регистрация / вход

Курароподобные яды идеальное оружие или головная боль криминалистов

Первое, что приходит на ум в связи с ядами, - известная с давних времен практика отравления человека человеком. Нет числа страшным историям на эту тему – кубки с вином, разбавленным отравой, перстни монархов-убийц, из которых в нужный момент в бокал гостя высыпается страшный порошок, пропитанные ядом страницы книг в средневековых монастырях.

Курароподобные яды: идеальное оружие или головная боль криминалистов

Первое, что приходит на ум в связи с ядами, - известная с давних времен практика отравления человека человеком.

Нет числа страшным историям на эту тему – кубки с вином, разбавленным отравой, перстни монархов-убийц, из которых в нужный момент в бокал гостя высыпается страшный порошок, пропитанные ядом страницы книг в средневековых монастырях.

Данный доклад посвящен одному из самых сильных и экзотических ядов – яду кураре.

Яд кураре получают из растений рода чилибуха, которое вырабатывает его исключительно для защиты.

В основе своей кураре состоит из алкоидов, которые так и называются – курарины. Тропические деревца синтезируют их сами и накапливают в коре и стволе, чтобы защищаться от многочисленных насекомых, сохраняя таким образом численность вида.

Индейцы Южной Америки, проживавшие в районе рек Амазонки и Ориноко, издавна применяли для охоты и войны яд, называемый кураре, урари или воорари, которым они намазывали концы стрел. Всего одно попадание стрелы в любую часть тела крупного животного, например, тапира, было для него смертельным.

По внешнему виду этот яд представляет собой комочки серовато-бурого цвета или темную блестящую массу. Яд сохраняется разными племенами в специальных тыквенных фляжках, бамбуковых трубках или маленьких глиняных горшочках.

Способ приготовления кураре держится туземцами в большом секрете и не только в каждом племени, но и в каждой семье может быть свой рецепт, часто известный только одному члену семьи.

Яд получают длительным и трудоемким способом, соблюдая при этом ряд церемоний, в основном из двух видов растений: одно из семейства логаниевых (Strychnostoxifera), а другое из семейства хондродендронов (Chondrodendrontomentosum).[1]

При поступлении кураре в кровь наступает паралич двигательных мышц и гибель от остановки дыхания. Индейцы знают дозу кураре, нужную для охоты или войны. Если они хотят взять врага живым, то применяют дозу, которая вызывает временное обездвиживание. Так как действие яда при попадании в желудок чрезвычайно мало, им не пользуются для приманки зверя во время охоты.

Исследование физиологического действия кураре начал знаменитый французский физиолог Клод Бернар в середине прошлого столетия, а выделение и изучение содержащихся в нем алколоидов продолжалось почти до нашего времени. Из кураре выделены ядовитые четвертичные аммониевые соединения: алкалоид тубокурарин и родственные по строению яды.

Довольно долго ученые не могли понять как действует этот яд. Эксперименты убеждали, что ни на нервные волокна, ни на мышцы кураре не оказывает никакого влияния.

Только с открытием синаптической щели между нервным окончанием и мышцей стало понятно, что кураре блокирует прохождение электрических импульсов с нерва на мышцу. Мозг тапира приказывает телу – беги, уноси ноги от охотника! Но мышцы не повинуются приказу, поскольку он до них не доходит. Потом наступает паралич дыхательной мускулатуры, удушье и смерть.[2]

На сегодняшний день доказано, что действие яда курары является результатом избирательного периферического блокирования скелетных мышц. Это лишает мышцы способности реагировать на медиаторы, выделяющиеся на концах двигательных нервов в нервно-мышечных синапсах.

Благодаря опыту прошлых поколений современная медицина очень быстро приспособила для себя многие известные ранее яды. Взятое в малых дозах кураре оказалось чрезвычайно важным лекарством. Входящее в это растение вещество действует как миорелаксант: вводя его больному перед операцией можно резко снизить дозу наркоза.

При применении курароподобных ядов возникают проблемы с расследованием убийств. Дело в том, что при попадании в организм человека яд распадается на элементы, естественные для организма и вычислить продукты распада, как и сам яд, невозможно.

Надо отметить, что выработка способов определения алколоидов в теле отравленного в криминалистике имеет длительную историю.

Так, еще в 1836 году англичанин Джеймс Марш придумал точный по тем временам метод определения мышьяка в теле отравленного. Его способ усовершенствовал француз Матье Жозеф Орфила, основоположник токсикологии и судебной медицины. С тех пор преступники стали чаще применять растительные яды, в том числе и алколоиды. При минерализации тканей убитого кислотой (как это делали при обнаружении мышьяка) растительные яды разрушались, и найти их не удавалось.

Криминалистам стало проще искать преступников после того, как бельгиец Жан Серве Стас в 1850 – 1851 годах разработал метод обнаружения алкалоидов в теле пострадавшего.

Список литературы

Гадаскин И.Д., Толоконцев Н.А. Яды – вчера и сегодня. – Л.: Наука, 1988. – 204 с.

Измайлов И. Ядовитая эволюция // Вокруг света, 2005, № 10. С. 150 – 168.


[1] Гадаскин И.Д., Толоконцев Н.А. Яды – вчера и сегодня. – Л., 1988. С. 143.

[2] Измайлов И. Ядовитая эволюция // Вокруг света, 2005, № 10. С. 154.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

Комментариев на модерации: 1.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий