Романо-германская правовая семья, её характеристика

Федеральная служба по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам РОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ИНСТИТУТ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ

Федеральная служба по интеллектуальной собственности, патентам

и товарным знакам

РОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ИНСТИТУТ

ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ

(РГИИС)

Юридический факультет

Кафедра «Теории государства и права»

КУРСОВАЯ РАБОТА

по дисциплине: "Теория государства и права"

на тему:

«Романо-германская правовая семья»

Исполнитель –

Можаев Дмитрий

студент группы ЮР-812Б

очного отделения

Научный руководитель –

ст. преподаватель

Пономаренко В. Е.

Москва 2009г.

Оглавление

Введение……………………………………………………………….………3

1. Понятие правовой семьи…………………………………………………...5

2. Характеристика источников права континентальной семьи……..…….10

3. Нормативный акт как основной источник права: понятие, виды……...13

4. Характеристика юридических учреждений европейских стран……….17

5. Перспективы развития континентальной правовой семьи……………..19

Заключение…………………………………………………………………...20

Список литературы…………………………………………………………..22

Введение

В современном мире усиливаются интеграционные процессы во многих сферах государственной и общественной жизни. Это относится и к правовой сфере. Это обусловливает необходимость обобщения и дальнейшего развития знаний о сравнительном правоведении. Одной из наиболее важных и устойчивых разновидностей правовых образований являются правовые "семьи". Давно вошедшее в оборот данное понятие отражает своеобразие правопонимания разных народов и наций, источников их правовых систем. Его содержание и виды правовых семей, обстоятельно раскрыты в трудах компаративистов. Во второй половине XX в. отчетливо проявляется тенденция сближения и даже "переплетения" отдельных ячеек этих семей, при общем сохранении и даже некотором усилении специфики. На рубеже XXI в. ощутимо их мощное влияние на геополитическую картину мира.

Определить место российской правовой системы в этой сложнейшей динамичной системе достаточно трудно. Российское право при этом чаще всего рассматривается как система, имеющая весьма широкий спектр общих черт и признаков с другими правовыми семьями и системами, но все в большей мере тяготеющая к континентальной правовой семье. Россия всегда «входила в романо-германскую правовую семью», – заявляет Р. Давид и К. Жоффре-Спинози. «Русская юридическая наука, – подчеркивают авторы, – многое заимствовала из византийского права, то есть из римского права, и из стран континентальной Европы, придерживающихся романской системы». Правда, оговариваются исследователи, «существовали оригинальные русские обычаи и акты», как существовали в XVIII в. оригинальные французские и немецкие обычаи и ордонансы, но так же, как во Франции и в Германии в XVIII веке, «в России не было другой правовой науки, кроме романской. Категории русского права – это категории романской системы». Концепцией права, принятой в российских университетах и в юридической практике, была романская концепция[1] . Подобного же взгляда на характер отношений российского и континентального права придерживались и придерживаются и другие зарубежные и отечественные авторы.

Не вдаваясь в подробности рассмотрения различных точек зрения и вариантов ответа на вопрос о характере отношений российского права с романо-германским, о принадлежности или, наоборот, о непринадлежности первого ко второму, отметим лишь, что у каждого подхода есть свои особые аргументы.

В свете изложенного выше, цель данной работы можно определить как установление наиболее существенных отличительных черт континентальной правовой семьи, выделение различных подходов к ее изучению, определение перспектив развития системы в целом и Российской правовой системы как ее части.

1. Понятие правовой семьи

Понятие правовой семьи является одним из центральных понятий сравнительного правоведения. Термин "правовая семья" используется наряду с термином "правовая система", имеющим двоякий смысл. В узком смысле под правовой системой принято понимать совокупность источников права и юрисдикционных органов конкретного государства (а иногда и его обособленной части). В более широком смысле это понятие включает также ряд других компонентов - правовую культуру, правовую идеологию, правовую науку, иные, в том числе негосударственные правовые институты (адвокатура, юридические фирмы, профессиональные сообщества юристов). Если правовая система функционирует в масштабах страны, говорят о "национальной (федеральной) правовой системе", если в пределах частей страны - о "региональной правовой системе" (например, в США наряду с федеральной существуют правовая система штатов). Следует различать понятия "правовая семья" и "правовая система". В данной работе я буду придерживаться наиболее распространенного понимания правовой семьи, согласно которому она представляет собой совокупность национальных правовых систем, которые объединяют общность форм права, источников права, основных понятий, структуры права и исторического пути его формирования. Классификация правовых семей является предметом длительных споров между учеными-компаративистами. Одной из основных в современном сравнительном правоведении можно назвать классификацию западногерманского компаративиста К. Цвайгерта. Он выдвигает в качестве критерия классификации понятие «правовой стиль». «Стиль права» складывается, по мнению К. Цвайгерта, из пяти групп факторов: 1) происхождение и эволюция правовой системы; 2) своеобразие юридического мышления: 3) специфические правовые институты; 4) природа источников права и способы их толкования; 5) идеологические факторы. На этой основе К. Цвайгерт различает восемь «правовых кругов»:

· романский;

· германский;

· скандинавский;

· англо-американский;

· социалистический;

· право ислама;

· индусское право.

Наряду с приведенной классификацией существуют множество других, среди которых наиболее авторитетной является приведенная в работе известного французского специалиста в области сравнительного правоведения Рене Давида «Основные правовые системы современности» (1964 г.). Классификация, данная им в этой монографии, остается одной из основных в правоведении до настоящего времени.

На основе комбинации юридико-технических и идеологических критериев Давид выделил следующие три основные «семьи права»:

· романо-германскую (континентальную);

· англо-американскую (систему общего права);

· социалистическую.

Наряду с этим, по Р. Давиду, существуют следующие самостоятельные типы религиозного и традиционного права:

· мусульманское;

· иудейское;

· каноническое;

· индусское;

· дальневосточное (японо-китайское);

· африканское.

Выделять социалистическое право было принято до начала 1990-х гг., однако после падения коммунистических режимов в большинстве таких стран и проведения радикальных рыночных реформ в ряде оставшихся (КНР, Вьетнам), существование этой системы оказалось под вопросом.

Обе приведенные классификации имеют долю условности, так как некоторые страны или районы в силу особенностей исторического развития не могут быть отнесены ни к одной правовой семье (так, право Шотландии представляет собой своеобразную смесь общего и романо-германского права). Однако ценность понятия правовой семьи заключается в том, что оно дает дополнительные аналитические возможности для комплексного анализа правовой сферы различных стран.

Так, романо-германская правовая семья является наиболее древней и широко распространившейся в мире. Она включает различные страны, в которых юридическая наука сложилась на основе римского права. В настоящее время романо-германская правовая семья рассеяна по всему свету. Она вышла далеко за пределы бывшей Римской империи и распространилась на всю Латинскую Америку, значительную часть Африки, страны Ближнего Востока, Японию, Индонезию.Рассмотрим историю возникновения романо-германской семьи подробнее. Датой, когда с научной точки зрения появилась система романо-германского права, считается XIII век. До этого времени, вне всякого сомнения, существовали элементы, с помощью которых она в дальнейшем создавалась, но тогда было еще рано говорить о системе и, может быть, даже о праве в современном его понимании. Поэтому первым периодом можно считать период, предшествующий XIII веку, когда собирались материалы, но еще отсутствовали попытки синтезировать их и когда не было даже какой-либо системы. Второй период начался с возрождения изучения римского права в университетах. В течение пяти веков в системе господствовала доктрина, под определяющим влиянием которой эволюционировала и правовая практика в различных государствах. Доктрина подготовила вместе со школой естественного права наступление следующего периода, в котором мы находимся и в настоящее время - периода, где преобладает законодательство. Создание романо-германской правовой семьи связано с возрождением, которое произошло в XII и XIII веках на западе Европы. Это возрождение проявилось во всех планах; одним из его важных аспектов был аспект юридический. Новое общество вновь осознало необходимость права; оно начало понимать, что только право может обеспечить порядок и безопасность, которых требует божественный замысел и которые необходимы для прогресса. Идеал христианского общества, основанного на милосердии, был отброшен, равно как и идея создания на Земле града божьего. В XIII веке уже перестали смешивать религию и мораль с гражданским порядком и правом. За правом вновь была признана его собственная роль и автономия, которые стали характерными для западных образа мысли и цивилизации. Идея, что общество должно управляться правом и подчиняться нормам разума, не была совершенно новой. В отношениях между частными лицами она допускалась римлянами. Но возврат к этой идее в XII веке - революционный шаг. Философы и юристы требовали, чтобы общественные отношения были основаны на праве и чтобы был положен конец режиму анархии и произвола, царившему в течение веков. Они хотели нового права, основанного на справедливости, постигнуть которую позволяет разум; они одновременно осуждали произвол и отвергали обращение в гражданских отношениях к сверхъестественному. Это движение в XII и XIII веках столь же революционно, как в XVIII веке движение за замену личной власти демократией или движение XX века, которое стремилось заменить анархию капиталистического строя марксистской общественной организацией. Гражданское общество должно основываться на праве: право должно обеспечить в гражданском обществе порядок и прогресс. Эти идеи становятся господствующими в Западной Европе в XII и XIII веках и будут там безраздельно царить вплоть до наших дней. Зарождение романо-германской правовой системы в XII и ХIII веках никоим образом не является результатом утверждения политической власти или централизации, осуществленной королевской властью. Этим романо-германская правовая система отличается от английского права, где развитие общего права было связано с усилением королевской власти и с существованием сильно централизованных королевских судов. На Европейском континенте ничего подобного не наблюдалось. Система романо-германского права, напротив, утверждается в эпоху, когда Европа не только не составляет единого целого, но сама идея такого рода кажется несбыточной. В эту эпоху становится очевидным, что усилия папства или империи не приведут к восстановлению в политическом плане единства Римской империи. Система романо-германского права никогда не основывалась ни на чем ином, кроме общности культуры. Она возникла и продолжала существовать независимо от каких-либо политических целей; это важно подчеркнуть.[2] Дальнейшее развитие романо-германской правовой системы будет рассмотрено в ходе изучения законов, норм и обычаев.

2. Характеристика источников права континентальной семьи

Правовые системы, составляющие романо-германскую семью, многочисленны, и каждая из них имеет свои специфические по сравнению с другими черты. Но все эти страны - страны "писаного права". Юристы здесь, прежде всего, обращаются к законодательным и регламентирующим актам, принятым парламентом или правительственными и административными органами. Однако закон, хотя он, несомненно, составляет основу правопорядка и охватывает все его основные аспекты, не рассматривается узко и текстуально, зачастую его толкование зависит от иных факторов. Именно поэтому ограничивать вопрос об источниках права данной семьи исключительно законодательными нормами невозможно. Из приведенной выше краткой истории возникновения семьи мы можем выделить еще как минимум два источника права: правовой обычай и юридическую доктрину.

В период раннего средневековья в романо-германской системе доминировал обычай. Пока не были созданы первые письменные сборники законов, весьма значительной была роль тех, кто толковал правовые обычаи. У древних франков их называли рахинбургами, у древних скандинавов - лагманами и т. п. Со временем под влиянием все шире распространявшегося реципированного римского права, а также утвержденных сборников законов, во многих случаях представлявших собой записанные и санкционированные государством обычаи, сфера применения устного правового обычая все более сужалась. Как указывает Рене Давид обычаи "...были приемлемы лишь в условиях замкнутой экономики; их трудно было узнать и трудно на них ссылаться. Местные обычаи сохранялись лишь в том случае, если в силу определенной перегруппировки они получили географически более широкую сферу применения и если была осуществлена компиляция, позволяющая легко ознакомиться с ними".[3] Некоторые европейские исследователи утверждают, что в этом процессе обычай как источник права исчез и является архаичным. Однако это мнение не отражает существующую действительность. К примеру, В. С. Нерсесянц указывает, что обычай "… играет в системе источников права романо-германского права в основном вспомогательную роль, дополняя в необходимых случаях действующее законодательство"[4] . Действительно, закон в ряде случаев для своего понимания нуждается в дополнении обычаем. Понятия, которые использует законодатель, также зачастую нуждаются в объяснении с точки зрения обычая. Область применения обычая ограничена прогрессом кодификации и признанным первенством закона в демократических режимах современного политического общества, однако нельзя отрицать его существование как самостоятельного источника права.

Некоторыми правоведами умаляется роль юридической доктрины. Но невозможно отрицать тот факт, что в течение длительного времени она была основным источником права в романо-германской правовой семье: именно в университетах были главным образом выработаны в период XIII—XIX веков основные принципы права. И лишь относительно недавно с победой идей демократии и кодификации первенство доктрины было заменено первенством закона. В наши дни она, так же как и в прошлом, составляет очень важный и жизненный источник права. Самым простым и очевидным доказательством роли доктрины является прямое закрепление в законодательстве доктринальных положений правовых понятий. В современных условиях доктрина оказывает заметное влияние на весь процесс правопонимания и толкования действующего права, на трактовку общих принципов права, приемов и методов уяснения смысла норм права, их применения и т.д. Это имеет большое практическое значение, поскольку в ряде стран романо-германской правовой семьи общие принципы права (идеи и ценности надпозитивного права и т.д.) имеют силу норм действующего права, а при коллизиях с последними – обладают приоритетом.

Невозможно привести к общему знаменателю и назвать общим для романо-германской правовой семьи в целом источником права прецедент, так как подход к нему весьма противоречив. В одних странах признается, что он представляет собой наиболее гибкий механизм преодоления пробелов и неопределенностей в законодательстве, и законодательно закрепляется; в то время как в других странах отношение к нему индифферентно; а в третьих – он не только не признается, но и в формально-юридическом плане ограничивается. Однако, как отмечают исследователи, изучая теорию и практику применения прецедента в данной группе стран, необходимо констатировать, с одной стороны – отсутствие общей концепции прецедента, с другой стороны – признание практической роли судебного решения. Об этом свидетельствует все возрастающее количество публикуемых сборников и справочников судебной практики во Франции, Германии, Швейцарии, Италии и многих других странах. Выход из создавшегося положения многие авторы не без основания видят в том, чтобы «рассматривать прецедент как источник права не в формальном плане, а в практическом. Формальное же непризнание прецедента вовсе не означает его фактического отрицания»[5] . Роль судебной практики в странах романо-германской правовой семьи может быть уточнена лишь в связи с ролью закона.

3. Нормативный акт как основной источник права: понятие, виды

Прежде всего, следует определиться с понятием нормативного акта. При определении такого, на первый взгляд, простого понятия с научной точки зрения опускаются некоторые детали, которые при использовании определения оставляют без должного внимания важные характеристики. Это ведёт к потере элементов понятия, что приводит к неточной формулировке одного из ключевых элементов правотворческой практики государств романо-германской правовой семьи. Понятие нормативного правового акта на современном этапе необходимо рассматривать всесторонне, с учётом влияния актов на государственные правотворчество и правоприменение, и необходимо корректировать определение с течением времени в связи с развитием технического прогресса, а с ним и возникновением новых отношений и отмиранием старых. В самом общем смысле нормативно-правовой акт можно определить как официальный документ правотворческого органа, в котором содержатся нормы права. Среди основных признаков этого понятия, без которых определение будет неполным, можно выделить:

1) Нормативные правовые акты принимаются уполномоченными государственными органами (должностными лицами) в пределах их компетенции, органами местного самоуправления либо непосредственно народом;

2) Нормативные правовые акты содержат обязательные, формально-определенные нормы, рассчитанные на многократное применение;

3) Нормативные правовые акты принимаются в особом порядке в виде официальных документов с определенной структурой и подлежащих опубликованию;

4) Нормативные правовые акты регулируют наиболее важные общественные отношения;

5) Нормативный правовой акт должен быть согласован с другими нормативными правовыми актами данной государственной системы.

Совокупность этих признаков позволяет выделить среди многочисленных источников права нормативный акт. Континентальная правовая семья отличается упорядоченностью, структурированностью, строгой и устойчивой иерархичностью нормативных правовых актов в составе источников.

Сосуществование и эффективное сотрудничество в современном мировом сообществе требует определенных усилий по обеспечению взаимодействия правовых систем различных стран. В некоторых конституциях (например, Франции, Нидерландов) закреплен принцип, согласно которому международные договоры имеют силу, превышающую силу внутренних законов. Поэтому в качестве первого уровня системы источников занимают нормы международного права и ратифицированные международные договоры.

На федеральном уровне верховенствующее положение занимает конституция, которая закрепляет основы статуса личности, государственного, политического, экономического и социального строя, атрибуты государства. Конституция определяет цели правотворчества и направления развития законодательства, как его отраслей, так и применительно к сферам общественной жизни. Признание высокой роли конституционных основ государственной власти сопровождается развитием правовых принципов разделения властей. Поэтому конституция находится в центре общественно-политических процессов государств. Во всех странах романо-германской правовой семьи есть писаные конституции, за нормами которых признается особый авторитет. В некоторых странах этот авторитет носит, прежде всего, политический характер; конституционные положения принимаются или изменяются в особом порядке, но с точки зрения права они имеют авторитет обычных законов. Напротив, в других странах конституционные положения с точки зрения права - нечто иное, чем обычные законы. Их особый авторитет выражается в установлении контроля над конституционностью других законов, причем органы этого контроля и его способы могут быть весьма разнообразны.

В системе источников права, урегулированной в конституционно-нормативном порядке, выделяются, прежде всего, законы. Законы, как правило, принимаются парламентом (высшим законодательным и представительным органом страны). Некоторые из них принимаются путем референдума. Верховенство закона — стабильный принцип континентальной правовой системы. Различаются, например, федеральные законы и федеральные конституционные законы (Россия), законы и органические законы (Франция), конституционные, органические и ординарные законы (Молдова, Румыния).

Значительную роль в качестве источника права в романо-германской правовой семье играют нормативно-правовые акты, принимаемые различными органами исполнительной власти (декреты, постановления, циркуляры, инструкции и т.д.). Как правило, такие нормативно-правовые акты принимаются «во исполнение закона» и носят подзаконный характер. При этом осуществляется судебный контроль (в ФРГ всеми общими судами, во Франции специальными административными судами) для обеспечения соответствия подобных подзаконных актов закону.

Одной из особенностей семьи континентального права является систематизация и кодификация законодательства. Формы ее различаются по степени охвата нормативного материала, его структуризации, по юридической силе. Так, в Германии в процессе систематизации упор делается на простую инкорпорацию, когда по закону 1958 г. о собрании федерального права систематизации подлежали изданию, в которых публикуются законы и подзаконные акты. В Швейцарии систематическое собрание федерального законодательства включает законы и подзаконные акты, а также постановления федерального суда, имеющие общенормативный характер.

4. Характеристика юридических учреждений европейских стран

В рамках романо-германской семьи судоустройство, разумеется, варьируется от страны к стране, но вместе с тем имеет, как правило, общие характерные черты.

Повсюду судебная система построена по иерархическому принципу: споры подведомственны по первой инстанции судам, расположенным по всей территории страны. Над ними имеется значительно меньшее число апелляционных судов. Верховный суд завершает систему. Это самая общая схема, в рамках которой немало значительных различий. В частности, весьма несходны суды первой инстанции; их может быть несколько видов в зависимости от характера споров.

Существующие в одной стране специальные суды, например по семейным, трудовым делам, коммерческие суды и т. п. могут отсутствовать в другой. Различны и апелляционные инстанции в зависимости от их соотношения с судами первой инстанции, а также от порядка апелляционного рассмотрения. Верховный суд в одних странах действует как апелляционная и суперапелляционная инстанция, а в других - как кассационная, то есть рассматривающая лишь вопросы права.

Кроме обрисованной выше общей судебной системы, в ряде стран имеются и другие независимые от нее юрисдикции, например, административная юрисдикция, которую мы видим во Франции (где систему административных судов венчает Государственный совет), в ФРГ, Австрии, Бельгии, Финляндии, Италии, Швеции, и других. В некоторых странах также существуют административные юрисдикции, но они подконтрольны Верховному суду, где для этого имеется специальная палата (в Испании, Швейцарии и др.). Наконец, есть страны, где нет административной юстиции; это Дания, Норвегия, Япония, Венесуэла. Кроме административной юстиции, в ряде стран имеются и другие автономные судебные системы. В ФРГ существуют федеральные системы судов по трудовым делам, социальному обеспечению, финансовые суды; в Швейцарии - суды по социальному страхованию, военные, таможенные и т. д.

Усложняющим фактором является федеральная структура некоторых государств. Правосудие здесь, как правило, отнесено к компетенции членов федерации, и лишь на вершине иерархии действует один или несколько федеральных судов. Такова ситуация в ФРГ, Швейцарии, Бразилии. Напротив, в Венесуэле существует лишь федеральная судебная система. В Аргентине и Мексике, подобно США, конкурируют две судебные системы - штатная (провинциальная), с одной стороны, федеральная (общегосударственная) – с другой. Впрочем, сходство с США здесь лишь внешнее, ибо компетенции этих систем разграничены по-разному, что в свою очередь зависит от сферы, охватываемой федеральными законами, которые компетентны применять лишь федеральные суды.

5. Перспективы развития континентальной правовой семьи

Романо-германская правовая семья является наиболее древней и широко распространившейся в мире и имеет множество путей развития. Ее вариативность, своеобразие правовой организации каждой страны при сохранении общих основополагающих принципов дает возможность эффективного сотрудничества и обмена опытом между ними.

В рамках этого процесса юристы европейских стран ищут пути правовой консолидации. С этой целью в 1991 г. была учреждена Европейская ассоциация содействия законодательству. Особенно значительны ее усилия в сфере подготовки текстов правовых актов — определение содержания правовой нормы, ее формулирование, оценка эффективности нормы, правоприменительная практика. Уделялось внимание специальной подготовке юристов - законоведов, так как закон рассматривался как продукт высокоинтеллектуального труда.

Мировое сообщество и государства признают важное значение общеправовых принципов и поддерживают сближение различных правовых систем. Возрастает интерес к изучению и взаимному использованию опыта развития национальных законодательств, обмену правовой информацией и научными идеями. Так, развивающаяся практика применения прецедентов в романо – германской семье свидетельствует о частичной рецепции англо – саксонского права.

При рассмотрении перспектив развития данной семьи в России важно отметить, что в наметившемся процессе сближения российской правовой системы с романо-германской правовой семьей необходимо не только сохранить ее самобытность, но и усилить ее потенциальные возможности с тем, чтобы это был именно процесс взаимной интеграции, естественного сближения, а не одностороннего поглощения и постепенного подавления самобытности и возможностей одной правовой системы другой правовой семьей.

Заключение

Романо-германская система права существует во Франции, Германии, Австрии, Бельгии, Голландии, Дании, Испании, Исландии, Италии, Португалии, Норвегии, Люксембурге, Монако, Швеции, Швейцарии, Финляндии. Все восточно-европейские (бывшие социалистические) страны вновь возвращаются к этой системе. Ее с полным основанием можно называть ныне системой (или семьей) континентального права: она охватывает все страны европейского континента за исключением Англии и Ирландии. Данная семья права последовательно распространяет свое влияние на испаноязычные государства Америки (Латинскую Америку). Более того, о романо-германской правовой системе можно говорить даже по отношению к штату Луизиана (бывшая французская территория, присоединенная в 1803 году к США), а также к канадской провинции Квебек, заселенной преимущественно французами (в которой в 1992 и 1995 гг. проводились референдумы по вопросу о независимости от Канады).

Что касается большинства стран Черной Африки (бывших колоний Бельгии, Германии, Италии, Испании, Португалии и Франции), то и их коснулось влияние этой правовой семьи. Любопытно отметить, что даже входящие в Британское Содружество наций остров Маврикий и Сейшельские острова до сих пор находятся под доминирующим воздействием данной системы. Влияние романо-германской правовой семьи заметно и в азиатских государствах, например в Турции, бывших советских азиатских республиках, в Ираке, Иордании, Сирии, Индонезии, хотя в них действует также и мусульманское право.

Романо-германская правовая система - величественное здание, воздвигнутое европейской наукой - стремится показать юристам цели их деятельности, словарь и методы, ориентировать их в поисках справедливых решений. Эти характерные черты романо-германской правовой системы особенно интересно отметить в наше время, когда вновь стали говорить о Европе и о европейском праве. Романо-германская правовая система объединила народы Европы, уважая при этом и существующие между ними различия, без которых Европа не была бы такой, как она является, и той, какой мы хотим ее видеть.[6]

Список литературы

1. Давид Рене, Жоффре - Спинози К. Основные правовые системы современности. 1997.

2. Тихомиров Ю.А. Сравнительное правоведение. 1996

3. Цвайтерт К., Кетц X. Введение в сравнительное правоведение в сфере частного права. 1995.

4. Саидов. Сравнительное правоведение. М. 2000.

5. М.Н. Марченко. Источники права. М., 2005 6.

6. Бошно С.В. Доктрина как форма и источник права // Журнал российского права. 2003 г. №12.

7. Нерсесяец В. С. Теория государства и права. – М.: Издательство НОРМА, 2001. – 272 с.


[1] Давид Р., Жоффре-Спинози К. Основные правовые системы современности.: Пер. с фр. В. А. Туманова. М.: Междунар. отношения, 1997.

[2] Давид Р., Жоффре-Спинози К. Основные правовые системы современности.: Пер. с фр. В. А. Туманова. М.: Междунар. отношения, 1997.

[3] Давид Р., Жоффре-Спинози К. Основные правовые системы современности.: Пер. с фр. В. А. Туманова. М.: Междунар. отношения, 1997.

[4] Нерсесяец В. С. Теория государства и права. – М.: Издательство НОРМА, 2001. – 272 с.

[5] Бошно С.В. Доктрина как форма и источник права // Журнал российского права. 2003 г. №12.

[6] Давид Р., Жоффре-Спинози К. Основные правовые системы современности.: Пер. с фр. В. А. Туманова. М.: Междунар. отношения, 1997.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ