регистрация /  вход

Конституционно-правовая ответственность 3 (стр. 1 из 5)

Новосибирский государственный технический университет

Юридический факультет

Кафедра государственно-правовых дисциплин

К У Р С О В А Я Р А Б О Т А

по Конституционному праву РФ.

Конституционно-правовая ответственность

Выполнил: студент 1 курса

группа:ЮФ-72

Проверила:

Новосибирск 2008

Содержание:

Введение ………………………………..………..…..……………...……………..3

1. Понятие и виды юридической ответственности………….…………………...5

2. Понятие Конституционно-правовой ответственности………………………..7

3. Основания Конституционно-правовой ответственности……………………16

4. Субъекты Конституционно-правовой ответственности……………………..23

5.Конституционно-правовые санкции…………………………………………..27

Заключение ………………………………………………….…………………...32

Перечень источников права и литературы ……………………………………33

Введение

Будучи одним из видов юридической ответственности, конституционно-правовая ответственность обладает всеми общими признаками, которые выделяют юридическую ответственность среди других социальных явлений. Она, как и любая другая юридическая ответственность, является мерой государственного принуждения, основанной на юридическом и общественном осуждении правонарушения и выражающейся в установлении для правонарушителя определенных отрицательных последствий1.
Как справедливо отмечается в литературе, этот вид юридической ответственности пока законодательством прямо не признан в отличие, скажем, от уголовной, гражданско-правовой, административной, дисциплинарной и материальной ответственности.
Однако конституционно-правовая ответственность давно получила научное признание и является правовой реалией. Научные исследования, проводимые на протяжении уже значительного времени, указывают на несомненную необходимость легального признания этого вида юридической ответственности в качестве самостоятельного. Кроме того, действующее законодательство уже в настоящее время содержит ряд норм, которые фактически устанавливают отдельные основания конституционно-правовой ответственности, называют специфичные для этого вида ответственности санкции.
Конституционно-правовая ответственность выступает в качестве правового средства обеспечения правопорядка в сфере конституционно-правовых отношений. В рамках отдельных групп указанных отношений, составляющих предмет конституционного (государственного) права, конституционно-правовая ответственность проявляет некоторые особенности, находящие свое выражение в круге оснований наступления ответственности, круге субъектов ответственности, особенностях применяемых к ним санкций и др.
Конституционно-правовая ответственность имеет своим фактическим основанием совершение правонарушения в сфере конституционно-правовых отношений и выражается в применении к правонарушителю в установленной процессуальной форме уполномоченным субъектом определенных правовых мер государственного принуждения.
Конституционно-правовая ответственность носит публично-правовой характер. Публично-правовые нормы призваны обеспечить гармонию и согласие в обществе, баланс интересов личности, коллективов, общностей и общества в целом, стабильность государства и его институтов, устойчивость основ экономического и социального развития3.
Целью моей курсовой работы, является определение конституционно-правовой ответственности.

Задачей данной курсовой является, выявление субъектов, объектов, оснований конституционно-правовой ответственности.

1.Понятие и виды юридической ответственности

Юридическая ответственность, с одной стороны, представляет собой вид общесоциальной ответственности, другие виды которой возникают уже на основе иных социальных норм — политических, норм морали, корпоративных норм и др. С другой стороны, юридическая ответственность является разновидностью мер правового принуждения, причем наиболее острой разновидностью, в наибольшей степени затрагивающей правовое положение субъекта.
Признаки юридической ответственности:
1. Имеет ретроспективный характер, то есть представляет собой реакцию на уже состоявшееся поведение, на поведение прошлое (или во всяком случае — длящееся ). Субъект не может нести юридическую ответственность за свое поведение в будущем.
2. Поведение, лежащее в основе юридической ответственности, должно быть особым, а именно — содержать признаки правового нарушения. В частности, быть виновным поведением. Без вины не может быть и юридической ответственности.
3. Юридическая ответственность всегда связана с государственным и общественным осуждением (негативной оценкой ) поведения правонарушителя. Именно поэтому, например, приговор по уголовному делу выносится от имени государства.
4. Имеет штрафной характер. Суть этого признака в том, что у правонарушителя в результате совершенного им деяния возникают новые юридические обязанности (которых до правонарушения не было ). Правонарушение есть юридический факт, который вызывает появление особого — охранительного правоотношения (между правонарушителем и государством ), в рамках которого эти обязанности и возникают.
5. Юридическая ответственность имеет характер претерпевания. Всякая юридическая обязанность есть обременение, но в результате правонарушения возникают особые обязанности — претерпеть лишения личного, имущественного и другого плана.
6. Порядок возложения юридической ответственности регламентируется правом, то есть закон устанавливает определенные процедурные формы этого процесса.
Если учесть названные признаки, то юридическую ответственность не следует отождествлять ни с правоотношением (охранительным ), ни с особой юридической обязанностью. Ведь в тех случаях, когда правонарушение государством не замечено или не установлен (или не разыскан ) правонарушитель, последний никаких лишений не несет и ничего не претерпевает (напротив, он может пользоваться благами совершенного правонарушения ). Поэтому точнее полагать, что юридическая ответственность — это не сама обязанность, а процесс ее реализации в охранительном правоотношении. Хотя по поводу момента возникновения юридической ответственности имеются и другие точки зрения:
а) она возникает вместе с охранительным правоотношением сразу после совершения правонарушения;
б) возникает после вынесения основного правоприменительного акта (приговора, решения ), в котором фиксируются все необходимые для наступления юридической ответственности моменты.
Юридическая ответственность выполняет штрафную (карательную ) и правовосстановительную функции. Проф. О. Э. Лейст в этой связи говорит не о двух функциях, а о двух типах юридической ответственности: штрафной, которая объединяет уголовную, административную и дисциплинарную ответственность, и правовосстанови-тельной (гражданско-правовая и материальная ответственность ).

Традиционным является деление юридической ответственности на уголовно-правовую, административно-правовую, дисциплинарную, гражданско-правовую, материальную ответственность работников. При этом надо заметить, что:

а) видов ответственности меньше, чем отраслей права;
6) за нарушение норм права различных отраслей может применяться ответственность одного и того же вида;
в) в пределах одной отрасли могут существовать различные виды ответственности (например, дисциплинарная и материальная в трудовом праве ).
Таким образом, можно заметить, что в основе данной классификации ответственности лежит не отраслевой признак. Объясняется это тем, что деление отраслей в системе права происходит по характеру регулятивных норм, а ответственность непосредственно связана с охранительными нормами, которые имеют другую природу и действуют по своим закономерностям. В частности, допускают универсальный характер санкций.
В юридической литературе одно время отстаивался взгляд на то, что кроме ретроспективной юридической ответственности (за состоявшееся правонарушение ), существует перспективная юридическая ответственность — ответственность за будущее поведение субъекта. При этом подчеркивался ее позитивный характер — в том же смысле, когда говорят о человеке, что он «ответственно», то есть добросовестно относится к своим обязанностям. Однако большинство правоведов эту позицию не поддержали, справедливо указывая, что в «позитивной» ответственности, по существу, нет юридического содержания: это, скорее, ответственность общесоциального либо этического плана.

2.Понятие Конституционно-правовой ответственности

Среди ученых-государствоведов нет единства не только в определении самого понятия конституционно-правовой ответственности, но и в самом названии данного вида ответственности. Н.М. Колосова употребляет термин «конституционная ответственность», М.В. Баглай использует как термин «конституционная ответственность», так и термин «конституционно-правовая ответственность». А.А. Безуглов и С.А. Солдатов полагают, что более верным является название «конституционно-правовая ответственность», поскольку «конституционная ответственность – это ответственность, которая предусмотрена нормами Конституции и может наступить при нарушении конституционных обязанностей. Что же касается конституционно-правовой ответственности, то она предусмотрена нормами конституционного права и может быть применена за нарушение обязанностей, закрепленных нормами конституционного права. А так как конституционное право в настоящее время включает в себя нормы права, не только закрепленные в Конституции РФ, но и содержащиеся во многих других источниках конституционного права, то, естественно, понятие конституционно-правовой ответственности значительно шире понятия конституционной ответственности».
Н.А. Боброва и Т.Д. Зражевская[1] также различают конституционную и конституционно-правовую ответственность, однако вкладывают в эти понятия несколько иной смысл. По их словам, «государственно-правовую ответственность как “особый вид ответственности за нарушение конституции” многие ученые именуют также конституционно-правовой ответственностью. В известном смысле понятия государственно-правовой и конституционной ответственности могут употребляться как тождественные, через скобки: государственно-правовая (конституционная) ответственность. Действительно, ответственность за нарушение конституционных норм, в широком смысле охватывая все виды юридической ответственности (в широком смысле все виды юридической ответственности направлены на охрану Конституции), в узком же, собственном смысле слова, имеет свой отраслевой канал реализации – государственно-правовые меры ответственности.
И все же между понятиями государственно-правовой и конституционной ответственности нельзя поставить абсолютный знак равенства. Это в большом объеме пересекающиеся, но все же не совпадающие полностью понятия. С одной стороны, государственно-правовая ответственность поглощает конституционную, поскольку конституционные нормы – часть государственно-правовых норм. С другой стороны, объем понятия конституционной ответственности по своим социально-политическим “емкостям” не может быть исчерпан юридическим понятием государственно-правовых мер ответственности. Если государственно-правовая ответственность, – прежде всего, проблема конституционной деликтологии, восстановления конституционного статус-кво, повышения эффективности социального государственно-правового статуса и, наконец, оснований лишения этого статуса, то социально-правовое содержание конституционной ответственности значительно глубже».
По мнению Н.А. Бобровой и Т.Д. Зражевской[2] , государственно-правовая ответственность – это один из видов юридической ответственности, в то время как конституционная ответственность является особым видом ответственности, объединяющим в себе политическую, моральную и юридическую ответственность. «Думается, что социальная ответственность, приобретая юридическую значимость на конституционном уровне, приобретает вместе с тем и юридическое содержание настолько же, насколько конституция синтезирует в себе все социальные виды ответственности, – указывают они. – …Именно конституционная ответственность как особая категория социальной ответственности позволяет понять диалектику перехода ответственности как высшей необходимости в ответственность как внутреннюю потребность. Эта диалектика, требуя разграничения социальной и “собственно” юридической ответственности на уровне конкретного права, на уровне отраслей, не допускает вместе с тем их противопоставления на конституционном уровне. Здесь нет непроходимой грани между политически ответственным состоянием конституционных отношений, выражающихся в системе организационно-правовых мер подотчетности, подконтрольности, подответственности, и ретроспективными мерами за эффективность состояния ответственности. На конституционном уровне сам термин “правонарушение” является слишком узким, неточным. Ведь вся государственно-правовая сфера есть сфера политических отношений, возникающих в связи с осуществлением государственной власти, а также (в силу обратного влияния права на политику) в связи с реализацией конституционно закрепленных принципов организации и деятельности государства; говорить о правонарушениях здесь просто бессмысленно.
Конституционные нормы находятся на стыке трех видов социальных норм: политических, моральных и юридических. Конституционная ответственность как категория социальной ответственности объединяет в себе политическую, моральную и юридическую ответственность. Именно на конституционном уровне воплощается единство этих видов ответственности, и разрешаются проблемы устранения противоречий между ними, обнаруживающихся в отдельных случаях реализации конкретных видов юридической ответственности».
Прежде всего, выделяются две основные концепции конституционно-правовой ответственности. Сторонники первой понимают под ответственностью обязанность претерпевания различных правоограничений, выступающих последствием правонарушения. Авторы второго подхода к конституционной ответственности представляли ее в виде принудительной реализации санкции правовой нормы как последствия совершенного конституционного правонарушения.
А.А. Кондрашев[3] определяет конституционную ответственность как правовую связь (состояние), которая возникает вследствие несоблюдения правовой нормы участниками нарушенного правоотношения, воплощается в установлении нормативного, обращенного к правонарушителю требования подвергнуться государственному или общественному осуждению (порицанию) и реализуется, как правило, в применении государственно-принудительных средств в виде разнообразных ограничений к правонарушителю (лишение права, возложение дополнительной правовой обязанности или принуждение к исполнению неисполненной обязанности) либо в восстановлении нарушенных прав или правопорядка нарушителем под прямой угрозой использования государственного принуждения. [10]
По его мнению, понятие конституционной ответственности должно включать следующие признаки:
– государственное и (или) общественное осуждение в виде заложенного в норме требования применения или непосредственного использования принудительных мер преимущественно организационного, реже личного характера;
– совершенное противоправное деяние, то есть конституционное правонарушение, с важнейшими его условиями (элемента-ми): объективной противоправностью и виной;
– установившаяся между правонарушителем и государством правовая связь в момент совершения противоправного деяния, характеризующаяся возникновением специального охранительного отношения.
Кроме того, к числу факультативных признаков конституционно-правовой ответственности А.А. Кондрашев относит и особую процедуру установления и возложения ответственности управомоченным на то государственным органом (органами).
Все признаки конституционно-правовой ответственности, выделенные А.А. Кондрашевым, присущи, по нашему мнению, любому виду юридической ответственности, а потому не могут быть охарактеризованы как специфические признаки именно рассматриваемого вида ответственности. Определение, предложенное им, верно по отношению к конституционной ответственности, однако в той же мере оно верно и по отношению к иным видам юридической ответственности.
Т.Д. Зражевская[4] видит сущность конституционной ответственности в установлении системы реальных гарантий против концентрации власти в одной из ее ветвей либо в руках одного высшего должностного лица путем установления мер наказания. Исходя из этого, под конституционной ответственностью Т.Д. Зражевская понимает самостоятельный вид юридической ответственности, выражающийся в установлении приоритетности защиты важнейших отношений, а также возможности наступления неблагоприятных последствий для субъектов конституционного права, нарушивших (или стремящихся нарушить) нормы конституционного законодательства.
Т.Д. Зражевская полагает, что в настоящее время в стране происходит только становление института конституционной ответственности как меры государственного принуждения. По ее мнению, его возникновение возможно лишь при условии конституционного закрепления принципа разделения государственной власти на ветви (законодательную, исполнительную и судебную) и уровни (органов государственной власти РФ и ее субъектов), а также признания права местного самоуправления самостоятельно решать вопросы местного значения. Не отрицая значения указанных процессов для развития конституционного права вообще и конституционно-правовой ответственности в частности, авторы отмечают, что этот институт в отечественном конституционном праве появился значительно раньше, чем закрепление принципа разделения властей и независимости органов местного самоуправления от органов государственной власти. Об этом свидетельствует и целый ряд работ советских ученых (в том числе и самой Т.Д. Зражевской), посвященных конституционно-правовой ответственности. В то же время нельзя не признать, что в последние годы интерес ученых к проблемам конституционно-правовой ответственности резко возрос. Тем не менее конституционная ответственность только сейчас получает свое закрепление в законодательстве, до сих пор не разработано и большинство теоретических проблем концепции конституционно-правовой ответственности.
Конституционно-правовая ответственность, по нашему мнению, представляет собой ответственность за ненадлежащее осуществление публичной власти. Это связано с предметом конституционного права, в рамках которого особое значение имеют отношения, возникающие в процессе реализации многонациональным народом России (населением субъектов Российской Федерации) государственной власти (в формах представительной и непосредственной демократии), а также создания и функционирования образуемых в этих целях выборных органов государственной власти. Применительно к правовому статусу личности, конституционное право непосредственно регулирует в основном осуществление политических прав граждан России (а этот вид прав личности наиболее тесно связан с осуществлением публичной власти); все остальные вопросы правового статуса личности регламентируются нормами иных отраслей права, конституционное право устанавливает только их основы.
В сущности, речь может идти о конституционной ответственности высших должностных лиц федеральных и региональных органов государственной власти, законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти этих уровней, а также отдельных должностных лиц. Ответственность органов местного самоуправления и должностных лиц этих органов не является конституционно-правовой, это муниципальная ответственность, которая должна рассматриваться в рамках муниципального права. В то же время конституционные основы данного вида ответственности должны рассматриваться в рамках конституционно-правовой ответственности. Поэтому применительно к ответственности органов власти и должностных лиц федеральных органов власти, органов власти субъектов РФ и органов местного самоуправления и политических партий более правильно было бы говорить не о конституционно-правовой, а о публично-правовой ответственности. В данной статье авторы рассматривают эти термины как тождественные.
В соответствии с изложенным понятием конституционно-правовой ответственности в ее состав не входит ответственность за нарушение избирательных прав граждан (избирательная ответственность), подавляющим большинством авторов расцениваемая как составная часть конституционно-правовой ответственности. В большой мере это связано с тем, что авторы расценивают избирательный процесс как самостоятельную отрасль права. Поэтому избирательная ответственность является самостоятельным видом ответственности и должна рассматриваться в рамках избирательного процесса.
Целью конституционно-правовой ответственности является охрана и обеспечение нормального порядка осуществления публичной власти, следование органов и должностных лиц, участвующих в осуществлении публичной власти, предписаниям норм Конституции РФ и конституционно-правового законодательства, предупреждение (превенция) посягательств на порядок осуществления публичной власти.
Конституционно-правовая ответственность, несомненно, обладает всеми признаками, присущими иным видам юридической ответственности. Она опирается на все перечисленные выше принципы юридической ответственности, является мерой государственного принуждения, выражающейся в установлении для правонарушителя определенных отрицательных последствий. Одновременно конституционно-правовая ответственность обладает рядом специфических признаков. В теории государства и права распространенным является мнение о том, что ответственность «прежде всего, подразделяется на виды в зависимости от того, к какой отрасли права она относится». Конституционно-правовая ответственность призвана охранять именно общественные отношения, составляющие предмет конституционного права. При этом не всякое нарушение норм конституционного права влечет за собой конституционно-правовую ответственность. Могут применяться и иные виды ответственности: административная либо уголовная.


Дарим 300 рублей на твой реферат!
Оставьте заявку, и в течение 5 минут на почту вам станут поступать предложения!
Мы дарим вам 300 рублей на первый заказ!