регистрация / вход

Федерация как форма государственного устройства 3

ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ДАЛЬНЕВОСТОЧНЫЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ТЕХНИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ Тихоокеанский институт политика и права

ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ДАЛЬНЕВОСТОЧНЫЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ТЕХНИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ

Тихоокеанский институт политика и права

Кафедра «Государство и право»

ФЕДЕРАЦИЯ – КАК ФОРМА ГОСУДАРСТВЕННОГО УСТРОЙСТВА

Курсовая работа студентки 1-го курса

________группы дневного отделения

_____________________ факультета

научный руководитель-

Дата защиты__________________

Оценка __________________

Владивосток 2008


ПЛАН

ВВЕДЕНИЕ.

ГЛАВА I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ФЕДЕРАЛИЗМА, КАК ФОРМЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО УСТРОЙСТВА.

§1. Краткий исторический очерк. Стр. 5-7

§2. Причины образований федераций. Стр. 8-9

§3. Формы государственно-территориального устройства. Стр. 10-13

§4. Концепции федерализма. Стр. 14-16

ГЛАВА II. РАЗГРАНИЧЕНИЕ ПОЛНОМОЧИЙ В ФЕДЕРАЦИИ.

§1. Осуществление государственной власти в федерациях. Стр. 17-19

§2. Правоотношение федерации и ее субъектов. Стр. 20-22

§3. Особенности федеративного устройства Российской Федерации. Стр. 23-25

ГЛАВА III. ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОГО ФЕДЕРАЛИЗМА.

§1. Степень централизации власти в унитарном и федеративном

государстве. Стр. 26-27

§2. Вопрос об устойчивости федеративных государств. Стр. 28-31

§3. Демократичность федеративной формы государственного

устройства. Стр. 32-35

ЗАКЛЮЧЕНИЕ Стр. 36

СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМЫХ ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ Стр. 37

ВВЕДЕНИЕ.

Тема федеративного устройства государства, как нельзя, актуальна в современном мире. В настоящее время существует около 200 суверенных государств, и только 22 из них являются федерациями. Но какую роль занимают они в современном мире? На этот вопрос можно ответить однозначно - их значение для современного общества неоценимо. Из этих двадцати двух государств одно является всемирным банковским центром (Швейцария), три входят в «большую семерку»(США, Канада, Германия), шесть - имеют высокий уровень экономического развития (РФ, Австралия, Австрия, Бельгия, Малайзия, ОАЭ). Федеративные государства имеются на всех континентах и, как правило, занимают там лидирующие позиции.

Федеративное государство является самой молодой формой государственно-территориального устройства, большинство из них возникло в XX веке (кроме Швейцарии(1291) и США(1787)). Но за свое менее чем столетнее существование, они уже успели наделать много шума в мире, и перехватить пальмовую ветвь прогресса.

Мы с вами живем в государстве, с богатой историей. Наша государство знает федеративное устройство с 1918 года, но советский федерализм возник и развивался, не как модель демократизации страны, а исключительно как способ решения национального вопроса.

Все эти причины и подтолкнули меня на выбор темы «Федерация - как форма государственного устройства».

Но нельзя сказать, что у федерализма нет негативных сторон, и что федеративные государства несут только благо международному сообществу. С возникновением федераций возникли новые общемировые проблемы. Из этих проблем я постараюсь выделить две основные, которые резко обостряют отношения федерации, и ее субъектов, и подрывают международное спокойствие. Это проблемы разделения властных и правотворческих полномочий между федеральным центром и субъектами федерации и проблемы сецессии- выхода субъекта из федерации.

Ответить на все выше перечисленные вопросы, а так же попытаться решить основные проблемы федерализма и есть цель моего исследования. Также в своей работе я раскрою основные термины и понятия, представлю выдержки из основных

нормативно-правовых актов; расскажу о формах государственно-территориального устройства, и видах федераций.

Для решения этих проблем, я постаралась привлечь наиболее всесторонний, и объективный круг нормативных, и литературных источников: конституции, и дополнения к ним, наиболее ярких государств, представителей федерализма, нормативные актыРФ, работы по истории, словари и, конечно же, тот багаж знаний, который я получила обучаясь в ТИПП.

Среди использованных источников, особое внимание, я бы хотела обратить на источники, вплотную связанные с конституционным правом, которое, дает ответы на многие вопросы федерального устройства, ведь даже Корельский, по учебнику которого мы занимались целый год, писал: «Более углубленное теоретическое исследование этой важной проблемы многонационального общества (прим. Федерального устройства государства) - конкретная задача науки Конституционного права». Это например, работы следующих авторов : Баглая Ю.И. Конституционное право зарубежных стран., Казанчев Ю.Д. государственное право Российской Федерации., Корельский В.П. Теория государства и права., Казанчев Ю.Д. государственное право Российской Федерации.

Моя курсовая работа состоит из трех глав, которые разбиты на параграфы, введение, заключение и список использованной литературы.

ГЛАВА I . ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ФЕДЕРАЛИЗМА, КАК ФОРМЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО УСТРОЙСТВА.

§1. Краткий исторический очерк

Анализ мировой истории, убедительно демонстрирует существование двух важнейших причин объединения различных государств: внешнеполитическая причина (и, прежде всего, совместная оборона) и экономическая причина. Причем, в процессе исторического развития менялось соотношение этих причин.

Со времен Древней Греции и Римской империи, лидирующее место занимала тенденция к созданию сложносоставных государств, для объединения военной мощи объединяющихся государств. Данную тенденцию можно проследить и в государствах средневековой Европы (личные и реальные унии Монархов), и в Соединенных Штатах Америки, на первом этапе их существования (70-90 е годы XVIII века) и так далее. Причем иногда, имела место даже гиперболизация данной цели государственного строительства[1] . Так, одной из наиболее существенных причин распада Римской империи, как раз и стал тот факт, что, несмотря на огромную военную мощь данного политического образования, не удалось обеспечить должного уровня административно-хозяйственного единства, всего государства в целом. Значительные же различия и даже барьеры на пути хозяйственных связей и систем управления различных частей (провинций) Римской империи и привели к развалу данного государства.

Пожалуй, впервые необходимость создания сложного государства, для обеспечения экономического единства и, как следствие, экономического развития была в полной мере осознана в Северной Америке. При принятии декларации независимости Америки, равно как и при учреждении Североамериканской конфедерации, на Континентальном Конгрессе в 1777 году, основной задачей, потребовавшей объединения тринадцати штатов, было именно, военное сотрудничество, в рамках общей борьбы за независимость от Великобритании[2] . Однако, заключение мирного договора с Великобританией в 1785 году, означало достижение данной цели, а последовавшее политическое развитие продемонстрировало ограниченность

Конфедерации и неспособность ее решать важнейшие общегосударственные проблемы. Именно этим была обусловлена Разработка новой Конституции США 1787 года, которая была призвана в первую очередь, реформировать федеративную систему США, приспособив ее для решения не только внешнеполитических, но и иных задач.

В выпущенном, в 1787-1788 годах цикле статей, в защиту новой Конституции, видные политики Америки того времени – Александр Гамильтон, Джеймс Мэдисон и Джон Джей - попытались ответить на вопрос о том, зачем вообще нужна федерация, и чем она лучше внешнеполитического союза независимых государств[3] . Причем анализу подверглись не только внешние, но и внутренние функции единого государства. В восьмидесяти пяти статьях, объединенных позже единым названием “Федералист” указанные авторы отстаивали необходимость более прочного объединения, чем существовавшая в то время конфедерация государств, ссылаясь на следующие основные причины такого объединения:

1. Необходимость эффективной обороны как от колониальных держав Европы, так и от индейцев;

2. Выработки единой внешней политики во взаимоотношениях с Европейскими державами и с колониальными государствами Северной Америки;

3. Упрощение налоговой и таможенной системы вплоть до создания единого налогового и таможенного пространства;

4. Проведение единой тарифной и акцизной политики для стимулирования необходимых секторов производства и потребления;

5. Создание общефедеральных резервов для обеспечения возможности перераспределения доходов и расходов между штатами для придания стабильности всей финансовой системе в целом;

6. Возможность эффективного подавления местного криминалитета силами единого государства;

7. Упрощение системы управления, уменьшение бюрократического аппарата.

Достижение указанных целей, по мнению авторов “Федералиста” невозможно без

создания прочного объединения государств (states), которое могло бы силой своей

собственной власти обеспечить проведение единой государственной политики, Причем, они прямо указывали на невозможность проведения эффективной единой политики, в исключительно договорном объединении государств, основанном на принципе консенсуса всех членов этого союза. Единое государство должно не просто защищать общий интерес и артикулировать общую волю, но и проводить эту волю в жизнь воле отдельных государств-участников, в том числе и насильственно[4] .

§2. Причины образования федераций.

В ходе дальнейшего исторического развития человеческого общества экономические причины из мотивов, дополняющих внешнеполитические предпосылки объединения государств, превратились в равноправные с ними, а затем и в лидирующие. Так, Т.В. Коржихина подчеркивает, что “федерация предполагает стремление ее субъектов к государственно-политическому и социально-экономическому единению, при сохранении значительной доли своей самостоятельности”[5] . А Г.Т. Тавадов прямо указывает, что “в социально-экономическом отношении, принципы федерализма могут быть реализованы, только на основе развития внутреннего рынка страны, который стягивает единым обручем все материальные потенции субъектов федерации для удовлетворения всей массы потребностей данного государства, и для международной экономической экспансии, а также протекционистской направленности внешнеэкономической политики федеративного центра, создания им условий для развития национального производственного потенциала”[6] . Не случайно, политическое объединение государств Европы выросло из их экономической интеграции.

В то же время, развитие технологий вооружения, с одной стороны, и процессы глобализации экономики, с другой, привели к концу двадцатого века к тому, что даже обеспечение безопасности государства, все более превращается из вопроса военно-политического характера в чисто экономическую проблему.

Таким образом, политическое единение различных государств вытекает из естественных тенденций укрепления государственной власти, усиления экономического, военного и политического потенциала общества. В свое время образование почти всех классических западных федераций представляло собой процесс перехода от менее централизованных или даже независимых государств к более централизованным, что отнюдь не исключало использования принципа федерализма в их организации.

Однако данный тезис, вызывает вполне логичный вопрос. Если более централизованное государство означает его большую эффективность в реализации собственных функций, то, значит, унитарное государство еще более эффективно, чем федеративное, и федерализация в исторической перспективе, может рассматриваться как шаг, на пути к полной унитаризации государств? Иными словами, если федерация хороша своим единством, то не означает ли это, что унитарное государство отличается большей степенью политического единства, а значит еще лучше?[7]

Я считаю, что на этот вопрос не может быть дан положительный ответ. Наличие единого централизованного государства не означает, что его организация обязательно должна быть ограничена унитарной формой, поскольку федеративная форма не противоречит возможности централизации государственной власти. Большинство классических федераций – США, Германия – обладают высокой степенью централизации, что едва ли можно оценивать в качестве тенденции “укрепления унитарных устоев государства”[8] .

§3. Формы государственно-территориального устройства .

Государственно-территориальное устройство можно определить, как организацию территории государства, систему взаимоотношений государства, как целого со своими составными частями. Составные части государства, так же как и государство в целом, имеют органы власти, между которыми существует система взаимоотношений, урегулированных нормами права. В одних случаях, географические части государства являются его административно - территориальными единицами, не обладающих какой-либо политической самостоятельностью, в других- это государствоподобные образования, имеющие собственное законодательство. На основании политического статуса административных единиц, выделяют две основные формы государственно-территориального устройства: унитарную и федеративную[9] .

Основное отличие между унитарными и федеративными государствами состоит в том, что унитарное государство-это единое, слитное государство, разделенное на административно - территориальные единицы, не обладающие политической самостоятельностью. В отличие от унитарного государства, федерация состоит из внутренних государственных образований, имеющих свои органы законодательной, исполнительной и судебной власти. Составные части федерации называются субъектами федерации, и они обычно имеют свои основные законы: конституции, как, например, штаты в США, земли в ФРГ, кантоны в Швейцарии, республики в РФ, или же уставы, как края и области в РФ.[10]

УНИТАРНОЕ ГОСУДАРСТВО . Большинство государств мира имеют унитарное территориальное устройство, для которого характерны следующие признаки:

•Единое законодательство

•Единая централизованная система органов исполнительной власти

•Единая судебная система

•Деление территории на административно- территориальные единицы центрального подчинения

•Единое гражданство, единый бюджет и.т.д.

•Наряду с административно территориальными единицами существуют специальные округа, в которых действуют судебные органы, органы военной администрации и. т.д.

С точки зрения организации публичной власти, унитарные государства разделяют на централизованные и децентрализованные.[11] В децентрализованных унитарных государствах, существует правовое разграничение, по осуществлению власти между общегосударственными и территориальными властными органами.

Централизованными унитарными государствами являются такие государства, в которых нет выборных органов на уровне административно- территориальных единиц, обладающих правом самостоятельно решать местные вопросы. Функции власти на местах выполняют назначенные центральной властью администраторы.

Так же в мире встречаются сверхцентрализованные унитарные государства.[12] Ими обычно становятся такие, в которых произошел военный переворот и установлен военный режим. Местную администрацию в этом случае заменяют военные чиновники, назначенные военной хунтой.

ФЕДЕРАТИВНОЕ ГОСУДАРСТВО. В отличие от унитарных государств в федерациях власть распределяется по вертикали и в них составные части- их субъекты- имеют свое законодательство, автономную власть, гражданство, т. е. то, чего не имеют составные части унитарного государства.

Всего федеративных государств - 22. В Европе - это ФРГ, РФ, Австрия, Бельгия, Швейцария и Югославия; в Азии - это Индия, Малайзия, ОАЭ и Пакистан; в Америке- это США, Канада, Мексика, Аргентина, Бразилия и Венесуэла; в Океании- это Австралия и Папуа- Новая Гвинея. Федеративными являются и некоторые страны Африки: Коморские острова, Нигерия, Эфиопия. Необходимо отметить, что Канада и Швейцария официально называются конфедерациями, но фактически являются федеративными государствами.[13]

Федерации можно классифицировать в зависимости от того, какое значение в них играет национальный фактор. Так, одни федерации построены по

национальному признаку, другие - на национально - территориальной основе, третьи - на чисто территориальном принципе.

Из существующих сейчас в мире федераций, на этнической основе, построены только две: Бельгия и Югославия. Большинство же федераций мира основаны не для решения национальных вопросов, а в качестве формы децентрализации государственной власти. Правда, некоторые субъекты этих федераций включают районы, в которых проживает этнически обособленное население. Такие федерации можно определить, как национально-территориальные[14] .

Все другие федеративные государства созданы на территориальной основе. Это, как правило, страны с многонациональным населением, либо страны, в которых имеющиеся этносы не составляют компактных групп, либо страны, территориальное устройство которых построено так, чтобы ни в одном субъекте федерации не доминировала никакая этническая общность.

Федерации также делят на централизованные и децентрализованные. Централизованной является Индийская федерация, в которой парламент вправе создавать и ликвидировать штаты, изменять их границы и т. д. Относительно децентрализованными федерациями являются США, ФРГ, Швейцария и т. д., в которых децентрализация сочетается с централизацией в отдельных сферах. В этих странах наблюдается тенденция расширения полномочий субъектов федерации в области экономики и социальной политики.

В науке ТТЛ все федерации можно разделить также на симметричные и асимметричные. Симметричными федерациями являются такие, субъекты которых равноправны между собой и в отношениях с федеральным центром. Однако абсолютно симметричных федераций на практике не существует, т. к. одни субъекты всегда « более равноправны », чем другие.[15]

Большинство федераций мира - асимметричные. В одних федерациях, наряду с равноправными субъектами федерации, имеются другие территориальные образования (федеральные территории, округа и т. д.). Асимметрия здесь заложена в самой структуре федеративных государств, где их составные части имеют разный правовой статус. В других нет иных территориальных образований, но субъекты федерации не равноправны. Примером такой федерации является Россия, субъекты

федерации которой делятся на шесть видов: республики, края, области, города федерального значения, автономные округа и автономные области. К этому виду федераций относится и Швейцария, включающая 23 кантона, три из которых разделены на полукантоны.[16]

Статус федерации и ее субъектов определяется конституциями федеративных государств. Все федерации - целостные государства. Субъекты федерации суверенитетом не обладают, хотя в законах он иногда декларируется. Так, кантоны Швейцарии, по конституции являются суверенными, но лишь «в той мере, в какой их суверенитет не ограничен федеральной конституцией. Они осуществляют все права, которые не переданы федеральной власти.


§4. Концепции федерализма.

Говоря о концепциях федерализма, нельзя не вспомнить историю возникновения федеративных государств.

Исторически федерации возникали двумя способами: договорными и конституционными. При договорном способе независимые государства объединялись в федерацию, заключив между собой договор об объединении. Так США и Швейцария возникли в результате объединения независимых штатов и кантонов. После принятия Декларации Независимости тринадцатью штатами Северной Америки в 1776 г. они в 1777 г. образовали « вечный союз» подписав « Статьи Конфедерации». В 1787 г. была принята конституция США, которая не ликвидировала автономию штатов, но противопоставила ей сильную центральную власть. Таким образом, конфедерация превратилась в федерацию. Швейцария же возникла еще в 1291 г. на основе союза трех кантонов и стала первой федерацией в истории[17] .

Конституционные федерации, создавались на основе конституционного документа, в котором центральная власть признает федеративное устройство и автономию отдельных территорий. Так Германия стала федерацией после принятия в 1949 г. своего основного закона. Конституция была построена на началах федерализма: федерация и ее субъекты «самостоятельны в своем бюджете и независимы друг от друга». Каждая из земель имела свой парламент (ландтаг) и свое правительство. Таким же образом были созданыРСФСР (1918г.) и Индия (1948г.).

История развития, положение федераций и ее субъектов в каждом случае имеют свои особенности. Анализ этих особенностей дал основание ученым – государствоведам, основание выделить различные концепции федерального устройства.[18]

В основе концепции координированного федерализма, лежит идея разделения полномочий между федерацией и ее субъектами таким образом, что оба уровня управления, рассматриваются как независимые друг от друга, обладающие одинаковым статусом и строго разграниченной компетенцией. Однако, в чистом

виде эта концепция не действует ни в одной стране, так как невозможно полностью разграничить предметы ведения между федерацией и ее субъектами.

Более распространенной является концепция кооперативного федерализма. В ее основе - взаимодействие и взаимозависимость федерации и ее субъектов, при осуществление ими своих полномочий. Кооперативный федерализм реализуется через механизм вертикального и горизонтального сотрудничества. Для этого создаются региональные объединения групп субъектов федерации, особые федеральные органы, которые имеют своей задачей сглаживать возникающие между центром и регионами противоречия.[19]

Концепция договорного федерализма основана, как уже отмечалось раньше, на том, что федерация возникла и существует как объединение государств, которые передали основанному ими государству часть своих полномочий. Сторонники этой концепции утверждают, что объединившиеся государства сохраняют свой суверенитет, имеют право на изменение федеральной конституции и выход из состава федерации.

В основе концепции дуалистического федерализма, лежит теория двойственности суверенитета в федерации: признание суверенитета самой федерации и суверенитета ее субъектов. Эта теория нашла свое применение в социалистическом праве.[20]

Концепция особого статуса отдельных составных частей государства выдвигается в некоторых странах сепаратистскими движениями в отдельных субъектах федерации с целью выхода из нее.

Что же касается моделей федерализма, то их столько, сколько существует федеративных государств, поскольку каждая из федераций чем-то отличается от других.

Таким образом, в настоящее время существует около 200 суверенных государств, и только 22 из них являются федерациями. Анализ мировой истории, убедительно демонстрирует существование двух важнейших причин объединения различных государств: внешнеполитическая причина (и, прежде всего, совместная оборона) и экономическая причина. Политическое единение различных государств вытекает из естественных тенденций укрепления государственной власти, усиления экономического, военного и политического потенциала общества.Статус федерации

и ее субъектов определяется конституциями федеративных государств. Федерации можно классифицировать в зависимости от того, какое значение в них играет национальный фактор. Федерации также делят на централизованные и децентрализованные. Все федерации - целостные государства. Субъекты федерации суверенитетом не обладают, хотя в законах он иногда декларируется

ГЛАВА II . РАЗГРАНИЧЕНИЕ ПОЛНОМОЧИЙ В ФЕДЕРАЦИИ.

§1.Осуществление государственной власти в федерациях.

Государственная власть в федерациях имеет дуалистический характер, который проявляется, главным образом, в неодинаковом право - политическом статусе федерации и ее субъектов.

Рассмотрим важнейшие элементы право - политического статуса федерации, как суверенного государства:[21]

- Решение вопросов учредительного характера (установление названия, формы правления, конституционного строя, системы федеральных властных органов, формы государственного устройства; установление пределов ответственности государства перед гражданами и граждан перед государством; вступление в государственные и межгосударственные союзы и т. д. ).

- Обеспечение территориальной целостности страны (федерация обладает территориальным верховенством, т. е. высшей властью в отношение своей территории. Суверенность федерации распространяется на всю ее территорию. Государственный суверенитет проявляется в праве - устанавливать статус, режим территорий, охране государственной границы, территориальных вод, воздушного пространства и т. д.),

- Единая правовая система (государственный суверенитет федерации предполагает не только единую федеральную правовую систему, но и верховенство федерального права в вопросах ведения субъектов федерации).

- Легитимность федеральных органов государственной власти (система органов государства - это единый, целостный механизм, который функционирует на основе общих принципов, установленных федерацией).

- Федеральное гражданство.

- Федеральная государственная собственность, единая кредито - денежная система.

- Единая федеральная армия.

- Международная правосубъектность.

- Официальный статус государственного языка.

- Государственные символы.

- Контроль за деятельностью субъектов федерации ( контроль за исполнением федерального законодательства, введение чрезвычайного положения, введение прямого президентского правления или федеральной интервенции. Введением чрезвычайного положения, президентского правления или интервенцией могут быть ограничены некоторые права и свободы субъектов федерации (роспуск местных органов власти и замена их уполномоченными из центра, отмена законодательства и т. д.)[22]

Правовой статус субъектов федерации характеризуетсятем, что они в праве осуществлять любую деятельность на своей территории, если она не противоречит федеральному законодательству, и не нарушает права федерального центра, и других субъектов федерации. Подробнее о правовом статусе субъектов федерации я скажу, когда буду говорить о формирование права в федерациях, а сейчас" о других точках соприкосновения федерации и ее субъектов, при осуществлении государственной власти.

Принцип федерализма также является принципом разграничения предметов ведения, между органами государственной власти федерации и органами государственной властиее субъектов ( например, это отражено в ст. 30- 31, основного закона ФРГ )[23] . Суть данного принципа состоит в том, что в вопросах формирования государственных органов федерации, и ее субъекты самостоятельны.

Органы законодательной власти состоят из парламента федерации и парламентов субъектов федерации. Это постоянно действующие органы государственной власти. Они избираются непосредственно народом и подотчетны своим избирателям. Парламенты занимаются в основном нормотворческой деятельностью и принимают законы и постановления в пределах своей компетенции.[24] В своих решениях, они выражают волю народа федерации, и предают ей общеобязательный характер. Решения законодательных органов обязательны к исполнению всеми другими органами соответствующего уровня, а также нижестоящими органами государственной власти и органами местного самоуправления.

Органы исполнительной власти включают федеральное правительство, федеральные министерства и службы, так же правительства, министерства, администрации и другие исполнительные органы субъектов федерации. Они составляют единую систему органов исполнительной власти, возглавляемую федеральным правительством.

Органы судебной власти это, как правило, Конституционный Суд, Кассационный (Верховный) Суд, Кассационный (Верховный)Арбитражный Суд, другие федеральные суды, а так же суды субъектов федерации. Органы судебной власти предназначены для осуществления правосудия. В своей совокупности, они составляют судебную систему федерации. Все суды являются независимыми и подчиняются только закону.

Остальные государственные органы имеют сходное разделение на федеральные органы и органы субъектов федерации. Исключения, как правило, составляют разведывательные и контрразведывательные органы и органы таможни (и то, и другое является исключительным правом федерального центра)[25] .

Важнейшей формой участия субъектов федерации, в решении федеральных вопросов, является формирование верхней палаты федерального парламента, называемого Сенатом (США, Индия ), Советом Союза (ФРГ), Советом Федерации (РФ), Верховным Советом (СССР) и т. д. Представители субъектов федерации, чаще всего избираются на равных основаниях, но в Индии избрание в сенат не равное: от 1 до 34 человек, в зависимости от населения штата.[26] В некоторых странах верхняя палата парламента не избирается, а формируется или путем назначения в ее состав представителей от земель (ФРГ), или из руководителей органов законодательной и исполнительной власти субъектов федерации (РФ).

В составе ряда федераций, помимо субъектов федерации, имеются федеральные и зависимые территории, ассоциированные государства и др. Они, являясь составными частями федераций, оказывают определенное влияние на организацию федеральных отношений.


§ 2. Правоотношение федерации и ее субъектов.

Я уже рассказывала о разграничение власти между федерацией и ее субъектами и об исключительных полномочиях федерального центра, с точки зрения строения федеративного государства. С точки зрения правового устройства, предметы ведения и полномочия в федеративном государстве, можно разделить на следующие виды:[27]

1. исключительные полномочия и предметы ведения федерации

2. исключительные полномочия и предметы ведения субъектов федерации

3. совместные полномочия и предметы ведения федерации и субъектов федерации (конкурирующая компетенция)

4. остаточные полномочия.

Из сочетания этих видов предметов ведения и полномочий, складываются разнообразные способы их разграничения:

1. Конституции некоторых стран устанавливают исключительную компетенцию федерации, а все остальные полномочия передаются субъектам федерации. Так, в соответствие с 10 поправкой к Конституции США, «полномочия, не делегированные США настоящей Конституцией и не запрещенные для отдельных штатов, сохраняются, соответственно, за штатами либо народом». Исключительная сфера ведения федерации обычно исчерпывающим образом определена в тексте федеральной конституции[28] .

2. В конституции страны устанавливаются две сферы ведения и полномочий: и федерации и ее субъектов, а не перечисленные в конституции полномочия относят либо к федерации, либо к ее субъектам. К исключительному ведению субъектов федерации, как правило, относится местное самоуправление; местные предприятия; местные налоги и сборы; вопросы общественного порядка, культуры, здравоохранения, коммунального обслуживания, городского устройства, выплаты пособий престарелым и инвалидам и др.

3. В конституции страны перечислены три сферы полномочий и предметов ведения. Кроме полномочий и предметов ведения федерации иее субъектов указывается еще сфера совместного ведения. Последнюю, в некоторых странах

называют совпадающей или конкурирующей компетенцией. Такой способ применяется в ФРГ, Индии и других странах. Так, основной закон ФРГ устанавливает, что в «сфере исключительной законодательной компетенции федерации земли обладают правом законодательства тогда, когда специально управомочены на это федеральным законом» (ст. 71)[29] . «В сфере конкурирующего законодательной компетенции федерации земли обладают правом законодательства лишь тогда, когда федерация не использует данных ей законодательством прав» (ст. 72). «Осуществление государственных полномочий и выполнение государственных задач принадлежит землям, поскольку настоящий основной закон не допускает иного регулирования» (ст.30). При этом «Федеральное право имеет перевес над правом земель» (ст.31).

4. Конституции устанавливают перечень ведения и полномочий федерации, и сферу совместного ведения федерации, и ее субъектов. Перечня полномочий и предметов ведения субъектов федерации при этом не дается.

В некоторых странах установлены особые способы разграничения предметов ведения и полномочий между федерацией и ее субъектами , которые трудно отнести к перечисленным выше. Так, в конституции Австрии указываются:[30]

- вопросы, по которым законодательная и исполнительная деятельность осуществляется федеральными органами

- вопросы, по которым законодательство относится к ведению федеральных органов, а исполнение к органам субъектов федерации

- вопросы, по которым федеральные органы устанавливают основы законодательства, а органы субъектов федерации принимают законы

- вопросы, по которым издание и исполнение законов находится в ведение субъектов федерации.

Из всего вышеперечисленного можно сделать вывод, что в законотворческой сфере федеративных государств, разграничение полномочий между федеральным центром и субъектами федерации осуществляется несколькими способами:[31]

1. Федерация устанавливает общие принципы законодательства, а субъекты федерации издают законы, конкретизирующие эти принципы.

2. Субъекты федерации имеют право принимать законы только в том случае, если по этому вопросу уже принят федеральный закон

3. И федерация, и ее субъекты принимают законы по вопросам совместного ведения, но соблюдается приоритет федерального закона

4. В случае отсутствия федерального закона субъекты федерации осуществляют законодательную деятельность в полном объеме с учетом своей специфики.

В Российской Федерации в сфере совместного ведения и федерация, и ее субъекты принимают законы, при этом акты субъектов федерации не могут противоречить федеральным законам. Кроме того, между органами государственной власти федерации и органами власти ее субъектов заключаются договоры о разграничение предметов ведения и полномочий, в которых конкретизируются конституционные положения. [32]

§3. Особенности федеративного устройства Российской Федерации .

Приобретя в 1990 г. статус независимого государства, Россия получила стартовые условия и уникальный шанс для формирования принципиально новых федеративных отношений. И в этом направление был сделан крупный шаг: 31 марта 1992 г. регионами России (за исключением Татарстана и Чечни), был подписан Федеративный Договор[33] . Этот документ сыграл исключительно важную роль в прорыве от унитарного государства к федеративному.

Федеративный договор включает в себя три близких по содержанию договора о разграничении предметов ведения между федеральными органами государственной власти и органами власти субъектов федерации трех типов:

- республик в составе Российской Федерации

- краев, областей, городов федерального значения- Москвы и Санкт-Петербурга

- автономной области и автономных округов.

Статус федерации в России, включает важнейшие черты ее федеративной государственности. Он характеризуется, прежде всего тем, что РФ является суверенным государством, полноправным субъектом международного сообщества, обладающим высшей властью в отношение всей своей территории, за исключением тех полномочий, которые в соответствие с федеральной конституцией находятся в ведение органов власти субъектов федерации.[34]

Российская Федерация имеет единое гражданство, единые федеральные органы государственной власти, единую денежную и кредитную систему, единый государственный бюджет и систему налогов; право на международные отношения с иностранными государствами.

Разграничение предметов ведения и полномочий между Российской Федерацией и ее субъектами осуществляются на основе Конституции РФ, Федеративного Договора и иных договоров между федерацией и ее субъектами. Эти акты определяют:[35]

1.Исключительные предметы ведения и полномочияРФ.

2.Предметы и полномочия совместного ведения РФ и ее субъектов.

3.Исключительные предметы ведения и полномочия субъектов федерации. В ст. 71 Конституции РФ установлены исключительные предметы ведения и полномочия РФ.[36] В частности - это принятие и изменение федерального законодательства, контроль за его исполнением; федеративное устройство и территория РФ; регулирование и защита прав и свобод человека и гражданина; установление федеральных органов государственной власти; установление основ федеральной политики; установление правовых основ единого рынка; финансовое, валютное, таможенное регулирование; федеральный бюджет, налоги и сборы; определение статуса и защита государственной границы; судоустройство, прокуратура, уголовное, уголовно- процессуальное, гражданское, гражданско-процессуальное законодательство, амнистия и помилование; стандарты, эталоны, метрическая система и др.

Другие имеющиеся у федерации полномочия, установленные в ст. 72 Конституции РФ, она осуществляет совместно с субъектами федерации. К ним, в частности, относятся вопросы обеспечения соответствия нормативно-правовых актов субъектов федерации Конституции РФ и иным федеральным законам; защита прав и свобод человека и гражданина; охрана окружающей среды; административное, административно- процессуальное, трудовое, семейное, жилищное, земельное, водное, лесное законодательство; координация международных и внешнеэкономических связей субъектов РФ.

По вопросам, которые находятся вне пределов ведения РФ и совместного ведения, субъекты федерации принимают законы по собственному усмотрению, т. е. отсутствие федерального закона, по вопросам совместного ведения не является препятствием для урегулирования этого вопроса субъектом федерации.[37] В случае противоречия между федеральным законом и нормативно-правовым актом по вопросам ведения субъектов федерации действует нормативно- правовой акт субъекта федерации. Коллизии, которые возникают между федеральными законами и законами субъектов федерации, разрешаются путем сравнения юридической силы актов вступивших в коллизию Конституционным судом РФ.

Итак, государственная власть в федерациях имеет дуалистический характер. Правовой статус субъектов федерации характеризуетсятем, что они в праве осуществлять любую деятельность на своей территории, если она не противоречит федеральному законодательству, и не нарушает права федерального центра, и других субъектов федерации. Важнейшей формой участия субъектов федерации, в решении федеральных вопросов, является формирование верхней палаты федерального парламента. Приобретя в 1990 г. статус независимого государства, Россия получила стартовые условия и уникальный шанс для формирования принципиально новых федеративных отношений. Статус федерации в России, включает важнейшие черты ее федеративной государственности. Он характеризуется, прежде всего, тем, что РФ является суверенным государством, полноправным субъектом международного сообщества, обладающим высшей властью в отношение всей своей территории, за исключением тех полномочий, которые в соответствие с федеральной конституцией находятся в ведение органов власти субъектов федерации.

ГЛАВА III.ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОГО ФЕДЕРАЛИЗМА.

§1. Степень централизации власти в унитарном и федеративном государстве.

Степень централизации государства определяется объемом и содержанием полномочий, преданных для решения центральной власти или местным властям. При этом, разная степень централизации может наблюдаться как в федеративных, так и в унитарных государствах. Понимание федерации, как менее централизованного государства, по отношению к унитарному представляется значительным упрощением проблемы. В этом смысле интересными представляются выводы дореволюционного ученого А.С. Ященко, полагавшего, что для федерации как особой формы государственного устройства характерен только “способ организации правительственных властей”, вопросы же о том, какие права принадлежат властям субъектов РФ, а какие - общефедеральной власти, сущности федеративного государства, не касается[38] .

Действительно, разграничение полномочий на местные и общегосударственные, проводится в абсолютно любом государстве. Это есть не следствие принципа федерализма, а способ организации управления в масштабах государства, при котором часть вопросов должна решаться на общегосударственном уровне, а часть вопросов удобней решать в локальных сообществах. А.Гамильтон, Д.Мэдисон и Дж. Джей в “Федералисте” высказывали точку зрения, что федеральному правительству просто невыгодно заниматься вопросами “мелких краж и заборов”, что децентрализация полномочий продиктована самой сущностью осуществления государственной власти[39] .

Но это же утверждение в полной мере относится и к унитарному государству. А значит, создание унитарного государства вместо федерации вовсе не обязательно приводит к большей централизации власти. Пример федеративного США и унитарной Испании являются ярким подтверждением данного тезиса. Поэтому, достаточно дискуссионной представляется характеристика федерализма как “структурно оформленной дисперсии полномочий между различными государственными органами – своего рода властными центрами”[40] . Дисперсия полномочий наблюдается и в унитарном государстве, причем не только по

вертикали, но и по горизонтали – между органами законодательной, исполнительной и судебной власти. В случае же с федерацией, логичней говорить не о дисперсии полномочий, а о структурно оформленном союзе независимых властных центров разного территориального уровня.

Иной аргумент, доказывающий самостоятельную ценность федеративного государства, становится очевидным при рассмотрении ее с позиции исторической перспективы. В этой связи, в литературе достаточно часто встречается точка зрения о том, что конфедерация имеет тяготение перейти в федеральное государство, а последнее — в унитарное государство.[41]

“Федерализм как компромисс, как переходная форма не может быть политическим идеалом; идеал — унитарное государство”, - полагает Б.С. Эбзеев [42] . Однако данная схема является не только не абсолютной, но даже весьма редкой. Унитарное государство — это самостоятельная форма, которая отнюдь не служит обязательным результатом преобразования из федеративной формы. Более того, такие случаи чрезвычайно редки.

§2. Вопрос об устойчивости федеративных государств

Между тем, традиции рассмотрения федерации как временной, переходной формы, на пути построения действительно единого государства, во многом были свойственны всей советской науке Конституционного права. Но данное положение, включенное первоначально в Программу большевистской партии (в 1919 году), в последующие редакции Программы КПСС не входило. Однако парадокс здесь состоял в том, что, исключив это положение из своей Программы, официально выступая за всемерное использование возможностей, заложенных в принципе федерализма, КПСС фактически привела страну к “полному политическому единству”, то есть к унитаризму.[43]

Выбор большевиками федеративной формы организации российского, а затем и советского государства был продиктован, исключительно одним соображением – невозможностью сохранения России как унитарного государства. В условиях, когда создание федерации является единственным средством сохранения единого государства, такая форма становится предпочтительнее унитаризма, обреченного на кризис. Известно, что за последние двадцать лет в Италии, уже несколько раз возникала инициатива проведения референдума о преобразовании государства в федерацию. И хотя указанный референдум так и не был проведен, причины такой инициативы невозможны - внутриполитические трудности, которые испытывает Италия в рамках унитарного государства.[44]

Что же касается конфедерации, то она действительно выступала в качестве переходной формы, которую последовательно прошли США (с 1776 года по 1787 год), Швейцария (с 1815 года по 1848 год), Германия (с 1815 года по 1864 год) и некоторые другие страны. Конфедерация в этих странах проявила себя временным, неустойчивым союзом, созданным на основе преобладания сильных государств над более слабыми (показательно в этом плане положение Пруссии в Германском союзе), объединяемым зачастую насильственным путем, в процессе преодоления сопротивления тех государств, которые не хотели объединения (победа Северо-Американских штатов над Южными в гражданской войне; борьба прогрессивных сил в Швейцарии против Зондербунда — особого союза семи

католических кантонов, стремившихся к отделению).

Если говорить наиболее обобщенно, то причины преобразования конфедерации в федеративное государство сводятся, во-первых, к необходимости учреждения сильной власти, поскольку условия ее развития противоречат тому положению, когда центральная власть ничего не значит для субъектов конфедерации; вместо нескольких параллельно существующих суверенных властей в федерации имеется лишь одна суверенная власть — общегосударственная, но образуемая особым образом, специфическим именно для данной политической формы[45] . Во-вторых, причина состоит в необходимости создания централизованного государства, способного преодолеть раздробленность отдельных частей и обеспечить политическое единство, исключающее “парад суверенитетов”. Отцы-основатели американской конституции специально обращали внимание на то, что нужно остерегаться как самой немыслимой утопии, самого опрометчивого из всех начинаний дробления страны на части под предлогом сохранения нашей свободы и содействия нашему счастью. К тому же этим целям отнюдь не противоречат “попытки создать большую республику”. [46] Наконец, в-третьих, создание федерации определяется необходимостью образования единого экономического пространства, в пределах которого будет преодолен замкнутый характер хозяйства отдельных субъектов, не могущих в силу этого включиться в расширенное воспроизводство в масштабе всей страны.

Таким образом, преобразование конфедерации в федерацию служит проявлением мирового интеграционного процесса. Еще А.Г. Зубов писал, что федерализм есть выражение политической интеграции человеческих обществ, одно из политических средств достижения истинно органического единства. Конфедерация — лишь этап, первая стадия на пути этого единства. Она представляет собой союз одних правительств а не народов соответствующих государств, а потому не дает никаких гарантий устойчивости и действенности своей политики[47] . Строго говоря, конфедерация — не единое союзное государство, а союз независимых государств, заключивших договор для осуществления общих целей и задач. Государства в этом союзе не утрачивают своей независимости и суверенитета, они располагают правами нуллификации и сецессии Все это обусловливает стремление наделить центральную власть независимостью от

власти субъектов, придать ей необходимые права по обеспечению союзного законодательства и союзной политики, то есть преобразовать слабый и аморфный союз в федеративное государство. Значительным своеобразием в этом отношении характеризовался процесс образования советской федерации. По мнению советских исследователей, объединительное движение народов России за образование Союза ССР началось непосредственно со стадии становления и развития федеративных отношений между РСФСР и другими независимыми республиками, минуя стадию конфедерации[48] .

Однако это точка зрения не была единственной. Еще в 20-е годы, в юридической литературе был высказан взгляд, согласно которому до образования СССР существовала своеобразная конфедерация независимых республик[49] . Сторонники этого взгляда распространяли на отношения республик все те юридические признаки, которые были характерны для процесса создания классических западных федераций.

Указанные процессы, побудили некоторых авторов говорить о цикличности форм государственного устройства, о неизбежности преобразования одних из них в другие. Так, М.Н. Марченко пишет: “Любое федеративное, равно как и унитарное государство имеет свое начало – период зарождения и становления, свой апогей – период наивысшего развития и расцвета, и, соответственно, период увядания и заката, свой конец. Так было, например, с федеративным устройством советского государства – СССР. Так происходит с федерацией Югославией, … и неизбежно в будущем с ныне процветающими федерациями США, Канады и других промышленно развитых стран”[50] .

Характерно, что автор патриотично не включил Российскую Федерацию в число “обреченных” государств. Между тем, такие исторические пророчества вызывают значительный скепсис. Для преобразования форм государственного устройства должны быть в наличие соответствующие юридические и политические причины. Однако, политическая конъюнктура скорее подчиняется сложным системам случайных факторов и вряд ли может быть объяснена и тем более предсказана на основе формально-юридических причин. Без анализа же таких причин выводы о

цикличности форм государственного устройства превращаются в подобие схоластического философского утверждения о том, что “все сущее бренно”.

Юридическая же практика показывает возможность существования как устойчивых, по крайней мере в течении нескольких столетий федераций (например, США, Швейцария), так и государств, изменивших свою форму государственного устройства несколько раз, в течении последнего века (Чехословакия, Россия).[51] Вряд ли такое различие может быть внятно объяснено тем, что время одних “уже подошло”, а других – нет. А если такое различие опирается на конкретные политико-юридические причины, то значит, их можно проанализировать и ответить на вопрос о том, в чем заключается разница между различными федеративными государствами и какие правовые факторы способствуют их стабильности, а какие – наоборот.

Ограничимся выводом о том, что федерация, как и унитарное государство, может быть, и бывает вполне устойчивым государством. Неизбежная же цикличность смен конфедеративно-федеративно-унитарных форм политико-территориальной организации представляется некоторой исторической натяжкой.

§3. Демократичность федеративной формы государственного устройства

Устойчивость федерации, как формы государственного устройства во многом основывается на особом характере устройства общефедерального правительства, в котором воплощены как представительство населения, так и представительство субъектов федерации. В этой связи можно сказать, что федерация является по своей природе более демократическим образованием, чем унитарное государство. Известное утверждение гласит даже, что федерация есть демократия в территориальном аспекте ее выражения.

Л.М. Карапетян полагает, что “федерация как структура, созданная однопорядковыми в смысле их равноправия образованиями, более, чем унитарное государство, способна противостоять тоталитаристским тенденциям, нередко свойственным органам центральной власти любого государства. Унитарное же государство лишено таких противовесов центру, какие имеет федерация в лице ее составных частей. При этом также нужно учитывать, что в федеративном государстве органы, имеющие право принимать решения и издавать законодательные акты, как правило, больше зависят от воли населения, чем соответствующие органы унитарного государства”[52] .

Демократичность федеративной формы государственного устройства отмечает и многие иные авторы[53] . Б.С. Эбзеев раскрывает демократический потенциал федерации, через пять основных целей федерализма: примирение единства и разнообразия; защита от тирании центрального правительства; создание условий для участия населения в политическом процессе на нескольких уровнях власти; повышение эффективности центрального правительства через региональную конкуренцию; стимулирование новаторских идей в региональных правительствах[54] .

Конечно же, не следует преувеличивать демократический потенциал федерализма. Демократические политические режимы вполне существуют и в унитарных государствах – Франции, Великобритании, Дании, Швеции. С другой стороны, ряд федераций – Индия, Объединенные Арабские Эмираты, Пакистан – могут быть причислены к странам развитой демократии, лишь с достаточной

степенью условности.[55] Однако сама тенденция налицо: федеративные государства в любом случае основаны на принципе согласия, на консенсусе общегосударственной и региональных политических элит, а значит не могут превратиться в централизованную диктатуру не потеряв своего федеративного характера. Данное следствие принципа федерализма конечно же не означает автоматического возникновения развитой системы народовластия, но, по крайней мере, служит надежной гарантией от крайних форм тоталитаризма.

На это свойство федерализма обращает внимание и В. Е. Чиркин: “федеральная структура, во-первых, как правило, способствует выработке консенсуса в решении спорных проблем, а во-вторых, - благодаря ей у конфликтующих сторон имеются шансы легитимным путем отстаивать свои позиции… Это качество государства, основанного на федеративных принципах, несомненно повышает его эффективность, увеличивает социальную стабильность, снижает уровень конфликтного потенциала, присутствующего в обществе”[56] . Причем, Т.В. Коржихина полагает, что демократизация государственно-властных отношений особенно свойственна современным федерациям[57] .

Наконец, в литературе обращается внимание на еще оно важное свойство любого федеративного государства – а именно, большая эффективность самих властных структур в федеративном государстве, большая приближенность их к населению, что должно способствовать уменьшению слоя бюрократии. Разветвленная структура государственной власти в федеративных государствах вкупе с присущими развитому гражданскому обществу многочисленными общественными организмами, стимулирует, по мнению ряда авторов, общественную активность населения, что создает определенные препятствия на пути усиления влияния бюрократии[58] .

Однако, такие выводы представляются достаточно дискуссионными. Вряд ли существуют однозначные аргументы, свидетельствующие о том, что федеративная форма государственного устройства позволяет значительно сократить бюрократический аппарат, по сравнению с унитарным, Как было уже отмечено, двух и более уровневая организация государственной власти свойственна отнюдь не

только федеративным государствам, но и практически любому унитарному государству. Отличия унитарной и федеративной форм государственного устройства здесь проводятся не по факту наличия региональных органов власти, а по их природе, политической функции, порядку формирования и так далее[59] .

Более того, при прочих равных условиях, федеративные государства даже более, по моему мнению, склонны к увеличению бюрократического аппарата. Происходит это по двум причинам, Во-первых, если в унитарных государствах создание региональных органов власти преследует прежде всего функциональную цель – рассредоточение полномочий, то органы власти субъектов федерации несут и политическую нагрузку – представление субъекта, как относительно самостоятельного политического образования, что вызывает необходимость создания дополнительных властных структур. Во-вторых, практически в каждом федеративном государстве на уровне субъектов существуют и отдельные общефедеральные органы власти, На них лежат функции реализации некоторых исключительных полномочий федерации и контроль за конституционностью и законностью осуществления государственной власти субъектов федерации[60] .

Конечно, бесконтрольная централизованная власть в унитарном государстве еще больше свойственна к обюрокрачиванию. Однако нам представляется, что факторами, оказывающими решающее влияние на уровень бюрократии в государстве оказывается не форма государственного устройства, а высокий уровень правосознания, политико-правовой культуры в обществе, эффективность работы правоохранительных органов, наличие устойчивых демократических традиций, наконец, упомянутый выше “высокий уровень развития гражданского общества”. Однако, вряд ли можно всерьез утверждать, что федерация подразумевает наличие всех указанных факторов.

На основании выше изложенного, можно сделать следующий вывод, что степень централизации государства определяется объемом и содержанием полномочий, преданных для решения центральной власти или местным властям. Причины преобразования конфедерации в федеративное государство сводятся, во-первых, к необходимости учреждения сильной власти, во-вторых, причина состоит в необходимости создания централизованного государства, способного преодолеть раздробленность отдельных частей и обеспечить политическое единство, в-

третьих, создание федерации определяется необходимостью образования единого экономического пространства. Федерация, как и унитарное государство, может быть, и бывает вполне устойчивым государством. Неизбежная же цикличность смен конфедеративно-федеративно-унитарных форм политико-территориальной организации представляется некоторой исторической натяжкой. Устойчивость федерации, как формы государственного устройства во многом основывается на особом характере устройства общефедерального правительства, в котором воплощены как представительство населения, так и представительство субъектов федерации. Федеративные государства в любом случае основаны на принципе согласия, на консенсусе общегосударственной и региональных политических элит, а значит не могут превратиться в централизованную диктатуру не потеряв своего федеративного характера.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Итак, я подведу итог своему исследованию: федеративное государство является суверенным государством, объединяющим территорию своих субъектов на договорной или конституционной основе. Управление в федеративном государстве основано на дуализме государственной и правовой системы, проявляющегося в разделение полномочий и предметов ведения между федерацией и ее субъектами, которое основано на федеральных законах и договорах между федерацией и ее субъектами. Но напомню - федерация всегда имеет приоритет осуществления государственной власти на своей территории.

Мое исследование подошло к концу. Я постаралась проанализировать большое количество разнообразных нормативных и литературных источников и, думаю, смогла представить объективную, лишенную политических и иных предрассудков работу, на тему «Федерация – как форма государственного устройства». Я в своей работе, обобщила разные знания о государственно-территориальном устройстве в науках «Теории государства и права» и «Конституционного права». На базе этих знаний, я не могла не попытаться дать ответы, на затронутые мной общегосударственные вопросы, вплотную связанные с федерализмом.

Главным из этих вопросов до сих пор остается вопрос сецессии - выхода субъектов из состава федерации. Попытки сецессии обычно подавлялись вооруженным путем. Вспомним из истории, Гражданскую войну в США (1861- 1865 гг.), распад Югославии, вызвавший кровопролитную гражданскую войну, так называемую «Чеченскую компанию», продолжавшуюся в России два года. Бывают, правда, и мирные сецессии: выход Сингапура из Малайзии (1965 г.), распад Чехословакии и СССР(1991 г.). Кровопролитием, не редко заканчивается прямое вмешательство федерации в дела своего субъекта. Законодатели всячески игнорируют общеправовой институт самоопределения наций, по которому каждая нация вправе сама выбирать свой путь развития. При таких расхождениях теории права, и его практики, и образуются неправовые законы, которые ни к чему хорошему не приводят.

Но мне хочется закончить свою работу на оптимистической ноте. Ведь федерация - это самая молодая, и самая прогрессивная форма государственно-территориального устройства. И пока, можно сказать только одно: время все расставит на свои места и в федеральных, и в общемировых отношениях.

СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМЫХ ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ

НОРМАТИВНЫЕ АКТЫ:

1.Конституция РФ. – Новосибирск.: Сиб.унив. 2007. 48с.

2. Конституция США. – Казань.: КГТУ. 2005. 53 с.

3. Билль о правах США.:http:interlaw.dax.ru

4.Конституция Швейцарии .: http:legalportal.ru

5.Конституция ФРГ .:http:juris.flexum.ru

СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ:

1.Аболин О.Ю. Всемирный и европейский федерализм // Политические исследования. – М.: НОРМА. 1996. №5.

2.Баглая Ю.И. Конституционное право зарубежных стран. – М.: НОРМА.1999.

605 с.

3.Енгибарян Р.К. Теория государства и права. – М.: ЭКСМО.2005 . 725 с.

4.Зубов А.Г. Возможен ли федерализм? // Родина. – М.: НОРМА. 1996. №2.

5.Казанчев Ю.Д. государственное право Российской Федерации. – СПб.: ЮРАЙТ. 1997. 427 с.

6.Карапетян Л.М. Федеративное государство и правовой статус народов. – М.: Юрид.лит. 1996. 305 с.

7.Карапетян Л.М. Федеративное устройство Российского государства. – М.: Юрид.лит. 2002. 215 с.

8.Катуфина О.Н. Основы государства и права.- М.: Юрид.лит. 2002. 776 с.

9.Корельский В.П. Теория государства и права. – М.: НОРМА. 2005. 570 с.

10.Коржихина Т.В. Федерализм или унитаризм? // Свободная мысль. М.: ПРОСПЕКТ. 1995. №6.

11.Матузов Н.В. Теория государства и права. –М.: НОРМА. 2006. 776 с.

12.Можайскова И.М. Целевые установки экономического механизма Российского федерализма // Экономист. –М.:НОРМА. 1995. №5 .

13. Пастухов В.Б. Новый федерализм для России // Полис.- М.:ПРОСПЕКТ. 1994. № 3.

14.Палиенко Н.И. Конфедерации, федерации и союз социалистических советских республик. – Одесса.: 1994. 216 с.

15.Тавадов Г.Т.Современные федерации и их субъекты // Социально-политический журнал. – СПб.: ЭКСМО. 1997. №1.

16.Хайрумена Ю.Р. Федерализм: проблемы формирования. – Казань.: КГТУ. 1994. 170 с.

17.Чердацев З.М. Теория государства и права .-М.: ЮРАЙТ. 1999. 730 с.

18.Черниловский А.Ф. Всеобщая история государства и права. – М.: НОРМА. 1996, 534 с.

19. Чиркин В.Е. Модели современного федерализма: сравнительный анализ // Государство и право. – М.: ПРОСПЕКТ.1994. 19. №9.

20.Эбзеев Б.С. российский федерализм // Государство и право. – М.:ПРОСПЕКТ. 1993. №3.

21. Ященко А.С. Теория федерализма: Опыт синтетической теории государства. – М.:ЭКСМО. 1999. 167 с.


[1] Аболин О.Ю. Всемирный и европейский федерализм // Политические исследования. – М.: НОРМА. 1996. №5. С 41.

[2] Хайрумена Ю.Р. Федерализм: проблемы формирования. – Казань.: КГТУ. 1994, С 170.

[3] Черниловский А.Ф. Всеобщая история государства и права. – М.: НОРМА. 1996, стр 534.

[4] Черниловский А.Ф. Всеобщая история государства и права. – М.: НОРМА. 1996, С 534.

[5] Коржихина Т.В. Федерализм или унитаризм? // Свободная мысль. М.: ПРОСПЕКТ. 1995. №6. С 94.

[6] Тавадов Г.Т.Современные федерации и их субъекты // Социально-политический журнал. – СПб.: ЭКСМО. 1997. №1, стр 38-45.

[7] Пастухов В.Б. Новый федерализм для России // Полис.- М.:ПРОСПЕКТ. 1994. № 3, С 74.

[8] Эбзеев Б.С., Карапетян Л.М. Российский федерализм: равноправие и асимметрия конституционного статуса субъектов //Государство и право. 1995.№3.С.4.

[9] Матузов Н.В. Теория государства и права. –М.: НОРМА. 2006. С 276.

[10] Чердацев З.М. Теория государства и права .-М.: ЮРАЙТ. 1999. С 454.

[11] Енгибарян Р.К. Теория государства и права. – М.: ЭКСМО.2005. С 169.

[12] Чиркин В.Е. Модели современного федерализма: сравнительный анализ // Государство и право. – М.: ПРОСПЕКТ.1994. 19.№9. С 8.

[13] Карапетян Л.М. Федеративное государство и правовой статус народов. – М.: Юрид.лит. 1996. С 125.

[14] Зубов А.Г. Возможен ли федерализм? // Родина. – М.: НОРМА. 1996. №2. С 18.

[15] Корельский В.П. Теория государства и права. – М.: НОРМА. 2005. С 270.

[16] Пастухов В.Б. Новый федерализм для России // Полис.- М.:ПРОСПЕКТ. 1994. № 3. С 74.

[17] Баглая Ю.И. Конституционное право зарубежных стран. – М.: НОРМА.1999. С 369

[18] Зубов А.Г. Возможен ли федерализм? // Родина. – М.: НОРМА. 1996. №2, стр 18-24.

[19] Катуфина О.Н. Основы государства и права.- М.: Юрид.лит. 2002. С 245.

[20] Хайрумена Ю.Р. Федерализм: проблемы формирования. – Казань.: КГТУ. 1994. С 59.

[21] Палиенко Н.И. Конфедерации, федерации и союз социалистических советских республик. – Одесса.: 1994. С 120.

[22] Корельский В.П. Указ. соч. С 126.

[23] Конституция ФРГ. Принята всенародным голосованием 23 мая 1949г. Ст. 30, 31.

[24] Матузов Н.В. Указ. соч. С 412.

[25] Енгибарян Р.К. Указ. соч. С 354.

[26] Коржихина Т.В. Федерализм или унитаризм? // Свободная мысль. М.: ПРОСПЕКТ. 1995. №6. С 95.

[27] Тавадов Г.Т.Современные федерации и их субъекты // Социально-политический журнал. – СПб.: ЭКСМО. 1997. №1. С 39.

[28] Баглая Ю.И.Указ.соч. С 201.

[29] Конституция ФРГ. Принята всенародным голосованием 23 мая 1949 года. Ст. 30 , 31 , 71, 72.

[30] Баглая Ю.И. Указ. соч. С 45.

[31] Карапетян Л.М. Федеративное государство и правовой статус народов. – М.: Юрид.лит. 1996. С 294.

[32] Карапетян Л.М. Федеративное устройство Российского государства. – М.: Юрид.лит. 2002. С 103.

[33] Федеративный договор , от 31 марта 1992 г. // Постановление съезда народных депутатов.

[34] Можайскова И.М. Целевые установки экономического механизма Российского федерализма // Экономист. –М.:НОРМА. 1995. №5 . С 89.

[35] Матузов Н.В. Указ. соч. С 125

[36] Конституция РФ. Принята всенародным голосованием 12.12.1993г. Ст. 71. 72.

[37] Пастухов В.Б. Новый федерализм для России // Полис.- М.:ПРОСПЕКТ. 1994. № 3. С 80.

[38] Ященко А.С. Теория федерализма: Опыт синтетической теории государства. – М.:ЭКСМО. 1999. С 16.

[39] Баглая Ю.И. Указ.Соч. С 369.

[40] Коржихина Т.В. Указ.Соч. С 96.

[41] Чиркин В.Е. Модели современного федерализма: сравнительный анализ // Государство и право. – М.: ПРОСПЕКТ.1994. 19.№9. С 19.

[42] Эбзеев Б.С. Российский федерализм: равноправие и асимметрия конституционного статуса субъектов //Государство и право. 1995.№3. С 16.

[43] Катуфина О.Н. Основы государства и права.- М.: Юрид.лит. 2002. С 89.

[44] Аболин О.Ю. Всемирный и европейский федерализм // Политические исследования. – М.: НОРМА. 1996. №5, С 42.

[45] См.: Ященко А.С. Указ. соч.. С 370.

[46] Баглая Ю.И. Указ. Соч. С 235.

[47] Зубов А.Г. Возможен ли федерализм? // Родина. – М.: НОРМА. 1996. №2. С 20.

[48] Карапетян Л.М. Указ. Соч. С 139.

[49] Палиенко Н.И. Конфедерации, федерации и союз социалистических советских республик. Одесса, 1923. С. 3.

[50] Тавадов Г.Т.Современные федерации и их субъекты // Социально-политический журнал. – СПб.: ЭКСМО. 1997. №1. С 38.

[51] Хайрумена Ю.Р. Федерализм: проблемы формирования. – Казань.: КГТУ. 1994. С 123.

[52] Карапетян Л.М. Указ. Соч. С 22.

[53] Матузов Н.В Указ. Соч. С 412.

[54] Эбзеев Б.С. Указ.Соч. С 12.

[55] Баглая Ю.И. Указ. Соч. С 123.

[56] Чиркин В.Е. Указ. Соч. С 14.

[57] Коржихина Т.В Указ. Соч. С 100

[58] Можайскова И.М. Целевые установки экономического механизма Российского федерализма // Экономист. –М.:НОРМА. 1995. №5. С 80

[59] Корельский В.П. Указ. Соч. С 234.

[60] Карапетян Л.М. Указ. Соч. С 101.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий

Другие видео на эту тему