регистрация / вход

Судебно медицинская экспертиза

ПЛАН: Введение Основная часть: Глава 1. Краткие сведения из истории судебной медицины Глава 2. Становление и развитие судебно-медицинской экспертизы:

ПЛАН:

Введение

Основная часть:

Глава 1. Краткие сведения из истории судебной медицины

Глава 2. Становление и развитие судебно-медицинской экспертизы:

2.1 Судебно-медицинская экспертиза в СССР

2.2 Судебно-медицинская экспертиза в Российской Федерации

Глава 3. Современная система и задачи судебно-медицинской экспертизы в Российской Федерации:

3.1 Судебно-медицинская экспертиза МО РФ

3.2 Структура экспертных учреждений Министерства здравоохранения и социального развития РФ

Заключение

Список использованных источников


Введение

Актуальность темы исследования.

Как известно, предварительное и судебное следствие по уго­ловному делу – это всегда ретроспективное познание данных о событии, нередко характеризующемся не поддающимися наблю­дению процессами либо процессами, признаки которых понятны только специалистам. Да и само ретроспективное восстановление картины преступления по следам предполагает неизбежное при­влечение инструментальных, лабораторных и иных специальных методов исследования. Поэтому институт специальных знаний со­ставляет неотъемлемую и очень важную часть как практической деятельности по собиранию, проверке и оценке доказательств, так и ее уголовно-процессуальной формы.

Еще в Уставе уголовного судопроизводства Российской им­перии (ст. 325) говорилось: «Сведущие лица приглашаются в тех случаях, когда для точного уразумения встречающегося в деле обстоятельства необходимы специальные сведения или опытность в науке, искусстве, ремесле, промысле или каком-нибудь заня­тии».

Современное уголовно-процессуальное законодательство достаточно подробно регламентирует формы и возможности ис­пользования результатов применения специальных знаний в про­цессе расследования и раскрытия преступлений.

В соответствии с УПК РФ использование специальных зна­ний осуществляется путем:

· назначения и производства судебных экспертиз;

· привлечения специалиста к участию в процессуальных дей­ствиях для содействия в обнаружении, закреплении и изъятии предметов и документов, применения технических средств в ис­следовании материалов уголовного дела, для постановки вопро­сов эксперту, а также для разъяснения сторонам и суду вопро­сов, входящих в его профессиональную компетенцию.

Наиболее частыми в практике правоохранительных органов на сегодняшний день являются криминалистические, судебно- м едицинские, судебно-химические, судебно-психиатрические, а в последние годы – психолого-психиатрические экспертизы. Каждая из них – самостоятельный вид экспертизы, которую вправе проводить эксперты, имеющие соответствующую специ­ализацию.

Следует признать, что в ходе расследования преступлений, особенно насильственных, чаще всего приходится прибегать к использованию специальных знаний в области судебной меди­цины, что требует самостоятельного детального рассмотрения вопросов, касающихся назначения и производства судебно-ме­дицинских экспертиз.

Все это свидетельствует о необходимости рассмотрения судебно-медицинской экспертизы в данной дипломной работе.

Цели и задачи работы. Цель данной работы состоит в рассмотрении судебно-медицинской экспертизы.

Для достижения поставленной цели в работе решаются следующие частные задачи :

1. рассмотреть краткие сведения из истории судебной медицины;

2. рассмотреть судебно-медицинскую экспертизу в СССР;

3. рассмотреть судебно-медицинскую экспертизу в Российской Федерации;

4. рассмотреть судебно-медицинскую экспертизу МО РФ;

5. рассмотреть структуру экспертных учреждений Министерства здравоохранения и социального развития РФ.

Объект исследования –судебно-медицинская экспертиза.

Предметом исследования являются общественные отношения, связанные с рассмотрениемсудебно-медицинской экспертизы.

Дипломная работа состоит из введения, основной части, трех глав, заключения и списка использованной литературы.


Основная часть

Глава 1. Краткие сведения из истории судебной медицины

Зарождение судебной медицины прямо связано с возник­новением государственной власти. В письменах Древнего мира (Рима, Греции, Индии, Китая) имеются свидетельства о при­влечении лиц, сведущих в медицине, для решения некоторых специальных вопросов, связанных с установлением причины смерти или причинением вреда здоровью.

Выдающимися историческими памятниками судебной ме­дицины являются труды по судебной медицине «Си Юань-лу», написанные Суп Цы в 1247 году. Это пятитомное сочинение обоб­щает все знания по судебной медицине, известные к тому вре­мени. Отдельные варианты труда были распространены на Восто­ке: Японии, Корее, странах Индокитая.

Выделение судебной медицины как науки и медицинской специальности в государствах Европы следует отнести к периоду утверждения Карлом V Уголовного уложения, известного под названием «Каролина» («Lех Karolin») (1532).

Большой теоретический и практический вклад в развитие судебной медицины внесли врачи разных специальностей, но, прежде всего, хирурги Амбруаз Паре, Парацельс. Их работы были посвящены вопросам о степени тяжести телесных повреждений, установления девственности, смерти от механической асфиксии.

В 1690 г. Бонном в Лейпциге выпущено сочинение под названием «Судебная медицина», где термин «судебная медицина» вводится впервые, и этот год считается официальным годом формирова­ниясудебноймедициныкакнауки.

В 18 в. в Европе вышли труды Пленка «Токсикология, или наука о ядах и противоядиях», «Элементы судебной меди­цины и хирургии», Гмелина «Всеобщая история ядов», Фодера «Руководство по судебной медицине» в 3 томах, которые стали основой лекционных курсов по судебной медицине на медицин­ских факультетах университетов.

В конце 18 — начале 19 в. в ряде университетов Бель­гии, Франции, Австро-Венгрии, Швейцарии, Румынии судеб­ную медицину преподавали вместе с курсом нормальной и пато­логической анатомии, а в 19 в. судебная медицина выделяется как самостоятельная дисциплина и создаются самостоятельные кафедры полицейской и судебной медицины.

В России развитие судебной медицины начинается с 1716 года. Артикулом 154 Воинского устава Петра I было регламентировано обязательное вскрытие трупов в случаях подозрения на насиль­ственную смерть, а в 1746 г. было введено обязательное вскры­тие трупов лиц, умерших скоропостижно.

Введение в России в 1864 г. гласного судопроизводства стимулировало развитие судебной медицины. Этому способствовало разви­тие фундаментальных и прикладных наук названного периода. Во второй половине 19 в. судебная медицина в российских универси­тетах преподавалась совместно с анатомией и физиологией.

Новым университетским уставом, принятым в 1884 г., были учреждены самостоятельные кафедры судебной медицины во всех ведущих университетах России (Московском, Казанском, Томс­ком).

В этот период появляются труды крупных ученых — судеб­ных медиков: Е.В. Пеликан «Опыт приложения современных физико-химических исследований к учению о ядах», И.М. Гвоздева «Первичный осмотр мертвого тела», И.И. Ней-динга, П.А. Минакова, Н.П. Ивановского, Н.С. Бокариуса, Н.В. Попова и многих других, — посвященные актуальным воп­росам судебной медицины.

После революции 1917 г. была реорганизована вместе с сис­темой медицинской службы и судебно-медицинская экспертиза.

В 1924 г. при Наркомздраве РСФСР была учреждена должность главного судебно-медицинского эксперта с организацией учреж­дений судебно-медицинской экспертизы при областных и крае­вых отделах здравоохранения.

Созданная в Москве в 1923 г. Центральная судебно-меди­цинская лаборатория в 1931 г. была преобразована в НИИ судеб­ной медицины.

В период Великой Отечественной войны возникла военная судебно-медицинская экспертиза. Она была выделена как самостоятельная служба в системе Главного медицинского управле­ния Министерства обороны.

На современном этапе военная су­дебно-медицинская экспертиза проводит ряд сложных экспер­тиз, связанных как с причинением телесных повреждений (ра­нений) во время боевых действий (осколочных, огнестрельных и др.), так и по вопросам идентификации трупов неизвестных лиц.

Печатным органом общества судебных медиков является журнал «Судебно-медицинская экспертиза», который выходит с 1958 года.

Глава 2. Становление и развитие судебно-медицинской экспертизы

2.1 . Судебно-медицинская экспертиза в СССР

Научное решение вопросов, касающихся организации судебно-медицинской экспертизы и судебно-медицинских экспертных учреждений, возможно только на основе всестороннего изучения современной практики и учета исторического опыта. Однако эти вопросы в СССР изучены слабо и почти не освещены в юридической литературе.

Сразу же после Октябрьской революции Советская власть приступила к созда­нию своего государственного аппарата и принятию законодательных актов, призван­ных обеспечивать коренные социально-экономические и политические преобразования в стране. Декретом ВЦИК от 7 декабря 1917 г. были в основном упразднены госу­дарственно-правовые структуры и институты старой России. В числе подвергнутых слому институтов оказалась и весьма несовершенная судебно-медицинская служба, находившаяся тогда в ведении Министерства внутренних дел. Этим были созданы определенные условия для развития новых правоохранительных органов и связанных с ними государственно-правовых институтов. Учреждение советских правовых струк­тур и осуществление мероприятий, направленных на регулирование методов их ра­боты, способствовали созданию судебно-медицинской экспертизы.

В частности, уже 23 июля 1918 г. Народным комиссариатом юстиции РСФСР была издана инструкция «Об организации и действии местных народных судов»[1] , в которой указывалось на необходимость более широкого использования в судебных процессах различных, в том числе судебно-медицинских, экспертиз. Тогда же судебно-медицинская служба была включена в систему органов здравоохранения. 22 декабря 1917 г. в Петрограде был образован Совет врачебной коллегии.

Положение Наркомздрава от 28 февраля 1919 г. «О правах и обязанностях го­сударственных медицинских экспертов» установило, что о результатах освидетель­ствования живого лица и освидетельствования мертвого тела составляется акт меди­цинской экспертизы. Первые две части такого «акта» — введение и описательная часть — именовались протоколом, который подписывал не только эксперт, но и дру­гие присутствующие лица. Заключительную же часть «акта» подписывал только эксперт. Заключение эксперта, составленное с соблюдением предписанных законом условий, приобретало обязательную силу для частных лиц и учреждений различных ведомств.

Согласно Положению о военных следователях, утвержденному Приказом Рев­военсовета от 30 сентября 1919 г., сведущие лица приглашались к участию в осмот­ре. Предусматривался судебно-медицинский осмотр (ст. 39). Заключение сведущих лиц излагалось в особом акте, составлявшемся экспертом. В такой обрисовке экспер­тиза фактически не отделялась от осмотра («сложный осмотр»).

Эти нормативные акты придавали заключению судебно-медицинских экспертов самостоятельное значение. Особенно ясное выражение такой подход получил в сов­местном Постановлении Наркомздрава и Наркомюста от 24 октября 1924 г. «О су­дебно-медицинских экспертах», где прямо говорилось, что заключение эксперта имеет обязательную силу, а при несогласии с ним судебно-следственных властей вопрос передается в вышестоящую судебно-медицинскую инстанцию. Судебно-медицинский эксперт признавался научным судьей фактов и наделялся правом сбора доказа­тельств, истребования вещественных доказательств и документов, правом проведения следственных действий (осмотров, допросов).

Отмеченное выше обстоятельство фактически было попыткой воскресить в но­вых условиях взгляды русского дореволюционного ученого Л. Е. Владимирова о том, что «эксперты, основывающие свои заключения па какой-либо науке, суть научные судьи».

Согласно этому постановлению результаты экспертизы излагались в заключе­нии, две первые части которого именовались протоколом.

Во всех этих актах явственно просматривается стремление придать деятельно­сти судебно-медицинского эксперта самостоятельное, автономное значение, а судебно-медицинской экспертизе — самодовлеющую роль, тенденция трактовать заключение судебно-медицинского эксперта как научный приговор, не подлежащий оценке следо­вателем и судом.

В то же время экспертиза по форме своего проведения сливалась с осмотром и освидетельствованием, в чем явственно просматривалась старая концепция, в соот­ветствии с которой судебная экспертиза рассматривалась как вид следственного осмотра.

Но и в последующий период, когда уже не утверждалось, что судебно-меди­цинский эксперт — это судья фактов, процессуальный порядок проведения экспертизы отразил в себе взгляд на судебно-медицинскую экспертизу как на элемент, состав­ную часть осмотра. Так, УПК РСФСР 1922 г.[2] устанавливал, что лицо, вызываемое в качестве эксперта, обязано явиться, участвовать в осмотрах и освидетельствова­ниях и давать заключение (ст. 68). Отсюда вытекает, что заключения давались в результате осмотра или освидетельствования, проводимого экспертом. В другом месте Кодекса говорилось, что протоколы вскрытия и медицинского освидетельство­вания составляются врачом и подписываются следователем (ст. 198). Из этого выте­кало, что осмотр и вскрытие, а также медицинское освидетельствование — это уже не следственное, а экспертное действие. По-видимому, заключение судебно-медицин­ского эксперта должно было следовать после протокола.

По УПК РСФСР 1922 г. судебно-медицинская экспертиза, не связанная с осмотром или освидетельствованием, проводилась в форме допроса эксперта. По окончании экспертизы составлялся протокол допроса эксперта. Указание на процеду­ру получения заключения эксперта в законе отсутствовало. Данные предписания представляют собой остатки взглядов на эксперта как на свидетеля,6 нашедших от­ражение в Уставе 1864 г., а еще ранее — в Своде законов Российской империи (т. XV).

Аналогичная трактовка этих положений сохранилась и в УПК РСФСР 1923 г.[3] .

Из вышеизложенного можно сделать вывод, что судебно-медицинская эксперти­за не была окончательно отделена в этих законодательных актах от следственного осмотра, и, кроме того, закреплялся взгляд на эксперта как на свидетеля особого рода.

В полном соответствии со взглядом на обязательность заключения экспертов первые положения (1919 и 1921 гг.) предоставляли судебно-медицинским экспертам широкие полномочия по сбору необходимой информации, в частности, право требо­вать представления относящихся к данному случаю документов, переписки и вещест­венных доказательств, участвовать в производстве осмотров и принятии других мер, хотя этих полномочий в УПК 1922 и 1923 гг. и в последующих положениях и инструкциях о производстве судебно-медицинской экспертизы в СССР уже не было.

Важным этапом нормативной регламентации судебно-медицинской экспертизы в СССР стало Положение о производстве судебно-медицинской экспертизы от 16 фев­раля 1934 г. Оно во многом сохранило идею обязательности заключения эксперта. Согласно п. 6 этого Положения, органы, недовольные заключением экспертизы, мог­ли запросить заключение вышестоящей судебно-медицинской инстанции, а ее заклю­чение могло быть опротестовано перед Главным инспектором судебно-медицинской экспертизы Наркомздрава СССР (третья инстанция) Его решение являлось окон­чательным.

Рассматриваемое Положение уже не считало эксперта научным судьей факта. Подчеркивалось, что заключения экспертов «приобретают силу и значение, опреде­ляемые процессуальными нормами» (п. 3).

Важным новшеством здесь являлось указание па то, что судебно-медицинские экспертизы проводятся по требованию органов расследования, суда, учреждений и организаций, а также отдельных граждан (частных лиц) (п. 5). Здесь же сформиро­валось положение о том, что экспертизу вправе назначать только государственный орган, ведущий производство по делу.

В «Положениях» и «Инструкциях» 1921, 1924, 1952 и 1978 гг. сохранилась обя­занность судебно-медицинского эксперта заявить суду о неправильном истолковании заключения эксперта (в «Положении» 1921 г. — после судебных прений; в «Положе­нии» 1934 г. — в любой стадии; в «Инструкции» 1952 г. — без указания стадии; в «Инструкции» 1978 г. — в рамках судебного следствия). Категоричность данного требования убывает по мере отказа от взгляда на эксперта как на «научного судью факта».

Принятая в 1952 г. «Инструкция о производстве судебно-медицинской экспер­тизы в СССР» содержала в п. 2 указание на то, что судебно-медицинская экспертиза во всех случаях производится только по предложению следственных и судебных органов. Это положение было шагом вперед по сравнению с предыдущими норма­тивно-правовыми актами, в которых упоминалось лишь об обязанностях эксперта явиться по вызову следователя и суда, участвовать в осмотрах и освидетельствова­ниях, но ничего не говорилось о таком юридическом основании проведения экспер­тизы, как акт ее назначения

Нечеткость нормативного определения правовых оснований проведения экспер­тизы в «Инструкции» 1952 г. играла весьма отрицательную роль. Так, указание в «Инструкции» на то, что экспертиза проводится по предложению соответствующих органов, стирало всякую грань между экспертизой как процессуальным институтом и другими исследованиями, проводимыми судебно-медицинскими экспертами (без вы­несения постановления). Здесь, как и во всех предшествующих нормативных актах, еще не говорится о том, что экспертиза проводится исключительно на основе по­становления следователя или определения суда.

Письмом Главного судебно-медицинского эксперта МЗ СССР от 7 мая 1963 г. было разрешено проводить экспертизы для военной прокуратуры и трибуналов, но и здесь вновь было указано, что они проводятся по письменным предложениям сле­дователя и суда[4] .

Первое упоминание о проведении экспертизы на основании постановления сле­дователя в подзаконных актах МЗ СССР дано в п. 2 «Инструкции о работе судеб­но-медицинских экспертных комиссий бюро судебно-медицинской экспертизы», при­нятой в 1959 г.

Сложным был путь совершенствования процессуального оформления результа­тов экспертизы. Отнюдь не всегда они облекались в форму заключения.

В «Положениях» 1919, 1921 и 1934 гг. судебно-медицинский эксперт после про­ведения исследования составлял акт судебно-медицинской экспертизы. В «Инструк­ции» 1952 г. эта терминология сохранилась, хотя указаны и разновидности актов экспертизы (акт судебно-медицинского освидетельствования, акт судебно-медицинско­го исследования трупов, акт судебно-медицинского исследования вещественных до­казательств, акт судебно-медицинской экспертизы по материалам уголовных дел).

Термин «акт экспертизы», прочно утвердившийся в ведомственных нормативных актах, проник и в УПК союзных республик (скажем, ст. 214 УПК Литовской ССР, ст. 173 УПК Молдавской ССР, ст. 160 УПК Эстонской ССР).

В принятой в 1978 г. новой «Инструкции о проведении судебно-медицинской экспертизы в СССР»[5] термины «акт судебно-медицинского освидетельствования» и «акт судебно-медицинского исследования» сохранены для обозначения исследования разных видов судебно-медицинских объектов, проводимого до возбуждения уголов­ного дела.

В «Положениях» 1919, 1921 и 1934 гг. говорится, что вводная и описательная части составляют протокол освидетельствования или исследования, под которым подписываются все присутствующие. Это же положение сохранилось и в «Инструк­циях» 1952 и 1978 гг. По всей видимости, это — анахронизм, сохранившийся от пред­ставлений, будто экспертиза—это допрос эксперта в качестве свидетеля, зафикси­рованный в протоколе, или элемент «сложного осмотра», также отраженного в протоколе.

В «Инструкции» 1952 г. было дано не вполне обоснованное деление на врачей-экспертов и судебно-медицинских экспертов, поскольку и те, и другие по УПК — су­дебно-медицинские эксперты.

Важным для понимания процесса становления правовых основ судебно-меди­цинской экспертизы является положение п. 36 «Инструкции» 1952 г.: «В случае сложности экспертизы и необходимости решения специальных вопросов судебно-ме­дицинский эксперт вправе просить о приглашении для участия в экспертизе соответ­ствующих специалистов и давать заключение совместно с ними». Аналогичное общее правило содержалось и в «Положении» 1934 г. (п. 28). По точному смыслу этой нормы лица, привлекаемые в сложных случаях к участию в экспертизе, должны за­нимать положение эксперта. Позднее права эксперта в этой части были расширены. Положения п. 2.19 и 2.20 «Инструкции» 1978 г. уже давали эксперту право прово­дить дополнительные лабораторные исследования и привлекать специалистов к ре­шению сложных вопросов вне рамок экспертизы (последние экспертами не являются).

В «Инструкции» 1952 г. установлена обязанность эксперта давать консультации по вопросам, подлежащим его ведению, работникам следственных и судебных орга­нов (п. 41). В «Инструкции» 1978 г. это положение исключено.

В новых УПК союзных республик, принятых в 60-е годы, экспертиза оконча­тельно отграничивается от таких следственных действий, как осмотр и допрос. Па­раллельно с этим шел процесс дифференциации форм применения специальных по­знаний: участие судебного медика в следственных действиях перестало быть элемен­том экспертизы, выделившись в особую форму — участие специалистов. Однако про­цессуальное положение специалиста получило конкретизацию значительно позже — в Указе Президиума Верховного Совета РСФСР от 31 августа 1966 г.[6] , включившем в УПК РСФСР новую ст. 1331.

Важной новеллой, утвердившейся ранее в практике, стало положение закона о том, что экспертиза назначается путем вынесения следователем постановления или судом определения. Получила четкое закрепление процедура обеспечения прав обвиняемого при назначении и проведении экспертизы (ст. 185, 193 УПК РСФСР).

В законе нашли также закрепление отсутствовавшие в прежнем законодатель­стве: а) принцип личной ответственности эксперта за дачу заключения (ст. 80 УПК РСФСР); б) права и обязанности эксперта (ст. 82 УПК РСФСР); в) право на экспертную инициативу (ст. 192 УПК РСФСР); г) основания и порядок проведения дополнительной и повторной экспертизы (ст. 81 УПК РСФСР).

Большинство новых УПК союзных республик отказалось от прежнего обозначе­ния итогового экспертного документа как акта экспертизы, приведя его название в соответствие с нормой о доказательствах, предусматривающей заключение эксперта (ст. 16 Основ уголовного судопроизводства[7] и ст. 69 УПК РСФСР). Лишь в УПК Казахской ССР, Литовской ССР и Эстонской ССР сохранено прежнее наименование итогового документа — акт экспертизы, хотя и в этих УПК источник доказательст­венной информации, исходящей от эксперта, именуется заключением эксперта. Отсю­да есть основания для вывода о том, что и УПК указанных союзных республик трактуют акт экспертизы не иначе, как форму заключения эксперта. Однако наличие данных терминологических расхождений вносит ненужные осложнения в теорию и практику применения закона. В новых УПК окончательно оформился отказ от осви­детельствования как медицинского действия. Освидетельствование стало следствен­ным действием по установлению следов преступлений и особых примет (ст. 181 УПК РСФСР).

Впервые в процессуальном законе получили закрепление правила о получении образцов для сравнительного исследования (ст. 186 УПК РСФСР), особый регла­мент проведения судебной экспертизы в учреждении и вне его (ст. 187, 189 УПК РСФСР), определены основания и порядок помещения обвиняемого или подозревае­мого в медицинское учреждение для экспертного исследования (ст. 188 УПК РСФСР). Допрос эксперта из способа проведения экспертизы стал средством разъ­яснения или дополнения заключения эксперта (ст. 192 УПК РСФСР).

Однако в действующем уголовно-процессуальном законодательстве отдельных республик наблюдаются и рецидивы старых взглядов. Так, например, в УПК Казах­ской ССР (ст. 196), Узбекской ССР (ст. 169) и Азербайджанской ССР (ст. 206) предусматривается «осмотр и вскрытие трупа». До принятия нового законодательства М. А Чельцов считал указанные действия сложным «судебно-медицинским» действи­ем.9 С точки зрения современных представлений об экспертизе и следственном осмотре совмещение этих действий вообще невозможно, поскольку они основаны на совершенно разных методах.

В новом законодательстве экспертиза окончательно отделилась от смежных по­знавательных приемов и обрела четкую, детально регламентированную законом про­цессуальную форму, обеспечивающую эффективное применение специальных меди­цинских познаний для разрешения вопросов судебно-медицинского характера.

Как видно из проведенного исторического обзора, развитие нормативно-правово­го регулирования производства судебно-медицинской экспертизы в советском уголов­ном процессе шло по нескольким направлениям, из которых наиболее важными представляются:

а) вычленение судебно-медицинской экспертизы из числа других, фор­мально близких к ней следственных действий;

б) уточнение ее процессуально правовой природы и доказательственного значения по уголовным делам;

в) постепенное расширение круга вопросов, определяемых в нормативно-правовом порядке;

г) по­вышение управляющей роли закона при разработке ведомственных актов, регламен­тирующих производство данного вида судебной экспертизы;

д) усиление процессу­альных гарантий для обвиняемого, обеспечивающих ему возможность отстаивать свои законные интересы при производстве судебно-медицинской экспертизы.

Развитие в каждом из этих направлений шло не прямолинейно, а было сопряжено с зигзагами и отступлениями. Тем не менее, потребности следственной практики, совершенство­вания ее научных основ в значительной степени определяют состояние нормативно-правового регулирования производства судебно-медицинской экспертизы. Однако нерешенных проблем в этой сфере еще много. Внимание к ним остается своеобраз­ным стартовым условием для дальнейшего совершенствования правовой регламента­ции судебно-медицинской экспертизы в СССР[8] .

Судебно-медицинскую экспертизу в СССР возглавляет главный судебно-медицинский эксперт Министерства здравоохранения СССР. Он руководит деятельностью главных судебно-медицинских экспертов министерств здравоохранения союзных республик. Главный судебно-медицинский эксперт Министерства здравоохранения СССР является главным специалистом по судебной медицине в стране. Он осуществляет организационно-методическую и практическую экспертную деятельность в масштабе страны. Возглавляемый им Научно-исследовательский институт судебной медицины Министерства здравоохранения СССР выполняет функции бюро главной судебно-медицинской экспертизы Министерства здравоохранения СССР.

Главные судебно-медицинские эксперты министерств здравоохранения союзных республик являются и начальниками бюро судебно-медицинской экспертизы республики. В административно-хозяйственном отношении главные судебно-медицинские эксперты союзных республик подчинены министру или заместителю министра здравоохранения республики. В практическом и организационно-методическом отношении они подчинены главному судебно-медицинскому эксперту Министерства здравоохранения СССР. Главный судебно-медицинский эксперт республики (начальник бюро судебно-медицинской экспертизы республики) организовывает судебно-медицинскую экспертизу в пределах республики и работу руководимого им бюро. Он осуществляет также организационно-методическое и практическое руководство и контроль за деятельностью бюро судебно-медицинской экспертизы областей (краев, автономных республик).

В ведении начальника бюро судебно-медицинской экспертизы Министерства здравоохранения РСФСР находятся также бюро судебно-медицинской экспертизы главных управлений здравоохранения Москвы и Ленинграда.

Начальник бюро областной (краевой) судебно-медицинской экспертизы руководит деятельностью этого бюро. В административно-хозяйственном отношении он подчинен руководству соответствующих органов здравоохранения, а в практическом и организационно-методическом отношении — начальнику бюро судебно-медицинской экспертизы министерства здравоохранения союзной республики.

В подчинении начальника бюро областной судебно-медицинской экспертизы находится отдел судебно-медицинской экспертизы трупов с судебно гистологическим отделением, отдел судебно-медицинского освидетельствования живых лиц и судебно-медицинская лаборатория. В состав этой лаборатории входят: судебно-биологическое, судебно-химическое и физико-техническое отделения.

2.2 Судебно-медицинская экспертиза в Российской Федерации

Впервые в нашей стране научно обоснованную систему пред­мета изложил в 1948 г. М.И. Авдеев в учебнике по судебной медицине для юристов[9] . Но необходимо отметить, что для полно­го отражения предмета нельзя отделять друг от друга судебно-медицинскую практику и объекты судебно-медицинской экс­пертизы. Предмет экспертизы предопределен объектом исследо­вания и вопросами, сформулированными в постановлении сле­дователя (суда).

Объектами экспертного исследования являются трупы умерших и погибших лиц. Данный вид экспертизы прово­дится для установления причины смерти, решения вопросов о характере и механизме образования повреждений, давности на­ступления смерти и др. Объектами судебно-медицинской экспер­тизы живых лиц являются, как правило, потерпевшие, подо­зреваемые и другие лица. Данный вид экспертизы проводится для решения вопросов о степени причинения вреда здоровью, состоянии здоровья, половых состояниях при половых преступ­лениях и др.

Объектами судебно-медицинской экспертизы веще­ственных доказательств являются выделения биологического характера, органы и ткани человека или животного. Объектами по материалам дела являются представленные следственными органами материалы дела.

В.Н. Крюков[10] , а также ряд крупных ученых судебную меди­цину как предмет разделяют на две основные части: процессу­ально-организационную и собственно судебно-медицинскую.

Важной вехой в истории российского уголовного процесса стало принятие Федерального закона РФ «О государственной су­дебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» в 2001 году[11] . Здесь впервые на уровне закона дано определение объекта экспертизы, установлены основные правила обращения с ним, а также определена система и структура экспертных учреждений в РФ.

Государство едиными законами регулирует правильность многообразных отношений между отдельными гражданами, коллективами и учреждениями, определяет их права и обязанности, охраняет безопасность их существования и деятельности.

Задачами уголовного судопроизводства являются быстрое и полное раскрытие преступлений, изобличение виновных и обеспече­ние правильного применения закона с тем, чтобы каждый, совер­шивший преступление, был подвергнут справедливому наказанию и ни один невиновный не был привлечен к уголовной ответственности и осужден.

Предварительное следствие по уголовным делам производят следователи прокуратуры, органов внутренних дел и федеральной службы безопасности — в пределах их компетенции.

Дознание проводят органы милиции, командиры воинских час­тей, соединений и начальники военных учреждений (по делам обо всех преступлениях, совершенных подчиненными им военнослу­жащими, военнообязанными и гражданскими работниками в связи с исполнением ими служебных обязанностей в расположении части или военного учреждения), капитаны морских судов, находящих­ся в дальнем плавании, начальники зимовок в период отсутствия транспортных связей с зимовкой. По отдельным предусмотренным законом категориям дел дознание проводят органы федеральной службы безопасности, пограничной охраны и государственного по­жарного надзора, а также начальники исправительных учрежде­ний.

Доказательствамипо уголовному делу являются любые фак­ты, на основании которых органы дознания, следователь и суд в предусмотренном уголовно-процессуальном законом порядке уста­навливают наличие или отсутствие преступного деяния (действияили бездействия), виновность совершившего его человека, а также другие обстоятельства, имеющие значение для правильного разре­шения дела.

Фактические данные устанавливают различными способами, в том числе и с помощью экспертизы. Экспертизу назначают в случа­ях, когда при производстве дознания, предварительного следствия и судебного разбирательства возникает необходимость в специаль­ных познаниях в науке, технике, искусстве или ремесле. Экспертом является специалист, обладающий такими познаниями.

Разрешение вопросов, возникающих в практической деятельно­сти органов дознания, следствия и суда с применением медицинских знаний, называется судебно-медицинской экспертизой.

Судебно-медицинская экспертиза— это предусмотренное и регламентированное законом, проводимое врачом научно-практиче­ское исследование конкретных объектов, предпринимаемое для ре­шения медицинских и медико-биологических вопросов, возникаю­щих при производстве предварительного следствия и судебного раз­бирательства. Согласно статье 196 УПК РФ судебно-медицинскую экспертизу проводят для установления причины смерти, характера вреда, причиненного здоровью, возраста обвиняемого, подозревае­мого и потерпевшего, а также для определения психического состоя­ния обвиняемого или подозреваемого, если возникает сомнение о его вменяемости или в способности во время производства по делу отда­вать отчет о своих действиях или руководить ими, а также психиче­ского или физического состояния свидетеля или потерпевшего, если возникает сомнение в его способности правильно воспринимать об­стоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них правиль­ные показания. Решение других частных вопросов определяется особенностями обстоятельств конкретного расследуемого дела.

Судебно-медицинская экспертиза является частью судебной медицины, которая выросла из общей медицины и развивается вместе с успехами медицинской и биологической науки. Судебная медицина в основном служит судебно-следственным органам, однако, она остается одной из отраслей медицинской науки. В наиболее тесной связи с судебной медициной по характеру содержания состоят: медицинская химия, фармакология, патологическая физиология, нормальная и патологическая анатомия, терапия и хирургия, акушерство и гинекология, психиатрия и гигиена.

Из немедицинских специальностей судебная медицина близко соприкасается с судебной и токсикологической химией, криминалистикой баллистикой, антропологией, юриспруденцией и в частности с уголовным и уголовно-процессуальным правом. Основа этих наук в некоторых медицинских высших учебных заведений также вводятся в курс судебной медицины.

В настоящее время судебная медицина, по фактическому содержанию материала находится наравне с наиболее известными медицинскими дисциплинами. Такими, как судебная гематология, судебная травматология, судебная остеология, судебная токсикология, судебное акушерство и гинекология и в некоторых вопросах превосходит их.

Любой врач становится судебно-медицинским экспертом по определенному уголовному делу только тогда, когда он назначается экспертом в соответствии с постановлением следователя или определением суда (имеются в виду врачи любых специальностей, включая штатных сотрудников судебно-медицинских учреждений).

Судебно-медицинская экспертиза назначается органами дозна­ния, следователями, прокурором или по определению суда для раз­решения медицинских, а иногда биологических вопросов.

По практическому выполнению различаютследующие виды судебно-медицинской экспертизы (СМЭ):

· первичная,

· дополнитель­ная,

· повторная (ст. 207 УПК РФ),

· в особо сложных случаях — ко­миссионная и комплексная (ст. 200—201 УПК РФ).

Первичной СМЭназывается первое исследование объекта и составление экспертного заключения по результатам этого исследо­вания. Первичная СМЭ чаще производится одномоментно. Однако иногда в процессе проведения первичной СМЭ возникает необходи­мость проведения дополнительных исследований, консультаций специалистов и т.д. Поэтому первичная СМЭ не всегда одномомент­ная.

Дополнительная СМЭназначается в тех случаях, когда судмедэксперт закончил исследование объекта и составил по нему заключение, а у следователя возникают новые вопросы или появля­ются новые сведения по делу или он считает заключение эксперта недостаточно ясным и полным. В этих случаях следователь знако­мит эксперта с материалами следствия и предлагает ему составить окончательное заключение с учетом всех имеющихся материалов, проводится как бы дополнительное исследование первичной экспер­тизы. Эти экспертизы выполняются одним и тем же экспертом.

Повторная СМЭ производится в случае необоснованности заключения эксперта или при наличии сомнений в его правильно­сти. Обычно повторная СМЭ поручается другому, более опытному эксперту или нескольким экспертам.

Первичные, дополнительные и повторные экспертизы могут быть произведены единолично, комиссионно и комплексно.

Комиссионная СМЭ производится по сложным вопросам, требующим участия врачей нескольких специальностей. Чаще всего такая экспертиза назначается по делам о привлечении к уголовной ответственности врачей и других медицинских и фармацевтических работников за профессиональные правонарушения.

Комплексная СМЭ назначается в особо сложных случаях с участием специалистов различных областей знаний (например, су­дебного медика, судебного химика, ботаника, биолога, криминали­ста, автотехника и т.д.).

Согласно статье 200-201 УПК РФ при производстве комисси­онной или комплексной СМЭ все члены комиссии до дачи заключе­ния совещаются между собой. При наличии единого мнения специа­листы составляют одно общее заключение от имени всех членов ко­миссии, которые подписывают это заключение.

В случае разногласий между экспертами каждый эксперт состав­ляет свое заключение отдельно. Если большинство экспертов при­шли к единому заключению, то отдельное мнение (заключение) экс­перта прилагается к общему заключению комиссии.

Заключение эксперта в уголовном деле, являясь одним из источников доказательств, необязательно для дознавателя, следователя, прокурора и суда, однако несогласие их с заключением судебно-медицинского эксперта должно быть обосновано в соответствующем процессуальном документе — постановлении, обвинительном заключении, определении, приговоре, статьей УПК РФ. Вероятное заключение эксперта может быть положено в основу обвинительно­го заключения или приговора.

Обязанности и права эксперта регламентируются статьей 57 УПК РФ.

Судебно-медицинский эксперт обязан:

— являться по вызову лица, производящего дознание, следова­теля, прокурора или суда. За уклонение от явки без уважительных причин эксперт может быть подвергнут приводу. К уважительным причинам неявки относятся болезнь, служебная командировка, тру­довой отпуск эксперта, неполучение им извещения и т.д.;

— соблюдать следственную тайну. Недопустимость разглаше­ния данных предварительного следствия предусмотрена статьей 161 УПК РФ;

— проводить экспертизу и давать заключения по поставленным перед ним вопросам. Если предложенные вопросы выходят за пре­делы специальных знаний эксперта или представленные ему мате­риалы недостаточны для дачи заключения, эксперт в письменной форме сообщает органу, назначившему экспертизу, о невозможно­сти дать заключение;

— давать консультации по вопросам экспертизы работникам следственных и судебных органов. Консультации не должны да­ваться в частном порядке (например, адвокатам, желающим иногда с помощью экспертных данных помочь своим подзащитным);

— доводить до сведения соответствующих следственных и су­дебных органов обо всех новых данных, выявленных при производ­стве экспертизы и не отраженных ранее в деле, а также в порядке личной инициативы обращать внимание следственных и судебных органов на обстоятельства и факты, имеющие значение для рассле­дования и судебного разбирательства;

- документировать экспертизу, т.е. составлять заключения (акт) судебно-медицинского исследования по определенной законом форме[12] .

Эксперт имеет право:

- знать цели и задачи экспертизы, получать от следователя чет­ко сформулированные вопросы;

- знакомиться с материалами уголовного дела в рамках экспер­тизы до начала судебного заседания и делать из этого выписки;

- с разрешения следователя, прокурора или суда присутство­вать при производстве допросов и других следственных и судебных действий и задавать допрашиваемым вопросы, относящиеся к пред­мету экспертизы;

- знать обстоятельства дела. Заявлять ходатайство о предос­тавлении ему дополнительных материалов, необходимых для дачи заключения. К ним могут относиться не только материалы уголов­ного дела, но и вещественные доказательства, документы, образцы для сравнительного исследования и т.д.;

- требовать от работников следствия и суда четко сформулиро­ванных письменных вопросов, получать необходимое время для от­ветов на поставленные вопросы, используя любые учебники и посо­бия. При этом эксперт может просить об уточнении и разъяснении предложенных ему вопросов;

- в случае сложности экспертизы и необходимости решения специальных вопросов судебно-медицинский эксперт вправе про­сить о приглашении для участия в экспертизе соответствующих спе­циалистов и давать заключение совместно с ними;

- штатный судебно-медицинский эксперт имеет право отказы­ваться от выполнения порученных ему органами здравоохранения функций и различных заданий по линии здравоохранения (лечеб­ная, санитарная и др.), не входящих в его обязанности как экс­перта;

- врач-эксперт вправе получать вознаграждение за проведение экспертизы, если он не является штатным судебно-медицинским экспертом;

- судебно-медицинский эксперт имеет право отвечать на те во­просы, которые относятся к области его специальных знаний, а так­же входят в компетенцию судебно-медицинской экспертизы[13] .

Уголовная ответственность экспертапредусмотрена стать­ей 307 УК РФ - за дачу заведомо ложного заключения; статьей 310 УК РФ - за разглашение следственной тайны[14] .

Деятельность судмедэксперта в уголовном деле протекает в два этапа:

1) экспертиза на предварительном следствии и при дознании;

2) экспертиза в судебном заседании.

Согласно статье 70 УПК РФ предусматривается отвод эксперта в случаях, если он:

· является потерпевшим, гражданским истцом, гражданским ответчиком или свидетелем по данному делу;

· участвовал в данном деле в качестве дознавателя, общественного обвинителя или защитника, законного представителя потерпевшего, истца или ответчика;

· является родственником потерпевшего, истца, ответчика или их законных представителей, родственником обвиняемого или его законного представителя, родственником обвинителя, защитника, следователя, дознавателя;

· находится в служебной или иной зависимости от обвиняемого, потерпевшего, истца, ответчика;

· производил по данному делу ревизию, материалы которой послужили основанием к возбуждению уголовного дела;

· обнаруживает свою некомпетентность в деле, по которому производится экспертиза.

При наличии указанных обстоятельств эксперт обязан заявить самоотвод, либо он устраняется от участия в деле лицом, производя­щим дознание, следователем, прокурором или судом. По этим же основаниям эксперту может быть заявлен отвод общественным об­винителем, обвиняемым, защитником, общественным защитником, а также потерпевшим, гражданским истцом, гражданским ответчи­ком или их представителем.

В России осуществляется государственная (должностная, штат­ная) и свободная судебно-медицинская экспертиза.

В качестве судебно-медицинских экспертов привлекаются в пер­вую очередь специалисты судебно-медицинских экспертных учреж­дений (штатные судебно-медицинские эксперты), а также профессо­ра, доценты и преподаватели кафедр судебной медицины. Это госу­дарственная (должностная) экспертиза.

При отсутствии или невозможности вызвать штатного эксперта производство СМЭ может быть поручено врачу любой другой спе­циальности, который в таких случаях именуется врачом-экспертом, а судебно-медицинская экспертиза называется свободной экспертизой. Для участия в некоторых комиссионных экспертизах привлекаются врачи других специальностей, не состоящие в штатах эксперт­ных учреждений. Это хирурги, терапевты, акушеры-гинекологи, пе­диатры, стоматологи, рентгенологи и др.

Следователь составляет специальный процессуальный доку­мент — постановление. В нем указываются основания для назначе­ния экспертизы, фамилия эксперта или наименование учреждения, в котором должна быть проведена экспертиза, краткие обстоятель­ства дела, вопросы, подлежащие экспертному решению, а также ма­териалы, предоставляемые в распоряжение эксперта. Следователь вправе присутствовать при проведении всех этапов экспертизы. В случаях тяжких преступлений, например убийств, присутствие следователя при проведении экспертизы становится весьма жела­тельным.

Если возникает необходимость исследовать специальные вопро­сы в суде, то на судебное заседание приглашают одного или не­скольких экспертов. Чаще всего это тот эксперт или же эксперты, которые давали заключение в ходе дознания или предварительного следствия.

Суд выясняет специальность и компетентность пригла­шенного эксперта (или экспертов) и выносит специальное опреде­ление об участии эксперта в данном судебном заседании. Эксперт присутствует на судебных заседаниях и имеет право задавать всем допрашиваемым вопросы, относящиеся к предмету экспертизы.

В конце судебного следствия суд выносит определение, в котором ставит перед экспертом вопросы.

Для дачи заключения эксперт обя­зан изучить необходимые материалы дела и, если это требуется, провести непосредственное исследование объектов: вещественного доказательства, живого человека, в исключительных случаях — эксгумированного трупа. Время, необходимое для проведения экс­пертизы в суде, определяет эксперт.

Выполнив все необходимые ис­следования, эксперт дает письменное заключение, которое оглашает в судебном заседании. В целях уточнения положений письменного заключения участники судебного разбирательства вправе задавать эксперту устные вопросы, на которые он дает устные ответы. Эти ответы заносят в протокол судебного заседания. Если эксперту кро­ме заданных предлагают ответить на новые вопросы, то на них целе­сообразно давать письменные ответы.

Если экспертизу проводят в специальном экспертном учреждении, то дознаватель, следователь или суд направляют постановле­ние (или определение) о назначении экспертизы и необходимые для экспертизы материалы руководителю учреждения, который пору­чает проведение экспертизы одному или нескольким сотрудникам этого учреждения. Руководитель учреждения разъясняет экспер­там их права, обязанности и ответственность, берет у них об этом подписку, которую вместе с заключением экспертов отправляет следователю.

Если экспертизу проводят вне экспертного учреждения, то дознаватель, следователь или суд вызывают специалиста, которому поручается проведение экспертизы, удостоверяются в его личности и компетенции, вручают постановление (или определение) о назначе­нии экспертизы, разъясняют ему права, обязанности и предупреж­дают об уголовной ответственности, которую он несет как эксперт.

Свое заключение эксперт направляет только тому органу, который назначил экспертизу.

Получив постановление следователя, изучив поставленные в нем вопросы и проведя необходимые для ответа на них исследова­ния, эксперт на основании результатов исследований дает заключе­ние от своего имени и в соответствии со своими специальными по­знаниями. За свое заведомо ложное заключение он несет уголовную ответственность по статье 307 УК РФ[15] .

Заключение эксперта является единственной юридической фор­мой, в которой эксперт доводит свои выводы до органа, назначив­шего экспертизу. Заключение дается только в письменном виде.

Содержание заключения эксперта определяется уголовно-процессуальным законом, который предусматривает ряд обязательных положений. Заключение состоит из трех частей: вводной, исследо­вательской и выводов.

Во введении указывают: когда, где, кем (фамилия, имя и отчест­во, образование, специальность, ученая степень и звание, занимае­мая должность), на каком основании (по постановлению следовате­ля или определению суда) была проведена экспертиза, кто присут­ствовал при ее проведении, какие были поставлены вопросы эксперту, какие материалы он использовал, в каком виде представ­лены материалы (упакованном или неупакованном, опечатанном или неопечатанном, каково состояние упаковки, какова маркировка упаковки, печати и самих материалов). Основное требование к вводной части — точное изложение всех данных, предусмотренных законом.

Исследовательская часть является источником обоснования выводов. В исследовательской части заключения судебно-медицинско­го эксперта содержится описание всех проведенных исследований: непосредственного исследования объектов судебно-медицинскойэкспертизы (живого человека, трупа, вещественного доказательства), материалов дела, содержащих сведения об объектах судеб­но-медицинской экспертизы (истории болезни, амбулаторной кар­ты, медицинских справок, свидетельств о состоянии здоровья и др.).

Основное требование к исследовательской части - всесторон­нее, полное и объективное изложение результатов всех проведен­ных исследований.

Выводы должны содержать ответы на все вопросы, поставлен­ные перед экспертом, следователем или судом. Если эксперт не мо­жет решить тот или иной вопрос, то он в выводах указывает причи­ны, делающие невозможным ответ на поставленный вопрос: недос­таточность научных знаний в медицине вообще и у конкретного эксперта в частности, некомпетентность эксперта и др.

Если в про­цессе исследований эксперт выявит имеющие значение для дела факты, по которым ему не были представлены вопросы, он должен их отметить в выводах по собственной инициативе.

Основные требования к выводам:

а) полнота (дача ответов на все поставленные вопросы);

б) обоснованность каждого сформули­рованного положения;

в) обоснование каждого положения данны­ми, полученными при экспертном исследовании объекта и включен­ными в исследовательскую часть заключения;

г) объективность;

д) научность;

е) изложение общепонятным языком без использова­ния специальной терминологии.

Главное требование к документации - отображение установлен­ных фактов в точном соответствии с действительностью. Этому тре­бованию соответствуют фотографии, рентгенограммы, слепки, пре­параты костей и внутренних органов, гистологические препараты и др., являющиеся приложением к заключению эксперта.

Некоторые биологические объекты (например, изъятые внутренние органы и ткани трупа, костные и микроскопические препараты и др.) по ука­занию следователя могут храниться в судебно-медицинском учреждении. В приложение включают и различные схематические изобра­жения, хотя их значение не выходит за пределы пояснительной функции.

В исключительных случаях, не терпящих отлагательства (начинающееся разложение трупа, опасность утраты части информации оповреждениях в результате их заживления у пострадавшего, опас­ность разрушения чужеродных клеточных элементов на половых органах насильника и потерпевшей и др.), экспертное исследование объекта может быть проведено по должностному указанию выше­стоящего начальника до получения постановления о назначении экспертизы. В таких случаях составляют «Акт судебно-медицинско­го освидетельствования».

Его основное содержание ничем не отли­чается от «Заключения эксперта».

Расследование по уголовным делам ведут органы дознания и органы предварительного следствия. Органами дознания являются:

· милиция,

· командиры воинских частей и соединений,

· начальники военных учреждений, исправительно-трудовых учреждений,

· капи­таны морских судов дальнего плавания,

· начальники зимовок и др. (ст. 40 УПК РФ)[16] .

Предварительное расследование в форме предварительного следствия проводят следователи прокуратур, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ (ст. 151 УПК РФ)[17] .

В процессе расследования, если возникает необходимость, доз­наватель или следователь назначают судебно-медицинскую экспер­тизу.

Назначение экспертизы оформляется в виде письменного постановления, в котором кратко указываются обстоятельства дела и основания для назначения экспертизы, кому поручается производство экспертизы, какие вопросы ставятся на разрешение и какие мате­риалы или объекты предоставляются эксперту для исследования.

Назначая эксперта, следователь должен предупредить его об уго­ловной ответственности за отказ от дачи или за дачу заведомо лож­ного заключения по статье 307 УК РФ.

Производство экспертизы поручается экспертному учреждению (Бюро судебно-медицинской экспертизы, судебно-медицинской лаборатории, кафедре судебной медицины).

Следователь направляет в это учреждение свое постановление (предложение, направление) и все необходимые для исследования материалы. Получив эти мате­риалы и постановления (предложения), руководитель экспертногоучреждения поручает непосредственное производство экспертизы одному или нескольким сотрудникам и от имени следователя разъ­ясняет им их права и обязанности, а также предупреждает об уго­ловной ответственности.

При производстве экспертизы вне экспертного учреждения следователь вызывает к себе того врача, которого он назначает экспертом, удостоверяется в его личности, специальности, предупреждает об уголовной ответственности.

Судебно-медицинский эксперт, получив постановление (предложение, направление) следователя, приступает к исследованию предоставленных ему материалов дела и других объектов. Следователь имеет право присутствовать при производстве экспертизы.

В свою очередь эксперт с разрешения следователя может присутствовать при допросах, осмотрах места происшествия, при проведении след­ственных экспериментов, чтобы получить более точные сведения и материалы, необходимые для дачи заключения.

По окончании исследования эксперт составляет письменное заключение (акт), в котором освещает процесс и результаты исследо­вания и дает ответы на поставленные следователем вопросы. Заклю­чение (акт) экспертизы передается лицу, назначившему экспертизу.

После получения и изучения заключения следователь вправе для разъяснения и дополнения этого заключения допросить экспер­та (ст. 205 УПК РФ)[18] .

При рассмотрении уголовного или гражданского дела в суде в необходимых случаях также назначается судебно-медицинская экспертиза. В суд приглашается тот эксперт, который давал заключе­ние на предварительном следствии, а при невозможности его явки вызывается другой эксперт.

В судебном заседании подсудимый, защитник или обвинитель могут заявить отвод названному эксперту и ходатайствовать о на­значении другого эксперта из числа указанных ими лиц. По усмот­рению суда такое ходатайство может быть удовлетворено или моти­вированно отклонено.

Председатель суда разъясняет названному эксперту его права и обязанности и предупреждает об ответственно­сти за отказ от дачи заключения и за дачу заведомо ложного заключе­ния по статье 307 УК РФ[19] . Права и обязанности экспертов в суде те же, что и на предварительном следствии. Однако характер и объем экспертного исследования в суде имеет свои особенности.

Важнейшей задачей уголовного дела является тщательная про­верка всех доказательств виновности подсудимого, имеющихся в материалах дела, в том числе и в экспертном заключении на предва­рительном следствии. Поэтому первой задачей эксперта в суде явля­ется проверка истинности всех положений этого заключения.

Она осуществляется путем анализа и сопоставления фактов, содержа­щихся в материалах дела, в заслушанных показаниях обвиняемого, потерпевшего и свидетелей, а также выявленных в процессе других судебных действий.

В результате такого исследования фактов эксперт либо полно­стью подтверждает ранее данное заключение, либо вносит в него не­обходимые изменения, а также дает по требованию суда разъясне­ние своего заключения. Кроме того, эксперт дает еще заключение по дополнительным и новым вопросам, поставленным судом и участни­ками процесса.

В ходе судебного заседания эксперт участвует в исследовании всех обстоятельств дела, относящихся к предмету экспертизы. С разрешения председательствующего он может задавать вопросы подсудимому, потерпевшему, гражданскому истцу, гражданскому ответчику, их законным представителям и свидетелям, чтобы вы­явить обстоятельства, имеющие значение для дачи заключения.

Он может принимать участие в осмотрах вещественных доказательств и мест происшествия, в следственных экспериментах и других судеб­ных действиях. Иногда в процессе судебного следствия эксперту приходится производить повторное исследование трупа или вещест­венных доказательств.

В ходе или в конце судебного следствия председательствующий предлагает обвинителю, защитнику, подсудимому, потерпевшему, гражданскому истцу, гражданскому ответчику и их представителям подать в письменном виде вопросы к эксперту, по которым требует­ся заключение.

Суд рассматривает эти вопросы, устраняет те, кото­рые не относятся к делу или к компетенции эксперта, а также фор­мулирует новые вопросы и предлагает их эксперту. В их числе все­гда стоит и вопрос о том, подтверждает ли эксперт заключение, данное на предварительном следствии.

Ответы на все вопросы должны быть оформлены в виде заключений. Для составления за­ключений эксперту предоставляется необходимое по его просьбе время[20] .

Заключение дается экспертом в письменном виде и оглашается всудебном заседании. Если имеются несколько экспертов, то и они могут просить суд дать им время для совещания, после чего, если за­ключение дано согласованное, один эксперт от имени всех может его огласить. После этого эксперту могут быть заданы вопросы для разъяснения и дополнения предварительного заключения.

Разъяс­нения и дополнения оформляются в письменном виде. Вместе с за­ключением они приобщаются к протоколу судебного заседания. Ес­ли вопросы экспертизы исчерпываются, то экспертиза этим закан­чивается.

В процессе предварительного следствия судебно-медицинские эксперты и врачи других специальностей могут привлекаться к уча­стию в следующих следственных действиях в качестве специалиста (ст. 168 УПК РФ):

· осмотр места происшествия и трупа на месте его обнаружения (ст. 176, 178 УПК РФ);

· освидетельствование лица, задержанного по подозрению в со­вершении преступления (ст. 179 УПК РФ);

· следственный эксперимент (ст. 181 УПК РФ);

· получение образцов для сравнительного исследования (ст. 202 УПК РФ)[21] .

В этих случаях врач приглашается не в качестве эксперта, не для дачи заключения, а в качестве специалиста в области судебной медицины. Благодаря своим специальным знаниям он должен по­мочь следствию правильно произвести данное действие, обнару­жить, закрепить, правильно описать и изъять и упаковать вещест­венные доказательства.

Специалист не вправе уклоняться от явки по вызову правоохранительного органа.

Он также не имеет права разглашать сведения предварительного расследования, ставшие ему известными в про­цессе участия в следственном действии, о чем предупреждается в порядке, установленном ст. 161 УПК РФ[22] .

В дальнейшем врач, участвовавший в осмотре трупа на месте происшествия в качестве специалиста, может быть назначен судеб­но-медицинским экспертом по данному делу для дачи заключения.

Практическая судебно-медицинская деятельность в Российской Федерации осуществляется специалистами, организациями и со­стоящими на государственной службе врачами-специалистами — судмедэкспертами. В настоящее время существует стройная государственная организация судебно-медицинской экспертизы в систе­ме Минздравсоцразвития РФ.

Основными судебно-медицинскими учреждениями, обслуживающими запросы органов следствия и суда, являются автономные, республиканские, краевые областные и городские (Москва, Санкт-Петербург и Сочи) бюро судебно-медицинской экспертизы (бюро СМЭ). Эти бюро находятся в ведении Минздравсоцразвития РФ, а также органов территориального здравоохранения. По специаль­ности подчиняются Российскому центру судебно-медицинской экс­пертизы, который был создан приказом Минздравсоцразвития РФ 51 от 13 марта 1995 года. В бюро производятся все виды судеб­но-медицинской экспертизы.

Порядок работы всех бюро определен Инструкцией по организа­ции и производству экспертных исследований, утвержденной прика­зом министра здравоохранения РФ 161 от 24 апреля 2003 года[23] .

Кроме основной процессуальной работы судебные медики занимаются и внепроцессуальной деятельностью, которая проводится по следующим направлениям.

Судебная медицина в оперативно-розыскной дея­тельности.

Применение судебно-медицинских познаний в дея­тельности правоохранительных органов напрямую связано с выпол­нением своих основных задач:

· выявление, предупреждение, пресечение и раскрытие преступлений, а также выявление и установление лиц, их подготавливаю­щих, совершающих или совершивших;

· осуществление розыска лиц, скрывающихся от органов доз­нания, следствия и суда, уклоняющихся от уголовного наказания, а также розыск без вести пропавших граждан и установление лично­сти неизвестных лиц;

· добывание информации о событиях или действиях, создаю­щих угрозу безопасности Российской Федерации.

В ходе работы по возбужденному уголовному делу правоохранительные работники могут привлекать судебных медиков к внепроцессуальному взаимодействию без соответствующего оформления. В таких случаях результаты, полученные медиками, не будут иметь статус доказательств.

В тех случаях, когда оперативные работники по поручению следователя проводят следственное действие с привлечением к нему судебного медика, то оформленная соответствующим образом деятельность будет носить процессуальный характер, а полученные результаты будут иметь статус доказательств. Участие судебного медика в выполнении такого рода поручений следователя не отно­сится к оперативно-розыскной деятельности.

Задачи в оперативно-розыскной деятельности специалистов судебных медиков заключаются в следующем:

· исследование предметов и документов;

· сбор образцов для сравнительного исследования;

· отождествление личности;

· обследование помещений, зданий, сооружений, участков ме­стности и транспортных средств;

· оперативный эксперимент, а также решение других задач, ес­ли при их выполнении возникают проблемы медико-биологического плана.

Специалист в области судебной медицины выполняет поручения оперативно-розыскных подразделений чаще всего по их письменной просьбе, в которой указывается:

· цель участия специалиста;

· краткие обстоятельства случая;

· конкретные задачи и другая информация, необходимая для участия специалиста.

Деятельность судебных медиков по обеспечению доследственных проверок, осуществляемых правоохра­нительными органами. В соответствии со ст. 144 УПК РФ[24] сле­дователь или дознаватель с согласия прокурора обязаны принимать заявления и сообщения о любом совершенном или подготавливае­мом преступлении и принимать по ним решение в срок не позднее трех суток (о принятом решении сообщается заявителю).

Такими решениями в соответствии со ст. 145 УПК РФ являются:

· возбуждение уголовного дела в порядке, установленном ст. 146 УПК РФ;

· отказ в возбуждении уголовного дела;

· передача сообщения по подследственности в соответствии сост. 151 УПК РФ или подсудности (ст. 20 УПК РФ)[25] .

При сомнительных обстоятельствах дела проводятся провероч­ные действия, направленные на выявление наличия или отсутствия оснований для возбуждения уголовного дела. Как правило, провер­ка обстоятельств осуществляется органом дознания.

Нередко при поступлении заявления или устного сообщения о фактах смерти че­ловека или причинении ему какого-либо вреда здоровью у следст­вия возникает необходимость привлечения судебных медиков. На­пример, встречаются случаи, когда причина смерти человека в усло­виях вне очевидности неизвестна, поэтому, прежде чем отказать в возбуждении уголовного дела или возбудить его, необходимо уста­новить причину смерти.

В таких случаях с целью проверки прово­димых органами дознания действий производится судебно-медицин­ское исследование трупа.

После установления причины смерти обоснованно может быть принято одно из трех решений, указанных в ст. 145 УПК РФ «Обязательность рассмотрения заявления и сообщений о преступлении»[26] .

Такого рода деятельность может быть осуществлена судебными медиками не только в случаях обнаружения трупа, но и при заявле­нии живых лиц о вреде, причиненном их здоровью, при обнаруже­нии объектов биологического происхождения и исследовании иных материалов. Судебно-медицинское исследование в рамках проверочных дей­ствий правоохранительных органов осуществляется на основании письменных обращений последних.

По результатам исследований оформляется:

· «Акт судебно-медицинского исследования трупа» — при ис­следовании трупа;

· «Акт судебно-медицинского освидетельствования живого ли­ца» — в соответствующих случаях;

· «Справка по результатам исследования» — может быть оформлена при исследовании других объектов или информацион­ных материалов.

Таким образом, указанная выше деятельность судебных меди­ков имеет большое значение для выявления скрытых преступлений против жизни и здоровья людей.

Иные внепроцессуальные способы взаимодействия судебных медиков с правоохранительными органами.

Для повышения эффективности работы по раскрытию и расследованию преступлений необходимо постоянное взаимодействие судебно-медицинских учреждений с органами дознания, следствия и суда. Следует отметить следующие формы организации взаимодейст­вия, зарекомендовавшие себя в практической деятельности.

1. Обмен аналитическими материалами.

Органы правоохрани­тельной системы постоянно анализируют сложившуюся криминоген­ную обстановку, определяют факторы, влияющие на нее, прогнози­руют дальнейшее развитие ситуации, планируют меры положитель­ного воздействия. В свою очередь организационно-методические отделы и группы бюро судебно-медицинской экспертизы проводят работы по накоплению, обработке и систематизации опыта работы.

2. Для повышения качества совместной работы судебно-медицинской экспертизы и правоохранительных работников по нарушению законности, связанной со смертью человека или нанесени­ем ему повреждений, необходимо чаще проводить совместные организационно-методические совещания.

Такие совещания помогают обобщить опыт научной и практической работы, накопленный за определенный промежуток времени. Результаты этих конференций разрабатывают и внедряют в долгосрочные программы развития, они оказывают положительное влияние на повышение профессио­нальной деятельности как судебных медиков, так и правоохранитель­ных работников.

Постоянное взаимное обучение и образование - один из принципов поддержания высокого профессионального уров­ня сотрудников любого учреждения. Работа правоохранительных органов и помогающих им судебно-медицинских учреждений связа­на между собой общими целями, поэтому взаимодействие необходи­мо. Такое обучение, например, в рамках служебной подготовки, эф­фективно на любом уровне.

Самостоятельное использование судебно-медицин­ских данных дознанием, следствием и судом.Довольно часто правоохранительным работникам приходится самостоятельно решать вопросы в раскрытии и расследовании преступлений, свя­занных с человеческим фактором без участия судебно-медицинских экспертов.

Самостоятельную работу правоохранительных работни­ков с использованием судебно-медицинской информации можно разделить на два этапа.

Первый этап заключается в том, что представители правоохранительных органов сами без помощи специалистов обнаруживают, фиксируют, изучают, анализируют, оценивают и используют дока­зательства медико-биологического фактора.

Когда по делу имеются соответствующие вещественные доказательства, то полное проведе­ние дела без участия специалиста - судебного медика практическиневозможно, так как это считается нарушением процессуальной точ­ки зрения.

На отдельных этапах работы при обстоятельствах, ис­ключающих возможность привлечения судебного медика, самостоя­тельная работа возможна и необходима. Например, из-за недостат­ков в организационном обеспечении трупы обнаруженных без видимых признаков насилия и даже с видимой насильственной смертью осматриваются без участия медиков, также при некоторых ситуациях, когда объекты биологического характера случайно появ­ляются в поле зрения органов, занимающихся раскрытием и рассле­дованием преступлений, например, в ходе обыска или другого след­ственного действия, когда участие специалиста — судебного медика не предусматривалось[27] .

В таких ситуациях работникам правоохрани­тельных органов следует придерживаться следующих правил:

· по возможности откладывать работу с объектом до прибытия специалиста — судебного медика;

· как можно более объективно зафиксировать состояние объек­та биологического происхождения с применением технических средств;

· изымать объект следует с предосторожностями, так как при физическом воздействии на него могут быть внесены существенные изменения, кроме того, объекты биологического происхождения мо­гут быть опасны для человека;

· сохранять объекты биологического происхождения необходи­мо в условиях, препятствующих гниению;

· изучать объекты на месте их обнаружения можно только не изменяя их;

· объекты биологического происхождения необходимо в крат­чайшие сроки доставить специалистам для изучения.

При обнаружении биологического объекта не следует решать вопрос о его важности для дела, лучше, по возможности, изымать вещественные доказательства в большом объеме.

Следующий этап работы правоохранительных органов заключа­ется в том, что они должны уметь хорошо разбираться в судебно-ме­дицинской информации, адекватно ее используя в своей работе.

Необходима ли для производства судебной экспертизы лицензия?

Подобный процессуальный вопрос ставит в тупик юристов и, к сожалению, некоторых судей. В закрытом перечне Закона РФ "О лицензировании отдельных видов деятельности"[28] "судебная экспертиза" не значится, следовательно, в лицензировании не нуждается.

Аналогичной точки зрения придерживался и Верховный Суд РФ (ВС), выразив свою позицию в Постановлении Президиума ВС РФ от 17.07.2002 "Обзор законодательства и судебной практики ВС РФ за второй квартал 2002 года"[29] .

В ответе на вопрос № 4 (заданный автором настоящей статьи) ВС РФ дал следующее разъяснение: "Перечень видов деятельности, на осуществление которых требуется лицензия, содержится в статье 17 Федерального закона от 8 августа 2001 года "О лицензировании отдельных видов деятельности". Судебно-экспертная деятельность в этом перечне отсутствует.

Исходя из изложенного можно сделать вывод, что судебно-экспертная деятельность не подлежит лицензированию".

Год назад кассационная коллегия ВС РФ по гражданским делам своим Определением от 16.09.2004 № КАС04-451[30] ввела некоторое ограничение на безлицензионное проведение части судебно-медицинских экспертиз. В соответствии с этим Постановлением на отдельные экспертизы, например "СМЭ и обследование потерпевших, обвиняемых и других лиц", требуется наличие лицензии.

А вот на "судебно-медицинскую экспертизу по материалам уголовных и гражданских дел" лицензия не нужна. Приведем выдержку из данного Постановления ВС РФ: "...пункт 06.02.2003 - судебно-медицинская экспертиза по материалам уголовных и гражданских дел не может в принципе создавать угрозу для жизни и здоровья людей, поскольку не является собственно медицинским вмешательством, в связи с чем не подлежит лицензированию".

Итак, подведем правовой итог данной темы. В соответствии с действующим законодательством и позицией ВС РФ на сегодняшний день никакой лицензии на проведение "судебно-медицинской экспертизы по материалам уголовных и гражданских дел", а также немедицинских судебных экспертиз не требуется.

Более того, ВС РФ допускает проведение СМЭ вне систем государственной или муниципальной систем здравоохранения и лицами, не являющимися государственными судебными экспертами.

При этом совсем не обязательно, чтобы в штате экспертного учреждения имелись специалисты данного профиля, которых в принципе можно оформить и по временному трудовому договору. Хорошо это или плохо для обеспечения независимой судебной экспертизы?

Конечно, хорошо, поскольку ВС РФ подтверждена возможность проведения СМЭ по материалам уголовных и гражданских дел безо всякой лицензии, которую местные органы здравоохранения в любом случае ни за что бы не дали ни ЛСЭ Минюста, ни тем более частным лицам.

Как видим, ВС РФ четко определил свою позицию по данному вопросу, однако в реальных судебных процессах некоторые судьи выносят определения об отказе в назначении СМЭ по материалам дела в независимом экспертном учреждении, ссылаясь на отсутствие у него лицензии, что неизбежно наводит на мысль о лоббировании таким судом позиции противоположной стороны.

Несмотря на явную незаконность такой мотивации, обжаловать данное определение по нормам ст. 371 ГПК РФ[31] практически невозможно, так как оно формально не исключает дальнейшего движения дела. В результате дело уходит на экспертизу в ведомственное учреждение здравоохранения с высокой вероятностью неблагоприятного для истца результата.

Единственным спасением в таких условиях является повторная судебная экспертиза в ином экспертном учреждении, однако ее назначение является правом, но не обязанностью суда (ст. 87 ГПК РФ)[32] .

С моей точки зрения, отказ суда в назначении повторной судебной экспертизы, когда сам истец на ней настаивает и намеревается ее оплачивать, следует расценивать как воспрепятствование представлению стороной доказательств, что в соответствии со ст. 56 ГПК РФ является ее процессуальной обязанностью.

Это самый главный аргумент, который может обеспечить назначение повторной судебной экспертизы в независимое экспертное учреждение. При наличии двух, трех и более экспертиз по одному делу предпочтение отдается наиболее представительной из них либо последней по счету, хотя по закону все они равнозначны.

При недостаточной ясности заключения можно ходатайствовать о вызове и допросе экспертов в судебном заседании.

Судебно-медицинская экспертиза тесно связана с вопросами медицинского и общебиологического характера применительно к правовой практике.

Нередко заключение судебно-медицинского эксперта, построенные на точной научной основе, являются основным доказательством совершенного преступления и служит основой при вынесении судебного приговора.

Пример: в один из моргов Москвы был доставлен с площади Курского вокзала труп мужчины, 42 лет. В протоколе осмотра трупа, составленного оперативной группой было указано, что каких-либо повреждений при наружном осмотре на трупе не было обнаружено.

При наружном судебно-медицинском исследовании трупа гражданина И. судебно-медицинский эксперт обратил внимание на припухлость мягких тканей шеи спереди.

При внутреннем исследовании обнаружен перелом малого правого рожка подъязычной кости с кровоизлиянием в мягкие ткани и отмечалась резкая отечность голосовых связок и слизистой оболочки гортани.

В остальных органах и тканях были обнаружены признаки острой смерти. При судебно-химическом исследовании в крови и моче от трупа гражданина И. выявлен этиловый спирт в концентрации: в крови - 0,5‰, а в моче 1,2‰, что соответствует легкой степени опьянения. При судебно-гистологическом исследовании: полнокровие и отек голосовых связок и слизистой оболочки гортани.

На основании судебно-медицинского исследования трупа гражданина И. судебно-медицинский эксперт в своих выводах указал, что смерть наступила от механической асфиксии в результате отека слизистой гортани, который наступил от перелома подъязычной кости.

Данный перелом рожка подъязычной кости мог образоваться как от удара твердым тупым предметом, так и при падении на твердый тупой предмет, что было подтверждено следствием, которое установило, что гр-на И. ударил его приятель (бывший десантник) ребром ладони в область шеи. После чего гр-н И. еще 1,5 часа находился в сознании и жаловался на боли в области шеи. Это было убийство.

Другой пример: Молодая мать оставив своего 3-х месячного малыша на столе вышла во двор, где занималась хозяйственными делами. Через некоторое время, зайдя в комнату она нашла своего ребенка мертвым в ведре с водой, стоявшего на полу у дальнего конца стола. В доме кроме самой матери никого не было.

Перед судмедэкспертом поставлен вопрос - мог ли младенец самостоятельно преодолеть такое расстояние и упасть в ведро с водой. Ответ эксперта был отрицательным.

Под стражу берется мать ребенка с обвинением в убийстве своего сына. Однако данные следствия не подтверждают такую версию. Назначается повторная СМЭ, которая подтверждает первичное заключение, в дальнейшем назначается еще одна экспертиза в Республиканском бюро СМЭ, где привлекается к ее производству опытный судебно-медицинский эксперт.

Он начинает дело с изучения поведения младенцев в детских учреждениях, он устанавливает важный для дела факт - при плаче, младенцы, размахивая ручками и ножками, всегда двигаются в сторону головы - к наиболее тяжелой части их тела. Следователь установил, что утонувший в ведре с водой младенец лежал на столе головой обращенной в сторону ведра, все стало на свои места. Женщина была освобождена из-под стражи.

Приведенные примеры наглядно показывают, насколько велика роль судебно-медицинской экспертизы для органов правосудия.

Глава 3. Современная система и задачи судебно-медицинской экспертизы в Российской Федерации

3.1 Судебно-медицинская экспертиза МО РФ

Основным звеном судебно-медицинской службы является районный (межрайонный или городской) судебно-медицинский эксперт. Такой эксперт обслуживает один или два-три района. Он выполняет исследование трупов, освидетельствованных лиц, осу­ществляет по приглашению следователя различные осмотры (жи­вых лиц, вещественных доказательств, мест происшествия и т. п.). В процессе производства судебно-медицинской экспертизы район­ный (межрайонный) эксперт нередко нуждается в производстве дополнительных методов исследования. Тогда эксперт изымает объек­ты, вещественные доказательства, подлежащие исследованию, и направляет их в Бюро судебно-медицинской экспертизы (СМЭ) для лабораторных исследований.

Самостоятельное медицинское учреждение — Бюро СМЭ — возглавляет начальник бюро, один из опытных судебно-меди­цинских экспертов. Областное Бюро СМЭ, как правило, организуется на базе городского Бюро СМЭ и городского морга. Бюро СМЭ имеет в своей структуре подразделения: административно-хозяйственное, танатологическое отделение, судебно-медицинс­кую амбулаторию, отдел исследования вещественных доказа­тельств.

Танатологический отдел имеет в своем составе судебно-гистологическую лабораторию, а отдел исследования вещественных доказательств — судебно-биологическую, судебно-химическую, медико-криминалистическую лаборатории. В состав медико-кри­миналистической лаборатории обычно входят: фотолаборатория, спектральная, рентгенологическая и собственно физико-техни­ческая.

Бюро СМЭ имеет следующую структуру:

1) отдел сложных (комиссионных) экспертиз;

2) отдел судебно-медицинской экспертизы живых лиц (судеб­но- медицинская амбулатория);

3) отдел СМЭ трупов с судебно-гистологическим отделением;

4) отдел судебно-медицинской экспертизы вещественных доказательств со следующими отделениями и лабораториями:

· судебно-биологическое отделение;

· судебно-химическое отделение;

· отделение медико-криминалистических исследований;

· биохимическое отделение;

· бактериологическое (вирусологическое) отделение;

· спектральная лаборатория;

· лаборатория судебно-медицинских молекулярных и генетиче­ских исследований.

5) организационно-методический отдел;

6) отделение внедрения новых технологий;

7) отделение программированного и математического обеспечения;

8) кабинет по работе с жалобами и заявлениями. Районные, межрайонные отделения бюро СМЭ организуются на базе больниц с учетом фактического объема судебно-медицинской работы и отдаленности их от бюро.

Заведующие районными, межрайонными и городскими отделениями бюро СМЭ в практическом, организационно-методическом и административно-хозяйственном отношении подчинены руководи­телю бюро СМЭ, в состав которого входят отделения[33] .

Бюро СМЭ являются учреждениями здравоохранения, основ­ная деятельность которых направлена на производство экспертиз. В то же время бюро СМЭ всемерно содействует органам здраво­охранения в улучшении качества лечебной помощи населению и проведению профилактических мероприятий. Бюро СМЭ создают­ся в установленном порядке в каждой области, крае, автономной республике без областного деления и самостоятельном регионе, в том числе Москве, Санкт-Петербурге, Сочи.

Бюро СМЭ в административно-хозяйственном отношении подчинены:

· бюро СМЭ области, края - заведующему областным, крае­вым отделом здравоохранения;

· Российскому центру судебно-медицинской экспертизы Минздравсоцразвития РФ.

Руководство деятельностью бюро СМЭ осуществляет на основе единоначалия. Начальник бюро одновременно является главным специалистом по судебной медицине соответствующего органа здравоохранения.

Начальник областного, краевого, а также автономного республиканского бюро СМЭ назначается и освобождается от работы руководителем соответствующего органа здравоохранения по согласованию с руководителем Республиканского бюро судебной медицины.

Бюро СМЭ могут быть учебными базами медицинских институ­тов.

В функциональных отделах бюро СМЭ непосредственно работа­ет только часть судмедэкспертов, а также эксперты-химики и неко­торые другие специалисты. Остальные судмедэксперты работают в городских, районных и межрайонных отделениях бюро, которые обслуживают определенный город, район или несколько районов и называются соответственно городскими, районными и межрайонными СМЭ. Штаты определяются в соответствии с экспертной нагруз­кой (например, в городе не менее одного судмедэксперта на один район).

Научно-практическое руководство и контроль за работой экс­пертов и бюро СМЭ имеют определенные ограничения. Начальник бюро или вышестоящий эксперт может указать подчиненному экс­перту или подчиненному начальнику бюро на недостатки в его лич­ной работе или в работе бюро, но не может отменить заключение по любой конкретной экспертизе. За экспертное заключение полно­стью отвечает только тот эксперт, который произвел экспертизу.

Ес­ли начальник бюро или вышестоящий эксперт считает проверяемое им заключение ошибочным, то он имеет право обратиться к проку­рору, наблюдающему за производством данного дела, с мотивированной просьбой о назначении повторной экспертизы. Для обслу­живания органов военной юстиции в системе медицинской службы Министерства обороны РФ также имеются учреждения судебно-медицинской экспертизы. Между военными судебно-медицинскими лабораториями и бюро СМЭ поддерживаются деловые контакты и осуществляется взаимопомощь в работе.

Следующим звеном является Российский центр (РЦ) СМЭ, который организован в 1995 г. (приказ Министерство здравоохра­нения РФ № 51 от 13.03.95). Его возглавляет главный судебно-медицинский эксперт Министерства здравоохранения республики. РЦ СМЭ имеет те же отделы и лаборатории, которые укомплек­тованы высококвалифицированными специалистами.

Основными направлениями деятельности центра являются: разработка акту­альных вопросов судебной медицины и судебной химии, органи­зация, координация и планирование научно-исследовательских ра­бот в РФ, внедрение научных результатов в судебно-медицинс­кую практику, производство наиболее сложных судебно-меди­цинских экспертиз по заданиям правоохранительных органов РФ, участие в подготовке судебно-медицинских экспертов и в их пос­ледипломном образовании.

Судебно-медицинская служба имеет двойное подчинение: прямое (научно-практическое) и косвенное (административно-хозяйственное).

По административно-хозяйственной линии руководитель судебно-медицинского учреждения подчиняется руководителю отдела здравоохранения соответствующей территории (области, республики) или его первому заместителю.

В отношении научно-практической деятельности подчине­ние прямое, в соответствии со структурой. Необходимо отме­тить, что вышестоящая инстанция судебно-медицинской служ­бы не вправе изменить или отменить заключение эксперта ни­жестоящей инстанции. Никакая экспертная комиссия из выше­стоящих инстанций не может в своем заключении подвергнуть сомнению правильность данного ранее заключения любым экс­пертом, в том числе и врачом-экспертом.

Заключение эксперта и заключение экспертной комиссии как доказательство оценива­ют судебно-следственные органы, и только они вправе принять или отклонить заключение эксперта как доказательство.

С момента организации и по настоящее время судебно- медицинская экспертиза находится в ведении органов здравоохра­нения.

Судебно-медицинскими учреждениями, обслуживающими запросы органов следствия и суда, являются республиканские бюро СМЭ. Они находятся в ведении республиканских мини­стерств здравоохранения и комитетов здравоохранения краевых, областных и городских администраций. Эти бюро могут произво­дить все виды судебно- медицинских экспертиз. Порядок работы всех бюро определен инструкциями, приказами и нормативны­ми документами.

На современном этапе большое значение для работы всех подразделений Бюро СМЭ имеет приказ Министерства здраво­охранения РФ № 161 от 24.04 2003 г. «Об утверждении инструк­ции по организации и производству экспертных исследований в Бюро судебно-медицинской экспертизы».

В Бюро СМЭ имеются следующие структурные подразделе­ния:

· отдел судебно-медицинской экспертизы потерпевших, обвиняемых и других лиц;

· отдел судебно-медицинской экспертизы трупов (морг) с судебно-гистологическим отделением;

· судебно-медицинская лаборатория с тремя отделениями: судебно-биологическим, медико-криминалистическим и судебно-химическим;

· районные, межрайонные и городские отделения бюро;

· хозяйственная часть[34] .

Приказом Министерства здравоохранения РФ № 35 от 27.02.91 с 1992 г. в Бюро СМЭ предусматривалось создание но­вых структурных подразделений: отделов сложных экспертиз и дежурной службы, организационно-методического отдела (каби­нета), биохимической и бактериологической лабораторий, а так­же выделение дополнительных штатных должностей медицинс­кого персонала. Так, должности врачей-судмедэкспертов в областных, краевых и республиканских центрах устанавливаются из расчета одна должность врача отдела судебно-медицинской экс­пертизы трупов на каждые 100 экспертиз (исследований) тру­пов, одна должность врача отдела экспертизы потерпевших, обвиняемых и других лиц на каждые 1200 экспертиз и освидетельствований.

Начальник Бюро СМЭ республиканского, краевого, облас­тного и городского подчинения назначается из числа квалифи­цированных врачей, имеющих опыт судебно-медицинской и орга­низационной работы; утверждается и увольняется руководите­лем соответствующего органа здравоохранения по согласованию с главным судебно-медицинским экспертом Министерства здра­воохранения РФ. Он является одновременно главным специалис­том по судебной медицине соответствующего органа здравоохра­нения и в организационно-методическом отношении подчинен главному судебно-медицинскому эксперту Министерства здра­воохранения РФ.

Одной из насущных проблем проведения судебных экспертиз по врачебным ошибкам и защиты прав потерпевших при их проведении является то, что в большинстве регионов РФ до сих пор она назначается в местное бюро судебно-медицинской экспертизы (СМЭ). Однако данные бюро находятся в прямом подчинении территориальных органов здравоохранения, что не может гарантировать независимость эксперта. Каковы же аргументы, чтобы перенести производство судебно-медицинских экспертиз по врачебным делам в независимые судебно-экспертные учреждения?

Проблемы и противоречия назначения судебных экспертиз как были, так и сохраняются в действующем законодательстве, хотя могли и должны были быть устранены. Как следствие нормативной неразберихи, в реальной судебной практике отсутствует и намек на единство правоприменения по вопросам судебной экспертизы.

Обозначим главные аспекты назначенной судебно-медицинской экспертизы:

· какие организации вправе проводить судебные экспертизы, какое экспертное учреждение может считаться независимым;

· требуется ли лицензия на проведение судебной экспертизы;

· вправе ли частные организации проводить судебную экспертизу;

· как поступать, если в штате экспертного учреждения отсутствуют нужные специалисты;

· требуется ли "конкретным экспертам" сертификат, лицензия либо иной документ на проведение судебной экспертизы;

· кто должен оплачивать экспертизу;

· равнозначна ли доказательная сила разных экспертиз по одному делу, как обосновывать назначение дополнительной и повторной судебной экспертизы.

Всем известно, что в тех делах, по которым требуется назначение судебной экспертизы, результат судебного разбирательства напрямую зависит от экспертного заключения. Например, из 120 судебных дел, проведенных нами по врачебным ошибкам, только в одном случае судом принято решение, противоположное мнению экспертов (смертельный исход у пациентки в результате анафилактической реакции).

Следует отметить, что недопустимо назначать судебную экспертизу в те организации, которые изначально принадлежат к тому же ведомству, что и сторона по делу. Например, судебная экспертиза по врачебным ошибкам в большинстве регионов РФ до сих пор назначается в местное бюро судебно-медицинской экспертизы (СМЭ).

Практика показывает, что по вопросам судебной экспертизы порой принимаются не просто разные, а взаимоисключающие судебные определения. И что особенно удивляет, половина судов по одним и тем же вопросам может придерживаться одной точки зрения, а половина - противоположной. Скорее всего, это проявление застарелой процессуальной практики, к которой за много лет привык конкретный суд, а также неопределенности ряда законодательных норм.

Можно предположить, если активно не регулировать назначение экспертизы в судебном заседании, то она будет "по умолчанию" назначена в привычное для данного суда место либо куда попросит противоположная сторона, что означает заведомую уступку ей процессуального преимущества.

Рассмотрим подробно вопрос об экспертных учреждениях и лицензировании экспертной деятельности.

ГПК РФ содержит следующее указание (ст. 79, 80, 84): "Проведение экспертизы может быть поручено судебно-экспертному учреждению, конкретному эксперту или нескольким экспертам"[35] . Значимой здесь является фраза "судебно-экспертное учреждение": во-первых, в качестве единственного места проведения экспертизы ГПК РФ предусматривает только "учреждение" (а не "организацию" вообще). Если следовать букве закона значит, судебные экспертизы можно проводить только в "учреждениях", при этом не обязательно в государственных. Вторая значимая фраза - "судебно-экспертное".

На сегодняшний день единственными организациями, отвечающими данному требованию закона, являются региональные "лаборатории судебной экспертизы Минюста" (ЛСЭ). Они же обеспечивают и реальную независимость экспертов, поскольку не подчиняются местным органам власти, а напрямую - Минюсту РФ.

Согласно ст. 4 Федерального закона РФ от 14.11.2002 № 137-ФЗ "О введении в действие ГПК РФ" "федеральные законы и иные нормативные правовые акты... подлежат приведению в соответствие с ГПК РФ... федеральные законы и иные нормативные правовые акты... применяются в части, не противоречащей ГПК РФ"[36] .

Во исполнение данного указания впервые в РФ в Пермской ЛСЭ Минюста начато проведение судебно-медицинских экспертиз по материалам уголовных и гражданских дел, направляемым судами не только из Перми, но и других городов РФ, в том числе из Москвы.

Для иллюстрации приведем сравнительную статистику результатов судебно-медицинских экспертиз в Пермской ЛСЭ и в Пермском областном бюро СМЭ. За 7 лет по искам пациентов к лечебным учреждениям Пермской области судебно-медицинские экспертизы проведены в Пермской ЛСЭ Минюста в 42 случаях. Из них 40 заключений носили "обвинительный" характер, т.е. устанавливали врачебные дефекты и причинную связь с наступившим у пациентов вредом здоровью и жизни (см. табл.).

Иными словами, независимая экспертиза, проведенная в ЛСЭ, позволяла пострадавшим гражданам в 95% получать компенсацию морального и имущественного вреда. В 9 из этих 42 случаев судами назначались повторные экспертизы в другие города (в Екатеринбург - 2, в Киров - 1, в Москву - 4, в С.-Петербург - 2). Все 9 повторных экспертиз дали аналогичные выводы, подтвердив правильность заключений Пермской ЛСЭ.

Вместе с тем из 38 экспертиз, проведенных в Пермском бюро СМЭ, "обвинительные" выводы (за пациента) были даны всего лишь в 18 случаях, что составляет 49%. В остальных 19 работники бюро СМЭ оправдывали действия своих коллег. Из этих 19 "оправдательных" экспертиз было проведено 5 повторных (в том числе 2 - в С.-Петербурге и 1 - в Москве). При этом все 5 повторных экспертиз дали противоположные выводы.

В качестве примера приведем два завершенных судебных дела по искам пациентов к медицинским учреждениям.

Житель Пермской области К. 58 лет (шофер) обратился в Осинский районный суд с иском о взыскании с центральной районной больницы (ЦРБ) компенсации морального и имущественного вреда в связи с неправильным лечением, повлекшим вред здоровью. В своем заявлении он указал, что поступил в терапевтическое отделение больницы с острыми болями в позвоночнике, которые были расценены врачами как обострение остеохондроза позвоночника. Однако, несмотря на проводимое лечение, состояние не улучшалось, возникли стойкие двигательные и чувствительные нарушения в правой ноге, "повисла" стопа. В дальнейшем К. выведен на 3-ю группу инвалидности.

По мнению истца, врачами местной больницы проводилось неправильное медикаментозное лечение, в то время как необходимо было срочно направить его в областную больницу для выполнения экстренной операции на позвоночнике для устранения сдавливания сосудов и нервных корешков межпозвоночной грыжей. По делу было назначено две судебно-медицинские экспертизы: первая - в Пермское областное бюро СМЭ и вторая - в Пермскую ЛСЭ Минюста РФ.

Бюро СМЭ дало следующее заключение: "Каких-либо дефектов в диагностике, лечении и тактике ведения больного на всех этапах оказания ему медицинской помощи комиссия не усматривает". Иными словами, по мнению данного учреждения здравоохранения, проводившего экспертизу, дефектов при лечении больного К. не установлено, а значит, и отсутствуют основания для компенсации морального и имущественного вреда. При наличии подобного экспертного заключения суд был бы вынужден отказать К. в удовлетворении его исковых требований.

Однако истцу удалось настоять на проведении повторной СМЭ в независимой ЛСЭ Минюста РФ г. Перми, которая сделала следующие выводы: "Развитие парализующего ишиаса в ЦРБ было квалифицировано неверно, и к нейрохирургу областной больницы К. был направлен поздно - спустя месяц, тогда как в данной ситуации ему было показано экстренное хирургическое вмешательство. Улучшения функции стопы у больного не наступило по той причине, что был упущен фактор времени".

Как видим, только повторная судебная экспертиза в независимом экспертном учреждении установила врачебные дефекты, что позволило получить пострадавшему пациенту К. компенсацию морального и имущественного вреда в общей сумме 25000 рублей с правом требовать в дальнейшем ежемесячной компенсации утраченного заработка в связи с инвалидностью.

Второй пример связан с осложнением, вызванным неправильным введением молодой женщине хлористого кальция мимо вены с развитием некроза и нейропатии в области правой локтевой ямки.

Первичная экспертиза, проведенная в Пермском областном бюро СМЭ, сделала следующий вывод: "Каких-либо объективных данных, свидетельствующих о технических дефектах при выполнении больной К. внутривенной инъекции хлористого кальция, в представленной медицинской документации не усматривается". На основе такого заключения в иске пациентке было бы также отказано.

Однако повторная СМЭ, проведенная в Пермской ЛСЭ Минюста РФ, обоснованно установила наличие дефектов медицинской услуги: "Причиной нейропатии правого лучевого и срединного нервов, а также контрактуры правого локтевого сустава явились исключительно последствия попадания в мягкие ткани локтевой ямки хлорида кальция, произошедшего при внутривенной инъекции. Указанное нарушение, а также допущенная при этом техническая погрешность явились причиной возникновения у больной осложнений".Благодаря заключению независимого судебно-экспертного учреждения пациентке удалось получить компенсацию морального и имущественного вреда - 10000 рублей (1999 год) с правом требовать в последующем компенсации утраченного заработка и расходов на восстановительное лечение[37] . В последние годы большинство судов сразу назначают экспертизу по искам пациентов в Пермскую ЛСЭ Минюста РФ, что значительно сокращает время рассмотрения подобных дел (с 1, 5 - 2 лет до нескольких месяцев). Взыскиваемая с лечебных учреждений денежная компенсация морального вреда в настоящее время существенно возросла и доходит до 100 - 120 тысяч рублей (максимальная сумма по одному делу - 275 тысяч рублей). Таким образом, ЛСЭ Минюста за 7 лет проведения СМЭ в большинстве случаев защищала права пациентов, при этом "показатель качества экспертизы" составил 100% (по результатам повторных экспертиз).

Представляется, что бюро СМЭ в большинстве случаев необоснованно выгораживало своих коллег, при этом показатель качества (по результатам повторных экспертиз) был равен 0%.

3.2 Структура экспертных учреждений Министерства здравоохранения и социального развития РФ

В соответствии с Указом Президента Российской Федерации от 9 марта 2004 г. № 314 "О системе и структуре федеральных органов исполнительной власти"[38] , Министерство здравоохранения и социального развития Российской Федерации является федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере здравоохранения, социального развития, труда и защиты прав потребителей (п. 1).

Министерство здравоохранения и социального развития Российской Федерации осуществляет координацию и контроль деятельности находящихся в его ведении Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека, Федеральной службы по надзору в сфере здравоохранения и социального развития, Федеральной службы по труду и занятости, Федерального агентства по здравоохранению и социальному развитию, а также координацию деятельности Пенсионного фонда Российской Федерации, Фонда социального страхования Российской Федерации и Федерального фонда обязательного медицинского страхования.

Структурными подразделениями Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации являются департаменты по основным направлениям деятельности Министерства:

· Департамент анализа и прогноза развития здравоохранения и социально-трудовой сферы;

· Департамент медико-социальных проблем семьи, материнства и детства;

· Департамент фармацевтической деятельности, региональной и информационной политики по вопросам здравоохранения и социального развития;

· Департамент по международному сотрудничеству и связям с общественностью;

· Департамент по управлению делами;

· Департамент развития медицинской помощи и курортного дела;

· Департамент развития социального страхования и государственного обеспечения;

· Департамент развития социальной защиты;

· Департамент благополучия человека, науки, образования;

· Департамент трудовых отношений и государственной гражданской службы;

· Финансово-экономический департамент;

· Правовой Департамент.

В состав департаментов включаются отделы.


Заключение

Итак, мы рассмотрели краткие сведения из истории судебной медицины; судебно-медицинскую экспертизу в СССР; судебно-медицинскую экспертизу в Российской Федерации; судебно-медицинскую экспертизу МО РФ; а также структуру экспертных учреждений Министерства здравоохранения и социального развития РФ.

Из всего вышеизложенного можно сделать следующие выводы.

Судебно-медицинская экспертиза назначается представителями органов дознания, следователем или судом во всех случаях, когда возникает необходимость в разрешении вопросов медицинского характера. Так, ст. 196 УПК РФ устанавливает, что проведение экспертизы обязательно для установления:

· причин смерти;

· характера и степени вреда, причиненного здоровью;

· психического или физического состояния обвиняемого или подозреваемого, если возникает сомнение о его вменяемости или в способности во время производства по делу отдавать отчет о своих действиях или руководить ими, а также психического или физического состояния потерпевшего, если возникает сомнение в его способности правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела и давать о них правильные показания;

· возраста подозреваемого, обвиняемого и потерпевшего в тех случаях, когда это имеет значение для дела, а документы о возрасте отсутствуют или вызывают сомнения.

Во всех остальных случаях любая экспертиза назначается по усмотрению следователя и суда. Заключение экспертизы служит одним из источников доказательств, а установленные в нем фактические данные являются доказательствами по делу.

Судебно-медицинская экспертиза тесно связана с вопросами медицинского и общебиологического характера применительно к правовой практике. Нередко заключение судебно-медицинского эксперта, построенные на точной научной основе, являются основным доказательством совершенного преступления и служит основой при вынесении судебного приговора.

Список использованных источников:

Нормативные правовые акты:

1. Конституция РФ от 12.12.1993г. Российская газета, № 237, 25.12.1993.

2. «Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации» от 14.11.2002 № 138-ФЗ (ред. от 04.12.2007) // Собрание законодательства РФ, 18.11.2002, № 46, ст. 4532.

3. «Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» от 18.12.2001 № 174-ФЗ (ред. от 06.12.2007) // Собрание законодательства РФ, 24.12.2001, № 52 (ч. I), ст. 4921.

4. «Уголовный кодекс Российской Федерации» от 13.06.1996 № 63-ФЗ (ред. от 06.12.2007) // Собрание законодательства РФ", 17.06.1996, № 25, ст. 2954.

5. Федеральный закон РФ от 14.11.2002 № 137-ФЗ "О введении в действие гражданского процессуального кодекса Российской Федерации" (ред. от 01.12.2007) Собрание законодательства РФ, 18.11.2002, № 46, ст. 4531.

6. Федеральный закон от 31.05.2001 № 73-ФЗ «О государственной су­дебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» (ред. от 24.07.2007) // Собрание законодательства РФ, 04.06.2001, № 23, ст. 2291.

7. Федеральный закон от 08.08.2001 № 128-ФЗ "О лицензировании отдельных видов деятельности"(ред. от 06.12.2007) // Собрание законодательства РФ", 13.08.2001, № 33 (часть I), ст. 3430.

8. Указ Президента Российской Федерации от 9 марта 2004 г. № 314 "О системе и структуре федеральных органов исполнительной власти" (ред. от 24.09.2007) // Собрание законодательства РФ", № 11, 15.03.2004, ст. 945.

9. Определение Верховного Суда РФ от 16.09.2004 № КАС04-451 «О ЧАСТИЧНОЙ ОТМЕНЕ РЕШЕНИЯ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ ОТ 23.06.2004 N ГКПИ2004-738 И ОТКАЗЕ В УДОВЛЕТВОРЕНИИ ЗАЯВЛЕНИЯ О ПРИЗНАНИИ НЕДЕЙСТВУЮЩИМИ ПУНКТОВ 06.020, 06.020.1, 06.020.2 И 06.020.4 РАЗДЕЛА 06 "ПРОЧИЕ РАБОТЫ И УСЛУГИ" НОМЕНКЛАТУРЫ РАБОТ И УСЛУГ ПО ОКАЗАНИЮ СООТВЕТСТВУЮЩЕЙ МЕДИЦИНСКОЙ ПОМОЩИ, УТВ. ПРИКАЗОМ МИНЗДРАВА РФ ОТ 26.07.2002 № 238» // Бюллетень Верховного Суда РФ, № 3, 2005.

10. Постановление Президиума ВС РФ от 17.07.2002 "Обзор законодательства и судебной практики ВС РФ за второй квартал 2002 года" // Бюллетень Верховного Суда РФ", 2002, № 12.

11. Приказ Минздрава РФ от 24.04.2003 № 161 «Об утверждении инструкции по организации и производству экспертных исследований в бюро судебно-медицинской экспертизы» // Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти, № 38, 22.09.2003.

12. Приказ Минздрава СССР от 21.07.1978 № 694 «Об утверждении инструкции о производстве судебно-медицинской экспертизы, положения о бюро судебно-медицинской экспертизы и других нормативных актов по судебно-медицинской экспертизе».

13. Указ Президиума ВС РСФСР от 31.08.1966 «О внесении изменений и дополнений в уголовно-процессуальный кодекс РСФСР» // Ведомости ВС РСФСР, 1966, № 36, ст. 1018.

14. Закон СССР от 25.12.1958 «Об утверждении основ уголовного судопроизводства союза ССР и союзных республик» (ред. от 28.11.1989) // Ведомости ВС СССР, 1959, № 1, ст. 15.

15. Постановление ВЦИК от 25.05.1922 «Об уголовно-процессуальном кодексе» (вместе с «Уголовно-процессуальным кодексом РСФСР») / СУ РСФСР, 1922, № 20 - 21, ст. 230.

Литература:

1. Авдеев М.М. Судебно-медицинская экспертиза трупов. М., 1976.

2. Актуальные вопросы судебной медицины и экспертной практики на современном этапе. Материалы Всероссийской научно-практической конференции с международным участием, посвященной 75-летию Российского центра судебно-медицинской экспертизы (18 – 20 октября 2006 г., Москва) // Под редакцией профессора В.А. Клевно М., 2006. С. 322.

3. Актуальные вопросы судебной медицины и экспертной практики на современном этапе. Сборник пленарных и стендовых докладов Всероссийской научно-практической конференции с международным участием, посвященной 75 – летию Российского центра судебно-медицинской экспертизы ( 17 – 20 октября 2006 г , Москва) // Под редакцией профессора В.А. Клевно М., 2006. С. 360.

4. Актуальные вопросы судебно-медицинской экспертизы потерпевших, подозреваемых, обвиняемых и других лиц: Сборник тезисов докладов Всероссийской научно-практической конференции (г. Рязань 15-16 марта 2007 года). Москва - Рязань, 2007. С. 242.

5. Альшевский В.В. Судебно-медицинская экспертиза вреда здоровью в современном уголовном судопроизводстве (процессуальные аспекты, методические принципы и формально-логические алгоритмы). М.. 2006. С. 176.

6. Барсегянц Л. О., Крюков В. Н., Томилин В. В.,Ширинская П. П., Солохин А. А. Судебная медицина. Учебник для вузов. М., 2006. С. 376.

7. Буромский И.В., Клевно В.А., Пашинян Г.А. Судебно-медицинская экспертиза: Термины и понятия: Словарь для юристов и судебно-медицинских экспертов. М., 2006. С. 256.

8. Бедрин Л.М. Избранные лекции по судебной медицине. Ярославль, 1989.

9. Ботезату Г.А., Мутой Г.Л. Асфиксия. Кишинев, 1983.

10. Волков В.Н., Латий А.В. Судебная медицина. М., 2007.

11. Вопросы судебно-медицинской экспертизы. М., 1954. С. 432.

12. Гордон Э. С. История правовой регламентации судебно-медицинской экспертизы в советском уголовном процессе //Правоведение. 1992. № 1.

13. Громов А.П. Курс лекций по судебной медицине. М., 1970.

14. Громов А.П., Капустин А.В. Судебно-медицинское исследование трупа. М., 1991.

15. Гурочкин Ю. Д., Витер В. И. Судебная медицина. Курс лекций. М., 2004. С. 2004.

16. Клевно В.А., Капустин А.В., Самоходская О.В. Российский центр судебно-медицинской экспертизы (к 75-летию со дня образования). М., 2006. С. 40.

17. Колкутин В. В., Соседко Ю. И. Процессуальное положение судебно - медицинской экспертизы. М., 2006. С. 68.

18. Колкутин В.В., Зосимов С.М., Пустовалов Л.В. и др. Судебные экспертизы. М., 2006. С. 288.

19. Колкутин В. В., Баринов Е. Х., Ноздряков К. В., Русакова Т. И. Судебно-медицинская экспертиза в случаях гибели плодов и новорожденных. М., 2007. С. 128.

20. Колкутин В.В., Соседко Ю.И. Судебно-медицинская экспертиза при подозрении на членовредительство и симуляцию: Монография. М., 2007. С. 160.

21. Колкутин В.В., Соседко Ю.И., Фастовцов Г.А. Судебно-медицинские экспертизы живых лиц: Монография. М., 2007. С. 248.

22. Колкутин В. В., Ю. И. Соседко. Судебно-медицинская экспертиза повреждений у живых лиц. М., 2006. С. 176.

23. Комментарий к Федеральному закону «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» и к главе 27 УПК РФ «Производство судебной экспертизы». М., 2007. С. 368.

24. Крюков В.Н. Судебная медицина. Учебник юридических для вузов. М., 2006. С. 448.

25. Крюков В.Н. Механика и морфология переломов. М., 1986.

26. Левин Д. Г. Судебная медицина. Конспект лекций. М., 2007. С. 160.

27. Материалы шестого всероссийского съезда судебных медиков: «Перспективы развития и совершенствования судебно-медицинской науки и практики» (посвященные 30-летию Всероссийского общества судебных медиков). Москва-Тюмень, 2005. С. 316.

28. Материалы итоговой научной конференции Российского центра судебно-медицинской экспертизы (17-18 ноября 2005 г., Москва) / Под ред. проф. В.А. Клевно. М., 2006. С. 206.

29. Мельников В.С. Процессуальные основы судебно-меди­цинской экспертизы. Киров, 1996.

30. Мельников Л.Ю., Жаров В.В. Судебно-медицинское оп­ределение время наступления смерти. М., 1978.

31. Молин Ю.А. Судебно-медицинская экспертиза повеше­ния. СПб., 1996.

32. Николаева Г. С., Гирько С. И., Николаев С. В., Верхолина Е. В., Николаев В. Н. Судебная медицина. Общая и особенная части. М., 2007. С. 672.

33. Осмотр трупа на месте его обнаружения: Руководство для врачей / Под ред. А.А. Матышева. Л., 1989.

34. Осмотр трупа на месте его обнаружения: Руководство / Под ред. А.А. Матышева. СПб., 1997.

35. Пиголкин Ю.И., Богомолов В.Д. Судебная медицина. М., 2006.

36. Попов В. Л. Судебно - медицинская экспертиза. Справочник. М., 2007. С. 336.

37. Попов В.Л., Бабахнян Р.В., Заславский Г.И. Курс лек­ций по судебной медицине. СПб., 2006. С. 400.

38. Пустозерова В.М. Правила производства судебно-медицинских экспертиз. М., 2007. С. 144.

39. Российский центр судебно-медицинской экспертизы: страницы истории (к 75-летию со дня образования) // Под редакцией проф. В.А.Клевно. М., 2006 г. С. 404.

40. Руководство для следователей. М., 2005. С. 912.

41. Руководство по судебно-медицинской экспертизе отрав­лений / Под ред. Я.С. Смусина, Р.В. Бережного, В.В. Томилинаи и др. М., 2006.

42. Собрание узаконений и распоряжений рабочего и крестьянского правительства. М., 1918. № 53. Ст. 597.

43. Солохин А.А. Процессуальные вопросы назначения и про­изводства судебно-медицинской экспертизы. М., 2007.

44. Соседко Ю. И. Судебно-медицинская экспертиза инородных тел желудочно-кишечного тракта. М., 2003. С. 112.

45. Соседко Ю.И. Судебно-медицинская экспертиза при перегревании организма Серия: Судебная медицина XXI в. М., 2002. С. 152.

46. Хохлов В.В. Судебно-медицинская экспертиза тяжести вреда здоровья. Смоленск, 2006.


[1] Собрание узаконений и распоряжений рабочего и крестьянского правительства. М., 1918. № 53. Ст. 597.

[2] Постановление ВЦИК от 25.05.1922 «Об уголовно-процессуальном кодексе» (вместе с «Уголовно-процессуальным кодексом РСФСР») / СУ РСФСР, 1922, № 20 - 21, ст. 230.

[3] Постановление ВЦИК от 15.02.1923 «Об уголовно-процессуальном кодексе» (вместе с «Уголовно-процессуальным кодексом РСФСР») / СУ РСФСР, 1923, № 7, ст. 106.

[4] Авдеев М.М. Судебно-медицинская экспертиза трупов. М., 1976.

[5] Приказ Минздрава СССР от 21.07.1978 № 694 «Об утверждении инструкции о производстве судебно-медицинской экспертизы, положения о бюро судебно-медицинской экспертизы и других нормативных актов по судебно-медицинской экспертизе».

[6] Указ Президиума ВС РСФСР от 31.08.1966 «О внесении изменений и дополнений в уголовно-процессуальный кодекс РСФСР» // Ведомости ВС РСФСР, 1966, № 36, ст. 1018.

[7] Закон СССР от 25.12.1958 «Об утверждении основ уголовного судопроизводства союза ССР и союзных республик» (ред. от 28.11.1989) // Ведомости ВС СССР, 1959, № 1, ст. 15.

[8] Гордон Э. С. История правовой регламентации судебно-медицинской экспертизы в советском уголовном процессе //Правоведение. 1992. № 1. С. 72 – 76.

[9] Авдеев М.И. Судебная медицина. М., 1960. С. 540.

[10] КрюковВ.Н. Судебная медицина. Учебник для юридических ВУЗов. М., 2005. С. 448.

[11] Федеральный закон от 31.05.2001 № 73-ФЗ «О государственной су­дебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» (ред. от 24.07.2007) // Собрание законодательства РФ, 04.06.2001, № 23, ст. 2291.

[12] «Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» от 18.12.2001 № 174-ФЗ (ред. от 06.12.2007) // Собрание законодательства РФ, 24.12.2001, № 52 (ч. I), ст. 4921.

[13] «Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» от 18.12.2001 № 174-ФЗ (ред. от 06.12.2007) // Собрание законодательства РФ, 24.12.2001, № 52 (ч. I), ст. 4921.

[14] «Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» от 18.12.2001 № 174-ФЗ (ред. от 06.12.2007) // Собрание законодательства РФ, 24.12.2001, № 52 (ч. I), ст. 4921.

[15] «Уголовный кодекс Российской Федерации» от 13.06.1996 № 63-ФЗ (ред. от 06.12.2007) // Собрание законодательства РФ", 17.06.1996, № 25, ст. 2954.

[16] «Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» от 18.12.2001 № 174-ФЗ (ред. от 06.12.2007) // Собрание законодательства РФ, 24.12.2001, № 52 (ч. I), ст. 4921.

[17] «Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» от 18.12.2001 № 174-ФЗ (ред. от 06.12.2007) // Собрание законодательства РФ, 24.12.2001, № 52 (ч. I), ст. 4921.

[18] «Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» от 18.12.2001 № 174-ФЗ (ред. от 06.12.2007) // Собрание законодательства РФ, 24.12.2001, № 52 (ч. I), ст. 4921.

[19] «Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» от 18.12.2001 № 174-ФЗ (ред. от 06.12.2007) // Собрание законодательства РФ, 24.12.2001, № 52 (ч. I), ст. 4921.

[20] Барсегянц Л. О., Крюков В. Н., Томилин В. В.,Ширинская П. П., Солохин А. А. Судебная медицина. Учебник для вузов. М., 2006.

[21] «Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» от 18.12.2001 № 174-ФЗ (ред. от 06.12.2007) // Собрание законодательства РФ, 24.12.2001, № 52 (ч. I), ст. 4921.

[22] «Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» от 18.12.2001 № 174-ФЗ (ред. от 06.12.2007) // Собрание законодательства РФ, 24.12.2001, № 52 (ч. I), ст. 4921.

[23] Приказ Минздрава РФ от 24.04.2003 № 161 «Об утверждении инструкции по организации и производству экспертных исследований в бюро судебно-медицинской экспертизы» // Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти, № 38, 22.09.2003.

[24] «Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» от 18.12.2001 № 174-ФЗ (ред. от 06.12.2007) // Собрание законодательства РФ, 24.12.2001, № 52 (ч. I), ст. 4921.

[25] «Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» от 18.12.2001 № 174-ФЗ (ред. от 06.12.2007) // Собрание законодательства РФ, 24.12.2001, № 52 (ч. I), ст. 4921.

[26] «Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» от 18.12.2001 № 174-ФЗ (ред. от 06.12.2007) // Собрание законодательства РФ, 24.12.2001, № 52 (ч. I), ст. 4921.

[27] Барсегянц Л. О., Крюков В. Н., Томилин В. В.,Ширинская П. П., Солохин А. А. Судебная медицина. Учебник для вузов. М., 2006.

[28] Федеральный закон от 08.08.2001 № 128-ФЗ "О лицензировании отдельных видов деятельности"(ред. от 06.12.2007) // Собрание законодательства РФ", 13.08.2001, № 33 (часть I), ст. 3430.

[29] Постановление Президиума ВС РФ от 17.07.2002 "Обзор законодательства и судебной практики ВС РФ за второй квартал 2002 года" // Бюллетень Верховного Суда РФ", 2002, № 12.

[30] Определение Верховного Суда РФ от 16.09.2004 № КАС04-451 «О ЧАСТИЧНОЙ ОТМЕНЕ РЕШЕНИЯ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ ОТ 23.06.2004 N ГКПИ2004-738 И ОТКАЗЕ В УДОВЛЕТВОРЕНИИ ЗАЯВЛЕНИЯ О ПРИЗНАНИИ НЕДЕЙСТВУЮЩИМИ ПУНКТОВ 06.020, 06.020.1, 06.020.2 И 06.020.4 РАЗДЕЛА 06 "ПРОЧИЕ РАБОТЫ И УСЛУГИ" НОМЕНКЛАТУРЫ РАБОТ И УСЛУГ ПО ОКАЗАНИЮ СООТВЕТСТВУЮЩЕЙ МЕДИЦИНСКОЙ ПОМОЩИ, УТВ. ПРИКАЗОМ МИНЗДРАВА РФ ОТ 26.07.2002 N 238» // Бюллетень Верховного Суда РФ, № 3, 2005.

[31] «Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации» от 14.11.2002 № 138-ФЗ (ред. от 04.12.2007) // Собрание законодательства РФ", 18.11.2002, № 46, ст. 4532.

[32] «Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации» от 14.11.2002 № 138-ФЗ (ред. от 04.12.2007) // Собрание законодательства РФ", 18.11.2002, № 46, ст. 4532.

[33] Волков В.Н., Латий А.В. Судебная медицина. М., 2007.

[34] Волков В.Н., Латий А.В. Судебная медицина. М., 2007.

[35] «Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации» от 14.11.2002 № 138-ФЗ (ред. от 04.12.2007) // Собрание законодательства РФ", 18.11.2002, № 46, ст. 4532.

[36] Федеральный закон РФ от 14.11.2002 № 137-ФЗ "О введении в действие гражданского процессуального кодекса Российской Федерации" (ред. от 01.12.2007) Собрание законодательства РФ, 18.11.2002, № 46, ст. 4531.

[37] Волков В.Н., Латий А.В. Судебная медицина. М., 2007.

[38] Указ Президента Российской Федерации от 9 марта 2004 г. № 314 "О системе и структуре федеральных органов исполнительной власти" (ред. от 24.09.2007) // Собрание законодательства РФ", № 11, 15.03.2004, ст. 945.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

Комментариев на модерации: 1.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий

Другие видео на эту тему