регистрация / вход

Концепция разделения властей Дж. Локка и Ш.Л. Монтескье сравнительный анализ

Южно-федеральный государственный университет Контрольная работа по предмету ИППУ на тему «Концепция разделения властей Дж. Локка и Ш.Л. Монтескье (сравнительный анализ)»

Южно-федеральный государственный университет

Контрольная работа

по предмету ИППУ

на тему «Концепция разделения властей Дж. Локка и Ш.Л. Монтескье (сравнительный анализ)»

студентки 1 года ОЗО

отделения Гражданское право

юридического факультета

Падалкиной Ю.Н.

преподаватель: Крацов Н.А.

Концепция разделения властей исторически сложилась на самых ранних этапах формирования государства. Для этого периода были характерны борьба за власть уже разделённых институтов, с одной стороны, и стремление упорядочить отношения разделённых властей и избавить общество от столкновений между ними - с другой, а также усложнение процесса управления государством. Она была подготовлена всем предшествующим социально-политическим развитием и накоплением исторического опыта в организации государственно-правовой жизни и поддержании стабильности в обществе и государстве. Толчком же к оформлению концепции разделения властей послужили буржуазные революции в Англии (1640 - 1648 гг.) и во Франции (1789 - 1794 гг.) и, вследствие этого, необходимостью достижения политического компромисса между буржуазией и либеральным дворянством за счет разделения государственно-властных полномочий между сословиями.

Дж. Локк и Ш.Л. Монтескье в своих теориях преследуют одну и ту же цель – обеспечение безопасности граждан от произвола и злоупотреблений властей, обеспечение политических свобод путем создания таких условий, при которых становится невозможной концентрация власти в одних руках. Иначе это может привести к деспотии, но принцип разделения властей эти два автора представляли себе по-разному. Государство, по Дж. Локку, это человеческое общество, объединенное на основе им же установленного общего закона и создавшее судебную инстанцию, правомочную улаживать конфликты между его членами и наказывать преступников. От всех прочих форм коллективности (семей, господских владений, хозяйственных единиц) государство отличается тем, что лишь оно воплощает политическую власть, т.е. право во имя общественного блага создавать законы (предусматривающие различные санкции) для регулирования и сохранения собственности, а также право применять силу сообщества для исполнения этих законов и защиты государства от нападения извне. Государство является «органом» политической власти. Границами действия этой власти Дж. Локк обозначает неотчуждаемые ценности (право на жизнь и владение имуществом, свободу и равенство). Государство получает от образовавших его людей ровно столько власти, сколько необходимо и достаточно для достижения главной цели политического сообщества. Заключается же она в том, чтобы все (и каждый) могли обеспечивать, сохранять и реализовывать свои гражданские интересы . Для ее достижения, по Дж. Локку, необходимо четкое разграничение и разделение публично-властных правомочий государства между разными его органами.

В своей работе «Два трактата о правлении» Дж. Локк проводит границу раздела между законодательной и исполнительной ветвями власти, при этом, являясь выражением воли народа, законодательная власть полагается только представительному учреждению всей нации – парламенту и в силу этого является верховной (но не абсолютной): «Ведь то, что может создавать законы для других, необходимо должно быть выше их», она должна «... править с помощью беспристрастных и справедливых судей, которые должны разрешать споры посредством этих законов и применять силу сообщества в стране только при выполнении таких законов...». Претворять же законы в жизнь входит компетенцию монарха и кабинета министров. Для управления международными делами, по мнению Локка, необходимо организовать федеральную власть. «Несправедливость и преступление — одно и то же независимо от того, совершены ли они венценосцем или мелким негодяем... Разница только в том, что крупные разбойники наказывают мелких, чтобы держать их в повиновении, а крупных награждают лаврами и триумфами, так как они слишком сильны для слабых рук правосудия в этом мире, и сами обладают властью, которая должна наказывать преступников» - так объясняет Дж. Локк слабость, зависимость этой ветви власти, поэтому он не выделяет судебную власть в отдельную ветвь, а считает ее лишь элементом исполнительной власти.

По теории, разработанной Дж. Локком, законодательный орган не может никому делегировать свою законодательную власть. Кроме того, все значимые вопросы, как то повышение налогов, лишение собственности может происходить только с согласия народа или заинтересованных лиц. Он предлагает самый важный механизм ограничения парламентской власти – законодатель не может повелевать посредством деспотических указов; наоборот, он обязан определить права подданных посредством провозглашаемых постоянных законов, на страже которых должны стоять уполномоченные на то судьи, исходящие их постулата самого Дж. Локка: закон в подлинном смысле – лишь тот акт, который указывает разумному существу поведение, соответствующее его собственным интересам и служащее общему благу. «Основной целью вступления людей в общество является стремление мирно и безопасно пользоваться своей собственностью, а основным орудием и средством для этого служат законы, установленные в этом обществе; первым и основным законом всех государств является установление законодательной власти; точно так же первым и основным естественным законом, которому должна подчиниться сама законодательная власть, является сохранение общества и каждого члена общества». Дж. Локк предъявляет к закону обязательные требования: стабильность и долговременность действия. В отличие от естественной свободы, по Дж. Локку, «свобода человека в обществе» состоит в том, что он не подчиняется никакой другой «законодательной власти, кроме той, которая установлена по согласию в государстве, и не находится в подчинении чьей-либо воле и не ограничен каким-либо законом, за исключением тех, которые будут установлены этим законодательным органом в соответствии с оказанным ему доверием».

Несмотря на верховенство законодательной власти, две другие ветви публичной власти не только не являются ее придатками, но и оказывают на нее влияние. Исполнительная власть, включая федеральную, передается кабинету министров и лишь отчасти королю. Все эти полномочия четко определяются и регулируются законами, строго контролируются парламентом.

Ш.Л. Монтескье, так же как и Дж. Локк, усматривает в разделении властей не только реальную гарантию прав и свобод граждан, но и их защиту от государственного произвола и беззакония. В противном случае, это может привести к сосредоточению власти в руках одного лица, государственного органа или небольшой группы людей, а значит, и к возможному злоупотреблению государственной властью и произволу.

Необходимость разделения трех указанных ветвей властей Ш.Л. Монтескье объясняет следующим образом: «Если власть законодательная и исполнительная будут соединены в одном лице или учреждении, то свободы не будет, так как можно опасаться, что этот монарх или сенат станет создавать тиранические законы для того, чтобы также тиранически применять их. Не будет свободы и в том случае, если судебная власть не отделена от власти законодательной и исполнительной. Если она соединена с законодательной властью, то жизнь и свобода граждан окажутся во власти произвола, ибо судья будет законодателем. Если судебная власть соединена с исполнительной, то судья получает возможность стать угнетателем. Все погибло бы, если бы в одном и том же лице или учреждении, составленном из сановников, из дворян или простых людей, были соединены эти три власти: власть создавать законы, власть приводить в исполнение постановления общегосударственного характера и власть судить преступления или тяжбы частных лиц». Таким образом, Ш.Л. Монтескье в своей работе «О духе законов» объявляет разделение властей высшим законом госустройтсва, который обеспечивает политическую свободу граждан и предлагает разделить государственную власть на три ветви: законодательную (парламент), исполнительную (король и министры) и судебную (независимые суды). Каждая ветвь власти предназначена для осуществления определенных функций государства. В отличие от Дж. Локка, который разделение властей трактует как их сотрудничество и тесное взаимодейст­вие на основе преобладания законодательной власти над исполнительной, Ш.Л.Монтескье подчеркивает необходимость полного равновесия, независимости и даже обособления властей: ни одна власть не должна вторгаться в компетенцию другой, но каждая из них, защищая себя от возможного вторжения, вправе контролировать и сдерживать другую власть, предотвращая превышение полномочий, злоупотребления и деспотизм, а «необходимое течение вещей заставит их действовать, они будут действовать согласованно»

Французский правовед подчеркивает важность независимости властей и их органов в отношении ус­ловий их формирования, сроков деятельности, а также их взаимной несменяемости. Он считает недопустимым, чтобы одни и те же лица принимали участие в осуще­ствлении функций более чем одного из трех органов правления, например, чтобы министр или судья заседа­ли в парламенте, а депутат проводил в жизнь законы и отправлял правосудие.

Ш.Л. Монтескье впервые выделяет судебную деятельность как самостоятельный элемент государственной власти: «В каждом государстве есть три рода власти... В силу первой власти государь или учреждение создает законы, временные или постоянные, и исправляет или отменяет существующие законы. В силу второй власти он объявляет войну или заключает мир, посылает или принимает послов, обеспечивает безопасность, предотвращает нашествия. В силу третьей власти он карает преступления и разрешает столкновения частных лиц. Последнюю власть можно назвать судебной...».

Ш.Л. Монтескье так же, как Дж. Локк, считает, что необходимость судебной власти определяется сложностью законов и ответственностью судей: «Эти суды выносят приговоры. Приговоры эти надо хранить и изучать для того, чтобы собственность и жизнь граждан были столь же прочно и определенно обеспечены, как и само государственное устройство... Чем шире ведомство суда, чем важнее интересы, подлежащие его решению, тем внимательнее и осмотрительнее становится судья». По мнению Ш.Л. Монтескье, функции судей ни в коем случае не должны исполнять монарх и министры. Судьи, по его мнению, должны привлекаться «из народа для образования суда, продолжительность действия которого определяется требованиями необходимости». Суд в одном лице опасен возможностью злоупотреблений, а состав суда должен формироваться с учетом мнения и социального положения подсудимого и важности дела. Поэтому он предоставляет подсудимому право «избирать своих судей» или заявлять необходимое количество отводов. «Нужно даже, чтобы судьи были одного общественного положения с подсудимым, равными ему, чтобы ему не показалось, что он попал в руки людей, склонных притеснять его». Задача суда состоит в том, чтобы решения и приговоры всегда были лишь точным применением закона. «Таким образом, — считает Монтескье, — судебная власть, столь страшная для людей, не будет связана ни с известным положением, ни с известной профессией; она станет, так сказать, невидимой и как бы не существующей». Такая организация судебной власти становится социально и политически нейтральной и не сможет превратиться в деспотическую. Поэтому, делает вывод Ш.Л. Монтескье, «из трех властей... судебная в известном смысле вовсе не является властью» а, значит, нет никакой необходимости как в ее ограничении другими властями, так и во вмешательстве суда в законодательство и управление.

Выделению судебной власти в теории Ш.Л. Монтескье противоречат некоторые его же высказывания: он допускает исключительные случаи, когда суд может вершить законодательная власть. Это, например, рассмотрение дел знатных лиц: «...Необходимо, чтобы знать судилась не обыкновенными судами нации, а той частью законодательного собрания, которая составлена из знати». Также он допускает возможность вмешательства законодательной власти в судебные дела, если необходимо смягчить действие закона в силу каких-то обстоятельств и вообще он говорит об некоторой степени обязательной зависимости судебной власти путем вмешательства духовенства и определенной части знати, входящей в состав органов законодательной власти и считает, что искусство законодателя состоит в умении хорошо распорядиться судебной властью. «Уместно также, чтобы судьи в сомнительных случаях совещались с духовными властями... В случае же преступлений, караемых смертью, желательно, чтобы судья, если он есть, уведомлял и губернатора, дабы гражданские власти и церковные умерялись еще и политической властью». Таким образом, он только выдвигает идею о независимости судебной власти и не предлагает конкретного механизма ее использования на практике.

Основное назначение законодательной власти — «выявить право и сформулировать его в виде положительных законов, обязательных для всех граждан...». «Исполнительная власть в свободном государстве предназначена для исполнения законов, устанавливаемых законодательной властью». «…Хотя органы власти действуют самостоятельно, речь идет не об абсолютном обособлении, а лишь об относительной их самостоятельности и одновременном тесном взаимодействии друг с другом, осуществляемом в пределах их полномочий». Законодательную власть, по его мнению, необходи­мо (аналогично структуре английского парламента) поделить между буржуазией и феодалами, образо­вав двухпалатный парламент, состоящий из нижней палаты – собрания представителей народа и верхней палаты - наследствен­ного собрания аристократической знати , «обладающего правом отменять решения народа», точно так же, как и «народ может отменять его решения». Опасаясь «деспотизма большинства», Ш.Л. Монтескье считает, что народ, будучи некомпетентным в государственных делах, не вправе принимать активные решения, связанные с исполнитель­ной деятельностью, — все его участие в управлении должно быть ограничено избранием представителей.

Принципиальное отличие между двумя этими теориями состоит в роли законодательной власти. Дж. Локк подчеркивает верховенство законодательной власти и рассматривает ее как гаранта единства государственной власти вообще, а Ш.Л. Монтескье считает, что сами эти ветви власти должны дополнять друг друга, влияние их должно быть равномерным и взаимосдерживаемым, а органы, осуществляющие властные полномочия, должны быть независимы друг от друга. Для этого необходимо создать целую «систему сдержек и противовесов», когда каждая из них обладая своим набором правовых инструментов, могла бы предотвращать концентрации верховной власти в руках одного их них. Этот набор включает в себя: срочность полномочий, независимость судей, право VETO, роспуска парламента, контроль над законодательной властью и политическая ответственность.

Предназначение исполнительной власти — лишь исполнение законов, установленных законодательной властью. Одновременно, во избежание злоупотребления властью, исполнительная власть, монарх, наделяется правом вето при утверждении законопроектов и определять время действия законодательного собрания, а также обла­дает законодательной инициативой, по его указу созы­вается и распускается парламент. В свою очередь, законодатель определяет и контролирует границы и средства деятельности исполнительной власти. Вместе с тем законо­дательная власть, хотя и не вправе, по терминологии Ш.Л. Монтескье, «останавливать» требующую быстрых реше­ний деятельность исполнительных органов, однако она полномочна контролировать, каким образом приводят­ся в исполнение созданные ею законы, и правительство обязано давать отчет парламенту о своем управлении. Исполнительная власть, распоряжаясь должностями, казной, армией склонна к произволу и злоупотреблениям, а, значит, должна быть подотчетна власти законодательной. Таким образом, Ш.Л. Монтескье определил область этого контроля - финансы, взимание налогов, утверждение бюджета. "Если исполнительная власть, - писал он, - станет участвовать в постановлениях о налогах не одним только изъявлением своего согласия, то свободы уже не будет, потому что исполнительная власть превратится в законодательную в одном из самых важных пунктов законодательства. Если по тому же вопросу законодательная власть будет выносить свои постановления не на годичный срок, а навсегда, то она рискует утратить свою свободу, так как исполнительная власть уже не будет зависеть от нее; а если такое право приобретено навсегда, вопрос о том, кому мы обязаны этим приобретением - самим себе или кому-то другому, - уже становится безразличным. То же самое произойдет, если законодательная власть станет выносить такие же бессрочные постановления о сухопутных и морских силах, которые она должна поручать ведению исполнительной власти".

«Взаимовлияние законодательной и исполнительной властей гарантирует реальность права, которое в конечном счете отражает компромисс сталкивающихся воль и интересов различных социальных слоев и сил... За нарушение законов министры могут быть привлечены законодательным собранием к ответственности. В свою очередь, исполнительная власть в лице государя сдерживает от произвола законодательную власть, будучи наделена правом налагать вето на решения законодательного собрания, устанавливает регламент его работы и распускает собрание...». По мнению, Ш.Л. Монтескье исполнительную власть можно сохранить у дворянства оставив ее королевскому правительству, которое, одна­ко, должно стать ответственным перед народным представительством, т. е. буржуазией.

Таким образом, Д. Локк и Ш.Л. Монтескье, формулируя каждый свою теорию разделения власти, стратегически оба автора стремились к ограничению власти монарха, невозможности концентрации власти, установить взаимный контроль и взаимное ограничение разных ветвей власти, но каждый из них выбрал свою тактику и построил свои механизмы достижения этой цели.

Использованная литература:

1. Локк Дж. Сочинения в 3-х томах. М.: Мысль, 1998.

2. Монтескье Ш. Избранные произведения. М., 1955

3. Нерсесянц B.C. Философия права. М., 2009.

4. Нерсесянц В.С. История политических и правовых учений. М. 1995

5. Фетисов А.С. Разделение властей // Социально-политический журнал, 1995, №6

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий