регистрация / вход

Адвокатская тайна и ее пределы

ВЫСШЕЕ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ТЮМЕНСКОЙ ОБЛАСТИ ТЮМЕНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ИНСТИТУТ МИРОВОЙ ЭКОНОМИКИ, УПРАВЛЕНИЯ И ПРАВА

ВЫСШЕЕ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ТЮМЕНСКОЙ ОБЛАСТИ

ТЮМЕНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ИНСТИТУТ МИРОВОЙ ЭКОНОМИКИ, УПРАВЛЕНИЯ И ПРАВА

Юридический факультет

Реферат по курсу «Адвокатура»

на тему: «Адвокатская тайна и ее пределы »

Тюмень, 2001

Содержание.

  1. Ведение. 3
  2. Понятие адвокатской тайны. 4
  3. Нормативное закрепление института адвокатской тайны. 5
  4. Пределы адвокатской тайны. 6
  5. Заключение. 10
  6. Список использованной литературы. 11.

Гласность и тайна проходят через всю историю уголовного судопроизводства. Уже в Древнем Риме уголовное судопроизводство, осуществляемое первоначально народными собраниями, а затем - постоянными комиссиями (квестиями), возглавляемыми преторами, обеспечивало гласность на всех стадиях процесса, открытость предъявления обвинения и присутствие народа на суде, проходившем под открытым небом. Во времена Цицерона открытое голосование по окончании судоговорения стало уступать место закрытой подаче голосов.

Мраком жутких тайн окутана деятельность средневековых инквизиционных трибуналов по борьбе с так называемой ересью и иными прегрешениями. Всеобщее подозрение, тайные доносители, лжесвидетели, фальсификация показаний, невыносимые пытки палачей, уничтожение людей без суда и следствия при отсутствии элементарных возможностей оказания им юридической помощи - главные признаки инквизиционного процесса. При этом исполнители инквизиционного действия давали клятву не раскрывать секреты творимого.

Вместе с тем был выработан и строго соблюдался ритуал публичной казни приговоренного, особенно путем сожжения на костре. При этом уклонение от участия в зрелище могло повлечь на строптивого подозрение и вызвать для него опасные последствия. Таким образом, уже в то время можно было говорить о некоторых элементах принципа гласности при осуществлении уголовного судопроизводства. Надо отметить, что цели преследуемые при реализации этого принципа, безусловно не соответствовали нынешним реалиям.

История не стоит на месте. Вместе с эпохами менялись и типы уголовного процесса. На смену инквизиционному и обвинительному процессам пришел гласный состязательный процесс. Изменилось соотношение гласности и тайны в уголовном процессе.

Одним из немаловажных понятий стало понятие адвокатской тайны в уголовном процессе.


Понятие адвокатской тайны.

В Указе Президента РФ от 6.03.1997 № 188, определяющем перечень конфиденциальной информации, к разряду такой информации отнесена и адвокатская тайна.

Для начала, необходимо определить, что такое тайна и ее соотношение с конфиденциальной информацией.

С точки зрения этимологии, слово "конфиденциальный" происходит от латинского confidentia - доверие и в современном русском языке означает "доверительный, не подлежащий огласке, секретный". Слово "секрет", которое также необходимо рассмотреть, заимствовано из французского secret - "тайна". Интересно, что в знаменитом словаре В. Даля также названы аналогичные значения: "конфиденциальная" - "откровенная, по особой доверенности, неоглашаемая, задушевная"; "тайна" - "кто чего не знает, то для него тайна, все сокрытое, неизвестное, неведомое". Таким образом, можно сделать вывод о равнозначности понятий конфиденциальная информация, тайна и секрет.

Однако, понятие тайны в правовой науке не совсем совпадает с понятием конфиденциальной информации, так как тайна означает ещё и правовой режим информации. В соответствии со ст.2 ФЗ "Об информации, информатизации и защите информации" от 20.02.95г. №24-ФЗ" и ст.2 ФЗ "Об участии в международном информационном обмене" от 4.07.96г. №85-ФЗ конфиденциальная информация - документированная информация, доступ к которой ограничивается в соответствии с законодательством Российской Федерации. В целом данное определение следует признать правильным, за исключением, может быть, того момента, что не всегда информация с ограниченным доступом является документированной, например сведения, составляющие личную и семейную тайну, не обязательно зафиксированы на материальном носителе, если не понимать под последним человеческий мозг. Это же относится и к адвокатской тайне.

Что же все-таки представляет из себя адвокатская тайна? В проекте Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», внесенном Президентом РФ, ст. 12 посвящена адвокатской тайне. Статья гласит: «Адвокатской тайной являются любые сведения, связанные с оказанием адвокатом юридической помощи своему клиенту».

Таким образом, адвокатская тайна – это сведения, полученные адвокатом в процессе профессиональной деятельности в рамках отношений с клиентом по оказанию ему юридической помощи, в том числе сам факт обращения к адвокату, а также финансовые взаимоотношения адвоката с клиентом, которые не подлежат разглашению и не могут быть предметом свидетельских показаний.


Нормативное закрепление института адвокатской тайны.

Статья 48 Конституции РФ гласит, что каждый задержанный, заключенный под стражу, обвиняемый в совершении преступления имеет право пользоваться помощью адвоката (защитника) с момента соответственно задержания, заключения под стражу или предъявления обвинения. Статья 51 Уголовно-процессуального Кодекса предусматривает, что защитник не вправе разглашать сведения, сообщенные ему в связи с осуществлением защиты и оказанием другой юридической помощи. В соответствии со ст. 72 УПК не может допрашиваться в качестве свидетеля защитник обвиняемого об обстоятельствах дела, которые стали ему известны в связи с выполнением обязанностей защитника.

В своем определении от 6.07.2000 № 128 Конституционный Суд РФ указал, что:

во-первых, гарантии конфиденциальности отношений адвоката и клиента – необходимая составляющая права на получение квалифицированной юридической помощи как одного из основных прав и свобод человека и гражданина, признанных международным правом;

во-вторых, юридическая помощь адвоката не ограничивается процессуальными и временными рамками участия в деле в качестве защитника;

в-третьих, норма, содержащаяся в ст.72 Уголовно-процессуального Кодекса РФ и ст. 15-16 Положения об Адвокатуре РСФСР, освобождает адвоката от обязанности давать свидетельские показания об обстоятельствах, которые стали известны ему в связи с осуществлением защиты и оказанием другой юридической помощи;

в-четвертых, освобождение адвоката от обязанности свидетельствовать – обеспечение права гражданина на неприкосновенность частной жизни, личную, семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени, а также гарантия, что такая информация не будет разглашена, так как в соответствии со ст. 51 Конституции РФ никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом.


Пределы адвокатской тайны.

Однако, оперативно-розыскная деятельность является одной из тех сфер государственной деятельности, где риск нарушения прав и свобод человека особенно велик В полной мере это относится и к праву на получение квалифицированной юридической помощи (ст. 48 Конституции РФ), не подлежащему ограничению в соответствии со ст. 56 Основного закона страны. Вот почему правовая регламентация действий оперативно-розыскных служб представляет собой одну из важнейших задач любого государства, причисляющего себя к числу демократических, к тому жедостаточно сложную. Характер законодательного регулирования этой очень специфичной деятельности в России вызывает весьма жесткую критику. Все это порождает довольно много вопросов при толковании и применении Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности».

В соответствии с действующим законодательством и, как следствие, сложившейся практикой защитник обладает безусловным иммунитетом от проведения оперативно-розыскных мероприятий в отношении него при общении с подследственным, а режим конфиденциальности информации, сообщаемой в ходе свидания, имеет абсолютный характер.

Ключевыми моментами здесь являются: определение пределов конфиденциальности информации (то есть что не входит в сферу интересов оперативно-розыскной деятельности) и правомерность прослушивания разговоров адвоката с клиентом (то есть возможность проведения оперативно-розыскного мероприятия). Остановимся на них. В русском языке значение слова «конфиденциальный» определяется как «секретный, доверительный». В Определении Конституционного Суда РФ по одному из дел указывается, что конфиденциальность является гарантией «того, что информация о частной жизни, конфиденциально доверенная лицом в целях собственной защиты только адвокату, не будет вопреки воле этого лица использована в иных целях, в том числе как свидетельство против него самого». Суд прямо указывает, что конфиденциальность отношений адвоката с клиентом «служит обеспечению права каждого на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени», по существу очерчивая тем самым круг сведений, не подлежащих огласке. Встает вопрос: а является ли сферой частных интересов информация, касающаяся уголовно наказуемых деяний? Конституционный Суд РФ в п. 7 абз. 8 Определения от 14 июля 1998 года 86-0 по делу о проверке конституционности отдельных положений Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» по жалобе гр. Черновой И. Г. указал: «Преступное деяние не относится к сфере частной жизни лица, сведения о которой не допускается собирать, хранить, использовать и распространять без его согласия, а потому проведение таких оперативно-розыскных мероприятий не может рассматриваться как нарушение конституционных прав». Таким образом, выявляется очень важная характеристика конфиденциальной информации – непринадлежность ее содержания к совершению преступления.

Однако общение адвоката с клиентом протекает свободно, и автоматически просеивать информацию без занесения конфиденциальных сведений на носители памяти, приобщаемые к делам оперативного учета, вряд ли возможно. Закономерно возникает вопрос: а не попираются ли тем самым права личности, гарантированные Конституцией? Ведь далеко не все сведения касаются сферы интересов расследования и пресечения преступлений. Конституционный Суд РФ в абз. 2 п. 2 Определения по другому уже делу указывает: «Осуществление негласных оперативно-розыскных мероприятий с соблюдением требований конспирации и засекречивания сведений в области оперативно-розыскной; деятельности само по себе не нарушает прав человека и гражданина». Следовательно, нарушения прав не происходит, если обеспечен секретный режим хранения информации и строго целевой, характер ее использования в соответствии с федеральным законом (а не в ведомственных или политических интересах). Это положение выступает организационно-правовой гарантиейнеразглашения сведений, не относящихся к интересам оперативно-розыскной деятельности. Тем самым получение полной информации, собранной в ходе оперативно-розыскных мероприятий, невозможно иначе как в случаях, предусмотренных законом, при наличии гарантий ее неразглашения.

Что же следует понимать под гарантиями? Пункт 4 Постановления Конституционного Суда РФ от 2 июля 1997 года 11-П по делу о проверке конституционности п. «6» ч. 1 ст. 1 Закона Республики Мордовия от 20 января 1996 года «О временных чрезвычайных мерах по борьбе с преступностью» гласит: «Гарантией соблюдения конституционных прав и свобод граждан при осуществлении государственными органами своих полномочий по борьбе с преступностью является предусмотренный Конституцией РФ и федеральным законодательством комплекс уголовно-правовых, уголовно-процессуальных и уголовно-исполнительных норм». Исходя из этого положения, можно сделать вывод, что под гарантиями конфиденциальности понимаются такие положения российского законодательства, которые направлены на обеспечение неразглашения информации, касающейся общения защитника и подследственного, а именно:

1) запрет допроса адвоката об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с выполнением своих обязанностей (ст. 15 Положения об адвокатуреРСФСР);

2) запрет разглашения защитником сведений, сообщенных ему доверителем в связи с оказанием юридической помощи (ст. 51 УПК РСФСР);

3) право на молчание (не свидетельствовать против себя) участников уголовного процесса (ст. 51 Конституции РФ);

4) запрет сотрудникам мест содержания под стражей слышать беседу адвоката и его клиента (ст. 18 ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений»);

5) сохранение тайны следствия (ст.139 УПК РСФСР) при приобщении к уголовному делу материалов, содержащих информацию, полученную в ходе оперативно-розыскного мероприятия;

6) проведение закрытых судебных заседаний «в целях предотвращения разглашения сведений об интимных сторонах жизни участвующих в деле лиц» (ст. 18 УПК РСФСР);

7) запрет разглашения субъектами оперативно-розыскной деятельности сведений, затрагивающих неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, честь и доброе имя граждан без их согласия, кроме случаев, предусмотренных федеральными законами (ч. 8 ст. 5 ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности»).

Можно предположить, что иных гарантий федеральное законодательство не содержит, и данный перечень является исчерпывающим.

Показания обвиняемого или подозреваемого могут быть положены в основу обвинения только тогда, когда у него при общении со следователем или лицом, производящим дознание, имеется реальная возможность распорядиться - своим правом на молчание. Невыполнение этого требования противоречило бы п. 5 принципа 18 Свода принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме: «Связь задержанного или находящегося в заключении лица с его а адвокатом не может использоваться как свидетельство против обвиняемого или находящегося в заключении лица, если она не имеет отношения к совершаемому или замышляемому преступлению». Данная международно-правовая норма фактически определяет тот объем информации, который не может быть использован против подзащитного.

Вышеупомянутый Свод принципов содержит в себе три условия возможности проведения оперативно-розыскного мероприятия:

a.перечень исключительных обстоятельств определен законом или установленными в соответствии с законом правилами;

b.необходимость поддержания безопасности и порядка;

c.решение судебного или иного уполномоченного органа.

Таким образом, можно с уверенностью заключить, что ограничение конфиденциальности свидания адвоката с клиентом, произведенное с соблюдением требований международного акта и федерального закона при соблюдении права на защиту и неприкосновенность частной жизни, не влечет нарушения права на получение квалифицированной юридической помощи.

Принятый 20 марта 2001 года Федеральный закон «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Российской Федерации в связи с ратификацией Конвенции о защите прав человека и основных свобод» укрепляет эту позицию. Согласно тексту Закона (ст. 5) внесены изменения и дополнения в ст. 8 Федерального закона от 12 августа 1995 года «Об оперативно-розыскной деятельности». Эта статья дополнена частью четвертой следующего содержания:

«Прослушивание телефонных и иных переговоров допускается только в отношении лиц, подозреваемых или обвиняемых в совершении тяжких или особо тяжких преступлений, а также лиц, которые могут располагать сведениями об указанных преступлениях. Фонограммы, полученные в результате прослушивания телефонных и иных переговоров, хранятся в опечатанном виде в условиях, исключающих возможность их прослушивания и тиражирования посторонними лицами».


Заключение.

Концепция реформирования уголовно-процессуального законодательства в современный период потребовала переориентировать систему представлений о роли личности в уголовном процессе.

Конституция Российской Федерации представила права и свободы человека высшей ценностью в государстве, гарантируя при этом их первоочередную защиту. И это не могло не отразиться на создании охранительных барьеров, оберегающих эти права и свободы.

В качестве примера одного из таких барьеров можно назвать институт охраняемой законом тайны. В системе общественных отношений данный социально-правовой институт играет очень важную роль.

В принципе, существование различного рода тайн для демократического государства нормальное явление. Это одно из условий свободного развития и плодотворной деятельности личности. Но все это ценно и полезно до того момента, пока речь идет о правомерном порядке реализации правомочий и законном удовлетворении потребностей субъектами общественных отношений. А как быть, когда общественные связи подрываются преступным воздействием и необходимо использовать сведения, составляющие охраняемую законом тайну в процессе доказывания по уголовному делу. За небольшим исключением, законодатель предоставляет возможность органам предварительного расследования использовать подобного рода сведения, но одной возможности не достаточно.

Тем не менее, необходимо и в дальнейшем обеспечивать действенность и эффективность института тайны, чтобы он смог стать на защиту интересов личности и быть вспомогательным средством в раскрытии и расследовании преступлений.


Список использованной литературы.

1. Гармаев Ю.П., Раднаев В.С. Конфиденциальность свидания адвоката с клиентом: каковы ее пределы? // Журнал Российского права. – 2001. - № 6.

2. Даль В. Словарь русского языка.. - М., 1987.

3. Ожегов С. Словарь русского языка. - М., 1988.

4. Смолькова И.В. Гласность и тайна в уголовном процессе// Следователь. - 1998. - № 7.

5. Трунов И., Трунова Л. Адвокатская тайна//Российская юстиция. – 2001. - № 5.

6. Фатьянов А. А. Проблемы защиты конфиденциальной информации, не составляющей государственную тайну//Информационное общество.-1997.-№ 1.

7. Фатьянов А. А. Тайна как социальное и правовое явление. Ее виды//Государство и право.-1998.-№ 6.

8. Федеральный Закон "Об оперативно-розыскной деятельности": Научно-практический комментарий. - М., 1998.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий