеннолетнего, необходимо экспертное исследование таких особенностей его психики, которые входят в компетенцию: “Имеется ли у несовершеннолетнего обвиняемого отставание в психическом развитии, не связанное с психическим расстройством?”

Формулировка данного вопроса определяется ч. 3 ст. 20 УК РФ. Перед психологом стоит задача выявления признаков задержки психического развития у подростков, не обнаруживающих признаков какого-либо психического расстройства.

Отрицательный ответ на данный вопрос, т.е. констатация экспертом-психологом отсутствия у несовершеннолетнего обвиняемого признаков отставания в психическом развитии, не связанного с психическим расстройством, означает, что он в полной мере мог осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий, а также руководить ими в момент совершения инкриминируемого деяния, и, следовательно, подлежит уголовной ответственности.

При положительном ответе, т.е. при наличии у несовершеннолетнего психического недоразвития, не связанного с психическим расстройством, необходимо выяснить, мог ли он в полной мере осознавать значение своих действий или осуществлять их произвольную волевую регуляцию. Это же обстоятельство, как указывалось выше, необходимо устанавливать при экспертном психолого-психиатрическом исследовании и при выявлении психического расстройства у обвиняемого. Поэтому основной вопрос судебно-следственных органов должен формулироваться следующим образом: “Мог ли несовершеннолетний обвиняемый во время инкриминируемого ему деяния осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий либо руководить ими, и если мог, то в полной ли мере?”

При ответе на данный вопрос могут иметь место три варианта ответа: не мог осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий либо руководить ими; мог осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий либо руководить ими, но не в полной мере; мог полностью осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими.

Однако в зависимости от характера ответов на предыдущие два вопроса, юридическое значение вариантов экспертного решения (ответа) на последний вопрос может быть различным.

Так при выявлении у несовершеннолетнего обвиняемого какого-либо психического расстройства, определяющего его неспособность осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий либо руководить ими при совершении общественно-опасного деяния, суд может сделать вывод о его невменяемости (ст. 21 УК РФ). Это означает, что подэкспертный не подлежит уголовной ответственности, и с учётом ответа экспертов-психиатров на вопрос: “Нуждается ли несовершеннолетний обвиняемый в применении к нему принудительных мер медицинского характера, и если да, то каких именно?”, судом они ему могут быть назначены (п. “а” ч. 1 ст. 97 и ст. 99 УК РФ).

Если же у несовершеннолетнего обвиняемого обнаруживается психическое расстройство, ограничивающее его способность в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий либо руководить ими при совершении преступления, то он подлежит уголовной ответственности, однако психическое расстройство учитывается судом при назначении наказания и также может служить основанием для назначения принудительных мер медицинского характера (ст. 22 УК РФ).

В то же время ограничение способности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий либо руководить ими, обусловленное отставанием несовершеннолетнего в психическом развитии, не связанном с психическим расстройством, приводит к принципиально иным правовым последствиям - такой подросток не подлежит уголовной ответственности (ч. 3 ст. 20 УК РФ).

В случаях же, когда подэкспертный обнаруживает способность осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий либо руководить ими, вне зависимости от того, имеются ли у него признаки психического расстройства либо отставания в психическом развитии, не связанного с психическим расстройством, или нет, суд признаёт его вменяемым, и он подлежит уголовной ответственности на общих основаниях.

Устанавливая условия жизни и воспитания, следует выяснить обстоятельства, связанные с наличием у подростка родителей, с выполнением родителями или лицами, их заменяющими, обязанностей по воспитанию подростка, его бытовое окружение и пр. Судебная практика показывает, что одним их криминогенных факторов является проживание подростков в неполных семьях. В 1994 г. из общего числа подростков, совершивших преступления, 40.2% проживали в семье с одним родителем, а 6.4% проживали вне семьи1 .

Плохие условия жизни и воспитания подростка так же, как и влияние взрослых, вовлекших подростка в совершение преступления, могут только смягчить его ответственность. Иначе решил суд по делу К., который был признан виновным в совершении кражи по предварительному сговору с другими лицами. Суд в обосновании наказания в виде лишения свободы указал в приговоре, что в семье нет условий для воспитания К., мать больна, инвалид II группы, имеет кроме К. ещё двух малолетних детей, воспитанию К. внимания не уделяет, отец отбывает наказание в виде лишения свободы; К. попал под влияние взрослых, ранее отбывавших наказание, с которыми совершил преступление и, оставаясь на свободе, может опять оказаться в том же окружении и совершить новое преступление. Кассационная инстанция, указав народному суду частным определением на неправильную оценку смягчающего ответственность обстоятельства, применил к К. вместо наказания принудительную меру воспитательного характера, поместив К. в специальное профессионально-техническое училище1 .

Приняв решение о назначении наказания несовершеннолетнему, суд обязан обсудить вопрос о виде наказания и возможности повлиять на его поведение в будущем без применения лишения свободы. Пленум Верховного Суда РФ в постановлении №11 в редакции от 21 декабря 1993 г. “О практике назначения судами РФ наказания в виде лишения свободы” обязал суды при назначении наказания несовершеннолетним подсудимым в полной мере использовать представленные законом возлагается для применения к ним видов наказания, не связанных с изоляцией от общества2 .

Таким образом, можно сказать, что особенности назначения наказания несовершеннолетнему, установленные уголовным и уголовно-процессуальным законодательством, направлены на углублённый анализ обстоятельств совершённого преступления, данных о личности виновного, его роли в совершении преступления. Это способствует назначению несовершеннолетнему справедливого наказания с тем, чтобы в конечном счёте попытаться уберечь его от совершения новых преступлений.

Вторая сторона применения наказания – это его исполнение, которое регулируется не уголовным, а исправительно-трудовым (уголовно-исполнительным) законодательством и, следовательно, находится за пределами курса уголовного права. Однако исполнение наказания тесно связано с условно-досрочным освобождением несовершеннолетних от наказания, которое регулируется теперь не только в ст. 79 Общей части УК (для всех осуждённых), но и специально в разделе пятом об уголовной ответственности несовершеннолетних.

Основанием здесь, так же как и при освобождении от уголовной ответственности, является невысокая степень общественной опасности деяния и личности, позволяющая достичь целей наказания другими, не уголовно-правовыми мерами.

Освобождение от наказания делится на три вида:

а) освобождение до начала его отбытия с применением мер воспитательного воздействия (ч. 1 ст. 92 УК);

б) освобождение до начала его отбытия с помещением осуждённого в специальное воспитательное или лечебно-воспитательное учреждение для несовершеннолетних (ч. 2 ст. 92 УК);

в) освобождение от дальнейшего отбытия наказания (ст. 93 УК).

Первый вид применяется, когда преступление относится к категории небольшой или средней тяжести, а характеристика личности и обстоятельства его совершения показывают, что принудительных мер воспитательного воздействия в данном случае достаточно. Суд при наличии этих условий выносит обвинительный приговор по делу, но освобождает подсудимого от наказания, применив к нему указанные меры. Общий контроль за исполнением суд осуществляет самостоятельно. Констатацией сохранения уголовной ответственности служит обвинительный приговор.

Второй вид освобождения от наказания следует применять, когда несовершеннолетний хотя и осуждается за преступление средней тяжести, но в суде выясняется, что цели наказания могут быть достигнуты только путём помещения осуждённого в специальное воспитательное или лечебно-воспитательное учреждение для несовершеннолетних. Такая ситуация может возникнуть при каких-либо аномалиях в психическом развитии подсудимого, не позволяющих ему находиться в колонии среди здоровых осуждённых, либо при установлении педагогической (социальной) запущенности, которую можно устранить лишь в специализированном учреждении, используя сугубо индивидуальный подход к несовершеннолетнему.

Срок пребывания в указанных учреждениях не может превышать максимального срока наказания, предусмотренного УК за данное преступление. В соответствии с понятием преступления средней тяжести этот срок колеблется в пределах от двух до пяти лет.

Основное отличие нового УК от УК 1960 г. состоит в том, что помещение несовершеннолетнего в специальное учреждение возможно только при освобождении несовершеннолетнего от наказания за совершение преступления средней тяжести. Следовательно, несовершеннолетний, совершивший преступление небольшой тяжести и освобождаемый от наказания, не может быть помещён в упомянутые заведения; к нему подлежат применению менее строгие меры воспитательного воздействия. Равным образом к несовершеннолетнему лицу, совершившему преступление средней тяжести, при освобождении от наказания применения менее строгих мер воспитательного воздействия не допускается.

Пребывание в указанных учреждениях может быть прекращено и досрочно, если по заключению специализированного государственного органа, обеспечивающего исправление, несовершеннолетний не нуждается более в дальнейшем применении данной меры. Вместе с тем закон предусматривает и продление срока, но только в случае необходимости завершить общеобразовательную или профессиональную подготовку.

Условия применения одних и тех же мер воспитательного воздействия при освобождении несовершеннолетнего от уголовной ответственности и при освобождении от наказания необходимо различать по следующим признакам:

а) освобождение от уголовной ответственности с применением названных мер возможно, если подросток впервые совершил преступление небольшой или средней тяжести (ст. 90 УК). При освобождении от наказания этого условия не требуется;

б) при освобождении от уголовной ответственности за преступление средней тяжести к подростку применяются меры воспитательного характера (ст. 90 УК). При освобождении от наказания (ст. 92 УК) он должен быть помещён в специальное воспитательное или лечебно-воспитательное учреждение.

К сожалению, в ст. 92 УК не предусмотрены правовые последствия уклонения несовершеннолетнего от принудительных мер воспитательного воздействия или злостного уклонения от лечебно-воспитательного воздействия в специальных учреждениях, что может дискредитировать эти в принципе положительные методы.

Третий вид освобождения несовершеннолетних от наказания именуется условно-досрочным.

УК РФ исходит из того, что если судом будет признано, что осуждённый, в том числе и несовершеннолетний, для своего исправления не нуждается в полном отбывании назначенного ему судом наказания, к нему может быть применено условно-досрочное освобождение (ч. 1 ст. 79 УК). В ст. 93 УК установлен льготный и дифференцированный подход к условно-досрочному освобождению несовершеннолетних. Такое освобождение может быть применено к ним после фактического отбытия наказания в виде исправительных работ или лишения свободы:

а) не менее одной трети срока наказания, назначенного судом за преступление небольшой или средней тяжести;

б) не менее половины срока наказания, назначенного судом за тяжкое преступление;

в) не менее двух третей срока наказания, назначенного судом за особо тяжкое преступление.

Новый УК по существу не внёс изменений в предусмотренные УК 1960 г. сроки фактического отбытия несовершеннолетним наказания в виде лишения свободы, с которыми связывается возможность представления таких лиц к условно-досрочному освобождению.

Условно-досрочное освобождение несовершеннолетних от наказания допускается только применительно к наказанию в виде лишения свободы. Это объясняется тем, что новый УК условно-досрочное освобождение связывает с категоризацией преступлений - с тяжестью совершённого преступления, а также тем, что другие виды наказаний в отношении несовершеннолетних могут применяться только на непродолжительные сроки.

Что касается замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания, то оно в отношении несовершеннолетних не получило специального регулирования. Представляется, что при необходимости замены несовершеннолетнему назначенного судом наказания более мягким оно может быть заменено по правилам ст. 80 УК.

Применяя в отношении несовершеннолетнего условно-досрочное освобождение, суд в соответствии со ст. 79 УК может возложить контроль за поведением такого лица на уполномоченный на то специализированный государственный орган. До самого последнего времени таким органом являлись комиссии по делам несовершеннолетних при местных администрациях районов или городов.

В случае совершения лицом, к которому в возрасте до восемнадцати лет было применено условно-досрочное освобождение, нового преступления в течении неотбытой части наказания суд назначает ему наказание по правилам, предусмотренным ст. 70 УК (по совокупности приговоров).

К иным особенностям уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних в УК РФ отнесены особое регулирование сроков давности и сроков погашения судимости, а также применение при определённых условиях положений рассматриваемой главы о несовершеннолетних к лицам в возрасте от восемнадцати до двадцати лет.

Для несовершеннолетних сокращены наполовину как сроки давности привлечения к уголовной ответственности, так и сроки давности обвинительного приговора; по истечении этих сроков осуждённый по неисполненному приговору освобождается от наказания.

Выше уже указывалось, что сроки давности, установленные в ст. 78 и 83 УК, зависят от тяжести преступления и одинаковы по продолжительности для каждой категории преступлений. С учётом этого сроки давности для несовершеннолетних в каждом из названных случаев составляют: при совершении преступления небольшой тяжести - один год; при совершении преступления средней тяжести - три года; при совершении особо тяжкого преступления - семь лет и шесть месяцев (ст. 93 УК).

Другой принцип установлен в УК РФ для сроков погашения судимости в отношении несовершеннолетних. Они также сокращены: для преступлений небольшой и средней тяжести судимость погашается по истечении одного года с момента отбывания наказания, а для тяжких и особо тяжких преступлений - по истечении трёх лет с момента отбытия наказания (ст. 95 УК).

Применение положений главы №14 УК к лицам в возрасте от восемнадцати до двадцати лет допускается в исключительных случаях с учётом характера совершения преступления и личности виновного. Эти случаи определяются конкретной спецификой рассматриваемого дела. Она может относиться к обстоятельствам совершения преступления (например, при второстепенной роли такого лица в групповом преступлении, при воздействии на него более опытных участников преступления), а также к характеристике личности или условиям жизни (наличие психических аномалий, не исключающих вменяемости, трудные условия жизни в семье, наличие иждивенцев и т.п.). В принципе к таким лицам могут быть применены положения ст. 87-95 УК, за исключением помещения в специальные воспитательные и лечебно-воспитательные учреждения для несовершеннолетних (ст. 96 УК).

Заключение

Из всех нарушений законности, допускаемых несовершеннолетними, наиболее опасными являются уголовные преступления. Правильная, чётко организованная борьба с преступностью несовершеннолетних является одной из наиболее актуальных задач. Говоря о структуре и динамике преступности среди несовершеннолетних, необходимо отметить, что за последние пять лет в значительной мере увеличилось число правонарушений, совершённых несовершеннолетними: если несколько лет назад коэффициент преступности несовершеннолетних составил 6% к общему числу совершённых в стране преступлений, то в настоящее время он составляет 12%.

При этом совершается большое количество тяжких преступлений: умышленные убийства, бандитские налёты, разбойные нападения и грабежи. Около 80% всех преступлений совершено несовершеннолетними группами.

По сводным статистическим данным Генеральной Прокуратуры России рост преступности среди несовершеннолетних продолжается и в настоящее время.

К тому же следует учесть проявление новых, неизвестных ранее черт криминогенного характера, характеризующих преступность среди несовершеннолетних:

- более широкое применение холодного и огнестрельного оружия;

- неоправданная жестокость, даже садизм при совершении преступлений против личности;

- рост числа заранее организованных, групповых преступлений;

- стремление создать для себя материальные выгоды путём совершения корыстных преступлений.

Во всём этом содержится потенциальная возможность совершения этими лицами в будущем ещё более опасных преступлений, если их преступное поведение не будет своевременно пресечено.

В то же время следователи органов внутренних дел, расследующие преступления несовершеннолетних, и прокуроры, осуществляющие надзор за законностью производства расследования, должны учитывать особенности правовой регламентации уголовной ответственности несовершеннолетних. К числу таких особенностей необходимо отнести:

- установление возрастного предела в определении уголовной ответственности;

- определение более узких пределов уголовной ответственности;

- ограничения срока наказания в виде лишения свободы независимо от тяжести совершённого преступления;

- установление иных видов уголовного наказания в из сопоставлении с ответственностью взрослых правонарушителей;

- установление единого во всех случаях производства следствия - предварительного, с исключением различных форм дознания;

- определение специфики при исполнении наказания и некоторые другие существенные особенности при судебном рассмотрении уголовных дел несовершеннолетних.

Несовершеннолетние не могут быть привлечены к ответственности за некоторые преступления, субъектом которых может быть только лицо, достигшее 18-летнего возраста. Речь идёт о воинских и должностных преступлениях, а также о некоторых преступлениях против порядка управления и правосудия. В отношении несовершеннолетних запрещено применять:

- смертную казнь;

- срок лишения свободы не может превышать 10 лет;

- нельзя применить лишение свободы в виде заключения в тюрьму.

При признании лица особо опасным рецидивистом не учитывается судимость за преступление, совершённое в возрасте до 18 лет.

Особенности уголовной ответственности несовершеннолетних определяются не только возрастными и социально-психологическими условиями формирования личности, но и криминологическими её предпосылками и оценкой личности несовершеннолетнего как преступника.

В генезисе преступности несовершеннолетних решающее место занимают недостатки воспитания и влияния среды. Однако это не исключает правомерности возложения на них уголовной ответственности. Во-первых, эта ответственность устанавливается при наличии социально-психологических предпосылок. Во-вторых, она сама как социальный и правовой институт призвана выступать в качестве объективного фактора, противоборствующего преступным проявлениям и способствующего воспитанию подрастающего поколения, привитию ему необходимого правосознания.

Вместе с тем криминологическая сторона вопроса влияет и не может не влиять на характер и объём уголовной ответственности несовершеннолетних. Поскольку главными детерминантами преступных проявлений несовершеннолетних являются недостатки воспитания и слияние среды, общество вынуждено определённую долю ответственности брать на себя или возлагать её на малые социальные группы и конкретных лиц, не обеспечивающих должное воспитание или оказавших прямое отрицательное влияние, смягчая уголовную ответственность самих правонарушителей.

Действующее законодательство закрепляет положение о том, что граждане обязаны заботится о воспитании детей, готовить их к общественно-полезному труду, растить достойными членами общества. Забота о воспитании молодёжи, в особенности несовершеннолетних, рассматривается как конституционная обязанность всех граждан, всех государственных органов и общественных организаций. Реализация правовой реформы предполагает улучшение трудового, идейно-политического и нравственного воспитания молодёжи.

В настоящее время, когда решение социальных проблем по воспитанию молодёжи стало первоочередной задачей государственных и общественных органов, неизмеримо возросли возможности правового воздействия на совершенствование воспитания и образования подрастающего поколения, его гражданское, трудовое и интернациональное становление.

Совершаемые подростками преступления - сигнал обществу о существующих недостатках в нравственном воспитании молодого поколения. Успех нравственного воспитания зависит от многого:

- от создания здоровой моральной атмосферы как в масштабах общества, так и в отдельных коллективах, а также в семье;

- от органического сочетания массовой и индивидуальной работы с людьми;

Задача эта тем более важна, что речь идёт о формировании граждан правового государства, которые сами призваны создавать законы, обеспечивать их исполнение, совершенствовать законодательство, участвовать в управлении делами государства и обществ

Список использованной литературы :

Нормативные акты

1.УК РФ

2.Постановление Пленума Верховного Суда СССР “О практике применения судами законодательства по делам о преступлениях несовершеннолетних и о вовлечении их в преступную и иную антиобщественную деятельность” от 3 декабря 1976 г. “С последующими изменениями” // БВС СССР. 1977 г. №1. С. 19

3.Постановление Пленума Верховного Суда РСФСР от 25 декабря 1990 г. №5 “О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних и о вовлечении их в преступную и иную антиобщественную деятельность” // БВС РФ. 1991. №3.

4.Постановление Пленума Верховного Суда РФ №1 в редакции от 21 декабря 1993 г. “О практике назначения судами РФ наказания в виде лишения свободы”.

5.Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР по уголовным делам - М., 1996.

II. Специальная литература.

1. Анденес И. “Наказание и предупреждение преступлений” - М., 1979.

2. Астемиров И.И. “Уголовная ответственность и наказание несовершеннолетних”. - Минск, 1986.

3. Бабий Н.А. “Уголовная ответственность за спаивание несовершеннолетних”. - Минск, 1986.

4. Бабаев М.М. “Индивидуализация наказания несовершеннолетних”. - М., 1968.

5. Багрий-Шахматов Л.В. “Уголовная ответственность и наказание”. - Минск, 1976.

6. Брайнин Я.Н. “Уголовная ответственность и её основание в советском уголовном праве”. - М., 1963.

7. Беляев Н.А. “Уголовно-правовая политика и пути её реализации”. - Л., 1986.

8. Беляев Н.А. “Цели наказания и средства их достижения”. - Л., 1963.

9. Бочкарёва Г.Г. “Психология подростков - правонарушителей” / Сов. Юстиция, 1967, №22, с. 52.

10. Басков В.И. “Прокурорский надзор”. М., 1996.

11. Бирюков Е. “Подростки в беде”. // Социалистическая законность, 1987, №9, с. 25.

12. Ветров Н.И. “Если бы я знал закон” - М., 1976.

13. Викулин Н. “Нужны ли новые подходы к надзору за исполнением законов о молодёжи”. // Социалистическая законность, 1989, №3, с. 11.

14. “Вопросы уголовной ответственности и наказания” - Красноярск, 1986.

15. Денисов Ю.А. “Общая теория правонарушения и ответственности” - Л., 1983.

16. Евтеев М.П., Кирин В.А. “Законодательство об ответственности несовершеннолетних” - М., 1970.

17. Ефимов И.И. “Не сотвори себе кумира” - Л., 1990.

18. Иванов Ю. “Неотвратимость наказания и общественное мнение” //Социалистическая законность, 1971, №6, с. 30.

19. Игошев К.Е. “Опыт социально-психологического анализа несовершеннолетних правонарушителей” - М., 1967.

20. Карпец И.И. “Наказание. Социальные, правовые и криминологические проблемы”- М., 1964.

21. Кудрявцев В.Н. “Закон, поведение, ответственность” - М., 1986.

22. “Курс советского уголовного права. Общая часть” - М., 1961.

23. “Курс советского уголовного права. Наказание” - М., Т3, 1970.

24. “Курс советского уголовного права. Общая часть” - Л., Т2, 1970.

25. “Курс советского уголовного права. Общая часть” - Л., Т1, 1968.

26. “Личность преступника и применение наказания”. - Казань, 1980.

27. Лазарев А.М. “Субъект преступления” - М., 1981.

28. Мельникова Ю.Б. “Дифференциация ответственности и индивидуализация наказания” - Красноярск, 1989.

29. Маркс К., Энгельс Ф. “Сочинения” - М., 2-е издание, Т8.

30. Ной И.С. “Вопросы теории наказания в советском уголовном праве”. - Саратов, 1962.

31. Ной И.С. “Сущность и функции уголовного наказания в Советском государстве”. Изд-во Саратовского университета - 1965.

32. Никитин А.Ф. “Ответственность несовершеннолетних” - М., 1980.

33. Наумов А.В. “Российское уголовное право: Общая часть” - М., 2003.

34. Орлов В.С. “Административная и уголовная ответственность несовершеннолетних” - М., 1975.

35. Прохоров В.С. “Преступление и ответственность” - Л., 1984.

36. “Преступность и правонарушения”. Статистический сборник - М., 1995.

37. Примаченок А.А. “Ответственность взрослых за правонарушения несовершеннолетних” - Минск, 1996.

38. Солодкин И.И. “Очерки по истории русского уголовного права” - Л., 1998.

39. Стручков Н.А. Рецензия на книгу: И.С. Ной. “Теоретические вопросы лишения свободы”. Изд-во Саратовского университета, 1965, с. 116; Правоведение, 1967, №3.

40. Таганцев Н.С. “Русское уголовное право. Лекции. Часть общая”. Т2 - М., 1998.

41. “УК с постатейными материалами” - М., 1996.

42. “Комментарий к УК РФ” - М., 2003.

43. “Уголовное право. Общая часть” - М., 2002.

44. “Уголовное право. Общая часть” - М., 2003.

45. “Уголовная ответственность и её реализация” - Куйбышев, 1985.

46. “Уголовная ответственность: проблемы содержания, установления, реализации”. - Воронеж, 1989.

47. Шевченко Я.Н. “Правовое регулирование ответственности несовершеннолетних” - Киев, 1976.

48. Шапинова С.А. “Подросток: общество и закон” - Алма-ата, 2000.


[1] Бюллетень Верховного Суда СССР. 1977. №1, С.19

[2] Шапинова С.А. “Подросток: общество и закон” - Алма-ата, 2000. С.156.

[3] Бюллетень третьей сессии ВЦИК 1-го созыва, 1922, №6

[4] “Уголовное право. Общая часть” - М., 2003. С.127.

[5] Бюллетень третьей сессии ВЦИК 1-го созыва, 1922, №6 Бюллетень третьей сессии ВЦИК 1-го созыва, 1922, №6

[6] Прохоров В.С. “Преступление и ответственность” - Л., 1984.

[7] Лазарев А.М. “Субъект преступления” - М., 1981.С.43.

[8] Астемиров И.И. “Уголовная ответственность и наказание несовершеннолетних”. - Минск, 1986. С206.

См.: Астемиров З.А. “Уголовная ответственность и наказание несовершеннолетних”. М., 1970. с.20

“Преступность и правонарушения”, Статистический сборник, М., 1995, С. 49

Бюллетень Верховного Суда РСФСР, 1974, №12

[9] Таганцев Н.С. “Русское уголовное право. Лекции. Часть общая”. М., 1995 С154..

[10] Лазарев А.М. “Субъект преступления” - М., 1998. С.68.

[11] “Личность преступника и применение наказания”. – М.1999. С13

[12] Ветров Н.И. “Если бы я знал закон” - М., 1999.

[13] Беляев Н.А. “Уголовно-правовая политика и пути её реализации”. - М 1999.С

[14] Астемиров И.И. “Уголовная ответственность и наказание несовершеннолетних”. - М, 1996.С98.

[15] Лазарев А.М. “Субъект преступления” - М., 1996. С23.

[16] Анденес И. “Наказание и предупреждение преступлений” - М., 1979 С.178.

Скрябин М.А. “Общие начала назначения наказания и их применение к несовершеннолетним”. Казань, 1988.[17]

[18] Шапинова С.А. “Подросток: общество и закон” - Алма-ата, 2000. С.341.

М.М. Бабаев “Индивидуализация наказания несовершеннолетних”. “Юридическая литература”. 1968. С. 8

1 Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения, т. 1. С. 124

1 Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР по уголовным делам. М., 1995. С. 392

1 Скрябин М.А. “Общие начала назначения наказания и их применение к несовершеннолетним”. Казань, 1988. С. 45

2 М.М. Бабаев “Индивидуализация наказания несовершеннолетних”. “Юридическая литература”. 1968. С. 111

1 По свидетельству Г.Г. Бочкарёвой, около 20% несовершеннолетних правонарушителей отличаются этими особенностями (см. её статью “Психология подростков-правонарушителей” “Советская юстиция”, 1967, №22)

1 Игошев К.Е. “Опыт социально-психологического анализа несовершеннолетних правонарушителей”. М., 1967. С. 41

1 М.М. Бабаев “Индивидуализация наказания несовершеннолетних”. “Юридическая литература”. 1968, С. 5

1 М.Д. Шаргородский “Наказание, его цели и эффективность”. Л., 1973

1 Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР по уголовным делам. М., 95. С. 180

1 Бюллетень Верховного Суда СССР, 1989, №3. С. 45

1 См.: Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР по уголовным делам. - М.: Спарк, 1995. С. 215, 498

1 Бюллетень Верховного Суда РФ. 1997, №4. С. 10

1 “Преступность и правонарушения”. “Статистический сборник”. М., 1995. С. 58

1 Ф. Сафуанов “Психолого-психиатрическая экспертиза несовершеннолетнего обвиняемого”. Российская юстиция. 1997. №7. С. 29

1 “Преступность и правонарушения”. Статистический сборник. М., 1995. С. 69

1 Бюллетень Верховного Суда СССР, 1989, №3, С. 47

2 Бюллетень Верховного Суда СССР, 1994, №2, С. 6

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий