регистрация / вход

Понятие и значение института соучастия в преступлении 2

План: Введение Глава 1. Понятие и признаки соучастия в преступлении 4 - 9 Глава 2. Виды соучастников в преступлении 10-17 Глава 3. Формы соучастия 18-23

План:

Введение ..................................................................................................... 2 - 3

Глава 1. Понятие и признаки соучастия в преступлении............................ 4 - 9

Глава 2. Виды соучастников в преступлении............................................. 10-17

Глава 3. Формы соучастия.......................................................................... 18-23

Глава 4. Ответственность за соучастие в преступлении............................. 24-29

Заключение ................................................................................................ 30

Список литературы...................................................................................... 31


Введение

Институт соучастия в преступлении является одним из самых важных и сложных в теории уголовного права. И это неслучайно. Преступная деятельность, как и всякое творчество человека, может осуществляться как в одиночку, так и группой лиц, и даже определенной организацией людей с разветвленной деятельностью, наделенных различными преступными "правами" и "обязанностями", с иерархическим руководством: от организаторов до исполнителей, пособников и укрывателей.

Групповое преступление известно уголовному праву с древних времён и всегда оно рассматривалось как более опасное для общества, чем преступление, совершённое единолично. Однако, несмотря на то, что исследованию данной проблемы с середины прошлого века уделяется всё большее внимание до её разрешения так же далеко, как и полтора века назад.

Актуальность рассмотрения данной темы определяется следующим обстоятельством. Правоприменительная практика показывает, что в соучастии совершается очень большое количество преступлений (примерно одна треть), причем наиболее тяжких и опасных. Естественно поэтому, что в обстановке сегодняшнего роста преступности в законодательстве соучастию отводится большое место.

Конечно, наука не стоит на месте, и на разработку данной проблемы бросали свои усилия лучшие советские и российские учёные, однако и преступность с каждым днём приобретает качественно другие формы. Постоянно растёт организованная преступность, терроризм, коррупция среди государственных служащих различного уровня, о чём свидетельствует и судебная практика. Так в постановлениях пленума Верховного Суда как Российской Федерации ныне, так и СССР ранее о судебной практике по вопросам применения уголовного законодательства в различных областях особое внимание уделяется совершению преступлений группой лиц. Эта проблема привлекает к себе всё большее внимание, что в свою очередь неотвратимо влечёт усложнение системы взглядов, увеличение количества точек зрения на это явление, что, надо сказать, не способствует становлению единой системы понимания данного явления.

Поэтому целью моей работы является изложение моего представления о таком институте современного российского уголовного права как соучастие в преступлении.


Глава 1. Понятие и признаки соучастия в преступлении

Совершение преступления несколькими лицами по общему правилу облегчает достижение преступного результата и сокрытие следов преступления, а в конечном итоге усложняет его раскрытие и установление виновных. Наиболее явно данное обстоятельство дает о себе знать по делам, связанным с проявлением организованной преступности. Именно поэтому совершение преступления в соучастии, которое по официальным данным составляет около 30% в структуре преступности, зачастую повышает общественную опасность посягательства. Вместе с тем, очевидно, что без специальной регламентации в уголовном законе невозможно определить круг лиц, которые несут ответственность за совместно совершенное преступление, т.е. установить, на каком основании они подлежат ответственности, каковы характер и степень их участия в преступлении и в каких пределах им должно быть назначено наказание.

Согласно ст.32 Уголовного кодекса Российской Федерации соучастием в преступлении признается умышленное совместное участие двух или более лиц в совершении умышленного преступления. Из этого вытекает, что как особая форма совершения преступления соучастие обладает рядом объективных и субъективных признаков.

Объективными признаками соучастия являются, во-первых, участие в совершении преступления двух и более лиц; во-вторых, совместность действия участников. Первый из них означает, что соучастии в преступлении образует лишь стечение деятельности нескольких (минимум двух) физических лиц, которые отвечают признакам субъекта преступления (ст.19 УК). Для большинства форм соучастия минимально необходимым является наличие двух участников, однако в отдельных случаях соучастие в преступлении требует значительно большего количества виновных (например, преступления предусмотренные ст.208, 210, 212 УК).

Участники преступления должны достичь возраста, с которого наступает уголовная ответственность (ст.20 УК), и быть вменяемыми (ст.21 УК). Отсутствие указанных признаков согласно доктрине и по мнению Верховного Суда РФ[1] исключает соучастии в преступлении. Таким образом, если в преступную группу наряду с «годным» субъектом входили лица (лицо), которые не отвечают требованиям, предъявленным в ст.19 УК к субъекту преступления, то в целом данное преступление не может признаваться совершенным группой лиц (в соучастии). В таком случае согласно разъяснению Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» от 27 декабря 2002 г. действия лица, совершившего преступление посредством использования других лиц, не подлежащих уголовной ответственности в силу возраста, невменяемости и иных обстоятельств, должны рассматриваться как совершенные единолично, а не группой лиц (групповым способом)[2] .

Использование лицом, обладающим признаками субъекта преступления, невменяемых и малолетних для непосредственного совершения преступления не означает безнаказанности данного лица. Содеянное рассматривается как «посредственное исполнение» преступления и влечет его уголовную ответственность как непосредственного исполнителя преступления (а при использовании несовершеннолетних – еще и по ст.150 УК за вовлечение их в совершение преступления).

Совместность как объективный признак соучастия означает, что действия каждого из соучастников, направленные на совершение общего для них преступления, взаимно дополняют и обусловливают друг друга. Объединив усилия для достижения единого для них преступного результата, лица, участвующие в совершении преступления, могут внести разный вклад в его осуществление. Одни из них непосредственно выполняют объективную сторону преступного посягательства, другие тем или иным образом способствуют им в этом, создают условия для успешного совершения преступления либо обеспечивают сокрытие его следов или иным образом препятствуют раскрытию. Однако достигнутый совместными усилиями нескольких лиц преступный результат является единым, общим для всех. Поэтому каждый из соучастников полежит ответственности за него независимо от выполняемой роли (хотя, разумеется, с учетом ее).

Таким образом, соучастие в преступлении представляет собой сложную деятельность, при которой преступный результат достигается объединенными усилиями нескольких лиц. Наиболее весомый вклад в содеянное вносит тот из участников, кто непосредственно совершает действия, предусмотренные диспозицией статьи Особенной части УК, поскольку эти действия находятся в прямой причинной связи с преступным результатом. Действия других участников преступления объективно облегчают достижение исполнителем намеченной цели, а поэтому являются необходимыми условиями для совершения им преступления. Это означает, что действия каждого из соучастников находятся в причинной связи с наступившим преступным результатом (в преступлениях с материальным составом) или функционально связаны с деянием исполнителя, который непосредственно выполнил объективную сторону общего для них преступления благодаря помощи остальных его участников.

Из сказанного вытекает, что по времени действия соучастников непременно должны предшествовать или, по крайней мере, совпадать с действиями исполнителя. Поэтому соучастие в преступлении возможно только до того момента, пока преступление не окончено. Например, заранее обещанное оказание помощи лицу, похитившему чужое имущество и спрятавшему его неподалеку от того места, где оно хранилось, в перевозке на квартиру виновного не образует соучастие в хищение этого имущества. Однако если последовавшие после окончания преступления действия были заранее запланированы с исполнителем (обещаны ему), то они образуют соучастие в преступлении.

Соучастие возможно в виде присоединяющейся деятельности, когда лицо своими действиями вносит лепту в начатое другим лицом преступление, если оно еще не доведено до конца (например, помогает угонщику проникнуть в салон чужого автомобиля). Другими словами, соучастие в совершении преступления возможно на стадии приготовления к преступлению или при покушении на преступление, но невозможно, если преступление исполнителем уже окончено.

Соучастием признается создание не любых условий для совершения другим лицом преступления, а только таких, которые имеют существенное значение для достижения им преступного результата, без которых в данной обстановке преступное деяние вообще не могло быть совершено или совершение его было бы крайне затруднительным.

Участие в совместном совершении преступления может выражаться, как правило, в активных действиях; бездействие как форма соучастия в преступлении возможно только как заранее обещанное соучастникам невыполнение лицом возложенных на него обязанностей (например, пропуск на охраняемую территорию участников банды). Однако само по себе обещание бездействия фактически является сговором на совершение преступления, т.е. представляет собой активное деяние. Вместе с тем заранее не обещанное укрывательство преступления ввиду отсутствия признака совместности соучастием не признается[3] .

Совместность действий отсутствует, в случаях когда несколько лиц независимо друг от друга причиняют вред одному и тому же объекту уголовно-правовой охраны, если каждый самостоятельно выполняет состав соответствующего преступления (например, несколько человек независимо друг от друга совершают хищение имущества со склада, воспользовавшись свободным доступом в него, и при этом каждый действует сам по себе).

Субъективные признаки соучастия состоят в том, что, во-первых, соучастие возможно только в умышленных преступлениях; во-вторых, все участвующие в совершении преступления должны действовать умышлено. Таким образом, субъективная сторона соучастия в преступлении предполагает только умышленную вину, и, следовательно, невозможно соучастие в неосторожных преступлениях. Объединение физических усилий для достижения желаемого соучастниками преступного результата требует также объединения им волевых устремлений. Этого не может произойти при совершении неосторожного преступления, поскольку тут лицо не просто не желает и не допускает наступления вредных последствий – оно их попросту не предвидит как реально возможные. Это означает, что субъективно соединить свои усилия для достижения единого результата при неосторожном преступлении невозможно. Хотя отнюдь не исключается наступление вредных последствий вследствие неумышленных совместных действий нескольких лиц. Например, двое приятелей, желая пошутить, сбрасывают в реку плохо плавающего человека, и он тонет. Налицо неосторожное причинение смерти, совершенное двумя лицами. Однако эти случаи так называемого неосторожного сопричинения вреда УК не относит к соучастию, поскольку оно не содержит той степени общественной опасности, которая свойственна для умышленных совместных преступных действий. Содеянное каждым из виновных при неосторожном сопричинении вреда квалифицируется отдельно по той статье УК, которая предусматривает ответственность за соответствующее неосторожное преступление (в данном примере – по ч.1 ст.109 УК РФ).

Присоединение действий лица к преступному деянию других лиц может быть совершено только с прямым умыслом, однако по отношению к наступлению вредных последствий совместного преступления возможет как прямой, так и косвенный умысел соучастников[4] . Мотивы и цели совершения преступления у отдельных соучастников могут быть различными (например, один из грабителей действует из корыстных побуждений, а другой – из солидарности с ним).

Умышленная вина при соучастии означает, что исполнитель и другие соучастники взаимно осведомлены о своих совместных действиях, направленных на совершение конкретного преступления, они осознают, что совершают преступление объединенными усилиями, действуют «заведомо сообща». Если наряду с исполнителем в совершении преступления принимает участие кто-либо из соучастников, указанных в ч.1 ст.33 УК (организатор, подстрекатель, пособник), то их сознанием непременно охватывается, что они оказывают содействие исполнителю в достижении преступного результата. Иными словами, каждый из них понимает, какое именно преступление совершается исполнителем. Однако в сложных формах соучастия (например, в организованной группе) лица, участвующие в совершении преступления, лично могут и не знать исполнителя, а только догадываться о нем. Точно также как и исполнитель в этом случае может не быть знаком со всеми соучастниками, но он знает об их существовании.

Таким образом, из определения соучастия в преступлении (ст.32 УК) вытекает, что оно невозможно при наличии так называемой односторонней субъективной связи. В этом случае отсутствует слияние интеллекта и воли нескольких субъектов. Поэтому если некто, в тайне, от другого лица оказывает ему помощь в совершении конкретного преступления, оно не может считаться совершенным в соучастии. В этом случае отсутствует совместность действий нескольких лиц, которая означает их объединение не только причинной связью (объективно), но и единым умыслом (субъективно).

Другими словами, соучастием могут признаваться только согласованные действия двух или более лиц, поскольку именно согласованность является субъективным выражением совместности этих действий. Поэтому использование одним лицом другого для совершения преступления, о чем используемый не догадывается, является посредственным (опосредованным) исполнением, за которое ответственности подлежит только посредственный исполнитель без связи с институтом соучастия.

Сговор на совершение преступления по УК не является обязательным признаком соучастия. Хотя его наличие, безусловно, означает, что между соучастниками имеется двусторонняя объективная связь: все они осведомлены друг о друге и о выполняемой каждым из них роли. Вместе с тем двусторонняя объективная связь существует и при отсутствии предварительного сговора. Совершение преступления группой лиц без предварительного сговора реже, чем другие формы совместного совершения преступления, признаются квалифицирующим обстоятельством в статьях Особенной части УК.


Глава 2. Виды соучастников в преступлении

Статья 33 УК содержит исчерпывающий перечень видов соучастников преступления. В зависимости от характера действий каждого лица, совместно участвующего в совершении преступления, выделяются исполнитель, организатор, подстрекатель и пособник. Если лицо участвовало в совершении преступления одновременно в нескольких разных ролях (например, организатора и исполнителя, подстрекателя и пособника), то каждая из них должна найти закрепление в материалах уголовного дела.

Исполнитель преступления согласно ч.2 ст.33 УК – это лицо, которое:

а) непосредственно совершило преступление;

б) непосредственно участвовало в его совершении совместно в другими лицами (соисполнителями);

в) совершило преступление посредством использования других лиц, которые не полежат уголовной ответственности в силу возраста, невменяемости или других предусмотренных законом обстоятельств.

Исполнитель лично выполняет все действия, предусмотренные в статье Особенной части УК, или совершает только часть действий, охватываемых объективной стороной состава конкретного преступления. Иными словами, именно исполнитель совершает оконченное преступление или покушение на преступление (ст.30 УК).

Если исполнителей несколько, то они именуются соисполнителями. Каждый из них может принять участие в совместном совершении преступления, полностью осуществив посягательство (например, путем высказывания угроз потерпевшему с целью завладения его имуществом при вымогательстве; путем применения насилия к потерпевшему при хулиганстве). Однако соисполнитель может выполнить только часть действий, предусмотренных объективной стороной преступления. Так, соисполнителем является тот, кто, действуя с умыслом на причинение вреда, в момент посягательства оказывает непосредственную помощь другому лицу в успешном доведении преступления до конца. В этом случае соисполнители в сугубо техническом смысле распределяют между собой роли, облегчая совершение преступного посягательства.

К примеру, лицо, которое лично не совершило насильственного полового сношения, но путем применения насилия к потерпевшей содействовало другим в ее изнасиловании, признается соисполнителем группового изнасилования[5] . Соисполнителями лица, непосредственно совершившего изъятие чужого имущества путем кражи, грабежа или разбоя, являются лица, которые в соответствии с распределением ролей совершали согласованные действия, направленные на оказание непосредственного содействия исполнителю в совершении преступления (например, согласно договоренности с другими соучастниками осуществляли взлом дверей, запоров, решеток, вывозили похищенное, подстраховывали соучастников от возможного обнаружения совершаемого преступления либо совершали иные действия, связанные с проникновением другого лица в жилище либо изъятием имущества оттуда)[6] . Вместе с тем если непосредственного участия в совершении преступления организатор не принимал, то соисполнительство отсутствует[7] .

Исполнителем является также лицо, использовавшее для непосредственного совершения преступления других лиц, которые не подлежат уголовной ответственности в силу малолетнего возраста, невменяемости, а также действующих неосторожно или невиновно (например, использование обманутого знакомого для незаконной перевозки наркотических средств, переданных ему под видом обычных лекарств). Это так называемое посредственное исполнение.

Организатор – наиболее опасный из соучастников преступления, несмотря на то что он чаще всего не принимает непосредственного участия в его совершении. Основная функция организатора – упорядочить совершение преступления, подготовить условия для успешного его осуществления, а также для последующего сокрытия следов и обеспечения безнаказанности непосредственных исполнителей. В этих целях нередко происходит вовлечение в преступную деятельность сотрудников правоохранительных органов или прямой подкуп представителей власти.

Чаще всего организатор является вдохновителем совершения наиболее тяжких преступлений, требующих особой подготовки, специальных способов, орудий и средств совершения посягательства. Однако организаторская деятельность возможна и в менее опасных преступных деяниях, когда один из исполнителей берет на себя руководство другими соучастниками уже в процессе совершения преступления.

Согласно ч.3 ст.33 УК организатором признается лицо:

а) организовавшее совершение преступления;

б) руководящее его совершением;

в) создавшее организованную группу или преступное сообщество (преступную организацию);

г) руководившее этими преступными объединениями.

Организация совершения преступления (или нескольких преступлений) состоит в разработке плана, подборе и склонении к совместному совершению преступления других лиц, распределение ролей между ними, а также в обучении исполнителя каким-либо специальным навыкам или приемам, обеспечении его необходимыми средствами и орудиями совершения преступления, в обеспечении сокрытия следов преступления и предметов, добытых преступным путем. Этот вид организаторской деятельности реализуется на этапе подготовки к совершению преступления.

Руководство совершением преступления – это упорядочение деятельности соучастников во время его непосредственного совершения. Оно, как правило, осуществляется на месте совершения преступления и состоит в руководстве действиями исполнителя (соисполнителей) и пособников. Руководить совершением преступления может также лицо, не находящееся на месте посягательства, а отдающее необходимые указания исполнителю с помощью телефонной и радиосвязи.

Создание организованной группы или преступного сообщества (преступной организации) охватывает не только действия по подбору участников этих преступных объединений и приданию устойчивого характера их деятельности, но и разработку структуры, определение направления преступной деятельности, а в необходимых случаях – обеспечение оружием, боеприпасами, транспортными средствами, фальшивыми документами, средствами связи.

Руководство организованной группой или преступным сообществом (преступной организацией) означает деятельность лица, которое могло и не быть причастно к их созданию, однако благодаря своему авторитету фактически возглавило какое-либо из названных преступных объединений и направляет его противоправную деятельность. Руководителем преступного сообщества (преступной организации) при этом является как лицо, которое единолично или совместно с другими лицами управляет им как единым целым, так и лицо, возглавляющее то или иное его структурное подразделение. При этом руководство указанными преступными объединениями может осуществляться и лично (путем непосредственной дачи указаний), и через других лиц, как в месте дислокации преступного формирования, так и из другого региона.

В любом случае организатор осознает, что та или иная преступная группа находится под его влиянием и по его указанию совершает конкретные преступления.

Всякие иные действия, не связанные с организацией конкретных преступлений или руководством их совершением либо с созданием организованной группы (преступного сообщества) и руководством этими формированиями, не могут рассматриваться как организаторская деятельность.

Подстрекателем признается лицо, которое склонило другое лицо к совершению преступления путем сговора, подкупа, угрозы или другим способом (ч.4 ст.33 УК). Следовательно, подстрекатель самым непосредственным образом взаимодействует с исполнителем, воздействуя на его волю и вызывая у него решимость (намерение) совершить конкретное преступное деяние. Наиболее типичные способы подстрекательства указаны в законе (уговоры, подкуп, угроза). Другими способами подстрекательства являются просьба, приказание, насилие, лесть, возбуждение ненависти, мести, ревности и др. Не исключается подстрекательство к совершению конкретного преступления (например, убийства) путем мимики, жестов.

Внушение мысли о совершении преступления должно быть выражено в конкретной форме, когда подстрекаемый четко представляет, совершение какого именно преступления от него хотят. Однако это вовсе не означает, что подстрекатель непременно должен предельно точно, в соответствии в диспозицией Особенной части УК определять характер преступления, к которому он склоняет другое лицо (например, конкретно указать его объект, способ, время и место совершения деяния).

Призывы и пожелания, непосредственно не направленные на склонение лицо к конкретному противоправному деянию, не является подстрекательством. Отсутствует оно и в том случае, если лицо в общей, неконкретной форме выражает мысль о желательности совершения того или много преступления, однако она не обращена другому лицу как к избранному (предполагаемому) объекту.

Если подстрекательство выражается в физическом или психическом принуждении другого лица к совершению преступления, то это обстоятельство может исключать ответственность последнего согласно ст.40 УК (например, если под угрозой убийства лицо было вынуждено участвовать в разбойном нападении).

Подстрекательство может заключаться в склонении к совершению преступления не только исполнителя, но и иных соучастников (пособника, других подстрекателей). Лицо, склонившее к совершению преступления несовершеннолетнего, несет ответственность не только за подстрекательство, но и по ст.150 УК.

Как частный случай подстрекательства к преступлению рассматривается провокация преступления, т.е. побуждение представителем власти, осуществляющим правоохранительную деятельность, другого лица к противоправному деянию с целью изобличения в совершении преступления. Содеянное образует превышение должностных полномочий (ст.286 УК). Провокация взятки либо коммерческого подкупа любым другим лицом влечет ответственность по ст.304 УК.

Подстрекатель отличается от организатора тем, что только вовлекает исполнителя в совершение преступления и не возглавляет других соучастников, а также не руководит их действиями.

Подстрекатель и исполнитель могут действовать исходя из разных целей, хотя и с единым намерением совершить то или иное преступление. У них могут не совпадать и мотивы (например, подстрекатель из ревности склоняет другое лицо к совершению преступления, которое исполнители совершают за материальное вознаграждение).

С субъективной стороны подстрекатель всегда осознает как существенные фактические и юридические обстоятельства, образующие состав конкретного преступления, так и наличие непосредственной связи между содержанием умысла и совершением преступления исполнителем. Волевое содержание умысла подстрекателя выражается в желании склонить другое лицо к совершению преступления, а последствия могут быть для подстрекателя либо желаемыми, либо сознательно допускаемыми.

Пособником закон (ч.5 ст.33 УК) признает лицо, которое:

а) содействовало совершению преступления советами, указаниями, предоставлением информации, средств или орудий совершения преступления либо устранением препятствий;

б) заранее обещало скрыть преступника, средства или орудия совершения преступления, следы преступления либо предметы, добытые преступным путем;

в) заранее обещало приобрести или сбыть такие предметы.

Таким образом, пособник не принимает непосредственного участия в совершении преступления, а создает условия для его совершения исполнителем либо обеспечивает успешное окончание преступления и его сокрытие. Своими действиями пособник не создает у исполнителя решимости совершить преступление (она у него уже имеется), он лишь укрепляет эту решимость. В этом состоит отличие пособника от подстрекателя. Не исключено, однако, что пособник одновременно может выполнять и роль подстрекателя.

Чаще всего пособничество предшествует исполнению преступного посягательства либо совершается в момент его осуществления. Однако действия пособника, заранее обещанные исполнителю, могут быть совершены и после окончания преступления.

В преступления со специальным субъектом, где исполнителем выступает лицо, строго определенное в диспозиции статьи Особенной части УК, соисполнителем может быть только лицо, обладающее специальным признаком. Поэтому лица, не обладающие признаками специального субъекта, но совершающие вместе с исполнителем действия, входящие в объективную сторону преступления (например, лицо совместно с частным охранником применяет насилие, превышая тем самым свои полномочия), в соответствии с ч.4 ст.34 УК несут ответственность в качестве пособников.

Пособничество принято делить на два вида: физическое и интеллектуальное.

Физическое пособничество возможно путем, как действия, так и бездействия. Оно заключается, во-первых, в содействии совершению преступления предоставлением исполнителю необходимых средств или орудий (например, материалов или оборудования для изготовления фальшивых ценных бумаг), во-вторых, в устранении препятствий для совершения преступления (например, отвлечение охраны при совершении кражи с проникновением в помещение). Физическое пособничество означает такое содействие совершению преступления, которое существенно облегчает его совершение или сокрытие. Поэтому не признается пособником лицо, которое оказало явно незначительную помощь другому лицу, и эта помощь не могла серьезно повлиять на совершение тем преступления или уклонения от суда и следствия.

Лицо, предоставившее автомашину для перевозки похищенного имущества и тем самым содействовавшее совершению преступления другими лицами, является пособником, а не исполнителем преступления[8] .

Бездействие как форму физического пособничества образует невыполнение лицом, на котором лежала какая-то специальная обязанность, своего служебного долга (например, конвоир по договоренности с арестованным или другими лицами, заинтересованными в его судьбе, не мешает ему бежать из-под стражи).

Интеллектуальное пособничество состоит в даче советов, указаний и предоставлении информации, существенно облегчающих совершение преступления. К нему относится также заранее данное обещание скрыть преступника, средства или орудия совершения преступления, предметы, добытые преступным путем. Само по себе обещание лица оказать исполнителю соответствующую помощь, данное им по собственной инициативе или по просьбе последнего, укрепляет решимость исполнителя совершить преступление и поэтому рассматривается как интеллектуальное пособничество.

В судебной практике по делам о хищении чужого имущества пособничеством признавалось уже систематическое, хотя заранее не обусловленное приобретение у одного и того же лица похищенного имущества. Однако такая практика вызывает сомнение, поскольку при отсутствии заранее данного обещания приобретение или сбыт похищенного имущества образует преступление, предусмотренное ст.175 УК.

С субъективной стороны пособничество предполагает осознание лицом характера собственных действий и понимание того, какому именно преступлению им оказывается содействие, а также желание оказать такое содействие. Отношение к последствиям преступления может выражаться в их желании или сознательном допущении (т.е. в прямом или косвенном умысле). Не выраженное вовне обещание скрыть преступление (преступника), как правило, не может породить у исполнителя стимул к совершению преступных действий.

Заранее не обещанное укрывательство особо тяжки преступлений образует самостоятельное преступление против правосудия и влечет ответственность по ст.316 УК. При этом из числа субъектов этого преступления исключены супруг (супруга) и близкие родственники лица, совершившего такого рода преступление. Укрывательство иных категорий преступлений, если оно не было обещано исполнителю заранее, т.е. до начала преступления, уголовной ответственности не влечет.


Глава 3. Формы соучастия

Понятие «форма соучастия» в уголовном законе отсутствует, оно используется в науке уголовного права для характеристики различных способов совместного участия нескольких лиц в совершении преступления. Фактически о формах соучастия речь идет в ст.35 УК. Именно эта статья определенным образом классифицирует соучастие в преступлении.

Основными критериями, по которым можно классифицировать все случаи совместного совершения преступлений, являются, во-первых, наличие соглашение между участниками преступления (особенность субъективной связи между соучастниками), во-вторых, способ совместного совершения преступления.

Первый из этих критериев характеризует степень согласованности действий нескольких лиц, совместно совершающих преступление. Согласованность же непосредственно зависит от наличия договоренности (сговора) участников преступления. Как уже говорилось, УК не рассматривает сговор в качестве обязательного признака соучастия, однако заранее состоявшееся соглашение о совместном совершении преступного деяния не только существенно увеличивает общественную опасность, но и может выступать как относительно самостоятельный критерий классификации соучастия. По этому критерию можно выделить два вида соучастия: а) без предварительного сговора и б) с предварительным сговором.

На основе объективного критерия (способа взаимодействия соучастников между собой) могут быть выделены следующие формы соучастия: а) соисполнительство и б) соучастие в собственном смысле слова. Первое из них состоит в том, что несколько лиц совместно совершают действия, входящие в объективную сторону конкретного преступления. Второе, напротив, имеется там, где налицо разделение (несовпадение) ролей между соучастниками: наряду с исполнителем, непосредственно совершающим преступление, имеются также организатор, подстрекатель или пособник (по крайней мере кто-нибудь из них). Именно в этой ситуации для обоснования ответственности лиц, не принимавших непосредственного участия в совершении преступного посягательства, предусмотренного Особенной частью УК, используется ст.33 УК, в которой указаны виды соучастников преступления.

В диспозициях статей Особенной части УК довольно часто та или иная разновидность (форма) соучастия из указанных в ст.35 УК предусмотрена в качестве квалифицирующего признака.

Наиболее часто квалифицирующим признаком выступает совершение преступления группой лиц по предварительному сговору или организованной группой. Однако обстоятельством, отягчающим наказание, закон (п. «в» ч.1 ст.63 УК) признает совершение преступления в составе как группы лиц по предварительному сговору, организованной группы или преступного сообщества (преступной организации), так и группы лиц без предварительного сговора. В соответствии с ч.7 ст.35 УК совершение преступления группой лиц по предварительному сговору, организованной группой или преступным сообществом (преступной организацией) влечет более строгое наказание в пределах, предусмотренных санкциями статей Особенной части УК.

Таким образом, под формой соучастия следует понимать тип совместной деятельности нескольких лиц в процессе совершения преступления, который характеризуется способом взаимодействия соучастников и наличием сговора между ними.

Теория уголовного права[9] делит соучастие на, так называемое, простое и сложное. К простому соучастию относится соисполнительство, т.е. группа лиц, совместно совершающих преступление как с предварительным сговором, так и без такового, а к сложному – а) соучастие с разделением ролей (соучастие в собственном смысле слова), при котором наряду с исполнителем в совершении участвуют организатор, подстрекатель или пособник; б) организованная группа; в) преступное сообщество (преступная организация).

Разновидностью простого соучастия согласно ч.1 ст.35 УК является групповое преступление, если в его совершении совместно участвовали два или более исполнителя без предварительного сговора. При этом каждый из них в полном объеме или хотя бы частично совершает действия, составляющие объективную сторону конкретного преступления. В данном случае отсутствует разделение ролей на исполнителя, организатора, подстрекателя и пособника. Поэтому действия любого из участников такой группы квалифицируются только по статье Особенной части УК без ссылки на ст.33 УК.

Группа лиц без предварительного сговора – наименее опасная форма соучастия в преступлении, так как ее участники специально не оговаривают время начала совершения преступления, способ, который облегчит доведение преступления до конца и позволит достичь желаемого результата. Они лишь помогают друг другу в процессе преступного посягательства, непосредственно совершая действия, предусмотренные составом того или иного преступления. Соисполнители могут приступить к совершению преступления одновременно либо одни из них первым начинает преступные действия, а другой (другие) – позднее без какой-либо договоренности включаются в процесс посягательства. Совершение преступления группой лиц в качестве квалифицирующего признака введено законодателем в составы убийства (п. «ж» ч.2 ст.105 УК), умышленного причинения тяжкого вреда здоровью (п. «а» ч.3 ст.111 УК), изнасилования (п. «б» ч.2 ст.131 УК), насильственных действий сексуального характера (п. «б» ч.2 ст.132 УК).

Другую разновидность простого соучастия (соисполнительства) образует совершение преступления группой лиц по предварительному сговору (ч.2 ст.35 УК). Несмотря на то что в законе прямо не указывается, что участниками такой группы являются несколько исполнителей, судебная практика исходит именно из этого. Так, в п.10 постановления Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» от 27 декабря 2002 г. указывается, что «действия лица, непосредственно не участвовавшего в хищении чужого имущества, но содействовавшего совершению этого преступления советами, указаниями либо заранее обещавшего скрыть следы преступления, устранить препятствия, не связанные с оказанием помощи непосредственным исполнителям преступления, сбыть похищенное, надлежит квалифицировать как соучастие в содеянном в форме пособничества»[10] (т.е. по ч.5 ст.33 и ст.158 УК).

Сговор признается предварительным, если участники преступления договорились о совместном его совершении хотя бы незадолго до его начала, т.е. на стадии приготовления к преступлению. Он возможен как в форме устного или письменного соглашения, так и с помощью жестов, мимики, условных знаков.

Совершение преступления группой лиц по предварительному сговору в качестве квалифицирующего признака включено во многие составы преступлений против личности (убийство, умышленное причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью, истязание, похищение человека, незаконное лишение свободы, изнасилование и др.), преступлений в сфере экономики (хищение, вымогательство, легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем, и др.), преступлений против общественной безопасности и общественного порядка (терроризм, захват заложника, хулиганство и др.).

Организованная группа (ч.3 ст.35 УК) представляет собой разновидность сложного соучастия, качественно отличающегося от соисполнительства, предусмотренного ч.1 и 2 этой статьи. Ее своеобразие состоит в наличии признака устойчивости, означающего, что участников (членов) организованной группы объединяет цель совместного совершения, как правило, многочисленных преступлений (как тождественных, так и разнородных) в течение продолжительного времени. Такая группа может состоять и из двух лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений, однако по общему правилу у нее имеется руководитель (организатор). Участники группы, как правило, тщательно планируют и подготавливают совершение преступлений (если одного, то наиболее опасного и с еще большей основательностью), распределяют между собой роли при подготовке к преступлению и его совершении. На эти характерные черты организованной группы указал Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 27 декабря 2002 г.[11]

Необходимо подчеркнуть, что для организованной группы характерен не просто сговор ее участников (членов) на совершение одного или нескольких преступлений, но более тесное их объединение, свидетельствующее о профессионализме соучастников[12] .

Участники организованной группы могут являться исполнителями совершаемых ею преступлений или не принимать непосредственного участия в них, выступая в качестве организаторов и пособников. Однако такое техническое распределение ролей не влияет на юридическую оценку их действий. Все участники организованной группы в соответствии с ч.2 ст.34 УК признаются исполнителями и несут ответственность за совершенное преступление по статье Особенной части без ссылки на ст.33 УК.

Наиболее сложной (и опасной) формой соучастия признается преступное сообщество (преступная организация), т.е. сплоченная организованная группа (организация), созданная для совершения тяжких или особо тяжких преступлений либо представляющая собой объединение организованных групп, созданное в тех же целях (ч.4 ст.35 УК). Таким образом, отличительными признаками преступного сообщества (преступной организации) выступают:

а) значительно более высокая, нежели в организованной группе, степень устойчивости и сплоченности ее членов;

б) гораздо более сложная внутренняя структура;

в) направленность (цель) на совершение тяжких или особо тяжких преступлений. Кроме того, во главе преступного сообщества, как правило, находится авторитетное в преступной среде лицо (организатор, руководитель).

Объединение организованных групп, созданное в целях совершения тяжких или особо тяжких преступлений, - это преступное сообщество, состоящее из относительно автономных устойчивых групп, которые специально созданы в качестве его структурных подразделений или возникли в разное время, но затем были объединены под единым руководством. Вполне очевидно, что такое преступное сообщество не может состоять из двух-трех лиц, а должно насчитывать гораздо большее количество участников (членов). Точно также преступная организация не может состоять из минимально необходимого для соучастия количества (двух) лиц, а должна объединять в своем составе значительно большее число участников.

Учитывая повышенную опасность преступного сообщества (преступной организации), само по себе создание такого рода объединения, а также создание объединения организаторов, руководителей или иных представителей организованных групп в целях разработки планов и условий для совершения тяжких или особо тяжких преступлений (равно как и руководство ими) по ч.1 ст.210 УК признается самостоятельным оконченным преступлением.

Согласно ч.5 ст.35 УК лицо, создавшее организованную группу или преступное сообщество (преступную организацию) либо руководившее ими, подлежит ответственности как за организацию или руководство ими в случаях, предусмотренных статьями Особенной части УК, так и за все совершенные указанными сообществами преступления, которые охватывались его умыслом.

«Другие участники организованной группы или преступного сообщества (преступной организации)», о которых сказано в ч.5 ст.35 УК, - это лица, принимавшие непосредственное участие в совершаемых этими формированиями преступлениях или выполняющие иные активные действия в интересах группы (сообщества, организации), например финансирование, материальное обеспечение, снабжение оружием, подыскание объектов для нападения. Они подлежат ответственности как за участие в организованной группе (преступном сообществе) в случаях, специально предусмотренных статьями Особенной части УК, так и за преступления, в подготовке и совершении которых они участвовали.

Разовое выполнение пособнических действий лицами, не дававшими согласия на вхождение в организованную группу или преступное сообщество (преступную организацию), например предоставление транспорта, сокрытие похищенного имущества, не образует участия в них, а рассматривается как пособничество в конкретном преступлении и влечет ответственность со ссылкой на ст.33 УК.


Глава 4. Ответственность за соучастие в преступлении

Основание ответственности за соучастие в преступлении, как и при совершении преступления одним лицом, согласно ст.8 УК является совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного конкретной статьей УК. Специфика заключается в том, что признаки состава преступления, вменяемого соучастникам, устанавливаются на основе не только статьи Особенной части, но и положений, содержащихся в ст.33 УК.

Поскольку соучастники совместно совершают единое преступление, то и ответственности они подлежат на едином основании и в одинаковых пределах в рамках санкции той статьи Особенной части УК, которая вменена исполнителю. Юридически это выражается в квалификации действий всех соучастников по одной и той же статье Особенной части УК. Вместе с тем закон (ч.1 ст.34 УК) устанавливает, что ответственность соучастников преступления определяется характером и степенью фактического участия каждого из них в совершении преступления. При назначении наказания за преступление, совершенное в соучастии, кроме того, учитываются значение действий участника для достижения цели преступления, их влияние на характер и размер причиненного или возможного вреда. Следовательно, суд при назначении наказания соучастнику должен учесть не только его роль в совместно совершенном преступлении (т.е. вид соучастника), но и конкретно совершенные им при этом действия, а также форму соучастия.

Российское уголовное право исключает коллективную ответственность соучастников за действия, которые не охватывались их умыслом. В целом ответственность соучастников связывается с ответственностью исполнителя, она зависит от того, какое преступление совершил исполнитель, осуществляя их коллективную волю. Вместе с тем подчас исполнителю и другим соучастникам вменяются разные общественно опасные деяния и квалифицирующие (отягчающие) обстоятельства.

Квалифицирующие признаки, объективно повышающие степень общественной опасности совместно совершенного преступления (последствия, способ, орудия и средства), вменяются каждому соучастнику, если только они охватывались его умыслом.

Субъективные признаки, предусмотренные в качестве основных или квалифицирующих признаков в составе конкретного преступления (корысть, низменные побуждения, особая цель), вменяются другим соучастникам также только при условии, что они разделялись или хотя бы осознавались ими.

Иным образом учитываются смягчающие или отягчающие обстоятельства, относящиеся к личности одного из соучастников (например, совершение преступления с использованием своего служебного положения). Они учитываются при назначении наказания только этому соучастнику и не вменяются другим соучастникам (ч.2 ст.67 УК). Поэтому подстрекатель, склонивший к совершению хищения чужого имущества путем мошенничества лицо, которое использовало при этом свое служебное положение, подлежит ответственности по ч.1 ст.159 УК, в то время как исполнитель – по ч.3 ст.159 УК.

Юридическая оценка (квалификация) действий соучастников зависит как от формы соучастия, так и от того, какую конкретную роль выполнял каждый из них в процессе посягательства.

Действия исполнителя (соисполнителя) квалифицируются только по статье Особенной части УК, охватывающей состав совместно совершенного преступления. Ссылка на ст.33 УК в этом случае не требуется.

Поскольку организатор, подстрекатель или пособник непосредственно не совершают деяние, охватываемое объективной стороной состава преступления, предусмотренного Особенной частью УК, они несут ответственность по статье, вменяемой исполнителю со ссылкой на ст.33 УК. Если организатор или подстрекатель одновременно являлись исполнителями преступления, то содеянное квалифицируется без ссылки на ст.33 УК – только по статье Особенной части УК, предусматривающей наказание за совершенное преступление. Однако в процессуальных документах должно быть отражено, что исполнитель преступления выступал в качестве организатора или подстрекателя.

Соисполнительство в преступлениях со специальным субъектом (например, совершаемых должностными лицами) возможно только как совместная противоправная деятельность нескольких лиц, специально указанных в статье Особенной части УК. Поэтому лицо, не являющееся специальным субъектом, участвовавшее в совершении такого преступления, в соответствии с ч.4 ст.34 УК несет уголовную ответственность за него в качестве организатора, подстрекателя или пособника (т.е. их действия квалифицируются со ссылкой на ст.33 УК). Например, всякое вменяемое, достигшее 16-летнего возраста лицо, склонившее к получению взятки должностное лицо, подлежит ответственности по ст.33 и 290 УК за подстрекательство к этому преступлению. Как пособник отвечает тот, кто, не обладая признаками специального субъекта, совместно с исполнителем фактически совершает действия, составляющие объективную сторону преступления.

При сложном соучастии в форме организованной группы или преступного сообщества (преступной организации) ответственность организатора (руководителя) и других участников строится на основе положений, установленных в ч.5 ст.35 УК. Следует лишь отметить, что лица, которые объединились в организованную группу для совершения, например, убийства, кражи, разбоя, похищения человека, актов терроризма, однако не успевшие довести их до конца, подлежат ответственности за неоконченное преступление (приготовление к преступлению в форме сговора на совершение преступления). Это означает, что соответствующая статья Особенной части (например, п. «ж» ч.2 ст.105 УК) им вменяется со ссылкой на ст.30 УК.

Участники преступного сообщества (преступной организации), которые принимали участие в подготовке или совершении тяжких или особо тяжких преступлений в его составе, несут ответственность не только по ст.210, но и дополнительно по соответствующим статьям Особенной части УК.

В случаях когда исполнитель не доводит преступление до конца по не зависящим от него обстоятельствам (вынуждено), остальные соучастники несут уголовную ответственность в зависимости от того, на какой стадии было прекращено совершение преступления, т.е. за приготовление к преступлению или покушение на преступление (ч.5 ст.34 УК).

Так называемое неудавшееся соучастие имеет место тогда, когда организатору или подстрекателю по не зависящим от них обстоятельствам не удалось клонить другое лицо к совершению преступления. В этом случае уголовная ответственность наступает за приготовление к преступлению: действия указанных соучастников квалифицируются по ст.33 и статье Особенной части УК, предусматривающей преступление, к совершению которого они склоняли потенциального исполнителя. Неудавшееся соучастие, кроме того, имеет место при добровольном отказе исполнителя от замышляемого преступления, в результате чего остальные соучастники также несут ответственность за приготовление к преступлению.

Совместное совершение преступления накладывает существенный отпечаток на добровольный отказ соучастников от преступления, положения о котором закреплены в ч.4 ст.31 УК.

Наиболее жесткие требования закон предъявляет к добровольному отказу организатора или подстрекателя. Они не подлежат уголовной ответственности только в том случае, если своевременным сообщением органам власти или иными предпринятыми мерами предотвратили доведение преступления исполнителем до конца. Своевременным признается сообщение, при котором органы власти располагают достаточным временем для принятия мер по пресечению преступных действий исполнителя. Оно может быть сделано в любые органы власти (не только правоохранительные), анонимно или под вымышленным именем, устно или письменно.

Иные меры по предотвращению доведения преступления до конца – это любые действия, исключающие совершение оконченного преступления исполнителем (например, предупреждение предполагаемого потерпевшего или его родственников, шантаж, угроза и даже физическое противодействие исполнителю). В случае безуспешности действий организатора и подстрекателя по предотвращению совершения преступления исполнителем в соответствии с ч.5 ст.31 УК они подлежат ответственности, а предпринятые ими меры при назначении наказания могут быть признаны судом смягчающими обстоятельствами.

Требования, предъявляемые к добровольному отказу пособника, несколько иные. Он не подлежит уголовной ответственности, если предпринял все зависящие от него меры, чтобы предотвратить совершение преступления. Эти меры могут заключаться как в действиях (например, в изъятии у исполнителя предоставленных орудия или средства совершения преступления, своевременном сообщении органам власти о готовящемся преступлении, предупреждении потерпевшего), так и в бездействии (например, в не совершении необходимого для исполнителя действия или несообщение ему информации, имеющей решающее значение для совершения преступления). Если, несмотря на все зависящие от пособника меры, ему не удалось предотвратить преступление, то согласно ч.4 ст.31 УК он уголовной ответственности не несет.

Некоторые особенности имеет ответственность соучастников преступления и при наличии эксцесса исполнителя. Им признается совершение исполнителем преступления, не охватывающегося умыслом других исполнителей (ст.36 УК).

Практике известно несколько разновидностей эксцесса исполнителя:

а) вместо одного (задуманного) преступления исполнитель совершает абсолютно другое (например, вместо разбоя – незаконное приобретение наркотических средств);

б) вместо задуманного преступления он совершает это же преступление, но при квалифицирующих обстоятельствах (например, вместо убийства, предусмотренного ч.1 ст.105 УК, - убийство при отягчающих обстоятельствах, указанных в ч.2 этой статьи);

в) наряду с задуманным преступлением исполнитель совершает иное преступление, не охватываемое умыслом соучастников (например, кроме вымогательства – еще и изнасилование).

За эксцесс исполнителя другие соучастники преступления ответственности не подлежат. Поэтому в первых двух случаях соучастники несут ответственность либо за неоконченное преступление, которое охватывалось их умыслом. Так, суд исключил из обвинения подсудимого участие в разбое, поскольку его умыслом охватывалось лишь соучастие в грабеже[13] . В другом случае суд не признал К. виновным в причинении значительного ущерба потерпевшему в результате похищения у него Б-м золотого кольца и фотоаппарата, так как согласно предварительной договоренности между К. и Б-м последний должен был завладеть только спиртными напитками[14] .

Под третьей разновидностью эксцесса исполнитель подлежит ответственности по совокупности за оба совершенных им преступления, другие соучастники – только за совместно совершенное оконченное преступление, которое изначально охватывалось их умыслом.

Таким образом, уголовно-правовая оценка действий соучастников при эксцессе исполнителя не только зависит от того преступления, которое вменяется исполнителю, но и наряду с этим ответственность каждого из них носит самостоятельный характер.


Заключение

Цель данной работы заключалась в раскрытии понятия института соучастия в российском уголовном праве, описании признаков соучастия в совершении преступления, определении видов соучастников и форм соучастия, и основных принципов их ответственности.

На протяжении всей истории развития отечественного уголовного права институт соучастия являлся одним из наиболее сложных и дискуссионных в учении о преступлении и в целом в теории уголовного права.

Думается, что ныне действующее уголовное законодательство России и практика его применения судами, обобщаемая и анализируемая Верховным Судом РФ, позволяет успешно разрешать возникающие в уголовно-процессуальной деятельности вопросы ответственности конкретных лиц, соучаствующих в совершении преступлений, полно, объективно, всесторонне оценивать их роли и вклад в противоправные деяния и индивидуализировать меры ответственности исходя из декларируемых в нормах права принципа вины, а также принципов гуманизма и справедливости – неотъемлемых атрибутов современного российского закона, что приобретает особую актуальность в нынешний период судебной реформы.


Список литературы:

1. Уголовный кодекс Российской Федерации;

2. Разъяснение Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое»;

3. Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. М., 2000 г.

4. Бюллетень Верховного Суда РФ. 2003 г. №2;

5. Бюллетень Верховного Суда РФ. 1995 г. №10;

6. Бюллетень Верховного Суда РФ. 2001 г. №10;

7. Бюллетень Верховного Суда РФ. 1993 г. №6;

8. Рарог А.И. Квалификация преступлений по субъективным признакам: Учебное пособие. СПб., 2003 г.;

9. Наумов А.В. Российское уголовное право. Общая часть: Курс лекций. М., 1996 г.;

10. Рарог А.И., Журавлев М.П. Уголовное право России. Части общая и Особенная: Учебник. М., 2006 г.


[1] Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. М., 2000. с.532

[2] Бюллетень Верховного Суда РФ (далее БВС РФ). 2003. №2. с.4

[3] БВС РФ. 1995. №10. с.4

[4] В юридической литературе высказана и другая точка зрения, согласно которой соучастие возможно только с прямым умыслом, поскольку его вид определяется желанием каждого соучастника принять участие в совместном совершении преступления (Рарог А.И. Квалификация преступлений по субъективным признакам. СПб., 2003 г. с.219)

[5] Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. М., 2000 г. с.421

[6] БВС РФ. 2003. №2. с.4

[7] БВС РФ. 2001. №10. с.16

[8] БВС РФ. 1993 г. №6. с.2

[9] Наумов А.В. Российское уголовное право. Общая часть: Курс лекций. М., 1996 г. с.299

[10] БВС РФ. 2003 г. №2. с.4

[11] БВС РФ. 2003 г. №2. с.5

[12] БВС РФ. 2001 г. №10. с.17

[13] БВС РФ. 2001 г. №10. с.17

[14] БВС РСФСР. 1991 г. №9. с.3

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий