регистрация /  вход

Системы органов прокуратуры Российской Федерации (стр. 2 из 14)

Частично функции надзора за соблюдением декретов и привлечения к ответственности нарушающих их лиц взяла на себя ВЧК (Всероссийская Чрезвычайная Комиссия). По мере пере­хода от гражданской войны к строительству новых обществен­ных отношений все более ощутимой становилась объективная необходимость обеспечения законности на единой организаци­онной и правовой основе.

В докладе министра юстиции Н. В. Крыленко на IV съезде деятелей юстиции в 1921 г. подчеркивалась необходимость соз­нания прокуратуры, независимой от местной власти, на кото­рую возлагалось бы обвинение в суде, общий надзор, руковод­ство следствием, а также предупреждение правонарушений. 1 января 1922 г. был опубликован первый проект декрета «О го­сударственной прокуратуре», в котором предполагалось ее соз­дание в составе Министерства юстиции и наделение ограни­ченными полномочиями. При этом возобладало влияние гу­бернских чиновников, не желавших иметь рядом с собой независимого от них прокурора. После дискуссий, завершившихся письмом В. И. Ленина «О двойном подчинении и законности», 111 сессия ВЦИК 28 мая 1922 г. приняла Положение о прокуратуре.[6]

Первоначально структура отдела прокуратуры Наркомюста РСФСР была установлена Положением о Народном комисса­риате юстиции (Декрет ВЦИК от 1 февраля 1923 г.). В него входили подотделы: 1) общего управления и личного состава прокурорского надзора; 2) общего надзора; 3) надзора за орга­нами следствия, дознания и местами лишения свободы; 4) государственного обвинения со следственной частью.

После образования Союза ССР, с принятием первых Основ судоустройства Союза ССР и союзных республик органы про­куратуры строились на началах централизма и подчинения ис­ключительно соответствующему прокурору республики, а дей­ствовали на основе издаваемых республиками Положений. Прокурор республики был подотчетен и подведомственен верховным органам своей республики.

Постановлением ЦИК и СНК СССР от 20 июня 1933 г. бы­ла учреждена Прокуратура Союза ССР. Постановлением ЦИК и СНК СССР от 17 декабря 1933 г. было утверждено Положе­ние о Прокуратуре Союза ССР. Им были определены функции прокуратуры, порядок их осуществления, структура органов. В структуру аппарата прокуратуры СССР вошли: Главная воен­ная прокуратура; Главная прокуратура железнодорожного транспорта; Главная прокуратура водного транспорта; отдел об­щего надзора; уголовно-судебный отдел; гражданско-судебный отдел; следственный отдел; отдел по специальным делам; отдел по надзору за местами заключения; отдел по жалобам; отдел кадров; группа учета и информации; особый сектор; управление делами; секретариат.[7]

При Прокуроре СССР (который с 1946 г. в соответствии с законом СССР от 19 марта 1946 г. стал именоваться Генераль­ным прокурором) состояли прокуроры для особых поручений, следователи по важнейшим делам, инспекторы и консультанты. С некоторыми изменениями эта структура Прокуратуры и ап­паратов органов Прокуратуры просуществовала вплоть до рас­пада СССР в 1991 г.

В 1960 г. были упразднены транспортные прокуратуры, но уже в 1961 г. они стали воссоздаваться в составе отдельных про­куратур краев и областей, а в 80-х гг. их система была практи­чески полностью воссоздана.

В начале 20-х гг. при каждом реввоентрибунале состоял во­енный прокурор, непосредственно подчиненный помощнику прокурора республики при Верховном суде (по Военной колле­гии) и по его представлению назначаемый прокурором респуб­лики. В последующем в соответствии с развитием вооруженных сил и иных войск применительно к их организационной струк­туре развивались и органы военной прокуратуры. Создавались трудовые (1924 г.), природоохранные (1984—1985 гг.) и другие специализированные прокуратуры.

Постепенно совершенствовалось правовое регулирование системы прокурорского надзора, в том числе модифицирова­лись нормы отраслевого законодательства (уголовно-процессу­ального, уголовно-исполнительного и др.).

В 1955 г. Указом Президиума Верховного Совета СССР ут­верждено Положение о прокурорском надзоре в СССР. Указом Президиума Верховного Совета СССР в 1959 г. были образова­ны коллегии в Прокуратуре СССР и прокуратурах союзных республик.

Указом президиума Верховного Совета СССР от 14 декабря 1966 г. утверждено положение о военной прокуратуре. Более интенсивно стало развиваться законодательство о прокуратуре в 70–х гг. После принятия Конституции 1977 г. был принят в 1979 г. закон о прокуратуре СССР с изменениями, внесенными в этот закон в 1982 и 1987 гг., который действовал вплоть до распада СССР и принятия законов о прокуратуре в бывших союзных республиках. Первый закон о прокуратуре РСФСР постсоветского периода был принят Верховным Советом РСФСР 17 января 1992 г. и в этой редакции действовал до ноября 1995 г.[8]

Таким образом, становление и развитие органов прокуратуры шло в течение длительного времени, на различных исторических этапах развития России. Исторический опыт показывает, что потребность в таком государственном органе, как прокуратура, становится особенно острой в периоды коренных преобразований в общественных отношениях, государственном устройстве. Сегодня на данном этапе развития органов прокуратуры перечень функций и круг полномочий прокуратуры в целом соответствуют стоящим перед ней задачам и реалиям современного этапа развития российского общества. Бесспорно, что сильное российское государство должно иметь сильную прокуратуру. Для этого она должна развиваться, прежде всего, с учетом исторической цели и хода построения правового государства.

1.2 Конституционные основы деятельности прокуратуры

Организация и деятельность прокуратуры как федерального органа государства, осуществляющего надзор за соблюдением Конституции РФ и исполнением законов, должны быть точно и полно урегулированы нормами федерального законодательст­ва. Основные компоненты правовых основ деятельности проку­ратуры определены в ст. 3 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации». В ней установлено, что организация и порядок деятельности прокуратуры РФ и полномочия прокуро­ров определяются Конституцией РФ, данным законом и други­ми федеральными законами, а также международными догово­рами Российской Федерации.

В соответствии с Конституцией РФ прокуратура и законода­тельство о прокуратуре относится к исключительному веде­нию Российской Федерации (п. «о» ст. 71 Конституции РФ). Поэтому все иные средства и способы нормативной регламентации каких-либо аспектов организации и деятельности прокуратуры РФ в случае их противоречия закону недействительны и не подлежат при­менению, приостанавливаются или отменяются в установлен­ном порядке.

В ст. 129 Конституции РФ определены только общие вопро­сы организации прокурорской системы и порядка назначения на должность Генерального прокурора РФ и прокуроров субъ­ектов Федерации. Согласно данной статье прокуратура РФ со­ставляет единую централизованную систему с подчинением ни­жестоящих прокуроров вышестоящим и Генеральному проку­рору РФ.

Генеральный прокурор РФ назначается на должность и ос­вобождается от должности Советом Федерации по представле­нию Президента РФ. Прокуроры субъектов РФ назначаются Генеральным прокурором РФ по согласованию с субъектами Федерации. Таким образом, Конституция РФ делает только од­но исключение из правила п. «о» ст. 71 Конституции, когда за­конодательством субъекта Федерации должно быть определено, с какими органами власти субъектов Федерации и в каком по­рядке производится такое согласование. Следовательно, зако­нодательство (конституции и уставы) субъектов Федерации в части, касающейся вопросов согласова­ния с Генеральным прокурором РФ кандидатуры прокурора субъекта Федерации, также относится к правовым основам дея­тельности прокуратуры РФ.

Проблемная ситуация сложилась в отношении сейчас уже бывшего Генерального прокурора РФ Скуратова Ю.И. в споре о компетенции между Советом Федерации и Президентом РФ относительно принадлежности полномочия по изданию акта о временном отстранении Генерального прокурора РФ от долж­ности в связи с возбуждением в отношении его уголовного дела.[9]

Как известно, Генеральный прокурор РФ указом Президен­та РФ от 2 апреля 1999 г. № 415 был отстранен от должности на период расследования возбужденного в отношении него уго­ловного дела.

В Конституционный Суд РФ обратился Совет Федерации, посчитав, что такое отстранение может иметь место только в порядке, установленном ст. 83 (п. «е»), 102 (п. «з» ч. 1) и 129 (ч. 2) Конституции РФ для назначения на должность и освобо­ждения от должности Генерального прокурора РФ, т. е. оно должно осуществляться Советом Федерации по представлению Президента РФ, и, следовательно, Президент РФ был не вправе издавать названный указ.

Конституционный Суд РФ в своем постановлении от 1 де­кабря 1999 г. указал, что в случае возбуждения такого уголов­ного дела в любом случае должен быть издан соответствую­щий акт об отстранении Генерального прокурора РФ от долж­ности. Это составляет компетенцию иной, вне системы прокуратуры, государственно-властной инстанции федерально­го уровня.

Конституционный Суд РФ постановил, что, исходя из Кон­ституции РФ и в отсутствие иного законодательного регулиро­вания, акт о временном отстранении Генерального прокуро­ра РФ от должности, необходимость которого обусловлена воз­буждением в отношении его уголовного дела, обязан издать Президент РФ.

Таким образом, согласно постановлению Конституционного Суда РФ следует, что не исключается право законода­теля на основе Конституции РФ и с учетом правовых позиций, изложенных в постановлении Суда, создать и иные механизмы реализации возможного уголовного преследования в отноше­нии Генерального прокурора РФ и его отстранения от должно­сти на период расследования.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]
перед публикацией все комментарии рассматриваются модератором сайта - спам опубликован не будет

Ваше имя:

Комментарий

Хотите опубликовать свою статью или создать цикл из статей и лекций?
Это очень просто – нужна только регистрация на сайте.