Анализ российского законодательства в области обеспечения права на информацию

Введение Право граждан на информацию является одним из важнейших политических и личных прав человека и гражданина. Конституция Российской Федерации, принятая в 1993 году, в п. 4 ст. 29 устанавливает, что каждый имеет право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом.

Введение

Право граждан на информацию является одним из важнейших политических и личных прав человека и гражданина. Конституция Российской Федерации, принятая в 1993 году, в п. 4 ст. 29 устанавливает, что каждый имеет право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом. Особо оговаривается, что перечень сведений, составляющих государственную тайну, определяется федеральным законом.

Не будет преувеличением утверждать, что реализация права граждан на информацию, обеспечение свободного доступа к имеющей общественное значение информации, информационная открытость органов власти являются важнейшими условиями и критериями функционирования правового государства. Именно реализация права граждан на информацию обеспечивает реальное, а не только формальное участие граждан в жизни государства.

Следует подчеркнуть особую значимость этого права: оно выступает связующим элементом всей системы основных прав и свобод. Только при условии его соблюдения можно говорить о фактической реализации личных, политических, социальных, экономических, экологических и культурных прав и свобод.

Отсюда следует, что в отсутствие свободного доступа граждан к информации, при информационной закрытости, «непрозрачности» органов государственной власти весь набор демократических институтов легко может приобрести имитационно-декоративный характер, а «носитель суверенитета и единственный источник власти» может превратиться в манипулируемый «электорат». В этой связи весьма показательно, что общественная дискуссия о характере современного политического процесса в России, которая ведется как у нас, так и за рубежом, в значительной степени сфокусирована на проблемах прозрачности государственной власти и реализации права граждан на информацию. Отсюда и вытекает актуальность нашей работы, ведь право на информацию в условиях развитого информационного общества является важнейшим правом. Оно очень часто нарушается, ведь многие граждане, после открытия завесы цензуры, не могут им пользоваться и не знают его основ. Кроме того, российское законодательство в области реализации права очень разбросано по различным нормативно правовым актам, и в курсовой работе мы попытаемся обобщить основные нормы права на информацию.

Таким образом, цель нашей работы – обобщение российского законодательства в области обеспечения права на информацию.

В связи с этим мы ставим ряд задач, которые помогут достичь общей цели:

- определение сущности права на информацию;

- приведение перечня российского законодательства в области обеспечения права на информацию;

- анализ международных стандартов правового регулирования доступа граждан к информации;

- анализ законодательства в области доступа граждан к специализированной информации: экологической, деятельности государственных органов, здоровья граждан;

- определение конституционно-правовых гарантий области распространения информации

- выявление условий ограничения доступа к информации;

- раскрытие понятия «право на защиту от информации».

1 Право граждан на информацию

Развитие общественных отношений в сфере информации все больше в последнее время привлекает внимание правоведов. Высказывания специалистов различных областей права по этому поводу обогащают понимание информационных отношений. Одним из наиболее важных в поиске оптимального варианта правового регулирования информационных отношений выступает вопрос о правовых возможностях граждан в области информации или о «праве на информацию».

1.1 Сущность права гражданина на информацию

Многообразные, а порой и противоречивые, толкования информационных правомочий граждан в специализированных, междисциплинарных и неюридических исследованиях способны снизить эффективность доктрины в сфере субъективного права на информацию, отвлекая внимание может быть на не менее важные, но другие правовые проблемы. В связи с этим возникает необходимость проведения конституционно-правового анализа сущности права на информацию как одного из важнейших субъективных прав граждан.

В настоящее время в литературе по этому вопросу можно обнаружить два основных подхода к пониманию права на информацию. Первый рассматривает его в плоскости проблематики открытости, гласности деятельности государственных органов. Его целью является сугубо обоснование правовых возможностей гражданина по получению так называемой «правительственной информации», т.е. сведений, которыми располагают органы публичной власти в связи с реализацией ими своих полномочий[1] . Во втором подходе конституционное право на информацию воспринимается как комплексное субъективное право гражданина, состоящее в возможности свободно осуществлять любые операции с информацией как правило безотносительно к ее назначению и содержанию[2] . В некоторых случаях подразумевается даже возможность поглощения этим правом иных субъективных прав граждан в сфере обмена информацией в обществе, таких как свобода мысли и убеждений, свобода слова, свобода массовой информации. В связи с тем, что эти подходы являются взаимоисключающими по таким пунктам, как содержание права на информацию, его происхождение, место в системе прав и свобод граждан, а также роль и значение в обеспечении демократического информационного обмена, вопрос о прояснении конституционно-правовой природы этого субъективного права имеет большое значение для его дальнейшей судьбы в российской правовой действительности.

В большинстве случаев причиной разноречивых толкований в понимании сущности права на информацию является неопределенность, связанная с отсутствием в тексте российской Конституции самого термина «право на информацию». Это не позволяет со всей точностью судить, каково же конкретное содержание права на информацию. Буквальный анализ конституционных положений приводит к тому, что ближайшая замена этого термина находится в ч. 4 ст. 29 Конституции, устанавливающей, что «каждый имеет право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом». Общепризнанным считается, что формула этой конституционной статьи проистекает из положений крупнейших международных документов по правам человека, которые в российском варианте дополнены правомочиями «передавать» и «производить» информацию. Так, например, ст. 19 Всеобщей декларации прав человека определяет, что «каждый человек имеет право на свободу убеждений и на свободное выражение их; это право включает свободу беспрепятственно придерживаться своих убеждений и свободу искать, получать и распространять информацию и идеи любыми средствами и независимо от государственных границ». Уже на этом этапе буквального сопоставления возникает сомнение в том, что это положение имеет в виду именно самостоятельное право на информацию, поскольку все информационные правомочия по Всеобщей декларации включаются в субъективное право на свободу придерживаться своих мнений и выражать их.

1.2 Состояние российского законодательства в области реализации права на информацию

Сегодня в России не существует единого нормативного правового акта, который бы создавал механизм реализации права граждан на информацию. Нормы, закрепляющие право на доступ к информации и порядок такого доступа, можно сказать, разбросаны по всему законодательству Российской Федераци и.

Только на конституционном уровне это право рассматривается более чем в двадцати конституционно-правовых установлениях, а на более широком - законодательном уровне, по оценкам специалистов, в этот институт входят нормы свыше трех десятков законодательных актов. «Соответствующие нормы, даже без учета информационных прав СМИ, имеются как минимум в 38 законах, 1 указе Президента, 18 постановлениях и 1 распоряжении Правительства, 30 актах ведомственного уровня, регулирующих вопросы здравоохранения, экологии, транспорта, связи, прав потребителей, деятельности органов внутренних дел, охраны труда, взаимоотношений с таможенными налоговыми органами и других сфер жизни»[3]. Общие права на информацию, мировые стандарты закреплены в Конвенции о защите прав человека и основных свобод[4] в виде права на охрану личной, персональной информации и права на получение общедоступной информации (ст. 9 и 13).


3 Хургин В.М. Право на доступ к информации, или Как (и чем) сражаться с бюрократом // Информационное общество. 2009. N 4. С. 35 - 43.

4 Конвенция о защите прав человека и основных свобод (Рим, 4 ноября 1950 г.) ETS N 005 Собрании законодательства Российской Федерации от 8 января 2008 г., N 22.

Право на информацию закреплено в ныне действующей Конституции РФ 1993 г.

Одним из инструментов реализации права граждан на получение информации о деятельности власти являются средства массовой информации. Не случайно положения ст. 38 Закона РФ «О средствах массовой информации» [5] устанавливают право граждан на оперативное получение через средства массовой информации достоверных сведений о деятельности государственных органов и организаций, общественных объединений, их должностных лиц. В ст. 39 и 40 Закона редакциям СМИ предоставляется право запрашивать информацию о деятельности государственных органов и организаций, общественных объединений, должностных лиц. В соответствии с Законом отказ в предоставлении информации возможен только в том случае, если она содержит государственную, коммерческую или иную специально охраняемую законом тайну.

В 1993 году был издан Указ Президента РФ «О дополнительных гарантиях права граждан на информацию»[6], провозгласивший принцип информационной открытости деятельности государственных органов, организаций и предприятий, общественных объединений, должностных лиц.

Указ 1993 года, изменения в который вносились вплоть до 1 сентября 2000 года, представляет собой, с одной стороны, характерный рецидив указного права, а с другой — декларацию, не предусматривающую конкретные механизмы реализации и ответственность.

Кроме того, Указ почему-то не распространяет декларируемый им принцип информационной открытости на органы местного самоуправления. Наконец, вызывает сомнения соответствие содержания Указа его названию,


5 Графский В.Г. Основные концепции права и государства в современной России (по материалам круглого стола в Центре ИРЛ РАН) // Государство и право. 2007. N 5. С. 23-29.

6 Авакьян С.А. Конституционное право России: Учебный курс: В 2 т. Т. 1. М.: Юристъ, 2006. С. 617.

поскольку речь в нем идет не столько о дополнительных гарантиях права граждан на получение информации от органов государственной власти и о соответствующих обязательствах государственных служащих, сколько о возложении на средства массовой информации обязанности освещать деятельность органов государственной власти.

Принятый в 1995 году Федеральный закон «Об информации, информатизации и защите информации»[7] закрепил право доступа физических и юридических лиц к государственным информационным ресурсам. В данном законе особо оговаривается, что за исключением специально предусмотренных законом случаев владельцы информационных ресурсов не вправе требовать обоснования необходимости получения запрашиваемой информации. При этом все пользователи информации (граждане, общественные объединения, органы государственной власти и органы местного самоуправления) наделяются равными правами доступа к государственным информационным ресурсам.

Из 50 конституционных прав и свобод около 25% можно отнести к собственно информационным, в том числе:

· право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени (ч. 1 ст. 23);

· право на тайну переписки, телефонных

переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений (ч. 2 ст. 23);

· свобода мысли и слова (ч. 1 ст. 29);

· свобода массовой информации (ч. 5 ст. 29);

· право на свободу выражения своих мнений и убеждений (ч. 3 ст. 29);

· право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом (ч. 4 ст. 29);

· право граждан обращаться лично, а также направлять


7 Федеральный закон Российской Федерации от 27 июля 2006 г. N 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» // «Российская газета» от 29 июля 2006 г.

индивидуальные и коллективные обращения в государственные органы и органы местного самоуправления (ст. 33);

· право каждого на достоверную информацию о состоянии окружающей среды (ст. 42);

· свобода всех видов творчества (ч. 1 ст. 44);

· свобода преподавания (ч. 1 ст. 44);

· право на доступ к культурным ценностям (ч. 2 ст. 44);

· право на получение квалифицированной юридической помощи (ст. 48)».

Этот перечень можно дополнить следующим:

· право каждого знакомиться с документами и материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы, если иное не предусмотрено законом (ч. 2 ст. 24); в данной норме установлено право на доступ к информации путем закрепления обязанности органов государственной власти и органов местного самоуправления по подготовке и предоставлению запрашиваемой информации;

· право на доступ к информации о фактах и обстоятельствах, создающих угрозу для жизни и здоровья людей (ч. 3 ст. 41).

В указанном перечне основополагающей нормой, центральным, системообразующим звеном в регулировании права граждан на информацию является ч. 4 ст. 29 Конституции РФ. И как отмечает С.А. Авакьян, в ст. 29 Конституции РФ предусмотрена возможность широкой реализации права на информацию в обществе, государстве[8]. Статья 33 является одновременно и политическим правом, и условием реализации права на доступ к информации. Часть 3 ст. 41, ст. 42 являются продолжением сущности права на доступ к информации и его содержанием. Часть 1 ст. 44, ч. 2 ст. 44 являются содержанием права на информацию, поскольку закрепляют право


8 Авакьян С.А. Конституционное право России: Учебный курс: В 2 т. Т. 1. М.: Юристъ, 2006. С. 247.

на интеллектуальную собственность, полученную в результате творчества, доступ к культурным ценностям. Разумеется, правовую основу права граждан на доступ к информации о деятельности органов государственной власти и органов местного самоуправления, их должностных лиц составляет ч. 2 ст. 24 Конституции РФ.

С точки зрения борьбы с сокрытием информации важной является ч. 1 ст. 15 Конституции РФ. Из нее следует, что право на доступ к информации гарантировано Конституцией РФ и по большому счету не нуждается в подтверждении какими-либо еще правовыми актами.

В соответствии с Постановлением Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 г. N 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции РФ при

осуществлении правосудия» суд, разрешая дело, применяет непосредственно Конституцию, в частности, «когда закрепленные нормой Конституции положения, исходя из ее смысла, не требуют дополнительной регламентации и не содержат указания на возможность ее применения при условии принятия федерального закона, регулирующего права, свободы, обязанности человека и гражданина и другие положения».

Ст. 5.39 Кодекса об административных правонарушениях от 30.12.2003 (ред. от 23.12.2003) устанавливает ответственность за неправомерный отказ в предоставлении гражданину собранных в установленном порядке документов, материалов, непосредственно затрагивающих права и свободы гражданина, либо несвоевременное предоставление таких документов и материалов, непредоставление иной информации в случаях, предусмотренных законом, либо предоставление гражданину неполной или заведомо недостоверной информации.

1.3 Международные стандарты правового регулирования доступа граждан к информации

Следует констатировать очевидную за последние 30 лет либерализацию права и политики в сфере доступа к информации. В 40 государствах были приняты законодательные акты по доступу к государственным информационным ресурсам, в других, имеющих соответствующий законодательный опыт, действующие законы о доступе к информации были подвергнуты существенным изменениям в связи с развитием информационных технологий и общей тенденцией к обеспечению прозрачности функционирования властных институтов. Естественно, террористические акты 11 сентября не могли не сказаться на этом процессе: в США и ряде других развитых стран были закрыты многие информационные порталы, при этом доступ к официальной информации был существенно ограничен. К примеру, во вполне либеральной Канаде после событий 11 сентября генеральный прокурор получил право накладывать запрет на предоставление информации, затрагивающей международные отношения и национальную безопасность. Однако в целом заинтересованность общества в информационной открытости власти не снизилась. Более того, проблема обеспечения такой открытости приобрела особое значение в связи с международно-правовым закреплением права на информацию.

Это право обеспечивается основополагающими международно-правовыми актами, которые в соответствии с ч. 4 ст. 15 Конституции РФ являются частью российской правовой системы. В первую очередь назовем ст. 19 Международного пакта о гражданских и политических правах, говорящую об особых обязанностях и ответственности, которые возникают в связи с пользованием правом на информацию, и ограничениях на пользование данным правом, которые могут быть введены законами государств с целью обеспечения уважения прав и репутации других лиц и для охраны государственной безопасности, общественного порядка, здоровья или нравственности населения. В ст. 10 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод информационные права выступают как составная часть свободы выражения мнения: они должны реализовываться «без вмешательства со стороны публичных властей и независимо от государственных границ». По мнению Европейского суда, это не означает, что на государство возлагается обязанность собирать и распространять информацию по собственной инициативе, — речь идет о доступе к информации, а не о праве на информацию в собственном смысле. В то же время в Рекомендациях Совета Европы «О защите данных и свободе информации» подчеркивается, что демократические режимы характеризуются обращением в обществе максимального объема информации и что информационные права, закрепленные в Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, должны трактоваться предельно широко, подразумевая свободу поиска информации и, как следствие, обязанность властей обеспечивать доступность информации по вопросам, имеющим общественное значение (с учетом соответствующих ограничений).

2 Право граждан на доступ к различным видам информации

Мы уже говорили, что законодательство в области обеспечения права граждан на информацию очень разбросано по различным нормативно-правовым актам. Интересным нам показалось, что специализированные нормативно-правовые акты регулируют доступ гражданина к специализированной информации. Здесь видов информации великое множество, но мы рассмотрим на примере трех – информация об окружающей среде, о деятельности государственных органов, о состоянии здоровья.

2.1 Право гражданина на доступ к экологической информации

Одним из наиболее важных вопросов, который встает перед тем, кто решил активно защищать свое конституционное право на благоприятную окружающую среду, является вопрос получения информации. Долгие годы в нашей стране практически любая экологическая информация была недоступной для человека. Власти оставляли право владения этой информацией за собой. Общеизвестны случаи, когда сокрытие представителями власти информации об экологическом неблагополучии, авариях приводило к трагическим последствиям. Авария на Чернобыльской атомной станции - яркий пример недопустимости сокрытия от граждан информации.

Однако за последние годы ситуация существенно поменялась. В настоящее время право гражданина на получение информации с том числе и экологической законодательно достаточно хорошо защищено. Но само по себе это еще не является гарантией того, что гражданин беспрепятственно может получить экологическую информацию. Ведь мы уже говорили, что общественное сознание не меняется так же быстро как законодательство. Поэтому довольно часто на просьбу предоставить информацию граждане, как и в прежние годы, получают отказ.

Но если раньше человек был полностью бессилен перед государственной машиной, то теперь его право защищает целый ряд законов и результат уже во многом зависит от самого человека. Кроме общих законов на доступ к информации, для экологической информации есть специальные нормативные акты.

Закон РФ "О государственной тайне" от 21 июля 1993 г.
Вопрос о засекречивании информации решен в Законе "О государственной тайне". Так, статья 7 содержит перечень сведений, не подлежащих засекречиванию. К таким сведениям относится и интересующая нас информация: Не подлежат засекречиванию сведения:

· о чрезвычайных происшествиях и катастрофах, угрожающих безопасности и здоровью граждан и их последствиях, а также о стихийных бедствиях, их официальных прогнозах и последствиях;

· о состоянии экологии, здравоохранения, санитарии;

· о фактах нарушения прав и свобод человека и гражданина.

Закон "Об охране окружающей природной среды" предусмотрел право граждан и общественных организаций на получение экологической информации. За гражданами это право закреплено в статье 12 , общественные организации должны ссылаться на статью 13 .
Обращаем ваше внимание на то, как сформулировано в Законе это право. И в ст. 12, и в ст. 13 сказано, что граждане и общественные организации имеют право ТРЕБОВАТЬ предоставления информации о состоянии окружающей природной среды и мерах по ее охране. Категорическое слово "требовать" еще раз должно вам напомнить, что право на информацию и на благоприятную окружающую среду - ваши конституционные права, и то, что вы обладаете правом контроля за деятельностью органов государственной власти и за принимаемыми властями решениями.

Закон РСФСР "О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения" в ст. 5 также предусматривает право граждан на получение информации. На основании этой статьи может быть истребована информация о состоянии среды обитания, об эпидемиологической обстановке, о мерах по обеспечению санитарно-эпидемиологического благополучия, о качестве товаров, пищевых продуктов и питьевой воды.
Ст. 8.5. КоАП предусматривает ответственность за сокрытие или искажение экологической информации в виде административного штрафа, налагаемого на граждан в размере от пяти до десяти минимальных размеров оплаты труда; на должностных лиц — от десяти до двадцати минимальных размеров оплаты труда; на юридических лиц — от ста до двухсот минимальных размеров оплаты труда.

Экологическая информация является общественно значимой информацией, поэтому нарушение права доступа к этой информации является проблемой всего развитого цивилизованного общества.

2.2 Право гражданина на доступ к информации о деятельности органов государственной власти

Право на информацию о деятельности органов государственной власти вытекает из целого ряда конституционных положений.

Согласно ч.2 ст. 3 Конституции РФ народ осуществляет свою власть непосредственно, а также через органы государственной власти и органы местного самоуправления.

Согласно ч.1 ст. 32 Конституции РФ граждане Российской Федерации имеют право участвовать в управлении делами государства как непосредственно, так и через своих представителей. Но для этого ни должны обладать информацией о деятельности органов государственной власти.

Согласно ч. 2 ст. 24 Конституции РФ Органы государственной власти и органы местного самоуправления, их должностные лица обязаны обеспечить каждому возможность ознакомления с документами и материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы, если иное не предусмотрено законом.

Согласно статье 33 Конституции РФ граждане Российской Федерации имеют право обращаться лично, а также направлять индивидуальные и коллективные обращения в государственные органы и органы местного самоуправления, тем самым воздействуя на данные органы государственной власти. Указом Президента РФ от 31 декабря 1993 г. о дополнительных гарантиях права граждан на информацию[9] было установлено, что деятельность государственных

органов, организаций и предприятий,

общественных объединений, должностных лиц должна осуществляться на принципе доступности для граждан информации, представляющей общественный интерес или затрагивающей их личные интересы.

Деятельность государственных органов, организаций и предприятий, общественных объединений, должностных лиц осуществляется на принципах информационной открытости, что выражается:

· в доступности для граждан информации, представляющей общественный интерес или затрагивающей личные интересы граждан;

· в систематическом информировании граждан о предполагаемых или принятых решениях;

· в осуществлении гражданами контроля за деятельностью государственных органов, организаций и предприятий, общественных объединений, должностных лиц и принимаемыми ими решениями, связанными с соблюдением, охраной и защитой прав и законных интересов граждан;

· в создании условий для обеспечения граждан Российской Федерации зарубежными информационными продуктами и оказания им информационных услуг, имеющих зарубежное происхождение.


9 Указ Президента РФ от 31 декабря 1993 г. N 2334 «О дополнительных гарантиях прав граждан на информацию» (с изменениями от 17 января 1997 г., 1 сентября 2000 г.) // Собрание законодательства РФ. 2009. N 9.

Согласно данному Указу установлено, что в информационных программах государственных телерадиовещательных компаний до сведения граждан в обязательном порядке доводятся основные положения правовых актов и решений государственных органов по основными вопросам внутренней и внешней политики в день их выпуска.

Государственным телерадиовещательным компаниям предписано создать циклы передач (программы), разъясняющие деятельность федеральных органов законодательной, исполнительной и судебной власти, существо принимаемых решений с привлечением к работе над этими программами ведущих специалистов, экспертов, разработчиков соответствующих документов.

Руководствуясь пунктом 4 статьи 15 Конституции Российской Федерации, при освещении деятельности Федерального Собрания средствам массовой информации предписано исходить из Резолюции 820 (1984) Парламентской ассамблеи Совета Европы об отношениях парламентов государств со средствами массовой информации, в том числе имея в виду ограниченность каналов телевидения:

· доводить содержание выступлений депутатов в прениях по законопроектам до сведения их избирателей, как правило, через печатные средства массовой информации;

· публиковать большее число статей просветительного характера о парламентской деятельности.

Положения Резолюции 820 (1984) распространяются на отношения других федеральных органов государственной власти со средствами массовой информации. При этом установлены одинаковые для всех федеральных органов следующие принципы проведения прямых теле- и радиотрансляций или вещания в записи:

· необходимость получения телерадиовещательной компанией согласия на проведение трансляции с заседания соответствующего федерального органа государственной власти;

· заблаговременное извещение телерадиовещательных компаний о предполагаемом рассмотрении наиболее важных вопросов, представляющих общественный интерес;

· выбор времени (объема) вещания и его формы (прямое или в записи) телерадиовещательной компанией.

В дальнейшем эти принципы нашли свое отражение в федеральном законодательстве. Согласно п.3 ч.4 ст. 8 Федерального закона от 27 июля 2006 г. N 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» не может быть ограничен доступ к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления, а также об использовании бюджетных средств за исключением сведений, составляющих государственную или служебную тайну. Совокупность правомочий на поиск и получение информации объединяются в одном понятии - доступ к информации[10].

Поиск информации о деятельности органов государственной власти можно рассматривать как право обращения к обладателю, владеющему информацией на законных основаниях. Получить информацию о деятельности органов государственной власти означает стать ее законным обладателем (владельцем). Право на доступ к информации о деятельности органов государственной власти установлено в целом ряде нормативных актов, которые будут рассмотрены в следующем параграфе.

2.3 Право гражданина на информацию о состоянии здоровья

Очень интересной сферой правотворчества является право человека на

доступ информации о состоянии здоровья. Много раз врачи и родственники

больного нарушали этот закон, говоря, что это «ложь во благо». Но, в свою очередь, они и не подозревали, что являются самыми настоящими правонарушителями


10 Бачило И.Л. Информационное право: основы практической информатики. Учебное пособие. М., 2008 г. С. 88

Согласно Основам законодательства РФ "Об охране здоровья граждан" от 22 июля 1993 г. N 5487-1, с изменениями и дополнениями. Каждый гражданин имеет право в доступной для него форме получить имеющуюся информацию о состоянии своего здоровья, включая сведения о результатах обследования, наличии заболевания, его диагнозе и прогнозе, методах лечения, связанном с ними риске, возможных вариантах медицинского вмешательства, их последствиях и результатах проведенного лечения. Информация о состоянии здоровья гражданина предоставляется ему, а в отношении лиц, не достигших возраста, установленного частью второй статьи 24 настоящих Основ, и граждан, признанных в установленном законом порядке недееспособными, - их законным представителям лечащим врачом, заведующим отделением лечебно-профилактического учреждения или другими специалистами, принимающими непосредственное участие в обследовании и лечении.
Информация о состоянии здоровья не может быть предоставлена гражданину против его воли. В случаях неблагоприятного прогноза развития заболевания информация должна сообщаться в деликатной форме гражданину и членам его семьи, если гражданин не запретил сообщать им. Гражданин имеет право непосредственно знакомиться с медицинской документацией, отражающей состояние его здоровья, и получать консультации по ней у других специалистов. По требованию гражданина ему предоставляются копии медицинских документов, отражающих состояние его здоровья. Информация, содержащаяся в медицинских документах гражданина, составляет врачебную тайну и может предоставляться без согласия гражданина только по основаниям, предусмотренным статьей 61.

3 Конституционно-правовые гарантии свободы распространения информации в РФ

Свобода слова, существование независимых средств массовой информации, гарантированность права на доступ к информации - это краеугольный камень и необходимое условие нормального функционирования любого демократического общества[11].

3.1 Ограничение права гражданина РФ на информацию

Российская Конституция устанавливает, что осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц (ч. 3 ст. 17) и может быть ограничено федеральным законам в той мере, в какой это необходимо в целях защиты конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства (ч. 3 ст. 55).

Согласно нормам международного права, являющимся составной частью российской правовой системы в силу ч. 4 ст. 15 Конституции, свобода слова может быть ограничена только в случае, если такое ограничение преследует такие цели, как: защита прав и репутации других лиц, охрана государственной безопасности, общественного порядка, здоровья или нравственности населения (ст. 19 Международного пакта о гражданских и политических правах, ст. 10 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод[12]), а также охрана территориальной целостности, предотвращение беспорядков или преступлений, предотвращение разглашения информации, полученной конфиденциально, или обеспечение авторитета и беспристрастности правосудия (ст. 10 ЕКПЧ).

Ограничения свободы слова содержатся как в самой Конституции, например, с целью защиты права на неприкосновенность частной жизни запрещены


11 Возчиков В.А. Медиакультура, телевидение и право на информацию // Философия права. - Ростов-на-Дону: Изд-во Рост. юрид. ин-та МВД России, 2005, № 3. - С. 68-74

12 Конвенция о защите прав человека и основных свобод (Рим, 4 ноября 1950 г.) (с изменениями от 21 сентября 1970 г., 20 декабря 1971 г., 1 января, 6 ноября 1990 г., 11 мая 1994 г.) ETS N 005 // Собрании законодательства Российской Федерации от 8 января 2001 г., N 2, ст. 163

сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия; охрана конституционного строя и общественного порядка обеспечиваются запретом пропагандыили агитации, возбуждающие социальную, расовую, национальную или религиозную ненависть и вражду, пропаганды социального, расового, национального, религиозного или иного превосходства, так и в текущем законодательстве, например, статья 4 Закона о СМИ запрещает злоупотребление свободой массовой информации.

3.2 Право гражданина РФ «на защиту от информации»

В начале 1990-х годов мир захлестнула эйфория, связанная с развитием новых информационных технологий, лавинообразным увеличением количества информационных потоков, которые, как казалось тогда, предоставляли уверенность в глобальной общедоступности информации. В соответствующем законодательстве основной акцент делался на содействии информационной открытости власти, на становлении свободных СМИ, развитии массовой информации. Эти процессы не завершены и по сей день: осознавая, что гражданскому обществу для нормального функционирования необходимы гарантии транспарентности деятельности государства в целом и отдельных его органов, различные общественные организации отстаивают право граждан на свободный доступ к информации; за свое право информировать общественность о событиях в стране и мире, формировать общественное мнение по наиболее значимым вопросам, свободу самовыражения сражаются журналисты.

Однако это привело к тому, что свобода массовой информации стала трактоваться многими, и в первую очередь самими представителями СМИ, журналистами, как вседозволенность. Ведущие федеральные таблоиды пестрят сенсационными и высосанными из пальца заголовками, наполнены весьма противоречивыми с точки зрения морали материалами, телевидение захлестнула волна безнравственности, низкопробных сериалов и реалити-шоу, рекламы, эксплуатирующей низменные инстинкты для продвижения тех или иных товаров и услуг. Таким образом, последние несколько лет все настойчивей дает знать о себе другое - необходимость закрепления на нормативном уровне еще одного информационного права граждан, относящегося к категории личных прав, а именно - права на защиту от информации[13].

От чего хотел бы и должен быть защищен потребитель информации? Во-первых, от информации, которая способна травмировать его психику. Во-вторых, несовершеннолетние должны быть защищены от получения такой информации, а также пропаганды и агитации, которая наносит вред их здоровью, нравственному и духовному развитию. В-третьих, потребитель должен быть защищен от недостоверной информации, от недобросовестной и недостоверной, неэтичной рекламы, а также недостоверной информации нерекламного характера, включая информацию, распространяемую в период избирательной кампании. В-четвертых, от агрессивной по направленности информации: от навязчивой и агрессивной рекламы и навязчивой информации, от скрытого информационного воздействия.

Наиболее острой и наименее разработанной в текущем законодательстве является проблема защиты от информации, способной травмировать психику человека, и примыкающая к ней проблема защиты детей, несовершеннолетних от информации, пропаганды, агитации, которая

наносит вред их здоровью, нравственному и духовному развитию. В ряде случаев такая информация является не только травмирующей, но и нежелательной к получению, однако чаще всего люди могут и не замечать осознанно ее травмирующего воздействия. Перед СМИ стоит непростая дилемма. С одной стороны, они должны реализовывать свою социальную функцию и информировать население о тех или иных событиях, формировать общественное мнение, вызывать в ряде случаев общественный


13 Китайчик М.М. Право на защиту от информации // Конституционное и муниципальное право. - М.: Юрист, 2007, № 3. - С. 12-18

протест, а с другой - где та грань, за которой заканчивается информирование и начинается спекулирование на сенсации?

Пока журналистам и средствам массовой информации не удается решить эту проблему мерами саморегулирования - погоня за рейтингом зачастую превалирует над этическими нормами.

Принципы «Новости должны быть скучными», «Новости должны нести позитив», по которым живет большинство западных СМИ, в России не успели прижиться, хартия «Против насилия и жестокости» работает крайне избирательно. Максимум, что сейчас делает большинство телеканалов и радиостанций, - предупреждает (и то далеко не всегда) о предстоящей трансляции психотравмирующего фрагмента (или фильма), давая потребителю информации воспользоваться самым надежным средством защиты - пультом дистанционного управления.

Для этого должны быть приняты и законодательные меры. Следует урегулировать данные отношения таким образом, чтобы гарантировать свободный доступ к подобной информации тех потребителей, которые желают ее получать, и в то же время оградить от ее случайного получения восприимчивых лиц и несовершеннолетних.

В России же, к сожалению, все усилия законодателя в данной сфере сводятся пока к одной из двух крайностей - либо вообще никак не регулировать соответствующий вопрос, либо же полностью запретить «сомнительную» информацию.

В с 2004 года в Государственную Думу было внесено по меньшей мере 3 альтернативных законопроекта, предполагавших внесение изменений в различные законодательные акты, в частности в Закон о СМИ, в Уголовный кодекс и др., с целью ограничения распространения в средствах массовой информации сцен насилия, жестокости, порнографических материалов и т.д.

Например, в законопроекте N 45893-4 «О внесении изменений в статью 4 Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации» (в части ограничения показа сцен насилия и жестокости в электронных СМИ)[14], внесенном депутатом Государственной Думы А.В. Скочем, предлагалось запретить в период с 7 часов утра до 22 часов вечера распространение в теле-, видео-, кинохроникальных программах и демонстрацию в телевизионных фильмах и кинофильмах трупов людей, сцен убийства, нанесения побоев, причинения тяжкого, средней тяжести и легкого вреда здоровью, изнасилования и иных насильственных действий сексуального характера. При внимательном прочтении текста документа становится ясно, что его автор стремится не только уберечь детей и восприимчивых людей от сцен жестокости, насилия и трупов, но и ограничить доступ к такой информации

тем, кто не считает ее психотравмирующей.

Весьма спорной остается проблема освещения в средствах массовой информации террористических актов. Невозможно не согласиться с тем, что, во-первых, основная мишень террористов в наши дни - это общество в целом, не только заложники, но и те, кто сидят у экранов телевизоров. В такие дни число вызовов «скорой помощи» даже к людям, не имеющим никакого отношения к заложникам, возрастает в несколько раз. Без освещения террористического акта в СМИ террористы не смогут достигнуть важной для них цели - создать атмосферу страха и паники. В то же время средства массовой информации, освещая подобные события, как правило, совершенно забывают о том, что их задача - не нагнетать и без того наэлектризованную атмосферу, а, напротив, стараться снять напряжение. Безоговорочно соглашаясь с утверждением заместителя Председателя Комитета Государственной Думы по информационной политике А. Крутова о том, что «жизнь и здоровье человека первичнее, важнее, чем право на свободу информации»[17], мы полностью разделяем его идею о запрете на распространение какой-либо информации о контртеррористической операции до завершения последней: в сентябре 2004 года им было


14 Закон РФ от 27 декабря 1991 г. N 2124-I «О средствах массовой информации» // Собрании законодательства Российской Федерации от 6 марта 2007 года, N 18.

предложено дополнить Федеральный закон «О борьбе с терроризмом»

статьей «О требованиях при информировании о террористической акции» в следующей редакции: «В электронных СМИ (телевидение и радио) не допускается распространение информации о террористическом акте с захватом заложников и освещение контртеррористической операции по освобождению заложников до ее завершения».

Комитет Думы по информационной политике, однако, не поддержал данную инициативу, а из принятого в начале 2006 года Закона о противодействии терроризмубыли изъяты все нормы, регламентирующие деятельность СМИ.

Применительно к несовершеннолетним термин «право на защиту от информации» прямо употребляется законодателем. Статья 14 Федерального закона «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации» носит название «Защита ребенка от информации, пропаганды и агитации, наносящих вред его здоровью, нравственному и духовному развитию». Выделяются следующие объекты, от воздействия которых требуется защитить ребенка: от национальной, классовой и социальной нетерпимости, от пропаганды социального, расового, национального и религиозного неравенства, от рекламы алкогольной продукции и табачных изделий, от распространения печатной, аудио- и видеопродукции, пропагандирующей насилие и жестокость, порнографию, наркоманию, токсикоманию, антиобщественное поведение.

Право на защиту от недобросовестной информации включает в себя несколько аспектов: право на защиту от недобросовестной и недостоверной рекламы и право на защиту от недостоверной информации нерекламного характера, размещенную в СМИ, право на защиту от иной недостоверной информации.

Понятие недобросовестной и недостоверной рекламы, гарантии защиты от такой рекламы, ответственность за нарушение требований к

рекламе установлены Федеральным законом «О рекламе»[15] (ст. 5), Кодексом РФ об административных правонарушениях[16].

Второй аспект права на защиту от недостоверной информации находит выражение лишь в общем указании в Законе о СМИ на то, что журналист обязан проверять достоверность сообщаемой им информации, а также что журналисту запрещается распространять слухи под видом достоверных сообщений. Между тем, несмотря на то, что в соответствии со ст. 59 Закона о СМИ за злоупотребление свободой массовой информации журналист несет дисциплинарную, административную или уголовную ответственность в соответствии с законодательством РФ, ни в Уголовном кодексе, ни в Кодексе РФ об административных правонарушениях нет норм, которые бы устанавливали ответственность за подобные правонарушения в целом (то есть не за клевету, возбуждение национальной ненависти и т.п., а именно за распространение непроверенной информации). Конечно, можно возразить, что журналист не следователь, у него нет необходимых инструментов для того, чтобы оперативно установить достоверность сообщаемой им информации, однако полагаем, что в Законе о СМИ обязанность журналиста проверять достоверность сообщаемой им информации должна быть подкреплена обязанностью принимать все возможные меры по установлению ее достоверности.

Скрытое информационное воздействие - еще один вид агрессивной по направленности информации. Он прямо запрещен в Законе о рекламе, а

также в Законе о СМИ. Пункт 9 статьи 5 Закона о рекламе гласит: «Не

допускаются использование в радио-, теле-, видео-, аудио- и кинопродукции или в другой продукции и распространение скрытой рекламы, то есть рекламы, которая оказывает не осознаваемое потребителями рекламы


15 Федеральный закон от 13 марта 2006 г. N 38-ФЗ «О рекламе» (с изм. и доп. от 18 декабря 2006 г., 9 февраля, 12 апреля, 21 июля 2007 г.) // Сборник Федеральных конституционных законов и федеральных законов РФ. Издание Государственной Думы. 2007. №5

16 Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 г. N 195-ФЗ (КоАП РФ)// «Российская газета» от 2 декабря 2006

воздействие на их сознание, в том числе такое воздействие путем использования специальных видеовставок (двойной звукозаписи) и иными способами». Закон о СМИ относит скрытое информационное воздействие к злоупотреблению свободой массовой информации. После приведения Закона о СМИ в соответствие с новым Законом о рекламе статья 4 приобрела следующее звучание: «Запрещается использование в радио-, теле-, видео-, кинопрограммах, документальных и художественных фильмах, а также в информационных компьютерных файлах и программах обработки информационных текстов, относящихся к специальным средствам массовой информации, скрытых вставок и иных технических приемов и способов распространения информации, воздействующих на подсознание людей и (или) оказывающих вредное влияние на их здоровье». Новеллой в данном случае явился запрет использования скрытых вставок в радиопрограммах.

Таким образом, в сложившейся ситуации наряду с совершенствованием системы законодательства, закрепляющего право на распространение информации, необходима разработка целостной непротиворечивой теории права на защиту от информации, построение соответствующей законодательной базы путем принятия новых нормативных актов, устранения противоречий и пробелов в действующем законодательстве.

Заключение

Таким образом, право на информацию понимается как комплексное субъективное право гражданина, состоящее в возможности свободно осуществлять любые операции с информацией как правило безотносительно к ее назначению и содержанию.

Соответствующие нормы, даже без учета информационных прав СМИ, имеются как минимум в 38 законах, 1 указе Президента, 18 постановлениях и 1 распоряжении Правительства, 30 актах ведомственного уровня, регулирующих вопросы здравоохранения, экологии, транспорта, связи, прав потребителей, деятельности органов внутренних дел, охраны труда, взаимоотношений с таможенными налоговыми органами и других сфер жизни.

Основные нормативно-правовые акты, регулирующие право на информацию в РФ - Декларация прав и свобод человека и гражданина от 22 ноября 1991,Конституция РФ 1993, закон РФ «О средствах массовой информации», федеральный закон «Об информации, информатизации и защите информации», указ Президента РФ «О дополнительных гарантиях права граждан на информацию» и т.д. Если брать во внимание специализированную информацию, следует указать законы, регулирующие конкретный вид информации. Например, Закон РФ "О государственной тайне", Закон "Об охране окружающей природной среды",Закон РСФСР "О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения" , закон "Об охране здоровья граждан" и т.д.

Мы выявили случаи, когда свобода на информацию может быть ограничена. Ограничение допустимо, если оно преследует такие цели, как: защита прав и репутации других лиц, охрана государственной безопасности, общественного порядка, здоровья или нравственности населения, а также охрана территориальной целостности, предотвращение беспорядков или преступлений, предотвращение разглашения информации, полученной конфиденциально, или обеспечение авторитета и беспристрастности правосудия. Существуют, в той же Конституции и другие условия ограничения. Например, с целью защиты права на неприкосновенность частной жизни запрещены сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия и т.д.

Мы в современном мире, в условиях информационного прогресса популярным стало понятие «право на защиту от информации». От какой информации защищается гражданин?

1. От информации, которая способна тем или иным образом травмировать его психику.

2. Несовершеннолетние должны быть защищены от получения такой информации, а также пропаганды и агитации, которая наносит вред их здоровью, нравственному и духовному развитию.

3. Потребитель должен быть защищен от недостоверной информации

4. От агрессивной по направленности информации: от навязчивой и агрессивной рекламы и иной навязчивой информации.

Законодательство, в этой области достаточно обширное: законы «О средствах массовой информации»,«О борьбе с терроризмом»,«Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации, «О рекламе».

Анализ российского законодательства показывает, что система нормативного обеспечения права на информацию у нас до сих пор не разработана. Из-за отсутствия специального закона, регламентирующего универсальный порядок доступа к информации и обязанности органов государственной власти и органов местного самоуправления по его обеспечению, отдельные положения, в той или иной мере регулирующие право на информацию, рассредоточены в самых разных федеральных законах, законах субъектов Федерации, подзаконных актах, ведомственных инструкциях. При этом большинство указанных положений либо декларативны, либо носят отсылочный характер, а самое главное — не содержат конкретного механизма реализации и ответственности.

Список использованных источников

1. Конституция РФ (принята всенародным голосованием 12.12.1993), "Российская газета", N 7, 21.01.2009.

2. Конвенция о защите прав человека и основных свобод (Рим, 4 ноября 1950 г.) ETS N 005 // Собрании законодательства Российской Федерации от 8 января 2008 г., N 22.

3. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 г. N 195-ФЗ (КоАП РФ) // «Российская газета» от 2 декабря 2006 г.

4. Закон РФ от 27 декабря 1991 г. N 2124-I «О средствах массовой информации» // Собрании законодательства Российской Федерации от 6 марта 2007 года, N 18.

5. Федеральный закон «О борьбе с терроризмом» от 25 июля 1998 года N 130-ФЗ // Сборник Федеральных конституционных законов и федеральных законов РФ. Издание Государственной Думы. 2005. №2

6. Федеральный закон от 24 июля 1998 года N 124-ФЗ «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации» // СЗ РФ. 2008. N 31.

7. Федеральный закон Российской Федерации от 27 июля 2006 г. N 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» // «Российская газета» от 29 июля 2006 г.

8. Федеральный закон от 13 марта 2006 г. N 38-ФЗ «О рекламе» (с изм. и доп. от 18 декабря 2006 г., 9 февраля, 12 апреля, 21 июля 2007 г.) // Сборник Федеральных конституционных законов и федеральных законов РФ. Издание Государственной Думы. 2007. №5

9. Федеральный закон от 12 июня 2002 года N 67-ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» // СЗ РФ. 2008. N 24.

10. Федеральный закон «Об охране окружающей среды» от 10.01.2002 N 7-ФЗ // «Российская газета» от 16 января.2006.

11. Федеральный закон от 6 марта 2006 года N 35-ФЗ «О противодействии терроризму» // СЗ РФ. 2007. N 11. Ст. 1146.

12. Федеральный закон от 2 ноября 2006 года N 59-ФЗ «Об обращениях граждан» // "Российская газета» от 5 ноября.2006.

13. Федеральный закон от 22 июля 1993 г. N 5487-1 "Основы законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан"// Сборник Федеральных конституционных законов и федеральных законов РФ. Издание Государственной Думы. 2007. №5

14. Указ Президента РФ от 31 декабря 1993 г. N 2334 «О дополнительных гарантиях прав граждан на информацию» (с изменениями от 17 января 1997 г., 1 сентября 2000 г.) // Собрание законодательства РФ. 2009. N 9.

15. Авакьян С.А. Конституционное право России: Учебный курс: В 2 т. Т. 1. М.: Юристъ, 2006.

16. Бачило И.Л. Информационное право: основы практической информатики. Учебное пособие. М., 2008 г.

17. Возчиков В.А. Медиакультура, телевидение и право на информацию // Философия права. - Ростов-на-Дону: Изд-во Рост. юрид. ин-та МВД России, 2005, № 3.

18. Графский В.Г. Основные концепции права и государства в современной России (по материалам круглого стола в Центре ИРЛ РАН) // Государство и право. 2007. N 5.

19. Китайчик М.М. Право на защиту от информации // Конституционное и муниципальное право. - М.: Юрист, 2007, № 3.

20. Хургин В.М. Право на доступ к информации, или Как (и чем) сражаться с бюрократом // Информационное общество. 2009. N 4.


[1] Данный подход реализован в той или иной степени в проекте ФЗ «О праве на доступ к информации», внесенном Президентом РФ в Государственную Думу 17 мая 1999 г.

2 Бачило И.Л. Информационное право: основы практической информатики. Учебное пособие. М., 2008 г. С. 46 – 48.