регистрация / вход

Понятие вменяемости и невменяемости. Уголовная ответственность лиц с психическим расстройством,

Введение Вследствие сложной политико-экономической ситуации в стране, распространения разного рода психотропных веществ, постоянных стрессов и потрясений, сегодня встреча с человеком, хотя бы время от времени находящимся в состоянии сильного психического расстройства перестает быть редкостью.

Введение

Вследствие сложной политико-экономической ситуации в стране, распространения разного рода психотропных веществ, постоянных стрессов и потрясений, сегодня встреча с человеком, хотя бы время от времени находящимся в состоянии сильного психического расстройства перестает быть редкостью.

«Свобода воли» – общее условие любого вида социальной ответственности личности в обществе. В праве для характеристики ответственности есть юридическое понятие. В уголовном праве – понятие вменяемости, в основе которой лежит фиксированный нормами уголовного права уровень «свободы воли» личности преступника – принятое свободно решение лица совершить преступление.

Свобода воли лица во время совершения общественно опасного деяния, предусмотренного уголовным законом, обусловливает его способность быть виновным, т.е. вменяемым.

Борьба с пьянством и наркоманией предполагает сочетание самых разнообразных форм и средств, в которые входит и использование и правовых средств, которые играют двоякую роль. С одной сторо­ны, они направлены на предупреждение и устранение условий, способствующих пьянству и наркомании, а с другой – на предупреждение и устранение условий, спо­собствующих проявлению антиобщественного поведения, связанного с пьянством и наркоманией.

Алкоголь, наряду с другими одурманивающими веществами, имеет первостепенное значение в нарушении баланса сил возбуждения и торможения, создающем в итоге психические аномалии, обуславливающие агрессивные реакции. В этом состоянии доминируют внешне обвиняющие самозащитные формы реагирования, предпочтительными становятся более лёгкие, примитивные, не требующие усилий способы достижения целей.

Опьянение затрудняет осознание социальной значимости поведения и анализ возникшей эмоциогенной ситуации, что свидетельствует о своего рода психической аномалии. При решении вопроса о наказании лица, совершившего преступление в состоянии опьянения, следует принимать во внимание характер опьянения (добровольное, вынужденное, неосмотрительное, «для храбрости», с целью облегчить свершение преступления). Опьянение не может быть смягчающим фактором, если оно злонамеренное, а также, если субъект привёл себя в такое состояние, зная, что для него опьянение может быть катализатором агрессивных реакций в большей мере, чем у других.

Общетеоретическую базу исследования образуют труды Н.Исаева, Н.Г. Иванова, С.В. Шишкова, Е.В. Кудряшова, А.Н. Игнатова, Б.В. Здравомысловой и других.

Объектом исследования являются алкоголизм, наркомания и состояния вменяемости и невменяемости как негативные социальные явления, отрицательно влияющие на сознание и волю личности и стимулирующие совершение преступлений. Предметом исследования выступают соответствующие положения теории и практики уголовного права, криминологии, уголовное законодательство.

Цель работы состоит в исследовании алкоголизма, наркомании, видов и причин психических расстройств личности; изучения и разработки совершенствования системы уголовно-правовых норм, предусматривающих ответственность за преступления, совершенные в состоянии опьянения и лиц с психическими расстройствами. Для достижения данной цели предполагается решение следующих задач: анализ алкоголизма и наркомании, анализ уголовной ответственности лиц за деяния, совершенные в состоянии опьянения и лиц с психическими расстройствами; анализ проблем вменяемости и невменяемости и др.

Методологическую основу исследования составляет диалектико – материалистический метод познания.

Исходя из всего вышесказанного, можно сделать вывод, что в современном мире тема данной работы весьма актуальна и требует дополнительного изучения для совершенствования решений проблем, возникающих в этой сфере.

Глава 1. Понятие вменяемости и невменяемости. Уголовная ответственность лиц с психическим расстройством, не исключающим вменяемость.

1.1 Понятие и уголовно-правовое значение вменяемости и невменяемости

Вменяемость означает способность нести ответственность перед законом за свои действия, предпосылка к конкретного вида юридической ответственности – уголовной[1] . Она – исходный пункт принципа субъективного вменения, важнейшего принципа уголовного права и уголовной политики. Только при наличии вменяемости могут быть поставлены и разрешены вопросы: о субъекте уголовной ответственности и личности преступника; о виновности субъекта; степень его вины; наличии самого основания уголовной ответственности – состава преступления

Вменяемость является обязательным юридическим признаком основания уголовной ответственности (состав преступления), характеризующим субъекта преступления. Отсутствие указанного признака (при невменяемости) исключает основание уголовной ответственности – состав преступления, а, следовательно, и наличие самого преступления[2] .

Способность понимать фактическую сторону и социальную значимость своих поступков и при этом сознательно руководить своими действиями отличает вменяемого человека от невменяемого. Преступление совершается под воздействием целого комплекса внешних обстоятельств, играющих роль причин и условий преступного поведения. Но ни одно из них не воздействует на человека, минуя его сознание. Будучи мыслящим существом, человек с нормальной психикой способен оценивать обстоятельства, в которых он действует, и с их учетом выбирать вариант поведения, соответствующий его целям.

Невменяемый не может нести уголовную ответственность за свои объективно опасные для общества поступки, прежде всего потому, что в них не участвовали его сознание и (или) воля. Общественно опасные деяния психически больных обусловлены их болезненным состоянием. Какой бы тяжелый вред обществу они ни причинили, у общества нет оснований для вменения этого вреда им в вину. Применение наказания к невменяемым было бы несправедливым и нецелесообразным еще и потому, что по отношению к ним недостижимы цели уголовного наказания - исправление осужденного и предупреждение совершения новых преступлений (имеется в виду частная превенция).

К лицам, совершившим общественно опасные деяния в состоянии невменяемости, по назначению суда могут быть применены принудительные меры медицинского характера в случаях, когда психические расстройства связаны с возможностью причинения этими лицами иного существенного вреда либо с опасностью для себя или других лиц. Это особые меры, которые не являются наказанием, а имеют целью излечение указанных лиц или улучшение их психического состояния, а также предупреждение совершения ими новых деяний, предусмотренных статьями Особенной части УК. Что примечательно, к невменяемым, не представляющим опасности для общества, принудительные меры медицинского характера не применяются. Однако суд вправе своим определением направить такое лицо на амбулаторное принудительное наблюдение и лечение у психиатра (ст.100 УК РФ, ст.406 , 412 УПК РФ).

Во всех случаях, когда у суда или органа следствия возникает сомнение относительно вменяемости, обязательно проводится судебно-психиатрическая экспертиза. На основании заключения экспертизы окончательное решение о признании человека вменяемым или невменяемым выносит суд[3] .

От преступника невменяемый отличается тем, что в структуре личности невменяемого содержатся психические нарушения такой степени, которые исключают его социально-психологическую способность проявлять свое отрицательное (виновное) отношение к интересам общества и государства в форме умысла или неосторожности[4] . А также, общественная опасность преступника и общественная опасность невменяемого различны по природе, истокам возникновения, сущности и содержанию. Но различны и уголовно-правовые меры, предпринимаемые для устранения общественной опасности невменяемого и преступника.

1.2 Критерии невменяемости

Критерий невменяемости является одним из оснований для освобождения от уголовной ответственности лиц, совершивших преступление.

Под невменяемостью понимается такое психическое состояние лица, при котором он в момент совершения общественно-опасного деяния не был способен осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) и руководить ими.

Факт невменяемого состояния лица на момент совершения преступления исключает возможность вменения ему совершённого им действия (бездействия), как преступления[5] .

Раскрывая понятие невменяемости, наука уголовного права пользуется двумя критериями, совокупность которых и характеризует это состояние: медицинским (биологическим) и юридическим (психологическим).

Юридический критерий определяется судом, когда тот даёт оценку лицу, совершившему общественно-опасное деяние, как не способному осознавать характер своих действий и руководить ими. Данный критерий состоит в отсутствии у лица способности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий или бездействия (интеллектуальный признак) и руководить ими (волевой признак).

Юридический критерий невменяемости заключается в отсутствии у лица способности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) – это интеллектуальный момент, либо руководить своими поступками – волевой момент. Содержание интеллектуального момента свидетельствует о том, что лицо не понимает опасности своего поведения для общества. Это качество психики означает отсутствие у лица способности понимать как физическую сторону совершаемого деяния, так и его социальный смысл[6] . Непонимание лицом содержания фактической стороны своего действия или бездействия обычно означает непонимание им причинной связи между совершенным деянием и наступившими последствиями. Однако главное в содержании интеллектуального признака заключается в непонимании лицом социального смысла своего деяния, т. е. в отсутствии понимания его общественно опасного характера.

Расстройство интеллекта, как правило, вызывает и расстройство воли – лицо не может руководить своими поступками. Однако бывают случаи, когда лицо осознаёт характер своего поведения, но в силу болезненного состояния не может руководить своими действиями.

Для признания лица невменяемым требуется наличие одного из признаков юридического критерия в сочетании с одним из признаков медицинского критерия. Наличие одного лишь юридического критерия не является основанием для признания лица невменяемым.

Медицинский критерий раскрывает причины неспособности осознавать опасность своего действия (бездействия): болезненное состояние психики человека или отставание в психическом развитии лица, совершившего общественно-опасное деяние. При этом не всякое болезненное состояние психики позволяет признать его невменяемым, а только то, которое мешало ему правильно оценивать свои поступки. Вменяемость может присутствовать при наличии любого из психических расстройств, перечисленных в законе[7] .

Медицинский критерий невменяемости в ст. 21 УК представляет собой обобщенный перечень психических расстройств, включающих четыре их вида:

а) хроническое психическое расстройство;

б) временное психическое расстройство;

в) слабоумие;

г) иное болезненное состояние психики.

Для наличия медицинского критерия достаточно одного из упомянутых видов психических расстройств.

А) Понятием хронического психического расстройства охватывается группа заболеваний, носящих длительный характер, трудно поддающихся излечению, протекающих непрерывно или приступообразно, имеющих тенденцию к прогрессированию. К ним относятся: шизофрения, эпилепсия, предстарческие и старческие психозы и другие психические болезни. В судебно-психиатрической практике хронические психические расстройства наиболее часто выступают в качестве медицинского критерия невменяемости.

Б) К временному расстройству психики относятся психические заболевания, которые быстро развиваются, длятся непродолжительное время и заканчиваются полным выздоровлением. Это острые психозы, реактивное состояние (временные расстройства психической деятельности под влиянием тяжелых душевных потрясений) и т.п.
В) Слабоумие - болезненное состояние психики, которое характеризуется неполноценностью умственной деятельности. По степени поражения умственной деятельности различаются три формы олигофрении:

- легкая - дебильность;

- средняя - имбецильность;

- и тяжелая - идиотия.

Г) Иное болезненное состояние психики - это такое расстройство психической деятельности болезненного характера, которое не подпадает под признаки названных трех категорий. Сюда могут быть отнесены тяжелые формы психопатии, последствия черепно-мозговой травмы и другие.[8]

Невменяемость устанавливается только на момент совершения общественно-опасного деяния. Предшествующие времени совершения преступления, а также последующие отклонения в психическом состоянии лица для квалификации преступления особого значения не имеют. Последующее выздоровление лица не является основанием привлечения его к уголовной ответственности. Но, например, лицо, страдающее хроническим расстройством психики, обычно не отдающее отчета своим поступкам, в случае совершения преступления в момент временного просветления рассудка привлекается к уголовной ответственности за умышленное преступление. При многих психических заболеваниях у человека сохраняется до известных пределов правильная ориентировка в окружающем мире, он обладает определенным запасом знаний. Для признания лица невменяемым нужно установить его неспособность осознавать именно те общественно опасные деяния, которые он совершил, будучи психически больным. При этом необходимо, чтобы лицо осознавало не только фактическую сторону деяния, но и его социальную значимость, общественно опасный характер.
Вопрос о вменяемости (невменяемости) всегда решается в отношении конкретного деяния. Никто не может быть признан невменяемым вообще, безотносительно к содеянному[9] .

Хронические психические расстройства представляют наличие у лица хронической душевной болезни, то есть длительно протекающего расстройства психики. Иногда они могут протекать приступообразно (то есть с улучшением или ухудшением психического состояния). К таким болезням относятся: шизофрения, эпилепсия, маниакально-депрессивный психоз, паранойя, прогрессивный паралич, как последствие сифилиса мозга, прогрессирующее старческое слабоумие и другие болезни[10] .

Временное психическое расстройство – это расстройство психики человека, протекающее относительно скоротечно и, как правило, заканчивающееся выздоровлением. К таким расстройствам относятся все так называемые исключительные состояния: патологическое опьянение (белая горячка), патологический аффект, реактивные симптоматические состояния, возникающие, например, в результате тяжёлых психических потрясений, и другие, временно лишающие человека возможности нормальной психической ориентации.

Слабоумие заключается в значительном понижении умственных способностей и носит постоянный характер. Оно может быть врождённым или приобретается в результате перенесённых тяжёлых неврологических заболеваний (например, менингита, энцефалита).

К иным болезненным состояниям психики относятся различные болезненные явления, которые не являются психическим расстройством или заболеванием в тесном смысле этого слова, но тем не менее так же сопровождается нарушением психики. Подобное может наблюдаться и при травмах головного мозга, опухолях мозга и других, в принципе не психических заболеваниях.

При решении вопроса о признании лица невменяемым суд прибегает к помощи судебно-психиатрической экспертизы[11] , которая в соответствии с уголовно-процессуальным законом устанавливает характер болезненного расстройства психики лица и определяет его тяжесть. Однако окончательное решение этого вопроса принадлежит суду. К лицу, признанному судом невменяемым нельзя применить наказание. К нему могут быть применены лишь принудительные меры медицинского характера.

Невменяемость устанавливается только на момент совершения преступления. К лицам, у которых после совершения преступления наступило психическое расстройство, делающее невозможным назначение или исполнение наказания, так же применяются принудительные меры медицинского характера.

В соответствии с ч. 1 ст. 99 УК РФ суд может назначить четыре вида принудительных мер медицинского характера:

Амбулаторное принудительное наблюдение и лечение у психиатра. Данная мера может быть назначена при наличии оснований для применения принудительных мер, если лицо по своему психическому состоянию не нуждается в помещении в психиатрический стационар. Применяя эту меру суд должен быть убежден, что лицо не представляет опасности для общества как по характеру совершенного деяния, так и по характеру психического расстройства. Кроме того, должно быть заключение судебно-психиатрической экспертизы о том, что амбулаторного наблюдения для этого больного достаточно для осуществления необходимых лечебных мероприятий. Суд обязан так же установить, что больной в состоянии самостоятельно либо с помощью родственников удовлетворять свои основные жизненные потребности.

Принудительное лечение в психиатрическом стационаре общего типа (ч.2 ст.101). Для применения принудительных мер в психиатрическом стационаре любого типа требуется наличие оснований, предусмотренных ст. 97, а так же необходимость по характеру психического расстройства лица таких условий лечения, ухода, содержания и наблюдения, которые могут быть осуществлены только в условиях психиатрического стационара.

Принудительное лечение в психиатрическом стационаре общего типа может быть назначено лицу которое по своему психическому состоянию нуждается в стационарном лечении и наблюдении, но не требует интенсивного наблюдения.

Принудительное лечение в психиатрическом стационаре специализированного типа (ч.3 ст. 101). В этом виде стационара должны находится лица, которые по своему психическому состоянию нуждаются в стационарном лечении и постоянном наблюдении. Представляется, что здесь больные должны постоянно находится в поле зрения медицинского персонала.

Принудительное лечение в психиатрическом стационаре специализированного типа с интенсивным наблюдением (ч.4 ст.101). Пребывание для лечения в таком психиатрическом стационаре может быть назначена лицу, которое по своему психическому состоянию представляет особую опасность для себя и других лиц и требует постоянного и интенсивного наблюдения.

Условия лечения и определение методов наблюдения в психиатрических стационарах устанавливаются Министерством здравоохранения. При этом важно подчеркнуть, что к лицам, которым назначено принудительное лечение, применяется те же методы диагностики, лечения, профилактики, а также все необходимые меры социальной реабилитации, которые применяются ко всем лицам, страдающим психическими расстройствами с соответствующим диагнозам заболевания.

1.3 Уголовная ответственность лиц с психическими расстройствами, не исключающими вменяемости

Статья 22 Уголовного кодекса РФ впервые в российском законодательстве регулирует вопрос об ответственности лиц с психическими аномалиями, не исключающими вменяемости:

"1. Вменяемое лицо, которое во время совершения преступления в силу психического расстройства не могло в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, подлежит уголовной ответственности.

2. Психическое расстройство, не исключающее вменяемости, учитывается судом при назначении наказания и может служить основанием для назначения принудительных мер медицинского характера".

Еще на ранних этапах развития общей и судебной психиатрии было замечено, что нет резкой границы между душевной болезнью и полным психическим здоровьем. Для оценки промежуточных состояний в прошлом веке была предложена концепция уменьшенной вменяемости. Эта концепция не получила широкой поддержки. Среди противников уменьшенной вменяемости был и один из основоположников судебной психиатрии профессор Московского университета В.П.Сербский. Он писал: "Введение в законодательство этого понятия - при невозможности дать какую-либо правильную мерку для приложения его на практике - вызвало бы значительные недоразумения и дало бы ложное направление разрешению вопроса о невменяемости, который допускает только два решения: или человек обладал свободой действия - и тогда он вменяем, или же он не обладал ею - и тогда он невменяем".

Российское уголовное право в советский период не признавало понятия уменьшенной вменяемости. Оно исходило из того, что вменяемость не может иметь степеней. Лицо, совершившее общественно опасное деяние, признается либо вменяемым (тогда оно является субъектом преступления), либо невменяемым (тогда оно субъектом преступления быть не может).

Именно потому, что вменяемость выступает в качестве признака субъекта преступления, понятие уменьшенной вменяемости рассматривалось как неудачное. Действительно, никто не может быть субъектом преступления частично, в уменьшенном размере.

Однако дискуссии среди юристов и психиатров о целесообразности введения в законодательство понятия уменьшенной (ограниченной) вменяемости никогда не прекращались. Это можно объяснить, во-первых, тем, что современное законодательство Франции, ФРГ, Швейцарии, Польши и ряда других стран Европы признает в той или иной формулировке концепцию уменьшенной вменяемости; во вторых, успехами психиатрии в изучении так называемых пограничных состояний и аномалий психического развития, не достигающих уровня психического заболевания (различные формы психопатии, неврозы, остаточные явления черепно-мозговых травм, алкоголизм, наркомания, токсикомания и т.д.).

Д.В.Сирожидиновым предпринята попытка дать полный перечень подобных аномалий, придав ему исчерпывающий характер. В этот перечень попали и некоторые "классические" психические заболевания (шизофрения, эпилепсия, маниакально-депрессивный психоз, прогрессивный паралич), если "выраженность психического расстройства не достигает психотического уровня". Очевидно, классификация психических аномалий в дальнейшем будет уточняться с учетом практики применения ст. 22 УК.

Примером уголовной ответственности лица, страдающего психическим расстройством может служить дало Моржухиной: суд признал, что Моржухина совершила общественно опасные деяния - соучастие в форме подстрекательства к убийству по предварительному сговору, из корыстных побуждений и покушение на соучастие в убийстве, совершенное группой лиц по предварительному сговору, с целью скрыть другое преступление. Установив вину Моржухиной в содеянном, суд первой инстанции пришел к выводу о ее невменяемости на момент рассмотрения дела в суде и освободил ее от уголовной ответственности, применив меры медицинского характера в виде принудительного лечения в психиатрической больнице общего типа. Кассационная инстанция оставила определение суда без изменения. Заместитель Генерального прокурора РФ в протесте поставил вопрос об отмене состоявшихся по делу судебных решений, поскольку судом неправильно применен уголовный закон, вследствие чего Моржухина без достаточных на то оснований была освобождена от уголовной ответственности. Президиум Верховного Суда РФ удовлетворил протест по следующим основаниям.

В соответствии со ст.21, п. "а" ч.1 ст.97 УК РФ, на которые сослался в определении суд первой инстанции, не подлежит уголовной ответственности за совершение общественно опасных деяний с возможным применением мер медицинского характера лишь лицо, которое во время совершения этих деяний находилось в состоянии невменяемости.

Между тем суд установил, что Моржухина страдает хроническим психическим расстройством в форме расстройства личности истерического (диссоциативного) типа. Данное психическое расстройство не исключало вменяемости на период правонарушения и явок с повинной. Она могла осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. Вслед за правонарушением развилась психотическая симптоматика в форме реактивной депрессии с псевдодементными расстройствами у психотической личности (истерический вариант). Следовательно, Моржухина, признанная виновной в совершении преступлений в состоянии вменяемости, но лишенная возможности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий либо руководить ими вследствие наступившего после совершения преступлений психического расстройства, не подлежала освобождению от уголовной ответственности за содеянное ею в состоянии вменяемости. Согласно ч.1 ст.81 УК РФ лицо, у которого после совершения преступления наступило психическое расстройство, лишающее его возможности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, освобождается от наказания, а лицо, отбывающее наказание, освобождается от дальнейшего его отбывания. В случае выздоровления указанное лицо в соответствии с ч.4 ст.81 УК РФ может подлежать уголовной ответственности и наказанию. Принудительные меры медицинского характера таким лицам могут назначаться судом в соответствии с п. "б" ч.1 ст.97 УК РФ. Президиум отменил определение, которым Моржухина была освобождена от уголовной ответственности, и передал дело на новое судебное рассмотрение в тот же суд, но в ином составе судей.

В юридической науке справедливо отмечалось, что лица с неполноценной психикой не могут быть в области уголовной ответственности приравнены к психически здоровым. Тем более что психические аномалии, не исключающие вменяемости, во многих случаях выступают в качестве условия, способствующего преступлению. Проблема актуализировалась в последнее десятилетие в связи с ростом числа психических аномалий в обществе в целом и особенно числа правонарушений, совершаемых такими лицами. До 30-40% лиц, прошедших судебно-психиатрическую экспертизу и признанных вменяемыми, страдают различными формами нервно-психической патологии. А среди лиц, совершивших преступления против личности, число страдающих психическими аномалиями достигает 65-70%.

Попытка ввести в закон понятие "ограниченной вменяемости" вместо "уменьшенной" была сделана в ст. 15 Основ уголовного законодательства 1991 г. Но такая замена ничего не дала, и законодатель избегает в настоящее время и термина "ограниченная вменяемость".

Выделив понятие "ограниченная вменяемость" из общего числа психических расстройств, законодатель, прежде всего дает возможность следствию, суду относиться к лицам, страдающим психическими заболеваниями, дифференцированно[12] .

Из положений ст. 22 УК РФ вытекает следующее. Во-первых, закон не признает промежуточного состояния между вменяемостью и невменяемостью. Во-вторых, признанное вменяемым лицо, которое во время совершения преступления не могло в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, подлежит уголовной ответственности. В-третьих, наличие у виновного психических аномалий, не исключающих вменяемости, "учитывается судом при назначении наказания". В-четвертых, психическое расстройство, не исключающее вменяемости, может служить основанием для применения принудительных мер медицинского характера.

Статья 22 УК РФ не использует термины "уменьшенная вменяемость" или "ограниченная вменяемость". Такой подход вполне рационален. Не должно вызывать сомнения, что аномалии психики, уменьшающие способность человека оценивать свои действия и руководить ими, должны учитываться при назначении наказания, а также при определении режима отбывания наказания. Но, во-первых, эта проблема не имеет отношения к признакам субъекта преступления. Во-вторых, здесь требуется избирательный подход.

Формулировка ч. 2 ст. 22 УК такова, что из нее не следует вывод об обязательном смягчении наказания лицам с психическими аномалиями. По-видимому, не случайно среди смягчающих обстоятельств, перечисленных в ст. 61 УК, данное обстоятельство не упомянуто. При оценке конкретного деяния, совершенного лицом, имеющим аномалии психики, необходимо учитывать, имелась ли причинная связь между этими аномалиями и совершенным преступлением. И только в тех случаях, когда психические аномалии являлись решающим звеном в общей цепи причинной связи, приводимой к совершению преступления и наступлению преступного результата, наказание виновному может быть смягчено. Хотя поведение человека и не определяется патологическими чертами его личности, но такие черты могут быть условиями, способствующими и его преступному поведению.

Можно предположить, что дальнейшее развитие уголовного законодательства приведет к созданию специальных видов наказаний, ориентированных на лиц с психическими и физическими аномалиями. Пока же суд руководствуется общим перечнем видов наказаний. Индивидуальный подход при этом может выражаться только в мере наказания. Единственное существенное отличие - это возможность применения к лицам с психическими аномалиями наряду с наказанием принудительных мер медицинского характера. Содержание этих мер раскрывается в ч. 2 ст. 99 УК РФ: "Лицам, осужденным за преступления, совершенные в состоянии вменяемости, но нуждающимся в лечении от алкоголизма, наркомании либо в лечении психических расстройств, не исключающих вменяемости, суд наряду с наказанием может назначить принудительную меру медицинского характера в виде амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у психиатра". В соответствии с ч. 8 ст. 74 УИК РФ указанные лица отбывают наказание в лечебных исправительных учреждениях.

Глава 2. Уголовная ответственность лиц, совершивших преступление в состоянии опьянения

2.1 Состояние опьянения и его влияние на вину и ответственность

УК РСФСР рассматривал совершение преступления лицом, находившимся в состоянии опьянения, как обстоятельство, отягчающее ответственность. Хотя суд мог не признавать его таковым (ст. 39 УК РСФСР).

Новый уголовный закон не содержит этого правила. Однако совершение преступления в состоянии опьянения может быть учтено судом при назначении наказания как одну из характеристик личности преступника (ч.3 ст. 60 УК РФ).

Лицо, совершившее преступление в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, наркотических средств или других одурманивающих веществ, подлежит уголовной ответственности (ст. 23 УК РФ). Конкретный вид «других одурманивающих веществ» в данном случае значения не имеет[13] . Данная норма не имеет в виду исключительные состояния, связанные с патологическим опьянением, которое является временным психическим расстройством и образует один из признаков медицинского критерия[14] .

Признаки алкогольного опьянения хорошо известны в нашем обществе, что нет нужды подробно на них останавливаться. В экстремальной ситуации, скорее, важно определить стадию опьянения и характер изменений в поведении человека под воздействием алкоголя.

Наиболее опасны легкая и средняя стадии алкогольного опьянения, вызывающие повышение агрессивности. Некоторые принимают алкоголь "для храбрости", преодолевая тем самым чувство страха, признаки которого вы тем не менее сможете зафиксировать. При алкогольном опьянении снижается критичность восприятия происходящего. Такой человек с трудом воспринимает или вообще не воспринимает какую бы то ни было аргументацию, исходящую от другого человека. Движения активизируются и довольно быстро могут перейти в агрессивные. Как правило, физическому нападению сначала предшествует вербальная агрессия, когда угрожающий вам человек начинает браниться, он как бы "заводит" сам себя, а затем переходит к прямому физическому нападению.

Человек, находящийся в стадии наркотического опьянения, внешне выглядит практически, как любой нормальный человек, и тот, кто ни разу не видел людей в состоянии наркотическим опьянением, может этого и не заметить.

Наркотическое опьянение характеризуется, как правило, повышенной активностью в движениях. Он говорит быстро и чрезмерно живо, не совсем адекватно реагирует на вопросы, имеет своеобразный "блеск" в глазах, иногда разражается беспричинным смехом, в целом его состояние характеризуется эйфорией. У некоторых людей в этом состоянии уменьшается чувствительность к боли, практически не наблюдается сознание ответственности за свои действия, отсутствует чувство сопереживания к другим. В данном случае речь идет о легком наркотическом опьянении, которое действует возбуждающе.

У некоторых наркоманов этот период "активизации" длится непродолжительное время, после которого может наступить период резкой депрессии вплоть до эпилептических припадков, когда он становится неопасным и практически беспомощным. Но до наступления этого состояния он весьма опасен.
По мнению некоторых ученых, "схема психологического анализа влияния на уголовную ответственность психических расстройств в рамках вменяемости пригодна и для оценки значения состояния опьянения в момент деяния, запрещенного уголовным законом"[15] . Однако, благодаря ст. 23 УК России, влияние опьянения на состояние психической деятельности лица, совершающего общественно опасное деяние, не подвергается специальному исследованию со стороны правоохранительных органов.

Между тем, алкоголь, наркотики и им подобные одурманивающие вещества, наряду с другими факторами, имеют принципиальное и далеко не последнее значение в нарушении баланса сил возбуждения и торможения, создающем в итоге психические аномалии. Специалисты отмечают, что состояние опьянения увеличивает психическую и двигательную активность человека, затрудняет концентрацию внимания; происходит переоценка своих возможностей, снижается самокритика. В состоянии опьянения растормаживаются инстинкты и проявляются скрытые особенности личности и переживания, контролируемые в трезвом состоянии (ревность, тщеславие, обиды и т.п.)[16] .

В уголовном законодательстве некоторых зарубежных государств имеет место несколько иной подход к оценке влияния состояния опьянения при совершении преступления на уголовную ответственность субъекта. Например, уголовное право ФРГ исходит из понятия, так называемого, намеренного опьянения: если субъект должен был считаться с возможностью совершения преступления, находясь в состоянии опьянения, и, несмотря на это, привел себя в такое состояние, то возможность смягчения наказания на него не распространяется. В ином случае к правонарушителю может быть применена норма, регламентирующая основания уменьшенной вменяемости.[17]

Уголовное законодательство Австрии также предусматривает смягчение наказания преступнику, совершившему деяние в состояние опьянения, причем в зависимости от возможности его безупречного предкриминального поведения. Так, ст. 35 УК Австрии устанавливает, что преступнику может быть смягчено наказание, если он находился в состоянии опьянения, не исключающем вменяемости, и если обусловленное этим состоянием снижение порога вменяемости не требует упрека, касающегося употребления опьяняющих средств[18] .

Не только зарубежные, но и отечественные дореволюционные криминалисты предлагали в некоторых случаях рассматривать состояние опьянения - в зависимости от конкретных факторов - как смягчающее наказание обстоятельство. В частности, Н.Д. Сергиевский отмечал, что психическая деятельность субъекта, находящегося в состоянии опьянения, может напоминать картину, связанную с влиянием психических аномалий[19] .

2.2. Уголовная ответственность за совершение преступления в состоянии опьянения

Статья 23 УК РФ устанавливает правило, согласно которому лицо, совершившее преступление в состоянии опьянения, подлежит уголов­ной ответственности. Прежде всего она устанавливает императив субъ­екта преступления: несмотря на состояние опьянения лицо способно и должно нести уголовную ответст­венность. Из этого следуют важные для возникновения соответствующих правоотношений предпосылки. Во-первых, опьянение не исключает возможностей осознавать обществен­ную значимость поведения и руко­водить своими поступками, т.е. дает возможность вменять в вину совершенное преступление. Во-вторых, опьянение, носящее патологи­ческий, болезненный характер, ис­ключает наличие субъекта преступ­ления, поскольку возможности со­знания общественной опасности дея­ния парализованы и лицо на этом основании считается невменяемым.

Прежнее законодательство расце­нивало состояние опьянения исклю­чительно как обстоятельство, отяг­чающее ответственность.

В уголовном законодательстве за­рубежных государств состояние опья­нения при совершении преступле­ния ставится в зависимость от кон­кретных факторов.

УК РФ в полной мере дает воз­можность учитывать психофизиоло­гические нюансы преступного пове­дения и волевую предделиктную це­ленаправленность лица. Правило ст. 23 УК позволяет избежать незаслу­женной меры упрека правонаруши­телю, действующему под гнетом мотивообразующих факторов.

Ничто, как известно, не делается без мотива. Любое поведение, в том числе и преступное, мотивировано. Мотив есть движущая сила поведе­ния, а в качестве мотивообразую­щих факторов выступают как био­логические факторы, так и факторы социальной среды.

Биологические факторы, образую­щие так называемую витальную, жизненную потребность психофизио­логической системы человека, об­рекают его на постоянное соверше­ние поведенческих операций: по­требность в насыщении заставляет искать пищу, потребность в отдыхе неизбежно приводит ко сну и т. п. Социальные потребности, выступающие в качестве поведенческих побу­дителей, требуют исполнения опре­деленных социальных ролей: отца, учителя, доктора и т. д. Активизи­ровать поведенческие реакции в со­стоянии не только мотивы, которые субъектом осознаются, но и неосоз­наваемые импульсы, что достаточно доказано психофизиологами.

Неосознаваемые импульсы пред­ставляют собой источник информа­ции, закрепленный в бессознатель­ной, «глубинной» части психики, несущий в себе черты векового че­ловеческого опыта и некоторые мо­менты личностной практики. Эта глубинная часть психики имеет уни­версальную и безличную природу, связанную с инстинктами.

Поведение человека определяет мотив, занимающий в психике до­минирующее положение. Существу­ет, правда, стадия, которая носит название борьбы мотивов и внешне выражается в нерешительности субъ­екта. Но, в конце концов, победа одного из противоборствующих по­будительных импульсов неизбежна, и тогда человек обречен действо­вать именно в том направлении, какое указывает ему победивший мотив. Нельзя в одно и то же мгновение совершить преступление и воздержаться от этого.

На процесс принятия решения вли­яют различные факторы: климати­ческие, биологические, социальные и т. п. Например, осенью у некото­рых людей обостряются депрессив­ные процессы, внешне проявляю­щиеся в виде вялости, усталости и других симптомах. Это свидетельст­вует о преобладании процессов тор­можения над процессами возбужде­ния, и весьма часто такого рода психические аномалии приводят к преступлениям, о чем свидетельст­вует, в частности, статистика пре­ступлений против безопасности дви­жения и эксплуатации транспорта. Алкоголь, наряду с другими факто­рами, имеет принципиальное и, по­жалуй, первостепенное значение в нарушении баланса сил возбужде­ния и торможения, создающем в итоге психические аномалии.

Специалисты отмечают, что со­стояние опьянения увеличивает пси­хическую и двигательную активность человека, затрудняет концентрацию внимания; происходит переоценка своих возможностей, снижается само­критика. В состоянии опьянения рас­тормаживаются инстинкты и прояв­ляются скрытые особенности лич­ности и переживания, контролируемые в трезвом состоянии (ревность, тщеславие, обиды и т. п.).

Опьянение затрудняет осознание социальной значимости поведения и анализ возникшей эмоциогенной си­туации, что свидетельствует о пси­хической аномалии, свойственной, в частности, аффективным реакциям. В этой связи норма ст. 23 УК может быть рассмотрена как специ­альная по отношению к общей нор­ме ст. 22 УК, регулирующей ответ­ственность психически аномальных правонарушителей, психические от­клонения которых не носят патоло­гического характера, т. е. не исклю­чают вменяемости, и характеризу­ются таким же дисбалансом физио­логической системы, который свой­ственен субъектам в состоянии опья­нения. Вместе с тем опьянение, за исключением патологического и на­сильственного приведения в состоя­ние опьянения, которые не являют­ся предметом нашего исследования, как катализатор агрессивного пове­дения есть фактор в большей мере субъективного плана. Субъект по доброй воле приводит себя в такое состояние, и уже затем наступают соответствующие психофизиологиче­ские процессы, приводящие нередко к преступлению. С одной стороны, опьянение вызывает психическую аномалию, фатально определяющую конкретную направленность поведе­ния, изменить которую в случае уже принятого решения человек не может. В этой связи принцип спра­ведливости требует учета состояния опьянения в качестве смягчающего наказания обстоятельства. Но, с другой стороны, человек принимает решение самостоятельно, и это обстоятельство дезавуирует состояние опьянения как смягчающий наказа­ние фактор. И здесь нельзя забы­вать о принципе справедливости.

Наглядным примером вопроса, рассматриваемого в данной главе может служить следующая ситуация: в результате медицинского освидетельствования гр-на О. врач скорой помощи составил протокол медицинского освидетельствования, в котором указал состояние «алкогольное опьянение». Будучи несогласным с медицинским заключением, г-н О. обжаловал действия врача сначала в органы управления здравоохранением, а затем в суд. Аргументы г-на О. в обоснование незаконности действий врача и необоснованности поставленного диагноза сводились к следующему:

а) медицинское освидетельствование проводилось в автомашине «Скорая помощь», а она не отвечает требованиям п. 14 Инструкции о порядке медицинского освидетельствования для установления факта употребления алкоголя и состояния опьянения 1988 года и не может относиться к специализированным медицинским автолабораториям;

б) в протоколе медицинского освидетельствования не указаны название и номер прибора, с помощью которого проводились исследования, а это позволяет сомневаться в том, что прибор соответствовал установленным требованиям и показал правильные результаты;

в) в протоколе указано, что содержание алкоголя в выдыхаемом воздухе составляет 0, 85%, а в Методических указаниях Минздрава СССР от 02.09.1988 № 06-14/33-14 сказано: «опьянению легкой степени соответствует содержание в крови алкоголя от 1,0 до 2,0 град./оо и средней степени — свыше 2,0 град./оо. Кроме того, в приложении № 3 к «Инструкции о порядке медицинского освидетельствования для установления факта употребления алкоголя и состояния опьянения в учреждениях Комитета здравоохранения г. Москвы» от 26.06.1997 № 340 (события происходили в Москве) сказано: «Заключение «Установлен факт употребления алкоголя, признаков опьянения не выявлено» выносится при наличии убедительных данных, подтверждающих факт употребления алкоголя, но при отсутствии четкой клинической картины алкогольного опьянения. В этих случаях содержание алкоголя в биологических средах колеблется с 0,022% до 1%. При легкой степени алкогольного опьянения содержание алкоголя в биологических средах колеблется от 1 до 2%. При средней степени алкогольного опьянения — от 2 до 3%». Поскольку в протоколе медицинского освидетельствования содержание алкоголя в выдыхаемом воздухе указано в размере 0,85%, установлен только факт употребления алкоголя, а не нахождения в состоянии алкогольного опьянения.

Еще на этапе административного обжалования выяснилось, что прибор, с помощью которого осуществлялись исследования, сертифицирован и исправен; машина «Скорой помощи», в которой проводилось освидетельствование, является передвижной медицинской лабораторией, а отдельные подстанции «Скорой медицинской помощи» имеют специальные лицензии на данный вид медицинских услуг. Таким образом пункты «а» и «б» отпали.

Оставался пункт «в». Г-н О. обратился к суду с просьбой признать действия врача, вынесшего медицинское заключение, неправомерными, а также изменить поставленный диагноз «алкогольное опьянение» на диагноз «установлен факт употребления алкоголя, признаков опьянения не выявлено».

Суд при рассмотрении дела признал действия врача по составлению протокола медицинского освидетельствования г-на О. и даче заключения о нахождении его в состоянии алкогольного опьянения неправомерными и нарушающими гражданские права и свободы г-на О. При этом он исходил из следующего. Порядок проведения медицинского освидетельствования для установления факта употребления алкоголя и состояния опьянения регламентируется Инструкцией о порядке медицинского освидетельствования для установления факта употребления алкоголя и состояния опьянения в учреждениях комитета здравоохранения города Москвы, утвержденной приказом комитета здравоохранения правительства Москвы от 26.06.1997 № 340, приказом Минздрава СССР от 08.09.1988 № 694 «О мерах по дальнейшему совершенствованию медицинского освидетельствования для установления факта употребления алкоголя и состояния опьянения», Временной инструкцией Минздрава СССР от 01.09.1988 № 06-14/33-14 «О порядке медицинского освидетельствования для установления факта употребления алкоголя и состояния опьянения».

В соответствии с п. 2.8 Инструкции, утвержденной приказом Комитета здравоохранения г. Москвы от 26.06.1997 № 340, по результатам обследования в соответствии с критериями определения состояния алкогольного опьянения, одурманивания могут быть вынесены следующие заключения: «Установлен факт употребления алкоголя, признаков опьянения не выявлено», «Алкогольное опьянение», «Алкогольная кома», «Состояние одурманивания, вызванное наркотическими и другими веществами».

В соответствии с п. 2.6 этой же инструкции основой для медицинского заключения о наличии алкогольного опьянения должны служить данные всестороннего медицинского свидетельствования (выдыхаемого воздуха, мочи, крови).

В приложении № 3 названной инструкции установлены критерии определения состояний алкогольного опьянения и одурманивания, согласно которым заключение «Установлен факт употребления алкоголя, признаков опьянения не выявлено» выносится при наличии данных, подтверждающих факт употребления алкоголя, но при отсутствии четкой клинической картины алкогольного опьянения. В этих случаях содержание алкоголя в биологических средах колеблется с 0,022 % до 1 %.

В протоколе медицинского освидетельствования гр-на О. установлено содержание алкоголя в выдыхаемом воздухе 0,85%, что указывает не на состояние алкогольного опьянения, а на факт употребления алкоголя. Обязательность проведения лабораторных исследований (выдыхаемого воздуха, мочи, слюны) предусмотрены п. 7 Инструкции Минздрава СССР от 01.09.1988 № 06-1433-14. В соответствии с Методическими указаниями Минздрава СССР от 02.09.1988 факт употребления алкоголя диагностируется в случаях наличия убедительных данных, подтверждающих потребление освидетельствуемым алкоголя при отсутствии четкой клинической картины алкогольного опьянения. Такие состояния могут наблюдаться при потреблении алкоголя в незначительных дозах, а также через некоторое время после исчезновения выраженного синдрома опьянения в фазе элиминации. На основании этих же методических указаний наличие отдельных признаков действия алкоголя (например таких, как покраснение склер глаз, горизонтальный нистагм, положительная проба Ташена, нарушение координаторных проб и др.) в сочетании с запахом алкоголя или перегара изо рта и выявлением алкоголя в выдыхаемом воздухе не менее, чем двумя различными методами при обязательном двукратном проведении этих проб с интервалом в 20—30 минут, указывают на установление факта употребления алкоголя. Протокол медицинского освидетельствования г-на О. был составлен на бланке наркологической больницы. Судом установлено, что указанный протокол не составлялся в больнице, однако в протоколе не содержится сведений о том, что освидетельствование было проведено в передвижной специализированной автолаборатории. В протоколе отмечены нетвердая походка г-на О., его неустойчивость в позе Ромберга. Как следует из объяснений врача, медицинское освидетельствование г-на О. было проведено в машине «Скорая помощь». Походка и поза Ромберга г-на О. проверялись на улице.

Оценив представленные доказательства в совокупности, суд пришел к выводу, что протокол медицинского освидетельствования для установления факта употребления алкоголя и состояния опьянения в отношении г-на О. с заключением о нахождении его в состоянии «Алкогольное опьянение» является незаконным и подлежит отмене.

Таким образом, жалоба г-на О. была удовлетворена. Протокол медицинского освидетельствования для установления факта употребления алкоголя и состояния опьянения, составленный в отношении г-на О. с заключением о нахождении в состоянии алкогольного опьянения, был признан незаконным и отменен.

Исходя из дуализма состояния опьянения и возможностей оценки, предоставляемых ст. 23 УК, при решении вопроса о наказании лица, совершившего преступление в со­стоянии опьянения, следует опирать­ся на определенные критерии. В этой связи представляются актуаль­ными разновидности опьянения:

1) опьянение вынужден­ное;

2) опьянение добровольное;

3) опьянение неосмотрительное;

4) опьянение злонамеренное, учинен­ное с целью облегчения совершения преступления;

5) опьянение, кото­рое предназначалось для ссылки как на причину, оправдывающую пре­ступное деяние.

В двух последних случаях состо­яние опьянения не может быть оце­нено как обстоятельство, смягчаю­щее наказание. Оно не может быть смягчающим фактором и в том слу­чае, если субъект привел себя в такое состояние, зная, что для него опьянение может быть катализато­ром агрессивных реакций в боль­шей мере, чем для других лиц. В остальных ситуациях преступного поведения состояние опьянения мо­жет быть учтено как смягчающий наказание фактор, что соответству­ет принципу справедливости.

2.3 Профилактика преступлений, совершенных в состоянии опьянения

Криминогенное значение алкоголизма обусловлено как увеличением в последнее время количества лиц, злоупотребляющих алкоголизмом, так и частотой совершаемых ими правонарушений. Среди лиц, поступающих на судебно-психиатрическую экспертизу, почти 1/4 (23,4%) составляют больные алкоголизмом.

Лица, страдающие алкоголизмом, совершающие противоправные действия, относятся к группе повышенного риска – чаще правонарушения совершаются в состоянии алкогольного опьянения.

Судебно-психиатрическая оценка лиц, страдающих алкоголизмом, как правило, не представляет значительных сложностей. Учитывая наличие ряда психических расстройств при этом заболевании и в то же время отсутствие грубых изменений восприятия, мышления, сознания двигательно-волевой сферы тонуса лица, критики, они не лишены способности отдавать себе отчет в своих действиях и руководить ими, поэтому, как правило, признаются вменяемыми.

При экспертизе лица, совершившего правонарушение в состоянии простого алкогольного опьянения, учитывают все особенности клинической картины опьянения, для чего очень существенны следственные данные, а также анамнестические и клинические данные, полученные при судебно-психиатрической экспертизе, которые могут или подтвердить диагноз этого состояния, или его исключить, что особенно важно в случаях дорожно-транспортных правонарушений.

Больной алкоголизмом признается невменяемым лишь тогда, когда у него отмечается стойкое слабоумие, исключающее возможность больного осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. К этому лицу по решению суда могут быть применены меры медицинского характера.

В соответствии со ст. 23 УК РФ лицо, совершившее преступление в состоянии алкогольного опьянения, подлежит уголовной ответственности.

Если будет установлено, что лицо страдает алкоголизмом и нуждается в принудительном лечении, то осужденным наряду с наказанием суд может назначить проведение принудительного лечения по месту отбывания лишения свободы (ст. 99, 104 УК РФ).

Другим видом клинической картины патологического опьянения является синдром параноидный (бредовый) или галлюцинаторно-бредовый, который характеризуется возникновением бреда, стереотипного двигательного и речевого возбуждения на фоне сумеречного помрачения сознания.

Отличием патологического опьянения является неспособность лица в этом состоянии к контакту с окружающими, к совместным действиям. Поступки его не вытекают из окружающей обстановки, но в то же время представляют нередко внешне упорядоченные действия.

При судебно-психиатрической экспертизе важно получить данные о событиях, которые испытуемый помнит, и сопоставить, в какой степени они совпадают с действительностью. При задержании лиц в патологическом опьянении после правонарушения они в отличие от лиц в простом алкогольном опьянении не проявляют агрессии, возбуждения, а пассивно подчиняются задержавшим его лицам. Экспертиза лиц, совершивших правонарушение в состоянии опьянения, самая частая и в то же время сложная, так как от решений вопроса, в каком состоянии опьянения совершенно правонарушение, зависит вменяемость лица.

При проведении судебно-психиатрической экспертизы в состоянии опьянения должны учитываться данные тщательного опроса свидетелей о поведении испытуемого во периоды (до, во время и после) правонарушения.

В соответствии со ст. 21 Уголовного кодекса патологическому опьянению как острому психозу дается квалификационная оценка – испытуемые признаются невменяемыми в действиях, которые совершили в период патологического опьянения.

Лица, совершившие правонарушения в состоянии метаалкогольного психоза, при проведении судебно-психиатрической экспертизы признаются невменяемыми. Лиц, у которых метаалкогольный психоз развился после совершения правонарушения, в соответствии со ст.81 УК РФ направляют на принудительное лечение до выздоровления, после чего они могут подлежать уголовной ответственности и наказанию.

Существенным условием оптимальной организации профилактики алкоголизма является работа всей лечебно-профилактической сети учреждений здравоохранения, особенно поликлинического звена, в основе деятельности которых лежит принцип общей диспансеризации населения.

Таким образом, выявление и лечение больных с зависимостью от алкоголя является подчас задачей сложной и трудновыполнимой. Это объясняется и тем, что ранее существовавшие меры недобровольного лечения алкоголизма канули в лету. Согласно "Закону о психиатрической помощи и гарантии прав граждан при ее оказании" недобровольная госпитализация показана лишь при имеющихся признаках алкогольного психоза или в некоторых случаях при выраженных нарушениях памяти и интеллекта. Никаких специальных лекарственных средств, подавляющих влечение к алкоголю, как известно, пока не существует. Если же будет разработано такое средство, например блокирующее его действие, то всегда останется высокий риск смены одной зависимости на другую. Поэтому возлагаются надежды на психотерапию как на наиболее действенный метод. Однако психотерапия бывает эффективной при наличии желания излечиться. Этим объясняются публикуемые иногда результаты высокой эффективности какого-либо психотерапевтического метода. Данные эти получают на выборочном контингенте людей, желавших избавиться от пагубного пристрастия. К тому же далеко не всегда успехи психотерапии среди лечившихся по своему желанию проверены отдаленными исследованиями.

Заключение

Проблема разграничения лиц, совершивших преступление, по признаку невменяемости до сих пор остается неразрешенной.

Новое для уголовного закона лицо, именуемое «ограниченно вменяемым» не добавило ясности в данный вопрос. Хотя, следует отметить, что уголовное законодательство движется в нужном направлении, делая закон более гибким и менее категоричным, выделяя новую категорию частично вменяемых лиц.

Несмотря на большое число работ, посвященных проблемам, связанным с уголовной ответственностью и исполнением наказания ограниченно вменяемых лиц, они до настоящего времени остаются недостаточно исследованными. Поэтому юристам совместно с психиатрами необходимо более точно сформулировать основные характеристики и критерии состояния ограниченной (уменьшенной) вменяемости с целью эффективного применения к таким лицам мер уголовно-правового и уголовно-исполнительного характера.

Анализ нормативной базы уголовного и уголовно-исполнительного законодательств демонстрирует комплекс пробелов и противоречий, ведущих к невозможности достижения целей уголовного наказания, а следовательно, способствующих развитию у осужденных с психическими расстройствами, не исключающими вменяемости, негативных и отрицательных свойств, которые только усугубляют психическое расстройство в период отбывания ими наказания и могут служить достаточным основанием для возобновления преступной деятельности после освобождения из мест лишения свободы.

Представляется, что практикам нужна точная и определенная юридическая терминология, которой бы они пользовались в правоприменительной деятельности, поскольку принципы дифференциации уголовной ответственности и индивидуализации наказания в отношении лиц с психическими расстройствами, не исключающими вменяемости, являются важнейшим условием объективности и законности выносимых судебных решений, повышения эффективности деятельности правоохранительных органов в целом. Без выявления и учета психических расстройств, не исключающих вменяемости, нередко невозможно понять механизм совершения значительного числа преступлений, а значит, правильно его квалифицировать и найти адекватные условия исполнения уголовного наказания, эффективные меры предупреждения противоправных деяний со стороны ограниченно вменяемых лиц в будущем.

Список литературы

1. Конституция Российской Федерации от 12.12.1993г.

2. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Общая часть. /Под общ. ред. Ю.И. Скуратова и В.М. Лебедева. – М.: НОРМА, 2000.

3. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 N 63-ФЗ

4. Аргунова Ю. Применение нормы об ограниченной вменяемости./ "Российская юстиция", 1999, N 7

5. Гусева С. В. Особенности предварительного следствия по делам невменяемых и лиц, заболевших психическим расстройством после совершения преступления: М., 2000.

6. Иванов Н. Г. Ответственность за преступления, совершённые в состоянии опьянения. // Законность, 1998, № 3

7. Кухарчук В.В. Уголовно-правовые вопросы определения одурманивающих веществ. // Следователь, 1999, № 5

8. Мустаханов Р.Д. Вопросы ограниченной вменяемости по УК РФ "Законность", 1998, N 7

9. Спасенников Б.Н.Вменяемость как категория уголовного права// Уголовное право. - 2003. - № 2

10. Улицкий С. Квалификация общественно опасных деяний невменяемых //Законность. - 2003. - № 11.

11. Шишков С.Н. Правовое значение психических расстройств при производстве по уголовным делам//Советское государство и право,1988,№ 12

12. Шишков С.В.Понятия "вменяемость" и "невменяемость" в следственной судебной и экспертной практике // Законность. - 2001. - № 2

13. Баймакова Н.И. Деликты создания опасности //Российская юстиция, 2009,№2

14. Сидоренко Э., Назначение наказания лицам, совершившим преступление в состоянии опьянения //Законность, 2006, №11

15. Исаев Н. Применение принудительных мер медицинского характера в отношении лиц, страдающих зависимостью от психоактивных веществ //Уголовное право, 2007, №5

16. Спасенников Б. Определение понятия "опьянение" в уголовном праве// Уголовное право, 2007, №4

17. Кудряшов Е.В. Выявление состояния опьянения в ходе освидетельствования: за и против //Эксперт-криминалист, 2008, №4

18. Терешко Ю. Увольнение за опьянение //Эж-Юрист, 2008, №3

19. Гайтов Э.Ш. Освидетельствование на состояние опьянения в свете нового КоАП РФ //Общество и право, 2008, №3

20. Иванов Н.Г. Аномальный субъект преступления: проблемы уголовной ответственности. - М., 1998.

21. Ситковская О.Д. Психология уголовной ответственности. - М., 1998

22. Сергиевский Н.Д. Русское уголовное право. - СПб., 1908

23. Уголовное право Российской Федерации. Общая часть: Учебник. / Под ред. Б.В. Здравомыслова. – М.: Юристъ, 2000.

24. Уголовное право России. Учебник для вузов. /Отв. ред. А.Н. Игнатов и Ю.А. Красиков. – М.: Норма, 2000.


[1] Шишков С.В.Понятия "вменяемость" и "невменяемость" в следственной судебной и экспертной практике // Законность. - 2001. - № 2.-С.26.

[2] Спасенников Б.Н.Вменяемость как категория уголовного права// Уголовное право. - 2003. - № 2 (апрель-июнь). - С.75.

[3] Гусева С. В. Особенности предварительного следствия по делам невменяемых и лиц, заболевших психическим расстройством после совершения преступления: Автореферат диссертации. - М., 2000 .

[4] Шишков С.В.Понятия "вменяемость" и "невменяемость" в следственной судебной и экспертной практике
// Законность. - 2001. - № 2.-С.25.

[5] Улицкий С. Квалификация общественно опасных деяний невменяемых / С. Улицкий
// Законность. - 2003. - № 11. - С. 21.

[6] Мустаханов Р.Д. Вопросы ограниченной вменяемости по УК РФ "Законность", 1998, N 7. - С.17.

[7] Улицкий С. Квалификация общественно опасных деяний невменяемых / С. Улицкий
// Законность. - 2003. - № 11. - С. 22.

[8] Исаев Н. Применение принудительных мер медицинского характера в отношении лиц, страдающих зависимостью от психоактивных веществ //Уголовное право, 2007, №5

[9] Спасенников Б. Вменяемость как категория уголовного права// Уголовное право. - 2003. - № 2(апрель-июнь).-С.75.

[10] Гусева С. В. Особенности предварительного следствия по делам невменяемых и лиц, заболевших психическим расстройством после совершения преступления: Автореферат диссертации. - М., 2000

[11] Спасенников Б. Вменяемость как категория уголовного права// Уголовное право. - 2003. - № 2(апрель-июнь).-С.76.

[12] Аргунова Ю. Применение нормы об ограниченной вменяемости./ "Российская юстиция", 1999, N 7 с.37

[13] Кухарчук В.В. Уголовно-правовые вопросы определения одурманивающих веществ. // Следователь, 1999, № 5, стр. 9.

[14] Иванов Н. Г. Ответственность за преступления, совершённые в состоянии опьянения. // Законность, 1998, № 3, стр. 43-44; Шишков С.Н. Правовое значение психических расстройств при производстве по уголовным делам // Советское государство и право, 1988, № 12, стр. 57.

[15] Ситковская О.Д. Психология уголовной ответственности. - М., 1998. - С. 179.

[16] Иванов Н. Ответственность за преступления, совершенные в состоянии опьянения // Законность. - 1998. - ° 3. - С. 44-45.

[17] Спасенников Б. Определение понятия "опьянение" в уголовном праве// Уголовное право, 2007, №4

[18] Иванов Н.Г. Аномальный субъект преступления: проблемы уголовной ответственности. - М., 1998. - С. 201-202.

[19] Сергиевский Н.Д. Русское уголовное право. - СПб., 1908. - С. 229.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий