регистрация / вход

Реализация концепции единства власти в механизме государства

СОДЕРЖАНИЕ 1. Реализация концепции единства власти в механизме государства. 2. Взаимодействие норм права и нравственности (морали) 3. Задание. Определить вид норм права, способы изложения в статье нормативного правового акта. Указать на структурные элементы норм права. Определить его вид.

СОДЕРЖАНИЕ

1. Реализация концепции единства власти в механизме государства.

2. Взаимодействие норм права и нравственности (морали)

3. Задание.

Определить вид норм права, способы изложения в статье нормативного правового акта. Указать на структурные элементы норм права. Определить его вид.

Наниматель, производивший удержание алиментов на детей, должен в трёхдневный срок сообщить судебному исполнителю и лицу, получающему алименты, об увольнении с работы лица, обязанного уплачивать алименты, а также о новом месте его работы, если оно известно.

Лицо, обязанное уплачивать алименты, должно в тот же срок сообщить судебному исполнителю об изменении места работы или жительства, а также о дополнительных доходах.

В случае несообщения указанных сведений по неуважительным причинам на лицо, обязанное уплачивать алименты, и виновных в этом должностных лиц может быть наложен штраф в порядке и размере, установленных Гражданским процессуальным кодексом Республики Беларусь.

1. РЕАЛИЗАЦИЯ КОНЦЕПЦИИ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ В МЕХАНИЗМЕ ГОСУДАРСТВА.

Единство власти – одна из важнейших проблем, относящихся к организации государственной власти.

Когда мы говорим о единстве власти, то организационно-правовой аспект заключается в том, вручается государственная власть какому-либо одному органу (например, абсолют ному монарху) или единой системе определенных органов, провозглашаемых единственными носителями государственной власти в юридическом понимании этого термина (например, власть советов в марксистско-ленинской концепции), а второй аспект единства означает властвование определенной социальной общности (народа, пролетариата и т. д.), что осуществляется, как мы говорили, прежде всего, но не только, посредством государства.

Единство государственной власти в организационно-правовом смысле - это структура государства, построенная на основе общих принципов, проводимая государственными органами единая политика, принципиально единые методы их деятельности.

Единство государственной власти юридически обосновывалось и провозглашалось еще в Древнем мире. В государствах Древнего Востока - Египте, Вавилоне, персидском царстве Ахемехидов - возник и упрочился взгляд на государственную власть как единое целое, носителем которой является монарх. Постепенно этот взгляд проник в греко-римский мир и, несмотря на то, что имелись альтернативные точки зрения, стал доминирующим в политической жизни. В период Римской империи идея единой государственной власти становится господствующей.

В средневековье христианская церковь, поставившая себя по влиянию на

общество рядом с государством, способствовала росту в каждой стране

политических сил, которые ограничивали власть монарха. К таким силам

относились представительные учреждения (парламенты, Генеральные Штаты, Кортесы), церковные организации ремесленников и купцов, университеты. Не вмешиваясь в компетенцию государства, церковь, оказывая идейное влияние на представителей господствующих классов, обязывала государство действовать в соответствии с христианскими принципами. Несомненно, подобная роль церкви нравственно связывала руки государству и нередко мешала оперативно решать различные политические вопросы[ 7 ].

Реакцией на подобный политический строй средневековья явилось учение о государственной власти итальянского мыслителя Никкола Макиавелли (1469-1527). Поставив перед собой задачу, обосновать необходимостьобъединения Италии в могучее централизованное государство, в сочинениях"Рассуждения на первую декаду Тита Ливия" и "Государь" Макиавеллитеоретически разработал идею единой государственной власти и полновластия правителя. Прежде всего, Макиавелли осуществил секуляризацию государственной власти, т.е. ее освобождения от религиозного влияния. Государ-2ственную власть, которую он конструировал, не волнуют ценности отдельного человека. Цель ее существования - удовлетворение исключительно собственных интересов. Власть эта концентрируется в руках одного правителя. ФактическиМакиавелли очерчивает контуры переходного периода, когда рушится один исоздается другой государственный порядок. Книги Макиавелли стали учебниками для многих европейских правителей и способствовали дальнейшему развитию теории единой государственной власти в сочинениях французского правоведа 16 века Жана Бодена (1530-1596). Будучи сторонником сильного централизованного государства, он выдвигает важнейшую идею государственного суверенитета. Отличительным признаком государства Боден считает верховный, суверенный характер государственной власти как абсолютной, единой, независимой и неограниченной законами власти, распространяющейся на всю страну и на всех подданных. Суверенитет един и неделим он не может быть разделен ни междукакими-либо слоями общества или сословиями, ни между составными частями государственного аппарата. В силу этого суверенитет может принадлежать либо королю, либо аристократии, либо народу. Будучи защитником королевского абсолютизма, Боден считает, что только в монархии суверенитет находит свое истинное воплощение. Монархия позволяет обеспечить необходимую централизацию и единство государства. В работе "Республика" (1576) он утверждает, что верховная власть едина, постоянна и непрерывна и перенесена на одно лицо - короля, который имеет право издавать и отменять законы, управлять и судить. Монарх, по учению Бодена, возвышается над всем. Он представитель государственного единства. Суверенность и единство власти, по мнению Бодена, гарантирует нормальное функционирование общества, законность, стабильность и взаимодействие всех государственных органов. Учение о единой государственной власти продолжал развивать знаменитый немецкий юрист Самуэль Пуффендорф (1632-1694). Он привел в свою систему взгляды Бодена, Гроция, Гоббса на государственную власть, которая для него не может дробиться на несколько отдельных, независимых друг от друга субъектов [7]. Это учение также нашло свое продолжение и развитие в трудах великого

французского философа Жана Жака Руссо (1712-1778). Он отстаивал идею единой верховной власти, что, как он считал, неизбежно вытекает из требований суверенитета народа. Руссо полагал, что различные формы деятельности государства, характеризующие его властные полномочия (законодательство, управление, правосудие), служат лишь проявлению этого суверенитета [ 3 , стр. 45-46 ]. Сказанное не означает, что Руссо отождествлял суверенитет народа и единство государственной власти. Последнее для него реализовывалось в форме прямой демократии, путем принятия решений на народных собраниях и референдумах (Руссо был уроженцем Швейцарии, где широко ис

3

пользовались и сейчас используются, преимущественно в кантонах, субъектах Швейцарской фе­дерации, эти институты). Для крупных государств, в том числе Франции, Руссо допускал создание общегосударственного представительного органа, который служил бы выражением суверенитета народа.

Видным представителем леворадикального взгляда на государственную

власть был другой французский писатель 18 века - философ Морелли . Он не просто развивает учение Руссо о могучей абсолютной власти народа, а идет дальше, полагая в работе "Кодекс природы", что только такая власть способна установить коммунистический строй и осуществить общественный идеал, нарисованный Томасом Мором . Это соединение управленческой надстройки с социалистическим базисом - звездный час в истории человечества, определивший многие события 19-20веков. На помощь доброму мечтателю Мору пришел прагматично-безжалостный Макиавелли, а вместе с ним группа великих социальных экспериментаторов: Марат, Робеспьер, Сен-Жюст, Бабеф. акунин, Нечаев, Ленин, Сталин. Гитлер, Мао-Цзедун, Пол Пот, Чаушеску. Якобинцы реализуют взгляды Руссо на государственную власть. Якобинская диктатура - первый опыт социалистического строительства - являлось в эксперименте, плохо подготовленным и потому очень кратковременным. Вождь якобинцев и комиссар Конвента Максимилиан Робеспьер (1758-1794) выступал за "самодержавие народа" и считал равновесие властей "химерой". Он заявлял, что все должностные лица являются только уполномоченными народа и должны отчитываться перед ним в своей деятельности. Конвент на первом же заседании уничтожил королевскую власть исконцентрировал все управление в своих руках, тем самым, отказавшись отразделения властей. Якобинское правление породило во Франции всеобщий страх, террор, атмосферу доносов и недоверия, привело к нехватке продуктов и очередям. Однако якобинцы, которые переживут падение своей диктатуры, и социалисты 19 века будут обращать внимание не на эти негативные моменты, а приписывать достоинства: якобинская диктатура спасла Францию от нашествия иностранных войск, за короткий срок покончила с феодальными повинностями и навсегда утвердила революционные завоевания. Миф о якобинской диктатуре как чрезвычайно эффективной структуреГосударственной власти, с помощью которой можно добиться исключительно быстрых политических результатов, надолго утвердился в революционном и освободительном сознании 19-20 веков. В него поверили не только ограниченные фанатизмом революционеры (Бланки и Ткачев), но и широко эрудированные философы, и блестящие мыслители (Герцен, Маркс). Герцен также верил во всемогущество диктаторской государственной власти, в ее неисчерпаемые творческие возможности [7]. Карл Маркс (1818-1883) и Фридрих Энгельс (1820-1895) использовали эти идеи в своем учении о победе пролетариата над буржуазией. Социализм,указывали они, не может возникнуть за один день. Создание нового общества4потребует многих лет борьбы, в частности, подавления сопротивлениясвергнутых классов. Поэтому между капиталистическим и коммунистическим обществом неизбежно будет существовать переходный период и "государство этого периода не может быть ничем иным, кроме как революционной диктатуры пролетариата. Сломав и уничтожив старую государственную машину, пролетариат должен будет создать свою собственную с единой и неделимой властью -диктатуру пролетариата, придав ей преходящую форму. Диктатура пролетариата выполняла две задачи: подавляла сопротивление свергнутых классов и приступала к строительству социалистического общества. В 1848 в "Манифесте Коммунистической партии" Маркс и Энгельс писали, что власть пролетариату нужна для того, чтобы отобрать у буржуазии весь капитал, централизовать все орудия производства в руках государства, т.е. пролетариата. По мнению Маркса и Энгельса, государственная власть везде едина и неделима, поскольку государство - есть орудие классового господства, то господствующие классы ни с кем не собираются разделять государственнуювласть. Распределять можно управленческий труд и управленческие функции. Дальнейшее развитие учения о государстве диктатуры пролетариата получило в трудах В.И.Ленина (1870-1924). Положению о переходном периоде и диктаторской государственной власти Ленин придавал концептуальный характер и развил на их основе учение о построении социализма в отдельно взятой стране. С победой Октябрьской революции 1917 года в СССР, утвердился государственный механизм, который отвечал сущности и задачам пролетарскойдиктатуры. Его основой, а впоследствии политической основой всего общества, были объявлены Советы. Особо подчеркивалось, что они дают возможность соединять выгоды парламентаризма - непосредственной демократии, т.е. соединять в лице выборных представителей народа и законодательную функцию, и исполнение законов. Принцип "Вся власть Советам" был отражен в Конституции страны, ееважнейших законах. Высшей властью был Всероссийский съезд Советов, а впериод между съездами - Всероссийский Центральный исполнительный комитет - высший законодательный, распорядительный и контролирующий орган РСФСР. Однако советское государство не могло успешно развиваться без специализированных структур, способных осуществлять функции правления.Поэтому в Конституции РСФСР 1918 года предусматривалось создание Совета Народных Комиссаров и наркоматов. Это был очевидный отход от строго понимаемой "работающей корпорации", но о разделении властей говорить, однако, не приходится, поскольку ВЦИК определял общие направления деятельности Совнаркома и других органов, объединял и согласовывал по законодательству и управлению [7]. Характерно, что судебная система в стране стала складываться на основе5Декрета о суде, принятого Совнаркомом 22 ноября 1917 года, минуя ВЦИК. Все прежние суды были упразднены. Не стало также прокурорского надзора,адвокатуры, судебных следователей. Вместо них создавались местные суды и революционные трибуналы. Советы избирали и отзывали судей, заслушивали их отчеты. Развитие судебной системы усложнялось появлением внесудебных органов, проводивших жесткую репрессивную политику. Образование СССР и принятие первой Союзной Конституции в 1924 году мало что изменило в подходе к теории разделения властей. Верховным органом власти стал Съезд Советов СССР, в период между съездами - двухпалатный Центральный Исполнительный комитет СССР. ЦИК работал в сессионном порядке, а в период между сессиями высшим законодательным, исполнительным и распорядительным органом был Президиум ЦИК. Совнарком СССР как исполнительный и распорядительный орган ЦИК был наделен правом издавать постановления и распоряжения, которые однако могли приостанавливаться и отменяться ЦИК СССР и его Президиумом. Как ни покажется странным, значительно приблизилась к теории разделения властей Конституция СССР 1936 года. Впервые было отчетливо заявлено о том, что существует законодательная власть, которую был призван осуществлять Верховный Совет СССР. В отдельных главах Конституции о суде и прокуратуре устанавливались два важных принципа: во-первых, правосудие осуществляется только судами, во-вторых, судьи независимы и подчиняются только закону. Расхождение принципов, провозглашенных Конституцией 1936 года, среальной жизнью страны сегодня очевидны. Демократические декларацииприкрывали режим сталинизма, насилие, террор, преступления против человечества. Утвердившейся сталинской диктатуре можно было не опасаться некоторого обособления государственных структур, ведь она осуществлялась в первую очередь через партийно-карательный аппарат, стоявший над государственной организаций. В этом аппарате, который заметно разрастался и специализировался, решались вопросы управления страной. Контроль за аппаратом, а также решение главных вопросов сосредоточил в своих рукахСталин, опиравшийся на узкую группу из ближайшего окружения. После разоблачения культа личности Сталина преобладало убеждение в том, что стоит только убрать искривления и ошибки,порожденные сталинизмом, как государственная, да и вся политическая система станет функционировать в духе провозглашенных принципов. Но обстановка застоя сдерживала прогресс общества, обрекала его на отставание от наиболее развитых стран мира [7]. В принятой в 1977 году Конституции СССР был заложен определенныйпотенциал для демократизации государственной жизни. Если исходить только из формальных критериев, то можно сказать, что по сравнению с прежней Конституцией для «разделения власти» осталось ещё меньше места. Это отразилось в стремлении наделить Советы качествами, возвращающими их к 6статусу 1920-ых годов. Советы объявляются политической основой СССР, им подотчетны и подконтрольны все другие государственные органы. Непосредственно через создаваемые ими органы, Советы руководят всеми отраслями государственного, хозяйственного и социально-культурного строительства. Конституцией были устранены все ограничения компетенции Верховного Совета. Он мог теперь решать все вопросы, отнесенные к компетенции своего Президиума, Совмина, министерств и ведомств СССР. Отход от теории разделения властей обосновывался необходимостью восстановления ленинских принципов. При этом прежние образцы оценивались без должного критического анализа, учета условий и требований времени. Столь негативное отношение к теории разделения властей привело кформированию в СССР командно-административной системы, непомерному разрастанию бюрократического аппарата, коррумпированности чиновников, моральной деградации государственных деятелей, которые не неслиникакой ответственности за свои поступки перед обществом. Непродуманные решения Политбюро, спекулятивные лозунги, типа "Догоним и обгоним Америку!", "Пятилетку за четыре года", без учета реальных возможностей страны привели к ситуации, когда центральные органы государственной власти не владели достоверной информацией о положении дел в народнохозяйственном комплексе, политической обстановке в регионах с традиционными национальными конфликтами. Результатом этого стало сильное отставание СССР в конце 80-ых годов от ведущих стран мира. В стране разразился сильный экономический кризис и, в конце концов, - распад самого государства [7]. Помимо коммунизма еще один антидемократический режим - фашизм проповедовал необходимость сильной, даже беспощадной власти, лишенной недостатков "либеральной демократии", основанной на политическом господстве авторитарной партии, обеспечивающей всеобщий контроль над личностью и всем обществом, мистической, не допускающей никаких возражений личности вождя. Создав террористические режимы, основанные на тотальном терроре, фашизм уничтожил все демократические свободы и институты. Произошла милитаризация всех сфер общественной жизни, а контроль над обществом осуществлялся не только с помощью государственных структур, но и партийных военизированных и военных организаций (отряды "скуадре" в Италии, штурмовые эсэсовские части в Германии). Всеобщее насилие настолько пропитало общество, что стало нормой жизни. В идеологии фашизма особое место занимала теория превосходства немецкой нации, которая в области внешней политики служила обоснованием политики империалистических захватов и порабощения других народов. Именно невозможность одновременного существования двух имперских держав (СССР и фашистской Германии), ставящих своей целью достижение мирового господства, сыграло решающую роль в развязывании второй мировой войны, унесшей не менее 60-ти миллионов человеческих жизней.7 Фашизм и коммунизм, не выдержав испытания временем, потерпели крах и оставили в наследство своим народам нищету, страх, кучу нерешенных проблем, с которыми придется столкнуться ни одному поколению [7]. Эти и другие многочисленные примеры указывают на несостоятельность теории единой государственной власти как противоречащий основным общечеловеческим ценностям и нарушающей основные права и свободы граждан любого государства, которое возьмет ее "на вооружение". 2.ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ НОРМ ПРАВА И НРАВСТВЕННОСТИ (МОРАЛИ). Особое место в формировании духовного мира личности, её сознанияи культуры, активной жизненной позиции, принадлежит праву и морали.Они являются важнейшими социальными регуляторами, включенными в систему общественных отношений, целенаправленно воздействующими на преобразования сознания личности. Право и мораль - важнейшие элементы человеческой культуры, всегда выступающие в тесном взаимодействии, характер которого определяетсяконкретно-историческими условиями и социально-классовой структуройобщества. На этапе построения в нашем обществе основ правовой государственности все большую актуальность и практическую значимость приобретает нравственно-правовая культура как неотъемлемый атрибут и отличительный признак правового государства.

Мораль - система исторически определенных взглядов, норм, принципов, оценок, убеждений, выражающихся в поступках и действиях людей,

регулирующих их отношения друг к другу, к обществу, определенному классу, государству и поддерживаемых личным убеждением, традицией, воспитанием, силой общественного мнения всего общества, определенного класса либо социальной группы.

И право и мораль обладают способностью проникать в самые различные области общественной жизни. Ни право, ни мораль не ограничиваются обособленной сферой социальных отношений. Они связаны с поведением людей в широких областях их социального взаимодействия. Учитывая это, а также принимая во внимание "универсальность" морали, ее "вездесущий", "всепроникающий" характер, можно сделать вывод о том, что нельзя разграничивать право и мораль по предметным сферам их действия. Ведь право возникает и действует, прежде всего, в таких сферах как отношения собственности и политической власти. Однако они не обособлены от морали. В тоже время, действие права также выходит далеко за пределы указанных отношений. Следовательно, право и мораль не имеют специфических предметно или пространственно обособленных сфер общественных отношений, а действуют в

8

едином "поле" социальных связей. Отсюда общность, точное взаимодействие норм права и морали.

Право и мораль поддерживают друг друга в упорядочении общественных отношений, позитивном влиянии на личность, формировании у граждан должной юридической и нравственной культуры, правосознания. Их требования во многом совпадают: действия субъектов, поощряемые правом, поощряются и моралью.

Мораль осуждает совершение правонарушений и особенно преступлений. В оценке таких деяний право и мораль едины. "Мораль требует, чтобы прежде всего было соблюдено право, и, лишь после того как оно исчерпано, вступают в действие нравственные определения" (Гегель) [4, стр.252].

Конечно, истина конкретна, поэтому могут быть такие деяния, по отношению к которым мораль либо индифферентна, либо даже не порицает их, например недоносительство, отказ давать свидетельские показания против родственников и т.д. Но в принципе право и мораль по абсолютному большинству правонарушений занимают единую позицию.

Всякое противоправное поведение, как правило, является также противонравственным. Право предписывает соблюдать законы, того же добивается и мораль. Во многих статьях Конституции Республики Беларусь, Декларации прав и свобод человека, других важнейших актах оценки права и морали сливаются. Это и неудивительно - ведь право, как уже говорилось, основывается на морали. Оно не может быть безнравственным. Цели у этих двух регуляторов в конечном счете - одни.

Не случайно право нередко представляют в виде юридически оформленной нравственности, ее норм и принципов. В этом смысле право можно охарактеризовать и как явление морали. Такие заповеди христианской морали, как "не убий", "не укради", "не лжесвидетельствуй", берутся под защиту правом, которое карает за их нарушение. Как видим, взаимодействие права и морали нередко выражается в прямом тождестве их требований, обращенных к человеку, в воспитании у него высоких гражданских качеств. Еще Цицерон указывал, что законы призваны искоренять пороки и насаждать добродетели.

В процессе осуществления своих функций право и мораль помогают друг другу в достижении общих целей, используя для этого свойственные им методы. "Там, где право отказывается давать какие-либо предписания, - писал П.И. Новгородцев, - выступает со своими велениями нравственность; там, где нравственность бывает не способна одним своим внутренним авторитетом сдерживать проявления эгоизма, на помощь ей приходит право со своим внешним принуждением"[4, стр.260.

С нарастанием негативных процессов усиливается и степень непримиримости к ним людей, которые хотели бы видеть юридические и моральные рычаги более действенными и результативными в борьбе за оздоровление общества.

Право и мораль плодотворно "сотрудничают" в сфере отправления правосудия, деятельности органов правопорядка, юстиции. Выражается это в

9

различных формах: при разрешении конкретных дел, анализе всевозможных жизненных ситуаций, противоправных действий, а также личности правонарушителя. Фактические обстоятельства многих дел оцениваются с привлечением как юридических, так и нравственных критериев, без которых невозможно правильно определить признаки таких, например, деяний, как хулиганство, клевета, оскорбление, унижение чести и достоинства; понятий цинизма, корысти, стяжательства, "низменных побуждений", выступающих мотивами многих правонарушений.

То же самое относится к делам о выселении за невозможностью совместного проживания, о расторжении брака и решении вопроса о детях, трудовых спорах. Во всех этих случаях требуется не только правовая, но и моральная характеристика субъектов и самих этих конфликтов.

Правовые нормы служат и должны служить проводниками морали, закреплять и защищать нравственные устои общества. И эффективность права во многом зависит от того, насколько полно, адекватно оно выражает эти требования. Сила законов во много увеличивается, если они опираются не только на власть (особый аппарат), но и на мораль. В свою очередь, действие морали, как и других социальных норм, в немалой степени зависит от четко функционирующей юридической системы.

Право и мораль - дополняющие друг друга средства социального

нормативного регулирования. Их взаимодействие носит преимущественно

созидательный, конструктивный характер. В реальной действительности право и мораль нерасторжимы, они функционируют в единстве, органически переплетаясь между собой, дополняя и обогащая друг друга.

Наиболее характерной чертой взаимодействия права и морали

является их сближение, взаимопроникновение, усиление их согласованного

воздействия на общество. В процессе совместного регулирования общественных отношений возникает качественно новое явление - морально-правовое воздействие. Право и мораль как составные части этого явления, не растворяясь в нем и не теряя своих индивидуальных качеств, в совокупности образуют социальную ценность, реально существующую и активно влияющую на практику.

Характерной чертой права должна быть его моральная

обоснованность, ибо сохранение нравственных отношений есть не только право законодателя, но и его обязанность.

10

3.ЗАДАНИЕ

Определить вид норм права, способы изложения в статье нормативного правового акта. Указать на структурные элементы норм права. Определить его вид.

Наниматель, производивший удержание алиментов на детей, должен в трёхдневный срок сообщить судебному исполнителю и лицу, получающему алименты, об увольнении с работы лица, обязанного уплачивать алименты, а также о новом месте его работы, если оно известно.

Лицо, обязанное уплачивать алименты, должно в тот же срок сообщить судебному исполнителю об изменении места работы или жительства, а также о дополнительных доходах.

В случае несообщения указанных сведений по неуважительным причинам на лицо, обязанное уплачивать алименты, и виновных в этом должностных лиц может быть наложен штраф в порядке и размере, установленных Гражданским процессуальным кодексом Республики Беларусь.

(ч.1, 2, 3 статьи 107 Кодекса Республики Беларусь о браке и семье)

В данной статье норма права является полной. Она содержит гипотезу, диспозицию и санкцию. Гипотеза указывает на адресата нормы, на условия, при которых норма подлежит применению (действия нанимателя и лица, обязанного уплачивать алименты), диспозиция содержит само правило поведения, она является основным структурным элементом нормы права (обязанности нанимателя и плательщика алиментов), санкция указывают на правовые последствия нарушения нормы (как правило, неблагоприятные).

Способ изложения элементов норм права в статье – прямой, т.к. в ней излагается все структурные элементы нормы права.

По характеру содержащихся в норме права правил поведения данная норма права является обязывающей, т.к. возлагает на субъект обязанность совершить активные действия независимо от его воли и желания, не предоставляя ему свободы выбора. В случае неисполнения обязанности в добровольном порядке к лицу применяются различные меры государственного принуждения.

11

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

1. Конституция Республики Беларусь с изменениями и дополнениями, принятыми на республиканских референдумах 24 ноября 1996 г. и 17 октября 2004 г.

2. Кодекс Республики Беларусь о браке и семье 9 июля 1999 г. № 278-З.

3. Чиркин В.Е. Основы государственной власти.- М.: Юристъ, 1996.- 112с

4. Матузов Н.И., Малько А.В. Теория государства и права.- М.: Юристъ, 2004. - 512 с.

5. Учебное пособие по теории государства и права / Под ред. Диаконов В.В. – Allpravo.RU, - 2004

6. Электронный ресурс: http://www.uapravo.ru. Дата доступа 11.03.2011 г.

7. Электронный ресурс: http://lib.ru/POLITOLOG /parechina2.txt. Дата доступа 11.03.2011 г.

12

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий