регистрация / вход

Допрос подозреваемого и обвиняемого

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН АЛМАТИНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ им.АБАЯ КАФЕДРА "УГОЛОВНОГО ПРОЦЕССА И КРИМИНАЛИСТИКИ"

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН

АЛМАТИНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ им.АБАЯ

КАФЕДРА "УГОЛОВНОГО ПРОЦЕССА И КРИМИНАЛИСТИКИ"

Д И П Л О М Н А Я Р А Б О Т А

ТЕМА: "Допрос подозреваемого и обвиняемого "

Выполнил : Студент 5 курса юридическо­го факультета АГУ им. Абая, з/о, Андриянов В.А.

Научный

руководитель :Зав. кафедрой "Уголовного

процесса и криминалистики",

кандидат юридических наук,

доцент Рехсон С.Н.

Дипломная работа допущена к защите "___"_______ 2001 г.

Зав.кафедрой "Уголовного про­цесса и криминалистики" юри­дического факультета АГУ им. Абая, кандидат юридических на-

ук, доцент Рехсон С.Н. "___"_______________ 2001 г.

АЛМАТЫ 2001 г.

ОГЛАВЛЕНИЕ

Глава 1. Основные положения допроса подозреваемого и обиняемого .

1.1. Понятие и виды допроса 5.

Глава 2. Общие тактические правила допроса.

1. Подготовка к допросу .

1.1. Изучение материалов дела и личности допрашиваемого 8.

1.2. Планирование допроса 9.

1.3. Особенности подготовки к допросу несовершеннолетнего 10.

2. Тактические приемы,общие для допроса подозреваемого и

обвиняемого.

2.1. Допрос при бесконфликтной ситуации

2.1.1. Свободный рассказ допрашиваемого 11.

2.1.2. Постановка вопросов 12.

2.2. Допрос в конфликтной ситуации .

2.2.1. Отказ от дачи показаний и способы его преодоления 13.

2.2.2. Допрос при даче ложных показаний 14.

1. Использование доказательств в ходе допроса 15.

2. Использование элемента внезапности 16.

3. Допрос в условиях, когда следователь располагает дока-

зательствами, имеющими существенные пробелы 17.

3.а. Создание преувеличенного представления об осведомленности следователя 18.

3.б. Сокрытие осведомленности следователя 19.

4. Допрос в условиях, когда следователь располагает доказатель-

ствами, явно недостаточными для изобличения допрашивае­мого 20.

4.а. Использование проговорок 21.

4.б. Использование противоречий 22.

4.в. Метод косвенного допроса 23.

4.г. Приемы эмоционального воздействия 25.

Глава 3.Особенности тактики допроса подозреваемого

1. Допрос лица, задержанного в порядке ст.1О9 УПК КазССР 27.

1.1. Допрос при явке с повинной

1.2. Допрос подозреваемого после его задержания 28.

2. Допрос подозреваемого, к которому применена мера пресечения 31.

2.1. Допрос подозреваемого,подвергнутого аресту 32.

2.2. Создание у подозреваемого преувеличенного представления об

осведомленности следователя 33.

2.3. Использование неосведомленности подозреваемого о фактах,

известных следователю 34.

Глава 4. Особенности тактики допроса обвиняемого

1. Тактика допроса после предъявления обвинения

1.1. Предъявление обвинения 35.

1.2. Определение последовательности допроса обвиняемых 36.

1.3. Разъяснение существа предъявленного обвинения 37.

1.4. Предмет допроса в качестве обвиняемого 38.

1.5. Допрос обвиняемого, признавшего себя виновным 39.

1.6. Допрос обвиняемого, не признавшего себя виновным 4О.

1.7. Участие защитника в допросе обвиняемого 41.

2. Тактика повторных допросов обвиняемого 41.

2.1. Допрос при изменении ранее данных показаний 42.

Глава 5. Тактика допроса обвиняемого и подозреваемого на очной ставке

1. Процессуальные правила производства очной ставки 46.

2. Тактические приемы очной ставки с участием подозреваемых

обвиняемых 48.

2.1. Подготовка очной ставки 49.

2.2. Предъявление доказательств 52.

2.3. Деление темы очной ставки 53.

2.4. Повторные очные ставки 54.

2.5. Использование на очных ставках признаний организатора

или наиболее активного участника преступления 55.

2.6. Очные ставки между лицами, дающими ложные показания 56.

2.7. Устранение добросовестного заблуждения участников 57.

очной ставки

Глава 6.Процессуальные и тактические правила фиксации показаний

подозреваемого и обвиняемого

1. Требования,предъявляемые к протоколу допроса 59.

2. Сочетание допроса и фиксации его результатов 6О.

3. Протоколирование вопросов 61.

4. Собственноручная запись показаний 62.

5. Оформление законченного протокола 62.

6. Протоколирование очной ставки 64.

7. Дополнительные средства фиксации показаний 65.

Глава 7. Сравнение существующего УПК и проекта разработанного

Институтом законодательства при Министерстве Юстиции РК находящегося на обсуждении в Парламенте РК 68.

Список используемой литературы 72.

Глава 1.

О С Н О В Н Ы Е П О Л О Ж Е Н И Я Д О П Р О С А

П О Д О З Р Е В А Е М О Г О И О Б В И Н Я Е М О Г О

1.1. Понятие и виды допроса.

Допрос в стадии расследования - одно из следственных действий, заклю­чающееся в получении от допрашиваемого лица показаний, содержащих фак­тические данные, имеющие значение для дела.

Виды допроса различаются в зависимости:

- от процесуального положения допрашиваемого(допрос свидетеля,по­терпевшего,подозреваемого,обвиняемого).

- от возрастных особенностей субъекта допроса(допрос взрослого,несо­вершеннолетнего,малолетнего).

- от состава участников допроса(очная ставка,допрос с участием за­щитника,эксперта,специалиста,педагога и родителей или законных предс-

тавителей).

-от содержания показаний(признание и отрицание вины,правдивые и ложные показания,оговор и самооговор).

- от того,допрашивалось ли это лицо ранее или оно допрашивается впервые (первичный или повторный допрос).

В соответствии со ст.ст. 148-151 УПК Казахской ССР от 22 июля 1959 г. допрос имеет стадии и проводится в определенных,установленных законом формах.К стадиям допроса можно отнести:

а) Предварительную,включающую выяснение самоличности допрашиваемо­го.В ходе этой стадии следователь выясняет отношение подозреваемого к возникшему против него подозрению,а обвиняемого к предъявленному обви­нению и определяет наиболее целесообразные приемы допроса.

б) Свободный рассказ допрашиваемого по существу возникшего подоз­рения или предъявленного обвинения.

в) Постановку вопросов для уточнения,дополнения,конкретизации и проверки показаний.

г) Фиксацию результатов допроса.

Уголовно-процесуальный закон предусматривает лишь основные правила допроса,имеющие обязательный характер.Закон не регламентирует те так­тические приемы ,которые применяются для того,чтобы получить и зафик-

сировать в определенных,конкретных условиях наиболее полные и правди­вые показания,исходящие как от вполне добросовестных людей желающих сказать следователю всю правду,но иногда впадающих в невольные ошибки, так и от тех,кто сознательно хочет ввести следствие в заблуждение.И это понятно,так как приемы постоянно меняются и варьируются в зависи­мости от конкретных обстоятельств дела, характера собранных доказа­тельств, личности допрашиваемого и его индивидуальных особенностей.По­этому ,если правила допроса, установленные уголовно-процесуальным ко­дексом,обязательны и несоблюдение этих правил является серьезнейшим нарушением законности, применение тех или иных тактических приемов но­сит избирательный характер.

" Тактический прием - наиболее рациональный и эффективный способ действия или наиболее целесообразная в данных условиях линия поведения лица, осуществляющего процессуальное действие".(1)

Тактика допроса предусматривает умелый выбор и эффективное исполь­зование тех тактических приемов, которые в данном конкретном случае способствуют получению правдивых и полных показаний, а также помогают изобличить допрашиваемого во лжи и проверить достоверность сообщений уже в ходе допроса.

Состав инкриминируемого преступления определяет содержание допро­са,поскольку следователь обязан выяснить каждое обстоятельство, соот­ветствующее этому составу. Однако тактические приемы,основанные на психологических особенностях личности допрашиваемого и зависящие в первую очередь от объема собранных доказательств, могут в одинаковой мере применимы, например, как о делу по хищении, так по делу об убийс­тве.

Значение показаний допрашиваемых зависит от того,насколько успеш­ными были их допросы. Чем полнее полученные показания,чем точнее соот­ветствуют они действительности,тем эффективнее их можно использовать в ходе рассмотрения дела в суде. Поэтому следователь обязан сделать все от него зависящее, чтобы допрос был результативным, а полученные пока­зания способствовали установлению истины по делу.

Очевидно, что тактические приемы могут использоваться в определен­ных пределах. Прежде всего тактические приемы допроса должны осущест­вляться в строгом соответствии с уголовно-процессуальным закона.

Основным критерием,определяющим пределы применения тактических приемов допроса является требование закона о том,что " запрещается до­могаться показаний обвиняемого и других участвующих в деле лиц путем

насилия, угроз и иных незаконных мер"(ст.15 УПК Каз.ССР). К числу та­ких незаконных мер могут быть отнесены фальсификация и обман, исполь­зование юридической неосведомленности допрашиваемого,провокации, соб­лазн нереальными выгодами и т.д.

Тактический прием должен быть не только законным,но и отвечать требованиям целесообразности, эффективности и избирательности. Поэтому в каждом конкретном случае следователь должен проанализировать, какой из тактических приемов наиболее целесообразен,исходя из конкретной си­туации, сложившейся по делу, даст ли он необходимый эффект,будучи при­менен при допросе данного лица, не приведет ли он к самооговору." Во всех случаях средства психического воздействия должны обладать избира­тельным действием. Необходимо,чтобы они давали положительный эффект только в отношении лица, скрывающего правду, препятствующего установ­лению истины, и были бы нейтральны в отношении незаинтересованных лиц" (А.Р.Ратинов,Судебная психология для следователей,М.,1967,с.168.)

Для того чтобы тактический прием не привел к оговору или самоого­вору, его целью должно быть получение действительно правдивых показа­ний, а не показаний, подтверждающих версию следователя.

Глава 2.

О Б Щ И Е Т А К Т И Ч Е С К И Е П Р А В И Л А Д О П Р О С А

1. Подготовка к допросу

1.1. Изучение материалов дела и личности допрашиваемого

Приступая к допросу,нужно иметь ясное представление о том, како­ва его цель, и в связи с этим какие вопросы нужно выяснить у допраши­ваемого и в какой последоватьльности, какие доказательства могут быть использованы и каким способом, какие вещественные доказательства долж­ны быть подготовленны, какие свидетели или обвиняемые заранее вызваны для проведения очной ставки.

Поэтому к допросу можно приступить лишь после того, как следова­телем изучены и проанализированы все сведения, которые можно получить к этому моменту. Характер подготовки в значительной мере зависит от того, производится первый допрос подозреваемого или обвиняемого или это повторный допрос. Первый допрос, особенно если речь идет о подоз­реваемом, в значительной мере носит разведывательный характер. Он по­могает определить пути и средства к получению правдивых показаний в ходе последующих решающих допросов. Подготавливаясь к первому допросу, следователь обычно располагает меньшим объемом исходных данных, чем на более поздних этапах расследования.До личного контакта с допрашиваемым ему труднее определить ту позицию, которую тот займет, а соответствен­но избрать необходимые тактические приемы. Однако и первому допросу должно предшествовать углубленное изучение и анализ всех материалов дела. Особенно важное значение это имеет в тех случаях, когда рассле­дование по делу было начато органом дознания или другим следователем.

Изучением материалов, имеющихся в деле, не исчерпывается подго­товка к допросу. Не меньшее значение имеют и специальные действия, направленные на сбор новых сведений, необходимых прежде всего для ус­пешного проведения данного допроса. эти сведения могут относиться как к личности допрашиваемого, так и к обстоятельствам и обстановке расс­ледуемого преступления.

Следователю иногда бывает необходимо лично ознакомиться с обста­новкой того места,о котором идет речь при допросе. Такое ознакомление

нередко помогает следователю с самого начала пресечь попытки допраши­ваемого дать ложные показания или, напротив, собрать данные, подтверж­дающие правдивость показаний лица, отрицавшего свою вину.

Если материалы дела велики по объему или пользование ими в ходе­допроса представляет сложность, их можно или законспектировать или ос­тавить закладки соответствующих листов в томах дела,так как попытки следователя найти необходимые материалы в томах дела уже в ходе допро­са часто самым отрицательным образом отражаются на его результатах. У допрашиваемого складывается убеждение, что следователь плохо ориенти­руется в деле. Пока следователь занят поисками, обвиняемый или подоз­реваемый получает время на обдумывание уловок. Чем больше при этом нервничает следователь, тем спокойнее и увереннее начинает себя чувс­твовать допрашиваемый.

Если предстоит допрос ранее судимого лица, необходимо изучить ар­хивные дела, что позволяет составить наиболее полное представление об особенностях его личности и позиции, которую он может занять при доп­росе.

При этом не следует забывать, что о полученных оперативным путем сведениях следователь может сообщать допрашиваемому лишь после соот­ветствующего их оформления в виде показаний свидетелей, заключения экспертов, выемки документов и т.д. Если такое оформление произвести невозможно, следователь не может ссылаться на них как на установленные факты.

1.2. Планирование допроса

Общий план расследования не может включать всех обстоятельств, связанных с допросом того или иного подозреваемого или обвиняемого. Поэтому лучше составлять отдельный план допроса, представляющий собой как бы часть детализации общего плана расследования.

Всесторонне изучить еще до допроса поведение, способности, инте­лект, характер, и другие качества допрашиваемого следователь не имеет возможности хотя бы потому, что эта задача невыполнима без личного контакта. Поэтому дополнительные данные о психологическом облике по­дозреваемого или обвиняемого следователь получает уже в ходе допроса.В зависимости от дополнительных впечатлений следователь окончательно оп­ределяет, какой из вариантов плана наиболее приемлем, выбирает наибо­лее целесообразные тактические приемы допроса, переходит от одних к

другим, сочетая по необходимости тактику, рассчитанную на искреннее

раскаяние допрашиваемого, с приемами, позволяющими получить от него

правдивые показания при отсутствие к тому расположения и доброй воли.

Содержание плана повторных допросов подозреваемого или обвиняемо­го зависит от тех обстоятельств, которые необходимо выяснить при соот­ветствующем допросе, и от линии поведения, занятой допрашиваемым при предыдущем допросе.

При расследовании преступлений группой следователей результаты допроса подозреваемого или обвиняемого могут интересовать всех членов группы. Поэтому необходимы совместные обсуждения полученных показаний для выработки дополнительных уточняющих и конкретизирующих вопросов с учетом данных, полученных при допросе соучастников. Эта работа облег­чается в тех случаях, когда руководитель группы уже с самого начала расследования систематизирует материалы в отношении каждого из подоз­реваемых или обвиняемых, что позволяет быстро и полно выработать воп­росы, требующие выяснения.

Планируя допрос, следователь с учетом имеющихся в его распоряже­нии данных должен определить, когда наиболее целесообразно его провес­ти.

При этом необходимо:

а) не дать допрашиваемому скрыться, уничтожить следы преступления и подготовить ложные доказательства своей невиновности;

б) использовать все преимущества внезапности допроса;

в) если по одним и тем же вопросам нужно допросить несколько лиц, не дать им договориться между собой, а по возможности организовать с помощью других следователей допросы таких лиц в одно и то же время.

В последнем случае еще в ходе допроса следователь может выявить противоречия в показаниях нескольких лиц и использовать полученные от них сведения.

Целесообразно в одни и те же дни допрашивать группы непосредс­твенно связанных между собой обвиняемых и подозреваемых, чтобы при не­обходимости можно было провести между ними очные ставки, предъявить для опознания и проверить новые обстоятельства, полученные при допросе одного из них. После того как все необходимое на данном этапе рассле­дования у одной группы выяснено, намечаются допросы следующих, также связанных между собой лиц.

1.3. Особенности подготовки к допросу несовершеннолетнего.

В ходе подготовки к допросу несовершеннолетнего подозреваемого или обвиняемого, не достигшего 16 лет, следователь должен решить, кого из педагогов он пригласит для участия в допросе. Педагог может помочь следователю в преодолении замкнутости несовершеннолетнего и побудить к даче правдивых показаний. В связи с этим большое значение имеет пра­вильное определение конкретных лиц, присутствие которых может быть по­лезным. Решение этого вопроса зависит от целого ряда обстоятельств.

Тут должны учитываться и степень развития несовершеннолетнего, и характер преступления, по поводу которого он допрашивается, и иные обстоятельства дела. Бывают случаи, когда вызов знакомого педагога для участия в допросе подростка не только не содействует результативности допроса, но оказывается вредным, поскольку допрашиваемый стесняется рассказать при нем об известных ему фактах.

Поэтому, например, по делам о половых преступлениях обвиняемых и подозреваемых целесообразно спросить, в присутствии кого они хотят дать показания: знакомого или незнакомого педагога.

Обычно несовершеннолетние, допрашиваемые по делам о половых прес­туплениях, настаивают, чтобы педагог был с ними одного пола. Возражать против этого не следует, так как необходимо сделать все возможное для создания наиболее благоприятных условий допроса.

Поскольку по делам несовершеннолетних защитник участвует в деле с момента предъявления обвинения, следователю необходимо заранее позабо­титься о его вызове с тем, чтобы он мог принять участие в допросе об­виняемого.

2. Тактические приемы, общие для допроса подозреваемого и обвиняемого.

2.1.Допрос при бесконфликтной ситуации.

2.1.1. Свободный рассказ допрашиваемого.

Выслушивая свободный рассказ допрашиаемого, нельзя удовлетворять­ся заявлениями, носящими общий характер.Важно выяснить как можно боль­ше фактов, обстоятельств, деталей, которые после надлежащей проверки могут стать доказательствами по делу.При этом нецелесообразно преры­вать свободный рассказ, а необходимо выслушать все, что подозреваемый или обвиняемый сообщает по делу. Это не означает, что в процессе сво-

бодного рассказа нельзя предложить допрашиваемому уточнить те или иные

непонятные моменты или указать ему на то, что он уклоняется в сторону

от предмета допроса.

Постановкой вопросов следователь должен умело направлять свобод­ный рассказ с тем, чтобы подозреваемый или обвиняемый охватил все важ­ные для дела обстоятельства. Причем последовательность выяснения собы­тия преступления может быть самой различной: хронологической, логичес­кой и тактической. При хронологической последовательности ( наиболее распространенной ) отдельные факты выясняются, начиная с обстоятель­ств, предшествующих преступлению, и до момента его завершения. Логи­ческая последовательность предполагает изложение обстоятельств от при­чин совершения каких либо действий к следствию ( по отдельным фактам или эпизодам преступной деятельности). При такой последовательности допрашиваемый побуждается к заполнению пробелов в показаниях логикой развития событий. Избрав тактическую последовательность, следователь начинает с тех обстоятельств, о которых допрашиваемый рассказывает охотнее, а затем переходит к связанным с ними событиями и фактами. Так,

целесообразнее вначале выяснить участие в менее опасных преступлениях,

а затем уже перейти к тем, которые повлекли наиболее тяжкие последс­твия.

При допросе подозреваемого и обвиняемого в условиях бесконфликт­ной ситуации вполне применимы и приемы, направленные на оживление па­мяти. Чаще всего такая необходимость возникает при выяснении обстоя­тельств, не относящихся непосредственно к действиям самого обвиняемого или подозреваемого. В этих целях, в частности, целесообразно провести допрос на месте, связанном с выяснением обстоятельств.

2.1.2. Постановка вопросов.

К числу тактических приемов допроса при отсутствии конфликта от­носится и умелая постановка вопросов, направленных на детализацию и конкретизации показаний. Для достижения этой цели при постановке воп­росов следует соблюдать следующие тактические правила:

а) Вопрос должен быть конкретным и касаться одного какого-либо обстоятельства. Формулировка должна предполагать развернутый ответ. Предлагаемые вопросы должны быть краткими и ясными и не таить в себе двухсмысленности.

б) Формулировка вопроса должна полностью исключать возможность

извлечения из него информации, необходимой для ответа на него.

в) Нужно избегать вопросов, на которые можно дать предположитель­ный ответ.

г) Следует заранее подумать, в какой последовательности вопросы будут выясняться.

Как правило один вопрос должен вытекать из другого и являться ло­гическим продолжением предыдущего вопроса.

д) После ответа на основной вопрос допрашиваемому в случае необ­ходимости следует задать вопросы, уточняющие и поясняющие показания. При этом следует предусмотреть, какими следственными действиями ( доп­росом свидетелей, осмотром документов и т.д.) можно будет в дальнейшем проверить полученные доказательства.

2.2. Допрос в конфликтной ситуации.

При конфликтной ситуации необходимо побудить допрашиваемого к правдивым показаниям( если он их не дает), либо установить и устранить мотивы ложных показаний.

2.2.1. Отказ от дачи показаний и способы его преодоления.

Если конфликтная ситуация вызвана тем, что подозреваемый или об­виняемый отказываются давать показания, ему нужно разъяснить те неже­лательные последствия, которые имеет для него занятая позиция. При от­сутствии показаний подозреваемого или обвиняемого осложняется установ­ление истины по делу, индивидуализация ответственности, проверка дос­товерности показаний. Следователь вполне обоснованно может заявить допрашиваемому о том, что никто лучше него самого не сможет объяснить обстоятельства дела и привести доводы в свою защиту. Целесообразно ак­тивизировать позицию подозреваемого или обвиняемого, отказывающегося от показаний, вызвав у него критические замечания по поводу предъяв­ленных доказательств или утверждений следователя.

Если в совершении преступления подозреваются несколько человек, следует иметь ввиду, что взаимоотношения между соучастниками преступ­лений часто весьма сложны и противоречивы. С одной стороны, каждый из них боится дать правдивые показания первым ( тем более если на этот счет существует предварительная договоренность), а с другой,-каждый из них опасается, что его опередят и при этом основную ответственность

переложат на него. Задача следователя в этой связи заключается в том,

чтобы, обеспечив изоляцию между подозреваемыми и обвиняемыми, нейтра­лизовать первый мотив ( опасение дать показания первым ) и усилить опасения "опоздать" с чистосердечным признанием. Поэтому, если кто-то из соучастников уже дал правдивые показания, об этом необходимо сооб­щить допрашиваемому. В тех случаях, когда никто из соучастников не да­ет таких показаний, следователь может высказать допрашиваемому опасе­ния, что его опередят и тогда никто не поверит в его чистосердечное раскаяние.

При этом полезно основное внимание в ходе допроса уделить уточне­нию роли каждого из соучастников преступления, имея в виду, что обви­няемый и подозреваемый иногда более охотно рассказывают о действиях других, чем о своих собственных.

2.2.2. Допрос при даче ложных показаний.

Наиболее распространенная конфликтная ситуация - это дача ложных показаний либо показаний правдивых, которые до определенного момента расцениваются следователем как ложные. Поэтому первая задача следова­теля - определить, что в показаниях ложь, а что правда, выявить мотив ложных показаний и, если это возможно, устранить или нейтрализовать его. Эти мотивы могут быть весьма разнообразны, но чаще всего допраши­ваемый надеется на то, что против него не собранно достаточно доказа­тельств, а поэтому, если он не сознается в совершенном преступлении, его не изобличат и он тем самым сможет избежать ответственности.

Поэтому лучший способ получить правдивые показания - это внушить допрашиваемому уверенность в том, что следователю известно если не все, то очень многое о его преступной деятельности. Допрос же прово­дится для того, чтобы дать обвиняемому или подозреваемому дать возмож­ность раскаяться и выдвинуть обстоятельства, смягчающие его ответс­твенность.

а). Допрос в условиях, когда следователь располагает доказатель­ствами, достаточными для изобличения допрашиваемого в совершении прес­тупления и в даче им ложных показаний.

Такая ситуация характерна более для допроса обвиняемого, а не по­дозреваемого, поскольку в отношении последнего у следователя обычно бывает доказательств меньше, однако следующие тактические приемы могут

использоваться и при допросе подозреваемого.

1.ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ В ХОДЕ ДОПРОСА

Прежде всего не следует думать, что при наличии достаточного ко­личества доказательств задача следователя проста. Доказательства долж­ны быть предъявлены умело, иначе результат не будет достигнут. Одна и та же совокупность доказательств при правильном их использовании может помочь следователю выяснить следователю истину по делу, а при непра­вильном либо вооружит обвиняемого сведениями, необходимыми для выдви­жения ложных объяснений, либо помешает лицу, неосновательно привлечен­ного к ответственности, опровергнуть выдвинутое против него обвинение.

Поэтому не следует, как правило торопиться предъявлять всю сово­купность имеющихся у него доказательств, важнее как можно эффективнее использовать каждое из них.

За исключением случаев, когда при допросе используется элемент внезапности, предъявлять доказательство не следует до тех пор, пока обвиняемый или подозреваемый не допрошен по всем обстоятельствам , связанным с этими доказательствами.

Эти обстоятельства следует выяснять осторожно, чтобы допрашивае­мый не догадался, почему они интересуют следователя. Следователь дол­жен предусмотреть возможность заявлении со стороны подозреваемого или обвиняемого, опорочивающих предъявленное доказательство. Если возник­нет такое опасение, следует сразу фиксировать в протоколе показания по каждому из выясняемых обстоятельств и скреплять их подписью допрашива­емого. Только после этого можно предъявить доказательства, опровергаю­щие объяснения обвиняемого или подозреваемого, что так же отмечается в протоколе допроса.

Практически имеются две возможности предъявления доказательств в ходе допроса: а) предъявление отдельных разрозненных доказательств с постепенным введением новых доказательств в ходе последующих допросов;

б) одновременное предъявление определенной совокупности доказательств. Предъявление доказательств, изолированных одно от другого, с

большими интервалами по времени, как правило, психологически неэффек­тивно. Знакомясь с каким-либо одним доказательством, вне связи с дру­гими, которые его подкрепляют и дополняют, обвиняемый или подозревае­мый обычно пытается привести свои показания в соответствии с предъяв­ленным ему новым материалом. Поэтому в ходе допроса целесообразно

предъявлять не отдельные, разрозненные доказательства, а определенную совокупность доказательств, связанных между собой.

Предъявление определенной совокупности доказательств в логической последовательности уже само по себе оказывает положительное влияние на результаты допроса, создавая напряженность эмоциональной сферы допра­шиваемого, начинающего сознавать неизбежность разоблачения. Пытаясь как-то нейтрализовать предъявляемые доказательства, допрашиваемый все больше и больше запутывается во лжи и в конце концов начинает понимать тщетность попыток таким способом уйти от ответственности.

Наиболее целесообразно предъявлять доказательства, начиная с тех, которые подтверждают второстепенные моменты, а затем уже переходить к доказательствам, относящимися к главным из выясняемых обстоятельств. За менее вескими целесообразно предъявлять более веские доказательст­ва. Этот прием разоружает допрашиваемого, так как запас подготовленных им ложных объяснений, опровергаемых одно за другим, постепенно иссяка­ет. При таком предъявлении доказательств подозреваемый или обвиняемый, постепенно запутываясь во лжи, ставится перед необходимостью дать правдивые показания логикой установленных и изобличающих его фактов.

Иногда предъявленные доказательства не производят на обвиняемого или подозреваемого должного впечатления лишь потому, что он не понима­ет их значения. Поэтому, предъявляя то или иное доказательство, полез­но разъяснить допрашиваемому его значение и связь с доказываемым обс­тоятельством.Особенно важно разъяснить значение доказательств, полу­ченных с применением научно-технических средств.

2. ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ЭЛЕМЕНТА ВНЕЗАПНОСТИ

В тех случаях, когда следователь хочет использовать элемент вне­запности, он может предъявлять доказательства начиная с самого веского из них. Не подготавливая к этому допрашиваемого, следователь внезапно предъявляет доказательство и просит дать необходимое объяснение. Не будучи подготовлен к предъявлению доказательства, о наличии которого он не догадывался, допрашиваемый нередко дает правдивые показания, не имея времени на обдумывание ложного объяснения. Причем этот прием мо­жет быть использован и в самом начале допроса, так и позже, в момент, когда у допрашиваемого складывается впечатление, что следователю нечем опровергнуть его ложные показания. При использовании внезапности раз­рушается система ложных объяснений, подготовленных допрашиваемым. По

делам об убийствах, разбойных нападениях и т.п. целесообразно внезапно

предъявлять доказательства, обнаруженные на месте преступления ( обро­ненный головной убор, идентифицированный след обуви, отпечатки пальцев и т.д.). По делам о хозяйственных преступлениях - подложные документы, выполненные или подписанные допрашиваемым.

Использование элемента внезапности может выражаться не только в неожиданном предъявлении доказательств, о котором допрашиваемый не знает, но и в постановке неожиданного вопроса, связанного с уже из­вестным доказательством.

Такой вопрос задается неожиданно для допрашиваемого наряду с дру­гими вопросами, выясняющими второстепенные моменты.

Применяя прием, основанный на использовании фактора внезапности, следователь всегда рискует получить нежелательный результат. В том случае, если он не дал эффекта, впоследствии осложняется ведение доп­роса, поскольку допрашиваемый, как правило, после этого замыкается, занимает активную оборонительную позицию и нередко пытается опорочить предъявленное доказательство,ссылаясь на оговор со стороны свидете­лей,соучастников и т.д. Следователь таким образом теряет возможность в последующем использовать данное доказательство для воздействия на доп­рашиваемого. Поэтому менее рискованно использовать этот прием при на­личии достаточного объема доказательств. Если внезапное предъявление данного доказательства не достигло результата, следователь имеет иные, предъявление которых в определенной последовательности может компенси­ровать неудачу первого приема.

3. ДОПРОС В УСЛОВИЯХ, КОГДА СЛЕДОВАТЕЛЬ РАСПОЛАГАЕТ ДОКАЗАТЕЛЬСТ­ВАМИ, ИМЕЮЩИМИ СУЩЕСТВЕННЫЕ ПРОБЕЛЫ.

Такое положение имеет место при допросе подозреваемого, а также обвиняемого, которому предъявлено обвинение не в полном объеме его преступной деятельности, а в соответствии с установленными к этому мо­менту фактами ( по части эпизодов, по отдельным периодам и т.д.). За­дача такого допроса - получить правдивые показания, содержащие инфор­мацию, с помощью которой можно было бы восполнить пробелы в имеющихся доказательствах.

В таких условиях следователь должен в начале допроса выяснить те обстоятельства и эпизоды преступной деятельности, по которым в его распоряжении имеются доказательства. Во-первых, тем самым создается возможность определить правдивость допрашиваемого и его позицию, а во-вторых, осведомленность следователя об этих фактах нередко расп­ространяется допрашиваемым на все обстоятельства дела.

3.а. Создание преувеличенного представления об осведомленности следователя.

Основным тактическим приемом в такой ситуации является создание у допрашиваемого преувеличенного представления об осведомленности у сле­дователя об обстоятельствах дела.

Важное значение имеет уверенный тон следователя, который произво­дит на допрашиваемого гораздо большее впечатление, чем опрометчивые заявления о том, что следователю “все известно”. Если у следователя имеются доказательства, относящиеся к ряду эпизодов, целесообразно со­общать о них допрашиваемому постепенно, начиная с самых незначитель­ных. Надеясь, что этим и ограничится осведомленность следователя, обви­няемый и подозреваемый иногда спешат признать эти факты. При этом они нередко путают обстоятельства, относящиеся к разным эпизодам, и сооб­щают детали, свидетельствующие о совершении ими преступных действий, помимо тех, которые они признают. Целесообразно в указанных случаях уточнить у допрашиваемого, исчерпывают ли его показания всю его прес­тупную деятельность. Получив подтверждение, следователь может перейти к следующему из доказанных эпизодов, о котором допрашиваемый умолчал. Затем нужно снова спросить, ограничивалась ли этим его преступная дея­тельность.

Ожидая, что за этим последует предъявление новых доказательств, допрашиваемый нередко предпочитает в такой ситуации рассказать правду. Такой прием нередко применяется следователями при допросе по делам о взятках, разбойных нападениях и т.д.

Готовясь к допросу, следователь не только собирает и оценивает доказательства, но и на основании собранных доказательств делает пред­варительные выводы о причинной связи наблюдаемых явлений. Он должен представить себе вероятный ход событий, последовательность, в которой они развивались( именно в такой последовательности и должны предъяв­ляться доказательства). В этом процессе существенное значение имеет возможно более полное представление следователя о совершенном преступ­лении, которое складывается на основе доказательств, собранных по де­лу. В этом процессе известную роль играет творческое воображение сле­дователя. Оно дает ему то, что не дали и не могли дать его непосредственные наблюдения.

Так, внимательное изучение места совершения преступления вызывает у следователя представление о расследуемом событии, которое он сам не наблюдал. Он вспоминает, как происходили расследованные им сходные преступления. По отдельным установленным фактам следователь строит предположения об их дальнейшем развитии и завершении. Результаты ос­мысливания собранных данных следователь нередко использует в ходе доп­роса.

Если допрашиваемый уклоняется от дачи показаний или дает ложные показания, следователь сможет развить перед ним представленный им ход событий с тем, чтобы проверить свои предположения в ходе допроса.

Однако прибегать к этому приему следует крайне осторожно. Ошибоч­ное предположение следователя, высказанное в категорической форме, мо­жет привести к непоправимому ущербу, так как допрашиваемый легко пой­мет, что следователю не все известно. Так, не следует заявлять допра­шиваемому в категорической форме о том, что тот говорит неправду по тому или иному обстоятельству, если следователь может противопоставить заявлению подозреваемого или обвиняемого лишь свой предположения. Пра­вильность этих предположении следователь должен попытаться вначале проверить, проанализировать их убедительность, имея в виду, что наше воображение ограничено субъективными факторами.

В целях создания представления об осведомленности следователя мо­гут быть умело использованы и оперативные данные, специально собранные по поручению следователя.

Осведомленность следователя о прошлом обвиняемого или подозревае­мого, его окружении, связях, днях и даже часах, предшествующих допросу, нередко невольно распространяется допрашиваемым на обстоятельства со­вершения преступления.

Создание у допрашиваемого преувеличенного представления о доказа­тельствах, находящихся в распоряжении у следователя, тесно связано с его умением скрыть объем имеющихся в его распоряжении сведений.

3.б. Сокрытие осведомленности следователя.

Когда допрашиваемый знает, какие изобличающие его факты известны следователю, у него порой есть возможность попытаться нейтрализовать их и приспособить под них свои показания. Зная, что именно известно следователю, обвиняемый и подозреваемый, могут определить, что еще не

известно, и попытаться скрыть эти факты.

Поэтому, если доказательств недостаточно, предъявлять их нужно таким образом, чтобы обвиняемый или подозреваемый не смог сделать вы­вод о том, что следователю известно, а о чем он только догадывается. В таких случаях предъявляются вначале те доказательства, о которых доп­рашиваемый уже знает ( результаты обыска, проводившегося в его при­сутствии, результаты ревизии, с которыми он ознакомлен и т.п.), а так­же доказательства, по которым необходимо получать объяснения именно в данный момент.

Иногда у допрашиваемого складывается впечатление о полной осве­домленности следователя после предъявления наиболее ярко запоминающе­гося доказательства, в то время как в цепи улик это доказательство иг­рает второстепенную роль.

Близок к этому и другой тактический прием, суть которого заключа­ется в следующем: используя свою осведомленность о каком-то второсте­пенном обстоятельстве, следователь ставит вопрос таким образом, как будто это единственное, что его интересует. При этом у допрашиваемого создается впечатление, что остальное следователю уже известно. Так, например, располагая сведениями о том, что при разбойном нападении об­виняемый или подозреваемый забрал у потерпевшего шарф красного цвета, следователь, не выясняя иных, более важных, обстоятельств совершенного преступления, спрашивает: куда преступник дел шарф ? Получив ответ и тем самым подтверждение, что преступление действительно было совершен­но, можно перейти к выяснению иных его обстоятельств.

Результаты обыска, проведенные в отсутствие подозреваемого или обвиняемого, можно использовать и для получения сведений о предметах, обнаружить которые не удалось. При этом о результатах обыска сообщают таким образом, чтобы допрашиваемый не мог определить, что именно из припрятанного обнаружено. Иногда оказывается, что допрашиваемый расс­казывает совсем не о тех уличающих его предметах, ценностях, которые уже найдены в ходе обыска, и следователю остается только уведомить производящего обыск о необходимости изъятия этих ценностей.

Этот тактический прием может использоваться по делам о хищении, кражах, взяточничестве и т.п.

4. ДОПРОС В УСЛОВИЯХ, КОГДА СЛЕДОВАТЕЛЬ РАСПОЛАГАЕТ ДОКАЗАТЕЛЬСТ­ВАМИ, ЯВНО НЕДОСТАТОЧНЫМИ ДЛЯ ИЗОБЛИЧЕНИЯ ДОПРАШИВАЕМОГО.

Такая ситуация, как при наличии доказательств, имеющих пробелы, может иметь место как при допросе подозреваемого, так и обвиняемо­го,когда у последнего выясняются обстоятельства, не фигурирующие в постановлении о предъявлении обвинения.

Важнейшая задача следователя в таких случаях - получить от допра­шиваемого полные и правдивые показания, определить, что в его показа­ниях соответствует действительности, а что ложь. Понятно, что решение этой задачи крайне затруднительно в связи с отсутствием в распоряжении следователя достаточных доказательств, с которыми могли бы быть сопос­тавлены показания обвиняемого или подозреваемого. Поэтому при такой ситуации следователю прежде всего приходится использовать ту информа­цию, которую ему удается получить уже в ходе допроса.

Наиболее приемлемыми тактическими приемами здесь являются: ис­пользование возможностей свободного рассказа, выявление в показаниях проговорок, противоречий, характерных умолчаний и неправдоподобностей.

4.а. Использование проговорок.

" ПРОГОВОРКА - это объективно правильная информация, в сокрытии

которой может быть заинтересован допрашиваемый ,

попавшая в его показания вследствие непонимания

им значения сообщаемых сведений либо в результа-

те незаторможенности реакции на поставленный воп­рос."

(А.Р.Ратинов," Судебная психология для следователей")

Определению достоверности показаний способствует внимательное наблюдение за поведением допрашиваемого и анализ этого поведения, а также интуиция и профессиональный опыт следователя. В целях получения от допрашиваемого важных для дела сведений следователь может на первых порах сделать вид, что верит всем сообщениям допрашиваемого, побуждая его тем самым как можно пространнее излагать подготовленную им версию. При этом важно подмечать, на что подозреваемый или обвиняемый больше всего хочет обратить внимание следователя, а о чем умалчивает.

Внимательный следователь в ходе такого рассказа получает досто­верную информацию от обвиняемого или подозреваемого даже в тех случа­ях, когда он дает заведомо ложные показания. Речь идет о проговорках.

Появлению в показаниях проговорок способствует умелое использова­ние следователем свойств личности допрашиваемого. Так, например, хвастливый обвиняемый или подозреваемый могут проговориться гораздо скорее, чем человек, по натуре более сдержанный. Но при этом получен­ные показания следует оценивать с осторожностью, поскольку, пытаясь продемонстрировать те или иные свои качества, хвастливый человек не­редко преувеличивает их, а с ними вместе и фактически совершенные им действия. В конечном счете это может привести к оговору или сомоогово­ру.

Проговорки необходимо подмечать, но не всегда целесообразно сразу же обращать на них внимание допрашиваемого, иначе он станет более вни­мательно следить за своей речью. Лучше, выслушав его до конца,потом объяснить, насколько очевидно его же собственные сообщения свидетель­ствуют о причастности к преступлению.

4.б. Использование противоречий.

Противоречия в показаниях допрашиваемого чаще всего возникают в связи с тем, что он дает ложные показания ( полностью или частично). Объясняется это тем, что " в сознании лгущего одновременно сосуществу­ют два паралельных события ( или два его варианта ). Одно из них,

действительно происшедшее, которое он хочет скрыть; другое вымышлен­ное, о котором он, напротив, намерен рассказать. Таким образом,ему приходится как бы изгонять из памяти то, что произошло (поэтому хорошо запомнилось), и запоминать то, чего не было, а лишь самим им придума­но... ему приходится лавировать между правдой, которую нельзя гово­рить, правдой, которую можно говорить, и ложью, которой надо заменить утаенную правду." (2)

В результате смешения этих двух событий чаще всего и возникают противоречия.Чтобы их выявить, необходимо заставить подозреваемого или обвиняемого выйти за рамки подготовленного им рассказа, а так же пред­ложить этот рассказ повторить несколько раз.

Заставив допрашиваемого постановкой соответствующих вопросов еще и еще раз повторить свои показания о тех или иных обстоятельствах, следователь тем самым может в какой-то мере определить, что в них правда, а что ложь.

Как правило, та часть показаний, которая соответствует действи­тельности, в своей основе остается неизменной, в то время как надуман-

ные детали постоянно меняются, а в них-то и появляется больше всего

противоречий.

При этом нельзя упускать из виду,что если наличие противоречий позволяет заподозрить ложь, то их отсутствие еще не свидетельствует о достоверности показаний.

Возникающие в показаниях противоречия не следует сглаживать, нап­ротив, их следует вскрывать, указывая на них допрашиваемому в целях получения от него объяснений. Однако необходимо сначала выслушать и зафиксировать противоречивые показания допрашиваемого, а уже затем об­ратить его внимание на противоречие, получить и закрепить его объясне­ния. Всегда более приемлема тактика накапливания противоречий с тем, чтобы затем в логической последовательности перечислить их обвиняемому или подозреваемому, продемонстрировав тем самым, что его ложь очевидна и совершенно несостоятельна.

Темп постановки вопросов может быть ускоренным, когда вопросы следуют один за другим, либо замедленным. Если допрашиваемый дает явно ложные показания и задача допроса - изобличить его во лжи, рекоменду­ется задавать вопросы в более форсированном темпе с тем, чтобы не дать обвиняемому или подозреваемому придумать новые ложные объяснения. За­путываясь во лжи допрашиваемый постепенно убеждается в несостоятель­ности своих объяснений. В иных случаях, напротив, не следует спешить с постановкой новых вопросов с тем, чтобы допрашиваемый мог продумать каждый из них. В этих случаях подозреваемый или обвиняемый успевают проследить последовательность постановки вопросов, логика которых при­водит их к выводу о необходимости рассказать правду.

Иногда опровержение одной ложной версии обвиняемого или подозре­ваемого еще не меняет позиции допрашиваемого, он выдвигает новую лож­ную версию, а затем еще одну и т.д. Следователь не должен при этом те­рять терпение. Важно создать у допрашиваемого уверенность в том, что любая его ложь будет разоблачена.

4.в. Метод косвенного допроса.

При отсутствии в распоряжении следователя доказательств, доста­точных для изобличения допрашиваемого, весьма эффективен метод косвен­ного допроса.

Этот прием состоит в постановке вопросов, особенности которых заключаются в том, что главный из них замаскирован, а отвлекающие вни-

мание, напротив, подчеркиваются. При этом у допрашиваемого складывает­ся впечатление, что они-то и интересуют следователя. Ответ на нейт­ральный вопрос (или вопросы) по существу является ответом и на вопрос замаскированный.

Так,например, если на месте происшествия обнаружен след, остав­ленный ботинками подозреваемого, необходимо установить, что эти ботин­ки были на нем в интересующее следствие время. Однако, если следова­тель прямо спросит об этом, допрашиваемый,догадавшись о значении воп­роса, наверняка ответит отрицательно. Рискованно также прямо спросить его, когда он купил ботинки, где и не одалживал ли их кому-нибудь, и т. д. Поэтому в таких случаях целесообразно замаскировать интересующий следователя вопрос постановкой целого ряда отвлекающих. Например, ка­ково благосостояние семьи подозреваемого, сколько за последнее время он истратил на приобретение одежды и обуви, сколько у него пар обуви, как давно им приобретена обувь.Далее можно выяснить, имеет ли подозре­ваемый другую обувь, кто еще ею пользуется, не носит ли ее кто-либо из родственников и знакомых, не носил ли кто-нибудь из них интересующие следователя ботинки, и т. д. Ответы на все эти вопросы, в конечном счете, помогут определить, подозреваемым ли оставлен след на месте преступления.

Если в распоряжении следователя доказательств настолько мало, что у него еще не сложилось убеждения, совершено ли данное преступление (или его отдельный эпизод) допрашиваемым, важно выявить преступную (виновную) осведомленность такого лица.Если подозреваемый или обвиняе­мый знает такие обстоятельства, которые мог знать лишь человек, совер­шивший расследуемое преступление, вероятнее всего он непосредственно к нему причастен.

Выявление подобных обстоятельств также может осуществляться с по­мощью косвенного допроса.На основании ответов на вопросы, непосредс­твенно относящиеся к обстановке преступления, его механизму, поведению потерпевших и преступников, сопутствующим обстоятельствам и т. д.,сле­дователь получает ответ на основной (скрытый) вопрос: совершено ли преступление допрашиваемым или при его участии.

С помощью косвенного допроса можно выявить не только преступную (виновную) осведомленность, но и неосведомленность о фактах,которые допрашиваемый должен был бы знать, если бы его показания соответство­вали действительности. Это особенно важно при проверке алиби. Ответы на вопросы, относящиеся к уточнению времени и места пребывания допра-

шиваемого в момент, когда было совершенно преступление, позволяют сле­дователю решить основной вопрос, насколько основательно возникшее по­дозрение или предъявленное обвинение. Если допрашиваемый заявляет, что в интересующее следствие время он находился в другом месте, целесооб­разно выяснить все связанные с этим детали и подробности. Неосведом­ленность о них подозреваемого или обвиняемого свидетельствует о лож­ности его заявления.

При ведении косвенного допроса не нужно подчеркивать основной вопрос. Отвлекающие и основные вопросы должны сменять друг друга в быстром темпе, чтобы допрашиваемый не разгадал маневра следователя. Вообще весь такой допрос внешне должен носить подчеркнуто безразличный характер, что мешает подозреваемому или обвиняемому установить его цель.

4.г. Приемы эмоционального воздействия на допрашиваемого в усло- Оперирование доказательствами и побуждение к логическому мышлению

это не единственный способ получить правдивые показания. Не редки слу­чаи, когда показания даны настолько " вопреки логике" (с позиции доп­рашиваемого), что примеры тому порой кажутся неправдоподобными.

К числу основных приемов эмоционального воздействия можно отнести:

а) побуждение к чистосердечному раскаянию разъяснением противоп­равности совершенного деяния и его тяжких последствий;

б) ознакомление допрашиваемого с правовыми последствиями чисто­сердечного раскаяния и способствования раскрытию преступления;

в) активизация и использование в целях получения показаний таких положительных качеств допрашиваемого, как смелость, доброта, любовь к семье, преданность делу, бескорыстие.

При использовании приемов эмоционального воздействия следователь должен стремиться к тому,чтобы его разъяснение противоправности и тяж­ких последствий преступления вызвало у допрашиваемого внутренний про­тест против собственных действий и действий соучастников, искреннее стремление хоть частично искупить свою вину чистосердечным раскаянием. однако, прежде чем прибегнуть к подобному разъяснению, следователь должен собрать сведения об особенностях личности, которые позволили бы надеяться на результативность подобного приема в данном случае.

Если следователь разъясняет уголовноправовое значение чистосер-

дечного раскаяния и активного способствования раскрытию преступления,

недостаточно просто сослаться на норму Уголовного кодекса. Надо пре­доставить обвиняемому возможность самому ознакомиться с нормой, а за­тем разъяснить ее содержание. Если в практике следователя были дела, по которым указанные смягчающие ответственность обстоятельства были учтены судом, целесообразно рассказать о них. Однако никаких конкрет­ных обещаний в отношении меры наказания следователь, по понятным при­чинам, давать не может. На возможный вопрос обвиняемого по этому пово­ду следует ответить, что назначение наказания зависит только от суда.

Доводы следователя, прибегнувшего к эмоциональному воздействию, должны изменить ход мыслей допрашиваемого. Если тот озабочен лишь стремлением избегнуть ответственности, можно попытаться привлечь его внимание к возможности искупить свою вину; если причина дачи ложных показаний или отказа от них - сознание полной безысходности и безна­дежности положения, необходимо объяснить, что еще есть возможность стать честным человеком и вернуться к нормальной жизни после отбытия наказания.

Изучение интересов допрашиваемого помогает следователю определить те аргументы, которые больше всего могут убедить данное лицо и с по­мощью которых можно получить от него правдивые показания. При этом на­до проявить искреннюю и действенную заинтересованность судьбой допра­шиваемого и сделать все необходимое ( в рамках закона), чтобы облег­чить его судьбу.

Воздействием на эмоции допрашиваемого можно облегчить ему переход от лжи к правдивым показаниям. Здесь мало продемонстрировать противо­речия и несуразности в показаниях, доказать их полную несостоятель­ность. Допрашиваемый иногда не может заставить себя признать даже оче­видность, потому что ему стыдно признаться во лжи, психологически трудно резко изменить позицию.

Здесь особенно важно расположить к себе допрашиваемого,объяснив, что рассказать правду никогда не поздно. Следователь должен подчерк­нуть,что положительные свойства личности допрашиваемого, его заслуги в прошлом позволяют надеяться на то, что он изменит свою позицию, осоз­нав противоправность своих действий. Полезно сказать, что мотивы дачи ложных показаний понятны следователю, но он уверен, что подозреваемый или обвиняемый найдет в себе силы преодолеть их и встать на путь чис­тосердечного раскаяния.

Глава 3.

О С О Б Е Н Н О С Т И Т А К Т И К И Д О П Р О С А

П О Д О З Р Е В А Е М О Г О

Следователь обязан допросить подозреваемого немедленно после за­держания или взятия под стражу в порядке применения меры пресечения, но момент допроса может быть отсрочен до 24 часов. Перед допросом ему должно быть объявлено, в совершении какого преступления он подозрева­ется ( ст. 110 УПК Каз.ССР).

Допрос подозреваемого производится по процессуальным правилам, установленным для допроса обвиняемого ( ст. 163 УПК Каз.ССР). Однако тактика допроса подозреваемого имеет свою специфику, определяющуюся рядом обстоятельств и прежде всего особенностями процессуального поло­жения этого лица.

Подозреваемый появляется в деле в результате задержания или при­менения меры пресечения до предъявления обвинения, при наличии данных, свидетельствующих о возможном участии его в преступлении, но недоста­точных для предъявления обвинения. Поэтому следователь перед допросом располагает, как правило, сравнительно небольшим объемом доказатель­ств, уличающих подозреваемого. Сведения о его личности ограниченны ли­бо вовсе отсутствуют.

В связи с этим до допроса подозреваемого следователь часто не мо­жет решить: кто же перед ним - преступник или человек, на которого в силу случайно сложившихся обстоятельств пало необоснованное подозре­ние. Это, естественно, накладывает свой отпечаток на тактику допроса.

Особенности допроса подозреваемого определяются и тем, что объем собранных к этому моменту данных не только невелик, но они еще к тому же недостаточно проверенны. Если следователь в ходе допроса подозрева­емого будет ссылаться на них, как на установленные, это может отрица­тельно сказаться на результатах допроса.

1. Допрос лица задержанного в порядке ст.1О9 УПК Каз.ССР

Задержание подозреваемого чаще всего производится сразу же после совершения преступления или вскоре после возбуждения уголовного дела.

В связи с этим следователь, как правило, не имеет возможности

обстоятельно подготовиться к допросу подозреваемого, изучить его лич­ность, а материалы дела содержат далеко не полную информацию. Присту­пая к допросу, следователь в таких случаях располагает лишь данными, на основании которых произведено задержание, а о личности задержанного знает явно недостаточно.

Допрос подозреваемого,задержанного в порядке ст.1О9 УПК Каз.ССР, представляет весьма динамичное следственное действие. Множество всяких обстоятельств, которые следователь заранее не в состоянии предусмот­реть, влияют на построение тактики допроса лица, задержанного сразу же после возбуждения дела, на возможность применения тех или иных такти­ческих приемов получения правдивых показаний.

Первый этап допроса состоит в том, что следователь выясняет ан­кетные данные, предлагает подозреваемому дать объяснения по существу подозрений и выслушивает их.

Дальнейшая тактика определяется прежде всего тем, какая складыва­ется ситуация при допросе: конфликтная или бесконфликтная.

1.1. Допрос при явке с повинной.

Типичным примером допроса при бесконфликтной ситуации может слу­жить допрос при явке с повинной. Однако такая же ситуация нередко воз­никает и при допросе задержанного, например, в случае захвата его с поличным, когда, осознавая бесполезность запирательства, подозреваемый сразу же дает правдивые показания.

В таких случаях следователю остается тщательно выяснить все дета­ли преступления, зафиксировать показания и проверить их. Для этого сразу после допроса, на котором подозреваемый дал правдивые показания, следует предпринять поиск вещественных доказательств, осуществить вы­ход на место происшествия, произвести очные ставки с участниками и т.д. В практике распространена ошибка, заключающаяся в том, что под впечатлением признания подозреваемым своей вины следователь не спешит с детализацией, закреплением и проверкой полученных показаний. Тем временем подозреваемый, под влиянием преступников, оказавшихся с ним в одной камере или же по другим причинам, отказывается от ранее данных им правдивых показаний. В этих случаях допущенную следователем ошибку бывает очень трудно исправить.

1.2. Допрос подозреваемого после его задержания

Первый допрос задержанного подозреваемого нередко носит характер разведывательного, а основными становятся, как правило, последующие.

Первое знакомство с подозреваемым позволяет следователю получить представление о психологическом облике задержанного, дать более пра­вильную оценку данным, послужившим основаниями для подозрений и задер­жания, определить, какой тактики необходимо придерживаться на последу­ющем допросе, можно ли надеяться на раскаяние подозреваемого, с кого из подозреваемых, если их несколько, надо начинать основной допрос.

Конечно, в зависимости от ситуации следователь может не останав­ливаться на получении объяснений подозреваемого относительно обстоя­тельств, послуживших основанием для применения к нему мер пресечения, а продолжить допрос и сделать его основным.

Такая возможность появляется в случае, если следователь убежден, что он допрашивает преступника, при наличии веских улик, которые можно использовать для того, чтобы получить от подозреваемого правдивые по­казания. Причем степень уверенности следователя определяется прежде всего объемом доказательных фактов, которыми он располагает. Если, например, лицо задержано с поличным на месте преступления, рядом с трупом, степень уверенности следователя, что задержан именно убийца, весьма высока, и в соответствии с этим он строит тактику допроса по­дозреваемого, сразу же стремясь преодолеть ложь и побудить рассказать правду.

Не только объем доказательств, но и ответы подозреваемого, так или иначе объясняющего уличающие его данные, влияя на оценку следова­телем собранных доказательств, определяют выбор тактических средств. Если в процессе допроса сомнения в том, что перед ним лицо, совершив­шее преступление, уступают чувству уверенности в правильности подозре­ний, следователь может прибегнуть к тактическим приемам, позволяющим получить правдивые показания от подозреваемого, совершившего преступ­ление. И, напротив, если следователь склоняется к выводу об ошибочнос­ти подозрения, то в применении таких приемов отпадает необходимость.

Следователь может продолжить допрос, почувствовав неуверенность объяснений подозреваемого, его колебания в правильности выбранной ли­нии защиты.

Решив после получения объяснений подозреваемого продолжить доп­рос, следователь должен быть предельно осторожен с тем, чтобы не до­пустить ошибок, которые бы затруднили установление истины в ходе даль-

нейшего расследования, поскольку для него еще не ясны многие детали

расследуемого события и при допросе он идет как бы ощупью. Здесь очень

важно правильно оценить улики, сопоставить с ними объяснения подозре­ваемого, не торопиться с выводами о совершении им преступления, а рав­но неосновательности подозрений.

Допрос подозреваемого после дачи им объяснений по существу подоз­рений, как правило, носит характер непрерывного диалога. Подозреваемый не только отвечает на вопросы следователя, он сам стремится выведать интересующие его сведения ( например, установлены ли соучастники, ка­кую линию защиты они избрали, известны ли подлинные мотивы преступле­ния или следствие приняло на веру те, которые выдвинул подозреваемый, все ли эпизоды преступной деятельности выяснены или только упоминающи­еся в протоколе задержания и т.д.).

Из тактических соображений иногда необходимо скрыть на данном этапе допроса, как обстоит дело в действительности с теми обстоятель­ствами, которые интересуют подозреваемого. Но при этом следователь ни в коем случае не должен прибегать к ложным утверждениям, а может вос­пользоваться неопределенным, уклончивым ответом, умолчанием, реплика­ми, допускающими многозначное толкование. Прямой отказ в сообщении ин­тересующих подозреваемого сведений крайне нежелателен, поскольку он может насторожить допрашиваемого, породить у него догадку, что следо­ватель не отвечает потому, что этот факт не установлен.

Наконец, такое поведение следователя помешает налаживанию психо­логического контакта.

В зависимости от первых полученных результатов, следователь выби­рает наиболее целесообразные приемы допроса, переходит от одних к дру­гим, сочетая при необходимости тактику, направленную на раскаяние доп­рашиваемого, с приемами, позволяющими получить от него правдивые пока­зания при отсутствии к тому доброй воли.

С целью получения правдивых показаний от подозреваемого в первую очередь следует прибегать к приемам, основанных на использовании фак­тора внезапности, противоречий в показаниях допрашиваемого, причем применение подобных приемов в отношении подозреваемого бывает более эффективным, чем при допросе обвиняемого, поскольку в большинстве слу­чаев допрос носит экстренный характер и подозреваемый не имеет подлин­ного представления о действительном объеме осведомленности следователя и имеющихся в его распоряжении уликах.

Даже незначительный объем доказательств, если только он умело ис-

пользуется, нередко позволяет достичь положительного результата при

допросе подозреваемого. Уже сам допрос, начатый сразу после задержа­ния, очень часто позволяет использовать фактор внезапности, поскольку не дает подозреваемому придумать ложную версию или во всяком случае обдумать ее детально, сделать более убедительной ( если, конечно, по­дозреваемый не приготовился к этому еще до совершения преступления).

При использовании фактора внезапности очень важно выбрать момент предъявления доказательства, с тем, чтобы тактический прием оказал на­ибольший эффект. Для этого необходимо выяснить, знает ли подозреваемый о том, что данное доказательство имеется в распоряжении следователя или нет. Решить этот вопрос помогает изучение оснований, по которым произведено задержание.

Если подозреваемый был застигнут при совершении преступления или задержан в связи с обнаружением при его личном обыске, осмотре, явных следов преступления ( похищенных вещей, орудий преступления, крови на одежде и т.д.), то вполне понятно, что ему известно об этих уликах, и их целесообразно предъявить вначале допроса.

Факт задержания при таких обстоятельствах уже сам по себе вызыва­ет представление об изобличении, предстоящей ответственности, и пока это представление не прошло, немедленный допрос, начатый с предъявле­ния доказательств, бывает весьма успешным.

В других случаях, если основанием для задержания послужил факт обнаружения вещественных доказательств при обыске на квартире подозре­ваемого, произведенном в его отсутствие и поэтому он об этом не знает, более правильно предъявить эти доказательства в процессе допроса в тот момент, когда у допрашиваемого начинает складываться впечатление, что против него улик нет( т.к. в протоколе задержания, с которым подозре­ваемый должен быть ознакомлен перед допросом, в качестве оснований за­держания достаточно указать сам факт обнаружения вещественных или иных доказательств при обыске, не перечисляя их конкретно).

В данном случае вполне допустимо поставит вначале несколько отв­лекающих вопросов, чтобы тем самым усилить фактор внезапности.

2. Допрос подозреваемого, к которому применена мера пресечения.

В соответствии со ст.65 УПК Каз.ССР подозреваемый,помимо задержа­ния, появляется в деле также в результате применения меры пресечения до предъявления обвинения.

2.1. Допрос подозреваемого, подвергнутого аресту.

Тактика допроса арестованного подозреваемого существенно отлича­ется от тактики допроса задержанного.

Как правило, следователь имеет возможность тщательно подготовить­ся к допросу подозреваемого,в отношении которого применена мера пресе­чения. Само решение вопроса об избрании той или иной меры пресечения предполагает наличие у следователя сведений о личности подозреваемого, обстоятельствах совершенного преступления и причастности к нему лица в большей мере, чем это бывает при задержании. Поэтому и процесс форми­рования внутреннего убеждения следователя, допрашивает ли он виновное или невиновное лицо, происходит здесь более быстро, чем при допросе лица, задержанного тотчас или вскоре после совершения преступления. Нередко первый же допрос подозреваемого, к которому применена мера пресечения в виде заключения под стражу, становится основным, решающим.

Обычно преступник не голословно отрицает причастность к расследу­емому событию, а старается "обосновать" свое заявление о невиновности, в частности ссылкой на алиби. В связи с этим у следователя появляется возможность проверить версию подозреваемого и получить доказательства, опровергающие ее.

Предъявление доказательств, собранных в ходе проверки показаний подозреваемого, нередко оказывает на него большее психологическое воз­действие, чем предъявление улик, имевшихся в распоряжении следователя до первого допроса. Крушение своей версии подозреваемый часто воспри­нимает как изобличение в преступлении и решает, что дальше использо­вать ложь в качестве защиты бесполезно. Иногда к такому выводу подоз­реваемый приходит не сразу, следователю приходится проверять и опро­вергать не одну версию допрашиваемого и чем тщательнее он это дела­ет,тем больше у него появляется шансов на успех.

Придерживаться такой тактики в отношении задержанного подозревае­мого трудно из-за ограниченности времени задержания, которое не может превышать 72 часов. Мера же пресечения действует в отношении подозре­ваемого в течении 1О суток, и поэтому следователь располагает большими возможностями по проверке объяснений подозреваемого, сбору новых дока­зательств, в том числе и тех, которые опровергают выдвинутую им версию.

Избрав такую тактику, следователь не должен спешить с опроверже­нием ложных утверждений. Чем подробнее, детализированнее эти утвержде-

ния, тем легче проверить их и доказать подозреваемому несостоятель­ность его попыток ввести следствие в заблуждение и уйти таким образом от ответственности. Немедленное реагирование следователя на ложь и на противоречия в показаниях подозреваемого может привести к тому, что подозреваемый замкнется, будет держаться настороженно или откажется от дачи показаний, что крайне нежелательно.

В целях получения правдивых показаний могут применяться тактичес­кие приемы, направленные на создание у подозреваемого преувеличенного представления относительно собранных следователем доказательств. В ре­зультате подозреваемый может прийти к убеждению, что он достаточно изобличен, и в связи с этим дать правдивые показания.

2.2. Создание у подозреваемого преувеличенного представления об осведомленности следователя.

На этой основе строится тактический прием, заключающийся в том, что следователь создает у подозреваемого впечатление, будто все основ­ные обстоятельства уже известны и его интересуют второстепенные, о ко­торых знает только подозреваемый.

Например, следователь в своих вопросах, адресованных допрашивае­мому, делает акцент на выяснении мотивов преступления, оставляя вре­менно в стороне другие обстоятельства. Такой прием применяется в связи с тем, что из всех обстоятельств дела мотивы труднее всего установить, не прибегая к показаниям лица, совершившего преступление. У допрашива­емого же может создаться впечатление, что следователю все ясно, другие детали его не интересуют, а для выяснения мотивов он, естественно, прибегает к помощи лица, совершившего преступление. Не исключено и ча­ще всего так и бывает, что подозреваемый дает объяснения, как можно более выгодные для себя, утверждая, например, если речь идет об убийс­тве, что имело место неосторожное убийство, убийство в состоянии аф­фекта или необходимой обороны и т.д. Признаваясь в таких случаях в со­вершении преступления, подозреваемый все свое внимание сосредоточивает на мотивах и не скрывает уже других обстоятельств ( время, место, ору­дие и т.д.).

В ходе допроса подозреваемого можно использовать какие-либо пред­меты, документы, фотографии, не являющиеся доказательствами, но кото­рые должны приковать к себе внимание подозреваемого, действительно со­вершившего преступление, и создать впечатление, что следователь располагает важной, если не решающей уликой. Конечно, подозреваемый может попытаться скрыть свою реакцию, но иногда это не удается сделать, и он либо сразу же начинает давать правдивые показания, либо демонстрирует свою виновную осведомленность, что также для следователя очень важно, так как у него появляется уверенность в правильности подозрений.

2.3. Использование неосведомленности подозреваемого о фактах, из­вестных следователю.

При построении тактики допроса подозреваемого может быть исполь­зована возможность временного оставления его в неведении относительно отдельных, ставших известными следователю к моменту допроса обстоя­тельств, имеющих значение для дела ( например, о мотивах, орудиях, месте, времени совершения преступления ). Вполне понятно, что эти обс­тоятельства не только интересуют подозреваемого, но и во многом опре­деляют линию его поведения на допросе.

Известно, что лица, совершившие преступное посягательство на жизнь человека, часто стремятся выяснить у следователя или иным путем, остался ли жив потерпевший, поскольку от этого зависит для них многое ( возможность опознания, мера наказания). В некоторых случаях времен­ное сокрытие этого обстоятельства может быть использовано следователем для того, чтобы поколебать подозреваемого в его надежде остаться нера­зоблаченным в связи с отсутствием очевидцев и смертью жертвы.

Глава 4.

О С О Б Е Н О С Т И ТА К Т И К И Д О П Р О С А

О Б В И Н Я Е М О Г О

1. Тактика допроса после предъявления обвинения.

1.1. Предъявление обвинения.

Допросу обвиняемого предшествует предъявление обвинения, сопро­вождающееся разъяснением его сущности, а так-же разъяснением прав об­виняемого, о чем делается отметка на постановлении о привлечении в ка­честве обвиняемого, что удостоверяется подписью обвиняемого.

Как только будут собранны доказательства, достаточные для того, чтобы предъявить обвинение, следует немедленно вынести постановление и допросить обвиняемого ( ст.ст.158-163 УПК КазССР).

Закон не связывает следователя необходимостью предъявлять обвине­ние лишь при наличии исчерпывающей совокупности доказательств. Оно мо­жет быть предъявлено и при доказанности одного или нескольких эпизодов преступной деятельности, имея в виду, что в соответствии со ст.166 УПК КазССР предъявленное обвинение в последующем может быть изменено или дополнено.

На первых порах скорее можно получить правдивые показания от об­виняемого, предъявив ему обвинение по нескольким эпизодам, чем в пол­ном объеме его преступной деятельности. Обвиняемому же, давшему прав­дивые показания хотя бы лишь о части своих преступлений, в дальнейшем труднее встать на путь отрицания новых, установленных следствием фак­тов.

Предъявление обвинения должно последовать не позднее двух суток с момента вынесении постановления о привлечении в качестве обвиняемого, а в случае привода - в день привода. Обвинение может быть предъявлено по истечении двух суток в случаях, если не известно местопребывания обвиняемого или если он не явился по вызову следователя.

Следователь обязан допросить обвиняемого немедленно после предъ­явления ему обвинения. В каждом случае, когда немедленный допрос обви­няемого оказался невозможным ( например, в связи с заболеванием), в протоколе допроса или в отдельном протоколе оговаривается, чем вызвано промедление.

Дача показаний является правом обвиняемого, а не обязанностью, поэтому он не несет ответственности за отказ и уклонение от дачи пока­заний. Он не несет также ответственность за дачу заведомо ложных пока­заний.

В отношении допроса несовершеннолетнего обвиняемого закон уста­навливает дополнительные гарантии (ст.15О УПК КазССР).

По делам о преступлениях несовершеннолетних ( так же как и лиц, которые в силу физических или психических недостатков не могут сами осуществлять свое право на защиту) защитник допускается к участию в деле с момента предъявления обвинения (ст.23 УПК КазССР), а поэтому он может присутствовать при предъявлении обвинения и допросах обвиняемого.

Кроме того, при допросе обвиняемого, не достигшего шестнадцати­летнего возраста, может присутствовать педагог.

Участие педагога возможно и при допросе несовершеннолетнего стар­ше 16 лет, если он признан умственно отсталым. Для этого не требуется заключение эксперта. Вопрос о приглашении педагога решает сам следова­тель на основании имеющихся в материалах дела указаний на признаки, свидетельствующие о возможной умственной отсталости ( обучение в спе­циальной школе, неоднократное оставление на второй год и т.д.).

Педагог приглашается по усмотрению следователя либо ходатайству защитника ( ст.15О УПК КазССР). Как защитник, так и педагог вправе, с разрешения следователя, задавать вопросы обвиняемому. Следователь мо­жет отвести вопросы, но при этом обязан занести их в протокол, чтобы в последующем можно было определить основательность отвода.

По окончании допроса педагог имеет право ознакомиться с протоко­лом допроса и сделать письменные замечания о правильности и полноте имеющихся в нем записей.

До начала допроса несовершеннолетнего следователь обязан разъяс­нить педагогу его права, о чем делается отметка в протоколе допроса.

1.2. Определение последовательности допроса обвиняемых.

Если имеются доказательства, позволяющие предъявить обвинение нескольким лицам, возникает вопрос, с кого из них начинать. Правильное решение этого вопроса имеет важное тактическое значение. Успешный доп­рос первого из обвиняемых может дать новые доказательства, которые ис­пользуются при допросе остальных. Поэтому надо начинать допрос с того обвиняемого, от которого можно скорее получить правдивые показания.

При решении данного вопроса учитываются:

а) значимость выясняемого у каждого из лиц, подлежащих допросу, обстоятельств и возможность их использования в допросах других обвиня­емых;

б) индивидуальные особенности каждого из допрашиваемых, совершил ли он это преступление впервые или ранее имел судимость;

в) характер доказанности совершения преступления каждым из обви­няемых;

г) степень участия каждого из них в совершении преступления;

д) взаимоотношения между участниками преступления.

Можно допустить, что лицо, совершившее преступление впервые и ха­рактеризующееся в прошлом положительно,даст более правдивые показания, чем рецидивист,по данным Н.И.Порубова,(3) из числа им опрошенных впер­вые судимых заключенных правдивые показания дали 88 %, а из числа не­однократно судимых лишь 40 %, легче получить правдивые показания от обвиняемого, в отношении которого собранно больше доказательств. С не­го, как правило, и нужно начинать допрос, так как использование соб­ранных доказательств может убедить обвиняемого в том, что следователь достаточно осведомлен о совершенном преступлении и дальнейшее запира­тельство бесполезно; скорее может признаться соучастник, роль которого была второстепенной.

Так, при расследовании взяточничества, как правило, можно скорее рассчитывать получить правдивые показания от посредника и взяткодателя ( к тому же, если имело место вымогательство ), чем от взяткополучате­ля. Конечно, при этом необходимо учитывать особенности личности допра­шиваемого.

Важно учитывать и взаимоотношения между обвиняемыми. Как правило, лицо, совершившее преступление под влиянием соучастников или не полу­чившее своей доли, более склонно давать правдивые показания, чем орга­низатор преступления или получивший основную часть похищенного.

1.3. Разъяснение существа предъявленного обвинения.

Допросу в качестве обвиняемого должно предшествовать самое серь­езное и подробное разъяснение предъявленного обвинения. Причем следо­ватель должен объяснить не только содержание обвинения, но и его юри­дическую квалификацию, а в ряде случаев характер и размер возможного наказания. Часто следователи, с тем, чтобы не усугублять впечатление

от предъявленного обвинения, избегают говорить о наказании. Это не

всегда оправданно. Обвиняемый все равно узнает, какое наказание ему

грозит ( от сокамерников, соучастников, адвоката и т.д.), но следова­тель мог бы это сделать тактически более правильно, разъяснив, напри­мер, возможность смягчения наказания, применения условного осужде­ния.По данным обследований ( 3 ), 8 % из числа опрошенных осужденных заявили, что не признали себя виновными после предъявления им обвине­ния потому, что не знали, какая мера наказания предусмотрена статьей, по которой они были привлечены к уголовной ответственности.

Эти данные, подтверждают мысль, что обвиняемому целесообразно разъяснять не только диспозицию, но и санкцию нормы ( или норм ) уго­ловного закона, в соответствии с которой предъявлено обвинение.

1.4. Предмет допроса в качестве обвиняемого.

Предмет первого допроса в качестве обвиняемого прежде всего опре­деляется содержанием предъявленного обвинения. Надо получить объясне­ния по каждому из инкриминируемых фактов, а также подтверждение или отрицание обвиняемым своей вины. Если он не признает себя виновным, то необходимо выяснить обстоятельства, которые могли бы подтвердить его показания.

Предмет допроса обвиняемого шире формулы предъявленного обвине­ния. В постановлении о привлечении в качестве обвиняемого излагается версия органа расследования. Обвиняемый не связан этой версией и , по­мимо объяснений по поводу предъявленного обвинения, может изложить и обосновать свою версию о расследуемом событии. Он вправе также сооб­щить все обстоятельства, которые, по его мнению, существенны для соби­рания и оценки других доказательств (ст.22 УПК КазССР). Следователь не должен также забывать о своей обязанности выяснить у обвиняемого не только уличающие, но и оправдывающие и смягчающие его вину обстоятель­ства ( ст.15 УПК КазССР ).

Даже в том случае, когда обвиняемый признает себя виновным, неце­лесообразно ограничиваться выяснением только тех фактов, которые вклю­чены в формулу обвинения. Необходимо попытаться выяснить личность не­установленных соучастников, места сокрытия следов и объектов преступ­ной деятельности и др.

Важно также получить объяснения по поводу доказательств, на кото­рых основано предъявленное обвинение. Однако это не означает, что доп-

рашивающий не вправе создавать и использовать тактические преимущест­ва. Допустимо, например6 не сразу сообщать обвиняемому, какие именно доказательства собранны по делу, что в ряде случаев способствует соз­данию преувеличенного представления об осведомленности следователя.

При ознакомлении обвиняемого с доказательствами следователь дол­жен также учитывать, что ему не запрещено проводить повторные допросы и в соответствии с этим определить объем доказательного материала, с которым он считает необходимым ознакомить обвиняемого при первом его допросе.

В целом допрос должен быть направлен не на выяснение , подтверж­дает ли обвиняемый свои показания, данные им при допросах в качестве свидетеля или подозреваемого, а на получение от него новых объяснений.

В начале допроса необходимо выяснить отношение обвиняемого к предъявленному обвинению.

В соответствии с содержанием ответа в протоколе отмечается, приз­нает или не признает он себя виновным, а если признает, то полностью или частично.

Если характер дальнейших показаний обвиняемого по существу предъ­явленного обвинения и его ответы на вопросы следователя оказываются в явном противоречии с его первым ответом на вопрос о виновности, целе­сообразно в конце допроса вновь вернуться к его выяснению и в случае необходимости внести в протокол новый ответ.

1.5. Допрос обвиняемого, признавшего себя виновным.

В тех случаях, когда обвиняемый признает себя виновным в полном объеме предъявленного обвинения, допрос должен вестись не менее де­тально, чем при отрицании им своей вины. При частичном признании обви­няемым своей вины необходимо выяснить, какие конкретно обстоятельства и эпизоды он отрицает, а какие признает.

Нельзя удовлетворяться заявлениями обвиняемого, носящими общий характер. Важно выяснить как можно больше фактов, обстоятельств, дета­лей, которые после надлежащей проверки могут стать ценными доказатель­ствами по делу. Это необходимо прежде всего для того, чтобы можно было проверить, насколько признание обвиняемого соответствует действитель­ности.

На обвиняемого не может быть возложена обязанность представления доказательств, ибо такая обязанность в уголовном процессе лежит на органах следствия. Однако это не означает, что не нужно стремиться к то­му, чтобы выяснить у обвиняемого, какие доказательства, по его мнению, опровергают предъявленное обвинение, подтверждают его объяснения или могут разъяснить те или иные обстоятельства дела.

Для того, чтобы помочь обвиняемому наиболее последовательно изло­жить события, целесообразно принять за основу хронологический порядок по каждому из эпизодов ( если их было несколько ).

В том случае, когда обвиняемый признает правильным предъявленное обвинение, естественно его стремление приуменьшить свою вину. Не нужно в таких случаях торопиться изобличить его в том, что он недостаточно правдиво освещает обстоятельства дела. Преждевременно выраженное недо­верие может привести к тому, что обвиняемый вообще откажется от пока­заний.

В показаниях обвиняемого, признавшего себя виновным, могут иметь место ошибки вследствие слабости памяти, неблагоприятных условий восп­риятия или в результате страха, который испытал обвиняемый в момент совершения преступления. Поэтому при допросе такого обвиняемого при­годны те тактические приемы, которые рекомендуются в подобных случаях при допросе свидетелей и потерпевших.

1.6. Допрос обвиняемого, не признавшего себя виновным.

Если обвиняемый не признает себя виновным, он нередко одновремен­но отказывается от дачи показаний.

В подобных случаях терпеливо, без раздражения надо объяснить ему, что отказ от дачи показаний не является препятствием для продолжения следствия, он же тем самым лишает себя возможности защищаться от предъявленного обвинения.

Когда обвиняемый не только не признает себя виновным, но вместе с тем выдвигает свою версию о лице, совершившем преступление, необходимо в равной мере внимательно относиться к обоим этим заявлениям. Чаще всего следователь направляет все усилия на выяснение обстоятельств, относящихся к предъявленному обвинению, а к показаниям обвиняемого о совершении преступления другим лицом относится без должной серьезнос­ти, полагая, что это очередная уловка. В результате, когда следователь приступает к проверке этих показаний, ему не хватает многих данных. Между тем тщательная конкретизация подобных сообщений обвиняемого иногда помогает вовремя задержать действительного преступника.

Когда обвиняемый признает себя виновным частично, необходимо вы­яснить и совершенно точно зафиксировать, что именно он признает, а что отрицает.

Это тем более необходимо, поскольку нередко обвиняемый признает факты, вообще не являющиеся преступлением, что иногда выясняется толь­ко в суде.

Для того, чтобы избежать подобных ошибок, можно порекомендовать следователю, закончившему допрос и зафиксировавшему его результаты, проанализировать, позволяет ли протокол определить:

а) какие факты инкриминированы обвиняемому;

б) какие из них он признает, а какие отрицает и почему.

1.7. Участие защитника в допросе обвиняемого.

Важной в тактическом отношении особенностью допроса после предъ­явления обвинения является участие в нем защитника в случаях, предус­мотренных ст.23 УПК КазССР.

Наряду со следователем защитник разъясняет обвиняемому предъяв­ленное обвинение и задает ему, с разрешения следователя, вопросы. Ес­тественно, что защитник стремиться выяснить факты, указанные в поста­новлении о привлечении в качестве обвиняемого, с иных позиций, чем следователь, поскольку его в первую очередь интересуют обстоятельства, освобождающие от уголовной ответственности и смягчающие вину. Это иногда приводит к тому, что в протоколе допроса содержание ответов на вопрос следователя и адвоката по одному и тому же обстоятельству резко отличаются друг от друга. В результате возникает противоречие, которое не всегда подмечается и устраняется следователем. Этого можно избе­жать, не торопясь вносить в протокол ответы на вопросы адвоката и сле­дователя до выяснения окончательной позиции обвиняемого. При этом

иметь в виду, что в этой стадии, в отличие от суда, допрос не носит

характер перекрестного. Его ведет следователь, а защитник принимает в

нем участие.

2. Тактика повторных допросов обвиняемого.

Необходимость в повторном допросе обвиняемого, как правило,возни­кает в связи с выяснением следователем новых обстоятельств, имеющих значение для дела. Он проводится также по инициативе обвиняемого, ко­торый имеет право дать объяснения по предъявленному ему обвинению на протяжении всего расследования. Повторный допрос в качестве обвиняемо­го обязателен после предъявления нового обвинения, измененного в по­рядке ст.166 УПК КазССР,и при обращении дела в отношении обвиняемого к доследованию.

Повторный допрос бывает в ряде случаев более результативным, чем первый, так как обвиняемый здесь может сообщить новые данные, о кото­рых побоялся сообщить ранее или забыл. Наконец, к повторному допросу следователь всегда лучше подготовлен, поскольку рассполагает не только результатами первого допроса, но и новой дополнительной информацией. Все это помогает ему полнее выяснить важные для дела обстоятельства и более правильно определить тактику допроса, способствующую получению достоверных показаний. При этом необходимо помнить о повышенной спо­собности к внушению и самовнушению у несовершеннолетних.Поэтому,прово­дя при необходимости повторный допрос несовершеннолетних обвиняемых 14-16 лет,следователь обязан очень внимательно подмечать последовавшие изменения в содержании показаний и попытаться еще до конца допроса проанализировать, не явились ли эти изменения результатом внушающего воздействия его вопросов на первом допросе или влияния со стороны иных лиц.

Повторный допрос обвиняемого производится по общим процессуальным и тактическим правилам, за исключением выяснения вопроса, признает ли он себя виновным. Однако если предъявлено новое обвинение или позиция обвиняемого, занятая им при первом допросе, резко изменилась, следует вернуться к выяснению этого вопроса.

2.1. Допрос при изменении ранее данных показаний.

Наибольшую сложность представляет повторный допрос в тех случаях, когда обвиняемый изменяет ранее данные им показания.

Меняя свои показания, он может:

а) изменить ранее данные правдивые показания на ложные;

б) изменить ранее данные ложные показания на правдивые;

в) изменить ранее данные ложные показания на другие, тоже лож-

ные.

Изменения могут касаться не полностью всех показаний, а отдельных их элементов или деталей. Как в первоначальных показаниях, так и в из­мененных могут сочетаться элементы достоверности и лжи.

Каждое из данных обвиняемым показаний имеет самостоятельное зна­чение по делу. Окончательная оценка определяется в зависимости от сте­пени их достоверности. Следователь должен правильно уяснить себе, что в показаниях (первоначальных и измененных) является достоверным и что ложным. Прежде чем сделать определенные выводы из факта изменения по­казаний, их следует проверить и оценить. Достоверность новых показаний проверяется путем их сопоставления с прежними показаниями, с новыми доказательствами, собранными по делу, и, наконец, путем проведения следственных действий, выполнение которых может подтвердить или опро­вергнуть правдивость обвиняемого. При этом необходимо иметь в виду, что нередко изменение каких-то деталей в показаниях может явиться ре­зультатом запамятования и допрашиваемому следует помочь вспомнить все эти детали, в то же время буквальное повторение ранее данных показаний может быть результатом заучивания заранее подготовленного объяснения.

В тех случаях, когда обвиняемый отказывается от ранее данных по­казаний, правдивость которых не вызывает сомнения, нередко бывает очень трудно вернуть его к первоначальным показаниям. Вместе с тем та­кая попытка должна быть сделана. Отказ одного обвиняемого от ранее данных им правдивых показаний может повлечь за собой изменение показа­ний его соучастников, что существенно осложняет расследование по делу. Прежде всего следует выяснить причины, побудившие обвиняемого изменить показания, и принять возможные меры к их устранению.

Очевидно, что эти причины необходимо выяснять как в том случае, когда правдивые показания обвиняемый меняет на ложные, так и при заяв­лении обвиняемого о решении дать правдивые показания.

Причины изменения правдивых показаний на ложные бывают весьма разнообразны: уговоры и угрозы со стороны соучастников преступления или других заинтересованных лиц, страх перед ответственностью за прес­тупление, тяжелое психическое состояние обвиняемого и т.д. Но чаще всего - это результат какого-то просчета следователя. Неточная фикса­ция показаний, недостаточная конкретизация и детализация показаний при первом допросе, неумение следователя утвердить обвиняемого в его реше­нии говорить правду, осведомленность допрашиваемого о пробелах в дока­зательствах, наконец, нарушение установленного психологического кон-

такта - все это нередко приводит к отказу от ранее данных правдивых

показаний и к выдвижению обвиняемым новой, ложной версии. В связи с

этим основная задача следователя - убедить обвиняемого в том, что из­менение им показаний не повлияет на результат расследования, поскольку уже собранны иные объективные доказательства, позволяющие установить истину по делу,

При этом необходимо попытаться восстановить нарушенный психологи­ческий контакт, что во многом зависит от умения следователя владеть собой. Отказ от правдивых показаний, полученных часто в результате упорных усилий, естественно, вызывает у следователя возмущение, доса­ду, неприязнь к допрашиваемому.

Однако если дать волю чувствам, возможность перехода от ложных показаний к правдивым станет еще более проблематичной. Напротив, спо­койствие и выдержка следователя обычно облегчают допрашиваемому пере­ход от лжи к правде.

У обвиняемого, отказавшегося от ранее данных им показаний, необ­ходимо прежде всего выяснить, что именно в своих прежних показаниях он изменяет, что уточняет, а что подтверждает.

Поэтому нужно получить объяснения от обвиняемого как по поводу вновь собранных доказательств, так и в отношении доказательств, уже ранее предъявлявшихся обвиняемому.

Полученные показания следует с максимальной подробностью зафикси­ровать, отразив в протоколе мотивы, побудившие обвиняемого изменить ранее данные им показания.

Тут же целесообразно обратить внимание допрашиваемого на обстоя­тельства в его прежних показаниях, соответствие которых действитель­ности уже установленно.

Особенно эффективно предъявление обвиняемому тех доказательств, которые были получены лишь благодаря тому, что он сообщил о них в по­казаниях, от которых теперь отказался.

Допрос обвиняемого, изменившего свои показания, в ряде случаев успешно сочетается с проведение таких следственных действий, как очная ставка, предъявление для опознания, следственный эксперимент, для чего допрос прерывается, о чем делается отметка в протоколе. Продолжая прерванный допрос, следователь использует данные, полученные в резуль­тате проведенных в перерыве следственных действий.

Если обвиняемых по делу несколько, то те обстоятельства, в отно­шении которых один из них изменил показания, могут быть подтверждены

или опровергнуты, в частности, допросом его соучастников. При это нуж­но тщательно следить, чтобы другие соучастники преступления не догада­лись об отказе от прежних показаний одного из обвиняемых.

Новые показания обвиняемого должны быть тщательно проверенны. По результатам проверки обвиняемый должен быть вновь допрошен.

Убедившись в том, что все его показания тщательно проверяются, а ложные опровергаются, допрашиваемый нередко возвращается к ранее дан­ным правдивым показаниям. Проверка какого-либо ложного заявления почти всегда приводит к получению доказательства, подтверждающего иной, по­ложительный факт.

Так, если обвиняемый на вопрос следователя утверждает, что он не мог находиться на месте преступления, поскольку находился в ином мес­те, опровержение его утверждения вооружает следователя доказательст­вом, подтверждающим, что обвиняемый не был в указанном им месте и умышленно искажает факты.

Категорический ответ обвиняемого о том, что ему не известен предъявляемый предмет, в то время как принадлежность его обвиняемому бесспорно доказана ( о чем обвиняемый пока не знает ), является веской уликой против него.

Нередки отказы от прежних правдивых показаний в тех случаях, ког­да дело переходит к новому следователю.

Считая, что новый следователь еще не успел разобраться в деле, обвиняемый не редко ищет возможности избежать ответственности за соде­янное путем отказа от прежних показаний.

В этих случаях неправильно начинать допрос обвиняемого непосредс­твенно с вопроса: " Подтверждаете ли Вы ранее данные показания? ". Вначале следует поговорить с обвиняемым, выяснить его особенности и позицию, которую он намерен занять. При этом рекомендуется продемонс­трировать свою осведомленность об обстоятельствах дела в малейших де­талях. После того, как обвиняемый убедился в том, что следователь хо­рошо изучил дело и стремится установить истину, можно перейти к уточ­нению его прежних показаний.

В тех случаях, когда обвиняемый, отказываясь от прежних показа­ний, заявляет, что они были даны в результате неправильного ведения допроса и применения незаконных мер, расследование этого заявления должно быть произведено прокурором.

Глава 5.

Т А К Т И К А Д О П Р О С А П О Д О З Р Е В А Е М О Г О

И О Б В И Н Я Е М О Г О Н А О Ч Н О Й С Т А В К Е.

1. Процессуальные правила производства очной ставки.

Являясь разновидностью допроса, очная ставка вместе с тем имеет свои особенности.

Цель очной ставки в уголовно-процессуальном законе прямо не опре­деленна. Однако поскольку необходимым условием для производства очной ставки является наличие в показаниях ее участников существенных проти­воречий, очевидно, что она проводится для устранения этих противоре­чий. Цель очной ставки заключается не в простом устранении противоре­чий, а в установлении истины по спорным обстоятельствам.

Допрос на очной ставке производится не по всем обстоятельствам дела, а только по тем, которые вызвали существенные противоречия в по­казаниях. Характер существенных противоречий, требующих производства очной ставки не определен законодателем. Вопрос о том, какие противо­речия по делу являются существенными и требуют обязательного разреше­ния, в том числе и путем производства очных ставок, решает сам следо­ватель. К противоречиям могут быть отнесены обстоятельства касающи­еся времени, места, способа и других обстоятельств совершения прес­тупления; виновности обвиняемого в совершении преступления; обстоя­тельств, влияющих на степень и характер ответственности, характера и размеров ущерба, причиненного преступлением и т.д.

Однако при всей важности устранения путем проведения очной ставки противоречий, относящихся к предмету доказывания по делу, было бы серьезной ошибкой ограничивать очную ставку выяснением только этих обстоятельств.

В ряде случаев существенное значение по делу приобретают противо­речия, которые опосредствованно связаны с предметом доказывания. Так, важное значение для правильного разрешения жалобы потерпевшей по делу об изнасиловании могут иметь данные, относящиеся к ее поведению в пе­риод, предшествующий расследуемому событию. Предметом очной ставки мо­гут быть также такие факты, которые помогают правильной оценки собран­ных по делу доказательств. В частности, очные ставки могут проводиться

для выяснения данных о личности потерпевших, свидетелей и т.д.

Психологическое воздействие очной ставки может быть использовано и в тактическом плане.Так,"..разоблачая ложь по второстепенным фактам или по тем обстоятельствам, которые не являются предметом доказывания, а только связаны с ним, нередко удается побудить допрашиваемого к правдивому изложению важных обстоятельств преступления." ( 4 ).

Особенностью очной ставки является и то, что на ней допрашиваются два лица. Причем закон предусматривает активное участи допрашиваемых в следственном действии. Отвечая на вопросы следователя, допрашиваемый на очной ставке высказывает свое мнение по поводу показаний другого участника, может привести доказательства их ошибочности или ложности. Кроме того, с разрешения следователя, допрашиваемые могут задавать вопросы друг другу.

Устранить важные противоречия в показаниях в ряде случаев можно и не прибегая к очной ставке:

1) путем предъявления показаний одного из допрашиваемых дру­гому;

2) путем воспроизведения фонограммы его допроса ( фонограмма воспроизводится в тех случаях, когда производить очную ставку невозможно или нежелательно).

Однако в психологическом плане устранение противоречий более действенно на очной ставке, поскольку аргументы в пользу того или ино­го положения выдвигает не следователь, а непосредственно один из участников. Таким образом, в психологическое воздействие на очной ставке включается важный компонент - эффект присутствия второго участ­ника следственного действия. Этим создаются дополнительные условия для установления истины.

Как уже отмечалось, вопрос о производстве очной ставки оставлен законодателем на усмотрение следователя. Вместе с тем право следовате-

ля проводить или не проводить очную ставку не может истолковываться

произвольно и зависеть исключительно от субъективного желания следова­теля. При наличии существенных противоречий следователь всегда должен стремиться установить истину по спорным обстоятельствам, в том числе и с помощью очной ставки.

В виде исключения следователь может отказаться от проведения оч­ной ставки, причем принятие такого решения должно основываться на вес­ких причинах. Такими причинами могут быть прежде всего очевидная бес-

перспективность следственного действия или тактические соображения

следователя. Так, следователь может отказаться от проведения очной

ставки, если он убежден, что допрашиваемые используют ее для согласо­вания показаний в ущерб установлению истины. В этих случаях целесооб­разно использовать иные способы установления истины по спорным обстоя­тельствам дела путем собирания дополнительных доказательств.

Следует отметить, что производство очной ставки с участием подоз­реваемых и обвиняемых, лично заинтересованных в исходе дела, связано с определенным риском. Нельзя не учитывать, что указанные лица могут по­пытаться склонить участников очной ставки к даче выгодных для себя по­казаний, при производстве очной ставки происходит ознакомление ее участников с материалами следствия, а недостаточно подкрепленная дока­зательствами позиция второго участника может утвердить подозреваемого ( обвиняемого ) в целесообразности дальнейшей лжи.

Поэтому в большинстве случаев следует до производства очной став­ки попытаться устранить существенные противоречия иным путем: проведе­нием повторных допросов с предъявлением доказательств или воспроизве­дением фонограммы допроса второго участника, осмотром места происшест­вия с участием подозреваемых и обвиняемых и т.д. Указанные следствен­ные действия, как правило, менее связаны с опасностью наступления не­желательных последствий для следствия.

В отдельных случаях, когда потерпевшими являются малолетние, сле­дователь может не проводить очную ставку, чтобы лишний раз не травми­ровать их психику.

2. Тактические приемы проведения очной ставки с участием подоз­реваемых и обвиняемых.

Тактика очной ставки с участием обвиняемых и подозреваемых опре­деляется рядом обстоятельств: особенностями личности допрашиваемых и их процессуальным положением, характером расследуемого дела, значением выясняемых обстоятельств. Однако решающую роль в выработке тактики иг­рает не характер дела и даже не процессуальное положение допрашивае­мых, а причины существенных противоречий в их показаниях. Такими при­чинами могут быть как преднамеренная ложь, так и добросовестное заб­луждение одного или даже обоих участников очной ставки.

Причина существенных противоречий до очной ставки в большинстве случаев определяется следователем лишь предположительно, с большей или

меньшей степенью вероятности. Поэтому принятое деление участников оч­ной ставки на добросовестных и недобросовестных, правдивых и неискрен­них также в известной мере является условным и не исключает того, что первоначальная оценка следователем причин возникновения противоречий окажется ошибочной.

Целесообразно по возможности подбирать участников очной ставки таким образом, чтобы один из них давал показания, по мнению следовате­ля, соответствующие действительности, что облегчило бы следователю вы­полнение его задачи.

Однако такое положение достигается далеко не всегда. В ряде слу­чаев следователь до начала очной ставки не может с достоверностью су­дить об истинности показаний и нередко принимает за правдивые частично или даже полностью ложные показания. Чтобы избежать этой ошибки, нужно стремиться к тому, чтобы проводить очные ставки после того, как ис­пользованы остальные пути установления истины по спорным обстоятельст­вам и исключается ( или становится маловероятной ) угроза сговора доп­рашиваемых о согласованной даче показаний в ущерб установлению истины.

Следователь должен учитывать процессуальное положение допрашивае­мых на очной ставке лиц. Совершенно очевидно, что тактика допроса об­виняемого или подозреваемого ( в том числе и на очной ставке ) сущест­венно отличается от тактики допроса свидетелей или потерпевших. Поэто­му при проведении очной ставки с участием подозреваемых и обвиняемых используются тактические приемы, описанные в предыдущих главах.

Как правило, подозреваемые и обвиняемые стремятся скрыть свое участие в преступлении и уклониться от ответственности. Указанные лица упорно отрицают свою виновность и занимают позицию, которая, по их мнению, может помочь избежать разоблачения.

Поэтому очные ставки с участием подозреваемых и обвиняемых обычно направлены именно на разоблачение ложных показаний указанных лиц. С этой целью следователь использует правдивые показания свидетелей, по­терпевших и подозреваемых ( обвиняемых ), сталкивая их в ходе очной ставки.

2.1. Подготовка очной ставки.

Очная ставка, направленная на изобличение ложных показаний подоз­реваемого и обвиняемого, представляет определенную сложность для сле­дователя и поэтому требует тщательной подготовки и планирования.

Приняв решение о проведении очной ставки, следователь определяет время и место ее проведения, изучает личность допрашиваемых и их взаи­моотношения, выявляет круг спорных обстоятельств, подлежащих разреше­нию на очной ставке, намечает вопросы к допрашиваемым, предусматривает их последовательность, Устанавливает очередность допроса участников очной ставки, решает вопрос о предъявлении доказательств и подготавли­вает их. На основе изучения материалов дела следователь составляет план очной ставки.

Важным моментом подготовки очной ставки является определение оче­редности допроса ее участников. Обычно первыми предпочтительнее допра­шивать тех лиц, чьи показания подтверждаются другими материалами дела и представляются следователю правдивыми. Допрашивая первым правдивого участника, следователь добивается этим решения нескольких задач. Его показания лишают с самого начала очной ставки недобросовестное лицо надежды на благоприятный для него исход следственного действия, оказы­вают сильное психологическое воздействие и нередко ставят перед необ­ходимостью отказа от ложных показаний.

Однако из этого правила, распространяющегося на большинство очных ставок, имеются исключения, когда бывает целесообразнее допрашивать первым недобросовестного участника. Такое положение имеет место:

а) когда следователь считает, что лицо, дающее, по его мнению, правдивые показания, услышав ложь, более полно и аргументировано обос­нует свою позицию;

б) когда показания недобросовестного лица могут настолько воз­мутить второго допрашиваемого, что он сообщит новые данные о виновнос­ти лица, дающего ложные показания;

в) когда недобросовестный участник просит об этом следователя, считая, что таким путем ему удастся склонить второго допрашиваемого давать показания в свою пользу, а следователь уверен в обратном.

Большое тактическое значение имеет последовательность разрешаемых на очной ставке вопросов. Различают хронологическую, логическую и пси­хологическую последовательность.

К достоинствам применения хронологической и логической последова­тельности в ходе очной ставки следует отнести то, что они допускают временную маскировку вопросов и тем самым способствуют даче правдивых ответов на первые же из выясняемых вопросов. После правдивых ответов участников очной ставки на эти вопросы им труднее давать ложные пока­зания на основной вопрос, логически вытекающий из предыдущих. Напри-

мер, если по делу о хищении допрашиваемый на очной ставке дал правди­вые показания о создании искусственных излишков и об изготовлении не­учтенной продукции, то в силу связи рассматриваемых вопросов с реали­зацией неучтенной продукции он будет поставлен перед необходимостью сказать правду и по этим вопросам.

Психологическая последовательность вопросов всецело основана на использовании фактора внезапности, неподготовленности ко лжи, а поэто­му при ее применении вопросы могут задаваться в обратной последова­тельности, вразбивку, очная ставка может начинаться с рассмотрения ос­новного вопроса и т.д. Такой порядок вопросов не дает времени недобро­совестному участнику на конструирование новых версий, затрудняет ложь.

Для изобличения во лжи подозреваемого или обвиняемого целесооб­разно проводить не одну, а несколько очных ставок. Такое комплексное использование очных ставок нередко ставит подозреваемого (обвиняемого) перед необходимостью отказа от лжи. По общему правилу очные ставки проводятся в такой очередности, которая обеспечивает последовательное наращивание силы изобличающих во лжи доказательств. Например, сначала проводится очная ставка, изобличающая подозреваемого во враждебных от­ношениях и угрозах потерпевшему, затем на очной ставке устанавливается факт нахождения подозреваемого и потерпевшего перед совершением прес­тупления на месте происшествия и, наконец проводится очная ставка с лицом, которому он продал вещи потерпевшего.

В этой связи необходимо иметь в виду, что воздействие очной став­ки на недобросовестное лицо зависит не только от содержания показаний правдивого участника, хотя это обстоятельство имеет решающее значение. При решении вопроса об очередности очных ставок необходимо также учи­тывать особенности личности участников следственного действия, харак­тер их взаимоотношений, оценку недобросовестным лицом значения показа­ний второго участника очной ставки и т.д. В отдельных случаях большое психологическое воздействие оказывают не те показания, которые содер­жат больше доказательств виновности подозреваемого или обвиняемого, а показания данные авторитетными для них лицами.

По групповым делам при получении правдивых показаний от одного из соучастников встает вопрос о наиболее целесообразном использовании этих показаний на очной ставке. Нельзя не отметить, что очные ставки между подозреваемыми и обвиняемыми чреваты отказом от правдивых пока­заний и поэтому их проведение требует более тщательной подготовки. По­лучив правдивые показания одного из соучастников преступления, прове-

рив и закрепив их путем производства ряда следственных действий, сле­дует перейти к рассмотрению вопроса о возможности использования этих показаний на очной ставке.

Необходимо изучить причины, побудившие допрашиваемого к даче правдивых показаний. Если признание вины было вызвано вескими причина­ми ( раскаянием или твердым стремлением прекратить в дальнейшем прес­тупную деятельность ), то в этих случаях отсутствует субъективная при­чина отказа от правдивых показаний. До проведения очной ставки необхо­димо также исключить ( или свести к минимуму ) возможность отказа от правдивых показаний под влиянием соучастников.

Также необходимо выявить из числа непризнавшихся соучастников ли­цо, на которое правдивые показания могут оказать наиболее сильное воз­действие. Следует иметь в виду, что скорее встанет на путь признания вины лицо, ранее не судимое и менее виновное в преступлении, а также те из соучастников, которые испытывают чувство раскаяния, легко подда­ются влиянию, в чьих глазах правдивое поведение соучастника имеет оп­ределенную моральную ценность.

В отдельных случаях, когда необходимо сопоставить показания по­дозреваемого и обвиняемого с показаниями других лиц по какому-то одно­му конкретному обстоятельству, можно провести очную ставку непосредс­твенно в ходе допроса, направленного на изобличение подозреваемого или обвиняемого в преступлении. Для этого допрос прерывается в нужном мес­те, проводится очная ставка, которая оформляется самостоятельным про­токолом, после чего продолжается допрос. В протоколе допроса указыва­ется, что он был прерван для проведения очной ставки. Такой прием име­ет то преимущество, что показания, полученные на очной ставке, тут же включаются в тему допроса и используются следователем в качестве средства для изобличения ложных показаний.

В совокупности с другими доказательствами результаты очной ставки создают стройную систему доказательств, в то время как самостоятельное их проведение, изолированно от допроса, вряд ли побудило бы недобросо­вестное лицо к даче правдивых показаний.

2.2. Предъявление доказательств.

Иногда следователь имеет возможность провести только одну очную ставку. В подобных случаях для усиления ее воздействия в ходе очной ставки в ряде случаев целесообразно предъявлять доказательства, изоб-

личающие подозреваемого (обвиняемого) в даче ложных показаний. Следо­ватель не ограничен законом в предъявлении доказательств. На очной ставке, как и на допросе, он может предъявить вещественные доказатель­ства, документы, протоколы следственных действий, акты ревизий, заклю­чения экспертиз.

Отсюда вытекает необходимость решения вопроса, в каких случаях доказательства предпочтительнее предъявить на очной ставке и когда это лучше сделать на допросе. Представляется, что при решении этого воп-

роса необходимо прежде всего учитывать психологическое воздействие

правдивого лица на недобросовестного участника и наличие совокупности

доказательств, опровергающих показания последнего. Если присутствие

правдивого участника оказывает сильное воздействие на недобросовестное

лицо и предрасполагает последнего к даче правдивых показаний, обычно

не возникает необходимости предъявлять доказательства в ходе очной

ставки. Чтобы не осложнять ее проведение, доказательства, подкрепляю­щие достигнутый на очной ставке результат, целесообразнее предъявлять после нее, в ходе самостоятельного допроса. И, напротив, если мнение правдивого участника не окажет существенного влияния на подозреваемого (обвиняемого), в подобной ситуации предъявление доказательств в ходе очной ставки может оказать сильное психологическое воздействие на не­добросовестное лицо и подкрепить показания участника, дающего правди­вые показания. Так же как и при любом допросе, на очной ставке пред­почтительнее предъявлять не отдельные доказательства, а их совокуп­ность. Необходимо, чтобы на очной ставке основные положения показаний одного из допрашиваемых подтверждались предъявляемыми в ходе следс­твенного действия доказательствами.

К числу тактических приемов, используемых на очной ставке для ра­зоблачения ложных показаний подозреваемых и обвиняемых, относится де­ление темы следственного действия, а также повторные очные ставки и использование на них показаний признавшихся организаторов и наиболее активных участников преступления.

2.3. Деление темы очной ставки.

Указанный тактический прием используется с целью выявления проти­воречий в показаниях обвиняемых и подозреваемых, которые обычно стано­вятся очевидными при более тщательном выяснении спорных обстоятельств. В этой связи тема очной ставки подразделяется на несколько спорных

вопросов, которые следователь последовательно выясняет в ходе очной

ставки. Например, следователь намерен установить на очной ставке при­частность подозреваемого к совершению преступления. Он может поставить перед свидетелем вопрос в общей форме: какое преступление, когда и где было совершенно подозреваемым ? Хотя этот вопрос касается существа противоречий в показаниях участников очной ставки и имеет решающее значение, в большинстве случаев его выяснение будет недостаточным. На обобщающий вопрос обычно можно получить и ответ только в обобщающей форме. Естественно, что в таком случае недобросовестному лицу будет значительно легче отстаивать свою позицию.

Иное дело, если следователь будет разрешать противоречия в пока­заниях подозреваемого и свидетеля путем последовательного выяснения нескольких вопросов. Так, могут быть поставлены вопросы: когда подоз­реваемый пришел на место происшествия и что он там делал, какие дейс­твия потерпевшего и подозреваемого непосредственно предшествовали преступлению, как было совершенно преступление, что делал подозревае­мый после совершения преступления и т.д. Такого рода деление темы оч­ной ставки позволит вскрыть внутренние противоречия в показаниях по-

В то же время при детализации показа-

ний появляется возможность получить более развернутые и аргументиро­ванные данные от добросовестного лица. Очевидность противоречий по це­лому ряду вопросов может привести подозреваемого к отказу от лжи.

2.4. Повторные очные ставки.

Повторные очные ставки между одними и теми же лицами, как и любые повторные следственные действия, ведут к дополнительным затратам вре­мени и поэтому обычно являются нежелательными. Однако специфика работы следователя, связанная с неполным познанием и вероятностной оценкой полученных данных на большинстве этапов расследования, не всегда поз­воляет одним следственным действием разрешить интересующие его спорные обстоятельства дела.

Кроме того, последовательное выяснение спорных обстоятельств не сразу, а путем проведения нескольких очных ставок обычно бывает вынуж­денным и зависит от того, что в большинстве случаев следователь полу­чает доказательства постепенно, в несколько приемов. Поэтому он в ряде случаев выносит на очную ставку не все спорные вопросы, возникающие в показаниях двух лиц, а только ту их часть, которая уже достаточно исс-

ледована. Успех очной ставки во многом зависит от умения следователя

провести ее в заранее определенных рамках и не допустить общения доп­рашиваемых по не вынесенным на очную ставку вопросам. Приступая к оч­ной ставке, следователь должен быть уверен в том, что один из ее участников будет вести себя правдиво, не выйдет за пределы заранее на­меченных вопросов и не попадет под влияние недобросовестного лица, за­интересованного в сокрытии истины. Это неминуемо ограничивает круг вопросов, подлежащих исследованию в ходе очной ставки.

Повторные очные ставки могут быть проведены как по вновь возник­шим, так и по ранее выяснявшимся вопросам. Обычно в последнем случае проведение повторных очных ставок возможно лишь при изменении одним из участников своей прежней позиции или при получении следователем новых данных, подтверждающих или опровергающих показания одного из участни­ков. В противном случае очная ставка будет беспредметной.

2.5. Использование на очных ставках показаний признавшегося организатора или наиболее активного участника преступ­ления.

Иногда удается получить первым признание от организатора или от наиболее активного участника преступления. Использование этих показа­ний в ходе очной ставки имеет определенные особенности. Влияние орга­низаторов или наиболее активных участников преступления на других соу­частников одновременно и облегчает, и усложняет задачу следователя. С одной стороны, указанные лица скорее могут побудить соучастников к да­че правдивых показаний, с другой,- в большинстве случаев следователь заранее должен быть готов к тому, что остальные допрашиваемые дадут правдивые показания в пределах признания организатора преступления.

Однако это обстоятельство не должно вызывать у следователя преду­беждения в отношении возможности использования на очной ставке показа­ний признавшегося организатора преступления. Убедившись, что его пока­зания в основном правильно передают обстоятельства преступления, подт­верждаются материалами дела и отказ от правдивых показаний маловероя­тен, следователь может приступить к проведению очных ставок. Парал­лельно с этим должна проводиться работа по установлению действительной роли организатора или наиболее активного участника преступления.

Практике известны случаи, когда показания признавшихся подозрева­емых или обвиняемых используются на очных ставках для получения прав-

дивых показаний от недобросовестных свидетелей и потерпевших. Этот

тактический прием особенно эффективен в тех случаях, когда в силу раз­личных причин свидетели (реже потерпевшие) бывают связаны показаниями по делу подозреваемых или обвиняемых и не хотят усугубить их положе­ние.

2.6. Очные ставки между лицами,дающими ложные показания.

Следователь может также произвести очные ставки между двумя по­дозреваемыми (обвиняемыми), если они по одним эпизодам говорят правду, а по другим лгут. Применение названного тактического приема основано на том, что допрашиваемые обычно охотнее дают изобличающие показания в отношении соучастников и пытаются скрыть свое участие в преступлении. На такой очной ставке допрашиваемые нередко как бы меняются местами. Второй участник, изобличавшийся первым в совершении каких-то действий, в свою очередь начинает говорить об эпизодах, которые первый допраши­ваемый ранее скрывал от следователя.

В отдельных случаях следователь в ходе очной ставки может исполь­зовать противоречия, возникшие между соучастниками, дающими ложные по­казания, но по-разному освещающими одни и те же обстоятельства. Однако подобная очная ставка может привести к согласованию ее участниками ложных показаний, и поэтому она проводится сравнительно редко.

Целесообразность проведения указанной очной ставки определяется наличием в показаниях соучастников данных, свидетельствующих о проти­воречиях между ними, попытках свалить вину друг на друга, враждебных отношениях и т.д., которые могут быть использованы следователем для установления истины.

Тактика очной ставки при наличии ложных показаний обоих участни­ков должна строится на использовании противоречий между ними путем обострения конфликтной обстановки. Для этого следователю необходимо углубить расхождения между участниками, показать непримиримость зани­маемой ими позиции. В подобной психологической атмосфере у менее ви­новного участника может появиться желание дать правдивые показания, чтобы не понести ответственность за действия,совершенные другим.

Конечно, далеко не всегда можно рассчитывать на получение правди­вых показаний от одного или обоих участников непосредственно в ходе очной ставки. Однако она создает благоприятные условия для установле-

ния истины на последующем допросе.

2.7. Устранение добросовестного заблуждения участников очной ставки.

В отдельных случаях противоречия в показаниях обвиняемых и подоз­реваемых вызываются их добросовестным заблуждением. Об этом, в част­ности, могут свидетельствовать правдивые показания допрашиваемых по остальным вопросам, их заинтересованность в даче объективных показаний и т.д.

Поскольку устранение добросовестного заблуждения, как правило, требует иных тактических приемов, чем разоблачение лжи, необходимо по­пытаться выяснить действительную причину противоречий: не явились ли они результатом ошибок в восприятии, запоминании и воспроизведении. Выяснению причины противоречий в показаниях может способствовать про­ведение очной ставки.

Поскольку на очной ставке один из ее участников дает показания в присутствии другого, она позволяет лицу, что-то забывшему или напутав­шему, заново восстановить в памяти и переосмыслить спорные обстоятель­ства. В ходе очной ставки рассматриваются не только спорные, но и пог­раничные с ними вопросы и смежные обстоятельства. Имеются в виду фак­ты, воспринятые одновременно, а так же до или после интересующего следствие события (смежность по времени), или же объекты, которые в период восприятия находились недалеко друг от друга и были вместе восприняты наблюдающим лицом (при смежности по месту).

В отличие от преднамеренной лжи, устранение противоречий, вызван­ных добросовестным заблуждением, облегчается тем, что следователю здесь не противостоит заинтересованное в сокрытии истины лицо. Кроме того, участники очной ставки, наблюдавшие определенные события, лучше следователя ориентируются в их деталях и в ходе обсуждения могут зат­ронуть не известные допрашивающему обстоятельства, облегчающие уста­новление истины.

Ст.153 УПК КазССР допускает возможность общения между участниками очной ставки, которые вправе задавать друг другу вопросы. Закон не предусматривает конкретных форм общения между участниками очной ставки и только требует, чтобы вопросы участников задавались после допроса следователем. В необходимых случаях, когда противоречия вызваны добро­совестным заблуждением, следователь может предоставить допрашиваемым

на очной ставке лицам возможность не только задавать друг другу вопро­сы, но и обменяться мнениями по поводу обсуждаемого. Естественно, это делается под контролем следователя, который направляет очную ставку на разрешение спорных обстоятельств и обеспечивает порядок при проведении следственного действия.

Активизации ассоциативных связей у участников очной ставки спо­собствует предъявление доказательств и проведение очной ставки на мес­те происшествия. Такая очная ставка, связанная с повторным восприятием деталей места происшествия, способствует припоминанию дополнительных фактов и их деталей, что помогает следователю лучше уяснить обстоя­тельства дела и точнее отразить их в протоколе.

Ту же цель преследует предъявление в ходе очной ставки доказа­тельств, например, вещественных доказательств, документов, протоколов допроса и т.д. Оживление ассоциативных связей может быть так же дос­тигнуто путем демонстрации на очной ставке дополнительных средств фик­сации - фото,видеоматериалов, схем,фонограмм и т.д.

Глава 6.

П Р О Ц Е С С У А Л Ь Н Ы Е И Т А К Т И Ч Е С К И Е

П Р А В И Л А Ф И К С А Ц И И П О К А З А Н И Й

П О Д О З Р Е В А Е М О Г О И О Б В И Н Я Е М О Г О.

1. Требования, предъявляемые к протоколу допроса.

Недостаточно правильно допросить обвиняемого или подозреваемого, нужно еще правильно и полно зафиксировать показания.

В момент допроса сам следователь не может зачастую определить, какие из сведений и деталей, сообщенных ему обвиняемым или подозревае­мым, в последующем, при сопоставлении с другими доказательствами, при­обретут особенно важное значение. Поэтому произвольные сокращения и пропуски при протоколировании препятствуют достижению истины.

Показания должны быть запротоколированы таким образом, чтобы в дальнейшем можно было проверить каждый из моментов, содержащихся в по­казаниях. В целях облегчения последующей проверки следует отграничи­вать в протоколе выводы и суждения от сообщений о фактах, на которых они основаны.

Подробная запись необходима как в тех случаях, когда допрашивае­мый дает правдивые показания, так и в тех, когда очевидна ложность его показаний.

Протокол допроса в ряде случаев является средством изобличения в даче ложных показаний. Известно, что ложные показания, подробно зафик­сированные следователем, нередко служат уликой против обвиняемого или подозреваемого.

Показания обвиняемого и подозреваемого протоколируются по одним и тем же правилам ст.ст.163-164 УПК КазССР).Протокол состоит из вводной, описательной и заключительной частей.

В водной части протокола отмечается , когда, кем и в чьем при­сутствии производился допрос. Причем отмечаются не только дата, но и время допроса. Это необходимо для того, чтобы в дальнейшем можно было определить продолжительность допроса и в какое время суток он прово­дился.

Здесь же содержатся анкетные данные. При повторных допросах ан-

кетные данные обычно не фиксируются. Следует ограничится указанием,

где они находятся ( дата допроса и по возможности том и лист дела ).

Если допрос производится при участии переводчика, то в водной части должно быть указание на разъяснение переводчику его обязанностей и предупреждение об ответственности за заведомо неправильный перевод, что удостоверяется подписью переводчика.

В описательной части протокола фиксируются показания, а заключи­тельная часть посвящена подтверждению правильности этой фиксации.

Показания записываются от первого лица, по возможности дословно, с сохранением индивидуальных особенностей речи допрашиваемого. Послед­нее требование связано с тем, что протокол должен отражать не только содержание показаний, но и характер изложения. Поэтому не следует ре­дактировать показания, стремясь придать им "литературную форму", ибо в этих случаях уничтожается специфика показаний и они могут быть иска­женны. Запись показаний в протоколе допроса подозреваемого и обвиняе­мого должна исключать возможность превратного истолкования его показа­ний. Не следует также забывать, что объективная фиксация показаний вы­зывает у обвиняемого и подозреваемого доверие к следователю.

Если в показаниях встречаются местные, необщепринятые выражения и наименования, их следует пояснить в протоколе, с тем чтобы в дальней­шем было понятно, о чем идет речь.

2. Сочетание допроса и фиксации его результатов.

Запись показаний может производится по окончании устного допроса в целом или по отдельным эпизодам, а так же одновременно с допросом.

Последний метод применяется в тех случаях, когда в ходе допроса предъявляются доказательства или когда допрос направлен на изобличение допрашиваемого в даче им ранее ложных показаний, в связи с чем он фик­сируется в виде вопросов и ответов. В иных случаях такой метод менее целесообразен, поскольку протоколирование показаний одновременно с допросом, как правило, отвлекает и пугает допрашиваемого, мешает ему сосредоточится. Здесь нарушается контакт между следователем и обвиняе­мым или подозреваемым, который получает время на обдумывание приемов следователя и способов уклонения от их воздействия.

Обычно рекомендуется вначале допрос проводить в устной форме, а после того как допрашиваемый дал показания, можно перейти к их прото­колированию.

Это позволяет не прерывать допроса и более эффективно использо­вать тактические приемы. Однако здесь требуется от следователя макси­мальное напряжение и мобилизация памяти. Поскольку даже при наличии необходимых профессиональных навыков можно что-то упустить при занесе­нии показаний в протокол, рекомендуется по ходу допроса делать краткие черновые записи.

Если допрос сложный и есть опасения, что на дальнейших этапах допроса может последовать отказ от уже данных показаний, записав

часть показаний, целесообразно дать допрашиваемому подписать их, выяс­нив, правильно ли его поняли. Такая запись по частям гарантирует от ошибок при протоколировании и не дает допрашиваемому отвлечься от доп­роса или изменить свои показания уже в ходе протоколирования, которое может занять много времени.

Если дело многоэпизодное, целесообразно запись проводить по эпи­зодам. Записав показания по одному эпизоду, можно переходить к выслу­шиванию показаний и их фиксации по второму и т.д. В некоторых случаях, при наличии большого количества эпизодов и соучастников, целесообразно записывать показания по каждому эпизоду на отдельном бланке протокола допроса. Известно, что многотомные дела чаще всего подшиваются по эпи­зодам, а не в хронологическом порядке. Такой порядок облегчает даль­нейшее расположение материала и ознакомление с ним других лиц. прото­колирование показаний на отдельных бланках в последующем избавляет следователя от необходимости изготавливать копии протоколов для их брошюровки в самостоятельных томах.

3. Протоколирование вопросов.

После записи свободного рассказа допрашиваемого ему задаются воп­росы и фиксируются ответы на них.

Закон не обязывает следователя заносить в протокол каждый из за­данных ему вопросов, указывая, что фиксация может иметь место лишь в случае необходимости. Такая необходимость возникает в тех случаях, когда формулировка вопроса помогает дать правильную оценку последующе­го ответа. Кроме того, характер и последовательность вопросов иногда помогают проследить поведение допрашиваемого в ходе допроса, что также важно для оценки достоверности полученных показаний. Поэтому в тех случаях, когда важно подчеркнуть значение отдельных моментов в ответах или когда в них содержатся противоречия, формулировка вопроса вносится

в протокол.

Вопросы фиксируются и тогда, когда в ходе допроса предъявляются доказательства или когда допрос направлен к изобличению допрашиваемого в ложности данных им ранее показаний.

Если обвиняемого или подозреваемого знакомят с показаниями друго­го лица, следует в протоколе точно указать, кому принадлежат эти пока­зания, от какого числа протокол и, по возможности листы дела. Если ог­лашается выдержка из показаний, в протоколе желательно привести ее дословно или во всяком случае отразить основное содержание зачитывае­мых показаний.

4. Собственноручная запись показаний.

После дачи устных показаний обвиняемому или подозреваемому в слу­чае его о том просьбы должна быть предоставлена возможность написать свои показания собственноручно ( ст.164 УПК КазССР). При этом соблюда­ются следующие правила:

- собственноручная запись производится только после устного допроса;

- следователь прочитывает показания, записанные собственноруч­но, после чего задает вопросы,выясняет все непонятное и дополняет про­токол. Дополнения вносятся допрашиваемым или следователем, что отмеча­ется в протоколе.

5. Оформление законченного протокола.

Независимо от того, записаны показания допоршенным или следовате­лем, он подписывается ими обоими, причем допрошенный подписывает каж­дую его страницу. Помимо следователя и допрошенного лица, правильность произведенной записи подтверждается также всеми лицами, принимавшими участие в допросе ( защитником, педагогом, переводчиком и др.). Причем переводчик подписывает каждую страницу протокола и протокол в целом, а допрошенный в таких случаях своей подписью в конце протокола подтверж­дает, что сделанный ему в устной форме перевод соответствует данным им показаниям. Если протокол допроса был переведен на другой язык в пись­менном виде, то перевод в целом и каждая его страница в отдельности должны быть подписаны переводчиком и обвиняемым или подозреваемым.

В конце протокола отмечается, прочитан ли он допрошенному или же

последний ознакомился с протоколом самостоятельно. Обвиняемому или по­дозреваемому во всех случаях должна быть предоставлена возможность лично прочитать протокол. Следователь зачитывает его по просьбе допро­шенного. До подписи им протокола отмечается подтверждение правильности изложенного.

Обвиняемый и подозреваемый имеют право требовать дополнения про­токола и внесения в него поправок согласно данным ими показаниям (ст.

164 УПК КазССР). Поправки и дополнения могут быть внесены в связи с тем, что допрошенный желает чем-либо дополнить запись своих показаний или считает, что его показания сформулированы неправильно. Иногда об­виняемый или подозреваемый, прочитав протокол, убеждается в том, что дал показания, которые его изобличают, и в связи с этим пытается изме­нить ту или иную часть протокола, требуя внести поправки, меняющие смысл его показаний. Следователь не может отказать в этом. В подобных случаях нужно в конце протокола записать уточняющие показания. В конце протокола до подписи обвиняемого или подозреваемого перечисляются поп­равки и дополнения, внесенные в протокол по его ходатайству. Если в результате внесенных поправок часть текста протокола исключается, то в конце протокола отмечается, какой именно текст зачеркнут. Подчистки в тексте не допускаются. Свободные места в протоколе прочеркиваются.

Отказ подписать протокол не исключает последующего использования зафиксированных в нем надлежащим образом показаний в качестве средства доказывания при условии, что их достоверность не вызывает сомнения. Закон указывает лишь, что в подобных случаях отказ допрошенного подпи­сать протокол отмечается в нем лицом, производившим следственное дейс­твие. Однако для того , чтобы определить , не послужила ли поводом к отказу от подписи неправильная запись показаний, отказавшемуся подпи­сать протокол должна быть предоставлена возможность дать объяснения о причинах отказа, которые следователь обязан зафиксировать (ст. 1О8 УПК КазССР).

Если обвиняемый отказался подписать постановление о привлечении в качестве обвиняемого, ознакомление с которым предшествует допросу, это должно быть зафиксировано следователем с указанием мотивов отказа и немедленно сообщено об этом прокурору (ст.159 УПК КазССР).

В тех случаях, когда допрошенный вследствие физического недостат­ка или иных причин лишен возможности лично подписать протокол, следо­ватель приглашает постороннее лицо, которое с согласия допрошенного удостоверяет своей подписью правильность записи показаний (ст.1О8 УПК

КазССР).

6. Протоколирование очной ставки.

Протоколирование очной ставки имеет некоторые особенности.

Описательная часть протокола начинается с ответа на вопрос о том, знают ли допрашиваемые друг друга и в каких отношениях находятся между собой.

Запись ответа о знакомстве и взаимоотношениях участников очной ставки допустимо производить общим ответом только в тех случаях, когда между участниками нет расхождений по этим вопросам. В случаях, когда допрашиваемые дают различные ответы на рассматриваемый вопрос, целесо­образно зафиксировать их ответы раздельно. Каждый из участников очной ставки подписывает только свои показания.

После этого в протоколе фиксируются показания участников очной ставки по вынесенным на ее разрешение спорным обстоятельствам дела. В соответствии со ст.153 УПК КазССР в протоколе очной ставки показания допрашиваемых лиц записываются в той очередности, в какой они давались.

Даже самый подробный протокол не может полностью отразить полу­ченные от участников очной ставки данные. В этом и нет необходимости, поскольку допрашиваемые обычно сообщают следователю множество второс­тепенных, а иногда попросту ненужных данных. В то же время при прото­колировании очной ставки перед следователем стоит задача не упустить важные для дела факты. Поэтому нельзя согласиться с распространенной тенденцией максимально сокращать протокол очной ставки путем фиксации в нем показаний одного из участников, которые в самых общих чертах подтверждаются или опровергаются вторым участником.

Существует ряд обстоятельств, фиксация которых необходима в каж­дом протоколе очной ставки. К ним относятся показания по существу пос­тавленного следователем вопроса, аргументация этих показаний, обосно­вание возражений против утверждений второго участника. Целесообразно также фиксировать все сообщенные допрашиваемыми сведения, которые пря­мо не относятся к предмету очной ставки, но представляют большой инте­рес для следствия ( например, новые данные о расследуемом преступле­нии). Обязательно также занесение в протокол тех данных, которые про­сят отразить в нем участники следственного действия.

В заключительной части протокола очной ставки отражается ознаком­ление участников с протоколом следственного действия, фиксируются вне-

сенные ими дополнения, уточнения и изменения. Протокол подписывается

участниками очной ставки, присутствующими в соответствующих случаях

переводчиками, педагогами, родственниками или законными представителя­ми несовершеннолетних, адвокатами, а также следователем.

В тех немногочисленных случаях6 когда на разрешение в очной став­ке выносится один вопрос, когда характер противоречий не вызывает осо­бой сложности и у следователя нет оснований считать, что при составле­нии протокола участники откажутся от ранее данных показаний, можно приступить к протоколированию результатов очной ставки после окончания допроса. В остальных случаях целесообразно протоколировать очную став­ку по частям, непосредственно в ходе ее проведения. Этим достигается несколько целей: во-первых, удается воспроизвести показания с наиболь­шей точностью; во-вторых, такой порядок протоколирования допускает временную маскировку значения разрешаемых вопросов, что облегчает под­писание протокола допрашиваемыми.

Существуют две формы составления протокола очной ставки, каждая из которых является правомерной: первая, когда каждая страница прото­кола разделяется вертикальной чертой и на левой стороне записываются вопросы и ответы одного участника, а на правой - другого; вторая, ког­да запись вопросов и ответов ведется поочередно в одну строку.

Возможно использование обеих форм протоколирования. Так, фиксация показаний в протоколе, разделенном вертикальной чертой, более удобна, когда на очную ставку выносятся небольшие по объему противоречия и не меняется очередность допроса участников. Запись показаний участников очной ставки в полную строку удобнее вести в тех случаях, когда следо­вателю предстоит запротоколировать большой объем информации и когда в ходе очной ставки предполагается менять очередность допроса участни­ков( например, когда по одним спорным обстоятельствам участники гово­рят правду, а по другим лгут).

7. Дополнительные средства фиксации.

Для обеспечения полноты протокола могут быть применены такие до­полнительные средства фиксации, как стенографирование,аудио и видеоза­пись.Стенографирование облегчает следователю протоколирование допроса и создает необходимые условия для полной и точной фиксации показаний. После расшифровки стенограммы должен быть оформлен обычный протокол, стенографическая же запись к делу не приобщается. Недостаток этого

способа заключается в малом количестве специалистов владеющих техникой

стенографирования.

Аудио и видеозапись допроса детализирует, дополняет, но не заме­няет протокола. Материалы аудио и видеозаписи рассматриваются в ка­честве приложения к протоколу допроса.

Применение аудио и видеозаписи зависит от усмотрения следователя, но может быть применена и по просьбе допрашиваемого, однако оконча-

тельное решение этого вопроса принадлежит следователю.

С тем, чтобы исключить случаи тайной аудио и видеозаписи в ка­честве процессуального средства фиксации показаний, следователь обязан о производимой аудио и видеозаписи уведомить допрашиваемого до начала допроса.

В протоколе допроса указывается, что одновременно производится звукозапись, а также технические сведения о средствах аудио и видеоза­писи. Затем фиксируется уведомление участников следственного действия о производимой аудио и видеозаписи. Что касается анкетных данных обви­няемого или подозреваемого, то представляется, что нет необходимости их фиксировать на аудио и видеопленку в том же объеме, что предусмот­рено анкетной частью протокола. Достаточно зафиксировать лишь те дан­ные, которые необходимы, чтобы в последующем определить, чьи показания записаны. Целесообразно, чтобы допрашиваемый сам назвал свою фамилию, имя, отчество.

С целью обеспечения объективности и полноты фиксации показаний на пленку запрещена выборочная запись. Во избежание фиксации заранее под­готовленного текста не допускается повторение специально для записи показаний, данных в ходе того же допроса.

По окончании допроса аудио и звукозапись полностью воспроизводит­ся. Сделанные дополнения и замечания полностью заносятся на пленку. Запись завершается заявлением допрашиваемого о правильности этой запи­си.

В случаях, если материалы аудио и видеозаписи воспроизводились в ходе другого следственного действия, следователь обязан сделать об этом отметку в протоколе соответствующего следственного действия.

В ряде случаев полезно предложить обвиняемому или подозреваемому отразить основные обстоятельства, содержащиеся в его показаниях, на чертеже, схеме, рисунке. Придавая наглядность и убедительность показа­ниям, они нередко могут быть использованы в дальнейшем для изобличения в даче ложных показаний как этого лица, так и его соучастников.

Если допрашиваемым в процессе его допроса составлены чертеж или схема, они в соответствии со ст.1О8 УПК КазССР должны быть приложены к протоколу. Причем на чертеже или схеме следует отметить, что они сос­тавлены обвиняемым или подозреваемым собственноручно и являются прило­жением к протоколу допроса ( указать дату ).Допрашиваемому можно пред­ложить сделать на схеме собственноручную пояснительную надпись. Помет­ки следователя должны быть сделаны другими чернилами с указанием того, что они выполнены следователем. Чертеж или схема подписывается обвиня­емым или подозреваемым и следователем.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий