регистрация / вход

Понятие и особенности конституционно-правовой ответственности

Содержание Стр. Введение ….. 1. Понятие и особенности конституционно-правовой ответственности .

Содержание Стр.

Введение……………………………………………………………..

1. Понятие и особенности конституционно-правовой ответственности…….........................................................................

1.1.Конституционно-правовая ответственность как вид юридической ответственности…………………………………….

1.2.Теоретические подходы к конституционно-правовой ответственности…………………………………………………….

2. Актуальные проблемы конституционно-правовой ответственности……………………………………………………..
2.1. Проблемы развития института конституционно-правовой ответственности………………………………………………………

2.2. Политический аспект в конституционно-правовой ответственности……………………………………………………….

3. Субъекты конституционно-правовой ответственности……….

Заключение…………………………………………………………….

Список использованной литературы……….....................................

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность исследования обусловлена тем, что конституционно-правовая ответственность впервые появилась не в правовых актах, а в научных исследованиях, причем по сравнению с другими видами юридической ответственности относительно недавно.
В литературе, посвященной конституционно-правовой ответственности, нашло отражение многообразие существующих позиций по поводу юридической ответственности. Вследствие этого, а также в связи с неоднозначностью восприятия самой конституционно-правовой ответственности имеются серьезные различия в теоретических подходах к этому виду ответственности, отсутствует единство в характеризующем ее категориальном аппарате. Однако можно констатировать, что в отечественной правовой литературе — при всех разногласиях — мнения сходятся в том, что невозможно отрицать как саму необходимость такой ответственности, так и существование целого комплекса мер конституционно-правовой ответственности в российском законодательстве.
Конституционно-правовая ответственность является основным видом юридической ответственности. Особенности конституционно-правовой ответственности и соответственно ее обособление как самостоятельного вида юридической ответственности объясняются предметом и методом конституционно-правового регулирования общественных отношений; функциями, которые выполняет конституционное право в общей системе права; спецификой статуса субъектов конституционно-правовых отношений; особенностями юридической природы неправомерного поведения в конституционно-правовой сфере; характером конституционных предписаний, на базе которых возникает ответственность; особой процедурой ее реализации.
Объект данного исследования — конституционно-правовые отношения, возникающие в связи с правовой регламентацией и установлением конституционной ответственности.
Предметом изучения работы являются вопросы конституционно-правовой ответственности в свете нового законодательства.
Целью работы является исследование понятия, содержания и проблемных аспектов института конституционно-правовой ответственности.
Достижение поставленной цели потребовало решения следующих задач:
1. Рассмотрение конституционно-правовой ответственности как вида юридической ответственности;
2. изучение теоретических подходов к понятию «конституционно-правовая ответственность»;
3. рассмотрение понятия и оснований конституционной ответственности;
4. описание актуальных проблем конституционно-правовой ответственности на современном этапе.
Методологическую основу исследования составляет диалектический материализм. Наряду с этим здесь широко используются такие методы исследования, как: специально-юридический, сравнительно-правовой, статистический, исторический и другие приемы обобщения научного материала и практического опыта.
Раскрытие темы предполагает изучение ряда нормативных актов, в частности, Конституции Российской Федерации , Постановлений Верховного Суда РФ, других актов различной юридической силы, практики их применения, а также научной литературы, монографий, методических разработок, пособий и материалов периодических изданий. Теоретическую основу дипломной работы составляют труды отечественных ученых: В. А. Виноградова, С. А. Авакьяна, Е. И. Колюшина, Д. Т. Шона и др.
Структура работы обусловлена предметом, целью и задачами исследования. Работа состоит из введения, двух глав и заключения.
Введение раскрывает актуальность, определяет степень научной разработки темы, объект и цель исследования, раскрывает теоретическую и практическую значимость работы.
Содержание первой главы работы составляет общие положения института конституционно-правовой ответственности в целом, рассматривается понятие, содержание, основные подходы к пониманию конституционно-правовой ответственности.
Вторая глава посвящена рассмотрению актуальных вопросов конституционно-правовой ответственности в современном законодательстве. В ней же рассматривается проблема присутствия политического аспекта в конституционно-правовой ответственности.
В заключении подводятся итоги исследования, формируются окончательные выводы и предложения по совершенствованию действующего в этой области конституционного законодательства и дальнейшей разработке рассматриваемой проблемы.

1. Понятие и особенности

конституционно-правовой ответственности

Юридическая ответственность - важнейший институт любой правовой системы, один из сущностных признаков права, необходимый элемент механизма его действия. В силу этого проблема юридической ответственности занимает одно из центральных мест, как в общей теории права, так и в отраслевых юридических науках, включая и конституционное право.

Господствующей в литературе о юридической ответственности является ее трактовка как меры государственного принуждения, основанной на юридическом и общественном осуждении правонарушения и выражающейся в установлении для него определенных отрицательных последствий в форме ограничений (лишений) личного или имущественного порядка.

Поскольку юридическая ответственность является одним из важнейших средств организации правильного (должного) исполнения предписаний правовых актов, предупреждения и пресечения нежелательного с точки зрения закона поведения субъектов общественных отношений, она является категорией, свойственной всем отраслям права, включая и конституционное.

Будучи одним из видов юридической ответственности, конституционно-правовая ответственность обладает всеми общими признаками, которые выделяют юридическую ответственность среди других социальных явлений. Она, как и любая другая юридическая ответственность, является мерой государственного принуждения, основанной на юридическом и общественном осуждении правонарушения и выражающейся в установлении для правонарушителя определенных отрицательных последствий.

Принуждение как общий признак юридической ответственности является государственно-властным способом подавления отрицательных волевых устремлений отдельных субъектов для обеспечения их подчинения нормам права. В праве используются самые разнообразные способы принуждения, объективно обусловленные основаниями и целями их применения. Используя принуждение, государство не только воздействует на правонарушителей, но и осуществляет меры, направленные на предупреждение правонарушений.

Другим общим признаком юридической ответственности является установление для правонарушителя определенных отрицательных последствий, т.е. мер принуждения (санкций), которые применяются государством в случае нарушения нормы права.

В конституционном праве предусмотрена возможность применения мер принуждения, а также мер воздействия за определенные нарушения. Например, согласно Конституции РФ (ч. 3 ст. 115) постановления и распоряжения Правительства РФ в случае их противоречия Конституции РФ, федеральным законам и указам Президента РФ могут быть отменены Президентом РФ. Отмена акта является принудительным воздействием со стороны Президента РФ, которое прекращает возникшее правоотношение и предупреждает наступление вредных последствий издания неправомерного акта. Вместе с тем, эта отмена является конституционно-правовой санкцией, выражающей в правовой форме последствия несоблюдения норм конституционного права. Эти последствия носят неблагоприятный для правонарушителя характер.

Таким образом, конституционно-правовой ответственности, как и всякой другой юридической ответственности, присущи элементы кары как претерпевания неблагоприятных для правонарушителя последствий за нарушение норм конституционного права. Эта кара всегда имеет государственно-властную, принудительную природу.

Однако в конституционно-правовой ответственности кара имеет свои особенности, отличающие ее от кары в других видах юридической ответственности. Если, например, уголовное наказание заключается в лишениях личного и имущественного свойства, то правовые последствия реализации конституционно-правовой ответственности имеют иной характер. Отсутствуют в конституционно-правовой ответственности и такие меры государственного принуждения, как конфискация имущества, штраф и т.п.

Вместе с тем, конституционно-правовая ответственность - это не только кара за нарушение правовых норм. Здесь на первый план выступает правовосстановительная функция ответственности. Но если, например, в гражданском праве восстановление выражается в возвращении в первоначальное состояние, возмещении (компенсации) понесенных убытков и т.п., то в конституционном праве оно связано с устранением нарушений закона и принятием мер по обеспечению нормального функционирования государственного аппарата, деятельности депутатов, должностных лиц, осуществлению конституционных прав, свобод и обязанностей граждан.

Необходимым элементом основания конституционно-правовой ответственности является наличие вины. Однако здесь требуется правильное понимание таких ее психологических форм, как умысел и неосторожность. Используя в конституционном праве эти категории, конечно, противоестественно говорить, например, о "неосторожном" неудовлетворении требований, предъявляемых к деятельности должностного лица, о "неосторожном" отсутствии контроля и т.п. Однако вполне естественно было бы сказать о неполноценности или нерадивости должностного лица, которое неумышленно допустило в своей деятельности очевидные нарушения, т.е. совершило действия или бездействие, которые в других отраслях права как раз и признаются неосторожными.

Таким образом, конституционно-правовая ответственность - это, прежде всего отрицательная оценка государством деятельности граждан, государственного органа, должностного лица и т.д., а также мера принуждения, реализация санкции правовой нормы.

Наряду с общими признаками, свойственными всем другим видам ответственности, конституционно-правовая ответственность имеет свои особенности, не свойственные ни одному другому виду юридической ответственности. Эти особенности обусловлены специфическими свойствами предмета конституционного права.

Конституционное право регулирует основополагающие отношения, определяющие содержание всех других общественных отношений во всех сферах жизнедеятельности общества. Оно устанавливает не только принцип безусловной наказуемости всех деяний, нарушающих общественные отношения, но и общие запреты на совершение тех или иных деяний.

Так, согласно Конституции РФ (ч. 4 ст. 3) никто не может присваивать власть в Российской Федерации. Захват власти или присвоение властных полномочий преследуются по федеральному закону. В ч. 5 ст. 13 Конституции РФ указывается: "Запрещается создание и деятельность общественных объединений, цели или действия которых направлены на насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение целостности Российской Федерации, подрыв безопасности государства, создание вооруженных формирований, разжигание социальной, расовой, национальной и религиозной розни".

Такого рода запреты на совершение тех или иных деяний требуют установления юридической ответственности в различных отраслях права. Они детализируются в Уголовном кодексе Российской Федерации и других нормативных актах. Поэтому противоправное деяние, нарушающее эти запреты, нарушает одновременно два вида правоотношений: конституционно-правовое и конкретное правоотношение другой отрасли права, детализирующее конституционно-правовое отношение. Однако эти нарушения влекут за собой применение той меры ответственности, которая установлена законодательством. Такая мера всегда определяется той отраслью права, которая конкретизирует конституционно-правовой запрет. Что же касается самого запрета, то он лишь указывает на безусловную необходимость правовой реакции государства, привлечения виновного субъекта к правовой ответственности.

Все это, разумеется, не означает, что конституционно-правовая ответственность всегда обеспечивается только каким-либо иным видом ответственности.

Особенность предмета конституционного права, как это уже ранее отмечалось, состоит в том, что конституционно-правовое регулирование общественных отношений в различных сферах жизни, охватываемых этой отраслью, неодинаково. В одних сферах жизни общества нормы конституционного права регулируют лишь основополагающие отношения. Во всем объеме их регулирование осуществляется другими отраслями права. В других сферах жизни общества предметом конституционного права охватывается весь комплекс общественных отношений. Именно в этих сферах общественной жизни конституционно-правовая ответственность и применяется, так сказать, в "чистом" виде, как особый вид юридической ответственности.

Правда, и здесь не исключено положение, когда государство вынуждено для защиты определенных общественных отношений прибегать к мерам не только конституционно-правовой, но и иных видов юридической ответственности.

Использование иных видов юридической ответственности в этих случаях связано с тем, что все общественные отношения, составляющие предмет конституционного права, являются базовыми, основополагающими. Они образуют фундамент всего здания сложной системы социальных связей, подлежащих правовому воздействию. Все они являются системообразующими, оформляющими целостность общества, его единство как организованной и функционирующей структуры, основанной на общих началах политического, экономического и социального устройства. Все они так или иначе связаны с организацией и функционированием общества и с механизмом, посредством которого осуществляется управление всеми сферами жизнедеятельности общества, поддерживается его целостность. Поэтому государство использует все средства их защиты, все виды юридической ответственности.

Необходимость использования всех видов юридической ответственности для защиты конституционно-правовых отношений определяется также спецификой санкций конституционно-правовой ответственности, которые, как правило, сами по себе не носят ни карательного в прямом смысле этого слова, ни компенсирующего характера.

Итак, конституционно-правовая ответственность может наступать за нарушение норм конституционного права. Однако не всякая ответственность за нарушение этих норм является конституционно-правовой. В нормах конституционного права могут закрепляться и иные виды ответственности. Например, согласно ст. 20 Конституции РФ за особо тяжкие преступления может применяться в качестве исключительной меры наказания смертная казнь впредь до ее отмены. Таким образом, в этой статье Конституции речь идет не о конституционно-правовой ответственности, а об уголовной.

Говоря о соотношении конституционно-правовой и других видов юридической ответственности, можно выделить несколько вариантов их раздельного или совместного применения.

В одних случаях применение того или иного вида ответственности может исключить конституционно-правовую ответственность. Например, лица, захватившие власть или присвоившие властные полномочия, привлекаются к уголовной ответственности.

В других случаях применение конституционно-правовой ответственности может исключить необходимость использования какой-либо иной ответственности. Например, отставка министра в связи с его плохой работой, как правило, снимает вопрос о применении к нему мер дисциплинарной ответственности.

Иногда конституционно-правовая ответственность используется независимо от того, использована ли другая ответственность. Например, нарушение порядка подсчета голосов влечет аннулирование результатов выборов по избирательному округу независимо от того, понесли ли виновные уголовную ответственность.

Наконец, применение другой ответственности в ряде случаев обязательно влечет и конституционно-правовую ответственность. Например, в связи с вступлением в законную силу обвинительного приговора суда в отношении лица, являющегося депутатом, соответствующий законодательный (представительный) орган принимает решение о досрочном прекращении его депутатских полномочий.

Конституционно-правовая ответственность часто носит ярко выраженный политический характер и тесно соприкасается или даже сочетается с политической ответственностью. Например, отставка правительства может быть как мерой конституционно-правовой ответственности, когда она наступает в результате ненадлежащего исполнения правительством своих обязанностей, так и мерой политической, когда правительство увольняется с целью разрешения сложившегося в стране политического кризиса. Не исключено также, что такая отставка может быть одновременно и мерой политической, и мерой конституционно-правовой ответственности. Однако при этом важно учитывать, что основанием конституционно-правовой ответственности для высших должностных лиц является нарушение их конституционных обязанностей, тогда как политическая ответственность означает только то, что занимающее высшую государственную должность лицо может лишиться политической поддержки в силу той или иной причины.

Характерной для конституционно-правовой ответственности особенностью является то, что не существует единой процедурной формы ее применения. Почти каждой мере конституционно-правовой ответственности соответствует свой особый порядок ее назначения и исполнения. Например, порядок отрешения Президента РФ от должности иной, чем, скажем, порядок отмены незаконного акта или досрочного роспуска того или иного государственного органа и т.д.

1.1. Конституционно-правовая ответственность как вид юридической ответственности

Прежде чем перейти к рассмотрению института конституционно-правовой ответственности, считаю необходимым рассмотреть базовое понятие юридической ответственности.
В Большой Советской Энциклопедии дается определение юридической ответственности: «Юридическая ответственность — это государственное принуждение к исполнению требований права»
По мнению В. А. Тархова, юридическая ответственность — «регулируемая правом обязанность дать отчет в своих действиях». Такое понимание юридической ответственности делает это понятие чрезмерно широким и расплывчатым, что лишает его практического значения в условиях правового государства, так как дает возможность произвольного толкования.
Юридическая ответственность — это разновидность общесоциальной ответственности, она служит одной из форм реагирования государства на нарушение установленного порядка общественных отношений.
Юридическая ответственность в широком смысле слова представляет собой правоотношение между государством в лице его определенных органов и субъектами права, отвечающими перед обществом и государством за точную и добросовестную реализацию содержащихся в нормах права и обращенных к ним соответствующих требований, предписаний и т. п. Привлечение к ответственности — одна из разновидностей применения норм права.
Юридическая ответственность обращена к субъекту, ее невозможно отрывать от него, не принимать во внимание его сознательно-волевую деятельность, связанную с относительной свободы воли принятия решения со знанием дела.
Конституционно-правовая ответственность является самостоятельным видом юридической ответственности и применяется в случаях, предусмотренных нормами конституционного права.
Будучи одним из видов юридической ответственности, конституционно-правовая ответственность обладает всеми общими признаками, которые выделяют юридическую ответственность среди других социальных явлений. Она, как и любая другая юридическая ответственность, является мерой государственного принуждения, основанной на юридическом и общественном осуждении правонарушения и выражающейся в установлении для правонарушителя определенных отрицательных последствий.
Как справедливо отмечается в литературе, этот вид юридической ответственности пока законодательством прямо не признан в отличие, скажем, от уголовной, гражданско-правовой, административной, дисциплинарной и материальной ответственности.
Однако конституционно-правовая ответственность давно получила научное признание и является правовой реалией. Научные исследования, проводимые на протяжении уже значительного времени, указывают на несомненную необходимость легального признания этого вида юридической ответственности в качестве самостоятельного. Кроме того, действующее законодательство уже в настоящее время содержит ряд норм, которые фактически устанавливают отдельные основания конституционно-правовой ответственности, называют специфичные для этого вида ответственности санкции.
Конституционно-правовая ответственность выступает в качестве правового средства обеспечения правопорядка в сфере конституционно-правовых отношений. В рамках отдельных групп указанных отношений, составляющих предмет конституционного (государственного) права, конституционно-правовая ответственность проявляет некоторые особенности, находящие свое выражение в круге оснований наступления ответственности, круге субъектов ответственности, особенностях применяемых к ним санкций и др.
Конституционно-правовая ответственность имеет своим фактическим основанием совершение правонарушения в сфере конституционно-правовых отношений и выражается в применении к правонарушителю в установленной процессуальной форме уполномоченным субъектом определенных правовых мер государственного принуждения.
По мнению Ю. А. Тихомирова, конституционно-правовая ответственность носит публично-правовой характер. Публично-правовые нормы призваны обеспечить гармонию и согласие в обществе, баланс интересов личности, коллективов, общностей и общества в целом, стабильность государства и его институтов, устойчивость основ экономического и социального развития.
Правовое регулирование публично-правовых отношений исходит из обеспечения интересов личности через обеспечение интересов общества в целом или отдельных социальных групп, общностей. Так, основные правоотношения в сфере выборов — это публично-правовые отношения между народом (населением — на местных выборах) и соискателями депутатских мандатов и выборных должностей. Все остальные правоотношения производны от них и им подчинены. Гражданско-правовая ответственность возможна в сфере выборов, но она не может заменить публично-правовую ответственность.
Публичный характер конституционно-правовой ответственности выражается в использовании властеотношений с их реализацией по принципу «команда — исполнение». Субъекты указанных отношений строго связаны в своей деятельности рамками своей компетенции, которая формулируется путем четкого определения перечня полномочий, носящего закрытый характер. Такой подход определяется властным характером полномочий субъектов публичного права и необходимостью использования этих полномочий для достижения общезначимых целей. Для публично-правовой сферы характерно использование позитивного обязывания, запрещения, убеждения и принуждения в качестве преимущественных способов воздействия на поведение субъектов.
Справедливо отмечается, что различные виды юридической ответственности, будучи направлены на охрану Конституции, не обретают (пусть даже только в этих пределах) свойств и признаков конституционно-правовойответственности.
Конституционное право характеризуется наличием собственного потенциала обеспечения действенности своих норм, т. е. собственного института юридической ответственности. Именно он может и должен стать, по сути, ведущим институтом и тем самым предопределять конкретные параметры других институтов конституционного права. Более того, только при наличии самостоятельной ответственности — как решающем условии и первоначальном основании самостоятельности отрасли — конституционное право приобретает достаточно убедительное свидетельство собственной полноты и внутренней завершенности.
Особенности конституционно-правовой ответственности и соответственно ее обособление как самостоятельного вида юридической ответственности объясняются предметом и методом конституционно-правового регулирования общественных отношений; функциями, которые выполняет конституционное право в общей системе права; спецификой статуса субъектов конституционно-правовых отношений; особенностями юридической природы неправомерного поведения в конституционно-правовой сфере; характером конституционных предписаний, на базе которых возникает ответственность; особой процедурой ее реализации.
Рассматриваемый вид ответственности предстает в единстве общесистемных признаков, присущих юридической ответственности в целом, а также тех свойств и качеств, которые указывают на ее своеобразие как относительно самостоятельного правового явления. Общие признаки юридической ответственности специфически преломляются применительно к конституционно-правовой ответственности. Вместе с тем, конституционно-правовая ответственность не может быть полным аналогом других видов юридической ответственности, поскольку содержание ответственности должно быть адекватно содержанию соответствующих общественных отношений, по крайней мере, между ними не должно быть несоответствий.
С учетом общесистемных признаков юридической ответственности конституционно-правовую ответственность, наступающую в большинстве случаев, можно определить следующим образом. Это закрепленная конституционно-правовыми нормами обязанность субъекта конституционно-правовых отношений отвечать за несоответствие своего юридически значимого поведения тому, которое предписано ему этими нормами, обеспечиваемая возможностью применения уполномоченной инстанцией мер государственного (или приравненного к нему общественного) воздействия.
Одной из основных функций конституционно-правовой ответственности является восстановительная. Наряду с этим она, как и всякая юридическая ответственность, осуществляет карательную (штрафную) функцию в отношении субъектов, допустивших недолжное поведение в сфере конституционно-правовых отношений. Разумеется, конституционно-правовая ответственность выполняет также стимулирующую (организационную) функцию, поскольку побуждает участников конституционно-правовых отношений к должному поведению. Способствуя предотвращению возможных в будущем конституционных деликтов, конституционно-правовая ответственность выполняет и предупредительно-воспитательную (превентивную) функцию.
Отдельно следует рассмотреть соотношение конституционно-правовой ответственности с другими видами юридической ответственности, от которых она отличается по многим позициям.
Наиболее сложно отграничить конституционно-правовую ответственность от иных видов юридической ответственности в публично-правовой сфере — административной и уголовной. Вместе с тем, представляет интерес ее соотношение с гражданско-правовой ответственностью, чему даже посвящаются специальные исследования.
Конституционно-правовая ответственность в нашей стране наступает на основе норм Конституции РФ и федеральных конституционных законов, также в качестве комплексного института конституционного права она устанавливается и другими его источниками, в том числе федеральными законами, законами субъектов Российской Федерации и подзаконными актами. Заметим, что сейчас уголовная ответственность устанавливается только федеральным законом. Имеются и особенности в самом закреплении конституционно-правовой ответственности: например, в отличие от других видов юридической ответственности, возможны случаи, когда описана санкция, но не определено основание ответственности, и наоборот.
Субъектами конституционно-правовой ответственности выступают как физические лица, так и коллективные образования; уголовной — только физические; административной — физические и юридические лица. Физические лица как субъекты конституционно-правовой ответственности представлены гражданами, иностранными гражданами, лицами без гражданства, должностными лицами и др. В качестве коллективных образований выступают государственные органы, негосударственные органы и объединения и др.
Основание конституционно-правовой ответственности (конституционный деликт) существенно отличается не только от основания уголовной ответственности (преступления), но и от других правонарушений (деликтов) — административных, дисциплинарных, гражданско-правовых. Вместе с тем, основанием конституционно-правовой ответственности может являться не только не соответствующее нормам конституционного права поведение, но и наступление иных обстоятельств, прямо предусмотренных конституционно-правовыми нормами.
Предусмотренные за конституционные деликты меры конституционно-правовой ответственности (конституционно-правовые санкции) далеко не совпадают с наказаниями за преступления и административными наказаниями, установленными за административные правонарушения. Так, лишение прав допускают как уголовное и административное, так и конституционное право (правда, только основных). Однако в ряде случаев применение уголовных или административных санкций невозможно в силу различных конституционно-правовых иммунитетов (которыми обладают, например, глава государства и парламентарии).
Как известно, денежные взыскания (штрафы) являются довольно распространенной мерой ответственности: они используются в гражданском, административном, уголовном и международном праве. Высказана идея об установлении и конституционных штрафов . Безусловно, штраф, предусмотренный санкциями конституционно-правовых норм, будет оказывать негативное воздействие на лицо, совершившее конституционный деликт, подтверждая упрек государства, и влечь существенные материальные последствия, которые могут сделать крайне невыгодным совершение некоторых деликтов. Однако такая мера не может быть отнесена к числу основных конституционно-правовых санкций, более того, ее отсутствие свидетельствует о том, что законодатель не считает штраф эффективным видом конституционно-правовых санкций.
Конституционно-правовые санкции применяются широким кругом уполномоченных субъектов (инстанциями ответственности) — органами законодательной, исполнительной, судебной власти, местного самоуправления, должностными лицами, гражданами и др. в отношении неподчиненных и неподотчетных им субъектов, тем самым отличаясь от дисциплинарных взысканий.
Принудительный характер юридической ответственности применительно к конституционно-правовой ответственности проявляется не только в государственном принуждении, но и в ином приравненном к нему публичном (общественном). Конечно, такое публичное (общественное) принуждение так же, как и государственное, осуществляется на основе конституционно-правовых норм (или при их санкционировании), и, как правило, под государственным контролем. Цель принудительной деятельности достигается путем воздействия на политическую, моральную, организационную и имущественную сферу конкретного субъекта конституционно-правовых отношений.
Проблема реализации конституционно-правовой ответственности решается непросто, и к важнейшим относится вопрос об инстанции (субъекте юрисдикции). Кто-то должен констатировать наступление конституционно-правовой ответственности в отношении соответствующего субъекта. В ином случае невозможно привлечь к конституционно-правовой ответственности. Если инстанция ответственности (субъект юрисдикции) не установлена — нет и самой ответственности. В связи с этим при закреплении конституционно-правовой ответственности должны быть четко указаны не только субъект ответственности, основание, меры воздействия, но и обязательно — инстанция.
Судебный порядок реализации конституционно-правовой ответственности представляется наиболее целесообразным, поскольку востребование суда как независимого и беспристрастного по своей природе и в качестве такового участвующего в решении вопросов о применении мер конституционно-правовой ответственности предполагает соблюдение конституционных гарантий правосудия. Более того, внесудебный порядок применения ряда мер конституционно-правовой ответственности послужил основанием для признания Конституционным Судом РФ не соответствующими Конституции законодательных положений, закрепляющих такой порядок.

1.2Теоретические подходы к конституционно-правовой ответственности.

Высказываемые сегодня точки зрения о сущности конституционно-правовой ответственности весьма разноречивы, однако в юридической литературе, как правило, признается наличие двух аспектов (видов) конституционно-правовой ответственности — позитивного и негативного (ретроспективного). Ответственность первого вида несут все субъекты конституционно-правовых отношений, ответственность второго вида связана с применением специальных мер воздействия, вытекающих из недолжного поведения субъектов конституционно-правовых отношений.
Сторонники первого считают, что конституционно-правовая ответственность проявляется главным образом в ее позитивной направленности — как ответственное отношение субъектов к своим конституционным обязанностям, добросовестное и эффективное их исполнение. Позитивную направленность конституционно-правовой ответственности ассоциируют с подотчетностью, юридической компетентностью. Однако эти понятия не тождественны, последние непосредственно вытекают из конституционно-правового статуса субъектов и их участия в общественных отношениях.
Представляется, что попытки рассмотрения конституционно-правовой ответственности одновременно с двух позиций могут привести, в том числе, к неприменению мер государственного воздействия к виновным в неправомерном поведении под предлогом несения ими позитивной ответственности.
Ряд авторов отдает предпочтение ретроспективному (негативному) аспекту конституционно-правовой ответственности. При этом конституционно-правовая ответственность понимается как отрицательная оценка деятельности субъекта, в результате чего он испытывает неблагоприятные последствия — ограничение либо лишение политических, юридических или других интересов.
В свою очередь, негативную конституционно-правовую ответственность. Некоторые исследователи рассматривают в широком и узком смысле. В первом случае — это отдельный вид ответственности, а во втором — любая негативная ответственность за совершение всякого правонарушения. Такой подход, на наш взгляд, является излишне вольным и необоснованным.
Подчеркнем, что, конечно, позитивный и ретроспективный аспекты (виды) ответственности тесно связаны и иногда первый является необходимым условием наступления второго и как бы продолжается в нем. Однако, по нашему мнению, именно в ретроспективном аспекте конституционно-правовая ответственность проявляется наиболее ярко, и именно ретроспективная ответственность не вызывает сомнений как юридическая ответственность. Ретроспективная направленность усиливает воспитательное и правоохранительное значение конституционно-правовой ответственности, ее стимулирующую роль в формировании правомерного поведения и социальной активности субъекта конституционно-правовых отношений. Вряд ли та положительная ответственность, которая сохраняется и в случае ответственного поведения субъекта, может столь же эффективно выполнять указанные функции. При этом не следует вовсе отвергать позитивный аспект как таковой или умалять его значение. Он может и должен быть исследован, но отдельно — как особый вид неюридической ответственности.
В связи с этим, как представляется, следует подходить к конституционно-правовой ответственности, прежде всего как к ответственности за поведение, которое отклоняется от модели, предусмотренной диспозицией конституционно-правовой нормы. А, учитывая особенности предмета конституционно-правового регулирования, необходимо, на наш взгляд, рассматривать конституционно-правовую ответственность с широких позиций. Причем не столько в смысле предлагаемой двухаспектности, а, главным образом, с точки зрения критериев юридической ответственности. Во-первых, в сфере конституционно-правовой ответственности, возможно не только государственное принуждение. Во-вторых, конституционно-правовые санкции, субъекты и основания конституционно-правовой ответственности по форме и содержанию разнообразнее, чем при любом другом виде юридической ответственности.
Исходя из сказанного, некоторые авторы делают предположение о том, что конституционно-правовая ответственность номинально включает другие самостоятельные виды ответственности (парламентскую, президентскую, правительственную или федеральную и др.) и рассматривают эти виды в качестве самостоятельного явления. Действительно, конституционно-правовая ответственность разнообразна, ибо многовариантны конституционно-правовые отношения.
Однако трудно выделить такие особенности, которые необходимы и достаточны для обособления таких видов ответственности в качестве самостоятельных.

2. Актуальные проблемы конституционно-правовой ответственности.

2.1. Проблемы развития института конституционно-правовой ответственности

Современные тенденции усиления роли государства, его влияния на все стороны общественной жизни и, в первую очередь, легитимизация конституционно-правовых механизмов воздействия на институты непосредственной и представительной демократии, свидетельствуют о формировании самостоятельного вида юридической ответственности — конституционно-правовой ответственности.
Так, Ж. И. Овсепян наряду с судебным конституционным контролем, конституционным контролем, осуществляемым парламентом, конституционным референдумом и т.д. включает в механизм правовой защиты конституции и конституционную ответственность . Традиционно существующее деление ответственности на гражданско-правововую, уголовно-правововую, административную и дисциплинарную фактически не может адекватно соответствовать тем публично-правовым отношения, которые проистекают непосредственно из конституционно-правовых норм и институтов. Следует согласиться с мнением Е. И. Колюшина, что данный вид ответственности включает как негативную ответственность, т.е. наступление неблагоприятных последствий для совершившего правонарушение субъекта, так и позитивную ответственность, т.е. правовые последствия, наступающие в результате участия субъекта в публично-правовых отношениях.
Конституционно-правовая ответственность, как вид юридической ответственности наиболее приближен к административной ответственности. Но вместе с тем, одним из существенных отличий является то, что конституционная ответственность складывается в системе института разделения властей, непосредственной и представительной демократии и должна явиться наиболее эффективной мерой их гарантии и защиты. Развитие демократических процессов в стране, укрепление государственности невозможно без адекватно сформированного института коституционно-правовой ответственности. Так, по мнению Е. И. Колюшина, остро стоит вопрос о мерах ответственности, как федеральных властей, так и властей субъектов Российской Федерации за нарушение основ федеративной государственности, неисполнение Конституции РФ и законов. В равной степени это касается и муниципальной власти.
Конституционно-правовая ответственность связана с соблюдением Конституции гражданами, должностными лицами, органами государственной власти и органами местного самоуправления. В том числе и гарантом Конституции — Президентом РФ. Следует различать конституционный контроль и конституционное правосудие осуществляемое Конституционным судом, судами различной инстанции, парламентом, государственными и контрольными органами. Но необходимо более строго разобраться в близкими, но не тождественными понятиями. Если мы говорим защите конституционного строя, порядка, например, управления, то проблема переносится в круг уголовно-правовой, гражданско-правовой пли административно-правовой ответственности. Есть ли за рамками вышеперечисленных видов ответственности конституционно-правовая ответственность.
Упомянутый Колюшин Е. И. отмечает, что конституционно-правовая ответственность законодательством не признана. Председатель Конституционного суда РФ имеет иную точку зрения он считает, что конституционно-правовая ответственность существует, и она предусмотрена нормами конституционного права, но она не имеет ни материального, ни репрессивного характера. На гражданина, если он не является должностным лицом эта ответственность не распространяется. Между тем, данная проблема имеет не только и не столько теоретический аспект. Если конституционная ответственность есть, но она не материальна и не репрессивна, то вряд ли ее можно назвать ответственностью.
Если же она есть, то мы должны выделить ее особенности и различие в структуре иных видов ответственности.
Зачем понадобилось выделять особый вид конституционной ответственности? Последние Указы Президента РФ (№ 1149 от 21.06.2000, № 1624 от 09.09.2000), Федеральные законы «О внесении изменений и дополнений в федеральный закон «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации», «О внесении изменении и дополнений в Федеральный закон «Об общих принципах организации законодательной (представительной) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» ставит много новых проблем. В ст.1 Закона внесено изменение, где сказано, что органы государственной власти субъектов Федерации несут ответственность за нарушение Конституции РФ. И далее «в случае принятия органами государственной власти субъектов Федерации нормативных актов противоречащих Конституции РФ и повлекших за собой массовые и грубые нарушения прав и свобод человека и гражданина несут ответственность в соответствии с Конституцией РФ».
В дальнейшем прописана более-менее детальная процедура наступления ответственности (конституционной) и репрессивной. К сожалению неясным остается ряд вопросов, например, кто конкретно имеет право обращаться в суд по поводу нарушения прав и свобод. Граждане, чьи права нарушены субъектом Федерации? Прокуратура? Органы федеральной государственной власти, например — Минюст? Органы местного самоуправления? Сказано лишь, что органы государственной власти субъектов Федерации «несут ответственность в соответствии с Конституцией РФ». Разве этого не было в Конституции РФ и Федеральных законах?
Еще более сложно обстоит дело с признанием незаконным нормативного акта органа местного самоуправления, главы муниципального образования. Для его отмены необходимо «признание судом нарушения (умаление) прав и свобод и гражданина или Наступление иного вреда». Какого вреда, какой степени должен быть наценен вред для обращения в суд? Если целый город остался без отопления — достаточная причина для обращения в суд? Или распродана вся принадлежащая поселку (волости, станице, городу) земля, недвижимость? Сколько граждан (один) имеют право подать жалобу на орган местного самоуправления? Каком государственный орган вправе подать жалобу в суд? А если орган субъекта Федерации не видит причин для жалобы, то Президент РФ вносит в Думу проект Федерального закона о роспуске органа местного самоуправления. Федеральный закон изобилует неточностями, противоречиями, фактически в таком виде он не может и не будет работать, так как существует масса процедурных и юридических формальностей, не позволяющих просто и эффективно ввести его в действие.
Всем, очевидно, что нарушения Конституции и Федеральных законов, самые большие безобразия могут происходить на уровне местного самоуправления. Но ошибка законодателя в том, что он очередной раз пошел от противного — признания приоритета государственной, более того только федеральной власти над всей государственно-правовой (конституционной, смеем заметить) системой. Если для снятия неграмотного, проворовавшегося местного главы необходим Федеральный закон или Указ Президента РФ, то никогда в местном самоуправлении не будет ни закона, ни местного самоуправления. Необходим принципиальной иной механизм — до предела упростить процедуру отрешения глав муниципальных образований самими гражданами, одновременно повысив ответственность только перед населением, обеспечив на первых порах жесткий контроль за финансовыми и материальными потоками.
Конституционно-правовая ответственность это, прежде всего ответственность государственных органов (лучше всего сказать — конституционных органов) за свою деятельность и ответственность перед гражданами. Сюда можно отнести также а, может быть, прежде всего, результаты деятельности Администрации Президента РФ и Правительства перед народом как носителем высших прав и свобод источником власти.
Процедурно конституционно-правовую ответственность можно было бы отдельно «прописать» в конституционных законах. Но для этого необходимо изменить некоторые понятий ответственности, сделать более четкие и предельно конкретные разграничения между существующими видами ответственности. Наконец-то провести судебную реформу, выделив суды специальной юрисдикции, следуя принципу разграничения ответственности.

2.2. Политический аспект в конституционно-правовой ответственности

Конституционно-правовая ответственность может, признана существующей только при наличии двух элементов ее содержания: материального («деликтное» основание) и процессуального (участие судебного органа), которые тесно взаимосвязаны. К такому выводу позволяет прийти не только зарубежный опыт, но и практика Конституционного Суда РФ, который в ряде решений, сформулировал свою позицию по рассматриваемому вопросу.
В Постановлении Конституционного Суда РФ от 7 июня 2000 г. N 10-П «По делу о проверке конституционности отдельных положений Конституции Республики Алтай и Федерального закона»Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации «Конституционный Суд признал, что «поскольку избираемое посредством всеобщих свободных выборов высшее должностное лицо (руководитель высшего исполнительного органа государственной власти) субъекта Российской Федерации не связано императивным мандатом, основанием для отзыва может служить лишь его неправомерная деятельность, т.е. конкретное правонарушение, факт совершения которого этим лицом установлен в надлежащем юрисдикционном порядке».
2 апреля 2002 г. Конституционный Суд РФ вынес еще одно Постановление по этой проблеме, в котором заявителями ставились под сомнение конституционность положений законов субъектов РФ, устанавливавшие основания и порядок отзыва депутатов представительных органов местного самоуправления. Оспаривавшиеся нормы имели следующее содержание: «Выборное должностное лицо может быть отозвано по решению избирателей, как не оправдавшее их доверия, в связи с невыполнением им своих обязанностей, нарушением Конституции РФ, федеральных законов, законов края или устава муниципального образования, а также в связи совершением действий, не достойных звания выборного должностного лица» (Закон Красноярского края); «Утрата доверия избирателей в качестве основания для отзыва выборного должностного лица связывается с неудовлетворенностью избирателей деятельностью выборного должностного лица, вызванной невыполнением предвыборной программы, официально объявленным этим лицом изменением политической ориентации при условии, что она была одним из определяющих факторов при его избрании, или отказом от контактов с избирателями, ведения приема избирателей, рассмотрения их жалоб и заявлений» (Закон Корякского автономного округа). «По мнению заявителей, оспариваемые нормы допускают произвольное использование отзыва и не содержат гарантий от злоупотреблений им, в частности по политическим мотивам... Эти положения не соответствуют Конституции РФ, так как не обусловливают отзыв конкретным правонарушением, факт совершения которого должен подтверждаться в надлежащем юрисдикционном порядке».
Конституционный Суд признал вышеуказанные положения неконституционными, посчитав, что, во-первых, основания отзыва депутата представительного органа местного самоуправления «допускают расширенную интерпретацию», а значит «не содержат гарантий недопустимости субъективной оценки его деятельности, а сам перечень обстоятельств, с которыми связывается утрата доверия избирателей к этому должностному лицу как основание его отзыва, не исключает, что к таковым могут относиться не конкретные действия (бездействия), а общая негативная оценка деятельности должностного лица без ее обоснования подлежащими проверке фактами... Это... нарушает право на судебную защиту: суды... не должны ограничиваться констатацией того, что инициаторами отзыва были сформулированы основания для выражения недоверия, а обязаны оценивать их содержание, что оспариваемыми нормами фактически не обеспечено, и таким образом ограничиваются дискреционные полномочия судов».
Как видно, Конституционный Суд прямо не сказал, что основанием отзыва депутата должно быть именно правонарушение, что ранее Конституционным Судом было признано необходимым в отношении депутатов законодательных (представительных) органов субъектов РФ. Но такое исключение вполне объяснимо, так как текущая деятельность депутатов местных органов в отличие от депутатов законодательных органов субъектов РФ происходит на виду у населения муниципального образования и может быть объективно оценена им. Поэтому Конституционный Суд справедливо решил, что основанием отзыва местного депутат может быть не только правонарушение, но и другие действия (бездействия). Исходя из логики наших прежних рассуждений можно было бы признать, что Конституционный Суд допустил возможность политической ответственности депутатов представительных местных органов, если бы не самая важная оговорка, что основания ответственности (отзыва) местных депутатов не могут формулироваться так, чтобы допускалось их произвольное (читай, политическое) толкование, и которые нельзя было бы подтвердить или опровергнуть в судебной порядке.
Такое участие суда способно нивелировать «политический» элемент при попытках отозвать депутатов местных представительных органов. Следовательно, основания наступления конституционно-правовой ответственности не могут рассматриваться в разрыве с процессуальной (судебной) формой их установления или подтверждения, а значит, Конституционный Суд, по существу, отверг возможность политической ответственности депутатов представительных органов местного самоуправления и допустил только их конституционно-правовую ответственность.
Нередко высказываются мнения, что «конституционная ответственность может иметь чисто моральные основания. Совершение аморального поступка должностным лицом высокого ранга или депутатом вполне может служить основанием снятия с занимаемой должности или лишения депутатского мандата». При всем желании, конституционно-правовая ответственность не может наступать за моральные проступки, если признать, что необходимым условием ее существования является участие судебного органа. Уважающий себя орган правосудия не станет рассматривать вопрос привлечения к ответственности того или иного субъекта, если в качестве ее основания выступает аморальный поступок (если он, конечно, не содержит состава правонарушения). Ответственность за аморальные поступки является также чисто политической ответственностью в ее широком понимании.
Итак, следует признать, что конституционно-правовая ответственность (как юридическая), и политическая ответственность (как не юридическая), принципиально различны. Главной же задачей российского законодателя (в том числе и конституционного) должно стать умелое сочетание этих двух мощных инструментов в российской системе разделения властей и народовластия.

3. Субъекты конституционно-правовой ответственности.

Определенной спецификой отличается круг субъектов конституционно-правовой ответственности.

Круг субъектов конституционно-правовой ответственности, т.е. тех, кто может нести эту ответственность и привлекать к ней, и тех, кто может только привлекать к этой ответственности, достаточно широк.

Среди субъектов конституционного права нести конституционно-правовую ответственность могут только те, кто обладает деликтоспособностью, т.е. способностью нести юридическую ответственность за свои противоправные поступки. От правильного решения вопроса о деликтоспособности каждого субъекта зависит законность применения любой юридической ответственности, включая и конституционно-правовую.

В конституционном праве деликтоспособностью обладают два вида субъектов: индивидуальные и коллективные.

К индивидуальным субъектам относятся: граждане Российской Федерации; депутаты всех представительных органов государственной власти и органов местного самоуправления; должностные лица.

Коллективными субъектами, имеющими конституционно-правовую деликтоспособность, являются органы государственной власти; органы местного самоуправления; объединения граждан и другие социальные образования (комитеты и комиссии представительных органов, избирательные комиссии и т.п.).

Самостоятельным субъектом конституционно-правовой ответственности является государство. Такой вывод следует, в частности, из анализа ст. 53 Конституции РФ, в которой указывается, что каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц. Правда, вопрос о возмещении государством вреда не является вопросом конституционно-правовой ответственности. Однако он однозначно свидетельствует о наличии у государства деликтоспособности. Кроме того, незаконные действия (или бездействие) органов государственной власти или их должностных лиц вполне можно отнести к вопросу конституционно-правовой ответственности.

Государство должно нести конституционно-правовую ответственность во всех случаях, когда оно не выполняет официально взятых на себя обязательств, если в результате этого нанесен ущерб кому бы то ни было.

Прежде всего, это относится к деятельности государства по защите прав и свобод граждан. В Конституции РФ (ст. 2) указывается, что признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина - обязанность государства. Это означает, что невыполнение государством обязательств, взятых на себя в этой области, не может не повлечь за собой определенную юридическую ответственность, включая и конституционно-правовую.

Например, согласно Конституции РФ (ч. 3 ст. 59) гражданин Российской Федерации в случае, если его убеждениям или вероисповеданию противоречит несение военной службы, а также в иных установленных федеральным законом случаях имеет право на замену ее альтернативной гражданской службой. Анализ этой статьи позволяет сделать вывод о наличии обязательства со стороны государства принять Федеральный закон "Об альтернативной государственной службе".

Что касается деликтоспособности других субъектов конституционного права, то она определяется следующим.

Необходимой предпосылкой конституционно-правовой деликтоспособности физического лица является наличие у него российского гражданства. Однако и при этом условии гражданин не деликтоспособен до достижения им определенного возраста. Согласно действующему законодательству гражданин Российской Федерации приобретает общую (полную) деликтоспособность, т.е. способность стать субъектом любого вида юридической ответственности, только по достижении им восемнадцатилетнего возраста.

Кроме наличия российского гражданства и определенного возраста для признания конституционно-правовой деликтоспособности граждан требуется также наличие у них дееспособности. Признанные судом недееспособными граждане освобождаются от всякой юридической ответственности, включая и конституционно-правовую.

В определенных случаях граждане Российской Федерации могут нести конституционно-правовую ответственность только в том случае, если они наделены специальной правосубъектностью депутата, должностного лица, кавалера ордена и т.д.

Деликтоспособность депутатов представительных (законодательных) органов государственной власти определена действующим законодательством. Согласно Федеральному закону "О статусе члена Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации" (ст. 3) срок полномочий депутата Государственной Думы начинается со дня избрания депутата и прекращается с момента начала работы Государственной Думы нового созыва. Решение о досрочном прекращении полномочий депутата Государственной Думы (ст. 4) оформляется постановлением палаты. Полномочия депутата в этих случаях прекращаются со дня, определяемого таким постановлением палаты. Полномочия депутата Государственной Думы в случае роспуска Государственной Думы прекращается со дня роспуска Государственной Думы.

Таким образом, законодательство о статусе депутатов определяет момент возникновения и прекращения их правосубъектности, включая и деликтоспособность. При этом возраст здесь значения не имеет, так как сам факт избрания депутата свидетельствует о достижении им необходимого в этом отношении возраста.

Конституционно-правовая деликтоспособность различных должностных лиц также определяется законодательством.

В одних случаях в законодательстве содержится указание на возможность применения мер ответственности к конкретным должностным лицам. Так, согласно Федеральному конституционному закону "О Конституционном суде Российской Федерации" от 21 июля 1994 г. (ст. 18) полномочия судьи Конституционного Суда РФ прекращаются, в частности, ввиду нарушения порядка его назначения на должность; вынесенного в отношении судьи обвинительного приговора, вступившего в законную силу; совершения судьей поступка, порочащего честь и достоинство судьи; продолжение судьей, несмотря на предупреждение со стороны Конституционного Суда РФ, занятий или совершения действий, не совместимых с его должностью; неучастие судьи в заседаниях Конституционного Суда РФ или уклонение его от голосования свыше двух раз подряд без уважительных причин.

В других случаях законодательство может содержать косвенное указание на возможность применения мер ответственности к конкретным должностным лицам. Так, согласно Регламенту Государственной Думы Федерального Собрания РФ (п. 8 ст. 9) Председатель Государственной Думы, его первый заместитель и другие заместители могут быть освобождены от должности. Решение об их освобождении принимается большинством голосов от общего числа депутатов Государственной Думы.

Наконец, конституционно-правовая деликтоспособность некоторых должностных лиц может быть определена путем провозглашения ответственности тех органов, которые возглавляют или в состав которых входят эти должностные лица. Так, согласно Конституции Кабардино-Балкарской Республики (ст. 111) Президент Кабардино-Балкарской Республики может принять решение об отставке Правительства Кабардино-Балкарской Республики. Естественно, что это может означать ненадлежащее исполнение своих обязанностей Председателем Правительства и входящими в состав Правительства министрами. На них распространяется деликтоспособность Правительства, поскольку от него они получают свои полномочия.

Следует заметить, что специфика регламентации деликтоспособности должностных лиц в конституционном праве состоит в том, что подавляющее большинство его норм обычно одновременно формулируют и способность должностного лица нести ответственность и решение других вопросов, не связанных с ответственностью. Так, в Федеральном конституционном законе "О Конституционном Суде Российской Федерации" (ст. 18) предусмотрено прекращение полномочий судьи Конституционного Суда РФ не только ввиду нарушения порядка его назначения на должность судьи Конституционного Суда; вынесенного в отношении судьи обвинительного приговора, вступившего в законную силу; совершения судьей поступка, порочащего честь и достоинство судьи; продолжения судьей, несмотря на предупреждение со стороны Конституционного Суда, занятий или совершения действий, не совместимых с его должностью; неучастия судьи в заседаниях Конституционного Суда или уклонения его от голосования свыше двух раз подряд без уважительных причин; но и ввиду истечения срока полномочий судьи; личного письменного заявления судьи об отзыве до истечения срока его полномочий; утраты судьей гражданства РФ; признания судьи недееспособным решением суда, вступившим в законную силу; признания судьи безвестно отсутствующим решением суда, вступившим в законную силу; объявления судьи умершим решением суда, вступившим в законную силу; смерти судьи и т.д.

Этим обусловливается возможность реализации такого рода норм вне всякой связи с деликтоспособностью.

Конституционно-правовая ответственность должностных лиц имеет важное значение, поскольку она способствует улучшению работы государственного аппарата, укреплению государственной дисциплины и повышению эффективности деятельности руководящих работников.

Что касается деликтоспособности коллективных субъектов конституционного права, то она в общей форме закреплена в Конституции РФ (ч. 2 ст. 15) применительно к органам государственной власти, органам местного самоуправления и к объединениям граждан, которые обязаны соблюдать Конституцию РФ и законы. Понятно, что обязанность соблюдать Конституцию предполагает и наличие соответствующей ответственности. О деликтоспособности органов государственной власти идет речь и в упоминавшейся уже ранее ст. 53 Конституции РФ, в которой говорится о том, что каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц.

Особого рода деликтоспособностью обладают законодательные (представительные) органы государственной власти. Они несут ответственность прежде всего перед избравшими их гражданами, которые на очередных выборах дают позитивную или негативную оценку их деятельности. Однако и в процессе своей деятельности эти органы государственной власти могут понести ответственность за те или иные действия, связанные с нарушением Конституции РФ, и др.

Так, Конституционный Суд РФ в соответствии с Конституцией РФ (ст. 125) может признать неконституционными федеральные законы, а также нормативные акты Государственной Думы.

Аналогичными особенностями отличается и деликтоспособность органов местного самоуправления. Они также несут ответственность прежде всего перед избравшими их гражданами. Вместе с тем и в процессе своей работы они несут ответственность за совершение ими действий, связанных с выполнением действующего законодательства. Так, в соответствии с Федеральным законом от 4 августа 2000 г. "О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" представительный орган местного самоуправления в порядке, установленном этим федеральным законом, может быть распущен законом субъекта Российской Федерации либо федеральным законом.

Свою специфику имеет и деликтоспособность исполнительных органов государственной власти. Они несут конституционно-правовую ответственность лишь тогда, когда речь идет о нарушении ими конституционно-правовых норм. Возникновение правоотношений ответственности в сфере управления, не регулируемой нормами конституционного права, является реализацией административно-правовой ответственности.

К числу субъектов, обладающих конституционно-правовой деликтоспособностью, относятся избирательные комиссии, играющие ведущую роль в деле обеспечения законности при проведении выборов и референдумов.

Деликтоспособность избирательных комиссий определяется временем их существования.

Особого рассмотрения заслуживает вопрос о субъектах конституционного права, имеющих право привлекать к конституционно-правовой ответственности, а также в отдельных предусмотренных законом случаях - право возбуждать этот вопрос.

Правом непосредственного применения мер юридической ответственности обладает такой круг субъектов, который характерен только для правонарушений, влекущих за собой конституционно-правовую ответственность. Это представительные органы государства, Президент РФ и руководители субъектов Федерации, Конституционный Суд РФ, конституционные, уставные суды субъектов Российской Федерации, избирательные комиссии.

Так, согласно Конституции РФ (ч. 3 ст. 117) Государственная Дума может выразить недоверие Правительству РФ. В Конституции также установлено (ч. 2 ст. 129), что Генеральный прокурор РФ освобождается от должности Советом Федерации по представлению Президента РФ.

В Конституции РФ установлено, что Президент РФ принимает решение об отставке Правительства РФ (п. "в" ст. 83), освобождает от должности заместителей Председателя Правительства РФ и федеральных министров (п. "д" ст. 83), освобождает полномочных представителей Президента РФ (п. "к" ст. 83) и т.д.

В соответствии с Конституцией РФ (ст. 125) Конституционный Суд РФ решает вопросы о конституционности различных актов или их отдельных положений, проверяет конституционность законов, примененных или подлежащих применению в конкретных делах.

В соответствии с Федеральным законом "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" от 19 сентября 1997 г. (п. 10 ст. 21) решение избирательной комиссии, комиссии референдума, противоречащее федеральным конституционным законам, федеральным законам или законам субъектов РФ либо принятое с превышением установленных полномочий, подлежит отмене вышестоящей избирательной комиссией, комиссией референдума (соответственно уровню проводимых выборов, референдума).

Как уже отмечалось, соответствующая избирательная комиссия может признать выборы не состоявшимися, а итоги голосования, результаты выборов, референдума - недействительными (ст. 58).

Федеральным законом, законом субъекта Российской Федерации может быть предусмотрено, что если кандидат без вынуждающих к тому обстоятельств не сложит с себя полномочия, несовместимые со статусом депутата, выборного должностного лица, в результате чего назначены повторные либо дополнительные выборы, этот кандидат должен возместить соответствующей избирательной комиссии полностью или частично произведенные ею расходы, связанные с проведением повторных либо дополнительных выборов (ст. 58), и т.д.

Надо сказать, что во многих случаях субъекты, привлекающиеся к конституционно-правовой ответственности, являются в то же время и субъектами, несущими эту ответственность. Например, таким субъектом является Президент РФ, который, с одной стороны, наделен многочисленными полномочиями по привлечению должностных лиц и государственных органов к конституционно-правовой ответственности, а с другой стороны, сам может быть привлечен к такой ответственности посредством отрешения от должности Советом Федерации в порядке, установленном ст. 93 Конституции РФ.

В законодательстве предусмотрены также полномочия субъектов, участвующих в возбуждении вопроса о привлечении к конституционно-правовой ответственности.

Так, вопрос об отрешении от должности Президента РФ согласно Конституции РФ может быть возбужден только на основании выдвинутого Государственной Думой обвинения в государственной измене или совершении иного тяжкого преступления.

В соответствии с Конституцией РФ (ч. 2 ст. 129) Генеральный прокурор РФ может быть освобожден Советом Федерации от должности только по представлению Президента РФ.

В Избирательном кодексе Воронежской области установлено (ст. 122), что инициатива в проведении отзыва выборных лиц принадлежит лицам, обладающим активным избирательным правом и проживающим на территории соответствующего избирательного округа. Инициатива граждан о проведении отзыва реализуется путем сбора подписей. Сбор подписей под заявлениями о проведении голосования по отзыву осуществляется лицом или группой лиц, выступивших с данной инициативой (ст. 124).

В поселках, сельских населенных пунктах, где возможно проведение сельского схода, решение об отзыве может приниматься тайным голосованием на собрании (сходе) избирателей соответствующего избирательного округа (ст. 122).

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Конституционно-правовая ответственность как гарантия сохранения конституционного строя представляет собой прежде всего ответственность власти, в том числе за состояние конституционности и законности в правотворческой и правоприменительной деятельности государственных органов, должностных лиц, и, следовательно, она должна обеспечивать высокую социальную эффективность функционирования власти. При этом важно, чтобы объем полномочий и обязанностей субъектов, с одной стороны, и объем их ответственности — с другой были сбалансированы и находились в пропорциональной зависимости. Мера власти должна соотноситься с мерой ответственности.
Поскольку конституционное право главным образом регулирует политические отношения, постольку и конституционно-правовая ответственность имеет политическое содержание, а ее меры — политический характер.
Конституционно-правовая ответственность выполняет функцию политико-правового воздействия на субъекты, допустившие конституционные деликты, являясь одним из методов регулирования общественных отношений, что дает основание иногда не вполне точно отождествлять конституционно-правовую ответственность с политической.
Применение мер конституционно-правовой ответственности всегда сопряжено с наступлением неблагоприятных (невыгодных) политических последствий для субъекта, допустившего недолжное поведение в конституционно-правовой сфере.
В сферу конституционного права включены также отношения основополагающего характера «государство (публичная власть) — личность», как связанные, так и непосредственно не связанные с политическими. Вместе с тем недолжные деяния субъектов конституционно-правовых отношений в этой сфере также могут влечь и неблагоприятные последствия политического характера.
Представляется обоснованным подход, согласно которому конституционно-правовая ответственность «есть политическая ответственность, но не любая, а та, которая приобретает конституционные формы».
Действительно, конституционно-правовая ответственность имеет довольно четко выраженное политическое содержание и по основаниям, и по кругу субъектов, и по мерам воздействия на них. Вместе с тем, необходимо избегать превращения конституционно-правовой ответственности из правового института в инструмент политической борьбы. Осуществление мер конституционно-правовой ответственности должно ограничиваться конституционно-правовыми целями и, прежде всего, защитой Конституции.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1. Конституция Российской Федерации. Принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 года. М.: Юридическая литература, 1993. 62 с.

2. Судебная практика
2. Постановление Конституционного Суда РФ от 7 июня 2000 г. N 10-П «По делу о проверке конституционности отдельных положений Конституции Республики Алтай и Федерального закона «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» // Российская газета. 2000. 21 июня.

3. Монографии, брошюры, статьи, выступления
3. Белкин А.А., Бурмистров А. С. Конституционная ответственность: доктринальные проблемы // Конституционно-правовая ответственность: проблемы России, опыт зарубежных стран. М., 2001.
4. Боброва Н. А. Зражевская Т. Д. Ответственность в системе гарантий конституционных норм. Воронеж, 1985
5. Большая Советская Энциклопедия. М.: Советская Россия, 1987. С.1120.
6. Виноградов В.А. О конституционной деликтности законодательства субъектов РФ. Конституционное законодательство субъектов РФ: проблемы совершенствования и использования в преподавании. М., 1999
7. Гаджиев Г.А. К вопросу о разграничении конституционно-правовой и гражданско-правовой ответственности // Конституционно-правовая ответственность: проблемы России, опыт зарубежных стран. М., 2001. С.34-38.
8. Жаворонкова Н. Г. Проблемы развития института конституционно-правовой ответственности // Вторая Всероссийская конференция «Местное самоуправление, федеральная и региональная власть. М., 2000. 23 апреля.
9. Колюшин Е. И. Конституционное (государственное) право России: Курс лекций. М.: Изд-во МГУ, 1999.
10. Колюшин Е. И. Право и финансирование выборов. М.: Юристъ, 1998.
11. Кутафин О. Е. Предмет конституционного права. М.: Юристъ, 2001.
12. Лучин В. О. Конституция Российской Федерации. Проблемы реализации. М., 2002.
13. Овсепян Ж. И. Судебный конституционный контроль в зарубежных странах. Правовая защита конституции. — Ростов-на-Дону,
14. Скифский Ф. С. Ответственность за конституционные правонарушения. Тюмень, 1998
15. Тихомиров Ю. А. Публичное право. М.: БЕК, 1995.

4. Материалы из периодических изданий
16. Авакьян С. А. Государственно-правовая ответственность // Советское государство и право. 1975. N 10. С.17-18.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий