регистрация / вход

Конституционно-правовая ответственность 3

Новосибирский государственный технический университет Юридический факультет Кафедра государственно-правовых дисциплин К У Р С О В А Я Р А Б О Т А по Конституционному праву РФ.

Новосибирский государственный технический университет

Юридический факультет

Кафедра государственно-правовых дисциплин

К У Р С О В А Я Р А Б О Т А

по Конституционному праву РФ.

Конституционно-правовая ответственность

Выполнил: студент 1 курса

группа:ЮФ-72

Проверила:

Новосибирск 2008

Содержание:

Введение ………………………………..………..…..……………...……………..3

1. Понятие и виды юридической ответственности………….…………………...5

2. Понятие Конституционно-правовой ответственности………………………..7

3. Основания Конституционно-правовой ответственности……………………16

4. Субъекты Конституционно-правовой ответственности……………………..23

5.Конституционно-правовые санкции…………………………………………..27

Заключение ………………………………………………….…………………...32

Перечень источников права и литературы ……………………………………33

Введение

Будучи одним из видов юридической ответственности, конституционно-правовая ответственность обладает всеми общими признаками, которые выделяют юридическую ответственность среди других социальных явлений. Она, как и любая другая юридическая ответственность, является мерой государственного принуждения, основанной на юридическом и общественном осуждении правонарушения и выражающейся в установлении для правонарушителя определенных отрицательных последствий1.
Как справедливо отмечается в литературе, этот вид юридической ответственности пока законодательством прямо не признан в отличие, скажем, от уголовной, гражданско-правовой, административной, дисциплинарной и материальной ответственности.
Однако конституционно-правовая ответственность давно получила научное признание и является правовой реалией. Научные исследования, проводимые на протяжении уже значительного времени, указывают на несомненную необходимость легального признания этого вида юридической ответственности в качестве самостоятельного. Кроме того, действующее законодательство уже в настоящее время содержит ряд норм, которые фактически устанавливают отдельные основания конституционно-правовой ответственности, называют специфичные для этого вида ответственности санкции.
Конституционно-правовая ответственность выступает в качестве правового средства обеспечения правопорядка в сфере конституционно-правовых отношений. В рамках отдельных групп указанных отношений, составляющих предмет конституционного (государственного) права, конституционно-правовая ответственность проявляет некоторые особенности, находящие свое выражение в круге оснований наступления ответственности, круге субъектов ответственности, особенностях применяемых к ним санкций и др.
Конституционно-правовая ответственность имеет своим фактическим основанием совершение правонарушения в сфере конституционно-правовых отношений и выражается в применении к правонарушителю в установленной процессуальной форме уполномоченным субъектом определенных правовых мер государственного принуждения.
Конституционно-правовая ответственность носит публично-правовой характер. Публично-правовые нормы призваны обеспечить гармонию и согласие в обществе, баланс интересов личности, коллективов, общностей и общества в целом, стабильность государства и его институтов, устойчивость основ экономического и социального развития3.
Целью моей курсовой работы, является определение конституционно-правовой ответственности.

Задачей данной курсовой является, выявление субъектов, объектов, оснований конституционно-правовой ответственности.

1.Понятие и виды юридической ответственности

Юридическая ответственность, с одной стороны, представляет собой вид общесоциальной ответственности, другие виды которой возникают уже на основе иных социальных норм — политических, норм морали, корпоративных норм и др. С другой стороны, юридическая ответственность является разновидностью мер правового принуждения, причем наиболее острой разновидностью, в наибольшей степени затрагивающей правовое положение субъекта.
Признаки юридической ответственности:
1. Имеет ретроспективный характер, то есть представляет собой реакцию на уже состоявшееся поведение, на поведение прошлое (или во всяком случае — длящееся ). Субъект не может нести юридическую ответственность за свое поведение в будущем.
2. Поведение, лежащее в основе юридической ответственности, должно быть особым, а именно — содержать признаки правового нарушения. В частности, быть виновным поведением. Без вины не может быть и юридической ответственности.
3. Юридическая ответственность всегда связана с государственным и общественным осуждением (негативной оценкой ) поведения правонарушителя. Именно поэтому, например, приговор по уголовному делу выносится от имени государства.
4. Имеет штрафной характер. Суть этого признака в том, что у правонарушителя в результате совершенного им деяния возникают новые юридические обязанности (которых до правонарушения не было ). Правонарушение есть юридический факт, который вызывает появление особого — охранительного правоотношения (между правонарушителем и государством ), в рамках которого эти обязанности и возникают.
5. Юридическая ответственность имеет характер претерпевания. Всякая юридическая обязанность есть обременение, но в результате правонарушения возникают особые обязанности — претерпеть лишения личного, имущественного и другого плана.
6. Порядок возложения юридической ответственности регламентируется правом, то есть закон устанавливает определенные процедурные формы этого процесса.
Если учесть названные признаки, то юридическую ответственность не следует отождествлять ни с правоотношением (охранительным ), ни с особой юридической обязанностью. Ведь в тех случаях, когда правонарушение государством не замечено или не установлен (или не разыскан ) правонарушитель, последний никаких лишений не несет и ничего не претерпевает (напротив, он может пользоваться благами совершенного правонарушения ). Поэтому точнее полагать, что юридическая ответственность — это не сама обязанность, а процесс ее реализации в охранительном правоотношении. Хотя по поводу момента возникновения юридической ответственности имеются и другие точки зрения:
а) она возникает вместе с охранительным правоотношением сразу после совершения правонарушения;
б) возникает после вынесения основного правоприменительного акта (приговора, решения ), в котором фиксируются все необходимые для наступления юридической ответственности моменты.
Юридическая ответственность выполняет штрафную (карательную ) и правовосстановительную функции. Проф. О. Э. Лейст в этой связи говорит не о двух функциях, а о двух типах юридической ответственности: штрафной, которая объединяет уголовную, административную и дисциплинарную ответственность, и правовосстанови-тельной (гражданско-правовая и материальная ответственность ).

Традиционным является деление юридической ответственности на уголовно-правовую, административно-правовую, дисциплинарную, гражданско-правовую, материальную ответственность работников. При этом надо заметить, что:

а) видов ответственности меньше, чем отраслей права;
6) за нарушение норм права различных отраслей может применяться ответственность одного и того же вида;
в) в пределах одной отрасли могут существовать различные виды ответственности (например, дисциплинарная и материальная в трудовом праве ).
Таким образом, можно заметить, что в основе данной классификации ответственности лежит не отраслевой признак. Объясняется это тем, что деление отраслей в системе права происходит по характеру регулятивных норм, а ответственность непосредственно связана с охранительными нормами, которые имеют другую природу и действуют по своим закономерностям. В частности, допускают универсальный характер санкций.
В юридической литературе одно время отстаивался взгляд на то, что кроме ретроспективной юридической ответственности (за состоявшееся правонарушение ), существует перспективная юридическая ответственность — ответственность за будущее поведение субъекта. При этом подчеркивался ее позитивный характер — в том же смысле, когда говорят о человеке, что он «ответственно», то есть добросовестно относится к своим обязанностям. Однако большинство правоведов эту позицию не поддержали, справедливо указывая, что в «позитивной» ответственности, по существу, нет юридического содержания: это, скорее, ответственность общесоциального либо этического плана.

2.Понятие Конституционно-правовой ответственности

Среди ученых-государствоведов нет единства не только в определении самого понятия конституционно-правовой ответственности, но и в самом названии данного вида ответственности. Н.М. Колосова употребляет термин «конституционная ответственность», М.В. Баглай использует как термин «конституционная ответственность», так и термин «конституционно-правовая ответственность». А.А. Безуглов и С.А. Солдатов полагают, что более верным является название «конституционно-правовая ответственность», поскольку «конституционная ответственность – это ответственность, которая предусмотрена нормами Конституции и может наступить при нарушении конституционных обязанностей. Что же касается конституционно-правовой ответственности, то она предусмотрена нормами конституционного права и может быть применена за нарушение обязанностей, закрепленных нормами конституционного права. А так как конституционное право в настоящее время включает в себя нормы права, не только закрепленные в Конституции РФ, но и содержащиеся во многих других источниках конституционного права, то, естественно, понятие конституционно-правовой ответственности значительно шире понятия конституционной ответственности».
Н.А. Боброва и Т.Д. Зражевская[1] также различают конституционную и конституционно-правовую ответственность, однако вкладывают в эти понятия несколько иной смысл. По их словам, «государственно-правовую ответственность как “особый вид ответственности за нарушение конституции” многие ученые именуют также конституционно-правовой ответственностью. В известном смысле понятия государственно-правовой и конституционной ответственности могут употребляться как тождественные, через скобки: государственно-правовая (конституционная) ответственность. Действительно, ответственность за нарушение конституционных норм, в широком смысле охватывая все виды юридической ответственности (в широком смысле все виды юридической ответственности направлены на охрану Конституции), в узком же, собственном смысле слова, имеет свой отраслевой канал реализации – государственно-правовые меры ответственности.
И все же между понятиями государственно-правовой и конституционной ответственности нельзя поставить абсолютный знак равенства. Это в большом объеме пересекающиеся, но все же не совпадающие полностью понятия. С одной стороны, государственно-правовая ответственность поглощает конституционную, поскольку конституционные нормы – часть государственно-правовых норм. С другой стороны, объем понятия конституционной ответственности по своим социально-политическим “емкостям” не может быть исчерпан юридическим понятием государственно-правовых мер ответственности. Если государственно-правовая ответственность, – прежде всего, проблема конституционной деликтологии, восстановления конституционного статус-кво, повышения эффективности социального государственно-правового статуса и, наконец, оснований лишения этого статуса, то социально-правовое содержание конституционной ответственности значительно глубже».
По мнению Н.А. Бобровой и Т.Д. Зражевской[2] , государственно-правовая ответственность – это один из видов юридической ответственности, в то время как конституционная ответственность является особым видом ответственности, объединяющим в себе политическую, моральную и юридическую ответственность. «Думается, что социальная ответственность, приобретая юридическую значимость на конституционном уровне, приобретает вместе с тем и юридическое содержание настолько же, насколько конституция синтезирует в себе все социальные виды ответственности, – указывают они. – …Именно конституционная ответственность как особая категория социальной ответственности позволяет понять диалектику перехода ответственности как высшей необходимости в ответственность как внутреннюю потребность. Эта диалектика, требуя разграничения социальной и “собственно” юридической ответственности на уровне конкретного права, на уровне отраслей, не допускает вместе с тем их противопоставления на конституционном уровне. Здесь нет непроходимой грани между политически ответственным состоянием конституционных отношений, выражающихся в системе организационно-правовых мер подотчетности, подконтрольности, подответственности, и ретроспективными мерами за эффективность состояния ответственности. На конституционном уровне сам термин “правонарушение” является слишком узким, неточным. Ведь вся государственно-правовая сфера есть сфера политических отношений, возникающих в связи с осуществлением государственной власти, а также (в силу обратного влияния права на политику) в связи с реализацией конституционно закрепленных принципов организации и деятельности государства; говорить о правонарушениях здесь просто бессмысленно.
Конституционные нормы находятся на стыке трех видов социальных норм: политических, моральных и юридических. Конституционная ответственность как категория социальной ответственности объединяет в себе политическую, моральную и юридическую ответственность. Именно на конституционном уровне воплощается единство этих видов ответственности, и разрешаются проблемы устранения противоречий между ними, обнаруживающихся в отдельных случаях реализации конкретных видов юридической ответственности».
Прежде всего, выделяются две основные концепции конституционно-правовой ответственности. Сторонники первой понимают под ответственностью обязанность претерпевания различных правоограничений, выступающих последствием правонарушения. Авторы второго подхода к конституционной ответственности представляли ее в виде принудительной реализации санкции правовой нормы как последствия совершенного конституционного правонарушения.
А.А. Кондрашев[3] определяет конституционную ответственность как правовую связь (состояние), которая возникает вследствие несоблюдения правовой нормы участниками нарушенного правоотношения, воплощается в установлении нормативного, обращенного к правонарушителю требования подвергнуться государственному или общественному осуждению (порицанию) и реализуется, как правило, в применении государственно-принудительных средств в виде разнообразных ограничений к правонарушителю (лишение права, возложение дополнительной правовой обязанности или принуждение к исполнению неисполненной обязанности) либо в восстановлении нарушенных прав или правопорядка нарушителем под прямой угрозой использования государственного принуждения. [10]
По его мнению, понятие конституционной ответственности должно включать следующие признаки:
– государственное и (или) общественное осуждение в виде заложенного в норме требования применения или непосредственного использования принудительных мер преимущественно организационного, реже личного характера;
– совершенное противоправное деяние, то есть конституционное правонарушение, с важнейшими его условиями (элемента-ми): объективной противоправностью и виной;
– установившаяся между правонарушителем и государством правовая связь в момент совершения противоправного деяния, характеризующаяся возникновением специального охранительного отношения.
Кроме того, к числу факультативных признаков конституционно-правовой ответственности А.А. Кондрашев относит и особую процедуру установления и возложения ответственности управомоченным на то государственным органом (органами).
Все признаки конституционно-правовой ответственности, выделенные А.А. Кондрашевым, присущи, по нашему мнению, любому виду юридической ответственности, а потому не могут быть охарактеризованы как специфические признаки именно рассматриваемого вида ответственности. Определение, предложенное им, верно по отношению к конституционной ответственности, однако в той же мере оно верно и по отношению к иным видам юридической ответственности.
Т.Д. Зражевская[4] видит сущность конституционной ответственности в установлении системы реальных гарантий против концентрации власти в одной из ее ветвей либо в руках одного высшего должностного лица путем установления мер наказания. Исходя из этого, под конституционной ответственностью Т.Д. Зражевская понимает самостоятельный вид юридической ответственности, выражающийся в установлении приоритетности защиты важнейших отношений, а также возможности наступления неблагоприятных последствий для субъектов конституционного права, нарушивших (или стремящихся нарушить) нормы конституционного законодательства.
Т.Д. Зражевская полагает, что в настоящее время в стране происходит только становление института конституционной ответственности как меры государственного принуждения. По ее мнению, его возникновение возможно лишь при условии конституционного закрепления принципа разделения государственной власти на ветви (законодательную, исполнительную и судебную) и уровни (органов государственной власти РФ и ее субъектов), а также признания права местного самоуправления самостоятельно решать вопросы местного значения. Не отрицая значения указанных процессов для развития конституционного права вообще и конституционно-правовой ответственности в частности, авторы отмечают, что этот институт в отечественном конституционном праве появился значительно раньше, чем закрепление принципа разделения властей и независимости органов местного самоуправления от органов государственной власти. Об этом свидетельствует и целый ряд работ советских ученых (в том числе и самой Т.Д. Зражевской), посвященных конституционно-правовой ответственности. В то же время нельзя не признать, что в последние годы интерес ученых к проблемам конституционно-правовой ответственности резко возрос. Тем не менее конституционная ответственность только сейчас получает свое закрепление в законодательстве, до сих пор не разработано и большинство теоретических проблем концепции конституционно-правовой ответственности.
Конституционно-правовая ответственность, по нашему мнению, представляет собой ответственность за ненадлежащее осуществление публичной власти. Это связано с предметом конституционного права, в рамках которого особое значение имеют отношения, возникающие в процессе реализации многонациональным народом России (населением субъектов Российской Федерации) государственной власти (в формах представительной и непосредственной демократии), а также создания и функционирования образуемых в этих целях выборных органов государственной власти. Применительно к правовому статусу личности, конституционное право непосредственно регулирует в основном осуществление политических прав граждан России (а этот вид прав личности наиболее тесно связан с осуществлением публичной власти); все остальные вопросы правового статуса личности регламентируются нормами иных отраслей права, конституционное право устанавливает только их основы.
В сущности, речь может идти о конституционной ответственности высших должностных лиц федеральных и региональных органов государственной власти, законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти этих уровней, а также отдельных должностных лиц. Ответственность органов местного самоуправления и должностных лиц этих органов не является конституционно-правовой, это муниципальная ответственность, которая должна рассматриваться в рамках муниципального права. В то же время конституционные основы данного вида ответственности должны рассматриваться в рамках конституционно-правовой ответственности. Поэтому применительно к ответственности органов власти и должностных лиц федеральных органов власти, органов власти субъектов РФ и органов местного самоуправления и политических партий более правильно было бы говорить не о конституционно-правовой, а о публично-правовой ответственности. В данной статье авторы рассматривают эти термины как тождественные.
В соответствии с изложенным понятием конституционно-правовой ответственности в ее состав не входит ответственность за нарушение избирательных прав граждан (избирательная ответственность), подавляющим большинством авторов расцениваемая как составная часть конституционно-правовой ответственности. В большой мере это связано с тем, что авторы расценивают избирательный процесс как самостоятельную отрасль права. Поэтому избирательная ответственность является самостоятельным видом ответственности и должна рассматриваться в рамках избирательного процесса.
Целью конституционно-правовой ответственности является охрана и обеспечение нормального порядка осуществления публичной власти, следование органов и должностных лиц, участвующих в осуществлении публичной власти, предписаниям норм Конституции РФ и конституционно-правового законодательства, предупреждение (превенция) посягательств на порядок осуществления публичной власти.
Конституционно-правовая ответственность, несомненно, обладает всеми признаками, присущими иным видам юридической ответственности. Она опирается на все перечисленные выше принципы юридической ответственности, является мерой государственного принуждения, выражающейся в установлении для правонарушителя определенных отрицательных последствий. Одновременно конституционно-правовая ответственность обладает рядом специфических признаков. В теории государства и права распространенным является мнение о том, что ответственность «прежде всего, подразделяется на виды в зависимости от того, к какой отрасли права она относится». Конституционно-правовая ответственность призвана охранять именно общественные отношения, составляющие предмет конституционного права. При этом не всякое нарушение норм конституционного права влечет за собой конституционно-правовую ответственность. Могут применяться и иные виды ответственности: административная либо уголовная.

Характерной чертой конституционно-правовой ответственности является также тот факт, что единой процедурной формы ее применения не существует. Почти каждой мере конституционно-правовой ответственности соответствует особый порядок ее назначения и исполнения, а в ряде случаев такой порядок вообще не урегулирован в законодательстве. Более того, существенная часть санкций конституционной ответственности и их применение недостаточно полно урегулированы в действующем законодательстве. Это относится, например, к порядку отрешения от должности Президента РФ в виде импичмента или к отставке Правительства РФ. При этом, в отличие от большинства иных видов юридической ответственности, не существует единого акта, в котором регулировался бы порядок привлечения к конституционно-правовой ответственности, либо акта, в котором устанавливался бы перечень конституционных деликтов.
Актами, устанавливающими конституционно-правовую ответственность, являются Конституция РФ, федеральные конституционные и федеральные законы. Иные нормативно-правовые акты не могут выступать источниками юридической и, в частности, конституционно-правовой ответственности. В настоящее время конституционно-правовая ответственность органов и должностных лиц государственной власти субъектов РФ, должностных лиц и представительных органов местного самоуправления закрепляется в конституциях (уставах) и законах субъектов РФ.

3. Основания Конституционно-правовой ответственности


4. Субъекты Конституционно-правовой ответственности

Круг субъектов конституционно-правовой ответственности как ответственности за ненадлежащее осуществление публичной власти ограничен. Они могут быть как индивидуальными, так и коллективными. Однако для того, чтобы лицо могло нести конституционно-правовую ответственность, оно должно обладать деликтоспособностью, т.е. способностью нести ответственность за свои действия.
Субъектами конституционного правонарушения (деликта), могут выступать Президент, Правительство, министр Правительства, член Совета Федерации, высшее должностное лицо (руководитель высшего исполнительного органа государственной власти) субъекта РФ, исполнительный орган власти субъекта, депутат законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта, орган местного самоуправления или должностное лицо муниципального образования, политическая партия, Генеральная прокуратура РФ в лице Генерального прокурора.
Деликтоспособность должностных лиц начинается с момента их вступления в должность (с начала срока полномочий) и заканчивается моментом прекращения полномочий. Деликтоспособность коллегиальных субъектов – органов публичной власти, определяется моментом их создания, однако привлечение к конституционно-правовой ответственности должностных лиц как членов коллективного органа также возможно только в отношении уже вступивших в должность лиц.
Ретроспективный взгляд на условия и реалии существования СССР и республик в его составе позволяет сделать вывод о том, что речь об ответственности государственных органов можно вести лишь применительно к органам исполнительной власти. Советы народных комиссаров и сами народные комиссары в соответствии с первыми советскими конституциями несли ответственность перед представительными органами государственной власти – съездами Советов и ЦИК. В этот период даже существовала практика привлечения к коллективной судебной ответственности работников губисполкома, наркомов и других должностных лиц органов исполнительной власти. Однако с укреплением власти исполнительных органов, превращением их в «высшие исполнительно-распорядительные органы» такая норма исключается из правовой системы страны. Вопрос об ответственности советских представительных органов государственной власти на практике в нашей стране не ставился. Поэтому институт юридической ответственности государственных органов относится к числу наименее разработанных в отечественной правовой науке. Из работ последнего времени можно выделить книги К.С. Бельского, М.А. Краснова, Н.С. Малеина и некоторых других авторов. Органы исполнительной власти, по Конституции РФ 1993 г., несут конституционно-правовую ответственность как перед Государственной Думой, так и перед Президентом РФ. Однако ответственность Правительства перед Государственной Думой является только коллективной. Дума не может привлечь к ответственности отдельных министров, что, несомненно, является существенным пробелом Конституции.
Спорным в теории конституционного права является вопрос о конституционно-правовой ответственности государства в целом либо конституционно-правовой ответственности субъектов Федерации. Так, Г.А. Гаджиев полагает, что норма ст. 53 Конституции РФ, содержащая норму об ответственности государства за вред, причиненный действиями органов государственной власти и должностных лиц, является основанием конституционно-правовой ответственности государства. Такого же мнения придерживаются Н.М. Колосова и Е.И. Колюшин[5] . Представляется, однако, что в данном случае государство несет перед конкретным лицом гражданско-правовую ответственность, что подтверждается наличием сходной нормы в Гражданском кодексе РФ (ст. 16 и 1069). Если государство заключает договор, то оно выступает как сторона гражданско-правового обязательства и к нему в полном объеме применяются правила гражданского оборота. За нарушение своих обязательств государство обязано возместить другой стороне убытки – реальный ущерб и упущенную выгоду. Если же ущерб лицу причинен действиями государства при отсутствии между ними договорных отношений (например, при незаконном привлечении к уголовной ответственности), то применяется так называемая внедоговорная ответственность, регламентация которой также осуществляется Гражданским кодексом.

Кроме того, государство является своего рода абстракцией. Даже в случае привлечения государства к гражданско-правовой ответственности за нарушение прав граждан и причинение им материального и морального вреда, ответчиком в суде выступает Министерство финансов РФ. Представляют государство и выражают его волю вовне ряд конкретных органов власти и должностных лиц. Именно они и могут подвергаться конституционно-правовой ответственности, но не само государство.
Спорным является отнесение к числу субъектов конституционно-правовой ответственности гражданина РФ, который, если не является должностным лицом органа публичной власти, не несет конституционно-правовой ответственности. Авторы, относящие гражданина России к числу субъектов данного вида ответственности, опираются на положения Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права граждан РФ на участие в референдуме» и иных законов, регламентирующих порядок выборов отдельных органов государственной власти и местного самоуправления. Однако, как уже отмечалось, ответственность за нарушение избирательных прав граждан должна рассматриваться в рамках самостоятельной отрасли избирательного процесса и не входить в конституционно-правовую ответственность. Решение же об отмене гражданства РФ на основании приобретения его с использованием заведомо ложных сведений и фальшивых документов не является мерой ответственности, а представляет собой возврат в исходное положение, своеобразную реституцию, не относящуюся к мерам ответственности. Современное российское законодательство, в отличие от предыдущего этапа истории нашего государства, не предусматривает и возможности лишения гражданства РФ.

Особого рассмотрения требует вопрос о субъектах, правомочных применять меры конституционно-правовой ответственности, а в отдельных случаях владеющих правом возбуждать этот вопрос либо иным образом (например, посредством дачи заключений) участвующих в процедуре реализации конституционно-правовой ответственности. К числу таких органов и должностных лиц в России относятся: Президент РФ, главы органов исполнительной власти (высшие должностные лица) субъектов Федерации, Государственная Дума, Совет Федерации, законодательные (представительные) органы государственной власти субъектов РФ, Конституционный Суд, суды общей юрисдикции, арбитражные суды, Верховный Суд, собрание (сход) избирателей, избиратели конкретного избирательного округа. Таким образом, целый ряд органов и должностных лиц могут выступать одновременно и как субъект, привлекаемый к конституционно-правовой ответственности, и как субъект, привлекающий к конституционно-правовой ответственности.

5.Конституционно-правовые санкции

Конституционно-правовые санкции являются необходимым и весьма важным атрибутом конституционно-правовой ответственности. Санкция указывает на те неблагоприятные последствия, которые претерпевает субъект, несущий конституционно-правовую ответственность.

Представляется, что понятие санкции при наступлении конституционно-правовой ответственности неразрывно связано с понятием санкции, разрабатываемым в общей теории права применительно к любому виду ответственности. Содержание санкции связывается в юридической науке с неблагоприятными последствиями для правонарушителя, мерами государственного принуждения, ущемлениями материального или имущественного характера.

Исходя из этого, конституционно-правовые санкции можно определить как предусмотренные федеральным законом меры государственного принуждения, влекущие наступление неблагоприятных последствий морального и материального характера для правонарушителя за совершение им конституционно-правового деликта.

Целями применения конституционно-правовых санкций может являться пресечение совершения конституционно-правовых деликтов и предупреждение совершения новых деликтов. Поэтому, конституционно-правовые санкции, как правило, носят карательный характер. Вместе с тем конституционно-правовая ответственность - это не только кара за нарушение конституционно-правовых норм. К сожалению, восстановление нарушенных отношений или возмещение причиненного вреда в случае совершения конституционного деликта чаще всего оказывается невозможным и не относится к целям санкций. Однако правовосстановительная функция конституционно-правовой ответственности возможна. Главная ее особенность в том, что если в гражданском праве восстановление выражается в возвращении в первоначальное состояние, возмещении (компенсации) понесенных убытков и т.п., то в конституционном праве оно связано с устранением нарушений закона и принятием мер по обеспечению нормального функционирования государственного аппарата, деятельности депутатов, должностных лиц, осуществлению конституционных прав, свобод и обязанностей граждан.

Большинство санкций индивидуальны для каждого вида ответственности, исключением являются только штраф и арест, выступающие одновременно санкциями уголовной и административной ответственности (для штрафа - еще и гражданско-правовой).

В настоящее время возможны следующие конституционно-правовые санкции:

- предупреждение, выносимое главе органа исполнительной власти (высшему должностному лицу), законодательному (представительному) органу власти
субъекта РФ либо главе муниципального образования, представительному органу местного самоуправления;
- отзыв высшего должностного лица субъекта РФ (руководителя высшего исполнительного органа государственной власти субъекта РФ) избирателями8;
- отзыв депутата законодательного (представительного) органа местного самоуправления;
- увольнение в отставку главы органа исполнительной власти (высшего должностного лица) субъекта РФ или главы муниципального образования вследствие отрешения его от должности Президентом РФ;
- роспуск законодательного (представительного) органа субъекта РФ либо представительного органа муниципального образования;
- отрешение от должности Президента РФ;
- досрочное прекращение полномочий председателя Центрального банка РФ, председателя, заместителя председателя и аудиторов Счетной палаты РФ.

Особое место в ряду перечисленных санкций занимает такая мера, как предупреждение. Как считает Конституционный Суд РФ, по существу вынесение предупреждения является профилактической мерой, которая призвана побудить органы государственной власти субъектов РФ к добровольному исполнению решения суда, способствовать выполнению ими конституционных обязанностей.

Следующим видом конституционно-правовых санкций является отрешение от должности должностного лица либо увольнение его в отставку. Законодательство оперирует обоими этими понятиями, при этом увольнение в отставку может применяться как к индивидуальному, так и к коллективному субъекту, а отрешение от должности - только к индивидуальному субъекту. Второе различие заключается в том, что увольнение в отставку возможно по инициативе самого должностного лица либо коллегиального органа, а отрешение от должности всегда осуществляется иным, нежели несущий ответственность, субъектом. При этом последствия обеих мер одинаковые.

По своим последствиям увольнению в отставку и отрешению от должности аналогичен роспуск коллегиального органа государственной власти. Однако эта мера применима исключительно к коллегиальным субъектам ответственности.

Роспуск означает досрочное прекращение деятельности коллегиального органа за какие-либо нарушения конституционного законодательства. При этом не учитывается вина конкретного члена данного коллегиального органа.

Одним из оснований досрочного прекращения полномочий депутата законодательного (представительного) органа субъекта РФ, представительного органа местного самоуправления является их отзыв избирателями. Специфика этой санкции в том, что она применяется непосредственно избирателями. По своей природе отзыв депутата законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта РФ может быть мерой как конституционно-правовой, так и политической ответственности. Однако Конституционный Суд РФ резко ограничил сферу применения отзыва, признав его мерой исключительно конституционно-правовой ответственности.

Конституционный Суд РФ указал, что применение такого института, как отзыв, не должно искажать смысла выборов и предназначения каждой из форм непосредственной демократии (выборы и отзыв). Для этого в законодательстве должен быть установлен ряд гарантий, например, усложненная процедура отзыва, право на судебную защиту отзываемого лица, предоставление ему права дачи объяснений по поводу обстоятельств, выдвигаемых в качестве оснований для отзыва. Для осуществления отзыва должностного лица, необходимо, чтобы за это проголосовало не меньшее число граждан, чем то, которым отзываемое лицо было избрано.

Рассмотренными выше мерами, по нашему мнению, ограничиваются конституционно-правовые санкции, однако в науке конституционного права их перечень нередко расширяют. Как видно из приведенного выше перечня, все санкции, кроме предупреждения, носят радикальный характер и предусматривают прекращение полномочий виновного лица. Иногда это не совсем целесообразно. Введение таких санкций, как общественное порицание, понуждение к исполнению обязанности, приостановление полномочий, лишение права занимать определенные должности, более широкое использование предупреждения, способствовало бы большей гибкости санкций конституционно-правовой ответственности.

Заключение

Подведя итоги можно сказать, что одной из системообразующих, квалификационных признаков конституционного права есть институт конституционной (государственно-правовой) ответственности.

При современных условиях такая ответственность приобретает особый вес и значение, которые обусловлено характером политических, экономических и других процессов в нашей стране. Широкая политизация масс, кардинальная перестройка всех эшелонов власти, решительный поворот к прогрессивным, демократических отношений и, в конце концов, провозглашение и развитие государственной независимости Украины властно диктуют необходимость создания новых механизмов обеспечения реализации полновластия народа Украины. Одним из таких механизмов и есть конституционная (государственно-правовая) ответственность.

Данная ответственность - неотъемлемый составной элемент социальной ответственности лица, ассоциаций, разнообразных формальных и неформальных общественных учреждений. Это - особый вид юридической ответственности. ее содержание и особенности обусловлены местом и ролью конституционного права в системе национального права Украины. Она имеет много общего с другими видами юридической ответственности.

Однако конституционной ответственности присущий качество, которое предоставляет ей специфического вида. Таким качеством является политический характер конституционной ответственности. И это целиком закономерно, поскольку конституционные видно сыновья связаны с такими социальными явлениями, как власть, народ, государство, нации, политика. Очень выразительно это наблюдается на уровне конституционного регулирования. Здесь - особый вес (цена) ответственности, поскольку в ней реализуются интересы субъектов конституционных отношений.

Вот почему ответственность депутата или государственных органов качественно отличаются от "обычной" юридической ответственности.

Перечень источников права и литературы

1.Конституция РФ. Принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 г.

2.Всеобщая декларация прав человека

3.Комментарий к Конституции Российской Федерации/Г.Д.Садовникова/2005г.

4.Авакьян С.А. Государственно-правовая ответственность // Советское государство и право. 1975. N 10.

5. Баглай М.В., Габричидзе Б.Н. Конституционное право Российской Федерации: Учебник для вузов.- М.: ИНФРА М, 1996.- 512 с.

6.Барциц И.Н. Федеративная ответственность. Конституционно-правовые аспекты. – М.: РЭА, 1999.
7. Боброва Н.А., Зражевская Т.Д. Ответственность в системе гарантий конституционных норм. – Воронеж, 1985.
8. Виноградов В.А. Субъекты конституционной ответственности: Дис. канд. юрид. наук. – М., 2000.
9. Витрук Н.В. Конституционное правосудие в России (1991 - 2001 гг.): Очерки теории и практики. – М.: Городец-издат, 2001.
10. Зражевская Т.Д. Проблемы правовой ответственности государства, его органов и служащих (круглый стол журнала "Государство и право") // Государство и право. 2000. N 3. С. 26.
11. Зражевская Т.Д. Реализация конституционного законодательства (Проблемы теории и практики): Дис. д-ра. юрид. наук. – Воронеж, 1999.
12. Колосова Н.М. Конституционная ответственность в РФ: Ответст-венность органов государственной власти и иных субъектов права за нару-шение конституционного законодательства РФ. М.: Городец, 2000.
13. Колосова Н.М. Конституционная ответственность – самостоятель-ный вид юридической ответственности // Государство и право. 1997. N 2.
14. Колюшин Е.И. Конституционное (государственное) право России. – М., 1999.
15. Кондрашев А.А. Конституционно-правовая ответственность субъ-ектов Федерации: вопросы теории и проблемы реализации // Журнал россий-ского права. 2000. N 2.

16Конституционное право: Учебник/Отв. Ред. А.Е. Козлов- М.: Издательство БЕК, 1997.- 464 с.

17. Краснов М.А. Публично-правовая ответственность представитель-ных органов за нарушение закона // Государство и право. 1993. N 6.
18. Лучин В.О. Конституционные деликты // Государство и право. 2000. N 1.
19. Лучин В. Ответственность в механизме реализации Конституции // Право и жизнь. 1992. N 1.
20. Липинский Д.А. Формы реализации юридической ответственности. – Тольятти: Изд-во ВУиТ, 1999.
21. Липинский Д.А. Проблемы юридической ответственности. – Толь-ятти: Изд-во ВУиТ, 2002.
22. Мамут Л.С. Проблема ответственности народа // Вопросы филосо-фии. 1999. N 8.
23. Матузов Н.И. Права человека и общерегулятивные правоотношения // Правоведение. 1996. N 3.
24. Умнова И.А. Конституционные основы современного российского федерализма. – М.: Дело, 2000.
25. Хачатуров Р.Л., Ягутян Р.Г. Юридическая ответственность. Тольят-ти: Изд-во МАБиБД, 1995. С. 195 - 196.


[1] Боброва Н.А., Зражевская Т.Д. Ответственность в системе гарантий конституционных норм. – Воронеж, 1985.

[2] . Боброва Н.А., Зражевская Т.Д. Ответственность в системе гарантий конституционных норм. – Воронеж, 1985.

[3] Кондрашев А.А. Конституционно-правовая ответственность субъ-ектов Федерации: вопросы теории и проблемы реализации // Журнал россий-ского права. 2000. N 2.

[4] Зражевская Т.Д. Проблемы правовой ответственности государства, его органов и служащих (круглый стол журнала "Государство и право") // Государство и право. 2000. N 3. С. 26.

[5] Колосова Н.М. Конституционная ответственность – самостоятель-ный вид юридической ответственности // Государство и право. 1997. N 2.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий