регистрация / вход

Различия между злоупотреблением и превышением полномочий

Содержание Введение 3 Понятие должностного лица как субъекта должностных преступлений 6

Содержание

Введение…………………………………………………………………………3

1. Понятие должностного лица как субъекта должностных

преступлений……………………………………………………………………6

2. Уголовно-правовой анализ состава преступлений,

предусмотренных ст.285 и 286 УК РФ……………………………………….12

2.1. Уголовно-правовой анализ состава злоупотребления

должностных полномочий…………………………………………………….18

2.2. Уголовно-правовой анализ состава превышения

должностных полномочий…………………………………………………….24

3. Вопросы разграничения и проблемы привлечений

к уголовной ответственности…………………………………………………26

Заключение……………………………………………………………………..29

Список использованных источников…………………………………………31


Введение

Преступления против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления являются одной из наиболее общественно опасных групп уголовно-наказуемых деяний, причиняющих значительный вред институтам государственной власти и местного самоуправления, основополагающим правам и интересам физических и юридических лиц, влияющих на социально-экономический регресс в обществе и развитие государства. Вместе с тем на сегодняшний день не найдены эффективные формы и методы противодействия должностной преступности, отсутствуют идеологическая, социальная, кадровая и правовая основы борьбы с коррупцией.

Данную проблему постоянно озвучивают по телевидению, Президент РФ Д.А. Медведев высказался о необходимости борьбы с коррупцией во властных эшелонах, и это отражается на многочисленных показательных арестах чиновников, отстранению их от должностей, но, к сожалению, пока это не отражается на жизни простых граждан, слишком сильно должностные лица в России злоупотребляют своими полномочиями и превышают их, зачастую, используя свою работу не на благо общества, а во вред ему, в целях удовлетворения своих потребностей.

Актуальность рассматриваемой темы обусловлена тем, что в России проблема должностной преступности приобрела поистине масштаб национального бедствия. По официальным данным уголовной статистики, с каждым годом численность преступлений, совершаемых должностными лицами, неуклонно растет. При этом, необходимо отметить, что изучение и прогнозирование должностной преступности на основе официальной статистической информации невозможно из-за высокого уровня естественнолатентных причин указанного вида преступлений, с одной стороны, и искусственного занижения правоохранительными органами на местах статистического уровня должностной преступности, с другой стлороны. По разным оценкам специалистов, уровень латентности расположен в диапазоне от 90 до 99 %.[1]

Уголовно-правовая проблема понимания категории «должностное лицо» активно рассматривается специалистами в области уголовного права и криминологии в течение последнего столетия. В то же время очевидна необходимость дополнительного рассмотрения указанных вопросов с учетом современных подходов в области изучения уголовно-правовых отношений и процесса реформирования государственного аппарата.

Объектом исследования выступает совокупность общественных отношений, складывающихся в процессе исполнения служебных обязанностей и полномочий должностными лицами, а также отражение их деятельности на социально-экономических процессах, протекающих в обществе.

Предметом исследования являются статистические данные о состоянии, структуре и динамике должностных преступлений в Республике Марий Эл; законодательство Российской Федерации, определяющее понятие должностного лица и материалы соответствующей правоприменительной практики.

Нормативной базой работы явились Конституция РФ, уголовное, административное, гражданское законодательство России и нормы других отраслей права РФ. В исследовании также отражены руководящие постановления пленумов Верховных Судов РФ, связанные с рассматриваемой тематикой. А также использованы работы философов, ученых и специалистов, таких как И. Фихте, И. Кант, А. Фейербах, Г. Гегель, Н.С. Таганцев, С.В. Познышев, Б.В. Здравомыслов, В.В. Лунев, А.Б. Сахаров, С.В. Максимов, К.С. Соловьев и других.

Целью данного исследования являются комплексное изучение основных теоретических и практических проблем в определении субъекта должностных преступлений, закрепляющего понятие «должностного лица». Исходя из указанной цели, решались следующие задачи: исследование исторического опыта понимания и законодательной регламентации понятия субъекта должностных преступлений в российском уголовном праве; детальный анализ понятия и признаков субъекта должностных преступлений; уголовно-правовой анализ состава злоупотребления должностных полномочий и превышения должностных полномочий; вопросы разграничения и проблемы привлечений к уголовной ответственности.

1. Понятие должностного лица как субъекта должностных преступлений

Одно из первых упоминаний о должностных преступлениях, нашедшее отражение в древнейшем из известных человечеству памятнике государственности - архивах Древнего Вавилона, - относится ко второй половине XXIV века до н.э.

Понятие субъекта должностных преступлений по уголовному праву Царской России (1885-1917 гг.). В законодательстве Руси первое официальное упоминание о посуле как незаконном вознаграждении за осуществление властных полномочий связано с Двинской уставной грамотой 1397-1398 гг. В то же время какое-либо общее понятие «должностного лица» как субъекта должностных преступлений отсутствовало в уголовном законодательстве Царской России, что является характерным для средневекового, самодержавно-монархического государственного строя, так как окончательное решение о квалифицирующих признаках преступления и степени вины того или иного лица давалось на откуп суду, что позволяло в одних и тех же ситуациях принимать различные решения.[2]

К началу второй половины XIX в. основным законом, определяющим круг преступного поведения и устанавливающим уголовную ответственность за совершение преступления, было Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1885 года, которое не содержало понятия «должностного лица», однако его современники пытались дать доктринальное определение указанному понятию. Так, Р. Гоувальт просто перечислил всех служащих царской государственной службы, являющихся, по его мнению, должностными лицами.[3]

Н.С. Таганцев писал, что лица, не состоящие на государственной службе, а служащие по вольному найму, подлежат ответственности и преданию суду в порядке, установленном для должностных преступлений, при условии существования правительственной должности, в пределах которой совершено противозаконное деяние лицом, занимающим указанную должность по найму. Уголовная практика и доктрина рассматриваемого периода в основу категориального корпуса должностного лица закладывала материальный признак – материальную ответственность лица за вверенное ему общественное или государственное имущество.

Как видно из указанных определений, субъектом должностных преступлений являлось любое «служащее» лицо, могущее посягнуть в связи с занимаемой должностью на наиболее значимые общественные отношения, затрагивающие интересы государственной власти.

В Уголовном Уложении 1903 года законодателем впервые в российском уголовном законодательстве были определены признаки специального субъекта преступлений против государственной и общественной службы. Закон указал на то, что лицо должно быть признано представителем власти – «лицо, несущее обязанности по службе государственной или общественной», где представитель власти - это лицо, предписания которого являются обязательными для граждан, учреждений, предприятий или организаций. Функции представителей власти могли быть различными, но компетенция представителя власти едина – это полномочия властного характера, при осуществлении указанных функций служащими обязанности должны быть возложены на них в установленном законом порядке («лицо, несущее обязанности» или «исполняющее временно»).

Уложение 1903 г. определяло перечень лиц, могущих быть признанными «служащими»: должностные лица, полицейские стражи, иные стражи или служители; лица сельского или мещанского управления. Именно в данном признаке определения «служащего» проявилось несовершенство Уложения 1903 г.. В статьях Уложения о наказаниях уголовных и исправительных 1885 г. отсутствовало какое-либо определение должностного лица как субъекта преступления, в статьях же Уголовного Уложения 1903 г. должностными лицами признавались лица, постоянно или временно осуществляющие управленческие функции в качестве представителей власти, несущих гос или общественную службу.

УК РСФСР 1922 г. стал первым кодифицированным уголовно-правовым документом Советского государства и отправной точкой для бурного развития уголовно-правовой мысли в нашем государстве. В примечании к ст. 105 УК РСФСР 1922 г. законодатель впервые в истории российского (советского) уголовного законодательства закрепил определение должностного лица - «под должностными лицами разумеются лица, занимающие постоянные или временные должности в каком-либо государственном (советском) учреждении или предприятии, а также в организации или объединении, имеющем по закону определенные права, обязанности и полномочия в осуществлении хозяйственных, просветительных и других общегосударственных задач».

Основным принципом признания или непризнания лица должностным по УК РСФСР 1922 г. являлось определение масштабов ущерба, нанесенного им государству.[4]

В УК РСФСР 1926 г. была усовершенствована юридическая техника в построении определения «должностного лица». Вместе с тем законодатель, включив в признаки должностного лица «выполнение лицом профессиональных задач», безмерно расширил круг лиц, признававшихся должностными. Должностными лицами теперь признавались учителя, врачи, рабочие, крестьяне, водители, сторожа и т.д. А.К. Квициния писал, что законодатель применил неконкретный термин «определенные права», которыми лицо наделялось и вследствие этого признавалось должностным, что давало основания для отнесения к их числу фактически всех, в том числе и рядовых работников.

Уголовный кодекс РСФСР 1960 г. в примечании к ст. 170 определил, что «под должностным лицом понимаются лица, постоянно или временно осуществляющие функции представителей власти, а также занимающие постоянно или временно в государственных или общественных учреждениях, организациях или на предприятиях должности, связанные с выполнением организационно-распорядительных или административно-хозяйственных обязанностей, или выполняющие такие обязанности в указанных учреждениях, организациях и на предприятиях по специальному полномочию».[5]

Указанным определением законодатель конкретизировал, ограничил и сузил перечень функций от декларированных ранее в УК РСФСР 1926 г. - общегосударственных, до административно-хозяйственных и организационно-распорядительных. Данное положение позволило исключить из субъектов должностных преступлений лиц, осуществляющих профессиональные функции в государственных или общественных учреждениях, организациях, предприятиях – рабочих, крестьян, врачей и т.д. Однако не раскрытое содержания указанных функций повлекло большое количество ошибок в квалификации содеянного на практике.

В России с середины XIX века по настоящее время правовая мысль в поисках наиболее точного и безупречного определения субъекта должностных преступлений постоянно развивалась, каждое последующее определение «должностного лица», дававшегося законодателем, является, несомненно, более точным и совершенным, чем предыдущее.

Большое значение на формирование правовой мысли о субъекте преступления оказали воззрения немецких ученых: И. Фихте, И. Канта, А. Фейербаха, Г. Гегеля. Так, представление о свободе воли, которая полностью независима от определений чувственного мира, является основой уголовно-правового учения Канта. На этом и основывалось понятие уголовной ответственности за действие, совершенное по решению человеческой воли. Преступление, с точки зрения Г. Гегеля, есть не что иное, как проявление воли отдельного субъекта. Преступник же является не просто объектом карательной власти государства, а субъектом права и наказывается в соответствии с совершенным преступлением. И. Фихте обосновывал наступление уголовной ответственности не только при совершении умышленного, но и при совершении неосторожного преступления, основывая ее на свободе воли, т.е. свободе выбора преступником целей своего поведения.

Представители социологической школы права (Ф. Лист, И.Я. Фойницкий) выступили против признания того, что преступник, совершая преступное деяние, обладает «свободой воли, хотя он не свободен». Действия же его на момент совершения преступления, как правило, обусловлены социальными факторами преступности.[6]

В современном уголовном праве субъектом преступления признается лицо, совершившее запрещенное уголовным законом общественно опасное деяние (действие или бездействие) и способное нести за него уголовную ответственность. Важным и дискуссионным остается как в теории, так и на практике вопрос, связанный с установлением уголовной ответственности в отношении лица, совершившего должностное преступление.

В соответствии с примечанием к ст. 285 УК РФ субъектами преступлений, предусмотренных главой 30, могут быть следующие категории правонарушителей: 1) должностные лица, 2) должностные лица, занимающие государственные должности РФ, 3) должностные лица, занимающие государственные должности субъектов РФ, 4) госслужащие и служащие органов местного самоуправления, не относящиеся к числу должностных лиц, которые несут ответственность в случаях, специально предусмотренных соответствующими статьями главы 30 УК РФ.

При этом специальными субъектами в соответствии с анализируемым законом признаются должностные лица, которые постоянно или временно, а также по специальному полномочию осуществляют функции представителя власти, либо лица, выполняющие организационно-распорядительные, а также административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления или государственных и муниципальных учреждениях и, наконец, в Вооруженных Силах РФ.

Указание законодателем в примечании к ст. 285 УК РФ места служебной деятельности лица позволяет при квалификации преступлений разграничить должностное лицо с лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации.[7]

Существенным содержательным отличием понятия должностного лица в действующем УК от понятия должностного лица, указанного в примечании к ст. 170 УК РСФСР, является то, что из категории должностных лиц исключены лица, выполняющие управленческие функции в государственных предприятиях.

При злоупотреблении полномочиями со стороны руководителей государственных предприятий страдает в первую очередь авторитет государства перед лицом различных хозяйствующих субъектов и граждан, что порождает необходимость рассмотрения преступных деяний указанных лиц в рамках главы 30 УК РФ.

Злоупотребления, совершенные должностными лицами причиняют как материальный ущерб, так и моральный вред, посягая тем самым на объект должностных преступлений. Материальный ущерб может выражаться в убытках либо в упущенной выгоде, когда собственник в лице РФ, субъекта РФ или муниципального образования не получает причитающейся ему прибыли от деятельности предприятия. Моральный вред государственным интересам (авторитету государственного управления) выражается в снижении доверия граждан и других субъектов к государству в целом и его представительствам в экономической сфере.

2. Уголовно-правовая характеристика субъекта должностных преступлений

Должностными лицами признаются лица, постоянно, временно или по специальному полномочию осуществляющие функции представителя власти либо выполняющие организационно-распорядительные, административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, а также в Вооруженных Силах РФ, других войсках и воинских формированиях РФ (примечание 1 к ст. 285 УК РФ).

При решении вопроса о субъекте преступления, предусмотренного ч.2 ст. 285 УК РФ или ч.2 ст. 286 УК РФ, судам следует исходить из пунктов 2 и 3 примечаний к статье 285 УК РФ, согласно которым под лицами, занимающими государственные должности РФ, понимаются лица, занимающие государственные должности, устанавливаемые Конституцией РФ, федеральными конституционными законами и федеральными законами для непосредственного исполнения полномочий федеральных государственных органов, а под лицами, занимающими государственные должности субъектов РФ, - лица, занимающие должности, устанавливаемые конституциями или уставами субъектов РФ для непосредственного исполнения полномочий государственных органов субъектов РФ.

Наряду с лицом, занимающим государственную должность РФ или государственную должность субъекта РФ, субъектом ответственности по ч.2 ст.285 УК РФ и ч.2 ст.286 УК РФ является глава органа местного самоуправления, под которым следует понимать только главу муниципального образования - высшее должностное лицо муниципального образования, наделенное уставом муниципального образования собственными полномочиями по решению вопросов местного значения.[8]

Следует отграничивать преступные действия должностных лиц от деяний других лиц, выполняющих управленческие функции в коммерческой или иной организации, ответственность которых за злоупотребление своими полномочиями установлена статьей 201 УК РФ.

Субъектами указанного преступления являются лица, выполняющие управленческие функции в коммерческой или иной организации, основной целью деятельности которых является извлечение прибыли, а также в некоммерческой организации, которая не является государственным органом, органом местного самоуправления, государственным или муниципальным учреждением, государственной корпорацией.

К лицам, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, относятся лица, выполняющие функции единоличного исполнительного органа, члена совета директоров или иного коллегиального исполнительного органа, а также лица, постоянно, временно или по специальному полномочию выполняющие организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции в этих организациях (например, директор, генеральный директор, член правления акционерного общества, руководитель общественного объединения, религиозной организации).

В тех случаях, когда указанные лица используют свои полномочия вопреки законным интересам коммерческой или иной организации и в целях извлечения выгод и преимуществ для себя или других лиц либо нанесения вреда другим лицам, они подлежат ответственности по статье 201 УК РФ, если это деяние повлекло причинение существенного вреда правам и законным интересам граждан или организаций либо охраняемым законом интересам общества и государства.[9]

Преступления, предусмотренные в нормах гл. 30 УК, обладают рядом признаков:

1) они могут быть совершены специальным субъектом – должностным лицом (большинство преступлений) или государственным служащим и служащим органов местного самоуправления. Исключение составляет лишь ст. 291 УК (дача взятки), где субъект – общий;

2) эти преступления совершаются единственно благодаря служебному положению и не связаны со служебной необходимостью;

3) данные деяния нарушают правильную, законную деятельность государственного аппарата и аппарата местного самоуправления;

4) рассматриваемые преступления могут быть совершены лицами, занимающими должности в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, военных службах, др. войсках и воинских формированиях РФ.

К федеральным государственным органам относится: аппарат президента, Федеральное собрание, Правительство, все виды судов, прокуратура, федеральные органы государственных охран, государственный нотариат, Банк России, федеральное казначейство и др.

К государственным органам субъектов РФ следует относить Думы и администрации, правительства субъектов РФ, их комитеты.

К военным службам, согласно ФЗ об обороне, относятся центральные органы военного управления, объединения, соединения, военные части, которые входят в виды и рода войск и тыла.

Все преступления, в зависимости от уголовно-правового статуса субъекта, условно можно разделить на три группы: общие должностные преступления; специальные должностные; альтернативно-должностные преступления, которые могут быть совершены как должностными, так и частными лицами.

Объектом посягательства всех этих преступлений является нормальная работа государственного аппарата и аппарата местного самоуправления как в целом, так и отдельных его звеньев. В качестве дополнительного объекта некоторых из них выступают права и законные интересы граждан, организаций, законные интересы общества и государства. Родовой объектгруппы преступлений, предусмотренных настоящей главой, в обобщенном виде можно определить как совокупность общественных отношений, обеспечивающих нормальную и законную деятельность органов власти.

Объективная сторона должностных преступлений состоит в посягательстве на нормальную деятельность органов власти, управления или местного самоуправления путём действия, некоторые преступления также и путём бездействия (злоупотребление должностными полномочиями). Должностные преступления с материальными составами (ст. 285, 286, 288, 293 УК) имеют обязательные признаки объективной стороны – общественно опасные последствия и причинно-следственная связь между деянием и последствиями. А преступления с формальными составами ограничиваются только преступным деянием. У объективной стороны этой группы преступлений есть два специфических признака:

1. Они совершаются либо с использованием служебных полномочий либо благодаря занимаемому виновным служебному положению. Этот признак по существу вытекающий из УК (ст.285- 289; 292; 293), разделяется всеми криминалистами, занимающимися проблемами ответственности за должностные преступления. При раскрытии этого признака почти все авторы сходятся на том, что сущность его состоит в совершении лицом таких действий (или в таком бездействии), которое оно могло совершить единственно благодаря служебному положению, т.е. вследствие того, что занимает определенную должность в системе государственных органов и т.п. и ее осуществление связано с такими полномочиями по службе, наличие которых только и делает возможным преступное посягательство на нормальное функционирование органов власти и исполнения. Спорным в уголовно-правовой науке является важный вопрос о том, совершаются ли деяния при должностных преступлениях в пределах служебной компетенции, т.е. непосредственно по службе, либо возможно наличие должностного преступления и в тех случаях, когда виновный лишь использует свое служебное положение в широком смысле слова, не совершая при этом непосредственно действий по службе.[10]

2. Эти преступные деяния совершаются вопреки (во вред) интересам службы. При оценке этого признака объективной стороны должностного преступления следует иметь ввиду, что действия должностного лица по службе, вызванные подлинной служебной либо производственной необходимостью не могут быть при определённых условиях расценены как совершаемые вопреки интересам службы, хотя им при этом был причинён определённый ущерб.

Для преступлений с материальным составом наличие оконченного состава преступления требует фактического причинения существенноговредагосударственным или общественным интересам граждан. Признак этот относится к числу оценочных. Стало быть, признание ущерба существенным зависит от конкретных обстоятельств уголовного дела. Существенный ущерб может выражаться, кроме имущественной формы, также в серьёзном нарушении нормальной работы. В ряде случаев практика обоснованно признает существенным вредом такое нарушение работы организации, которое хотя и не выразилось в указанных серьезных последствиях, однако было многократным или систематическим. Наконец, следует отметить и такую форму проявления существенного вреда, как совершениевследствие должностного злоупотребления иныхпреступлений самим виновным или другими лицами. Признание вреда существенным в таких случаях вполне обосновано.

По конструкции объективной стороны эти преступления можно подразделить на две группы:

-с материальным составом – ст. 285, ч. 1 и 2 ст. 286.

-с формальным составом – ч. 3 ст. 286.

Обязательным признаком материальных составов должностных преступлений является также причинная связь: предшествовало по времени наступлению одного из конкретных последствий; явилось главной и в то же время непосредственной причиной их наступления; с необходимостью причинило данные последствия.

Наступление общественно опасных последствий, предусмотренных в ст. ст. 285, 286, УК, при отсутствии или недоказанности причинной связи между ними и деянием лица, связанным с его должностным положением исключает наличие состава такого вида преступлений.

Третьим обязательным признаком любого состава преступления является субъективная сторона. Этот признак для большинства должностных преступлений характеризуется, как указано в УК, только умышленной виной. В субъективную сторону любого состава преступления также входят факультативные признаки: мотив и цель, при превышении должностных полномочий эти признаки являются действительно факультативными и на квалификацию не влияют. Мотив и цель становятся необходимыми признаками субъективной стороны преступления, предусмотренного ст. 285- злоупотребление должностными полномочиями.

По данным МВД РМЭ, по состоянию на конец ноября 2010 года сотрудниками управления по борьбе с экономическими преступлениями выявлено 210 преступлений против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления.

Таблица 1. Статистика преступлений против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления

Наименование

преступления

Количество, совершенных

преступлений

1. Дача или получением взятки 37
2. Злоупотребление должностными полномочиями 13
3. Превышение должностных полномочий 33

Всего выявлено 48 лиц, совершивших должностные преступления, 43 привлечены к уголовной ответственности. Сумма взяток, выявленных сотрудниками милиции в течение 2010 года в Республике Марий Эл, колеблется от 1,5 до 10 тысяч рублей, данные представлены в таблице 1.

В целом за 10 месяцев в производстве органов предварительного следствия находилось 58 уголовных дел коррупционной направленности: 7 из них по фактам получения взяток, 8 связаны со злоупотреблением должностными полномочиями. Остальные уголовные дела возбуждены в отношении должностных лиц, совершивших хищения денежных средств с использованием служебного положения. С начала года в суды направлено 36 уголовных дел, по которым проходит 28 обвиняемых.

За 10 месяцев 2010 года было выявлено восемь преступлений в сфере приоритетных национальных проектов, причем три из них относятся к категории тяжких. К уголовной ответственности привлечены пять человек.

В 2010 году Йошкар-Олинским городским судом Республики Марий Эл было вынесено 18 обвинительных приговоров по уголовным делам коррупционного характера, по 1 делу постановлен оправдательный приговор, более подробные данные представлены в таблице 2.

Таблица 2. Судебная практика Йошкар-Олинского городского суда по делам коррупционного характера, 2010 г.

Статья УК РФ

Количество дел коррупционного

характера

Количество

осужденных лиц

Количество работников гос. и муниц-ых организаций и учреждений осужденных за совершение коррупционных преступлений
285 1 2 2
286 1 1 1
290 1 1 1
291 6 6
292 4 4 4

Всего Йошкар-Олинским городским судом Республики Марий Эл в 2010 году по уголовным делам коррупционного характера, было осуждено более 12 человек.

2.1. Злоупотребление должностными полномочиями

Злоупотребление должностными полномочиями (ст. 285 УК) относится к числу преступлений средней тяжести. В теории и практике утвердилось понимание, что данное преступление может быть совершено как путем действия, активного использования должностным лицом своих полномочий, так и путем бездействия, когда должностное лицо сознательно не исполняет своих обязанностей (например, попустительствует преступлению). Хотя при неисполнении должностным лицом обязанностей по службе, то это, скорее, будет неиспользование полномочий.

Закон говорит об использовании должностными лицами своих полномочий, а не служебного положения. Следовательно, не будет состава преступления, когда добиваясь нужного решения, используются не свои полномочия, а служебные связи, авторитет занимаемой должности и т.п. Деяние, совершенное вопреки интересам службы, - это деяние, не вызываемое служебной необходимостью.

Злоупотреблением должностными полномочиями следует считать такие действия должностного лица, которые совершены с целью получить имущественную выгоду без незаконного безвозмездного обращения чуждого имущества в свою собственность или собственность других лиц. Иная личная заинтересованность как мотив злоупотребления должностными полномочиями может выражаться в стремлении извлечь выгоду неимущественного характера, обусловленном такими побуждениями, как карьеризм, протекционизм, месть, зависть, семейственность, желание приукрасить действительность, скрыть свою некомпетентность, уйти от ответственности за допущенные ошибки и недостатки, получить взаимную услугу, заручиться поддержкой в решении какого-либо вопроса и т.п.

При предъявлении обвинения должен быть конкретно указан соответствующий мотив личного характера, которым руководствовалось должностное лицо, совершая злоупотребление. Ссылка на то, что должностное лицо в своем решении руководствовалось узковедомственными или ложно понимаемыми государственными или общественными интересами, не может быть достаточным для обвинения в злоупотреблении.

Управленческая деятельность нередко связана с оформлением и выдачей различного рода письменных актов, порождающих определенные юридические последствия. Такого рода письменные акты, называемые официальными документами, являются предметом служебного подлога. Официальные документы порождают для использующих их лиц определенные юридические последствия. Официальные документы должны содержать необходимые реквизиты в зависимости от характера документа и быть подписаны соответствующим должностным лицом.

Государственным служащим является гражданин РФ, исполняющий в порядке, установленном федеральным законом, обязанности по государственной должности государственной службы за денежное вознаграждение, выплачиваемое за счет средств федерального бюджета или средств бюджета соответствующего субъекта РФ. Следовательно, государственная должность - это должность в федеральных органах государственной власти, органах государственной власти субъектов РФ, а также в иных государственных органах, образуемых в соответствии с Конституцией РФ. [11]

Федеральный закон «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» определил муниципального служащего как лицо, осуществляющее службу на должностях в органах местного самоуправления. [12]

Например, приговором Йошкар-Олинского городского суда РМЭ от 20 декабря 2010 г. Егошина Л.С., Еремеева Л.С. признаны виновными в злоупотреблении должностными полномочиями, а именно в использовании должностным лицом своих служебных полномочий вопреки интересам службы из корыстной заинтересованности, что повлекло существенное нарушение охраняемых законом интересов общества и государства, преступлении предусмотренном ч. 1 ст. 285 УК РФ.

Установлено, что в декабре 2006 г. Егошина, действуя из корыстных побуждений, заключила с ЗАО "Служба доставки", зарегистрированным в г. Йошкар-Оле по ее инициативе, договор на доставку пенсий и единовременных выплат населению. ЗАО "Служба доставки", в свою очередь, передало полномочия по непосредственному исполнению договора в ООО "Служба доставки", созданным также по инициативе чиновницы. В состав учредителей ООО "Служба доставки" с контрольным пакетом акций вошел сын Егошиной.

Этим взаимозависимым коммерческим структурам Егошина обеспечила свое покровительство. По условиям договора ЗАО "Служба доставки" получало от Пенсионного фонда за оказанные услуги 1,5% от общей суммы доставленной пенсии, а ООО "Служба доставки" — по 7 рублей с каждой тысячи доставленной пенсии.

В результате этого одни только дивиденды, полученные Егошиной с июля 2007 г. по октябрь 2008 г. от участия сына в деятельности коммерческой структуры, составили 819 тыс. рублей.

В январе 2007 г. аналогичные структуры были созданы в г. Волжске Республики Марий Эл, при участии подчиненной Егошиной – Людмилы Еремеевой. В состав учредителей ЗАО "Служба доставки" и ООО "Служба доставки" в г. Волжск вошли второй сын Егошиной и сын Еремеевой, с контрольным пакетом акций, которые представляли интересы чиновниц.

В результате деятельности этих структур Егошина и Еремеева с октября 2007 г. по август 2009 г. получили дивиденды свыше 2 млн. рублей.

Помимо этого, Егошина незаконно предоставила на безвозмездной основе ЗАО "Служба доставки" в г. Волжске принадлежащие управлению ПФ РФ по республике помещения, причинив Федеральному бюджету ущерб в размере 32 тыс. рублей.

Таким образом, Егошина Л.С. - управляющая ГУ-ОПФР по РМЭ, и Еремеева Л.И. - начальник ГУ-ОПФР по РМЭ в г. Волжске Республики Марий Эл, из корыстной заинтересованности, с целью извлечения дохода, пользуясь своим служебным положением, содействовали созданию и обеспечили устойчивое существование на функционирующем в РМЭ рынке услуг коммерческих организаций, осуществляющих доставку пенсий и других социальных выплат, включив в состав учредителей своих сыновей с целью получать дивиденды. Своими действиями, совершенными вопреки интересам службы, из корыстных побуждений, Егошина Л.С. и Еремеева Л.И. существенным образом нарушили гарантированный Конституцией РФ принцип равенства граждан перед законом и порядок реализации обеспеченных прав и свобод граждан, существенным образом нарушили охраняемые законом интересы общества и государства, предполагающие минимизацию финансовых затрат государства по оплате деятельности юридических лиц за услуги по осуществлению доставок пенсий и иных выплат, что повлекло необоснованные затраты государства на финансирование вышеуказанной деятельности, а так же существенным образом подорвали в глазах населения авторитет должностного лица, возглавляющего госучреждение сферы социального обеспечения.

Егошина Л.С. осуждена по ст.ст. 285 ч. 1, ст. 285 ч. 1, 69 ч. 2 УК РФ к наказанию в виде штрафа в размере 100 000 рублей, Еремеева Л.И. осуждена по ст. 285 ч. 1 УК РФ к наказанию в виде штрафа в размере 60 000 рублей.[13]

В поселке Юрино РМЭ Горномарийский районный суд вынес обвинительный приговор в отношении руководителя Отдела культуры, физкультуры и спорта администрации МО «Юринский муниципальный район» И. Костериной.

Костерина признана виновной в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст. 285 (злоупотребление должностными полномочиями) УК РФ.

Установлено, что Костерина в 2009 г. в период с июля по ноябрь с целью получения денежных средств предоставляла физическим лицам за вознаграждение помещения, принадлежащие республиканскому государственному учреждению культуры «Научный производственный центр по охране и использованию памятников истории и культуры». Без разрешения Центра по охране и использованию памятников истории и культуры для проведения различного рода торжеств и иных праздничных мероприятий предоставляла возможность использовать помещение, расположенное в здании Фрагмента крепостной стены Западных ворот Замка Шереметева и его усадьбы в п. Юрино». Полученные от граждан деньги в сумме 26 200 руб. за аренду помещения она обращала в свою пользу.

Суд приговорил Костерину к наказанию в виде лишения права занимать должности, связанные с осуществлением административно-хозяйственных функций сроком на один год.[14]

Также, возбуждено уголовное дело по факту превышения должностных полномочий в отношении бывшего директора научно-производственного центра по охране и использованию памятников истории и культуры, квалифицирующиеся по ч. 1 ст. 2851 , а именно нецелевое расходование бюджетных средств должностным лицом получателя бюджетных средств на цели, не соответствующие условиям их получения, совершенной в крупном размере. В ходе следствия было установлено, что еще в мае 2008 года, находясь на руководящей должности, он провел открытый аукцион на ремонтновосстановительные работы СвятоНикольской церкви поселка Мариец Мари-Турекского района и привлек к строительным работам фирму, не имеющую лицензии на оказание строительных работ с памятниками истории и культуры республиканского значения. Фирмаподрядчик не выполнила весь перечень обозначенных в контракте работ, деньги на которые были перечислены из республиканского бюджета. Однако это не помешало директору центра подписать акт о приеме выполненных фирмой работ. В итоге бюджету республики был нанесен ущерб на сумму более двух миллионов рублей.[15]

2.2. Уголовно-правовой анализ состава превышения должностных полномочий

Совершение должностным лицом; лицом, занимающим государственную должность РФ или государственную должность субъекта РФ, глава органа местного самоуправления действий, явно выходящих за пределы его полномочий и повлекших существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства, при этом могут присутствовать квалифицирующие признаки, как то: применение насилия или угрозы его применения, применение оружия или специальных средств, причинение тяжких последствий.

С субъективной стороны превышение должностных полномочий – это умышленное преступление. Лицо осознает общественно опасный характер совершаемого действия.

Примером служит Приговор Йошкар-Олинского городского суда Республики Марий Эл от 26.11.2010 г. Семенова Г.В. признана виновной в совершении служебного подлога, то есть внесении должностным лицом в официальные документы заведомо ложных сведений из иной личной заинтересованности. Семенова Г.В., являясь должностным лицом - сотрудником Управления Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека в РМЭ, состоящая в должности ведущего специалиста-эксперта отдела защиты прав потребителей, осознавая фактический характер и общественную опасность своих действий, направленных на совершение служебного подлога внесла в официальный документ сведения не соответствующие действительности.

При назначении наказания судом учтено, что Семенова Г.В. совершила преступление средней тяжести против государственной власти и службы. С учетом тяжести содеянного, личности подсудимой, которая ранее не судима, признала вину, в содеянном раскаялась, заявила явку с повинной, совокупности смягчающих обстоятельств, отсутствия отягчающих наказание обстоятельств, а также влияние назначенного наказания на исправление подсудимой и на условия ее жизни, суд счел возможным назначить Семеновой Г.В. наказание в виде штрафа. Семенова Г.В. осуждена по ст. 286 ч. 1 УК РФ к штрафу в размере 2 500 рублей. [16]

Особо квалифицированный вид превышения должностных полномочий назван в ч. 3 ст. 286 УК РФ. Его образуют деяния предусмотренные ч. 1 или 2 ст., если они совершены: с применением насилия или с угрозой его применения; с применением оружия или специальных средств либо; с причинением тяжких последствий.

Для квалификации по ч. 3 статьи достаточно хотя бы одного из перечисленных признаков. Насилие может иметь форму истязания, т.е. причинение физических или психических страданий путем систематического нанесения побоев или иных насильственных действий (ст. 117 УК РФ).

Например, судом вынесен обвинительного приговора сотруднику УВД по г. Йошкар-Ола. Он признан виновным в совершении преступления, предусмотренного п."а" ч.3 ст.286 УК РФ (превышение должностных полномочий с квалифицирующим признаком: применением насилия). В ночь на 14 марта 2009 года оперуполномоченный, находясь в рейде по охране порядка, доставил в отдел милиции для проверки документов трех мужчин, двое из которых граждане Азербайджана. В последующем он обнаружил пропажу своего телефона. Предполагая, что кражу мог совершить один и доставленных, злоумышленник прибыл в квартиру, где проживали все ранее доставленные, похитил, лежащий на столе, телефон и доставил всех в отдел милиции, где применил насилие к иностранцу.

Приговором суда подсудимому назначено наказание в виде 3 лет лишения свободы условно с лишением права занимать должности государственной и муниципальной службы на 2 года.[17]

3. Вопросы разграничения и проблемы привлечений к уголовной ответственности

При отграничении превышения должностных полномочий от злоупотребления должностными полномочиями следует исходить из того, что в первом случае должностное лицо явно выходит за пределы предоставленных ему полномочий, во втором – действует в рамках предоставленных ему полномочий; в первом случае он совершает преступление только путем активных действий, во втором – путем действия либо бездействия; для превышения должностных полномочий корыстная или иная личная заинтересованность не является обязательным признаком состава, при злоупотреблении должностными полномочиями – без него нет состава преступления.

УК РФ предусматривает уголовную ответственность за превышение должностных полномочий, т.е. совершение должностным лицом действий, явно выходящих за пределы его полномочий и повлекших существенное нарушение прав и законных интересов граждан и организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства.

Объективная сторона преступления состоит из трех признаков:

- общественно опасного действия, явно выходящего за пределы полномочий, предоставленных должностному лицу законом;

- общественно опасного последствия в виде существенного нарушения прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства;

- причинной связи между общественно опасными последствиями и преступными действиями.

В отличие от предусмотренной статьей 285 УК РФ ответственности за совершение действий (бездействия) в пределах своей компетенции вопреки интересам службы ответственность за превышение должностных полномочий (статья 286 УК РФ) наступает в случае совершения должностным лицом активных действий, явно выходящих за пределы его полномочий, которые повлекли существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства, если при этом должностное лицо осознавало, что действует за пределами возложенных на него полномочий. Закон не указывает конкретных форм превышения должностных полномочий. Обобщение судебно – следственной практики позволяет назвать такие формы превышения должностных полномочий, когда должностное лицо совершает действия: относятся к полномочиям другого должностного лица (вышестоящего или равного по статусу); могут быть совершены только при наличии особых обстоятельств, указанных в законе или подзаконном акте (например, применение оружия в отношении несовершеннолетнего, если его действия не создавали реальной опасности для жизни других лиц); совершаются должностным лицом единолично, однако могут быть произведены только коллегиально либо в соответствии с порядком, установленным законом, по согласованию с другим должностным лицом или органом; никто и ни при каких обстоятельствах не вправе совершать. Исходя из диспозиции статьи 286 УК РФ для квалификации содеянного как превышение должностных полномочий мотив преступления значения не имеет.[18]

Таким образом, при разграничении указанных составов преступлений в первую очередь необходимо определить рамки, в которых действует должностное лицо и круг его обязанностей. Не менее важно устанавливать наличие корыстной или иной заинтересованности. В основном по этим основаниям и производится разграничение злоупотребления должностных полномочий от превышения должностных полномочий.

Наказание по ст. 285, 286 УК РФ предусматривает штраф варьирующийся до 500000 (либо заработная плата осужденного за период от шести месяцев до 3 лет), арестом от 4 до 6 месяцев, лишением свободы сроком до 10 лет, лишение права занимать должности или занимать определенной деятельностью до 3 лет

Но при этом, должностные лица так или иначе, в большинстве случаев, избегают уголовной ответственности или подвергаются ей, но не в той степени, в которой требуется в обстоятельствах, сложившихся в настоящее время в стране. А это влечет за собой довольно плачевные последствия, - как подрыв общественного порядка в стране, что в свою очередь, ведет к разрушению аппарата управления обществом и государством в целом, хотя в последнее время наметилась положительная тенденция к выявлению данного вида преступлений, в России в настоящее время нужны глобальные меры, стократный размер штрафа при даче или получении взятки, предложенный Президентом страны, к сожалению, напугает, но не решит проблем. Должностное лицо на данный момент, по мнению общества, это человек способный за определенную сумму решить или создать проблему, а также использующий свое положение исключительно для удовлетворения личных потребностей, абсолютно не заботящийся о благе государства и общества.


Заключение

Наше государство всеми средствами начинает бороться с нарушениями и злоупотреблениями должностных лиц, которые наносят ущерб правильной деятельности государственных и общественных учреждений, предприятий, независимо от их форм собственности. Наиболее опасные посягательства из такого рода считаются должностные преступления.

Таким образом, по результатам проведенной работы можно сделать выводы :

Должностные лица – лица, постоянно, временно или по специальному полномочию осуществляющие функции представителя власти либо выполняющие организационно-распорядительные, административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, государственных корпорациях, а также в Вооруженных Силах РФ, других войсках и воинских формированиях РФ.

Субъективная сторона составов преступлений, предусмотренных ст. 285,286 УК РФ – злоупотребление и превышение должностных полномочий, заключается, как указано в законе, только в умышленном совершении преступления. В правильной юридической оценке совершенного преступления (квалификации) заинтересованы, как правило, все участники уголовного процесса. Преступник (если он раскаялся в совершении преступления и ожидает справедливого наказания); жертва преступления (потерпевший), требующий воздаяния причиненного вреда по закону, адвокат защищающий интересы обвиняемого или потерпевшего; судья, постановляющий обоснованный приговор; прокурор, призванный обеспечить соблюдение законности.

В работе показана актуальность и чрезвычайная важность борьбы с должностными преступлениями, с учетом уголовно-правовой анализа состава преступлений, предусмотренных ст.285 и 286 УК РФ, рассмотрение понятия должностного лица как субъекта должностных преступлений, приведенной статистики показывает, что число зарегистрированных преступлений явно не соответствует действительности. При этом возникают трудности и при квалификации и разграничении указанных видов преступлений.

Прежде всего, на тенденцию роста преступления влияют многие причины и условия. Наиболее важнейшими из них являются несовершенная правовая база, неблагоприятная политическая и экономическая обстановка и ситуация в России приводят к тому, что различного уровня должностные лица государственного аппарата, которые признаны стоять на страже и соблюдения закона – сами нарушают законодательство и совершают различные преступления связанные с занимаемой ими должности или служебным положением. Даже самые незначительные противозаконные деяния должностных лиц порождают нежелательные последствия, например, хотя это и стало самым распространенным последствием, неверие народа в государственную власть, органов милиции и других государственных организаций. Наше законодательство должно пройти еще долгий путь до своего совершенства, это касается также и кадровых перестановок, и, прежде всего, воспитания моральных и нравственных установок самого общества.

Список использованных источников и литературы

1. Источники

1.1. Конституция Российской Федерации, принята всенародным голосование 12.12.1993 г., «Российская газета», N 237, 25.12.1993

1.2. Российские Федеральные Законы. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 № 63-ФЗ // Собрание законодательства РФ, 16.06.1996.

1.3. Российские Федеральные Законы. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.2001 N 174-ФЗ // Собрание законодательства РФ", 24.12.2001.

1.4. Федеральный закон Российской Федерации от 6 октября 2003 г. N 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в РФ» // Собрание законодательства РФ, 16.10.2003.

1.5. Федеральный закон Российской Федерации от 27 июля 2004 г. N 79-ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ, 31.07.2004.

2. Специальная литература

2.1. Васильев, В.И. Муниципальное право России: Учебник / В.И. Васильев. — М.: ЗАО Юстицинформ, 2008. – 315 с.

2.2. Волженкин, Б.В. Преступления в сфере экономической деятельности по уголовному праву России / Б.В.Волженкин. – СПб.: Юридический центр Пресс, 2007. - 765 с.

2.3. Герцензон, А.А. и др. История советского уголовного права / А.А. Герцензон. – М.: Правда, 1987. – 435 с.

2.4. Исаев, И.А. История государства и права России / И.А. Исаев. – М.: Юристъ, 2008. - 521 с.

2.5. Лобырев, В.А. Должностное лицо как специальный субъект уголовно-правовых отношений // Научные труды ученых-юристов.– № 12. – 2010.– С. 6-8.

2.6. Николаева, Ю.В. Уголовное право. Особенная часть: Учебный курс / Ю.В. Николаева. – М.: МИЭМП, 2009. – 84 с.

2.7. Ответственность за злоупотребление и превышение должностных полномочий работниками // Вестник. – №5. – 2010 – С. 8-10.

2.8. Преступления против Государственной власти / под ред. Ю.В. Будаевой. – М.: Юнита, 2002. – 176 с.

2.9. Уголовное право Российской Федерации. Общая часть: Учебник / под. Ред. А.И. Рарога.– М.: Юристъ, 2008. – 509 с.

2.10. Уголовное право России. Части Общая и Особенная: Учебник / М. П. Журавлев, А. В. Наумов и др. под ред. А. И. Рарога. — М.: ТК Велби, Проспект, 2008. — 696 с.

2.11. Уголовное право России. Части Общая и Особенная. Курс лекций / Под ред Рарога А.И. – М.: Проспект, 2005. —480 с.

2.12. Уголовное право России. Практический курс / Под общ. ред. А. И. Бастрыкина. 3-е изд., перераб. и доп. М., 2009. – 479 с.

2.13. Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть Учебник/ под ред. проф. Б. В. Здравомыслова. – Изд. 2-е, перераб. И доп. – М.: Юрист, 2009. – 552 с.

2.14. Фельдштейн, Г.С. Главные течения в истории науки уголовного права в России / Г.С. Фельдштейн. – М.: Юристъ, 2009. – 409 с.

2.15. Хрестоматия по уголовному праву: Учебное пособие в 2-х ч. - Воронеж: ВИ МВД России, 2005. - 182 с.

2.16. Чучаев, А.И. Комментарий к Уголовному кодексу РФ / А.И. Чучаев. - М.: МГЮА, 2009. – 1036 с.

3. Судебная практика

3.1. Постановление Пленума Верховного суда РФ от 16.10.2009 г. N 19 «О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий» // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. - 2009. - № 11.

3.2. Информационное письмо Судебной коллегии по уголовным делам ВС РМЭ от 21.01.2011 г. «Обзор судебной практики ВС РМЭ по рассмотрению уголовных дел коррупционной направленности за 2010 год» // Архив Верховного суда РМЭ, 2011.

3.3. Информационное письмо Йошкар-Олинского городского суда РМЭ от 01.02.2011 «Обзор судебной практики по рассмотрению уголовных дел коррупционной направленности за 2010 год» // Архив Йошкар-Олинского городского суда РМЭ, 2011.

3.4. Уголовное дело Йошкар-Олинского городского суда по обвинению Егошиной Л.С., Еремеевой Л.И. в преступлении, предусмотренном ч.1 ст. 285 УК РФ // Архив Йошкар-Олинского городского суда, 2010.

3.5. Уголовное дело Йошкар-Олинского городского суда по обвинению Семеновой Г.В. в преступлении, предусмотренном ч.1 ст. 286 УК РФ // Архив Йошкар-Олинского городского суда, 2010.


[1] Лобырев В.А. Должностное лицо как специальный субъект уголовно-правовых отношений // Научные труды ученых-юристов.– № 12. – 2010.– С. 6-8.

[2] Исаев И.А. История государства и права России / И.А. Исаев. – М.: Юристъ, 2008. – С. 44-46.

[3] Там же. – С. 54-55.

[4] Герцензон А.А. История советского уголовного права / А.А. Герцензон. – М.: Правда, 1987. С. 259—262.

[5] Герцензон А.А. История советского уголовного права / А.А. Герцензон. – М.: Правда, 1987. С. 259—262.

[6] Фельдштейн Г.С. Главные течения в истории науки уголовного права в России / Г.С. Фельдштейн. – М.: Юристъ, 2009. – С. 123-125.

[7] Уголовное право России. Части Общая и Особенная: Учебник / М. П. Журавлев, А. В. Наумов и др. под ред. А. И. Рарога. — М.: ТК Велби, Проспект, 2008. — С. 425-427.

[8] ФЗ от 6.10.2003 г. N 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в РФ» // Собрание законодательства РФ, 16.10.2003. – С. 5-6.

[9] Постановление Пленума Верховного суда РФ от 16.10.2009 г. N 19 «О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий»//Собрание законодательства Российской Федерации от 26.10.2009. – С.2-3.

[10] Уголовное право России. Части Общая и Особенная. Курс лекций / Под ред Рарога А.И. – М.: Проспект, 2005. — С. 425-429.

[11] ФЗ РФ от 27.07.2004 г. N 79-ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ, 31.07.2004. – С.4-5.

[12] ФЗ РФ от 6.10.2003 г. N 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в РФ» // Собрание законодательства РФ, 16.10.2003. – С.16.

[13] Уголовное дело Йошкар-Олинского городского суда по обвинению Егошиной Л.С., Еремеевой Л.И. в преступлении, предусмотренном ч.1 ст. 285 УК РФ // Архив Йошкар-Олинского городского суда, 2010.

[14] Информационное письмо Судебной коллегии по уголовным делам ВС РМЭ от 21.01.2011 г. «Обзор судебной практики ВС РМЭ по рассмотрению уголовных дел коррупционной направленности за 2010 год» // Архив Верховного суда РМЭ, 2011.

[15] Информационное письмо Судебной коллегии по уголовным делам ВС РМЭ от 21.01.2011 г. «Обзор судебной практики ВС РМЭ по рассмотрению уголовных дел коррупционной направленности за 2010 год» // Архив Верховного суда РМЭ, 2011.

[16] Уголовное дело Йошкар-Олинского городского суда по обвинению Семеновой Г.В. в преступлении, предусмотренном ч.1 ст. 286 УК РФ // Архив Йошкар-Олинского городского суда, 2010.

[17] Постановление Пленума ВС РФ от 16.10.2009 г. N 19 «О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий» // Бюллетень Верховного Суда РФ. - 2009. - № 11. – С. 4-5.

[18] Чучаев А.И. Комментарий к Уголовному кодексу РФ / А.И.Чучаев. - М.: МГЮА, 2009. – С. 738-739.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий