Правовой нигилизм и пути борьбы с ним

Содержание Введение …..3 Глава 1. Понятие и источники правового нигилизма ….5 1.1. Понятие и формы правового нигилизма …5

Содержание

Введение ………………………………………………………………………..3

Глава 1. Понятие и источники правового нигилизма ……………………….5

1.1. Понятие и формы правового нигилизма……………………………5

1.2. Источники правового нигилизма ………………………………….12

1.2.Правовой нигилизм и правовой идеализм ………………………...18

Глава 2. Проблема распространения правового нигилизма в Российской Федерации и пути борьбы с ним……………………………..…......25

Заключение…………………………………………………………………......33

Список используемых источников……………………………………………34


Введение

Тема работы— « Правовой нигилизм и пути его преодоления». Этот вопрос был актуален во все времена, но теперь его острота достигла своего предела — с развитием рыночных отношений в России и с обновлением правовой системы, юридический нигилизм процветает, как никогда. Данная тема достаточно актуальна и в современной Европе. Ее актуальность обусловлена рядом важных факторов.

В современном способе построения общественных отношений огромную роль играют государство и право. Они являют собой основные элементы общественной жизни. Для понимания сути воздействия государства и права на систему социального регулирования общественных отношений необходимо иметь четкое представление о самих макропонятиях "Государство" и "Право". На данном этапе не имеет значения с какой точки зрения рассматривать сущность права – позитивистской или естественной.

В данном исследовании проблема рассматривается с нескольких позиций. Вначале будет рассмотрено, что такое нигилизм вообще и правовой нигилизм в частности, как он трактовался в различные времена, на различных этапах отечественной истории государства и права, как он связан с таким центральным понятием теории права, как правосознание.

Затем будет затронут исторический аспект проблемы, — генезис и развитие правового нигилизма. После этого следует рассмотреть основные источники правового нигилизма — это несовершенство и частая противоречивость законодательства (в том числе коллизия права), волюнтаристский стиль управления, деформация в деятельности правоохранительных органов, пренебрежение правовыми процедурами реализации прав и обязанностей, противоправные поведенческие установки и многое другое. И в заключение будут рассмотрена проблема распространения правового нигилизма в России и предложены методы профилактики данного явления. В процессе написания работы использовались различные источники — как общетеоретические труды по юриспруденции (учебники по теории государства и права, под редакцией Н. И. Матузова, А. В. Малько), так и специальная литература в этой области. Использовались произведения известных русских и зарубежных деятелей политико-правовой мысли и литературы— И.Канта, И. А. Ильина и других. Эта тема широко раскрыта в работах И.С. Тургенева («Отцы и дети»), Н. Лескова («Некуда»), А.Р. Писемского («Взбаламученное море»), а также в трудах Л.Н. Толстого.

Объектом данной работы является правовой нигилизм, а предметом - различные формы правового нигилизма, его источники, проблема распространения правового нигилизма в Российской Федерации, а также методы борьбы с ним.

Целью настоящей работы является изучение правового нигилизма, как социального явления и пути его преодоления.

Исходя из цели, автор ставит перед собой следующие задачи: дать основные понятия по вопросу правового нигилизма, раскрыть его формы и изучить источники, рассмотреть пути борьбы с правовым нигилизмом.


Глава 1. Понятие и источники правового нигилизма

1.1. Понятие и формы правового нигилизма

Нигилизм (от лат. Nihil – ничто, ничего) – это отрицание исторических и культурных ценностей, моральных и нравственных норм и устоев общества. Нигилизм получил наибольшее распространение в центральных произведениях известных русских писателей (например, Евгений Базаров и Ситников, которые не признавали ни русской истории, ни русской культуры, и основным девизом которых была фраза: «Долой идеалы!») – И.С. Тургенева («Отцы и дети»), Н. Лескова («Некуда»), А.Р. Писемского («Взбаламученное море»). На склоне лет Л.Н. Толстой в «Письме студенту о праве» высказался предельно кратко, назвав право «гадким обманом»[1] . Закон и совесть для писателя – понятия альтернативные и даже полярные. Писатель говорил, что жить нужно не по закону, а по совести».Что достаточно близко по своему смыслу с утверждением П.Л. Лаврова, что «замена честности законностью есть явление антипрогрессивное»[2] А в качестве одного из наиболее известных «нигилистов» Запада назывался известный юрист Джон Дьюи.

Правовой нигилизм – это напрвление общественно-правовой жизни, отрицающее социальную ценность права и считающее его наименее совершенным способом регулирования общественных отношений.

Рассматривая понятие правового нигилизма, нужно обратиться к истории самого права. Еще на Древнем Востоке и в античных государствах (Греция и Рим) основополагающими проблемами общества были проблемы государства и права. Переход от первобытнообщинного строя к раннеклассовому обществу и политической форме организации общественной жизни сопровождался процессом социальной дифференциации населения и усилением борьбы между различными слоями общества, в этих условиях огромное значение в регулировании общественной жизни отводилась законам.

Для определения природы правового нигилизма необходимо уяснить понятие «правосознания». Правосознание – это совокупность взглядов, идей, выражающих отношение людей, социальных групп, классов к праву, законности, правосудию, их представление о том, что является правомерным или неправомерным. Концентрированным выражением правосознания как формы общественного сознания является правовая идеология – система правовых взглядов, основывающаяся на определенных социальных и научных позициях.

Правосознание представляет собой основу и органическую составную часть правовой жизни организованного в государстве общества. Оно есть отражение права в сознании общества, социальной группы, личности. Следует отметить, что правосознание – явление объективное, поскольку человек, рождаясь в обществе, впитывает в себя в процессе социализации те ценности, которые были созданы всеми предшествующими поколениями. С одной стороны, правосознание предшествет праву, поскольку последнее выражает взгляды и установки, существующие в обществе. с другой стороны, сложившаяся в данном обществе правовая система выступает в качестве одного из важнейших факторов, воздействующих на правосознание. Наконец, функционирование права, его применение и соблюдение зависят от уровня правосознания. Рассматривая правосознание, обычно говорят о правовой идеологии и правовой психологии.

Надо сразу заметить, что правовой нигилизм наиболее присущ обыденному массовому правосознанию, т.е. на этом уровне чаще всего встречаются проявления правового нигилизма.

Правовой нигилизм может быть определен как состояние общественного сознания, для которого характерны:

1) юридическая некомпетентность;

2) негативная оценка права;

3) распространенность стереотипов неправового и противоправного поведения.

Правовой нигилизм по сути есть правовое отчуждение; происходит отторжение права, общество стремится обойтись без него.

В европейской правовой традиции в наиболее общем виде различают два типа правопонимания: юридический позитивизм и естественно-правовую школу. Сторонники первого направления видят в праве систему реально действующих правил поведения людей или принудительный порядок общественных отношений[3] .

Способы, формы создания, действия и обеспечения правопорядка могут быть различны. Так, в легистском позитивизме право сводится к совокупности норм, содержащихся в законах и иных нормативных актах, исходящих от государства и защищаемых от нарушения его властью. Социологический позитивизм отождествляет право с фактически сложившимися общественными отношениями, так как далеко не все законодательные предписания воплощаются в реальный правопорядок. Приверженцы психологической теории ищут право в мире человеческой психики и определяют его как императивно-атрибутивные переживания людей. Таким образом, принудительность правопорядка признается производной либо от государства, либо от общества, либо от человека, но в любом случае она остается его единственным отличительным признаком. Позитивизм неизменно уклоняется от субстанционально-ценностного обоснования действующего правопорядка, полагая такую задачу ненаучной.

Естественно-правовая школа, в противоположность позитивизму, стремится дать содержательное обоснование устанавливаемого правом порядка, то есть найти некое надпозитивное право, выступающее по отношению к праву позитивному в качестве критерия его правовой (или неправовой) оценки и оправдания. В общем виде предполагается, что порядок должен быть «хорошим» и «справедливым». По И.Канту право выступает «совокупностью условий, позволяющих совместить произвол (свободу) одного лица с произволом (свободой) другого с точки зрения всеобщего закона свободы»[4] .

Предпринятый экскурс в теорию правопонимания потребовался для того, чтобы обосновать существование по меньшей мере трех «юридических нигилизмов»: легистского, социологического и собственно правового.

Легистский нигилизм предполагает:

1) неосведомленность о содержании действующей нормативной системы (законов и других актов);

2) негативное отношение к официально установленным правилам поведения;

3)неумение действовать в соотвествии с ними и одновременно распространенность навыков незаконного (как противо-, так и внезаконного) поведения.

Социологический нигилизм имеет усеченный состав. Трудно представить себе общество, неосведомленное о реально действующем в нем порядке и неадаптированное к нему. Поэтому здесь можно зафиксировать только оценочный компонент – неодобрение существующего порядка.

Наконец, собственно правовой нигилизм – это:

1) отсутствие в массовом сознании представлений о том, что нормативное регулирование общественных отношений должно осуществляться исходя из признания свободы и формального равенства их участников;

2) невосприятие этих принципов в качестве ценностей;

3)неумение и нежелание строить отношения на их основе.

Выделяют две формы правового нигилизма:

1)пассивный - характеризуется безразличным отношением к праву, его роль и значение явно недооцениваются. А в системе установок и ценностей ему вообще не отводится место, либо он оказывается на последних ролях.

2)активный - характеризуется враждебным отношением к праву. Представители этого течения требовали вообще отказаться от права. Наиболее характерным течением активного правового нигилизма является анархизм. Его основатели - Прудон и Бакунин требовали отмены всех правовых норм государства.

Необходимо отметить, что некоторые источники и формы проявления нигилизма в принципе совпадают. В первую очередь необходимо назвать такую форму проявления нигилизма как явные нарушения закона – иначе говоря преступность, которая является одновременно источником нигилизма, – в самом деле, если человек не уважает и не почитает законы и право, то он их просто нарушает, а если бы все строго следовали предписаниям правовых норм, то и преступности не было бы в принципе. Следующей формой проявления правового нигилизма является игнорирование предписаний правовых норм,которое менее опасно для общества, но чрезвычайно опасно для правопорядка. Такие своего рода «скрытые» правонарушения наносят законности просто непоправимый урон именно потому, что их необычайно трудно обнаружить и пресечь. По причине правового нигилизма люди смотрят на правовые нормы не как на руководящее и предписывающее начало, а как на нечто абстрактное, вовсе не обязательное к исполнению. Наконец, третье из наиболее важных форм проявления правового нигилизма является та борьба, которая ведется во власти, между властями и от имени властей. Как справедливо отмечал С.С. Алексеев в своей книге «Теория права» в отечественной правовой системе право всегда отставало от реальных общественных отношений, лишь в незначительной степени нагоняя их[5] .

В заключение необходимо упомянуть о такой крайней форме проявления правового нигилизма, как революция. Никакая другая форма проявления нигилизма так отрицательно не относится к любому проявлению права и законности. И это вполне понятно – ведь сама сущность революции предполагает полный отказ правовых норм и законности. Революция в какой-то мере вызывается несовершенной правовой системой, которая неспособна вовремя выявить и потушить революционный пожар. Дальнейшие действия после революции зависят в большей степени от людей захвативших власть. Возможно, что государство, постепенно остывая от революционного накала, пойдет по пути создания новых правовых норм, постепенно образует новую правовую систему и затем заживет более спокойной жизнью, идя по пути формирования гражданского общества и правового государства. А возможно, что государство так и останется на полпути и будет двигаться то назад, то вперед, разрушаемое внутренними противоречиями. Особенно опасен момент так называемого «правового вакуума», когда старое право уже не действует, а новое право еще не действует (то есть когда новые нормы только-только создаются) – в этот период начинает действовать так называемая «революционная целесообразность». В этом случае решение важнейших вопросов, а часто и человеческих судеб отдается на откуп новоиспеченным революционерам-управленцам, основной положительной чертой которых является наличие «революционного чутья» и «революционного правосознания». Происходят всплески преступности и насилия, борьба с которыми ведется адекватно жестокими и часто не правовыми методами.

Говоря о современном состоянии российской правовой системы, необходимо отметить, что огромное влияние на возросший до небывалых размеров в последнее время правовой нигилизм оказал период перестройки – особенно её начальный этап. Именно тогда на население страны хлынули потоки информации об ужасах ГУЛАГ'а, о злоупотреблениях партийной верхушки и коррумпированности государственного аппарата. Все наследие прежних поколений безоговорочно отметалось, при этом отвергался даже положительный опыт истории. На настоящий момент в государстве идеалы вырождены практически целиком и население (особенно молодежь) поставлено перед фактом необходимости поиска новых идеалов, часто при этом становясь на скользкий путь правонарушений. А В.А.Туманов отмечает, что как только общество отказалось от авторитарных методов внеправового государственного управления и попыталось встать на путь правового государства, как только скованные ранее в политическом и экономическом плане люди получили более или менее реальную возможность пользоваться правами и свободами, так сразу же дали о себе знать низкий уровень правовой культуры обществ, десятилетия царившие в нем пренебрежение к праву, его недооценка. Юридический нигилизм при востребованном праве оказался куда более заметен и опасен, чем при невостребованном[6] .

Говоря о правовом нигилизме известный философ И.А.Ильин говорил, что «нигилизм – это один из элементов, своеобразная черта общественного сознания, особенность национальной культуры»[7] . Ильин обоснованно говорил, что с помощью только карательных мер искоренения правового нигилизма добиться не удастся, справедливо полагая, что честным и законопослушным можно быть только по личной убежденности, в силу личного решения, иначе гражданин из опоры превращается в «брешь в правопорядке». На этом основании философом был проведен рубеж между законопослушанием (основывается на страхе показания) и законоуважением, то есть нужно добиться исполнения законов, «не за страх, а за совесть». Вообще идеальным государственным устройством, по мнению Ильенко, является монархия, где глава государства – монарх является символом нации и идеалом поведенческой установки.

Несомненно, прав был Кант, когда говорил, что: «право может служить как средство ограничения произвола, так и средством попирания свобод человека»[8] . Такой же точки зрения придерживался другой немецкий философ Иеринг, утверждавший, что право является благом, но в злых руках оно может превратиться во всеобщую трагедию. Одновременно надо учитывать, что нельзя все беды предписывать праву. «Несомненно, пишет Матузов – право обладает большой силой, но не максимальной, оно не всесильно»[9] . Тем самым Н.И. Матузов уберегает читателей от проявления правового идеализма – другой крайности, которая диаметрально противоположна правовому нигилизму. Правовой идеализм в принципе также опасен для правопорядка и законности. Он состоит в том, что праву ошибочно приписывается слишком большая роль в обустройстве общественной жизни.

Монтескье отмечал, что хороших законов еще не достаточно для улучшения жизни, нужны действенные механизмы их реализации [10] . Поэтому правовые идеалисты, не увидев реального улучшения жизни после принятия «хороших законов», которые из-за различного рода препятствий никак не могут вступить в действие, разочаровываются в праве и постепенно смещаются на позиции правового нигилизма. Вот почему нежелателен ни правовой нигилизм, ни правовой идеализм.

1.2. Источники правового нигилизма

Где же источники правового нигилизма? Их немало: это и несовершенство самих законов, и «околоправовая» деятельность правоохранительных органов, и собственно противоправные установки поведения самих граждан. Именно эти негативные проявления современной деятельности в немалой степени способствуют тому, что правовой нигилизм в современной России является весьма серьезной проблемой – несмотря на все попытки борьбы с ним, он не только не исчезает, а напротив, – все более и более укрепляет свои позиции.

Одна из главных причин правового нигилизма кроется собственно в самих законах – в их несовершенстве и противоречивости. В самом деле, состояние нынешнего законодательства во многом оставляет желать лучшего – законы переполнены, так называемыми, «мертвыми нормами» – то есть положениями, которые не действуют в реальной действительности из-за слаборазвитых механизмов их реализации. Несовершенство законодательства наиболее ярко проявляется в сфере гражданского и арбитражного процесса.

Говоря о несовершенстве современного законодательства как одном из источников правового нигилизма, необходимо также отметить противоречивость современных законов, которая зачастую бывает отнюдь не случайной. Источников правовых норм в современной России просто огромное количество – это и Федеральные законы и указы Президента, и Постановления Правительства, и различного рода ведомственные Инструкции и Информационные письма, и это только то, что касается федерального уровня, а ведь в России есть еще 89 субъектов, государственные органы каждого из которых вправе в пределах своих полномочий осуществлять правотворчество. В праве необычайно сложно ориентироваться даже при условии полного соответствия этих актов друг другу – то есть при строгом соблюдении иерархии, согласованности принятых в них норм, что же тогда говорить о возможности правомерного поведения и уважения к закону, если в таком громадном количестве норм находится немало таких, которые противоречат друг другу или вообще нарушают сами устои правотворчества. Например, противоречие в законах на уровне федерации. Федеральные конституционные и просто федеральные законы обладают, как известно, высшей юридической силой (после международных договоров и Конституции) и остальные нормативные акты должны им соответствовать. Ситуация осложняется тем, что есть еще и огромное количество подзаконных нормативных актов. Поэтому, как справедливо отмечает Н.И. Матузов: «не приходится удивляться тому обстоятельству, что многие подзаконные нормативно-правовые акты часто становятся надзаконными»[11] , иными словами в данные акты вносятся заведомо противоречащие федеральному закону нормы. Даже суды, которые по сути дела должны осуществлять защиту прав и интересов граждан зачастую усугубляют и без того серьезную путаницу в праве. Как известно, в качестве одного из источников права судебный прецедент у нас не признается. Тем не менее, наши суды это нисколько не смущает. То есть руководящие разъяснения, Постановления Пленума Верховного Суда и Информационные письма Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации являются не разъяснением и толкованием уже существующих норм, а по сути дела созданием новых. Зачастую судам предписывается поступать вразрез с нормами действующего права – например, при рассмотрении практики по делам о взыскании задолженности арбитражным судам дано было право понижать проценты, подлежащие выплате, хотя в Гражданском кодексе такого варианта не предусмотрено.

То есть по сути дела судебный прецедент у нас существует, так как, если нижестоящие суды осмелятся не выполнить указания вышестоящего, то их решение будет все равно отменено в порядке надзора. Теперь следует рассмотреть Основной закон нашей страны – Конституцию 1993 года. Как известно, она обладает высшей юридической силой и все остальные нормативные акты должны ей соответствовать. Однако, как справедливо отмечает А.В. Малько, наша Конституция вроде бы принятая путем всенародного голосования, на самом деле обладает минимальной легитимностью[12] . На референдуме 12 декабря 1993 года за проект Основного Закона проголосовало около 54% принявших участие в голосовании, поэтому можно сказать, что Конституция является главным документом меньше, чем для половины граждан России. Поэтому и отношении к ней у многих соответственное – Конституцию попросту нарушают или игнорируют. На этом фоне всеобщих нарушений часто кажутся просто смешными усилия Конституционного Суда, который после многочасовых заседаний путем неимоверно сложных системных толкований законов признает «неконституционной» ту или иную статью какого-либо нормативного акта. Подобная практика принятия законов «незаконными» довольно негативно сказывается на общественном правосознании. Несмотря на все усилия Конституционного Суда, немалое количество законов еще до сих пор нарушает Основной закон страны, например, указ бывшего президента Российской Федерации Путина В.В. «О гарантиях Первому Президенту РФ». То необходимо признать, что этот подзаконный акт нарушил и конституционный принцип всеобщего равенства перед законом и судом, и основы уголовного процесса, предоставив Ельцину Б.Н. полнейшую неприкосновенность (в том числе и уголовную). Конституция не действует по целому ряду важнейших вопросов, значит законодательство есть фикция – и опять растет правовой нигилизм. В соответствии с Конституцией все субъекты Российской Федерации равны, на деле получается совсем другое – наиболее агрессивно относятся к федеральному центру национальные образования – республики, которых в нашем государстве 21. Руководство этих субъектов все время пытается получить как можно больше властных полномочий, сделав тем самым еще один шаг на пути к суверенитету. Разумеется, что в такой ситуации противоречия федеральных и региональных законов просто неизбежны. Во всех данных республиках действуют свои конституции, что, в общем-то, вполне законно, но большинство положений данных Конституций существенно противоречит статьям Конституции Российской Федерации. Так, в Конституции республики Тыва закреплено право выхода из состава России. О верховенстве права нельзя вести речь, если большинство субъектов не следуют законам России (например в Ингушетии Р.Аушев подписал указ о разрешении многоженства).

Таким образом, законы во многом несовершенны. Но дело не только в этом. Даже идеальный с точки зрения юридической техники закон не будет работать без действенного, отлаженного механизма его реализации. Ведь еще Ш.Монтескье сказал: «когда я поеду в правовое государство, я спрошу не про то, какие там есть законы, а про то как эти законы работают и воплощаются в жизнь». Отсутствие таких механизмов реализации правовых предписаний, причем механизмов действенных – едва ли не большая проблема, чем несовершенные законы. Ведь написать идеальную правовую норму намного легче, чем воплотить её в жизнь: моментально на пути её реализации возникнут сотни препятствий, в том числе и пресловутый правовой нигилизм).

Следующим по важности источником и причиной правового нигилизма можно выделить явные нарушения закона, то есть преступления. Их совершение лежит на совести сформировавшегося за последние годы особо злостного криминала – это и одиночки и организованная преступность. За последние годы произошел невиданный всплеск организованной преступности. Поделив сферы влияния, преступный мир стал рваться во власть, используя при этом коррумпированных чиновников. Организованная преступность приобрела масштабы национального бедствия. Но пока это остается лишь словами, хотя несомненно шаги в нужном направлении были сделаны – был принят ряд нормативных актов об усилении борьбы с организованной преступностью, но их действие и введение в жизнь наталкиваются на множество различных препятствий.

Все выше сказанное логично связанно с деятельностью правоохранительных органов, вернее с той деформацией, которая в этой деятельности присутствует. Эта деформация, по всей видимости, довольно серьезна – иначе как можно объяснить все ухудшающуюся криминогенную обстановку, хотя число сотрудников внутренних дел растет, начать нужно с признания того факта, что большинство ресурсов органов направлено на поимку мелких преступников.

Говоря же об обвинениях рядовых граждан необходимо признать, что органы дознания и предварительного следствия часто отходят от требований закона и пользуются недозволенными приемами и средствами для получения нужных показаний подозреваемого или обвиняемого им свидетеля. Часто дознаватели получают признание из человека путем психического или физического насилия. К сожалению, реальных механизмов и способов по выявлению и наказанию подобных действий пока нет. Милиция отрицает вину своих сотрудников. Поэтому у граждан, подвергшихся такому «воздействию» возникает чувство недоверия к работникам правоохранительных органов. Главной же остается борьба с организованной преступностью, которая находится на весьма низком уровне. И дело тут совсем не в «плохом качестве» норм уголовного закона, которые вроде бы не позволяют квалифицировать многие преступления. Внешние факторы, которые напрямую связаны с материальным обеспечением всей правоохранительной системы целиком и каждого сотрудника в частности. В самом деле, поимка одной банды требует подчас немалых материальных и финансовых затрат, а у правоохранительных органов таких средств зачастую нет. Все эти факторы приводят к тому, что правоохранительные органы все больше удаляются в своей деятельности от преступности организованной в сторону более мелкой. И все это есть правовой нигилизм и самих сотрудников и окружающих, которые видят всю беспомощность правоохранительных органов и коррупцию в и все больше разочаровываются в возможности установления в нашей стране правового порядка.

Очень близко к этим двум причинам правового нигилизма стоит и такой его источник, как нарушение основных конституционных прав и свобод человека и гражданина. Это и право на жизнь, и право на собственность, это личная и половая неприкосновенность и так далее.

При нарушении этих основополагающих прав и свобод, тем более, если преступники не будут пойманы и справедливо наказаны, у потерпевшего возникает вполне естественное чувство недоверия к закону и государству, которые не смогли его защитить. И может возникнуть также и чувство вседозволенности и отсюда всего один шаг до преступления.

В качестве следующего источника правового нигилизма можно выделить несовершенство нашего государственного аппарата и всей системы управления. Еще одной проблемой современной России является бюрократизм (бюрократия в переводе с латинского – власть канцелярий). После распада СССР Россия потеряла около 5 млн. км2 территории и более 130 млн. населения, однако по данным различных международных организаций бюрократический аппарат современной России превышает советский почти в 2 раза. Уровень жизни упал, ВВП снизился, а чиновничий аппарат вырос. Основная причина кроется в неимоверном увеличении штатов там, где справился бы один человек. Это обстоятельство влечет за собой не только лишние государственные средства. Часто чиновники весьма и весьма вольно трактуют закон, иногда попросту нарушают его, и поступают по собственному усмотрению. Например, при образовании коммерческой организации или предпринимателя без образования юридического лица местные чиновники в Регистрационной палате настойчиво требуют указать, какими видами деятельности регистрируемый будет заниматься, нарушая тем самым Гражданский кодекс Российской Федерации, где четко прописано, что большинство коммерческих организаций при создании обладают специальной правоспособностью, то есть могут заниматься любым видом деятельности, не запрещенным законом. Среди чиновников процветает взяточничество и коррупция – именно в этой среде организованная преступность находит благодатную почву для внедрения во власть.

Выше приводились важнейшие источники, «первопричины» генезиса и развития правового нигилизма в нашей стране. Еще в качестве одной причины этого явления можно назвать образ мыслей, менталитет русского народа. Прав был Аксаков, когда говорил, что «дух закона» чужд русскому народу. Также А.И.Герцену принадлежит высказывание: «Русский, какого бы звания он ни был, обходит и нарушает закон всюду, где это можно сделать безнаказанно; и совершенно так же поступает правительство»[13] .

Наша нация привыкла жить по церковным заповедям, ей свойственна соборность и патриархальность. Образ мыслей нашего народа, думается, сыграл не последнюю роль в формировании такого феномена, как правовой нигилизм.

1.3.Правовой нигилизм и правовой идеализм

Нигилизм является одной из форм социального поведения, сознания и мироощущения личности. По утверждению большинства философов, нигилизм возник давно, но наибольшее распространение он получил в XIXвеке (в основном в России и странах Западной Европы). Нигилизм как частьидеологического учения связан с именами таких философов, как Якоби, Ницше, Прудон, Хойдоггер, Кропоткин, Бакунин и ряд других авторов.

Нигилизм чрезвычайно разнообразен и может принимать различные формы. Форма выражения нигилизма зависит от того, в какой области знаний и в какой сфере жизни общества отрицаются те или иные ценности.

Общей чертой всех форм нигилизма является отрицание, но не всякое отрицание есть нигилизм. Отрицание – понятие более широкое, чем нигилизм, оно присуще человеческому созданию и диалектическому мышлению.

В работах философов нигилизм упоминается в весьма положительном контексте. Так, Ф. Энгельс писал: "Появление молодой буржуазии нашло свое отражение в либерально-конституциональном движении, а зарождение пролетариата - в движении, которое обычно называют нигилизмом[14] . Вообще, борьба против антинародных режимов не может быть нигилизмом в полном смысле этого слова. Здесь происходит слияние нигилизма и естественной борьбой против устаревшей системы.

Несмотря на ряд положительных ситуаций, нигилизм в общественном сознании сочетается с деструкцией. Очень часто нигилизм принимает весьма радикальные формы своей реализации, выливаясь в антиобщественные и асоциальные действия. В своих наиболее крайних и редких проявлениях он объединяется с анархическими, лево– и праворадикальными движениями, политическим экстремизмом и максимализмом.

Проявления социального и культурного нигилизма можно наблюдать в поведении членов движения скинхедов (неонационалисты, отличающиеся резким политическим нигилизмом единства наций). Вообще, радикализм свойственен молодежи, а по утверждению Н.И.Матузова "Нигилизм – стереотип мышления любого радикала, даже если он этого не осознает"[15] .

Примером того, что нигилизм свойственен молодежи, может быть и ситуация из прошлого – социалистам – революционерам XIX века базой поведения служил радикализм как метод воздействия на политическую власть. Учитывая тот факт, что нигилизм и радикализм "как стереотип мышления", а зачастую и поведения, принадлежит молодежи, более интересно выяснить причины правового нигилизма в современном обществе.

Еще одной характерной чертой нигилизма, по мнению Н.И. Матузова, является не объект отрицания, а "степень, интенсивность, категоричность этого отрицания – с преобладаниемь субъективного точнее индивидуального начала". Действия нигилистов в наиболее интенсивных и категоричных своих проявлениях зачастую становится фактически антиобщественными и асоциальными, как то преступление, нарушение конкретных правовых и моральных норм. Характерно для нигилистов и отсутствие программы их действий. Разновидностью социального нигилизма является так называемый правовой нигилизм.

Правовой или юридический нигилизм выражается стратегическим и негативным отношением к праву вплоть до полного его отрицания и неверия в его потенциальные возможности решать социальные проблемы.

Корни правового нигилизма лежат в юридическом невежестве и правовой отсталости общества, а также в особенностях выполнения государством его внутренних функций, связанных с социальной сферой жизни и реализацией права. Интересно, что некоторые ученые считают нигилизм и правовой нигилизм в частности характерной чертой менталитета русского народа.

Одной из составных частей юридического нигилизма является пренебрежительное отношение к праву, несоответственное его восприятие обществом.

Консерваторы – славянофилы, народники и др. политические расхождения исторических путей России и Европы считали, что России надо строить свое общество на началах скорее нравственных и религиозных, нежели на основе права. Правовой нигилизм проявился и в изложении позиций анархистских и радикально – народнических движений. Если согласиться с Н.А. Бердяевым в характеристике русского сознания как сознания крайностей, одной из которых является дух анархизма, то не следует недооценивать влияние этих течений. В отношении права, как и государства, они бескомпромиссны. По его мнению, право имеет значение в человеческом общении лишь как средство помешать проявлению низменных свойств и пороков людей и гарантировать тем самым «минимум человеческой свободы». «Правовой строй, по его мнению – это лишь “узаконенное недоверие человека к человеку”»[16]

В "программе государственного международного социалистического альянса" М.А. Бакунин требовал немедленной отмены "всего того, что на юридическом языке называется правом, и применения этого права". Он же утверждал, что для торжества свободы надо отбросить "политическое законодательство". В отрицании конституции теоретик анархизма как бы солидаризировался со славянофилами и их последователями. И совсем по аксаковски звучит бакунинское изречение в его книге "государственность и анархия": "Немцы ищут жизни и свободы своей в государстве; для славян же государство есть гроб"[17] . Бакунин, как истинный анархист призывал к свержению государства, а следовательно и права: "Дело же всякого государства – душить народ для сохранения себя, точно так же, как дело революции – разрушить государство для избрания народа". Один из исследователей бакунинского наследия посчитал в критике права положительным то, что она «способствовала изживанию в среде рабочих и революционной молодёжи иллюзий, связанных с надеждой достичь социалистического благоденствия исключительно с помощью выборов в парламент и надлежащих законов»[18]

Наряду с возросшими потребностями в юридических науках и профессиях в стране образуется дефицит правосознательных членов общества, причем дефицит чисто исторического происхождения; среди молодежи преобладают радикальные тенденции о развитии правовой культуры; в духовно - философской жизни общества встают идеи религиозных философов, которые отчасти воспринимаются людьми; государство своими действиями обостряет политическую обстановку.

Если степень социальной упорядоченности существенно понимается, люди начинают воспринимать политику и все, что с ней связанно, как состояние неконтролируемого и опасного хаоса. Это сопровождается глубоким разочарованием в избранном политическом курсе, и готовности приняты любые, но зато эффективные способы упорядочения социальных связей. Утрачивается доверие к политическим инстинктам, а деятельность государственных органов все чаще рассматривается как противоречащая жизненным интересам людей.

Описываемая ситуация сложилась в обществе в перестроечный и послеперестроечный периоды. Выход из нее, несмотря на усилия реформаторов, еще не найден, но некоторые положительные сдвиги все же произошли. Однако, отношение чиновников к различным ценностям своей работы может заставить думать об обратном.

Следует отметить, что существует два основных уровня проявления правового нигилизма. Первый уровень – государственный. В данной ситуации правовой нигилизм наблюдается в деятельности высших органов государства. Довольно часто проявление правового нигилизма освещается в СМИ. Второй уровень проявления правового нигилизма – общественный. При подобном проявлении отрицание права носителем нигилизма являются граждане государства, обыватели, не связанные с работой государственного механизма. На данном уровне нигилистического отношения к праву правового нигилизма проявляется в основном в различных правонарушениях.

Несмотря на то, что правовой идеализм в современном государстве менее заметен, чем правовой нигилизм, он причиняет существенный вред как системе так и обществу. Его последствия, как и последствия правового нигилизма отрицательно влияют на правосознание и правовую культуру.

Правовой идеализм – это переоценка возможностей права. Основы правового идеализма лежат в переоценке объективной действительности и реалий института права.

Несмотря на то, что внешне правовой идеализм менее заметен, о нем не говорят столько, сколько о правовом нигилизме он приносит такой же вред государству. Правовой идеализм – явление прямопротивоположное правовому нигилизму. На право нельзя и невозможно возлагать все свои надежды, всех проблем стоящих перед обществом, право решить не может.

Основная ошибка власти - выдвижение права в ранг чего-то высокого и всесильного. Многие люди считали, что достаточно принять "правильный" закон и жизнь улучшится. "Но чуда не происходило, законы принимались, а дела стояли на месте или даже ухудшались. В результате наступило известное разочарование в законах, появились признаки правового скепсиса. Из низов слышались и более раздраженные голоса: Хватит, мы уже сыты по горло законами они ничего не дают. Это и понятно – ведь законы сами по себе не могут накормить, одеть, людей, улучшить только на "шоковое" правотворчество – значит питать юридические иллюзии…"[19] . Основная ошибка, допускаемая при правовом идеализме – неправильность оценки роли общественных отношений и закона, их взаимодействия и первоочередности. Закон всего лишь "Официальное признание факта" в большинстве случаев на его основе правоотношения не возникают.

Основная проблема бездействия большинства нужных законов заключается в отсутствии необходимых механизмов их реализации, а также отсутствие нормальной правовой среды необходимой для их функционирования.

В заключении главы хотелось бы привести слова Н.И. Матузова: "Абсолютизация права наделение его государственными свойствами сродни поклонению искусственно созданному идолу. Такое обожествление явления – это погружение в мир иллюзий. Отсюда – лавинообразный рост законов за последние пять – семь лет, поиск спасения именно в них. Однако полусотней или сотней законов положения не изменить, если только они не подкрепляются другими мерами"[20] .


Глава 2. Проблема распространения правового нигилизма в Российской Федерации и пути борьбы с ним

В России правовой нигилизм имеет глубокие теоретические корни. Право отвергалось по разным причинам.Американский исследователь общественной мысли в России А. Валицкий, работавший на территории Российской Империи во второй половине XIX века говорил, что праву как феномену объективной действительности в нашей стране не повезло. Валицкий говорил, что «в России право отвергалось «по самым разным причина: во имя самодержавия или монархии, во имя Христа или Маркса, во имя высших духовных ценностей или материального равенства» [21]

Таким образом к основным причинам распространения правового нигилизма в России можно отнести: исторические корни, явившиеся следствием самодержавия и многовекового крепостничества, лишавшего массу людей прав и свобод; понимание диктатуры пролетариата, как власти, не связанной и неограниченной правом; господство административно-командных методов управления страной, массовые репрессии 30-х годов; несовершенство законодательства; демократические права и свободы личности лишь декларированы в нормативно-правовых актах

Можно выделить следующие формы выражения правового нигилизма в современной российской действительности:

- умышленное нарушение законов и иных нормативно-правовых актов;

- массовое несоблюдение и неисполнение юридических предписаний;

- подмена законности политической, идеологической или практической целесообразностью;

- издание противоречивых или даже взаимоисключающих правовых актов;

- конфронтация представительных и исполнительных структур;

- несогласованные действия представительных и исполнительных государственных органов на всех уровнях;

- нарушение прав человека, особенно таких, как право на жизнь, честь, достоинство, жилище, имущество;

- подмена идеи суверенитета и целостности государства идеями сепаратизма и разобщенности.

Рассматривая эти проявления, нужно учитывать, что они непосредственно связаны со сформированным нигилистическим сознанием людей и напрямую зависят от него. При этом каждое из перечисленных правонарушений представляется необходимым рассматривать как самостоятельное негативное явление, выясняя степень общественной опасности, мотивы и цели правонарушения, что позволит выделить правовой нигилизм среди других антиправовых проявлений. Также при рассмотрении каждой формы проявления правового нигилизма необходимо учитывать, что причинами правонарушения могут быть и такие факторы, как правовая безграмотность, неосторожность, заблуждение, нужда, психическое состояние. При этом следует помнить и такой факт: субъекты непосредственно руководствуются не правовыми нормами, а другими установками, сложившимися в их сознании.

Проявление правового нигилизма в российском обществе можно наблюдать в противоречивости, параллельности или даже во взаимоисключаемости нормативно-правовых актов в российской правовой системе, в так называемой «войне законов», ведущей к нарушению целостности и единства правового пространства и целостности российского государства.

К сожалению, этому способствует тот факт, что Конституция РФ четко не разграничивает предметы законотворчества и «указотворчества», не оговаривает твердо и однозначно, что законы обладают высшей юридической силой по сравнению со всеми иными нормативными актами, в том числе указами, хотя этот основополагающий принцип признан во всем мире. В ней лишь констатируется, что «указы и распоряжения Президента не могут противоречить Конституции Российской Федерации»[22] , что «Конституция РФ и федеральные законы имеют верховенство на всей территории Российской Федерации»[23] , чем подчеркивается их пространственное действие.

В результате негативные тенденции правового нигилизма проявляются как в нормотворческой деятельности федеральных органов законодательной и исполнительной власти, так и на уровне субъектов федерации.

Исполнительными органами государственной власти принимаются большое количество актов, не соответствующих Конституции РФ и федеральным законам. Зачастую отсутствует четкий порядок принятия различных решений, делаются попытки подмены законов подзаконными актами. Более того, введенные в действие законы не применяются чиновниками, которые ссылаются на отсутствие инструкций по их реализации.

Низкий уровень ряда законов, поспешное их изменение и даже отмена, несогласованность с программами реформ приводят к потере престижа закона в обществе. Во многих случаях законы разрабатываются и принимаются с позиций групповых интересов или отдельных регионов, а не всего общества в целом.

Правовое государство может существовать и успешно развиваться лишь в обществе, где есть согласие граждан относительно общих принципов его устройства, где закон стоит на первом месте и служит интересам народа. Люди перестают верить в право из-за того, что оно не защищает их интересы, они перестают видеть в нем свою опору. В настоящее время конституционные принципы являются только декларативными, нет их осуществления на практике. В таких условиях даже у законопослушных граждан вырабатывается отрицание, неверие к существующим институтам.

К другой разновидности выражения правового нигилизма в форме как умышленного, осознанного нарушения правовых норм, так и безразличного к ним отношения в силу правовой безграмотности, получившей распространение в нашем обществе, можно отнести деятельность как религиозных объединений сектантского характера, так и организаций и групп политического и религиозного экстремизма.

Правовой нигилизм, основанный на политическом и религиозном экстремизме, проявляется в разжигании социальной, расовой, национальной и религиозной розни, распространении идей фашизма, создании незаконных вооруженных и военизированных формирований, системном терроризме, угрожающем основам конституционного строя.

Еще одной из наиболее распространенных форм выражения правового нигилизма в сегодняшней России является осознанная деятельность организованной преступности. Преступная деятельность в нашем обществе сегодня для значительного числа лиц превратилась в источник существования. При этом наибольшую опасность представляет то обстоятельство, что организованная преступность срослась с коррумпированной частью госаппарата. В своей деятельности преступные сообщества руководствуются не правовыми нормами и установками, а нормами преступного мира, где преобладают жестокие насильственные методы, такие как шантаж, угрозы, подкупы, физическая расправа. В настоящее время очевиден симбиоз уголовного мира и органов власти и управления, который ставит превыше всего интересы частных лиц и структур.

Правовой нигилизм проявляется и в форме подмены законности политической, идеологической или прагматической целесообразностью. Допущение отхода от принятых законов и обхода или нарушения их под предлогом целесообразности всегда чревато серьезной угрозой правопорядку в целом. Поэтому законы считаются целесообразными и подлежащими обязательной реализации вплоть до их дополнения, изменения или отмены. Не зря существует выражение dura lex, sed lex (закон суров, но это закон).

Конституция РФ провозглашает Российскую Федерацию правовым государством, в котором «человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина - обязанность государства»[24] . Но насколько сам человек готов быть гражданином правового государства? Необходимо, чтобы он сам действительно хотел поступать правовым образом.

К сожалению, приходится констатировать, что недостаточная компетентность отдельных граждан, общества в целом является первопричиной большинства существующих ныне угроз и кризисов.

Перспективным путем преодоления правового нигилизма может стать непрерывное юридическое образование. Непрерывное образование как «принцип, на котором основывается организация системы образования в целом и, следовательно, каждой составляющей ее части», признается ныне всеми деятелями образования и учеными.

Важно обратить внимание и на социально-психологические предпосылки правового нигилизма. Различия в социальном положении граждан, как правило, определяют их взгляды на право, влияют на оценку правовой системы в целом и отдельных ее частей. Отсутствие фактического равенства членов общества должно обусловливать его развитие. Право играет в этом решающую роль регулятора процессов, протекающих в человеческой среде. Оно предустановлено считать всех равными. Говоря о том явлении, как правовой нигилизм известный философ И.А.Ильинт говорил, что «нигилизм – это один из элементов, своеобразная черта общественного сознания, особенность национальной культуры». Ильин обоснованно говорил, что с помощью только карательных мер искоренения правового нигилизма добиться не удастся[25] .

Другая причина правового нигилизма - стремление человека к самосовершенствованию. Это стремление может быть даже неосознанным и обычно проявляется, когда человек по каким-либо причинам не может осуществить свое желание. Развитие разнообразных форм собственности, возникновение различных политических партий и общественных движений, новые возможности высказывать и отстаивать различные точки зрения, возникновение демократического, политического, идейного плюрализма - благотворные факторы раскрепощения общества и личности.

Иным основанием возникновения правового нигилизма является пассивная альтернативность права - существуют целые блоки юридических норм и институтов, которые фактически мертвы, частота обращения к ним граждан мала

Основной блок причин правового нигилизма находится в правовой политике. Главной причиной проявления и существования правового нигилизма является дисгармония, дисбаланс между тем, какие сферы право действительно должно охватывать. В настоящее время при издании законов огромное внимание может уделяться расшифровке отдельных вопросов одной области права и совсем не уделяться внимания другим отраслям права (так, например, скудное внимание уделено регламентации семейных отношений).

Особое место в ряду причин, сопутствующих развитию правового нигилизма, занимают причины юридико-технологического несовершенства права: несовершенство государственно-правовых механизмов реализации правовых норм, низкий уровень авторитета судебной системы, ее неразвитость. Поэтому важнейшим путем преодоления правового нигилизма должно стать совершенствование механизма правового регулирования и правовой защиты. Необходимо при помощи надлежащих юридических и информационных средств создавать такую ситуацию, когда для человека соблюдение закона будет значительно выгоднее его нарушения.

Среди причин правового нигилизма можно назвать и неразвитость информационной среды. Для устранения этой причины необходимо развивать свободу слова, активизировать развитие информационных технологий. Средства массовой информации играют далеко не последнюю роль в формировании правового сознания и общественного мнения. Понимание и разумная реализация этой ответственной миссии является одним их основных направлений пропаганды правового сознания.

Подсознательно общество подходит к формированию качественно новой иммунной системы общественного организма, способной переломить патологию правового сознания. Однако, как любой живой организм, общество нуждается в реализации государством целостной системы безотлагательных действий. Они должны быть направлены на решение следующих задач:

- обеспечение главенства закона на всей территории России;

- прекращение "войны законов" на федеральном и региональном уровнях. В масштабе всей России законы и иные нормативные акты должны быть приведены в соответствие с Конституцией по отношению друг к другу. На уровне же регионов все региональные нормативно-правовые акты должны строго соответствовать федеральным;

- ужесточение контроля за соответствием различных подзаконных актов законам и Конституции;

- обеспечение торжества законности и правопорядка на всех уровнях государственной и общественной жизни;

- усовершенствование механизма реализации правовых норм с помощью закона;

- преодоление самоустранения государства от процессов самоорганизации населения, формирования новых форм коллективного решения проблем;

- обеспечение повсеместного непрерывного юридического образования;

- повышение авторитета и культуры власти;

- создание комплексной правовой базы по преодолению правового нигилизма в обществе.

При реализации этих действий в комплексе удастся освободить наше общество, а затем и избавить от губительной для него болезни под названием "правовой нигилизм" и гарантировать стабильность в стране.

Существуют ли пути преодоления правового нигилизма? Как нам представляется, это длительный процесс, затрагивающий изменение объективных условий жизни общества, целенаправленную организационную и идеологическую работу, предполагающий осуществление комплекса специальных юридических мер. Эти меры призваны создать качественно обновленную социально-правовую среду, возродить и утвердить веру людей в право. Однако надо подчеркнуть, что правовой нигилизм настолько глубоко засел в современной жизни, настолько прочно завладел умами людей, что вытравить его оттуда в ближайшее время не представляется возможным. Можно, лишь попытаться ослабить его позиции, решительно действуя по нескольким направлениям.

1. Необходимо немедленно прекратить «войну законов» на федеральном и региональном уровнях. В масштабе всей России законы и иные нормативные акты должны быть приведены в соответствие Конституции и друг другу. На уровне же регионов все региональные нормативно-правовые акты должны строго соответствовать федеральным.

2. Необходимо также обеспечить качество принимаемых законов

3. Укрепить законодательство во всех сферах

4. В деятельности правоохранительных органов также необходимо обеспечить торжество законности – без перегибов ни в одну, ни в другую сторону.

5. Повысить роль суда

6. Нужно немедленно пресечь волюнтаристкий стиль управления и властвования – никаких «директивных» методов, никаких «переступаний» через право – только закон и все решения только на его основе.

7. Надо все более усовершенствовать механизмы реализации правовых норм, опираясь прежде всего на правовые процедуры.

8. Обеспечить борьбу с коррупцией

9. Повышения уровня правовой культуры всего общества

10. И, наконец, используя СМИ и прессу нужно повести активное наступление на противоправные поведенческие установки, проповедуя всеобщую законопослушность (начиная с верхних эшелонов власти).

И, может быть, при реализации этих действий в комплексе друг с другом наше общество удастся освободить, а потом и окончательно излечить от губительной для права болезни под названием «правовой нигилизм».


Заключение

Таким образом мы прешли к выводу, что правовой нигилизм и правовой идеализм – явления развиваемые и претворяющиеся в жизнь обществом и государством. Причем основной причиной правового нигилизма и правового идеализма можно считать именно государство. Это доказывает ряд следующих фактов:

1) основную роль в формировании общественных отношений играет государство;

2) государство непосредственно связано с правом и всем, что с ним связано;

3) правовой нигилизм (неадекватное восприятие права) – элемент, появляющийся вследствии общественных отношений (точнее – их неправильного регулирования государством через право);

4) исторический анализ российского нигилизма вообще и правового нигилизма в частности.

Мы имеем правовой нигилизм и правовой идеализм, и государство как его основной источник. И для основательной борьбы с этими явлениями необходимо пересмотреть всю систему государственных отношений с обществом, изменить правосознание примерно ста миллионов людей и уничтожить несколько человеческих пороков

На взгляд автора, искоренение правового нигилизма в современном обществе аналогично идее создания правового государства и гражданского общества – оно невозможно, но к этому необходимо стремиться и принимать необходимые меры в этом направлении.


Список используемых источников

Нормативно-правовые акты

1. Конституция Российской Федерации. – Ростов н/Дону: Феникс, 2006.-64с.

Книги

2. Алексеев С. С. Теория права. — М.: Издательство БЕК, 1995. — 325с.

3. Бердяев Н. М. Философия неравенства. - М.: ИМА-ПРЕСС,1990. - 288с.

4. Герцен А.И. Собрание сочинений. - М.: Гослитиздат, 1956.-. Т.7. - 643с.

5. Графский В.Г. Бакунин. - М.: Юридическая литература, 1985.- 144 с.

6. Ильин И. А. О сущности правосознания / Ильин И. А. Собрание сочинений: В 10-ти томах. М.: Русская книга, 1993. - Т. 4.-268с.

7. История политических и правовых учений. XVII–XVIII вв/ Под ред.

Нерсесянца В.С. - М.: Норма, 2000. - 352с.

8. Кант И. Собрание сочинений. - М.: Мысль, 1964. - Т.4.- 362с.

9. Лавров П.Л. Ответ русскому конституционалисту. – М.: Мариуполь, 1995. - Т. 4.- 402с.

10. Маркс К., Энгельс Ф. Сочиненич.2-е изд. – М.: Государственное издательство политической литературы, 1955. - Т.4.-163с.

11. Матузов Н.И. Теория государства и права: Курс лекций/ Под ред.

Н.И. Матузова и А.В.Малько. - М.: Юристъ,1997. – 776 с.

12. Монтескье Ш.Л. О духе законов. – М.: Мысль, 1999.- 672с.

13.Толстой Л.Н. Полное собрание сочинений. - М.: Терра, 1992.- Т. 38. - 616 с.

Статьи

14. Валицкий А. Нравственность и право в теориях русских либералов конца XIX - начала вв. // Вопросы философии, 1991. -№8. – С.25-27.

15. Малько А.В. Об ограничении прав и свобод человека и гражданина в проекте Конституции РФ // Госудаpство и право, 1993.- N 3. – С.54.

16. Матузов Н.И. Правовой нигилизм и правовой идеализм как две стороны одной медали//Правоведение, 2004. -№2.- С.13-15.

17. Матузов Н.И. Правовой нигилизм и правовой идеализм как две стороны одной медали //Правоведение, 2006.- №2.- С.54.

18. Туманов В.А. Правовой нигилизм в историко -идеологическом ракурсе// Государство и право, 1993. - №8. – С.54-57.

19. Честнов И.Л. Правопонимание в эпоху постмодерна // Правоведение. - С.-Пб.: Изд-во С.-Петербург. ун-та, 2002.- № 2. – С.4-16.


[1] Толстой Л.Н. Полное собрание сочинений. - М.: Терра, 1992.- Т. 38. - С.281.

[2] Лавров П.Л. Ответ русскому конституционалисту. – М.: Мариуполь, 1995. - Т. 4 - С.235.

[3] Честнов И.Л. Правопонимание в эпоху постмодерна // Правоведение. - С.-Пб.: Изд-во С.-Петербург. ун-та, 2002.- № 2. - С. 4-16.

[4] История политических и правовых учений. XVII–XVIII вв/ Под ред. Нерсесянца В.С. - М.:Норма, 2000. - С.197.

[5] Алексеев С. С. Теория права..— М..: Издательство БЕК, 1995. - С.83.

[6] Туманов В.А. Правовой нигилизм в историко-идеологическом ракурсе //Государство и право, 1993. - № 8. - С.52.

[7] Ильин И. А. О сущности правосознания / Ильин И. А. Собрание сочинений: В 10-ти томах. М.: Русская книга, 1993. - Т. 4.-С.23.

[8] Кант И. Собрание сочинений. - М.:Мысль, 1964. - Т.4 - С.140.

[9] Матузов Н.И., Малько А.В. Теория государства и права. -М.: Юристъ, 2004. - С.597.

[10] Монтескье Ш.Л. О духе законов. – М.: Мысль, 1999.-С. 224- 225.

[11] Матузов Н.И. , Малько А.В. Теория государства и права. - М.:Юристъ, 2004. - С.592.

[12] Малько А.В. Об ограничении прав и свобод человека и гражданина в проекте Конституции РФ // Госудаpство и право, 1993.- N 3. - С.54.

[13] Герцен А.И. Собрание сочинений. - М.: Гослитиздат, 1956.-. Т.7 - С.231.

[14] Маркс К., Энгельс Ф. Сочиненич.2-е изд. – М.: Государственное издательство политической литературы, 1955. - Т.4 - С.41.

[15] Матузов Н.И. Правовой нигилизм и правовой идеализм как две стороны одной медали //Правоведение, 2006.- №2.- С.4.

[16] Бердяев Н. М. Философия неравенства. - М.: ИМА-ПРЕСС,1990. - С.90.

[17] Туманов В.А. Правовой нигилизм в историко -идеологическом ракурсе// Государство и право, 1993. - №8.- С.54.

[18] Графский В.Г. Бакунин. - М.:Юридическая литература, 1985.- С.87.

[19] Матузов Н.И. Правовой нигилизм и правовой идеализм как две стороны одной медали//Правоведение, 2004. -№2. - С.13.

[20] Матузов Н.И. Теория государства и права: Курс лекций/ Под ред. Н.И. Матузова и А.В.Малько. - М.: Юристъ,1997. –С.74.

[21] Валицкий А. Нравственность и право в теориях русских либералов конца XIX - начала вв. // Вопросы философии, 1991. -№8. - С.25.

[22] Конституция Российской Федерации. – Ростов н/Дону: Феникс, 2006.- гл. 4, ст. 90, ч.3.-С.28.

[23] Конституция Российской Федерации. – Ростов н/Дону: Феникс, 2006. - гл.1, ст.4, ч.2. – С.5.

[24] Конституция Российской Федерации. – Ростов н/Дону: Феникс, 2006. - гл.1, ст.2. – С.5.

[25] Ильин И. А. О сущности правосознания / Ильин И. А. Собрание сочинений: В 10-ти томах. - М.: Русская книга, 1993.- Т.6.-С.47.