регистрация / вход

Религия и закон проблемы взаимодействия

Дворникова Оксана Александровна - научный сотрудник отдела теории законодательства ИЗиСП. На разных исторических этапах вопрос о приоритете религии или закона в регулировании общественных отношений решался по-разному. Это во многом зависело от силы авторитета церкви для правящих кругов, что определяло государственную политику в отношении религии в целом.

РЕЛИГИЯ И ЗАКОН: ПРОБЛЕМЫ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ

Дворникова Оксана Александровна - научный сотрудник отдела теории законодательства ИЗиСП.

На разных исторических этапах вопрос о приоритете религии или закона в регулировании общественных отношений решался по-разному. Это во многом зависело от силы авторитета церкви для правящих кругов, что определяло государственную политику в отношении религии в целом. Вместе с тем государственная власть по самой своей природе чужда власти церковной: объединениям верующих присуща религиозная нормотворческая власть, которая распространяется только на верующих и обеспечивается убежденностью в непоколебимости религиозных догматов. Кара за нарушение религиозных норм, как правило, наступает после смерти <1>; государственная же власть обладает особыми признаками, вытекающими из ее публичной природы. Нарушение установленных государством нормативов влечет за собой реальные и зачастую весьма ощутимые для виновного лица неблагоприятные последствия личного или имущественного характера.

--------------------------------

<1> См.: Чиркин В.Е. Законодательная власть. М., 2008. С. 45 - 46.

Взаимосвязь религии и закона глубока и сложна. Многие законодательные положения имеют религиозно-нравственные корни (запрет убийства, кражи и т.д.). В то же время и деятельность церкви (каноническая, догматическая и богослужебная) в настоящее время не может выходить за рамки закона и подрывать установленный в государстве правопорядок.

Под религией (от лат. religio - набожность, святыня, предмет культа) в общем смысле понимается вера, исповедание, богопочитание или основа духовного убеждения <2>; мировоззрение и мироощущение, а также соответствующее поведение и специфические действия (культ), основанные на вере в существование Бога или богов <3>. В советское время религией признавалась одна из форм общественного сознания, мировоззрение, не совместимое с научным миропониманием, основанное на вере в существование сверхъестественных сил, извращенное, фантастическое отражение в сознании людей господствующих над ними природных и общественных сил <4>. В настоящее время наука, освободившись от уз советской идеологии, отрицательных оценок религии как таковой не дает. Однако современное общество, провозглашая принципы плюрализма мнений, свободы вероисповедания и толерантности, до сих пор полностью не освободилось от проявлений религиозной розни.

--------------------------------

<2> См.: Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка: В 4 т. Т. 4. М., 2000. С. 90.

<3> См.: Большой российский энциклопедический словарь. М., 2003. С. 1313; Новый энциклопедический словарь. М., 2004. С. 1018.

<4> См.: Большая советская энциклопедия / Гл. ред. Б.А. Введенский. М., 1955. С. 335; Ожегов С.И. Словарь русского языка. Около 57000 слов / Под ред. Н.Ю. Шведовой. М., 1973. С. 623; Словарь русского языка: В 4 т. Том III / Под ред. А.П. Евгеньевой. М., 1983. С. 704.

В разные времена религия использовалась для достижения политических целей. Ситуация, при которой государственная власть имеет решающее влияние на церковь, обозначается термином "цезарепапизм". На российской почве цезарепапизм процветал в Российской империи - в результате реформ Петра I управление православной церковью было возложено на Святейший правительствующий Синод. При этом император-мирянин (хотя и помазанник Божий) являлся верховным хранителем веры, а высшая церковная инстанция, учрежденная самодержавной властью, была правительственным учреждением <5>. С этого времени, вплоть до 1917 г., в Русской Православной Церкви не было Патриарха, его заменил Синод, руководимый светским чиновником - обер-прокурором <6>. Православная церковь в тот период фактически и юридически была частью государственного аппарата и официально именовалась ведомством православного вероисповедания. В целом переплетение юридических норм с каноническими, обеспечение исполнения церковных предписаний мерами государственного принуждения, а велений закона также и религиозной карой - отмечают ученые - одна из основных черт взаимоотношения религиозных и законодательных норм в дореволюционной России <7>.

--------------------------------

<5> См.: Алексеев А.В. К вопросу о положении православной церкви в российском государстве к началу XX века // История государства и права. 2008. N 3. С. 18.

<6> См.: Наумов С. Церковь и государство: история и современность // Государственная служба. 2004. N 3. С. 120.

<7> См.: Клочков В.В. Закон и религия. От государственной религии в России к свободе совести в СССР. М., 1982. С. 41.

Ситуация, когда церковь управляет делами государства, называется папоцезаризм. Данное явление было особенно распространено в эпоху Средневековья, когда католическая церковь во многом определяла политическую ситуацию в Европе. В настоящее время папоцезаризм в чистом виде существует только в Ватикане.

Сегодня в большинстве стран мира религиозные нормы и законы государства имеют самостоятельные сферы действия. Вместе с тем в отдельных государствах религия до сих пор имеет большое регулятивное значение. Иногда религии на законодательном уровне придается статус государственной (национальной, официальной или религии народа) <8>.

--------------------------------

<8> См. подробнее: Потанина С.В. Некоторые аспекты взаимоотношений государства и религии за рубежом // Журнал российского права. 2001. N 4. С. 110.

Так, в части 1 статьи 3 Конституции Греции провозглашается, что господствующей в Греции является религия Восточно-православной Церкви Христовой <9>. Согласно пункту 4 части I Конституции Дании Евангелическая лютеранская церковь является официальной церковью Дании и как таковая пользуется поддержкой государства <10>. Указанное вероисповедание признается государственной религией и в Норвегии - так гласит § 2 раздела "А" Конституции Норвежского Королевства <11>.

--------------------------------

<9> См.: Конституции государств Европы: В 3 т. Т. 1 / Под общ. ред. Л.А. Окунькова. М., 2001. С. 646.

<10> См.: Там же. С. 761.

<11> См.: Конституции государств Европы: В 3 т. Т. 2. С. 658.

Римско-католическая церковь имеет статус государственной в Княжестве Лихтенштейн (ст. 37 Конституции Княжества Лихтенштейн <12>), в Мальтийской Республике (ч. 1 ст. 2 Конституции Мальтийской Республики <13>) и в Княжестве Монако (ст. 9 Конституции Княжества Монако <14>). Государственный статус римско-католической апостольской религии придается также ст. 5 Конституции Республики Коста-Рика <15>, ст. 3 Конституции Республики Боливии <16> и ст. 82 Конституции Республики Парагвай <17>.

--------------------------------

<12> См.: Там же. С. 379.

<13> См.: Там же. С. 469.

<14> См.: Там же. С. 591.

<15> См.: Конституции государств Америки: В 3 т. / Под ред. Т.Я. Хабриевой. Т. 1: Северная и Центральная Америка. М., 2006. С. 411.

<16> См.: Конституции государств Америки: В 3 т. Т. 3: Южная Америка. С. 57.

<17> См.: Там же. С. 715.

В государствах "исламского мира" (Алжир, Афганистан, Египет, Иордания, Ирак, Иран, Кувейт, Ливан, Объединенные Арабские Эмираты, Пакистан, Палестина, Саудовская Аравия, Сирия, Тунис, Турция и др.) религия не отделена от государства и играет ведущую роль в решении самых разных вопросов общественной и политической жизни. Признается, что закрепленные в Коране религиозные нормы даны от Аллаха и являются истинными, поэтому юридический закон не может от них отступать. Главные книги религии ислама - Коран и Сунна являются одновременно и основными источниками мусульманского права. Как право в целом, так и правоприменение в данных странах основывается на религиозных догматах.

В ряде стран отдельные вероисповедания хотя и не признаются главенствующими законодательно, но фактически таковыми являются. Например, в Израиле, по сути, официальная и общепризнанная религия - иудаизм. При этом историко-культурное значение нормативного содержания иудейского вероучения связывается с приспособлением средств религиозного характера к решению проблем этнической идентичности, сохранению сложившегося уклада жизни <18>. Признается, что иудаизм в Израиле содействует сохранению самобытности еврейского народа, государства и права.

--------------------------------

<18> См.: Марченко М.Н. Основные принципы иудейского права // Вестник Московского университета. Сер. 11. Право. 2001. N 1. С. 66.

В дореволюционной России под прямым действием религиозных норм находились брачно-семейные отношения, большая часть школьного образования, похоронное дело. Об особой нормативной роли религии в жизни общества свидетельствовало и то, что церковное право преподавалось во всех университетах на юридических факультетах <19>. После революции 1917 г. эти группы отношений были подведены под действие общегражданского законодательства благодаря Декрету СНК РСФСР от 23 января 1918 г. "Об отделении церкви от государства и школы от церкви" <20>. В то же время последовали эпохальные решения в жизни церкви в 1917 - 1918 гг. Поместный Собор Православной Российской Церкви принял ряд актов, направленных на реорганизацию всей системы церковного управления и восстановление Патриаршества, что проложило рубеж между двумя периодами русской церковной истории <21>. Хотя в 1918 г. церковь была юридически полностью отделена от государства, отношение к религии советской власти было далеко от позитивного, ведь альтернатив государственной коммунистической идеологии не должно было существовать. Только с началом коренного реформирования всего уклада российского общества и государства во второй половине 80-х гг. XX в. значение религии в системе нравственных ценностей стало во многом осознаваться заново.

--------------------------------

<19> См.: Варьяс М. Церковное право (исторический очерк) // Библия и конституция: Сб. ст. М., 1998. С. 89.

<20> Газета Рабочего и Крестьянского Правительства. 1918. 23 янв.

<21> См.: Цыпин В.А. Определения и постановления Поместного Собора Православной Российской Церкви 1917 - 1918 гг. // Богословский вестник. 1993. N 1. С. 102.

Сегодня в России никакие решения церкви не являются обязательными, что соответствует светскому характеру государственной власти. Светскость государства, как указывает И.В. Понкин, означает отделение от государства религиозных объединений и объединений, деятельность которых направлена на распространение идеологии; недопустимость установления общеобязательной религии или идеологии <22>. В то же время государство посредством закона и иных нормативных правовых актов устанавливает правила создания (регистрации) и деятельности религиозных организаций на его территории, предусматривает меры юридической ответственности (административного и уголовно-правового характера) за нарушение данных нормативов.

--------------------------------

<22> См.: Понкин И.В. Светскость государства. М., 2004. С. 48.

Россия является многонациональным и многоконфессиональным государством, на ее территории проживают представители различных религий: православия, иных христианских течений, ислама, буддизма и других учений религиозной направленности. Только за период с 1990 по 2000 г. количество религиозных объединений, зарегистрированных на территории России, выросло с 16 до 65 наименований <23>. При этом отношение граждан нашей страны к религии неоднозначно. Так, например, Всероссийский центр изучения общественного мнения (ВЦИОМ) 25 - 26 августа и 1 - 2 сентября 2007 г. проводил опросы об отношении россиян к религии, оценке ее роли в современном обществе и взаимоотношении церкви и государства <24>. Данные опроса показали, что половина россиян верующие, в их числе 10% регулярно посещают церковь, соблюдают все обряды и ритуалы, а 43% в церковь ходят только по праздникам и всех обрядов и ритуалов не исполняют. Треть респондентов (31%) допускает существование Бога, но мало интересуется церковной жизнью. Убежденные атеисты составляют 6% опрошенных, и 8% не задумываются на тему отношения к религии. Самая массовая религия в России - православие (75% опрошенных), 8% составляют мусульмане. К какому-либо другому вероисповеданию себя относят не более 1 - 2% респондентов. При этом люди тянутся к религии в первую очередь потому, что хотят приобщиться к национальной традиции; видят в вере нравственный идеал; хотят найти утешение в горе, жизненных трудностях (19 - 21% опрошенных).

--------------------------------

<23> См.: Григорьева Л.И. Новые религиозные движения и государство в современной России // Законодательство о свободе совести и правоприменительная практика в сфере его действия: Материалы семинаров, ноябрь - декабрь 2000 г., Москва / Под ред. А.В. Пчелинцева, Т.В. Томаевой. М., 2001. С. 90.

<24> См.: http://wciom.ru/arkhiv/tematicheskii-arkhiv/item/single/8954.html?no_-cache=1&cHash=6c139e501c.

По данным Фонда "Общественное мнение" (ФОМ), опубликованным по результатам опроса населения "Религиозная идентичность и воцерковленность" от 24 апреля 2008 г. <25>, 26% респондентов заявили, что не считают себя верующими людьми. Большинство опрошенных (59%) считают себя православными, 2% заявляют о принадлежности к другим христианским конфессиям, 6% - к исламу, 2% - к иным религиям, 5% затруднились назвать определенную конфессию. Включенность в церковную жизнь поддерживается сравнительно немногими: лишь 10% респондентов, называющих себя православными, ходят в храм не реже одного раза в месяц.

--------------------------------

<25> http://bd.fom.ru/report/map/d081623

На основании приведенных опросов можно сделать вывод, что большинство граждан России относятся к религии скорее интуитивно, во многом следуя религиозным традициям, сохранившимся в их семьях, чем осознанно. Вместе с тем религиозный фактор может играть значительную идеологическую и мировоззренческую роль в обществе (причем не всегда положительную), что необходимо учитывать как при разработке нормативных правовых актов, затрагивающих вопросы вероисповедания, так и при определении государственной политики в отношении религии в целом.

По мнению ученых, нынешнее российское свободолюбие лишено твердых мировоззренческих оснований, оно представляет собой не более чем стихийный, эмоциональный протест против произвола и насилия <26>. Это можно объяснить тем, что в советское время государственная идеология во многом пыталась занять место религии в умах людей, из-за чего немало религиозно-нравственных ценностей было утрачено.

--------------------------------

<26> См.: Пчелинцев А.В. Свобода религии и права верующих в современной России. М., 2007. С. 7.

Проблема поиска общих мировоззренческих устоев для всего общества перекликается с вопросом о правомерности признания приоритета какого-либо вероисповедания перед другими религиозными течениями. В дореволюционной России этот вопрос решался однозначно: неравенство религий было провозглашено официально, православие пользовалось исключительным правом пропаганды своего учения, все остальные церкви были лишь "терпимы" <27>. Мнения об особой роли православия в жизни России распространены и в настоящее время. Так, например, В.В. Пущанский пишет: "Необходим нравственно-религиозный фундамент для дальнейшего развития Российского государства и общества. Российская Православная Церковь представляет собой тот общественный институт, который может помочь преодолеть пропасть между богатыми и бедными, народом и властителями, смягчить зависть и злобу в сердцах обнищавших духом людей" <28>. Издавая любой закон или указ, по мнению А.А. Куприянова, необходимо в полной мере учитывать правосознание народа, а оно имеет библейские корни <29>. Однако вряд ли правосознание всего российского народа имеет библейские корни. Уважая православие как религию подавляющего большинства населения страны и признавая его особую историческую роль в становлении и развитии российской государственности, юридически приоритетным по отношению к другим религиям его считать не следует.

--------------------------------

<27> См.: Гольст Г.Р. Религия и закон. М., 1975. С. 18.

<28> Пущанский В.В. Государство, общество и православная церковь в условиях российской ментальности // История государства и права. 2006. N 11. С. 8.

<29> Куприянов А.А. Библейские корни правосознания россиян // Библия и конституция: Сб. ст. М., 1998. С. 83.

Политика России состоит в признании равенства всех религиозных организаций при условии их регистрации и деятельности в установленном законом порядке, невмешательстве в дела государства. В статье 14 Конституции РФ прямо закреплено, что никакая религия не может быть установлена в качестве государственной или обязательной, религиозные объединения отделены от государства и равны перед законом.

Принцип светскости государства поддерживается и на практике. Например, согласно решению Верховного Суда РФ от 22 декабря 2000 г. N ГКПИ00-1419 в удовлетворении жалобы о признании незаконным и отмене постановления ЦИК России о назначении даты дополнительных выборов (совпавшей с Днем Святой Троицы) отказано на том основании, что в России никакая религия не может быть установлена в качестве государственной. Поэтому никакие канонические правила не могут оказывать воздействия на деятельность органов государственной власти, в том числе при решении вопроса о назначении дня выборов, когда он выпадает на день религиозного праздника.

Попытки одной из религий занять главенствующее место могут привести к религиозному тоталитаризму, который чреват нарастанием межцивилизационных противоречий, глубоким социальным расслоением по признаку религиозной принадлежности. А.В. Пчелинцев отмечает, что именно осознание духовного, культурного и религиозного многообразия является основанием для национального единства всей многонациональной и многоконфессиональной страны <30>. Русская Православная Церковь при этом провозглашается одним из институтов гражданского общества, который "...рассматривает себя как частное явление в обществе и не может претендовать на всеобщность, зато получает полную независимость для отправления задач, возложенных на церковь Богом" <31>. Современная цивилизация, отмечает А.А. Красиков, немыслима без религиозного плюрализма - одновременного присутствия на одной и той же территории различных религий без какого-либо подчинения одних другим <32>. Вместе с тем из-за разницы в общественном весе неизбежно выстраивание определенной иерархии во взаимоотношениях с религиозными объединениями. Однако эта иерархия не должна нарушать принципа равноправия религий и вести к дискриминации граждан по религиозному признаку <33>. Для нормального развития федеративных начал в России необходимо учитывать различные мировоззренческие ориентации граждан <34>. При этом необходимо понимать, что сосуществование множества религий и религиозных культур не является препятствием для единения на основе общих базовых ценностей <35>.

--------------------------------

<30> См.: Пчелинцев А.В. Указ. соч. С. 11.

<31> Грудцына Л.Ю. Церковь как связующее звено между гражданским обществом и государством в России // Адвокат. 2007. N 9. С. 81.

<32> См.: Красиков А.А. Три источника и три составные части религиозного национал-глобализма // Религия и право. 2004. N 3. С. 7.

<33> См.: Верховский А. Власть и религия в современной России // Свободная мысль - XXI. 2004. N 4. С. 146.

<34> См.: Жосан Г. Русская православная церковь и современное государство: конституционно-правовой аспект // Религия и право. 2004. N 3. С. 20.

<35> См.: Ситников А.В. Православие и проблемы модернизации России // Религия и право. 2004. N 3. С. 16.

Последователи всех функционирующих в рамках закона религиозных течений равны в своих гражданских правах и свободах как граждане одной страны и как верующие. В условиях религиозного многообразия очень важно найти те правовые средства и механизмы, которые обеспечат и гарантируют мирное сосуществование представителей разных конфессий на территории нашей страны, не допустят проявлений религиозного экстремизма.

Ученые отмечают, что механизм государственной вероисповедной политики сегодня в целом характеризуется структурной раздробленностью и межведомственной разобщенностью подразделений, призванных представлять интересы государства в его отношениях с религиозными организациями <36>. В этой связи взаимоотношения государства и церкви должны строиться на следующих началах: отделение религиозных объединений от государства; равное отношение государства ко всем конфессиям; подчинение религиозных объединений предписаниям закона; недопустимость наделения религиозных объединений государственными полномочиями; невмешательство государства в дела церкви и церкви в дела государства; светскость государственного образования <37>. Взаимодействие властных структур и научных учреждений, так или иначе занимающихся вопросами религии, следует осуществлять на основе единой стратегической линии поведения, выработанной на базе демократических принципов гражданского общества и правового государства, международных норм.

--------------------------------

<36> См.: Залужный А.Г. Государство и религия в России: проблемы взаимодействия // Россия реформирующаяся: Ежегодник. Вып. 7 / Отв. ред. М.К. Горшков. М., 2008. С. 501.

<37> См.: Комкова Г.Н. Равенство прав независимо от отношения к религии // Правоведение. 2003. N 1. С. 20.

Юридические основы реализации права человека и гражданина на свободу вероисповедания и правовые принципы деятельности религиозных объединений направлены на гарантирование равных условий для выражения своих взглядов представителями разных религий. Так, в соответствии с п. 2 ст. 9 Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г. право на свободу мысли, совести и религии подлежит лишь таким ограничениям, которые установлены законом и необходимы в демократическом обществе в интересах общественной безопасности, для охраны общественного порядка, здоровья или нравственности или для защиты прав и свобод других лиц. Аналогичная по смыслу норма содержится также в ч. 3 ст. 18 Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 г. и в ч. 3 ст. 14 Конвенции о правах ребенка 1989 г.

Согласно ч. 1 и 2 ст. 19 Конституции РФ все равны перед законом и судом; государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств; запрещаются любые формы ограничения прав граждан по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности. Каждому гарантируется свобода совести и вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию либо не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними (ст. 28 Конституции РФ). Гражданин Российской Федерации в случае, если его убеждениям или вероисповеданию противоречит несение военной службы, а также в иных установленных законом случаях имеет право на замену ее альтернативной гражданской службой (ч. 3 ст. 59 Конституции РФ).

В преамбуле к Федеральному закону от 26 сентября 1997 г. N 125-ФЗ "О свободе совести и о религиозных объединениях" <38> (далее - Закон о свободе совести) говорится, что данный Закон принят в подтверждение права каждого на свободу совести и свободу вероисповедания, а также на равенство перед законом, независимо от отношения к религии и убеждений, основываясь на том, что Российская Федерация является светским государством, признавая особую роль православия в истории России, в становлении и развитии ее духовности и культуры, уважая христианство, ислам, буддизм, иудаизм и другие религии, составляющие неотъемлемую часть исторического наследия народов России, считая важным содействовать достижению взаимного понимания, терпимости и уважения в вопросах свободы совести и свободы вероисповедания.

--------------------------------

<38> СЗ РФ. 1997. N 39. Ст. 4465.

В этой связи следует отметить, не вдаваясь в дискуссии, что свобода совести шире по своему содержанию, чем свобода вероисповедания, хотя чаще всего оба эти понятия смешиваются как в законодательстве, так и в доктрине. С теоретических позиций свобода вероисповедания представляет собой возможность верить в существование такого идеала не в виде кого-то из окружающих, а в виде необычного (божественного) существа, не только самого честного, справедливого, гуманного, но и думающего о нравственной чистоте каждого из нас, помогающего нам выбрать истинный путь, удерживающего от плохих поступков, настраивающего на помощь ближнему <39>. Содержанием свободы вероисповедания является не только исповедание конкретной религии, ее конфессионального или национального направления, но и воздержание от такового, вплоть до атеизма, а также совершение иных действий, не запрещенных Конституцией РФ и федеральными законами <40>. Всемерное гарантирование и защита свободы вероисповедания является одной из приоритетных задач любого демократического правового государства.

--------------------------------

<39> См.: Авакьян С.А. Свобода вероисповедания как конституционно-правовой институт // Вестник Московского университета. Сер. 11. Право. 1999. N 1. С. 9.

<40> См.: Симонов В.А. Национальная политика и конституционно-правовое регулирование свободы совести и вероисповедания в Российской Федерации // Конституционное и муниципальное право. 2007. N 13. С. 19.

В России гарантии свободы вероисповедания закреплены в целом ряде законодательных актов. Так, в Федеральном конституционном законе от 30 мая 2001 г. N 3-ФКЗ "О чрезвычайном положении" <41> говорится, что меры, применяемые в условиях чрезвычайного положения, не должны повлечь за собой какую-либо дискриминацию отдельных лиц или групп населения исключительно по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также по другим обстоятельствам.

--------------------------------

<41> СЗ РФ. 2001. N 23. Ст. 2277.

Часть 3 статьи 59 Конституции РФ и Федеральный закон от 25 июля 2002 г. N 113-ФЗ "Об альтернативной гражданской службе" <42> устанавливают гарантии реализации права гражданина на замену военной службы по призыву альтернативной гражданской службой в случаях, если несение военной службы противоречит его убеждениям или вероисповеданию (ст. 2 Закона). Данные законодательные нормы, по сути, являются примером компромисса между государством и религией. Существующая конституционная обязанность защиты Отечества для определенных групп верующих может быть трансформирована из обязанности несения военной службы, установленной по умолчанию для всех граждан страны (ч. 1 и 2 ст. 59 Конституции РФ), в альтернативную военной гражданскую службу.

--------------------------------

<42> СЗ РФ. 2002. N 30. Ст. 3030.

Запрет дискриминации по признаку религиозной принадлежности устанавливается в законодательстве о референдуме <43>, местном самоуправлении <44>, гражданской <45> и муниципальной <46> службе, а также в избирательном <47>, трудовом <48>, социальном <49> законодательстве и в ряде других действующих законодательных актов Российской Федерации.

--------------------------------

<43> См.: ч. 1 ст. 2 Федерального конституционного закона от 28 июня 2004 г. N 5-ФКЗ "О референдуме Российской Федерации" // СЗ РФ. 2004. N 27. Ст. 2710.

<44> См.: ч. 2 ст. 3 Федерального закона от 6 октября 2003 г. N 131-ФЗ "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" // СЗ РФ. 2003. N 40. Ст. 3822.

<45> См.: п. 3 ст. 4 Федерального закона от 27 июля 2004 г. N 79-ФЗ "О государственной гражданской службе Российской Федерации" // СЗ РФ. 2004. N 31. Ст. 3215.

<46> См.: п. 2 ст. 4 Федерального закона от 2 марта 2007 г. N 25-ФЗ "О муниципальной службе в Российской Федерации" // СЗ РФ. 2007. N 10. Ст. 1152.

<47> См.: ч. 2 ст. 4, ч. 1 ст. 56 Федерального закона от 12 июня 2002 г. N 67-ФЗ "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" // СЗ РФ. 2002. N 24. Ст. 2253.

<48> См.: ст. 3 Трудового кодекса РФ от 30 декабря 2001 г. N 197-ФЗ // СЗ РФ. 2002. N 1. Ч. 1. Ст. 3.

<49> См.: ч. 1 ст. 4 Федерального закона от 2 августа 1995 г. N 122-ФЗ "О социальном обслуживании граждан пожилого возраста и инвалидов" // СЗ РФ. 1995. N 32. Ст. 3198.

Значимы и практически весомы гарантии свободы вероисповедания, закрепленные в законодательстве о судоустройстве и процессуальном законодательстве. Так, согласно ч. 2 ст. 7 Федерального конституционного закона от 31 декабря 1996 г. N 1-ФКЗ "О судебной системе Российской Федерации" <50> суды не отдают предпочтения каким-либо органам, лицам, участвующим в процессе сторонам по признакам их государственной, социальной, половой, расовой, национальной, языковой или политической принадлежности либо в зависимости от их происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, места рождения, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а равно по другим основаниям, не предусмотренным федеральным законом. В ГПК РФ устанавливается, что правосудие по гражданским делам осуществляется на началах равенства перед законом и судом всех граждан независимо от отношения к религии, убеждений. Схожая по своему содержанию норма в отношении правосудия в арбитражных судах содержится в ч. 1 ст. 7 АПК РФ.

--------------------------------

<50> СЗ РФ. 1997. N 1. Ст. 1.

В законодательстве Российской Федерации, устанавливающем основания и меры юридической ответственности, принцип толерантности является одним из приоритетных. Так, согласно ст. 4 УК РФ лица, совершившие преступления, равны перед законом и подлежат уголовной ответственности независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств. Схожая норма в отношении административной ответственности формулируется в ч. 1 ст. 1.4 КоАП РФ.

Для осужденных в ст. 14 УИК РФ устанавливаются особые гарантии реализации их права на свободу вероисповедания. Так, осужденным к ограничению свободы может быть дано разрешение на посещение мест богослужений, находящихся за пределами исправительных центров. К осужденным к аресту или лишению свободы могут быть приглашены священнослужители, принадлежащие к зарегистрированным в установленном порядке религиозным объединениям. Тяжелобольным осужденным, а также осужденным к смертной казни перед исполнением приговора по их просьбе обеспечивается возможность совершить все необходимые религиозные обряды с приглашением священнослужителей.

Законотворческая практика субъектов РФ по вопросу установления общих гарантий свободы совести складывается по-разному. Так, законы о свободе совести и свободе вероисповедания приняты в республиках Адыгея и Башкортостан. В республиках Дагестан, Татарстан и Тыва действуют законы о свободе совести и религиозных организациях (объединениях). В 2001 г. в Тюменской области появился Закон, подробно регламентирующий деятельность религиозных объединений. В Волгоградской области действует закон, призванный, как явствует из его названия, защищать права граждан на свободу вероисповедания на территории Волгоградской области. При этом целый ряд принятых в 1994 - 1999 гг. законов субъектов Федерации о свободе совести и (или) деятельности религиозных организаций и объединений в 2002 - 2003 гг. были признаны утратившими силу (Кабардино-Балкария, Калмыкия, Северная Осетия - Алания, Чувашия, Ингушетия и Свердловская область). Отмена ряда "вероисповедательных" законов субъектов, как представляется, была вызвана как принятием в 1997 г. Закона о свободе совести, закрепившего новые принципы взаимодействия государства и религии, так и изменением социально-политической обстановки в стране в целом. Многие из ранее принятых законов, в том числе касающихся отношений государства и религии, просто перестали отвечать требованиям времени.

Распространенная в 1994 - 1997 гг. практика принятия законодательных актов субъектов РФ, направленных на установление особых правил для ведения миссионерской деятельности, в особенности осуществляемой иностранными религиозными организациями на территории того или иного региона, оказалась в целом неплодотворной. Так, в 1997 - 2001 гг. законы, касающиеся иностранной религиозной миссионерской деятельности, были признаны утратившими силу в Республике Ингушетия, Удмуртской Республике, Алтайском и Приморском краях, Архангельской, Вологодской, Курганской, Липецкой, Орловской, Рязанской, Саратовской, Свердловской, Томской, Тульской и Тюменской областях. Вместе с тем после принятия в 1997 г. Федерального закона "О свободе совести и о религиозных объединениях" отдельные российские регионы в 1999 - 2005 гг. приняли законы о миссионерской деятельности с учетом изменений федерального законодательства. В настоящее время законы, регулирующие вопросы миссионерской деятельности, действуют на территории Республики Северная Осетия - Алания, в Белгородской, Воронежской, Костромской, Курской и Смоленской областях. В Краснодарском крае и Республике Калмыкия "миссионерские" законопроекты соответственно 2002 и 2005 г. силу закона пока не обрели. В других субъектах РФ, например в Астраханской области, вопросы миссионерской деятельности затрагиваются в подзаконных нормативных правовых актах, актах муниципальных образований <51>. В целом вероисповедательная политика субъектов РФ мало отличается от такого рода политики федерального центра.

--------------------------------

<51> См.: Постановление главы администрации Астраханской области от 28 июня 2001 г. N 328 "Об упорядочении деятельности представителей иногородних и иностранных религиозных миссий на территории Астраханской области" // Астраханские известия от 12 июля 2001 г. N 28; Постановление мэра г. Астрахани от 6 февраля 1997 г. N 394-м "Об упорядочении деятельности иногородних и иностранных религиозных миссий в городе Астрахани" // Горожанин. 1997. N 8.

Следует сказать о том, что в зарубежной и российской практике встречаются случаи оправдания религиозными убеждениями уклонения от соблюдения законов и исполнения гражданских обязанностей. Иногда своеобразное истолкование религиозных текстов заставляет приверженцев того или иного вероисповедания отказываться, например, от получения образования, медицинской помощи и ограждать от пользования указанными социальными благами своих детей. Например, широкий общественный резонанс имеют многочисленные случаи отказа адептов секты Свидетелей Иеговы на основании своеобразного толкования отдельных положений Библии о воздержании от крови (Левит, 3:17, 17:10-16; Деяния апостолов, 15:20) от переливания крови себе или своим детям по медицинским показаниям даже в угрожающих их жизни состояниях. За рубежом этот вопрос, как правило, решается достаточно жестко: так, в 1968 г. Верховный суд США постановил, что члены секты Свидетелей Иеговы не имеют права отказываться по религиозным мотивам от переливания крови своим детям <52>. В некоторых случаях по инициативе администрации больниц, если требуется переливание крови, собираются экстренные судебные слушания с тем, чтобы лишить ребенка родительского попечения в целях спасения его жизни <53>.

--------------------------------

<52> См.: Атеизм и религия: вопросы и ответы / В.А. Алексеев, С.А. Арутюнов, А. Ахмедов и др. М., 1987. С. 150.

<53> См.: Петров А.М. Свидетели Иеговы и переливание крови // Религия и право. 2004. N 1. С. 40.

В России порядок действий врачей в случае отказа пациентов или их законных представителей от медицинской помощи по религиозным убеждениям нормативно не урегулирован и в каждой ситуации определяется по-разному. Встречаются в медицинской практике и случаи намеренного нарушения права пациента на отказ от медицинской помощи по религиозным мотивам <54>. Представляется, однако, что только врач может достаточно квалифицированно оценить состояние больного и назначить ему соответствующий метод лечения. Вместе с тем неприемлемая с религиозной точки зрения пациента врачебная помощь как единственно спасительная должна оказываться ему только в крайних случаях - для сохранения его жизни. В такой ситуации отказ от лечения по каким бы то ни было соображениям, по сути, неправомерен.

--------------------------------

<54> См., например, материалы дела: Лариса Константиновна Литовченко против Российской Федерации (жалоба N 69580/01) // Европейский суд по правам человека и Российская Федерация: постановления и решения, вынесенные до 1 марта 2004 г. М., 2005.

Правоприменительные органы нередко сталкиваются и с другими правовыми конфликтами религиозной "окраски". Например, в судебной практике довольно часто встречаются дела по жалобам верующих на присвоение им индивидуального номера налогоплательщика (ИНН), в котором они видят некое антихристианское "число зверя". Позиции высших судов Российской Федерации по указанной проблеме схожи. В соответствующих судебных актах <55> разъясняется, что нет оснований для вывода о том, что присвоение физическому лицу без его согласия идентификационного номера налогоплательщика нарушает свободу совести и вероисповедания либо иные конституционные права и свободы граждан. Указывается также, что не имеется оснований утверждать, что отдельные положения НК РФ нарушают свободу совести и вероисповедания. К тому же Налоговый кодекс не препятствует изменению ИНН в случаях, когда такая необходимость продиктована религиозными убеждениями налогоплательщика.

--------------------------------

<55> См., например, Определение Конституционного Суда РФ от 10 июля 2003 г. N 287-О об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Можнева Ивана Федоровича и коллективной жалобы граждан Гирдюк Татьяны Сергеевны, Маркеловой Людмилы Николаевны, Ращинской Галины Владимировны и других на нарушение их конституционных прав абзацем первым пункта 7 статьи 84 Налогового кодекса Российской Федерации // ВКС РФ. 2003. N 6; Определение Верховного Суда РФ от 1 марта 2006 г. по делу N 13-В05-13 // БВС РФ. 2007. N 2; Определение Конституционного Суда РФ от 21 декабря 2006 г. N 598-О об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Смокотина Вячеслава Витальевича на нарушение его конституционных прав введением в действие паспорта гражданина Российской Федерации // СПС "КонсультантПлюс".

Эти и другие случаи злоупотребления граждан и религиозных объединений правом на защиту свободы вероисповедания, спорами, часто не подкрепленными серьезной аргументацией, вносят диссонанс в работу правоприменительных органов, дезориентируют других верующих, создают ненужную социальную напряженность. Религиозные объединения, как и любые иные объединения граждан, могут функционировать только в рамках установленного в стране правопорядка. Граждане обязаны исполнять требования действующего законодательства независимо от принадлежности к какому-либо вероисповеданию.

С проблемой реализации права на свободу вероисповедания связан вопрос о соотношении государственного образования и религии. Вопросы взаимодействия религии и школы в разные времена и в разных странах решаются неодинаково. В дореволюционной России, как было сказано, многие школы находились в ведении Русской Православной Церкви.

В настоящее время вопросы взаимоотношения религии и государственного образования приобретают особую актуальность, отношение населения к данному вопросу неоднозначно. Так, опрос, проведенный ВЦИОМ в 2007 г. <56>, показал, что россияне отказывают церкви в роли главного источника моральных ценностей для подрастающего поколения. По мнению 67% опрошенных, дети должны приобщаться к нравственности прежде всего в семье, во вторую очередь - в школе (17%). Церковь в качестве источника моральных ценностей называют только 4%, тогда как телевидение и другие СМИ - 5%, литературу и искусство - 3% и армию - 1%.

--------------------------------

<56> См.: http://wciom.ru/arkhiv/tematicheskii-arkhiv/item/single/8954.html?no_cache=1&cHash=6c139e501c.

При этом важно иметь в виду, что отсутствие у школьников и студентов элементарных знаний о религиях и народах, навязываемые СМИ стереотипы, недооценка проблемы религиозных различий может привести к тому, что молодежь станет легкой добычей экстремистки настроенных деятелей или носителем подобных умонастроений <57>. Поэтому религиоведческие учебные предметы должны преподаваться в общеобразовательных государственных школах с соблюдением установленных государственных стандартов при условии объяснения особенностей всех существующих в мире религий и формирования толерантного мировоззрения учащихся.

--------------------------------

<57> См.: Мчедлова М.М. Устойчивость российской цивилизации: испытание толерантностью // Россия реформирующаяся: Ежегодник / Отв. ред. М.К. Горшков. Вып. 7. М., 2008. С. 385.

Грамотная вероисповедательная политика государства, в том числе в отношении религиозного и религиоведческого образования, поможет обеспечить стабильность национально-религиозной обстановки в стране.

Действия по разжиганию религиозной розни, которые получили название религиозного экстремизма, составляют в настоящее время особую угрозу национальной безопасности. Как отмечают ученые, "экстремизм с религиозной окраской становится одной из доминирующих угроз, порождаемой неопределенностью современности" <58>. Предотвращение проявлений экстремизма вообще и религиозного экстремизма в частности является одной из приоритетных задач современной России.

--------------------------------

<58> Там же. С. 379.

Единообразного понимания религиозного экстремизма, как и общего понятия экстремизма, в юридической доктрине не сформировалось. Законодательство идет по пути перечисления признаков экстремизма, не формулируя при этом его общего понятия <59>. Однако исходя из смысла п. 1 ст. 1 Федерального закона от 25 июля 2002 г. N 114-ФЗ "О противодействии экстремистской деятельности" <60> под религиозным экстремизмом можно понимать следующие действия: возбуждение религиозной розни; пропаганда исключительности, превосходства либо неполноценности человека по признаку его религиозной принадлежности или отношения к религии; нарушение прав, свобод и законных интересов человека и гражданина в зависимости от его религиозной принадлежности или отношения к религии; совершение преступлений по мотивам, указанным в п. "е" ч. 1 ст. 63 УК РФ. В доктрине формулируется общее понятие религиозного экстремизма как деятельности в сфере международных отношений, находящей выражение в насильственных попытках навязывания обществу определенной системы религиозных воззрений, а также обоснование либо оправдание такой деятельности <61>.

--------------------------------

КонсультантПлюс: примечание.

Статья В.В. Лапаевой "Политический и религиозный экстремизм: проблемы совершенствования законодательства" включена в информационный банк согласно публикации - "Адвокат", 2001, N 10.

<59> Подробный обзор законодательных актов, затрагивающих вопросы борьбы с религиозным экстремизмом, см.: Лапаева В.В. Политический и религиозный экстремизм: проблемы совершенствования законодательства // Законодательство и экономика. 2001. N 10.

<60> СЗ РФ. 2002. N 30. Ст. 3031.

<61> См.: Забарчук Е.Л. Религиозный экстремизм как одна из угроз безопасности российской государственности // Журнал российского права. 2008. N 6. С. 3.

В субъектах РФ проблема правового обеспечения борьбы с проявлениями религиозного экстремизма решается по-разному. Например, в Республике Дагестан действует Закон от 22 сентября 1999 г. N 15 "О запрете ваххабитской и иной экстремистской деятельности на территории Республики Дагестан" <62>. В Республике Северная Осетия - Алания, Саратовской и Тамбовской областях приняты законы об утверждении целевых программ, рассчитанных на период 2008 - 2010 гг., направленных на предотвращение экстремизма. В Омской области такая программа утверждена Законом Омской области на период с 2006 по 2010 г.

--------------------------------

<62> Дагестанская правда. 1999. 24 сент.

В основной своей части вопросы противодействия экстремизму на региональном уровне решаются при помощи утверждения подзаконными актами субъекта Федерации различных программ, планов мероприятий и стратегий, направленных на профилактику экстремистских проявлений, в том числе религиозной направленности. Такого рода акты приняты в Московской области, городе Санкт-Петербурге, Республиках Башкортостан, Кабардино-Балкария, Хакасия, Ставропольский край, Белгородской, Воронежской области и др. Большое количество "антиэкстремистских" актов принято на уровне местного самоуправления. Активны в этом направлении муниципальные образования Вологодской, Калужской, Костромской, Липецкой, Мурманской, Пензенской, Рязанской, Самарской, Свердловской, Смоленской, Тульской, Челябинской областей, Ханты-Мансийского и Ямало-Ненецкого автономных округов. Наряду с этим в Кабардино-Балкарской Республике и Карачаево-Черкесской Республике законы 2001 и 2002 г. соответственно о противодействии религиозному экстремизму в 2002 - 2003 гг. признаны утратившими силу.

Единой и достаточно эффективной государственной стратегии противодействия любым проявлениям религиозной розни в России пока не сложилось. Вместе с тем представители всех религиозных конфессий должны ценить человеческую жизнь превыше всего. Крайние экстремистские проявления, направленные на дискриминацию по религиозному признаку или физическое уничтожение иноверцев, видятся не только тягчайшим преступлением против мира и безопасности человечества, но и являются грубейшими нарушениями основ любой религии.

Можно сделать общий вывод о том, что религия и закон по своей сути представляют собой разные явления. Переплетение религиозных норм с законами человеческого общежития в древних текстах видится следствием сосредоточения в те времена верховной государственной и духовной власти в одних руках. Признаки, отличающие религиозные нормы от норм позитивного права, вытекают из самой их природы данных социальных явлений. Во-первых, религия дает надежду на спасение души в "другой" жизни, закон же касается физического "мирского" существования человека, предоставляет юридические средства для разрешения повседневных дел. Во-вторых, религия предполагает веру в высшие сверхъестественные силы, закон же подразумевает уважение земных авторитетов - государства в лице его органов управления. В-третьих, нарушение закона влечет вполне физически ощутимые санкции личного или имущественного характера, нарушение же религиозных норм в первую очередь влечет за собой нравственные страдания.

Вместе с тем религия и другие формы человеческой культуры, как справедливо отмечают ученые, взаимодействуют и дополняют друг друга. Религия помогает сохранить равновесие между преемственностью (сохранением старого) и восприятием нового <63>. Религиозные нормы в современном обществе, являясь частью мирового духовного наследия, призваны служить нравственной основой жизни людей, призывать их к состраданию и терпимости. Закон же, признавая религиозное многообразие и основываясь на принципах толерантности, официально устанавливает гарантии реализации права граждан страны на свободу вероисповедания.

--------------------------------

<63> См.: Борисов К.Г. Понятие и содержание права религиозных конфессий и его международно-правовые основы // Московский журнал международного права. 2000. N 4. С. 269.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий