Демократия и проблема формирования правового государства на современном этапе развития общества

ДЕМОКРАТИЯ Определение демократии Что же такое «демократия»? Безусловно не претендуя на какое-либо «конечное», идеальное определение этого сложнейшего понятия, мы попытаемся представить наше видение этой проблемы.

ДЕМОКРАТИЯ

Определение демократии

Что же такое «демократия»? Безусловно не претендуя на какое-либо «конечное», идеальное определение этого сложнейшего понятия, мы попытаемся представить наше видение этой проблемы.

Когда античные мыслители, в особенности такие «столпы» как Платон и Аристотель, отвечали на этот вопрос, они имели в виду прежде всего демократию, как форму правления. Они различали формы правления в зависимости от того, правит ли один, немногие или весь народ и устанавливали три основных состояния: монархию, аристократию и демократию. Однако и Платон, и Аристотель каждую форму правления связывали с известной формой общественной жизни , с некоторыми более глубокими условиями общественного развития. Оба они имели определенный эмпирический материал по вопросу развития и смены политических форм, и оба видели, что если есть в государстве какая-то внутренняя сила, на которой оно держится, несмотря ни на какие бедствия, то формы его меняются. Каждая из этих форм может быть хуже или лучше в зависимости от того, следуют ли они по пути закона или отступают от него, имеют ли они в виду общее благо или собственные интересы правителей. Но все эти формы подвижны и изменчивы. Ни одна из них не является «конечной» и идеально прочной. Это утверждение относилось в том числе и к демократии. В изображении Платона эта изменчивость демократии превращается в порочный круг: с одной стороны это лучшее из правлений, все становятся свободными, каждый получает возможность устраивать свою жизнь по своему желанию, однако с другой стороны, якобы, вследствие «отсутствия в жизни людей твердого плана и порядка» все здесь приходит в расстройство. Изменчивость и подвижность демократии отмечает и Аристотель. Наиболее прочным он считает демократический строй у народов, живущих простой, близкой к природе жизнью. Другие виды демократии кажутся ему подверженными изменениям, причем наихудшим видом он считает тот, в котором под видом господства народа правит кучка демагогов, в котором нет твердых законов, а есть постоянно меняющиеся предписания, в котором судебная система превращается в издевательство над правосудием.

Европейский гуманизм внес значительные «осложнения» в «простоту» греческих определений. Древний мир знал только непосредственную демократию, к которой народ (рабы, разумеется, за народ не считались) сам правит государством через общее народное собрание. Понятие демократии совпало здесь с понятием демократической формы правления , с понятием непосредственного «народоправства». Хотя Руссо также воспроизводил это греческое словоупотребление, однако именно он создал теоретическое обоснование более широкому пониманию демократии, которое утвердилось в наше время. Он допускал, что с верховенством народа могут быть совместимы различные формы государственной власти - и демократическая, и аристократическая, и монархическая. Тем самым он открыл путь для нового понимания демократии как формы государства , в котором верховная власть принадлежит народу, а формы правления могут быть разные[1] .

Позднее понятие демократии было распространено на все формы государства, в котором народу принадлежит верховенство в установлении власти и контроль над нею. При этом допускалось, что свою верховную власть народ может проявлять как непосредственно, так и через представителей. В соответствии с этим демократия определяется прежде всего как форма государства, в которой верховенство принадлежит общей воле народа. Это есть самоуправление народа, без его различия на «черных и белых», «пролетариев и буржуазию», т.е. всей массы народа в совокупности. Следовательно, демократической идее одинаково противоречит всякое классовое господство, всякое искусственное возвышение одного человека над другим, какими бы людьми они ни были. Таким образом, классовая демократическая теория, воспринятая большевиками, являлась противоречием самой себе.

На основании этих определений монархическая Великобритания считается в том числе современной теорией не менее демократичной, нежели республиканская Франция. Равным образом и ряд других монархических стран, как Швеция, Норвегия, Дания, Нидерланды считаются несравненно более демократическими, чем провозглашенные таковыми многие государства Африки или Латинской Америки.

В этом смысле современная политическая мысль пришла к гораздо более сложному представлению о демократии, чем то, которое встречается в античности. Но в другом отношении она не только подтвердила, но и закрепила греческое понимание существа демократии. Выдвинув в качестве общего идеала государственного развития идеал правового государства, мы зачастую рассматриваем демократию как одну из форм правового государства. А так как с идеей правового государства неразрывно связано представление не только об основах власти, но и о правах граждан, правах свободы, то древнее определение демократии как формы свободной жизни здесь органически связывается с самим существом демократии, как формы правового государства.

С этой точки зрения демократия означает возможно полную свободу личности, свободу ее исканий, свободу состязания мнений и систем. Если Платон существо демократии усматривал в том, что каждый человек получает здесь возможность жить, в соответствии со своими желаниями, то это определение как нельзя лучше подходит к современному пониманию демократии. И сейчас идее демократии соответствует возможно полное и свободное проявление человеческой индивидуальности, открытость для любых направлений и проявлений творчества и т.п. И хотя практически демократия представляет собой управление большинства, но, как метко сказал Рузвельт, «лучшим свидетельством любви к свободе является то положение, в которое ставится меньшинство. Каждый человек должен иметь одинаковую с другими возможность проявить свою сущность».

Кельзен нашел для этой системы отношений удачное определение, назвав ее системой политического релятивизма . Это значит, что если система политического абсолютизма представляет собой неограниченное господство какого-либо одного политического порядка, одной совокупности верований, воззрений с принципиальным отрицанием и запрещением всех прочих, то система политического релятивизма не знает в общественной жизни никакого абсолютного порядка, верований, воззрений. Все политические мнения и направления для нее относительны, каждое имеет право на внимание и уважение. Именно релятивизм есть то мировоззрение, которое предполагается демократической идеей. Поэтому она и открывает для каждого убеждения возможность проявлять себя и в свободном состязании с другими убеждениями утверждать свое значение. Демократическая идея требует свободы для всех без каких бы то ни было изъятий и лишь с ограничениями, вытекающими из условий общения.

Многие ученые называют демократию свободным правлением (freegovernment). Это еще раз показывает, в какой мере понятие свободы неразрывно сочетается с представлением о демократической форме государства и, казалось бы, исчерпывает его.

Однако, не упомянув о свойственном демократии стремлении к равенству, мы могли бы упустить из виду один из наиболее важных признаков демократической идеи. Де Токвиль отмечал, что демократия более стремится к равенству, чем к свободе: «люди хотят равенства в свободе, и, если не могут ее получить, они хотят его также и в рабстве»[2] .

С точки зрения моральной и политической между равенством и свободой существует наибольшее соотношение. Мы требуем для человека свободы в первую очередь для полного и беспрепятственного проявления его личности, а так как последняя является неотъемлемым «атрибутом» каждого человека, то мы требуем в отношении ко всем людям равенства. Демократия ставит своей целью обеспечить не только свободу, но и равенство. В этом стремлении к всеобщему равенству демократическая идея проявляется не меньше, чем в стремлении к всеобщему освобождению. Тезис Руссо о всеобщей воле народа как основы государства в демократической теории неразрывно связывается с началами равенства и свободы и никак не может быть от них отделен. Участие всего народа, всей совокупности его дееспособных элементов, в образовании «всеобщей воли» вытекает как из идеи равенства, так и из идеи свободы.

Основные критерии, принципы и признаки демократической организации общества

Итак, демократия – это социально-политическое явление, которое постоянно развивается. Вместе с тем, усвоение характеристик, характерных категории “демократия”, дает возможность более четко выяснить направления усовершенствования той или иной политической системы на пути ее приближения к демократическим идеалам.

Важное теоретическое и практическое значение имеет вопрос про критерии демократии. Общепринятым и наиболее важным среди них является возможность граждан брать реальное участие в управлении, в решении как государственных, так и гражданских дел. Общество не может быть демократичным, если его граждане лишены таких возможностей. Только создавая благоприятные условия для открытия творческого потенциала граждан и преодолевая их социальную инертность, общество получает мощный импульс саморазвития за счет включения в демократический процесс главной действующей силы истории – народа.

Среди главных критериев демократичности общества есть наличие в нем фундаментальных прав и свободы человека. Конституционно закрепленные за гражданами права и свободы являются важными ценностями демократии. При этом первоочередными в международном праве определяются политические права и свобода. В свое время, в конце CVIII ст., Великая Французская революция прошла под лозунгом “Свобода, равность, братство”. В CC ст. этот лозунг осуществился в Общей декларации прав человека, первая статья которой говорит: “Все люди рождаются свободными и равными в своих достоинствах и правах. Они наделены разумом и совестью и должны относиться друг к другу в духе братства”.

К первоочередным политическим правам и свободе относятся свобода слова, убеждений, вероисповедания для всех людей независимо от их расы, пола, языка и религии. В демократическом обществе гарантируется неприкосновенность особы и жилья, запрещаются ограничения в выборе места проживания граждан и их перемещение в своем государстве, обеспечивается право на свободный выезд и въезд в свою страну.

Реализация фундаментальных прав и свободы человека обеспечивается наличием такого критерия демократии как правовое государство с приоритетом закона во всех сферах жизни общества . Именно такое государство является главной силой в демократическом обществе, которая способна гарантировать гражданам их права и свободу.

Критерием демократии является наличие или отсутствие демократического типа политической культуры , которая предвидит принятие таких ценностей, как уважение прав и свободы человека, отказ от насилия как способа государственной политики и формы политической борьбы, гуманность, терпение к инакомыслию, осмысленное уважение и соблюдение гражданами законов.

На этой основе базируется не менее важный критерий демократии – высокая социальная и политическая активность разных общественных сил , добровольно объединенных в организации, ассоциации, клубы. Эти объединения своей разнообразной деятельностью формируют общественную среду и создают неотъемлемый элемент гражданского общества, в котором много профессиональных, социальных, духовных запросов и потребностей людей обеспечиваются независимо от государства и от институционализированной сферы.

Реализация этих критериев демократии обеспечивается целым рядом ее принципов. Одним из основных принципов демократии является принцип большинства . Так, в демократическом обществе в результате волеизъявления народа относительно того или другого вопроса создается большинство, которое и определяет позицию власти. Другими словами, демократия это не просто власть народа, а власть его большинства, которое является сутью доктрин народного суверенитета.

Принцип большинства реализуется через прямую и представительскую форму демократии. К форме прямой демократии можно отнести выборы на основе всеобщего избирательного права. Другая форма прямой демократии – референдум, который проводится с разных аспектов государственной политики и общественно-политической жизни. Главную роль в процессе принятия решения играют институты представительской демократии, и прежде всего, парламент. Именно парламент, состав которого выбирается путем общих выборов, граждане в демократическом обществе наделяют полномочиями для осуществления функций высшей законодательной власти страны.

Вместе с тем, принцип большинства нельзя абсолютизировать и считать его безукоризненно демократическим, если при этом не придерживается право меньшости на оппозицию . В демократическом обществе большинство и меньшинство граждан являются целиком равными в своих правах и свободах. Демократическая организация общества невозможна без исполнения принципа плюрализма , который дает возможность управлять на основе учета множественного характера общественного мнения и позиций разных субъектов политики. В плюралистическом обществе с этой целью меньшинству дается юридически гарантированное право на оппозицию. Подчиняясь законам и другим решениям государственной власти, которые были приняты по воле большинства, меньшинство имеет законную возможность выражать свое несогласие с такими решениями, снимать с себя ответственность за те из них, которые могут иметь негативные последствия. Наличие оппозиции в парламенте, а так же во всех других сферах общественной жизни, обеспечивает реальный плюрализм мыслей и действий, которые являются необходимым условием принятия оптимальных решений. Эффективным средством борьбы оппозиционных сил за реализацию своих интересов является многопартийность.

Важным принципом демократии есть принцип равенства . Современное понимание принципа равенства следует из того, что в условиях демократии возможна и даже неизбежна социально-экономическое неравенство граждан. Демократия предвидит только политическое равенство всех перед законом, независимо от социального и материального положения, но не может гарантировать одинаковый уровень жизни. Подобное неравенство, хотя в разной степени, существует практически во всех современных демократиях. Но государство принимает меры для обеспечения достаточного уровня социальной защищенности для социальных групп, которые нуждаются в помощи.

Атрибутом демократии является так же принцип разделения власти , в соответствии с которым законодательная, исполнительная и судебная власть отделены и достаточно независимы друг от друга. В то же время они постоянно взаимодействуют между собой в процессе формирования и осуществления государственной политики. Каждая из них наделена полнокровными полномочиями. Парламент, являясь высшей законодательной властью, принимает законы и создает основные направления внутренней и внешней политики государства. В русле этих направлений исполнительная власть в лице правительства осуществляет свои полномочия. Вместе с тем, правительство владеет законодательной инициативой и совсем не является только послушным проводником линии парламента. Судебная власть независима и от парламента и от правительства. Она осуществляет конституционный надзор и может отменить или приостановить законы, принятые парламентом, а так же решения правительства, если они противоречат конституции.

Итак, следующий принцип демократии – конституционализм , который обязует власть и граждан придерживаться конституции, подчиняться действующей юрисдикции, независимому конституционному контролю. Демократическая организация общественной жизни предвидит так же наличие независимого контроля, который осуществляется не только “сверху”, но и постоянного и эффективного контроля “снизу”.

Общепризнанным демократическим принципом является выборность основных органов государственной власти. При этом демократия предвидит обеспечение свободных выборов, которые коренным образом отличаются от недемократических и формальных выборов. Все граждане при таких условиях имеют избирательные права и реальные возможности принимать участие в выборах. Однако, демократия не исключает наличие ценза оседлости, в соответствии с чем право выбирать и быть выбранным во многих странах имеют только те граждане, которые проживают там в течении определенного времени. В то же время остальные ограничения в избирательных правах (по национальному, религиозному, половому, имущественному, профессиональному и другим признакам) недопустимы, так как они противоречат природе демократии.

Функционирование и развитие демократии обеспечивает самоуправление, суть которого в том, чтобы создать такие условия, при которых управление всеми делами общества осуществлялось бы не только от имени народа, но и самим народом. То есть, речь идет про переход к политической организации, которая делает управление обществом и государством непосредственным делом самих граждан.

Непременным условием демократии является также необходимость обеспечения принципа гласности во всех сферах общественной жизни, для этого, в частности, обеспечивается свободный доступ прессы и общественности к информации про деятельность высшего законодательного органа. В свою очередь, правительство должно своевременно информировать парламент про деятельность всех государственных структур, про все направления внутренней и внешней политики. Нормою является открытый характер государственных бюджетов, отчетов про деятельность разных министерств и ведомств. Особую роль в обеспечении такой гласности играет пресса и другие средства массовой информации, которые имеют независимый статус и свободны от цензуры . Другими словами, в демократическом обществе граждане имеют в своем распоряжении полную информацию о деятельность выбранных ими органов власти, а также про деятельность разных общественно-политических организаций, партий.

Такие основные критерии, принципы и черты демократической организации общества. Очевидно, что не одна из современных стран не отвечает этим параметрам в полном объеме, и навряд ли это возможно в будущем. Однако, попытки достигнуть демократических идеалов всегда будут оставаться мощным стимулом для дальнейшего общественного прогресса.

Идеальная и реальная демократия

Первые провозвестники демократической идеи основывали свою проповедь на чисто религиозном воодушевлении. Для многих из них демократия была своего рода религией. Следы такого политического идолопоклонства часто встречаются и в наши дни: из-за неспособности или нежелания принятия ответственных политических решений все надежды возлагаются на демократию, как на «всемогущую и всеисцеляющую» силу, ей посвящают все свои силы и энтузиазм. А чего стоят заявления о демократии, как наивысшей и конечной форме, в которой политическое развитие достигает своего экстремума?!

Современная политическая теория подвергает подобные взгляды, как мнения наивные и поверхностные, сомнению и противопоставляет им ряд наблюдений и выводов, снимающих с демократии ореол чудесного, сверхъестественного и вводящих ее в число естественных политических явлений, представляющих ее как элемент, «равноправный» всем остальным политическим формам. Особенно подчеркивается чрезвычайная трудность осуществления демократической идеи и величайшая легкость ее искажения. Многие великие мыслители находили, что демократия может быть осуществлена лишь при особых, специфических условиях. Более того, большинство определенно полагали, что, если понимать демократию во всей строгости этого явления, то истинной демократии никогда не было и не будет.

Подобные суждения столь авторитетных ученых как Руссо, Брайс, Прево-Парадоль, Шерер, Гирншоу и др. вполне подтверждают и ярко подчеркивают те выводы о демократии, к которым приводит и исторический опыт и политическая наука. Наивные предположения о том, что стоит только «свергнуть» старый порядок и провозгласить «всеобщую свободу», всеобщее избирательное право, народное самоуправление и демократия осуществится сама собой не выдерживают критики. На самом деле, мысль о том, что с разрушением старых устоев тотчас же наступает истинная свобода, принадлежит не демократической, а анархической теории. В противовес этому анархическому взгляду современные исследователи единодушно признают, что как более поздняя и сложная форма политического развития демократия требует и большей зрелости народа. Как указывалось ранее, по своему существу демократия есть самоуправление народа, но для того, чтобы это самоуправление не было пустой фикцией надо, чтобы народ выработал свои формы организации. «Народ должен созреть для управления самим собой, понимающий свои права и уважающий чужие, осознающий свои обязанности и способный к самоограничению. Такая высота политического сознания никогда не дается сразу, она приобретается долгим и суровым опытом жизни. И чем сложнее и выше задачи, которые ставятся перед государством, тем более требуется для этого политическая зрелость народа, содействие лучших сторон человеческой природы и напряжение всех нравственных сил»[3] .

Эти условия осуществления демократии вытекают и из другого ее определения, затронутого ранее, как системы свободы , политического релятивизма . Поскольку демократия открывает широкий простор для состязания самых разных сил, существующих в обществе, то необходимо, чтобы эти силы подчиняли себя некоторому высшему началу. Свобода, отрицающая начала общественного блага и солидарности всех членов общества, приводит к самоуничтожению и разрушению основ государственной власти. Подобно страсти к свободе, и страсть к равенству, если она приобретает характер слепого стихийного движения, превращается в мощнейший фактор саморазрушения. Пример тому - явные «перегибы уравниловки» времен существования Советского Союза. Только подчиняя себя высшим началам, и равенство, и свобода становятся созидательными основами общественного развития. Демократия невозможна без воспитания народа, без поднятия его нравственного уровня. Более того, у многих авторов мы находим еще более специфические мысли об исключительно важном значении для демократии «глубокого религиозного чувства».

Степень отдаленности современных демократий от даже приблизительного идеала отчетливо видна в вопросе о фактическом осуществлении народовластия. Безусловно прав Руссо, отождествляя понятие истинной демократии с непосредственным участием всего народа не только в законодательстве, но и в управлении и утверждая, что система представительства есть отступление от настоящего народовластия. Однако и он понимал, насколько трудно реализовать в жизни подлинную демократическую идею. Объективно при любом строе, в т.ч. и при демократии, над общей массой народа всегда вырастают немногие - руководящее меньшинство, вожди, направляющие общую политическую жизнь. Практически повсеместная трансформация демократии в правление немногих - явление замеченное давно и достаточно хорошо описанное.

Однако Кельзен, как и многие другие видные ученые, соглашаясь с данным наблюдением, что при демократии, как и при всех других политических системах, определяющее значение имеют не массы, а вожди, в то же время отстаивают превосходство демократии с той точки зрения, что именно здесь совершается наиболее качественный отбор вождей. Возможно, во многих случаях это действительно так, т.е. демократизм практически допускает сочетание с аристократизмом, но это все по определению находится в противоречии с чистотой демократической идеи. Признание же необходимости аристократического ядра для жизнеспособных демократий тождественно согласию с утверждением Руссо, что «истинная демократия более пригодна для богов, нежели для людей».

Следует признать, что сделанный вывод легко оспаривается замечанием о принципиальной невозможности осуществления в чистом виде ни одной из известных политических систем. Разбирая слабые стороны демократии, можно отметить, что эти же или какие-то другие недостатки в той или иной степени свойственны и другим формам. Человеческая природа, недостатки ума и характера, слабость воли остаются одинаковыми во всех системах. Однако именно это умозаключение вводит демократию в ряд других форм, освобождая ее от ореола совершенства и законченности, который стремились придать ей ее первые провозвестники.

Демократия и поиск идеального государственного устройства

Демократия имеет превосходства и недостатки, сильные и слабые стороны. В противоположность безоглядному политическому оптимизму, особенно ярко проявившемуся, к примеру, в СССР во второй половине 80-х годов, когда казалось, что демократия есть нечто высшее и окончательное, что стоит только ее достигнуть и все остальное приложится, следует признать, что демократия не путь, а «распутье», не достигнутая цель, а только лишь «промежуточный пункт». Это - «опушка леса с неизвестно куда расходящимися тропинками». «Мы надеемся, что прямой путь еще не утерян; но в то же время видим, что уводящие в сторону перекрестные пути таят в себе великие соблазны»[i] .

Своими широчайшими возможностями и перспективами демократия как будто бы вызвала ожидания, которые она не в силах удовлетворить. А своим духом терпимости и приятия всех мнений она открыла простор в том числе и для направлений, стремящихся ее уничтожить. Другой она быть не может, ибо это - ее природа, ее преимущество. Но этим она могла удовлетворить лишь некоторых, но никак не всех. У людей всегда остается потребность продолжать совершенствование до бесконечности призрачного абсолютного идеала и никакой политической системой их не удовлетворить. Поэтому вопрос о том, может ли демократия смениться другими формами имеет ясный ответ: это случалось ранее, происходит сейчас и, в принципе, может произойти в будущем.

Демократия всегда есть «распутье», так как она есть система свободы, система релятивизма, для которого нет ничего абсолютного. Демократия есть пустое пространство («опушка»), в котором могут развиваться самые разнообразные политические стремления («тропинки»). Проявляемое недовольство демократией в принципе можно трактовать, как усталость людей от неопределенности, желание выбрать конкретный манящий путь, «тропинку» развития. Однако трудно дать однозначный ответ на вопрос «а не вернемся ли мы в конце концов снова на опушку?». На данный момент мы более всего склонны соглашаться с известным высказыванием Черчилля: «демократия - плохая форма правления, однако ничего лучшего человечество пока не придумало».


ПРАВОВОЕ ГОСУДАРСТВО

Понятие правового государства

Историческая память хранит немало поучительных и плодот­ворных идей о совместимости государства с правом. Правовое го­сударство - это продукт нового времени. Ни древность, ни средние века не знали правового государства. Хотя, как полагают некоторые юристы, идея правового государства уходит своими корнями в античное общество. В основе современных концепций правового государства лежат идеи немецкого философа Канта (1724-1804гг.), французского просветителя и правоведа Монтескье (1689-1755гг.) и других европейских просветителей XVIII и XIX вв. таких, как Гуго Гроций, Спиноза, Дж.Локк, Дени Дидро, Ж.-Ж.Руссо. Эти ученые полагали, что на смену полицейскому, бюрократическому государству эпохи абсолютизма (которое Кант называл государством произвола), должно прийти правовое государство, в основе которого лежит идея автономной личности, обладающей неотъемлемыми, неотчуждаемыми правами. Взаимоотношения личности и государственной власти в условиях правового государства принципиально иные, нежели в абсолютистском государстве, ибо для правового государства характерно ограничение государственной власти, связанность ее правом и законом.

Концепция правового государства у И.Канта сводятся к сле­дующим тезисам: источником нравственных и правовых законов выс­тупает практический разум, или свободная воля людей; человек становится моральной личностью, если возвысился до понимания своей ответственности перед человечеством в целом; в своем поведении личность должна руководствоваться требованиями категорического императива, который сводится к следующему: "поступай так, чтобы ты всегда относился к человечеству и в своем лице; и в лице всякого другого так же, как к цели, и никогда не относился бы к нему только как к средству" и "поступай так, чтобы максима твоего поступка могла стать всеобщим законом"; правом, основанным на нравственном законе, должны быть определены границы поведения людей с целью, чтобы свободное волеизъявление одного лица не противоречило свободе других; право призвано обеспечить внешне благопристойные, цивилизованные отношения между людьми; государство - это соединение множества людей, подчиненных правовым законам. Или "государство в идее, такое, каким оно должно быть" обязано сообразовываться "с чистыми принципами права"; государство призвано гарантировать правопорядок и строиться на началах суверенитета. Государственно-правовые воззрения Монтескье сводятся к тому, что формы правления, формы государственного устройства определяют собой дух законов и содержание законодательства; основываются на том, что принцип демократии - это добродетель, любовь к общему благу; исходят из того, что к "правильной" форме государства относится демократия, при которой верховная власть принадлежит всей массе народа и основные законы здесь определяют порядок подачи голосов, посредством которых выражается воля народа, состав и способ деятельности народного собрания; проповедует любовь к отечеству, уважение к закону, поддержку существующих порядков, равенство и умеренность состояний, охрану семейного достояния. Теоретическая конструкция правового государства, сложившаяся в политико-правовой доктрине ХУШ-ХХ вв., включает разделение властей на законодательную, исполнительную и судебную, верховенство правового закона, взаимную ответственность личности и государства, доминирование общедозволительного типа правового регулирования в соответствии с юридическим принципом "дозволено все, что не запрещено законом", установление реальных гарантий прав и свобод личности.

Многие ключевые понятия прошлого повторяются на новом витке исторического развития. Еще несколько лет назад словосочетание "правовое государство" привычно ассоциировалось с теми разделами университетского курса, где критиковались различные модификации западных доктрин с аналогичным названием и провозглашалось "социалистическое правовое государство". Вызывает сомнение научная осмысленность самого сочетания "социалистическое правовое государство". Прилагательное "социалистический" указывает на господствующую форму собственности и на определенную идеологию. Между тем, идея правового государства неотделима от мировоззрения, исключающего эту идеологию. Более того, идея правового государства уже подразумевает антисоциалистичность, т.е. частную собственность в качестве первичной и исходной. В нашем государстве делается попытка не только возродить идею правового государства, но и претворить ее в жизнь. Безусловно, этот путь будет долгим, сложным и противоречивым.

Для того, чтобы понять глубинную суть правового государства, недостаточно ограничиться набором хотя и важных, но все же внешних характеристик (связанность государства правом, разделение властей, наличие конституции), определенной системой принципов, институтов и норм. Суть правового государства не в законопослушании, равно как и не в обилии законодательных актов, и то и другое есть признаки не правового, а полицейского государства. Суть государства правового -именно в характере законов, их соответствии правовой природе вещей. направленности на обеспечение суверенитета личности. Еще Гегель подчеркивал, что хорошие законы ведут к процветанию государства. а свободная собственность есть основное условие блеска его.

В наиболее развитом буржуазно-демократическом виде концепция правового государства является социальной ценностью всего человечества, удачным сочетанием общечеловеческих и классовых интересов. В основе правового государства, во-первых, должна лежать правовая экономика, а не командно-казарменная, обреченная на деградацию из-за отсутствия внутренних стимулов к труду. А, во-вторых, основой правового строя служит развитое гражданское общество. Гражданское общество - система экономических, духовных. культурных, нравственных, религиозных и других отношений индивидов. свободно и добровольно объединившихся в ассоциации, союзы, корпорации для удовлетворения своих духовных и материальных потребностей и интересов. Оно строится на принципе самоуправляемости, защищено традициями, обычаями, моральными нормами и правом вмешательства государства. Государство - лишь форма гражданского общества. В антиправовом (тоталитарном, моновластном) государстве личность, общество и народ противопос­тавлены государству как политическому аппарату власти, отчуждены от него. Там нет граждан, есть подданные. Гражданское общество предполагает наличие многочисленных независимых союзов, институтов и организаций, которые служат барьером против монополизма и посягательств государственных органов. Понятие гражданского общества подразумевает не только "гражданственность", известную степень политической свободы, но и "буржуазность", т.е. экономическую независимость человека, возможность получить доход не из рук государства.

Развертывание всего комплекса институтов государства в де­мократическом обществе устраняет доминирование политической власти, устраняет или резко ограничивает проявления ее отрица­тельных сторон. Среди обширного комплекса институтов, характерных для развитого государства в условиях демократии, необходимо указать, в частности, на такие: мандат народа на осуществление власти, прежде всего путем формирования представительных органов, выполняющих законодательные и контрольные функции; наличие муниципального самоуправления; подчиненность всех подразделений власти закону; независимое и сильное правосудие; наличие государственной власти в отдельных блоках, включая исполнительную власть. В основе правовой экономики лежит принцип "от каждого по способностям - каждому по труду. Это социально-правовой масштаб меры регулирования труда и потребления. Чтобы восстановить правовые принципы в экономике, следует возродить ряд свобод:

1) открыть простор всем видам собственности;

2) заменить административные приказы договорами, основанными на равенстве сторон;

3) сделать главенствующим принцип "разрешено все, что не запрещено";

4) обеспечить эквивалентный характер обмена;

5) утвердить равноправие и добросовестность в выборе партнера;

6) не ограничивать инициативу и предприимчивость. Правовая экономика и гражданское общество - переход от распределительного общества к рыночному - это глубинные, сущностные предпосылки формирования правового государства.

Правовое государство - это государство, обслуживающее потребности гражданского общества и правовой экономики, назначение которого - обеспечить свободу и благосостояние. Оно подконтрольно гражданскому обществу и строится на эквивалентности обмениваемых благ, на фактическом соотношении общественного спроса и предложения, ответственно за правопорядок, который гарантирует человеку свободу и безопасность, ибо духовным фундаментом его является признание прав человека.

Правовое государство - это демократическое государство, где обеспечивается господство права, верховенство закона, равенство всех перед законом и независимым судом, где признаются и гарантируются права и свободы человека и где в основу организации государственной власти положен принцип разделений законодательной, исполнительной и судебной властей.

Современное правовое государство - это демократическое государство, в котором обеспечиваются права и свободы, участие народа в осуществлении власти (непосредственно или через представителей). Это предполагает высокий уровень правовой и политическое культуры, развитое гражданское общество. В правовом государстве обеспечивается возможность в рамках закона отстаивать и пропагандировать свои взгляды и убеждения, что находит свое выражение, в частности в формировании и функционировании поли­тических партий, общественных объединений, в политическом плюрализме, в свободе прессы и т.п.

Признаки правового государства

Большинство авторов в качестве первого признака правового государства называют верховенство закона. Этот признак имеет три аспекта. Первый - государство провозглашает и на практике признает, что оно само, все его органы и должностные лица связаны правом, т. е. действует строго на основе и во исполнении законов. В обществе должно господствовать право. Легко сказать, но как это сделать? Под флагом господства закона можно построить и авторитарное и тоталитарное государство. Право в шкале социальных ценностей занимает далеко не первое место. Выше права стоят истина, совесть, свобода, равенство, честность, справедливость и другие. Право и закон должны выражать эти ценности и способствовать проведению их в жизнь. Попытки поставить право и закон выше других социальных ценностей весьма опасны.

Верховенство закона , его господство во всех сферах жизни общества - один из самых существенных признаков правового государства. Но каков он этот закон которому принадлежит верховенство? Ведь по своему содержанию положения закона могут быть прогрессивными и отсталыми, логичными и противоречивыми, справедливыми и несправедливыми. Закон никогда не может быть субъектом власти и управления. В обществе всегда правят, правили и будут править только люди. Бюрократия имеет богатую практику приспосабливать законы под свои интересы. Поэтому признак верховенства закона имеет значение в том случае, если созданы институты и нормы права не под идею "правления закона", а под реальную практику правления людей, с которых демократическая общественность всегда могла бы спросить за качество закона и его исполнение. Необходимо лишить государство "собственности" на право, монополии на издание законов. Проводимая в стране правовая реформа способна обеспечить членам общества широкие возможности участвовать посредством демократических процедур в законотворческом процессе.

Второй аспект верховенства закона состоит в том, что наиболее важные общественные отношения, нуждающиеся в правовом регулировании, должны регулироваться законом. До недавнего времени многие общественные отношения у нас регулировались актами правительства и его ведомств, а не законами. Пренебрежение, недооценка законодательного регулирования общественных отношений ничего доброго не дают. Для бюрократа закон - обуза. Аристотель писал, где отсутствует власть закона, нет места и форме государственного строя, закон должен властвовать над всем... Но нельзя бросаться и в противоположную сторону. В бывшем СССР, наряду с правовым нигилизмом, спокойно уживался и правовой фетишизм, когда верят, что приняв закон автоматически решатся все проблемы. Сколько и каких должно быть законов? У права тоже есть объективные границы роста и оптимальные пределы и направления его действия, переход за эти пределы приводит к обесцениванию и падению эффективности права.

Третий аспект верховенства закона - строгая иерархия нормативно - правовых актов. Ни один орган государства не может своими актами дополнять и изменять закон, а закон не может дополнять и изменять действующую Конституцию страны. Это является прерогативой законодательных органов.

Вторым признаком правового государства является правовой характер взаимоотношений личности, общества и государства . Правовое государство должно признать, что субъекты права (граждане, предприятия, организации) обладают неотъемлемыми правами и свободами и гарантировать их, прежде всего, от нарушений со стороны государства, охранять и защищать от произвола частного случая. Поэтому действующее право должно найти четкое выражение в тексте Основного закона.

Основой правовых взаимоотношений гражданина с обществом и государством должно быть признание равенства, равноправия граждан, речь идет не о фактическом, а о формально - юридическом равенстве. Таким образом, права человека, прежде всего, должны быть закреплены в Конституции. Кроме этого норма права должна иметь санкцию против любого ее нарушителя.

Признак равноправия и равенства выводит нас на следующий признак - взаимная ответственность государства и личности . Не только граждане, предприятия и организации несут ответственность за свои обязанности перед государством, но и государство, его органы и должностные лица должны отвечать перед гражданами, предприятиями, организациями. На первый взгляд может показаться, что достаточно в нашей стране обеспечить на уровне международных стандартов юридические и другие гарантии основных прав человека, как будет достигнуто состояние правового государства.

При анализе понятия "правового государства" из поля зрения выпадает вопрос о легитимности власти. Между тем, если власть не легитимна в своей основе, или в каких - то элементах политической государственной структуры, то законность будет однобокой....

Власть в государстве может олицетворять один человек, она может принадлежать группе лиц. Но для правового государства характерным является только демократический способ приобретения власти, наделение ею только в соответствии с правом, законом. В свое время главное требование, выдвинутое Д. Локком и Ш. Монтескье, заключалось в том, что для утверждения политической свободы, обеспечения законности и устранения злоупотреблений властью со стороны какой - либо социальной группы или отдельного лица необходимо разделение властей.

Классическая теория "разделения властей" утверждает, что в правильно организованном государстве нет единой власти, а должны существовать три независимые друг от друга власти - законодательная, исполнительная и судебная. Структура государственных органов предполагает наличие высшего представительного органа, которому принадлежит только законодательная власть, правительства как исполнительного органа и судебной власти. Все они независимы в исполнении своих полномочий и взаимно контролируют друг друга. Разделение властей - это показатель развитости, цивилизованности права и государства, организационное выражение правового характера государства.

Следующим основополагающим признаком правового государства является наличие в государстве конституционно - правового контроля.

К сожалению, на практике стройной системы контроля за соответствием законов Конституции РФ, других нормативно-правовых актов – законам, добиться сложно. Ясно, что такой контроль не может принадлежать ни законодательной, ни исполнительной власти, поскольку их акты как раз и должны быть объектом конституционно-правового контроля, который должен осуществляться Конституционным судом РФ. В этой связи немаловажное значение имеет реальное обеспечение независимости суда от любых давлений и влияний.

Принципы правового государства

Характеристика понятия "правовое государство" будет далеко не полной, если обойти принципы правового государства. Принципы - это основополагающие идеи (требования) определяющие в своей совокупности идеальную конструкцию (модель) государства, которое могло бы назваться правовым. Их формирование обусловлено объективными и субъективными факторами: уровнем развития культуры, науки, образования и других элементов составляющих совокупный интеллект данной общественной системы; нравственно-духовным потенциалом общества, который выражается в признании большинством населения справедливым и правовым существующего государственного устройства; наличием или отсутствием стабильного механизма реализации правовых начал в деятельности государственных органов, степенью освоения конкретным человеком права как собственной свободы, осознанной и в необходимых случаях им самим ограниченной.

1.Принцип приоритета права.

Этот принцип характеризуется следующими основными моментами:

1) право неразрывно связано с человеком, это сторона его бытия, универсальное средство общения и гарантия нормального образа жизни;

2) государство не единственный источник формирования права; во многих случаях оно лишь оформляет, облекает в правовую форму требования или волеизъявления всего народа, выраженное через референдум;

3) право возникло из необходимости организационно - властной, силовой поддержки установлений в обществе в целях его нормального функционирования.

Надо понять, что государство само себя никогда не ограничит, ограничить власть может только другая власть, т. е. власть государства можно прежде всего ограничить правами человека и гражданина, которые выступают своеобразным проявлением личности, волей гражданского общества и составляют главную часть права вообще.

Итак, приоритет права означает: а) рассмотрение всех вопросов общественной и государственной жизни с позиций права, закона; б) соединение общечеловеческих нравственно-правовых ценностей; в) необходимость идеологически-правового обоснования любых решений государственных и общественных органов; г) наличие в государстве необходимых для выражения и действия права форм и процедур.

2. Принцип правовой защищенности человека и гражданина.

Этот принцип лежит в основе всех взаимосвязей гражданина как с государством и его органами, так и с другими общественными образованиями. Абсолютность этого принципа состоит в том, что все взаимоотношения индивида с государством должны строиться только на правовой основе. Только сознание необходимости инициативного поведения в правовой сфере, повышения юридической и политической культуры сможет стать настоящей гарантией приоритета прав человека и гражданина как высшей ценности над правами государства.

Для принципа правовой защищенности характерны следующие признаки:

1) равенство сторон и взаимная ответственность государства и гражданина;

2) особые тип правового регулирования и форма правоотношений;

3) стабильный правовой статус гражданина и система юридических гарантий его существования.

3. Принцип единства права и закона.

В правовом государстве любой нормативно - правовой акт должен не только по форме и наименованию, но и по смыслу и содержанию быть правовым.

4. Принцип правового разграничения деятельности различных ветвей государственной власти.

Разделение властей на законодательную, исполнительную и судебную применительно к современным государствам должно пониматься не как дележ власти, а как создание системы издержек и противовесов, способствующих беспрепятственному осуществлению всеми ветвями власти своих функций Правовое государство в отличие от деспотического или полицейского само ограничивает себя определенным комплексом постоянных норм и правил. центральное место среди них занимает такая норма, как разделение властей на три главные ветви - законодательную, исполнительную и судебную. Этот принцип определяет, с одной стороны, верховенство законодательной власти, а с другой - подзаконность исполнительной и судебной властей. Равновесие властей поддерживается специальными организационно-правовыми мерами, которые обеспечивают не только взаимодействие, но и взаимоограничение полномочий в установленных пределах. В то же время они гарантируют независимость одной власти от другой в пределах тех же полномочий.

Законодательная власть обладает верховенством, поскольку она устанавливает правовые начала государственной и общественной жизни, основные направления внутренней и внешней политики страны, а следовательно, определяет в конечном счете правовую организацию и формы деятельности исполнительной и судебной властей. Главенствующее положение законодательных органов в механизме правового государства обусловливает высшую юридическую силу принимаемых ими законов, придает общеобязательный характер нормам права.

Однако верховенство законодательной власти не носит абсолютного характера. Она находится под контролем народа и специальных конституционных органов, с помощью которых обеспечивается соответствие законов действующей Конституции. Исполнительная власть в лице своих органов занимается непосредственной реализацией правовых норм, принятых законодателем. Она носит правовой характер лишь в том случае, если она является подзаконной властью, действует на началах законности. В правовом государстве каждый гражданин может обжаловать любые незаконные действия исполнительных органов и должностных лиц в судебном порядке.

Судебная власть призвана охранять право, правовые устои государственной и общественной жизни от любых нарушений, кто бы их не совершал. Правосудие в правовом государстве осуществляется только судебными органами. Никто не может присвоить себе функции суда. Независимость и законность правосудия являются важнейшей гарантией прав и свобод граждан, правовой государственности в целом.

Судебная власть выступает сдерживающим фактором, предупреждающим нарушение правовых установлений, и прежде всего в конституционных, как со стороны законодательных, так и исполнительных органов государственной власти, обеспечивая тем самым реальное разделение властей.

ПРОБЛЕМА ФОРМИРОВАНИЯ И ПУТИ ДОСТИЖЕНИЯ ПРАВОВОГО ГОСУДАРСТВА

Проблемы и перспективы формирования правового государства в РФ

Для того чтобы осветить данный вопрос, прежде всего надо уяснить на каком этапе строительства правового государства мы находимся. Формирование правового государства в нашей стране закреплено в Конституции. Однако, при практической реализации продекламированного факта возникает масса объективных и субъективных причин, которые порождают проблемы формирования и отодвигают перспективы правового государства.

Объективные причины – это наследство исторического пути развития российского государства и населения. Многое досталось нам от образа жизни в социалистическом государстве. Прежде всего, это выражается в устойчивых стереотипах, системе ценностей, сформированных коммунистическим режимом, которые отторгают многие экономические, социальные и культурные предпосылки гражданского общества. У значительной части (если не у большинства) населения вызывают психологический дискомфорт такие фундаментальные, базовые ценности, на которых строится гражданское общество, как частная собственность, экономическое и социальное неравенство, конкуренция, а также отсутствие многих социальных гарантий, которые были прежде. Внедрение этих универсальных ценностей в сознание российских граждан осуществляется в условиях постоянного падения уровня жизни большинства населения. Это и определяет его реакцию отторжения важнейших ценностей - конкуренции, демократии, рынка.

Другой причиной является то, что СССР был специфическим типом государства, во многом отличным от классической империи, хотя и сохраняющим имперские традиции и замашки в своей политике, часто движимой мессианской идеологией. Геополитическая специфика страны является фактором, прямо влияющим на государ­ственное и общественное устройство.

Считаю, что наибольшее и непосредст­венное воздействие на формирование правового государства оказывает политическая культура. Она выступает тем фокусом, в котором воздействие раз­нообразных природных, социальных, антропологических и дру­гих факторов концентрируется и конвертируется в непосредст­венные детерминанты политического поведения людей. Поэтому на этой причине становлюсь чуть подробнее.

В многочисленной научной, публицистической и художест­венной литературе отмечаются лежащие в основе отечественной политической культуры черты русского менталитета, националь­ного характера, которые оказывают влияние на характер государ­ственного устройства и политическую жизнь в целом. Прежде всего, к ним относится нецелесообразность, проявляющая­ся в нелюбви, пренебрежении к планированию, расчетливости и рациональной организации собственной жизни, в беспечности, нежелании предвидеть события, думать о будущем, в надежде на "авось". Это также низкая самодисциплина, робость и подавлен­ность перед чем-то возвышенным, грандиозным, будь то бескрай­ние пространства или государственная машина, социальная апа­тия, неверие в возможность что-либо изменить, недостаток инициативы и т.д.

Затяжная весна и короткое лето, за которое нужно все успеть, порождали в России склонность к длительной летаргии, пассивности, сменяемой бурной активностью. С этим связана традиционная ори­ентация отдельных людей и всего государства на неритмичность, аврал, массовый героизм, склон­ность к крайностям.

Одним из проявлений повышенного радикализма (решительности) русского ха­рактера являются такие его черты, как забвение прошлого, нигилизм, пренебрежительное отношение к истории, неразвитость чувства ее самоценности. Своего рода оборотной стороной нелогичности русского менталитета являются мечтательность, ро­мантизм, стремление к высоким идеалам, чему-то абсолютному.

Формирование русской культуры неразрывно связано с влия­нием православия. Однако его восприятие российским сознанием было преимущественно символическим, делающим религию вы­соким идеалом. Ослабленное в годы коммунистического правления правосла­вие, и ранее не отличавшееся умением работать с людьми, не смогло дойти до сердца и ума большинства россиян, часто усту­пая место в такого рода попытках западным проповедникам. Об­разовавшийся вследствие крушения старых и отсутствия новых символов веры ценностно-идеологический вакуум под воздейст­вием кризисной или даже катастрофической социально-эконо­мической и политической ситуации привели к резко­му падению значимости социальных норм и к криминализации общества, что нега­тивно отразилось на состоянии государственности.

Российской политической культуре свойственен коллекти­визм, выражающийся прежде всего в формах общинности и со­борности. Коллективизм может сдерживать развитие личности, проявление индивидуальной инициативы и ответственности. В то же время такие его черты, как солидарность, взаимовыруч­ка, чувство личной безопасности и защищенности, причастно­сти к общему делу и личной значимости, общительность, духов­ное единение людей, высокая мобилизационная способность для достижения общих целей необходимы для создания сильного, сплоченного государства и жизнестойкой демократии.

Одной из особенностей русского национального характера явля­ется невысокий ценностный статус частной собственности и срав­нительно благожелательное отношение к собственности обществен­ной. Настороженное отношение граждан к частной собственности, усилившееся вследствие экономически неэффективной, полукри­минальной приватизации, требует внимательного учета не только при разработке программ рыночного реформирования экономики, но и в государственном строительстве, в частности, при определе­нии социальной базы государства, его роли как коллективного соб­ственника и регулятора общественных отношений, а также при про­гнозировании социально-политических конфликтов.

В России веками бытовало убеждение, что государство - хотя и внешняя, чуждая подавляю­щему большинству населения сила, однако же, необходимо народу для того, чтобы уберечь его от самого себя, от склонности к анар­хии и беспорядкам и обеспечить "душевную дисциплину", безо­пасность и подчинение людей общему делу. Отношения поддан­ных к власти в России традиционно носили личный, патриархальный характер. Причем властьимущие традиционно пользовались боль­шими почестями и имели немало привилегий.

Личностное восприятие властных отношений снижает воз­можности их рационализации, контроль и требовательность к должностным лицам и их ответственность, благоприятствует раз­витию протекционизма и круговой поруки, осложня­ет строительство правовой демократической государственности. Поэтому четкая формализация политико-управленческих отноше­ний должна стать у нас приоритетной задачей государственного строительства.

Отношение россиян к демократии достаточно противоречиво. Несмотря на преобладание авторитаризма, в российской истории и характере народа присутствуют традиции демократизма. Они ос­новывались на существовании в стране таких демократических форм, как общинное самоуправление, народное вече, земской со­бор, земство, советы, производственная демократия, элементы де­мократии в коммунистической политической системе и т.д. Даже в условиях самодержавия в государстве веками существовала "быто­вая демократия". Российское понимание демократии имело свою специфику, проявляющуюся, прежде всего в отождествлении демо­кратии с прямыми формами народного волеизъявления и в доми­нировании общего, коллективного начала над индивидуальным, отражаемого, в частности, в понятии соборности.

Будучи зависимым от типа политической культуры, государ­ство, в свою очередь, может активно воздействовать на нее. Его призвание как важнейшего инструмента саморегулирования об­щества состоит в том, чтобы учитывать и по возможности нейтрализовывать слабости национального характера, находить и ис­пользовать его позитивные черты, целенаправленно культивиро­вать передовые качества[4] .

Сегодняшние экономические, социальные, политические и культурно-инфор­мационные реальности России коренным образом отличаются от предпосылок формирования правовой государственности в стра­нах Запада. Поэтому прямая ориентация процесса политического реформирования России на западные образцы формирования совре­менной правовой государственности научно необоснованна. Успеш­ное строительство у нас правового государства возможно только при нахождении собственных, адекватных реальной ситуации пу­тей формирования необходимых предпосылок и элементов кон­ституционализма и, прежде всего, гражданского общества.

В стране созданы чисто номенклатурные партии и избирательные блоки, которые объединяют в своем составе руководителей центральных ведомств, лидеров национальных элит, чиновников администраций краев и областей, но никак не простых людей. Все они финансируются из внебюджетных фондов правительства и региональных органов исполнительной власти, средств предприятий и коммерческих банков. Им открыт неограниченный доступ к средствам массовой информации (например, НДР - еще в недавнем прошлом партия власти).

В России нарушения Конституции и законов возведены в ранг государственной политики. Примерами может служить разгон конституционных органов власти в октябре 1993 года, приостановление деятельности Конституционного Суда РФ, развертывание кровавой бойни в Чечне[5] .

По моему мнению, в РФ формирование правового государства идет очень медленно, к тому есть свои объективные и субъективные причины. В такой ситуации важна гражданская позиция каждого человека, необходимо защитить элементы правового государства, поднять на это все созидательные силы - либеральные, демократические, социалистические и, прежде всего, ограничить самодержавие, укрепить парламент. Следующая задача - не допустить коррозии свободы слова. Если действительно СМИ попадут в руки нечистоплотных людей, то можно будет поставить крест на демократии. Важнейшей задачей также является укрепление судебно-правовой системы, развитие института суда присяжных.

Пути достижения правового государства.

Для того, чтобы понять каким образом нам достигнуть правового государства нужно, прежде всего, точно понимать к чему именно мы стремимся, по каким критериям определить что общество живет и развивается в условиях такого государства. Итак, следующая задача - выяснить, что такое правовое государство? Каковы его признаки? Его основные принципы?

В общественном сознании правовое государство означает такой тип государства, власть которого основана на праве, им ограничивается и через него реализуется. Можно, конечно, сказать и более полно: правовое государство есть определенная форма организации государственной власти, где государство и граждане связаны взаимной ответственностью при безусловном верховенстве конституции, демократически принятых законов и равенстве всех перед законом.

Правовое государство представляет собой сложную, многофакторную систему. Ведь право и закон только тогда чего - то стоят, когда они выражают высшие человеческие ценности - истину, разум, свободу, справедливость и способствуют их реальному воплощению в жизнь. Собственно в идее правового государства можно выделить два главных элемента: 1) свободу человека и наиболее полное обеспечение его прав; 2) ограничение правом государственной власти. В общефилософском смысле свобода может быть определена как способность человека действовать в соответствии со своими интересами, опираясь на познание объективной необходимости. В правовом государстве в отношении человека надо создавать условия для его юридической свободы, своеобразный механизм правового стимулирования в основе которого лежит принцип: "Дозволено все, что не запрещено законом".

Человек, как автономный субъект, свободен распоряжаться своими силами, способностями, имуществом, совестью. Право же, являясь формой и мерой свободы, должно максимально раздвинуть рамки ограничений личности, прежде всего, в экономике, сфере внедрения научно - технического прогресса в производство и так далее. Думается не случайно в настоящее время в Российской Федерации принят целый пакет приоритетных экономических законов, посвященных собственности, земле, налоговой системе, приватизации предприятий, банкротству, которые фиксируют многообразие форм собственности, открывают простор для инициативы людей, их творческому потенциалу, дают возможность не только почувствовать себя хозяевами, но и стать ими. Очевидно, что при этом взаимоотношения индивида с государством должны строиться только на правовой основе. Если они выходят за пределы действия права это может обернуться произволом, внеправовым насилием, игнорированием нужд человека. Хорошую базу для отмены устаревших правотормозящих факторов создает Конституция РФ 1993 года, которая в части первой статьи 34 устанавливает, что "каждый имеет право на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности".

В общем смысле Конституция 1993 года свидетельствует о завершении подготовительного периода и знаменует собой новый этап развития и реализации идей правовой государственности. Наиболее значимые блоки права в отношении личности (свобода, собственность, равенство и т.д.) воплощаются в формуле "права человека", которые призваны обеспечивать первичные предпосылки достойного человеческого существования и лежат в основе конкретных и многообразных субъективных прав личности.

В статье 2 Конституции РФ сказано, что "человек, его права и свободы являются высшей ценностью". Правовое государство должно последовательно исполнять свое главное предназначение гарантировать каждому гражданину возможность всестороннего развития личности. Права человека как главное звено правового режима стимулирования для индивида есть источник постоянного воспроизводства его инициативы, предприимчивости, инструмент саморазвития гражданского общества. В современный период проблемы прав человека выходят на международный, межгосударственный уровень, что подтверждает правомерность их приоритета над проблемами государства, свидетельствует об их общенациональном характере. Они все прочнее становятся точкой отсчета в национальных правовых системах, правовом регулировании.

Права человека и правовое государство, несомненно, характеризуются общими закономерностями возникновения и функционирования, ибо существовать и эффективно действовать подобные явления могут только в одной связке. Оба они имеют в основе право, хоть роль последнего для них практически прямопротивоположна, но одновременно и внутренне. Это свидетельствует о том, что соединяющие звенья между человеком и государством должны быть истинно правовыми. Право выступает антиподом произвола и барьера на его пути. Поскольку политическая власть (особенно исполнительная) имеет склонность вырождаться в различные злоупотребления, для нее необходимы надежные правовые рамки, ограничивающие и сдерживающие подобные склонности, возводящие заслон необоснованному попранию прав человека. Правовые ограничения необходимы и для того, чтобы недостатки властной личности не превратились в пороки государственной власти. Естественно, что правом ограничиваются не собственно управляющие воздействия со стороны государственных структур на личность, а лишь необоснованные и противоправные ущемления интересов граждан. Поэтому в условиях демократии право как бы "меняется местами" с государством: утверждается верховенство первого и оно возвышается над вторым.

Итак, правовое государство - это организация политической власти, создающая условия для наиболее полного обеспечения прав и свобод человека и гражданина, а также для наиболее последовательного связывания с помощью права государственной власти в целях недопущения злоупотреблений.

Следует заметить, что развитая правовая система государства еще не свидетельствует о наличии в обществе правовой государственности. Недавний опыт показывает, что в тоталитарных государствах регулярно издавались правовые акты, обеспечивалась их жесткая реализация, однако многие законы противоречили праву. Это проявлялось, прежде всего, в уголовном законодательстве, рамки действия которого были существенно расширены. Уголовно - наказуемыми признавались по сути административные и дисциплинарные проступки, а также деяния, в силу своей малозначительности лишь формально несущие признаки преступления. Поэтому мы и говорим, что в различных государственных образованиях право может играть разную роль. В тех случаях, когда оно лишь орудие в руках государства или игрушка с которой оно забавляется, рассматриваемое наименование будет выглядеть, как табличка "Кошка" на клетке с прогуливающимся тигром. Правовое государство - это союз свободных граждан.

Политическая личность обретает в правах, свободах официальное признание и закрепление своих интересов, устремлений к счастью. Правовое государство при всех его особенностях и специфике должно обладать объективными свойствами и признаками, которые присущи правовой государственности вообще.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Мы никак не может полностью отразить огромный вал проблем, который возникли в связи с осуществляемыми демократическими реформами. В понятие правового государства вкладывается смысл материального и духовного благополучия населения страны. В конце концов все хлопоты по поводу становления правового государства направлены на поддержание высокого уровня жизни человека, а не на создание красивой структуры государственных властей и декларативного обеспечения прав и свобод личности. Правовое государство становится таковым только тогда, когда все, что закреплено на бумаге, будет реализовано в жизни. В нашей многострадальной стране практически есть уже все для реализации поставленных целей, но в силу глубоких противоречий в политическом равновесии эта реализация постоянно находится на грани срыва . Отвечая на вечный вопрос: «ну и что же делать?», можно сказать одно - жить. Если мы действительно хотим построить справедливое демократическое общество, то нужно начинать прежде всего с нас самих. Только тогда, когда мы осознаем свою роль в обществе, почувствуем себя частью этого общества, ощутим, что оно полностью зависит от нас, тогда, возможно, возникнут зачатки формирующегося гражданского общества. Важно понять, что правовое государство построить за десять лет невозможно. В других странах этот процесс протекал долго, в течение веков, постепенно шлифовался и совершенствовался десятками поколений. В этом смысле необходимо уяснить несостоятельность правового нигилизма, который сформировался после продолжительного тоталитарного периода в менталитете русского человека. «Хочешь быть свободным - соблюдай законы». Это значит, что нужно бороться за свои права, использовать для разрешения многих проблем нормы права, а не нормы обычаев, активно осуществлять свои конституционные избирательные права. Всякая пассивность означает обречение себя самого на произвол тех, кто проголосует. Нельзя всю вину сталкивать на парламент, губернаторов, президента, а также многих других должностных лиц ибо всех этих людей мы избирали сами, и, жаловаться, получается нам следует только на себя. В заключение остается только добавить, что мы хозяева своей судьбы и тот путь, который Россия изберет в следующем тысячелетии зависит только от нас самих.


Список используемой литературы.

1. Вагнер И.. О концепции социалистического правового государства // Правоведение 1990 г. № 1.

2. Клименко С.В., Чичерин А.Л. "Основы государства и права" М. 2000 г.

3. Колихин И.Ю. Идея правового государства: история и современность. СПб., 1993 г.

4. Корельский В.М., Перевалова В.Д. Теория государства и права. М. 2000 г.

5. Кудрявцев В.Н., Лукашева Е.А. Социалистическое правовое государство. // Коммунист 1988 г. № 11.

6. Малько А.В. Правовое государство. // Правоведение 1997 г. №3.

7. Мартышин О.В. Несколько тезисов о перспективах правового государства в России // Государство и право. 1996 г. №5.

8. Марченко М.И. Обществознание. М: Зеркало" 1999 г.

9. Хропанюк В. Н. Теория Государства и Права. - М., 1995.

10. Введение в политологию ./ Гаджиев К.С., Каменская Г.В. и др. М., 93

11. Раянов Ф.М . Юриспруденция Уфа 2001 г.

12. Российская газета


[1] Сам Руссо считал демократию возможной только в виде непосредственного «народоуправства», соединяющего законодательство с исполнением. Те формы государства, в которых народ оставляет за собой только верховную законодательную власть, а исполнение передает монарху или ограниченному кругу лиц, он признавал законными с точки зрения «народного суверенитета», но не называл их демократическими.

[2] Алексис де Токвиль: «Демократия в Америке», кн.2, ч.2., гл.1.

[3] Новгородцев П.И. Об общественном идеале. М., «Наука», 1991.

[4] Виктор Дзодзиев, указ. соч., стр.274-280.

[5] Международный фонд…, указ. сборник, стр.55-63.


ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ