регистрация / вход

Реабилитация в уголовном судопроизводстве

Государственное образовательное учреждение Высшего профессионального образования «Российская таможенная академия» Кафедра уголовно-правовых дисциплин

Государственное образовательное учреждение

Высшего профессионального образования

«Российская таможенная академия»

Кафедра уголовно-правовых дисциплин

КУРСОВАЯ РАБОТА

по дисциплине «уголовно-процессуальное право» на тему

«Реабилитация в уголовном судопроизводстве»

Выполнила:

студентка 3-го курса очной формы обучения

юридического факультета, группа Ю074

Е.В. Мовчан

Подпись

Научный руководитель: И.В. Коркина, старший преподаватель, кандидат юридических наук

Подпись

Москва

2010

Оглавление

Введение. 3

Глава 1. Возникновение института реабилитации и понятие реабилитации в российском уголовном судопроизводстве.6

1.1. Возникновение и развитие института реабилитации в России.6

1.2. Понятие и значение реабилитации граждан, подвергшихся незаконному или необоснованному привлечению к уголовной ответственности.11

1.3. Основные положения реабилитации в уголовном судопроизводстве.16

Глава 2. Виды реабилитации в уголовном судопроизводстве.22

2.1 Возмещение имущественного вреда.22

2.2 Возмещение последствий морального вреда.26

Заключение. 31

Список использованных источников.33

Введение

Риск следственной и судебной ошибки существовал всегда, а поэтому вопрос о возмещении имущественного вреда, устранение последствий морального вреда и восстановлении иных прав граждан незаконно подвергнутым уголовному преследованию остается актуальным. Долгое время в отечественной юриспруденции господствовало мнение, что государство не должно нести ответственность за деятельность государственных органов и должностных лиц, в том числе и в сфере уголовного судопроизводства.

Сейчас Конституцией Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина, соответствующие общепризнанным принципам и нормам международного права[1] . В сфере уголовного судопроизводства это имеет особое значение, поскольку расследование и рассмотрение уголовных дел сопряжено с ограничением свободы и неприкосновенности личности, вторжением в частную жизнь граждан, применением мер процессуального принуждения. Публичный характер уголовно-процессуальной деятельности и причиняемого в ее сфере вреда предполагает и публичную ответственность государства перед своими гражданами. Российское государство приняло на себя такую ответственность, провозгласив право граждан на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями органов государственной власти и их должностных лиц[2] .

Общество заинтересовано не только в том, чтобы каждый преступник был привлечен к уголовной ответственности, осужден и подвергнут справедливому наказанию, но и в том, чтобы ни один невиновный не стал жертвой незаконного уголовного преследования, обвинения его в совершении преступления или осуждения, поэтому реабилитация каждого, кто был необоснованно подвергнут уголовному преследованию, восстановление его чести, имущественного положения и других нарушенных прав является одним из назначений уголовного судопроизводства, не менее значимым, чем привлечение к уголовной ответственности и назначение справедливого наказания виновному[3] . В УПК РФ впервые развернуто изложен институт реабилитации жертв незаконного или необоснованного привлечения к уголовной ответственности[4] .

Основная цель курсовой состоит в изучении понятия и значения реабилитации в уголовном судопроизводстве, а так же в исследовании норм института реабилитации лиц, признанных незаконно или необоснованно подвергнутыми уголовному преследованию или осуждению, а также правоприменительной практики. Основными задачи курсовой работы являются:

¾ рассмотреть основные положения уголовно-процессуального института реабилитации;

¾ определить исторические этапы развития института реабилитации в российском уголовном судопроизводстве;

¾ изучить действующее законодательство, регулирующее вопросы реабилитации и связанные с ней вопросы возмещения вреда, причиненного незаконным или необоснованным уголовным преследованием или осуждением, а также практику его применения;

¾ рассмотреть вопросы, касающиеся состава субъектов права на реабилитацию и субъектов права на возмещение вреда, причиненного незаконным или необоснованным уголовным преследованием или осуждением.

Объект и предмет исследования. Объектом исследования являются правоотношения, возникающие между государством в лице органов и должностных лиц, осуществляющих производство по уголовному делу и гражданином, признанным невиновным в совершении преступления, в связи с реализацией им права на реабилитацию, в том числе и входящего в его структуру права на возмещение имущественного вреда и устранение последствий морального вреда.

Предметом исследования являются: история развития института реабилитации в уголовном судопроизводстве России, основные положения института реабилитации, а также правовое регулирование механизма реализации реабилитируемыми права на возмещение государством вреда, причиненного незаконным или необоснованным уголовным преследованием или осуждением.

Глава 1. Возникновение института реабилитации и понятие реабилитации в российском уголовном судопроизводстве.

1.1. Возникновение и развитие института реабилитации в России.

Одним из первых шагов в формировании в российском праве института реабилитации стали реформы во времена царствования Петра I. Впервые в законодательстве России норма, содержащая некоторые признаки реабилитации (с позиций современного определения данного понятия) лиц, необоснованно подвергнутых уголовному преследованию, была закреплена в Артикуле воинском от 26 апреля 1715 года. В нём содержалось указание на восстановление прежнего статуса военнослужащего, в случае, если он был признан невиновным в совершении преступного деяния или прощен[5] . Мысль о необходимости возмещения причиненного вреда невиновному, в данном нормативно-правовом акте, еще не просматривается. Речь шла только лишь о полном восстановлении в правах и честном имени на будущее время.

При царствовании Петра I впервые в российском законодательстве был утвержден принцип гражданской ответственности судей, высших чиновников по искам лиц, пострадавших от их служебных действий. Пострадавшим позволялось "в партикулярных обидах бить челом" на должностных лиц и "искать с них судом, где надлежит"[6] . Однако данное положение просуществовало недолго, и после смерти Петра I оно было отменено.

В 19 веке в российском законодательстве получила отражение и идея о необходимости восстановления доброго имени, репутации жертв судебных ошибок. Подтверждением тому служили положения ст. 26, 938, 958 Устава уголовного судопроизводства от 20 ноября 1864 года, которые содержали следующие правила: восстановление прав и чести невинно осужденного допускается во всякое время, несмотря ни на протечение давности, ни на смерть осужденного; при возобновлении дела по доказательствам, представленным в пользу осужденного, дальнейшее действие приговора немедленно приостанавливается и участь осужденного облегчается во всем; время, проведенное должностными лицами под следствием и судом, засчитывается в действительную службу[7] . Однако и здесь пострадавший сталкивался со сложной процедурой возбуждения гражданско-правовой ответственности.

К числу первых шагов в решении вопроса об ответственности государства за причиненный ущерб его должностными лицами явилось принятие закона от 1 мая 1900 года, установившего, что расходы по возвращению в прежние места жительства ссыльнокаторжных, признанных судебной властью невинно осужденными, а также их семейств, принимались за счет казны[8] .

Иные подходы к проблеме восстановления прав и свобод невиновно пострадавших в связи с привлечением к уголовной ответственности и возмещения причиненного вреда, нашли свое проявление в советский период развития нашего государства.

Идея ответственности государства длительное время не была четко сформулирована как в юридической литературе СССР, так и в законодательстве. Тем самым, была строго ограничена обязанность государственного учреждения возмещать вред, причиненный его служащими. Государственный орган может быть ответственен за деликт только в случаях, специально предусмотренных законом, которые имели чрезвычайно узкое применение.

Нормы, предусматривающие восстановление имущественного положения лица, невиновно пострадавшего в связи с привлечением к уголовной ответственности, в советском законодательстве впервые появляются после гражданской войны. 21 мая 1925 года вышло разъяснение Народного Комиссариата труда РСФСР "О порядке применения п. "д" ст. 47 КЗОТ", одно из положений которого содержало правило о том, что лицам, находившимся под арестом или отстраненным от работы по постановлению судебно-следственных органов в связи с обвинением в уголовно наказуемом деянии, непосредственно связанном с их работой и впоследствии реабилитированным, выплачивалось денежное вознаграждение за счет нанимателя, но не более размера заработной платы по основному окладу за два месяца[9] .

5 декабря 1936 г. был издан совместный Циркуляр № 109 Наркомата юстиции, Наркомата внутренних дел и Прокуратуры СССР "О возврате удержанных с осужденных к исправительно-трудовым работам отчислений в случае прекращения дела вследствие отсутствия состава преступления или недостаточности улик". В нем было закреплено следующее правило: "...Когда приговор, осуждающий к исправительно-трудовым работам, отменяется с прекращением дела вследствие отсутствия состава преступления или недостаточности улик, осужденному, уже отбывшему по данному приговору тот или иной срок наказания, полностью возвращаются суммы, удержанные из его заработка в процессе исполнения приговоров"[10] .

В некоторых пределах закреплялось и восстановление ряда неимущественных субъективных прав пострадавших граждан. Согласно Постановлению Совета Министров СССР от 8 сентября 1955 года № 1655, время нахождения граждан в местах лишения свободы, ссылки, а также время отбывания исправительно-трудовых работ засчитывалось в общий трудовой стаж и в стаж работы по специальности; администрация предприятия должна была внести в их трудовые книжки соответствующую запись. В непрерывный трудовой стаж оно включалось, если перерыв между днем извещения о реабилитации или освобождения из мест заключения, или ссылки и днем поступления на работу не превышал 6 месяцев. Исполкомы местных Советов депутатов трудящихся обязаны были таких граждан в первую очередь обеспечивать жильем.

В Основах уголовного судопроизводства СССР и союзных республик, принятых в 1958 г., нашли отражения лишь некоторые положения института реабилитации. Надо назвать, прежде всего, ст. 5 Основ уголовного судопроизводства, где прямо указывались основания реабилитации - отсутствие события преступления и отсутствие в деянии состава преступления.

Вступивший в действие с 1 января 1961 года УПК РСФСР содержал положение, закрепленное в ст. 85, согласно которому подлежало возврату имущество, изъятое в качестве вещественного доказательства, если гражданин реабилитирован, а если имущество было реализовано и возврат его в натуре был невозможен, владельцу выплачивалась его стоимость. Однако толкование содержания понятия реабилитации не было дано законодателем. Впоследствии, применение понятия "реабилитация" расширилось. Данное понятие и производные от него понятия стали применяться и в судебной практике. Так, Пленум Верховного Суда РСФСР стал использовать понятия "реабилитируемый", "реабилитирующие основания" в своих постановлениях и определениях[11] .

Важную роль в развитии данного вопроса сыграло принятие в 1977 году Конституции СССР, которая создала правовую основу удовлетворения притязаний граждан по компенсации ущерба. Согласно ч. 3. ст. 58 Конституции СССР от 7 октября 1977 г. "Граждане СССР имеют право на возмещение ущерба, причиненного незаконными действиями государственных и общественных организаций, а также должностных лиц при исполнении ими служебных обязанностей". Исходя из смысла ч. 3 ст. 58 Конституции СССР законодатель установил общее безусловное право предъявлять иск о возмещении ущерба. Однако в Конституции СССР 1977 не получила прямого законодательного подтверждения идея государственной ответственности. Не был создан действенный механизм защиты интересов граждан, пострадавших от неправомерных актов власти в сфере правосудия. Указанная выше конституционная норма на данном этапе не имела практического применения. Конституция 1977 г. содержала норму, которая представлялась важной и ценной, но не гарантировала осуществления права на возмещение ущерба.

На основании Указа Президиума Верховного Совета СССР от 18 мая 1981 г. "О возмещении ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями государственных и общественных организаций, а также должностных лиц при исполнении ими служебных обязанностей" лица, в случае причинения им вреда незаконным осуждением, незаконным привлечением к уголовной ответственности, незаконным применением в качестве меры пресечения заключения под стражу, получили, в частности, право на возмещение со стороны государства нанесенного им имущественного ущерба. О компенсации же морального вреда в материальной форме в этом документе не упоминалось. Вообще принцип допустимости возмещения морального вреда в материальной форме стал находить отражение в отечественном законодательстве значительно позднее - с 90-х гг.

Однако, как свидетельствуют результаты проведенного исследования, нормативные акты 1981 года не нашли широкого обсуждения среди научной общественности и долгое время оставались неизвестными и самим работникам правоохранительных органов.

22 ноября 2001 года был принят Государственной Думой и одобрен Советом Федерации 5 декабря 2001 Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации, который вступил в действие с 1 июля 2002 года. В нем нашла отражение регламентация положений института реабилитации жертв незаконного или необоснованного привлечения к уголовной ответственности. Реабилитация - глава 18 УПК РФ, предусматривает полное возмещение всех видов вреда, причиненного реабилитируемому. В этой главе, впервые, объединены два института в один: восстановление в правах, добром и честном имени и возмещение вреда, причиненного незаконными или необоснованными действиями дознавателя, следователя, прокурора, суда, - в институт реабилитации.

1.2. Понятие и значение реабилитации граждан, подвергшихся незаконному или необоснованному привлечению к уголовной ответственности.

Слово «реабилитация» происходит от позднелатинского «rehabilitatio», где «re» - приставка, обозначающая возобновление, а «habilitas» - пригодность, способность. Термин «реабилитация» прочно вошел в лексикон юристов, однако со временем изменил свое значение. Возникнув как способ помилования, реабилитация превратилась в самостоятельный правовой институт. В советском праве и в юридической литературе анализируемое понятие употребляется в смысле восстановления в прежнем состоянии невиновно привлекавшегося к уголовной ответственности[12] .

Реабилитация по советскому уголовно-процессуальному праву – это оправдание судом подсудимого или прекращение уголовного дела в отношении осужденного, обвиняемого, а также подозреваемого за отсутствием события, состава преступления, ввиду недоказанности участия обвиняемого в совершении преступления, а равно по другим основаниям, представляющим собой различные варианты перечисленных условий и обстоятельств.

До введения в действие Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации отсутствовало законодательное определение сущности реабилитации, из-за чего в теории и на практике складывались различные подходы к ее пониманию. В юридической практике и общественном правосознании понятие "реабилитация" употреблялось главным образом в отношении репрессированных по политическим мотивам граждан.

В современной отечественной юридической литературе вопрос о понятии реабилитации оставался, можно сказать, и остается, дискуссионным.

Учеными процессуалистами высказывались разнообразные суждения по поводу реабилитации как уголовно-процессуального понятия. Каждый автор, занимающийся проблемой реабилитации в уголовном процессе, стремился в ее определении подчеркнуть ту или иную характерную черту, которая, по его мнению, наиболее точно выражает сущность этого понятия. Распространенной была точка зрения, согласно которой реабилитация гражданина отождествлялась с самим фактом его оправдания или прекращения дела по реабилитирующим основаниям.

Так, Б.Т. Безлепкин, понимал под реабилитацией "оправдание судом подсудимого или прекращение уголовного дела в отношении осужденного, обвиняемого, а также подозреваемого, за отсутствием события или состава преступления, ввиду недоказанности участия обвиняемого в совершении преступления, а равно по другим основаниям, представляющим собой различные варианты перечисленных условий и обстоятельств"[13] .

В п.34 ст.5 УПК РФ реабилитация обозначена как порядок восстановления прав и свобод лица, незаконно или необоснованно подвергнутого уголовному преследованию, и возмещения причиненного ему вреда.

Реабилитация как общее понятие включает:

¾ процессуальный акт о реабилитации, т.е. акт, которым установлена невиновность гражданина в инкриминируемом ему преступлении;

¾ комплекс восстановительно-компенсационных мер, направленных на возмещение ему вреда, причиненного необоснованным уголовным преследованием, применением мер процессуального принуждения или осуждением (правовые последствия вынесения акта о реабилитации).

В данный комплекс входят право на возмещение имущественного вреда, устранение последствий морального вреда и восстановление в трудовых, пенсионных, жилищных и иных правах. Вред, причиненный гражданину в результате уголовного преследования, возмещается государством в полном объеме независимо от вины органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора и суда. Кроме этого, основанием возникновения права на возмещение вреда является незаконное применение к любому лицу мер процессуального принуждения в ходе всего производства по уголовному делу. Такие меры процессуального принуждения регламентируются разделом IV УПК РФ. К ним относятся: задержание подозреваемого, меры пресечения, иные меры процессуального принуждения (обязательство о явке, привод, временное отстранение подозреваемого или обвиняемого от должности, наложение ареста на имущество, денежное взыскание).

Признаки реабилитации в уголовном процессе:

1) признание факта незаконного или необоснованного привлечения к уголовной ответственности;

2) принятие предусмотренных законом мер к восстановлению невиновного в правах и свободах;

3) разрешение вопроса о необходимости возмещения причиненного незаконным или необоснованным уголовным преследованием вреда и гарантии реализации права реабилитируемого на возмещение данного вреда.

Реабилитация - межотраслевой правовой многоступенчатый институт. Ее применение начинается вынесением правового акта (постановление о прекращении уголовного дела, оправдательный приговор) о признании подозреваемого, обвиняемого невиновным; затем ему направляется официальное извещение о наличии у него права требовать возмещения вреда; потом реабилитируемый направляет такое требование в суд или другой орган, признавший его невиновным, где производится подсчет суммы причиненного вреда; наконец, реабилитируемый обращается к судье, который, действуя по правилам об исполнении приговора, выносит постановление о возмещении причиненного вреда. На этом процессуальная часть реабилитации завершается (ч.5 ст.135, ст.399 УПК РФ). А далее реабилитируемый обращается с постановлением судьи в финансовые, жилищные и другие органы с требованием о возмещении причиненного ему вреда, возвращении почетных званий, чинов, наград (в этом состоит непроцессуальная часть института реабилитации). Отказ в удовлетворении этих требований может быть обжалован в суд в порядке гражданского судопроизводства. В таком же порядке реабилитированный добивается возмещения ему морального вреда[14] .

Реабилитация возникает при вынесении оправдательного приговора, при прекращении уголовного дела в связи с отказом прокурора от обвинения, и при прекращении уголовного дела за отсутствием события преступления, отсутствием в действиях лица состава преступления, непричастностью к совершению преступления, и по иным основаниям, указанным в ст.133 УПК РФ. В данной работе рассмотрена реабилитация при прекращении уголовного дела на досудебных стадиях.

Незаконное привлечение к ответственности не всегда возникает в результате виновных действий органов дознания, предварительного следствия и прокуратуры. Чаще всего, эти действия на момент их совершения вполне правомерны, они незаконны с точки зрения последствий. Однако для возникновения права на реабилитацию наличие вины должностных лиц вовсе не обязательно. Вред возмещается от имени государства, именно оно выступает ответчиком в данных правоотношениях. Поэтому указанные лица не несут ответственности за свои правомерные действия.

Заслуживает внимания и вопрос о частичной реабилитации. В теории уголовного процесса нет четко сформированного определения понятия частичной реабилитации, а речь в основном идет о ее основаниях. Данное понятие не определено и в законодательстве.

Как уже указывалось ранее, одним из признаков реабилитации в целом является признание незаконности или необоснованности привлечения к уголовной ответственности. Для полной реабилитации необходимо прежде всего полное признание невиновности лица, когда предъявленное ранее обвинение (подозрение) или осуждение лица отвергается полностью, будь то окончательное прекращение уголовного дела и (или) уголовного преследования по реабилитирующим основаниям, либо оправдательный приговор. Частичная же реабилитация предполагает признание предъявляемого обвинения (подозрения), либо осуждения лица незаконным или необоснованным в какой-либо части. Возникновение права на частичную реабилитацию возможно как в суде, так и на предварительном следствии (дознании). Не смотря на то, каким образом завершится производство по уголовному делу в целом, лицо, в отношении которого было частично прекращено уголовное преследование по реабилитирующим основаниям, должно наделяться правом на частичную реабилитацию. Поэтому главным отличительным признаком частичной реабилитации является признание только части подозрения, предъявленного обвинения, либо осуждения незаконными или необоснованными.

Под частичной реабилитацией в уголовном процессе следует понимать признание незаконной или необоснованной части подозрения, предъявленного обвинения, либо осуждения лица, с последующим восстановлением его прав и свобод, ограниченных в данной части уголовного преследования, либо осуждения, а также возмещение вреда в той мере, в какой он был при этом незаконно или необоснованно причинен, при наличии требования данного лица о таком возмещении.

Таким образом, основаниями частичной реабилитации могут служить:

¾ частичное прекращение уголовного преследования в отношении подозреваемого, обвиняемого, по реабилитирующим основаниям;

¾ признание в приговоре части обвинения необоснованной;

¾ частичная отмена вступившего в законную силу обвинительного приговора суда при наличии реабилитирующих оснований.

1.3. Основные положения реабилитации в уголовном судопроизводстве.

Предпосылкой для реабилитации является установление факта необоснованного или незаконного уголовного преследования, применения принудительных мер медицинского характера[15] . Подтверждение в решении о реабилитации образует правовое основание для восстановления пострадавшего в правах и возмещения причиненного ему вреда. Согласно части первой ст. 134 УПК РФ решение о реабилитации фиксируется в оправдательном приговоре, а также в определении или постановлении суда, в постановлении прокурора, следователя, дознавателя о прекращении уголовного преследования. Однако не все решения о прекращении уголовного преследования будут являться основанием для реабилитации.

Основаниями для возникновения права на реабилитацию у подсудимого, согласно пункту 1 и пункту 2 части второй статьи 133 УПК РФ, являются:

1) вынесение оправдательного приговора;

2) прекращение уголовного преследования в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения.

Согласно п. 3 ч. 2 ст.133 УПУ РФ, основанием возникновения права на реабилитацию у подозреваемого или обвиняемого будет являться прекращение уголовного преследования по основаниям, предусмотренным пунктами 1, 2, 5 и 6 части первой ст. 24 и пунктами 1 и 4-8 части первой ст. 27 УПК РФ. Такими основаниями являются:

1) отсутствие события преступления;

2) отсутствие в деянии состава преступления;

3) отсутствие заявления потерпевшего по делам частного и частно-публичного обвинения, при условии, что тот не находился в беспомощном или зависимом состоянии либо по иным причинам не мог защищать свои права и законные интересы;

4) отсутствие согласия суда на возбуждение уголовного дела или на привлечение в качестве обвиняемого одного из лиц, указанных в пунктах 1-5, 9 и 10 части первой ст. 448 УПК РФ.

5) непричастность подозреваемого или обвиняемого к совершению преступления;

6) наличие в отношении подозреваемого или обвиняемого вступившего в законную силу приговора по тому же обвинению либо определения суда или постановления судьи о прекращении уголовного дела по тому же обвинению;

7) наличие в отношении подозреваемого или обвиняемого неотмененного постановления органа дознания, следователя или прокурора о прекращении уголовного дела по тому же обвинению либо об отказе в возбуждении уголовного дела;

8) отказ надлежащего органа в даче согласия на возбуждение дела или на привлечение к уголовной ответственности лиц, обладающих иммунитетом.

Основанием для возникновения права на реабилитацию у осужденного, согласно пункту 4 части второй ст.133 УПК РФ, является полная или частичная отмена вступившего в законную силу обвинительного приговора суда и прекращение уголовного дела по основаниям, предусмотренным пунктами 1 и 2 части первой статьи 27 УПК РФ. Осужденный, в отношении которого полностью или частично отменен вступивший в законную силу приговор суда, признается подлежащим реабилитации, если обвинительный приговор отменен с прекращением производства по делу в любой вышестоящей инстанции при пересмотре дела в апелляционном, кассационном, надзорном порядке либо по вновь открывшимся обстоятельствам. Основания прекращения следующие:

1) в связи с непричастностью в совершении преступления;

2) за отсутствием события преступления;

3) за отсутствием в деянии состава преступления;

4) за отсутствием заявления потерпевшего или его представителя по делам частного или частно-публичного обвинения;

5) за отсутствием соответствующего согласия на возбуждение уголовного дела или на привлечение к уголовной ответственности лиц, обладающих иммунитетом.

В случае частичной отмены приговора суда, вступившего в законную силу, лицо наделяется правом на частичную реабилитацию.

Право на реабилитацию имеют и лица, к которым были применены принудительные меры медицинского характера, в порядке, предусмотренном главой 51 УПК РФ. Основанием для возникновения права на реабилитацию у этих лиц является отмена незаконного постановления суда о применении данной меры. Отмена постановления суда о применении принудительных мер медицинского характера может иметь место по любым реабилитирующим основаниям в кассационном, надзорном порядке или по вновь открывшимся обстоятельствам.

Субъектами реабилитации являются незаконно или необоснованно подвергнутые уголовному преследованию и претерпевшие связанные с ним лишения или ограничения, не зависимо от того, на каком этапе производства по уголовному делу был установлен факт незаконности или необоснованности такого преследования[16] . По действующему УПК такими лицами являются незаконно или необоснованно привлеченные к уголовной ответственности в качестве подозреваемого, обвиняемого, подсудимого, осужденного, а также те, к кому незаконно или необоснованно были применены принудительные меры медицинского характера.

В части 3 ст.133 УПК РФ указываются и лица незаконно подвергнутые мерам процессуального принуждения в ходе производства по уголовному делу. Перечень мер процессуального принуждения содержится в главах 12-14 УПК РФ. К таковым относится:

¾ задержание и содержание под стражей в качестве подозреваемого;

¾ меры пресечения (подписка о невыезде, личное поручительство, наблюдение командования воинской части, присмотр за несовершеннолетним, залог, домашний арест, заключение под стражу);

¾ иные меры (обязательство о явке, привод, временное отстранение от должности, наложение ареста на имущество).

Поэтому можно отнести к субъектами права на уголовно-процессуальную реабилитацию могут являться только те лица, в отношении которых была признана незаконность или необоснованность привлечения к уголовной ответственности, а также невиновность в совершении преступления, будь то оправдательный приговор, либо постановление о прекращении уголовного преследования по реабилитирующим основаниям. Следовательно, только лишь установление факта незаконного применения мер процессуального принуждения в отношении какого-либо участника уголовного процесса не позволяет включать его в состав субъектов уголовно-процессуальной реабилитации. Данные лица являются только лишь субъектами права на возмещение вреда, явившегося следствием незаконного применения этих мер, которое не следует равнять с правом на реабилитацию. Разрешение вопросов, связанных с возмещением вреда, в данном случае не связано с процессом реабилитации. Право же на возмещение вреда в порядке уголовно-процессуальной реабилитации, причиненного в части незаконного применения мер процессуального принуждения, возникает только при наличии основного условия, которым является установление факта незаконного или необоснованного уголовного преследования, или осуждения.

Одним из положений института реабилитации в уголовном судопроизводстве является процессуальный порядок производства, закрепленный в главе 18 УПК РФ. Важным элементом процедуры реабилитации является признание права на реабилитацию. Вопрос о праве на реабилитацию решается судом, прокурором, следователем или дознавателем в зависимости от того, кто принял соответствующее решение[17] .

На досудебном производстве требуется принятия мер по реабилитации лица только в случаях прекращения уголовного дела в связи с отсутствием события преступления[18] , отсутствием в деянии состава преступления и непричастностью подозреваемого или обвиняемого к совершению преступления (п. 1 и 2 ч. 1 ст. 24 и п. 1 ч. 1 ст. 27 УПК РФ). Однако, эта норма не согласуется с положениями ст. 134, предписывающими признавать право на реабилитацию и направлять извещение об этом реабилитированному при прекращении в отношении него уголовного преследования по любому из оснований, указанных в п. 3 ч. 2 ст. 133, а не только по п. 1 и 2 ч. 1 ст. 24 и п. 14. 1 ст. 27 УПК РФ.

Таким образом, прокурор, следователь и дознаватель должны признавать право лица на реабилитацию также в случаях прекращения уголовного дела и (или) уголовного преследования:

1) за отсутствием заявления потерпевшего, если дело может быть возбуждено не иначе как по его заявлению;

2) отсутствием заключения суда о наличии признаков преступления в действиях одного из лиц, указанных в п. 1,3 - 5,9 и 10 ч.1 ст. 448 УПК РФ, либо отсутствием согласия соответствующих органов государственной власти на возбуждение уголовного дела, или привлечение в качестве обвиняемого одного из лиц, указанных в п. 1 и 3 - 5 ч. 1 ст. 448 УПК РФ;

3) при наличии в отношении подозреваемого или обвиняемого вступившего в законную силу приговора по тому же обвинению либо определения суда или постановления судьи о прекращении дела по тому же обвинению;

4) при наличии в отношении подозреваемого или обвиняемого неотмененного постановления органа дознания, следователя или прокурора о прекращении дела по тому же обвинению либо об отказе в возбуждении уголовного дела;

5) при отказе Государственной Думы в даче согласия на лишение неприкосновенности Президента Российской Федерации, прекратившего исполнение своих полномочий, и (или) отказе Совета Федерации в лишении неприкосновенности этого лица.

Отсутствие обязанности соответствующих должностных лиц принимать меры по реабилитации лица в указанных случаях способно существенно затруднить для реабилитированного восстановление нарушенных неправомерным уголовным преследованием прав и законных интересов[19] .

Суд в резолютивной части оправдательного приговора или определения должны отдельным пунктом указать, что за оправданным признается право на реабилитацию. Соответственно, лица осуществляющие уголовное преследование, признают право подозреваемого или обвиняемого на реабилитацию в своих постановлениях о прекращении производства по делу. Данные лица обязаны направить реабилитируемому извещение с разъяснением порядка возмещения вреда, связанного привлечением к уголовной ответственности[20] .

Глава 2. Виды реабилитации в уголовном судопроизводстве.

2.1 Возмещение имущественного вреда.

Реабилитация включает возмещение имущественного вреда, возмещение морального вреда, восстановление иных прав реабилитируемого.

Под имущественном вредом понимается разность между материальным положением лица до и после правонарушения, а также неполученные доходы, которые лицо получило бы, не будь незаконных действий органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда в отношении гражданина.

Определение того, что именно подлежит компенсации или возврату в порядке возмещения имущественного вреда имеет практическое и научное значение. В ч. 1 ст. 135 УПК РФ дается исчерпывающий перечень того, что включается в возмещение имущественного вреда:

1) заработная плата, пенсия, пособия, другие средства, которых лишился гражданин в результате уголовного преследования;

2) конфискованное или обращенное в доход государства на основании приговора или решения суда имущество;

3) штрафы и процессуальные издержки, взысканные с гражданина во исполнение приговора суда;

4) суммы, выплаченные им за оказание юридической помощи;

5) иные расходы.

Возмещение имущественного вреда состоит из возмещения заработной платы, пособий, других средств которых он лишился в результате уголовного преследования, возврата конфискованного или обращенного в доход государства, на основании приговора или решения суда его имущества, либо соответствующей денежной суммы, выплат штрафов и процессуальных издержек, взысканных с него во исполнения приговора суда; возврата сумм выплаченных им за оказание юридической помощи, возмещения иных расходов.

Имущественный вред может выражаться не только в фактических расходах гражданина, в утрате или повреждении его имущества, но и в неполученных доходах. Последние означают те материальные блага, которые гражданин получил бы, не будь он задержан, арестован, отстранен от должности, осужден (например, заключил бы выгодный контракт). Надо ли учитывать данные потери, когда встает вопрос о подсчете убытков, которые причинены гражданину незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда? Если гражданин докажет суду, что доходы были реально возможны, то их надо учитывать.

К числу иных расходов подлежащих возмещению, могут быть отнесены суммы, взысканные с незаконно осужденного по гражданскому иску, а также внесенные им в возмещение материального ущерба.

До введения в действие УПК РФ, в имущественной сфере потерпевшего за пределами возмещения оставался вред, причиненный повреждением здоровья в период незаконного осуждения и нахождения под стражей. Пребывание в местах лишения свободы и СИЗО в период незаконного осуждения и незаконного применения меры пресечения в виде заключения под стражу нередко приводит к расстройству здоровья, получению травмы, появлению или обострению хронических заболеваний. У потерпевшего понижается общая и профессиональная трудоспособность.

Требование о возмещении вреда может быть заявлено законным представителем реабилитированного.

Порядок возмещения имущественного вреда, причиненного незаконным или необоснованным привлечением к уголовной ответственности, либо незаконным применением меры уголовно-процессуального принуждения, заключается в следующем. Необходимым условием возмещения имущественного вреда, причиненного незаконными действиями должностных лиц и органов в сфере уголовного судопроизводства, является обращение реабилитируемого, либо лица, в отношении которого были незаконно применены меры уголовно-процессуального принуждения, в уполномоченные органы для определения размера причиненного вреда. Такое обращение должно быть направлено в орган, вынесший постановление о прекращении уголовного дела, а также в суд, постановивший оправдательный приговор, а в случае, если уголовное дело прекращено по реабилитирующему основанию или приговор изменен вышестоящим судом, – в суд, рассмотревший дело по первой инстанции.

Сроки принятия решения о таком обращении ограничены сроком исковой давности. Срок исковой давности на возмещение реабилитируемому, либо лицу, в отношении которого были незаконно применены меры уголовно-процессуального принуждения, вреда в соответствии со ст. 196 ГК РФ установлен в 3 года со дня получения копии оправдательного приговора, определения, постановления суда, либо постановления прокурора, следователя, дознавателя, а также извещения о разъяснении порядка возмещения вреда, связанного с уголовным преследованием[21] . Приостановление срока давности, согласно ст. 202 ГК РФ, может иметь место при наличии следующих оснований:

1) если предъявлению иска препятствовало чрезвычайное и непредотвратимое при данных условиях обстоятельство (непреодолимая сила);

2) если истец или ответчик находится в составе Вооруженных Сил, переведенных на военное положение;

3) в силу установленной на основании закона Правительством Российской Федерации отсрочки исполнения обязательств (мораторий);

4) в силу приостановления действия закона или иного правового акта, регулирующего соответствующее отношение.

Течение срока исковой давности приостанавливается при условии, если указанные в ч. 1 ст. 202 ГК РФ обстоятельства возникли или продолжали существовать в последние шесть месяцев срока давности, а если этот срок равен шести месяцам или менее шести месяцев – в течение срока давности[22] .

Со дня прекращения обстоятельства, послужившего основанием приостановления давности, течение ее срока продолжается. Остающаяся часть срока удлиняется до шести месяцев, а если срок исковой давности равен шести месяцам или менее шести месяцев – до срока давности[23] .

Требование о возмещении имущественного вреда, согласно ч. 3 ст. 135 УПК РФ, может быть заявлено законным представителем реабилитируемого. Законными представителями, наделенными правом обращения с требованиями о возмещении имущественного вреда, признаются, согласно п. 12 ст. 5 УПК РФ родители, усыновители, опекуны или попечители несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого, подсудимого, осужденного.

По получению требования о возмещении имущественного вреда соответствующими органами в течение месяца решается вопрос о возмещении убытков и определяется размер суммы, подлежащей выплате.

На практике должностные лица часто возлагают на самих граждан обязанность представлять документы, имеющие значение для определения размера ущерба, причиненного реабилитируемому лицу.

Копия постановления о производстве выплат или о возмещении вреда в течение 3 суток со дня его вынесения заверяется гербовой печатью учреждения и направляется реабилитируемому, а в случае его смерти – наследникам, родственникам или иждивенцам умершего. Данный документ служит бесспорным основанием для получения указанной в нем суммы с соответствующего счета в банке по чеку, выписанному финансовым отделом местной администрации по месту жительства реабилитируемого. Чек выдается финансовым отделом не позднее 5 суток со дня предъявления копии указанного постановления.

2.2 Возмещение последствий морального вреда.

Моральный вред, причиненный личности в уголовном процессе незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда, представляет собой изменение социально-нравственного статуса, психического состояния гражданина, претерпевание им незаслуженных нравственных и физических страданий.

Это может быть доброе имя, уважение, почет, репутация. Это и те моральные, нравственные, духовные, умственные и другие качества, по которым оценивается человек со стороны окружающих или которыми оценивает себя он сам.

Из содержания ч. 1 ст. 151 ГК РФ и руководящих разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации “Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда” от 20.12.94 г явствует, что под моральным вредом следует понимать нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающим на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага либо нарушающими его личные неимущественные права или имущественные права. Моральный вред, в частности, может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой близких родственников, невозможностью продолжать активную общественную жизнь, потерей работы, раскрытием семейной, врачебной тайны.

Таким образом, моральный вред есть претерпевание нравственных (обида, страх, возмущение, горе, чувство утраты и т.п.) и физических страданий (боль, удушье, головокружение, тошнота, зуд, жжение и т.п.), унижения, стеснения свободы личности.

Согласно действующему уголовно-процессуальному законодательству, возмещение морального вреда в структуре уголовно-процессуальной реабилитации включает (ст. 135 УПК РФ):

¾ принесение прокурором от имени государства официального извинения реабилитируемому за причиненный ему вред;

¾ возможность компенсации за причиненный моральный вред в денежном выражении;

¾ восстановление необоснованно пострадавшей репутации путем сообщения о реабилитации в средствах массовой информации в случае, если сведения о задержании, заключении под стражу, временном отстранении от должности, применении принудительных мер медицинского характера, об осуждении реабилитируемого и иных примененных к нему незаконных действиях были опубликованы в печати, распространены в других средствах массовой информации;

¾ направление письменных сообщений о принятых решениях, оправдывающих гражданина, по месту его работы, учебы или месту жительства.

Процедура принесения прокурором официального извинения от имени государства реабилитируемому за причиненный вред действующим законодательством не регламентирована, что вызывает определенные вопросы на практике. В законе необходимо указать, что в публичной форме извинение может быть допустимым только по желанию пострадавшей стороны.

Основным содержанием официального извинения является публичное признание ошибки, допущенной органами расследования и судом, объявление о том, что ранее оглашенные данные о подозрении, обвинении или объявлении о виновности человека в совершении преступления, порочащие его честь и достоинство, не соответствуют действительности.

Невозможность точной оценки причиненных душевных страданий во многом предопределяет известную еще с прошлых веков доктрину о том, что при определении размера денежного вознаграждения, свободное и справедливое судейское усмотрение является неотъемлемой составной частью института компенсации морального вреда.

Современное законодательство России, создав институт денежной компенсации морального вреда, во многом основывается на идее свободного усмотрения, не установив никаких реальных минимальных и максимальных ограничений денежной суммы, которая может быть взыскана в качестве компенсации за причиненные физические и нравственные страдания. Упорядочивание размеров компенсационных выплат будет способствовать установлению более справедливого отношения государства к каждому из своих граждан. При неограниченном судейском усмотрении могут возникнуть ситуации, когда, например, незаконно находившийся под подпиской о невыезде и надлежащем поведении гражданин в итоге получит намного большую компенсационную выплату, нежели оправданный, проведший аналогичный период времени в следственном изоляторе.

Сумма возмещения каждый раз определяется судом в зависимости от обстоятельств дела и личности пострадавшего. При оценке морального вреда, причиненного гражданину незаконным или необоснованным уголовным преследованием, или незаконным применением меры процессуального принуждения, суду необходимо учитывать:

¾ характер и степень физических и нравственных страданий, исходя при этом из фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего;

¾ требования разумности и справедливости;

¾ иные заслуживающие внимания обстоятельства.

В рамках возмещения морального вреда в процессе уголовно-процессуальной реабилитации реабилитируемому предоставлено право обратиться с требованием сделать сообщение о реабилитации в средствах массовой информации, если сведения о задержании реабилитируемого, заключении его под стражу, временном отстранении его от должности, применении к нему принудительных мер медицинского характера, об осуждении и иных примененных к нему незаконных действиях были опубликованы в печати, распространены по радио, телевидению или в иных средствах массовой информации. В случае смерти реабилитированного право на заявление такого требования переходит к его близким родственникам или родственникам, перечисленным в п. 4 ст. 5 УПК РФ.

Опровержение не соответствующих действительности порочащих доброе имя гражданина сведений, в том числе в средствах массовой информации, предусмотрено и гражданским законодательством (ч. 2 и ч. 3 ст. 152 ГК РФ).

Также, в рамках возмещения морального вреда, причиненного незаконным или необоснованным уголовным преследованием или осуждением, действующим уголовно-процессуальным законодательством реабилитируемый наделен правом требовать направления письменных сообщений о принятых решениях, оправдывающих гражданина, по месту его работы, учебы или месту жительства (ч. 4 ст. 136 УПК РФ).

Направление письменных сообщений о принятых решениях, оправдывающих гражданина, по месту его работы, учебы или месту жительства, по аналогии с сообщением о реабилитации в средствах массовой информации, осуществляется должностными лицами, признавшими за оправданным либо лицом, в отношении которого прекращено уголовное преследование, право на реабилитацию. Инициатива направления подобных сообщений, согласно закону, должна исходить от реабилитируемого, а в случае его смерти – от его близких родственников или родственников, перечисленных в п. 4 ст. 5 УПК РФ. Они должны обратится к указанным выше должностным лицам с письменным заявлением. В заявлении излагается просьба о направлении соответствующего официального письменного сообщения тем или иным адресатам, перечень которых ограничен законом. Срок направления подобного сообщения – 14 суток с момента поступления соответствующему должностному лицу заявления от реабилитируемого и до отправления сообщения адресату.

Заключение

Возникнув как способ восстановления нарушенных прав, институт реабилитации был закреплен в различных правовых актах, что создавало трудности в применении данных норм. Уголовно-процессуальный кодекс РФ обобщил ранее существовавшее законодательство и ввел принципиально новую для уголовного процесса главу. Это значительно облегчило действие института реабилитации, так как в одном законе были объединены нормы различных отраслей права.

Под реабилитированным в уголовном процессе следует понимать восстановленное в правах и свободах лицо, признанное невиновным в совершении преступления, которому возмещен вред, причиненный в связи с уголовным преследованием, в случае реализации данным лицом своего права на его возмещение. Данные правоотношения можно охарактеризовать как облеченные в правовую форму общественные отношения по возвращению утраченных гражданином прав и преимуществ, ликвидации правоограничений, связанных с незаконным привлечением к уголовной ответственности, и по возмещению причиненного вреда при наличии такой необходимости.

Под частичной реабилитацией следует понимать признание незаконной или необоснованной части подозрения, предъявленного обвинения, либо осуждения лица, с последующим восстановлением его прав и свобод, ограниченных в данной части уголовного преследования, либо осуждения, а также возмещение вреда в той мере, в какой он был при этом незаконно или необоснованно причинен, при наличии требования данного лица о таком возмещении.

Несмотря на довольно регламентированный порядок возмещения вреда, причиненного незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия и прокуратуры, на практике эти нормы остаются практически нереализованными. И дело даже не в сложности данного механизма, ведь, как показывают средства массовой информации, известны случаи возмещения гражданам причиненного ущерба. Дело в самих пострадавших. Уже не то время, когда данные вопросы решались только в рамках гражданского права, не отражавшего в полной мере всех особенностей публичных правоотношений. Основными факторами, способствующими отказу от реализации своих прав на возмещение материального и, в основном, морального вреда, причиненного незаконным или необоснованным уголовным преследованием, являются отсутствие достаточно ясных разъяснений должностных лиц, вынесших реабилитирующее решение, о порядке реализации данных прав, а также отсутствие веры в положительное разрешение этого вопроса из-за несовершенства законодательного урегулирования. Лицо не будет признано реабилитированным в уголовном процессе до того момента, пока не получит реального возмещения рассматриваемого вреда, но при этом оно должно заявить в установленном уголовно-процессуальным законом порядке требование о таком возмещении.

На практике возникают проблемы при разрешении нестандартных ситуаций возмещения издержек, например, понесенных близкими родственниками реабилитируемого на поездки, телеграфные переговоры с органами расследования и правосудия, денежные и вещевые передачи в период содержания лица под стражей. Отказ возместить такие расходы обосновывается обычно тем, что эти издержки компенсируются лишь лицам, непосредственно привлекавшимся к ответственности. Несмотря на то, что и на сегодняшний день закон не предусматривает прямого ответа на данный вопрос, он должен решаться в пользу реабилитируемых граждан и их родственников. Нормы закона о реабилитации призваны гарантировать восстановление прежнего положения, в котором пострадавший и его близкие находились до совершения неправомерных действий, ущемивших их права и законные интересы. Поэтому указанные выше расходы должны входить в понятие “иные расходы” и возмещаться в полном объеме.

Список использованных источников.

1. Конституции РФ, "Российская газета", N 7, 21.01.2009.

2. Уголовно-процессуальный кодекс РФ, "Парламентская газета", N 241-242, 22.12.2001.

3. Гражданский кодекс РФ (часть вторая), "Собрание законодательства РФ", 05.12.1994, N 32, ст. 3301.

4. Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1995. № 3.

5. Бюллетень Верховного Суда РСФСР. 1965. № 1.

6. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РФ (под ред. В.И.Радченко) – М.: Юстицинформ, 2004.

7. Российское законодательство Х - ХХ веков. Т. 4. Судебные реформы/ Под ред. Б.В. Виленского. – М., 1991.

8. Сборник законодательных актов о труде. – М., 1970.

9. Карнович Е. Русские чиновники в былое и настоящее время. – СПб., 1997.

10. Гуссаковский П.Н. Вознаграждение за вред, причиненный недозволенными деяниями // Журнал Министерства юстиции – 1912, № 12.

11. Справочник по законодательству для судебно-прокурорских работников. – М., 1949. Т. 1.

12. Безлепкин Б.Т. Возмещение вреда, причиненного гражданину судебно-следственными органами. М., 1979.

13. Божьев В.П. Уголовный процесс. – М., Спарк, 2002.

14. Безлепкин Б.Т. Уголовный процесс России. – М., Спарк, 2004.

15. Глыбина А.Н., Якимович Ю.К. Реабилитация и возмещение ущерба в порядке реабилитации в уголовном судопроизводстве России. – Томск, Изд-во Томского университета, 2006.

16. Радченко В.И. Уголовный процесс. – М., Юстицинформ, 2006.

17. Григорьев В.Н., Победкин А.В., Яшин В.Н. Уголовный процесс. – М., Эксмо, 2007.

18. Уголовно-процессуальное право Российской Федерации: Учебник / Под ред. П.А. Лупинской. – М., Юристъ, 2007.

19. Смирнов А.В., Калиновский К.Б. Уголовный процесс. – М., Кнорус, 2008.

20. Климович Е.С. Размер денежной компенсации морального вреда в случае нарушения прав гражданина // "Закон", N 8, август 2007.

21. Петрухин И.Л. Реабилитация. //Законодательство – N 3, март 2004 г.

22. Химичева О. Реабилитация в уголовном судопроизводстве. // Законность – № 9. 2003.

23. Кронов Е.В. О реализации принципов состязательности и равноправия сторон в уголовном процессе России// "Журнал российского права", N 2, февраль 2008.

24. Михайлова И.А. Актуальные проблемы возмещения вреда, причиненного гражданину незаконным привлечением к уголовной ответственности // Юрист, № 4.2006.


[1] ч. 1 ст. 17 Конституции Российской Федерации

[2] ст. 53 Конституции Российской Федерации

[3] ст.6 УПК РФ

[4] гл. 18 УПК РФ

[5] Российское законодательство Х - ХХ веков. Т. 4. Судебные реформы / Под ред. Б.В. Виленского. М., 1991. С. 365.

[6] Карнович Е. Русские чиновники в былое и настоящее время. СПб., 1997. С. 294

[7] Российское законодательство X-XX веков. Т. 8. Судебные реформы / Под ред. Б.В. Виленского. М., 1991. С. 120-384.

[8] Гуссаковский П.Н. Вознаграждение за вред, причиненный недозволенными деяниями // Журнал Министерства юстиции. 1912. № 12. С. 50-60.

[9] Сборник законодательных актов о труде. М., 1970. С. 143.

[10] Справочник по законодательству для судебно-прокурорских работников. М., 1949. Т. 1. С. 496.

[11] Бюллетень Верховного Суда РСФСР. 1965. № 1

[12] Безлепкин Б.Т. Уголовный процесс России. М., Спарк, 2004. С. 303.

[13] Безлепкин Б.Т. Возмещение вреда, причиненного гражданину судебно-следственными органами. М., 1979. С.145.

[14] Петрухин И.Л. Реабилитация. "Законодательство", N 3, март 2004 г. С. 42.

[15] ч. 2 ст. 133 УПК РФ

[16] Смирнов А.В., Калиновский К.Б. Уголовный процесс. – М., Кнорус, 2008. С. 349.

[17] 1 ст. 134 УПК РФ

[18] ч. 2 ст. 212 УПК РФ

[19] Химичева О. Реабилитация в уголовном судопроизводстве // Законность. 2003. № 9. С. 17.

[20] Радченко В.И. Уголовный процесс. – М., Юстицинформ, 2006. С. 297.

[21] ч. 2 ст. 135 УПК РФ

[22] ч. 2 ст. 202 ГК РФ

[23] ч. 3 ст. 202 ГК РФ

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий