регистрация / вход

Личность преступника 13

План. Введение .2 1. Понятие личности преступника. Соотношение понятий личности преступника и лица, совершившего преступления .…3

План.

Введение………………………………………………………………………………………….2

1. Понятие личности преступника. Соотношение понятий личности преступника

и лица, совершившего преступления………………………………………………………….…3

2. Соотношение социального и биологического в личности преступника…………………...5

3. Криминологическая характеристика личности преступника……………………………...11

4. Классификация и типология личности преступника: значение и отличие………………...16

Заключение………………………………………………………………………………………22

Задача 1……………………………………………………………………………………….23

Задача 2……………………………………………………………………………………….23

Список использованной литературы……………………………………………………………25

Характеристика личности преступника имеет большое значение не только в криминологии, но и в уголовном, исправительно-трудовом праве.

Уголовно-правовая характеристика личности преступника ориентирована прежде всего на выделение признаков, которые могут оказать влияние на квалификацию содеянного (достижение определенного возраста, вменяемость, наличие или отсутствие признаков специального субъекта и т.п.) или на назначение наказания (наличие или отсутствие судимости, пол, возраст).

Исправительно-трудовая (уголовно-исполнительная) характеристика личности преступника (точнее осужденного) выделяет те признаки личности, учет которых имеет значение для эффективного исполнения наказания, достижения его целей (профессиональная подготовка и общеобразовательный уровень, соблюдение режима содержания в исправительно-трудовом учреждении и отношение к труду и т.д.).

Криминологическая характеристика личности преступника объединяет признаки, которые могут раскрыть и объяснить причины преступного поведения и способствовать его предупреждению.

Криминологическая характеристика личности преступника представляет собой целостную систему взаимосвязанных личностных характеристик (признаков, черт, свойств), которые в своей совокупности закономерно порождают преступное поведение, проявляются в нем либо помогают понять его причины. Криминологическая характеристика включает наиболее специфические общественные качества и признаки личности преступника.

Указанные виды характеристик личности преступника, преследуя различные конкретные цели, не совпадают между собой, но в то же время дополняют друг друга, находятся в тесной взаимосвязи, помогают изучать личность преступника в различных аспектах.


Вариант № 4.

Введение.

Успешное предупреждение преступлений возможно лишь в том слу­чае, если внимание будет сконцентрировано на личности преступника, поскольку именно личность является носителем причин их соверше­ния. Проблема личнос­ти преступника относится к числу ведущих и вместе с тем наиболее сложных проблем криминологии.

Предметом криминологии принято считать преступность, ее причины, личность преступника и меры предупреждения преступлений[1] .

Криминологическое изучение личности преступника осуществляется главным образом для выявления и оценки тех ее свойств и черт, которые порождают преступное поведение, в целях его профилактики. В этом проявляется теснейшее единство трех узловых криминологических проблем: личности преступника, причин и механизма преступного поведения, профилактики преступлений. При этом, однако, личность преступника центральная в том смысле, что ее криминологические особенности первичны, поскольку являются источником, субъективной причиной преступных действий, а поэтому (именно они, а не действия или поведение должны быть объектом профилактических усилий).

История этой науки свидетельствует о том, что наиболее острые дис­куссии криминологи вели и ведут как раз по поводу личности преступ­ника. В зависимости от социально-исторических условий, требований социальной практики и уровня развития науки по-разному ставился и решался вопрос, что такое личность преступника, есть ли она вообще, в чем ее специфика, какова ее роль в совершении преступления, как воз­действовать на нее, чтобы не допустить больше преступных действий. Все эти вопросы имеют важное практическое значение.

Необходимо учитывать, что даже в такой специфической сфере, как преступление, человек действует в качестве общественного существа. Поэтому к нему надо подходить как к носителю различных форм обще­ственной психологии, приобретенных нравственных, правовых, этичес­ких и иных взглядов и ценностей, индивидуально-психологических особенностей. В целом — это представляет собой источник преступного поведения, его субъективную причину, предопределяет необходимость изучения всей совокупности социологических, психологических, пра­вовых, медицинских (в первую очередь, психиатрических) и других ас­пектов личности преступника.

Изучение личности преступника должно строиться на твердой пра­вовой основе, т.е. должна изучаться личность тех, кто по закону призна­ется субъектом преступления. Поэтому рассматриваемая категория имеет временные рамки: с момента совершения преступления, удосто­веренного судом, и до отбытия уголовного наказания, а не до момента констатации исправления. После отбытия наказания человек уже не преступник, а потому не может рассматриваться как личность преступ­ника.

Учение о личности преступника – частное по отношению к общей теории криминологии и в то же время база для криминологических исследований личностных проблем.

1. Понятие личности преступника. Соотношение понятий личности преступника и лица, совершившего преступление.

Понятие личности преступника может употребляться в двух смыслах: во-первых, как родовое понятие, характеризующее определенный тип людей; во-вторых, как понятие, содержащее указание на то, что речь идет о человеке, совершившем преступление.

Личность преступника представляет собой совокупность психологических социально значимых негативных свойств психики человека, развившихся в процессе многообразных и систематических взаимодействий с другими людьми[2] . Эта личность, являющаяся субъектом деятельности, познания и общения, конечно, не исчерпывается только указанными свойствами, которые к тому же поддаются коррекции. В то же время социальный характер лич­ности преступника позволяет рассматривать его как члена общества, со­циальной группы или иных общностей, как носителя социально типич­ных черт. Включение преступника в активное и полезное групповое об­щение — важное условие его исправления.

До совершения преступления антисоциальные правонарушительно проявляющиеся свойства личности могут характеризоваться как криминогенные, предпреступные, но не криминально общественно опасные.

Для определения понятия личности преступника необходимо ре­шить ряд специальных вопросов, в частности: охватывает ли это понятие всех лиц, совершивших преступления, или только часть из них; какие стороны и особенности личности преступника необходимо изучать.

И в научных, и в практических целях это понятие должно объеди­нять лиц, виновных в преступном поведении. Как преступность вклю­чает такие совсем разные преступления, как изнасилование и мошенни­чество, так и понятие личности преступника в практическом и научном смысле объединяет лиц, совершивших эти преступления. Поэтому кри­минология не может не изучать причины и механизм совершения пре­ступлений, в том числе неосторожных и непредумышленных. Иными словами, личность всех совершивших преступления должна быть пред­метом криминологического познания, что имеет огромное практичес­кое значение, в первую очередь для профилактики преступлений.

Нельзя не признать, что понятие личности преступника в определенной мере условное и формальное, поскольку отнесение опре­деленных действий к числу преступных зависит от законодателя. Он же, как известно, может отменить уголовную ответственность за поступки, которые ранее им рассматривались как преступные. Нельзя не признать также, что у многих лиц, совершивших, например, неосторожные пре­ступления, могут отсутствовать черты, типичные для преступников.

Наличие отличительных черт личности преступника не следует по­нимать так, что они присущи всем без исключения лицам, совершив­шим преступления. Отсутствие их у некоторой части преступников не снимает вопроса о необходимости изучения и их личности как носителя причин преступного поведения. Однако основная масса преступников отличается определенными особенностями.

Именно данный факт позволяет говорить о личности преступника как об отдельном, самостоятельном социальном и психологическом типе. Его специфика определяет особенности духовного мира преступ­ников, их реакций на воздействия социальной среды.

В целом личность преступника можно охарактеризовать как некую модель, социальный и психологический портрет, обладающий специфическими чертами. Преступникам присущи антиобщественные взгляды, отрица­тельное отношение к нравственным ценностям и выбор общественно опасного пути для удовлетворения своих потребностей или непроявление необходимой активности в предотвращении отрицательного ре­зультата. Это определение достаточно полно не только в том смысле, что охватывает и тех, кто совершил преступление умышленно, и тех, кто виновен в преступной неосторожности.

Личность преступника, строго говоря, в наиболее полном виде существует в момент совершения преступления.

"Личность преступника - это личность человека, который совершил преступление вследствие присущих ему психологических особенностей, антиобщественных взглядов, отрицательного отношения к нравственным ценностям и выбора общественно опасности пути для удовлетворения своих потребностей или не проявления необходимой активности в предотвращении отрицательного результата"[3] . То есть понятие "личность преступника" может применяться при исследовании лишь личности тех, кто был признан в соответствии с законом виновным в совершении преступлений.

Можно согласиться с утверждением А.Б. Сахарова, что «антисоциальные свойства, составляющие характерную особенность личности преступника, присущи ей до преступления, обусловливая его совершение, а признание конкретного лица преступником возможно только после и в связи с совершением им преступления»[4] . Также он утверждал, что понятие «личность преступника» применимо лишь к такому лицу, которое по закону признается субъектом преступления.

По мнению большинства ученых-криминологов, непосредственные причины и истоки виновного поведения всегда лежат в личности человека, совершившего преступление. В противном случае отсутствуют основания вменения в вину и, соответственно, совершенное деяние не может рассматриваться как преступление[5] .

Можно также говорить о том, что лицо, совершившее преступление, является преступником, а личность преступника, как и любая личность вообще, представляет собой не что иное, как совокупность признаков и свойств, которые присущи человеку и составляют его индивидуальность.

Говоря о личности преступника можно выделить 3 группы мнений по этому поводу.

К первой группе следует отнести определения ученых, которые считают невозможным применение понятия личности преступ­ника ко всем лицам, совершившим преступления. Ю.Д. Блувштейн отмечал, что личность преступника — это особое качество тех лиц, в отношении которых исследование установит решаю­щую или весьма важную роль личностных особенностей при совершении преступления[6] .

Вторая группа объединяет определения, смысл которых за­ключается в том, что «личность преступника — это личность человека, виновно совершившего общественно опасное деяние, запрещенное законом под угрозой уголовной ответственности». Внимательно изучив эту дефиницию, можно сделать вывод, что она раскрывает понятие преступника, а не его личности. Из данного определения видно, что преступник — это личность.

Следующая группа объединяет определения, согласно которым личность преступника — это совокупность криминологически значимых свойств человека, обусловивших совершение им пре­ступления[7] . Логика рассуждений этих авторов проста. В моти­вации преступного поведения участвует не все качества лич­ности, а лишь их часть: убеждения, взгяды, привычки, навыки, которые определяют отношение к закону к другим людям, к уго­ловному наказанию и т. п.

2. Соотношение социального и биологического в личности преступника.

Одной из исходных проблем для изучения личности преступника является проблема соотношения социального и биологического.

При рассмотрении такой сложной проблемы, как соотношение со­циального и биологического в личности преступника, необходимо иметь в виду одно исключительно важное соображение.

Поскольку речь идет о личности, о роли биологических факторов, можно говорить лишь на личностном, психологическом уровне.Личность, ее психика являются, образно говоря, ареной, на которой происходит взаимодействие социальных и биологических факторов. Вне психики их соотношение понять невозможно. Поэтому научный анализ указанной проблемы может быть плодотворным только в том случае, если рассматривать действие этих факторов в структуре личности, поскольку человеческое поведение зависит от того, на какой личностной основе они функционируют. Интенсивность проявления социальных и биологических обстоятельств зависит от того, какова сама личность. Однако и здесь имеется в виду именно личность, т.е. субъекта и объекта общественных отношений, социальное качество человека, сформированное воспитанием, средой.

Суть проблемы соотношения социального и биологического в лично­сти преступника и преступном поведении заключается в следующем, — от каких качеств человека зависит преступное поведение:

- от тех, которые достались ему по наследству, переданы генетичес­ки (например, способности, темперамент, время реакции, особенности реагирования на окружающий мир, генетически переданные программы поведения);

- от тех, которые он приобрел в процессе жизни в обществе (в резуль­тате воспитания, обучения, общения, т.е. процесса социализации).

Существует три точки зрения на данную проблему:

1. Определяющую роль в генезисе преступного поведения играют со­циальные факторы.

2. Главными факторами преступного поведения являются биологиче­ские.

3. В отношении одних преступлений главными оказываются социальные факторы, а в отношении других — биологические.

Социальное и биологическое в личности преступника является дискуссионным вопросом на всем протяжении развития криминологии. Для его решения надо предельно конкретизировать постановку проблемы, а именно: какая отрасль биологии имеется в виду исследователем, на­стаивающим на биологических свойствах преступника как решающих: антропология, генетика, биохимия? Нельзя смешивать при этом биологию с психологией и, психиатрией.

Человек — биосоциальная система. Личность человека социальна. Собственно биологические или психиатрические свойства без взаимо­действия с условиями воспитания и ситуацией деяния кримино­логически нейтральны. Некоторые из них обязательно во взаимо­действии с криминогенными условиями могут стать криминализирующими психолого-психиатрическими факторами, ко­торые облегчают совершение преступлений и направляют поведение человека в определенное русло, чаще всего насильственно-сексуальное. Так, генетические аномалии могут стать органическим радикалом психических отклонений, а эти последние (например, при психиатрии) при взаимодействии с криминогенными условиями динамизируют и ориентируют преступления. Давно отмечена статистически стабильная и достоверная зависимость агрессивных преступлений с некоторыми психическими аномалиями.

Что касается психологических свойств личности, ее правовой, тру­довой, гражданской и т.п. психологии, потребностей, интересов и мотивации, они не относятся к психиатрическим или иным ге­нетическим, психофизиологическим и т.п. детерминантам.

Значительную сложность представляет анализ совокупности биоло­гических и социальных импульсов. Например, известный убийца Чикотило совершал преступления под влиянием не поддающихся самоустра­нению импульсов к кровавым делам. При этом он не только не пытался избавиться от этих импульсов с медицинской помощью, но, напротив, направлял весь свой интеллект на то, чтобы найти преступный способ разрядки и обеспечить безнаказанность за содеянное (он весьма тща­тельно планировал преступления, отказывался от их совершения, если предвидел малейшую возможность последующего разоблачения, тща­тельно скрывал следы преступлений).

Учет медико-биологических особенностей лиц, совершающих преступления, способен более полно вскрывать механизм преступного поведения, помогает ответить на вопрос, почему это поведение приобретает те или иные конкретные формы, позволяет точно индивидуализировать меры, применяемые к нарушителям уголовного закона. Однако у вменяемых лиц, каковыми признаются те, которые признаются виновными в нарушении уголовного закона, первичным и определяющим в механизме преступного поведения служат не медико-биологические особенности, а социальные качества, специфика социальной среды и социального развития.

Социальный характер жизнедея­тельности человека — его отличительная черта. Это отнюдь не означает игнорирования биологических факторов, однако они могут носить лишь характер условия, способствующего преступному поведению, но отнюдь не его причины.

Например, А.И. Долгова полагает, что и биологические, и социальные особенности человека, несомненно, участвуют в детерминации преступности. Криминологу важно знать, действительно ли человек мог осознавать фактический характер и общественную опасность своих деяний либо руководить ими, или его поведение было жестко задано биологическими особенностями[8] .

У каждого человека социальная программа, заданная внешним миром, преломляется через интеллект и чувственно-эмоциональную сферу, постепенно становится внутренним содержанием личности. Биологическое в человеке выступает в качестве материальной предпосылки для развития его социальной сущности.

В подтверждение того, что биологические факторы могут сами по себе приводить к преступному поведению, что предрасположенность к такому поведению биологически детерминирована и может передавать­ся наследственно, часто приводят данные о том, что среди преступников немало лиц, страдающих расстройствами психической деятельности.

Действительно, среди преступников, осо­бенно убийц, насильников, хулиганов, многократно судимых лиц, высок удельный вес лиц, имеющих психические аномалии в рамках вменяемости. Достижения патопсихологии и психиатрии, некоторые криминологические данные дают основания считать, что ос­лабление или искажение психической деятельности любого происхож­дения способствует возникновению и развитию таких черт характера, как раздражительность, агрессивность, жестокость, снижению волевых процессов, ослаблению сдерживающих кон­трольных механизмов. Они препятствуют нормальной социализации личности, приводят к инвалидности, мешают заниматься определенны­ми видами деятельности и вообще трудиться, что повышает вероятность совершения противоправных действий и ведения антиобщест­венного образа жизни.

Однако это вовсе не означает, что аномалии психики являются при­чиной совершения преступлений. Во-первых, среди всей массы пре­ступников субъектов с такими аномалиями не так уж много (не более 20%). Во-вторых, даже наличие аномалий у конкретного лица далеко не всегда свидетельствует о том, что они сыграли криминогенную роль в его противоправном поведении. В-третьих, не сама аномалия психики предопреде­ляет совершение преступления, а то воспитание, те неблагоприятные условия формирования индивида, которые породили его криминоген­ные личностные черты. Разумеется, такие аномалии могут способство­вать их возникновению и развитию, как и самому противоправному поведению, но лишь в качестве условия, не определяющего содержания этих черт.

Соотношение социальных и биологических факторов в генезисе преступного поведения имеет не только теоретическое, но практическое значение: акцент в ту или иную сторону определяет цели и методы борьбы с преступностью. Главное в том, чтобы правильно оценить как биологическое, так и социальное в причинной цепочке криминального поведения.

Здесь важно обеспечить точный методологический подход к этой проблеме. В истории криминологии, в прошлом были распространены идейно-методологические ошибки, связанные с переоценкой биологических факторов в системе причин преступности и в личности преступников. В изображении Чезаре Ломброзо (им был выработан антропологический подход о становлении криминальной личности) и его последователей, образовавших так называемую «итальянскую школу» в уголовном праве, преступность выступала в качестве не социального, а биологического явления, порождаемого в первую очередь биологическими (генетическими и т.п.) причинами. Особенно же реакционный смысл имели те выводы, которые делали из учения Ломброзо его последователи, в области уголовной политики, поскольку вместо судебной процедуры и ответственности за совершенные уголовные преступления ими предлагалась система выявления по соответствующим стигматам «потенциальных преступников», которых следовало «устранить» из общества не дожидаясь совершения ими какого-либо преступления.

В российской криминологии такой подход в основном связан с этапом становлении криминологии. В силу закона наследственности предрасположенность к преступному поведению передается из поколения в поколение. Многие индивиды от рождения имеют криминальные наклонности, и никакое воспитание не в силах их исправить. Преступные наклонности проявляются часто и во внешнем облике человека[9] . Итальянский психиатр (Ломброзо) отмечал, что уровень образования и благосостояние влияет на виды преступлений. Среди не грамотных наиболее распространены кражи, грабежи и детоубийства, среди малограмотных— шантажи, грабежи и нанесение побоев, среди лиц со средним образованием — взяточничества, угрозы и подлоги. Хищения денег и документов, подлоги и политические преступления наиболее распространены среди людей с высшим образованием. Что касается материального положения, то преступления часто совершают не только нищие, но и представители самой богатой прослойки общества. Ломброзо внес немалый вклад в дело изучения криминальной личности, хотя многие ученые и критикуют его за преувеличение роли наследственных факторов. Другой известный ученый — Марро пришел к заключениям, не совсем согласным с теорией своего учителя (Ломброзо Ч.). Теория Марро и других последователей антропологической школы, например Энрико Ферри и Гарофало (предлагал профилактическую смертную казнь прирожденных преступников и душевнобольных, определяемых судом по биосоциальной классификации), подробно рассмотрена известным русским ученым-юристом В. Д. Спасовичем[10] . Марро подразделяет усмотренные им ненормальности чело­века на 3 разряда: атавические, когда они соответствуют физиче­ским чертам организации предков; атипические, когда они произош­ли еще в зародышевом состоянии субъекта (уродливое строение че­репа, страбизм, асимметрия, золотуха), и патологические, например, рубцы, паралич, затруднительное кровообращение, последствия ал­коголизма и др. Причем ненормальности третьего рода присущи преступникам в несравненно большем количестве и степени, нежели честным людям.

Энрико Ферри выделяет в основании своего уче­ния 3 первоосновы. Первая основа — несуществование доброй воли, а, следовательно, и нравственной ответственности с превращением уголовного права в простую самооборону общества от преступников. Вторая основа — идея Ферри, заимствованная от Ломброзо, а имен­но, что преступник есть разновидность рода человеческого, существо ненормальное. Третья основа — наказания сами по себе мало вли­яют на уменьшение или прирост преступности. Всякий психический процесс, а, следовательно, и волевой, происходит по общему типу первого рефлекса, осложненного только тем, что между вызвавшим его внешним действием и конечным воздействием имеется проме­жуточный фазис психический, сопровождаемый обманным чувством якобы свободы от произвола. Карательная деятельность есть такой же рефлекс, самозащита организма личного или коллективного в его борьбе за существование. Она бывает либо немедленная, либо отла­гаемая до более удобного случая (месть), либо военная, либо судеб­ная, либо исправляемая главою государства.

По мнению Ферри, преступник есть представитель первобыт­ных дикарей, у которых нравственные идеи и чувства существуют лишь в зачатках.

По мнению отечественных криминологов, комплексный анализ социального и биологического в личности предполагает, прежде всего, рассмотрение соотношения этих факторов в процессе социального развития, формирования личности. Сложность данной проблемы состоит в том, что соотношение социального и биологического в поведении человека не является постоянным и одинаковым. Оно различно в разных звеньях причинной цепочки: в начальной стадии развития человека, ведущей к акту сознательного поведения; в процессе развития конкретного организма и жизни индивидуума; в процессе его общественного развития.

Таким образом, и социальное, и биологическое представлены в психике человека. Поэтому и возникает необходимость их познания и криминологической оценки именно на психологическом уровне. Вообще следует отметить, что игнорирование личности преступника по существу означает отказ от признания преступника личностью.

Правильно высказывание: "...Генетическая программа человека обеспечивает развитие целого ряда глубинных структур и функций, служащих предпосылками для развития тех черт, которые свойственны ему как социальному существу…

…Совместная работа юристов, психологов, педагогов, генетиков, психиатров может и должна помогать совершенствованию профилактической жизни государства и общества, развитию индивидуального подхода к человеку при его воспитании, а также в случае совершения им правонарушений[11] .

3. Криминологическая характеристика личности преступника.

Только учитывая индивидуальность и неповторимость человека, можно понять, почему объективно одинаковые внешние воздействия вызывают разную реакцию у различных людей. Негативные социаль­ные влияния, например, могут привести к формированию антиобщест­венной направленности личности, только взаимодействуя с индивиду­альными, в первую очередь нравственно-психологическими особеннос­тями человека, конкретными условиями его жизнедеятельности, инди­видуального бытия.

Можно представить следующую схему структуры личности пре­ступника, каждая подструктура которой взаимодействует со всеми ос­тальными:

Темперамент, характер, особенности мышления и другие психологические особенности

Нравственные особенности, ценностные ориентации, позиции

Знания, навыки, умения

Представление о себе, отношение к себе, Я-концепция

Представление об окружающем мире, отношение к нему

Социальные аспекты пола, возраста, состояния здоровья

Социальные и психологические аспекты жизненного опыта

Изъятие любой из приведенных подструктур разрушает целост­ность всей структуры. Ни одна из них не может существовать самосто­ятельно.

Личность преступника не существует вне общества не только пото­му, что именно общество, социальная среда формируют именно такую личность, ее антиобщественную направленность. Дело и в том, что толь­ко общество может отнести какие-то поступки к разряду преступных, а само понятие преступника производно от преступления. Иначе говоря, вне преступления нет личности преступника и, следовательно, психологии этой личности. Между тем есть деяния, за которые общество не может не устанавливать уголовной ответственности (убийство, разбой, бандитизм и др.).

Чем психологически отличается преступник от других людей, в чем специфика его личности?

Сравнительное психологическое изучение личности больших групп преступников и законопослушных граждан показало, что первые отли­чаются от вторых значительно более высоким уровнем импульсивнос­ти, т.е. склонностью действовать по первому побуждению, и агрессив­ностью, что сочетается у них с высокой чувствительностью и ранимос­тью в межличностных взаимоотношениях. Такие лица чаще применяют насилие в различных конфликтах[12] .

Указанные черты в наибольшей степени присущи тем, кто соверша­ют грабежи, разбойные нападения, изнасилования, убийства, в наименьшей — тем, кто были признаны ви­новными в совершении краж, а еще меньше — лицам, совершившим хи­щение путем растраты, присвоения или злоупотребления доверием.

Нужно учитывать, что подобные черты формируются в рамках индивидуального бытия, на базе индивидуального жизненного опыта, а также биологически обусловленных особенностей. Лич­ность представляет собой индивидуальную форму бытия обществен­ных отношений, а личность преступника, как более частное явление, — индивидуальную форму бытия неблагополучных общественных отно­шений. Это, конечно, не означает, что личность преступника включа­ется только в такие отношения или испытывает лишь негативные вли­яния.

В равной мере это не означает, что преступное поведение — лишь результат негативных влияний внешней среды на человека, а он сам в этом как бы не участвует. В преступном поведении отражены и генетически обусловленные задатки и предрасположенности, темперамент, харак­тер и т.д. Внешние условия не напрямую порождают преступное пове­дение. Они обусловливают внутренний духовный мир, психологию личности, которые в свою очередь становятся самостоятельным и ак­тивным фактором, опосредующим влияние социальной среды на нее. Человек, образно говоря, «выбирает» и усваивает те из них, которые в наибольшей степени соответствуют его психологической природе. Каждый индивид как личность — это продукт не только существующих отношений, но также своего собственного развития и самосознания[13] .

Стремясь, например, ликвидировать такую черту, как агрессивность, можно привести к разрушению личности, психичес­ким расстройствам. Поэтому предпочтительнее наполнять личностные признаки другим, социально позитивным содержанием, придавать им другую нравственную окраску. Следует помнить, что личность — всегда совокупность тесно связанных и взаимодействующих между собой психологических качеств и свойств и коррекция одного из них повлечет за собой изменение другого.

Среди преступников немало лиц с ярко выраженной индивидуаль­ностью, лидерскими способностями, большой предприимчивостью и инициативой. Эти качества в сочетании с негативно искаженными цен­ностными ориентациями, нравственными и правовыми взглядами обычно выделают лидеров преступных групп и преступных организа­ций, являясь общественной характеристикой последних. Эти же каче­ства могут быть основанием для классификации преступников , показа­телем их общественной опасности и общественной опасности того или иного вида преступного поведения. В то же время указанные качества должны с успехом использоваться в профилактике преступлений и ис­правлении преступников.

Изучение лидерских способностей преступников особенно важно для сферы борьбы с организованной преступностью. Личность лидера обычно определяет общую направленность преступ­ной активности группы и совершение ею конкретных преступных дей­ствий.

Объективные причины преступности реализуются в конкретных противоправных актах через личность субъекта и его мотивацию. Причинами преступного поведения выступает вся совокупность социальных воздействий прошлого, настоящего и возможного будущего во взаимодействии с личностью правонарушителей. В момент совершения преступления многие причины давно перестали объективно существовать, но оставили свои «следы» в личности виновного, «спрессованные» в его взглядах, привычках, побуждениях. Поэтому причины и условия, действующие в момент совершения преступления, осознанно или неосознанно, но избирательно отбираются субъектом в качестве личностно значимой информации, которая преломляется через его мотивационную сферу, сформированную предшествующими воздействиями, и реализуются через конкретные мотивы, цели, желания[14] .

Совершение преступления нужно рассматривать не только как результат простого взаимодействия личности с конкретной жизненной ситуацией. Преступление есть следствие, реализация кримино­генных особенностей личности, которая взаимодействует с ситуатив­ными факторами.

Ю. М. Антонян, например, выделял в качестве самостоятельного криминогенного фактора «отчуждение». Многие преступники находятся в определенной социально-психологической изоляции, как бы отчуждены от других людей, а отсюда — от многих важнейших социальных ценностей, что способствует совершению преступлений. Отчуждение может выражать личностную позицию, а может порождаться только внешними, или в основном внешними, обстоятельствами. Первое из них можно условно назвать психологическим, а второе — социальным[15] .

Изучение личности преступника должно строиться на твердой пра­вовой основе, т.е. должна изучаться личность тех, кто по закону призна­ется субъектом преступления. Поэтому рассматриваемая категория имеет временные рамки: с момента совершения преступления, удосто­веренного судом, и до отбытия уголовного наказания, а не до момента констатации исправления. После отбытия наказания человек уже не преступник, а потому не может рассматриваться как личность преступ­ника.

Рассмотрим некоторые черты криминологической характеристики личности преступника, прежде всего, социально-демографические. Изучение и учет криминологических особенностей личности позволит установить отличия преступников от непреступников, выявить факто­ры, влияющие на совершение преступлений. Такой анализ необходимо осуществлять не только в масштабах страны, республики, края или об­ласти, но и в городах и районах, на отдельных участках оперативного обслуживания. Его результаты помогут определить наиболее важные направления предупредительной работы, например, среди тех групп на­селения, представители которых чаще совершают правонарушения.

Выборочные криминологические исследования и статистические данные свидетельствуют о том, что среди преступников значительно больше мужчин, чем женщин (последних 10-15%). Однако в некоторых видах преступлений доля женщин выше, чем в преступности в целом, например среди виновных в хищениях чужого имущества путем при­своения, растраты или злоупотребления служебным положением и не­которых других.

Возрастная характеристика преступников позволяет делать выводы о криминогенной активности и особенностях преступного поведения представителей различных возрастных групп. Криминологией давно установлено, что лица молодого возраста чаще совершают преступле­ния агрессивного, импульсивного характера. Противоправное же пове­дение лиц старших возрастов менее импульсивно, более обдуманно. Наконец, возраст во многом определяет потребности, жизненные цели людей, круг их интересов, образ жизни, что не может не сказываться на противоправных действиях.

По данным МВД России, немногим более половины преступлений совершают лица в возрасте 16—29 лет, но наиболее криминогенной группой населения, выделяемой в статистике, являются лица в возрасте 30—49 лет: их доля в структуре преступности доходит до 47%. Послед­ние совершают около 36% особо тяжких и 35% тяжких преступлений. Из числа привлеченных к уголовной ответственности лиц несовершен­нолетние составляют 10—15%. Наименьшая доля среди преступников падает на лиц старше 60 лет. Основную массу таких преступлений, как убийства, нанесение тяжкого вреда здоровью, кражи, грабежи, хулиганство, изнасилования, совершают лица в возрасте до 30 лет. Среди тех, кто совершил должностные преступления (преступники стар­ше 30 лет). Материалы специальной переписи осужденных к лишению свободы говорят о том, что примерно 3/4 отбывающих наказание в мес­тах лишения свободы составляют лица в возрасте от 18 до 39 лет[16] .

Данные о социальном положении и роде занятий лиц, совершивших преступления, позволяют сделать выводы о том, в каких социальных слоях и группах, в каких сферах жизнедеятельности наиболее распро­странены те или иные преступления. Изучение этих вопросов показы­вает, что, например, почти половина преступников к моменту совершения преступления не состояли в браке, что вдвое выше, чем доля не со­стоявших в браке среди всего населения. При этом коэффициент пре­ступности среди не состоявших в браке почти в два раза выше, чем среди состоявших (так как среди совер­шивших преступления значительную долю составляют молодые люди, не успевшие обзавестись семьей). За время отбывания наказания в местах лишения свободы чаше распадались семьи осужденных жен­щин, чем мужчин.

Существует и другая закономерность: с ростом числа судимостей увеличивается количество лиц, не состоящих в зарегистрированном браке.

Подавляющее большинство лиц, совершающих преступления, уча­ствовали в общественно полезном труде, однако многие из них, особен­но из числа хулиганов, воров, грабителей, часто меняли место работы, имели перерывы, иногда значительные, в своей трудовой деятельности. Среди тех, кто не работали, не учились и не получали пен­сии, немало женщин, которые до осуждения занимались домашним хо­зяйством. Среди неработающих достаточно велика доля преступников-рецидивистов.

Больше всего среди лиц, совершающих преступления, рабочих, зна­чительно меньше крестьян, служащих и учащихся, что повторяет струк­турное распределение в населении.

В связи с трудовой занятостью необходимо рассмотреть вопрос и о трудоспособности. Этот вопрос должен постоянно учитываться при разработке и осуществлении предупредительных мероприятий, в рабо­те по исправлению осужденных. Поэтому важно знать не только сте­пень трудоспособности, но и характер заболевания, а в связи с этим ре­комендации медицинских учреждений.

Подавляющее большинство преступников (до 93%) составляют местные жители.

На поведение личности, сферу ее интересов, круг общения, выбор способов реализации жизненных целей оказывает влияние образова­ние (уровень образования лиц, со­вершающих преступления, ниже, чем других граждан, причем особенно низка доля лиц, имеющих высшее и среднее специальное образование).

Среди свойств личности преступников особого внимания заслужи­вают такие, как характер и длительность преступного поведения. Боль­ше всего рецидивистов среди воров, грабителей, разбойников, членов преступных организаций.

Выборочные исследования показывают, что большинство преступ­ников были полностью трудоспособными, лишь примерно каждый 8— 10-й имел ограниченную трудоспособность. Однако в практической ра­боте важно знать не только о наличии инвалидности, но и о том, если ее нет, какими заболеваниями или расстройствами страдает тот или иной человек, попавший в орбиту предупредительной деятельности правоохранительных органов. Особого внимания заслуживают в этой связи расстройства психической деятельности, поскольку именно такие расстройства, даже если они вызваны соматическими («телесны­ми») заболеваниями, оказывают значительное влияние на поведение человека, в том числе противоправное. Среди преступников около 50% лиц, страдающих алкоголизмом, психопатиями, олигофренией, остаточными явлениями травм черепа, и неко­торыми другими расстройствами психики, которые в подавляющем большинстве случаев не влекут за собой инвалидности.

Наличие психических аномалий помогает понять (при признании определяющей роли социального фактора) совершение лишь отдель­ных видов преступлений — в основном некоторых насильственных преступлений и хулиганских действий, либо связанных со значитель­ной деградацией личности преступника, с ее постоянным антиобщест­венным образом жизни (неоднократно судимые рецидивисты, бродяги, попрошайки). Основная же масса преступлений (насильственные, кражи, экономические преступления, преступления против порядка управления, против общественной безопасности, и т.д.) совершаются, как правило, психически вполне здоровыми людьми.

4. Классификация и типология личности преступника: значение и отличие.

Все лица, совершившие преступления, отличаются друг от друга по демографическим, правовым, психологическим и иным признакам, с одной стороны, а с другой - они по тем же причинам схожи между собой, образуют устойчивые группы. Поэтому возникает необходимость классификации и типологии преступников. Классификация и типология при всей их схожести не одно и то же.

Классификация, будучи более низким уровнем обобщения, представляет устойчивую группировку исследуемых объектов по их отдельным признакам и строится на весьма жестких критериях групп и подгрупп, каждая из которых занимает четко фиксированное место. То есть классификация преступников позволяет дифференцировать профилактические, исправительные и другие меры противодействия преступности. Типология же не содержит такой жесткой дифференциации.

Типология - метод научного познания, в основе которого лежит расчленение систем объектов и их группировка с помощью обобщенной, идеализированной модели или типа. Типология опирается на выявление сходства и различия изучаемых объектов, стремится отобразить их строение, выявить их закономерности. При построении типологии, в отличие от классификации, не требуется вычленения всех без исключения типов, составляющих части познаваемого объекта. Так, среди преступников возможно выделение и изучение одного типа, например личности насильственного преступника. Важное отличие классификации от типологии является то, что первая дает описание изучаемого объекта, а вторая (наряду с другими методами) - его объяснение, т.е. с помощью типологии можно успешнее вскрыть его природу, причины, закономерности зарождения и развития, составить прогноз.

Таким образом, типология личности преступника должна подчиняться общей криминологической задаче, т.е. она должна изучаться для того, чтобы знать причины и механизм преступного поведения в целях его предупреждения. Она позволяет выделить из всего многообразия преступных проявлений и лиц, совершающих преступления, наиболее характерные типы и образы их действий. Типология обобщает совокупность типичных для всех или определенных групп преступников социальных особенностей, вскрывает внутренние устойчивые связи между существенными признаками и их проявлениями в конкретной личности.

Зная общие закономерности контингента преступников, их отличительные особенности и типологические черты, нельзя в то же время забывать, что в любой сфере практической деятельности по борьбе с преступностью — профилактике, раскрытии уголовных дел в суде, назначении уголовного наказания, исправления преступников — сотрудник правоохранительного органа всегда имеет дело с живым человеком. Поэтому во всех случаях он обязан иметь в виду индивидуальную неповторимость каждого конкретного подозреваемого, обвиняемого, осужденного. В связи с этим надо отметить, что в современных условиях интерес к человеческой индивидуальности возрос и среди задач комплексного изучения человека занимает существенное место.

Классификация преступников может быть построена по различным основаниям, среди которых следует выделить две большие группы:

1) социологические, в том числе социально-демографические (пол, возраст, уровень образования, уровень материальной обеспеченности, социальное положение, наличие семьи, социальное происхождение, занятость в общественно полезном труде, род занятий, наличие специальности, место жительства);

2) правовые: характер, степень тяжести совершенных преступлений, совершение преступления впервые или повторно, в группе или в одиночку, длительность преступной деятельности, объект преступного посягательства, форма вины).

По названным классификационным основаниям могут быть выделены и отдельные типы, например: несовершеннолетние преступники, женщины-преступницы, насильственные преступники, преступники – городские жители и т.д.

В отечественной криминологии имеется опыт создания типологий преступников по мотивам совершенных преступлений.

Мотив - внутреннее побуждение к поведению, это то, ради чего оно осуществляется, в нем заключается его субъективный смысл. Поэтому можно сказать, что мотив наиболее ярко характеризует человека, и личность такова, каковы ее мотивы.

Среди основной массы лиц, совершающих так называемые общеуголовные преступления, по мотивационным критериям можно выделить «корыстный», «престижный», «игровой», «насильственный» и «сексуальный» типы. Их выделение имеет условный характер, что, в частности, подчеркивается тем, что они взяты в кавычки. Разумеется, могут быть выделены и другие типы. Легко заметить в приведенной типологии, что вид преступлений не совпадает с типом личности преступника, совершающего одно из преступлений этого вида. Так, виновный в убийстве, являющемся насильственным преступлением, по мотивам личного обогащения должен быть отнесен к «корыстному» типу.

Среди виновных в корыстных преступлениях заметно выделя­ется группа людей, совершающих такие действия из престижных моти­вов, т.е. для того, чтобы занять в жизни более высокое социальное, в пер­вую очередь должностное, положение, завоевать авторитет среди окру­жающих, быть все время на виду и т.д. Это часто сопровождается непра­вильным пониманием производственных и иных нужд своего предпри­ятия или учреждения. Корысть, понимаемая в смысле личного обога­щения, если она есть, выступает в качестве дополнительного мотива. Следовательно, названных преступников можно объединить в «пре­стижный» тип[17] .

Однако по престижным мотивам совершаются не только так назы­ваемые корыстные преступления. Давно установлено, что иногда кражи, грабежи, разбои, хулиганство, даже убийства и изнасилования и некоторые другие преступления отдельные лица совершают для того, чтобы завоевать авторитет в группе, закрепиться в ней, если членство в группе представляется ценным. Насильственные действия нередко до­пускаются и для того, чтобы утвердиться в собственных глазах, доказать самому себе, что «я смог» это сделать, тем самым повысить самовоспри­ятие. Подобные мотивы весьма характерны для преступников молодеж­ного возраста, причем соображения личного обогащения, если, напри­мер, насилие сопровождается завладением материальными благами, не всегда являются ведущими. Стало быть, и такого рода преступников целесообразно относить к «престижному» либо к «самоутверждающемуся» типу.

Вообще вопрос об определении типа личности преступников, совер­шающих корыстно-насильственные преступления (разбои и грабежи), достаточно сложен. Для его решения необходимо исходить из того, какие мотивы были главными. Так, если разбой был совершен в целях обогащения, то субъект должен быть отнесен к «корыстному» типу. Среди несовершеннолетних немало тех, для кого совершение преступ­лений во многом игра, напоминающая игру в «казаков-разбойников». Таких лиц надо причислять к «игровому» типу.

Некоторые убийства, нанесение вреда здоровью, а иногда даже изнасилования совершаются из хулиганских побуждений, по мотивам мести и ревности. Лица, действия которых на­правляются указанными стимулами, могут быть отнесены к «насильст­венному» типу, а виновные в изнасиловании и других половых преступ­лениях на почве сексуальных побуждений — к «сексуальному».

Мотив – главный, но не единственный признак для типологии преступников. Их типологические группы могут быть построены и по характеру преступной направленности, и по степени общественной опасности (более сложная типология. Попытки ее построения по этому признаку уже предпринимались, причем в качестве ведущего обстоятельства признавалась стойкая антиобщественная установка, что проявлялось в длительном преступном поведении. Однако такой признак не всегда представляется достаточным: нетрудно представить себе карманного вора, который на протяжении длительного времени совершает кражи, но, тем не менее, нет оснований относить его к числу особо опасных преступников). Например. А.Б.Сахаров писал, что общественная опасность является «важнейшим признаком личности преступника, выражающим ее социальную сущность, применительно к различным типам личности преступника»[18] .

По характеру преступной направленности могут быть выделены следующие типы: корыстный, насильственный, корыстно-насильственный и «универсальный». О первых трех было сказано выше. «Универсальный» тип преступника назван так потому, что составляющие его лица способны совершать самые разные преступления – экономические и сексуальные, присвоение имущества и истязания и т.д. Следовательно, у них можно обнаружить определенную гибкость и изменчивость мотивов, сочетание разных из них.

Приведенный перечень признаков (критериев) классификации преступников не является исчерпывающим и может быть дополнен другими. Здесь многое зависит от того, для чего осуществляется классификация, каким конкретным целям она подчинена

Говоря об отношении преступника к главной ценности – человеческой жизни можно выделить следующие типы:

1) «Абсолютно опасный» - совершающий серийные убийства, в том числе наемные и сексуальные, а также убийства нескольких человек одновременно, как правило, ранее незнакомых, либо общеопасным способом (в ходе совершения терроризма).

2) «Особо опасный» - совершающий убийства, как правило, в конфликтной ситуации, а также длительное время корыстные (с причинением большого материального ущерба) и корыстно-насильственные преступления. Сюда же следует отнести руководителей преступных организаций.

3) «Опасный» - совершающий преступления против личности, нарушающие общественный порядок и т.д., но не посягающие на жизнь.

4) «Представляющий незначительную опасность» - остальные преступники, в первую очередь те, которые совершили преступления непредумышленно или в силу неблагоприятного стечения личных обстоятельств, но не против жизни человека.

Можно также предложить еще одну классификацию. А.И. Долгова выделяет следующие типы преступников:

1) случайный преступник;

2) криминогенный тип:

- последовательно-криминогенный;

- ситуативно-криминогенный;

- ситуативный.

Для того чтобы понять, какой тип преступника перед нами, необхо­димо не только проанализировать характер преступления, но и тщатель­но изучить личность.

О глубине и стойкости антисоциальных характеристик личности можно судить по количеству и качеству криминогенных качеств.

Исследования показывают, что у случайных (преступление для них не линия или стиль поведения, не закономерный результат криминогенного взаимодействия личности и ситуации, а скорее досадный эпизод, следствие неблагоприятного течения объективных и субъективных обстоятельств) и ситуационных (безнравственные элементы сознания и поведения такой личности и ее микросреды, если и имеются, то выражены незначительно. Более существенны дефекты механизма взаимодействия социальной среды и личности в сложной ситуации, в т. ч. в результате неподготовленности к ней личности) пре­ступников выявляется от одного до трех криминогенных качеств (в ос­новном это неумение сдерживать себя в конфликтной ситуации, неспо­собность прогнозировать отдаленные последствия своих поступков и т.п.). И у случайного, и у ситуационного типов преступника решаю­щую роль в мотивации поведения играла неблагоприятная ситуация, в которой оказался человек в момент преступления.

Неустойчивый (ситуативно-криминогенный) — переходный тип пре­ступника. У него выявляется гораздо больше криминогенных качеств (различные варианты надежды на безнаказанность, убеждения, заглуша­ющие голос совести, безразличие к общественному мнению, привычка к спиртному или наркотикам, неспособность удержаться от соблазна ка­жущейся доступности «запретного плода», неумение противостоять не­гативному влиянию других лиц, отсутствие позитивных привычек и ус­тойчивых стереотипов правомерного поведения). К преступлению такое лицо приводят его микросреда и весь предшествующий образ жизни, закономерным развитием которых оказывается ситуация преступления.

Для злостных и особо опасных преступников (последовательно-кри­миногенный тип) характерно значительное количество криминоген­ных качеств, которые имеют высокий коэффициент криминогенности. Преступники этого типа уже не «рабы криминогенной ситуации». Они активно приспосабливают к своей преступной деятельности любую об­становку, даже самую неподходящую (то есть могут совершить преступление, несмотря на охрану объекта, вопреки попыткам милиции или об­щественности пресечь преступное поведение). В рамках данного типа выделяются преступники с преобладанием агрессивно-насильственной либо корыстной мотивации.

К последовательно-криминальному типу следует также отнести и так называемых асоциальных преступников. Это лица с устойчивой линией преступного поведения, многократно совершающие преступления в силу моральной деградации, обесценения в социальном аспекте качеств личности.

Заключение.

Таким образом, личность преступника - необходимая и важнейшая составная часть механизма преступного поведения, а обстоятельства формирования ее негативных социально-психологических свойств воплощают и реализуют предыдущие звенья причинных закономерностей и зависимостей. Человека как личность формирует вся совокупность материальных, политических, идеологических, правовых, нравственных, бытовых, семейных, культурных, эстетических и других отношений, составляющих содержание общественного бытия, и их отражение в общественном сознании.

Криминологическое изучение личности преступника осуществля­ется главным образом для выявления и оценки тех ее свойств и черт, которые порождают преступное поведение, в целях его профилактики. В этом проявляется теснейшее единство трех узловых криминологичес­ких проблем: личности преступника, причин и механизма преступного поведения, профилактики преступлений. При этом, однако, личность преступника центральная в том смысле, что ее криминологические осо­бенности первичны, поскольку являются источником, субъективной причиной преступных действий, а поэтому (именно они, а не действия или поведение должны быть объектом профилактических усилий). То, что эти внутренние особенности могут привести к совершению пре­ступлений, составляет сущность общественной опасности личности преступника, а само преступное поведение — производное от них. Если говорить о целенаправленной коррекции поведения, то его невозможно изменить, если указанные особенности останутся прежними.

Поскольку речь идет о личности, о роли этих факторов можно гово­рить лишь на личностном, психологическом уровне. Личность, ее пси­хика являются, образно говоря, ареной, на которой происходит взаимо­действие социальных и биологических факторов. Вне ее их соотноше­ние понять невозможно. Поэтому научный анализ указанной проблемы может быть плодотворным только в том случае, если рассматривать действие этих факторов в структуре личности, поскольку человеческое поведение зависит от того, на какой личностной основе они функцио­нируют. Интенсивность проявления социальных и биологических об­стоятельств зависит от того, какова сама личность.

Однако и здесь мы имеем в виду именно личность, т.е. субъекта и объекта общественных отношений, социальное качество человека, сформированное воспита­нием, средой.

Таким образом, и социальное, и биологическое представлены в психике человека. Поэтому и возникает необходимость их познания и криминологической оценки именно на психологическом уровне. Вообще следует отметить, что игнорирование личности преступника по существу означает отказ от признания преступника личностью.

Задача 1.

(Составлена по материалам конкретного уголовного дела)

Водитель Л. работал вместе с Ю., которому за определенное вознаграждение доставлял товар. В один из рейсов автомашина сломалась, и Л. прибыл в город на «попутке». Прибыв к Ю. без то­вара и машины, он подвергся избиениям и истязаниям, которые продолжались не один день: привязанного к стулу Л. пытали с помощью кухонного ножа. При этом Л. пытался объяснить, что и товар, и машина находятся на дороге, и он ничего никуда не прода­вал. Тогда Ю. заставил написать его расписку примерно такого со­держания: «Обязуюсь отдать деньги в долларах Его величеству Юрию Андреевичу». Ничего не понимающему Л. Юрий Андреевич (бывший его товарищ Ю.) пояснил, что его заставили сменить фа­милию, но на самом деле — он сын известного серийного преступника-маньяка Андрея Чикатило и гордится своим отцом.

Вопрос: Определите соотношение социального и биологическо­го в личности Юрия Чикатило.

Решение.

Юрий Чикатило, если он действительно сын А.Чикатило, а не страдает расстройством психики, вряд ли смог бы биологически перенять у своего отца черты маньяка, так как такие вещи по наследству не передаются. Скорее всего, у Ю.Чикатило имеет место психическая травма, вызванная судьбой его отца, и влиянием судьбы отца на судьбу сына. У Ю. Чикатило явные психические проблемы.

Ослабление или искажение психической деятельности любого происхождения способствует возникновению и развитию таких черт характера, как раздражительность, агрессивность, жестокость, и, вместе с тем ведет к ослаблению сдерживающих контрольных механизмов.

В данном случае, не сама аномалия психики явилась причиной совершения преступления (это лишь характер условия, способствующего преступному поведению, но не его причины), а то воспитание, те неблагоприятные условия формирования индивида, которым он был подвержен с детства (гордость за отца, являющегося известным серийным убийцей и насильником . Причем Юрию известно это обстоятельство).

Таким образом, здесь сочетаются как биологические (несомненные психические отклонения), так и социальные (неблагоприятные внешние условия формирования личности Юрия Чикатило) моменты.

Задача 2.

(Составлена по материалам конкретных уголовных дел)

Козлову — 27 лет, женат, имеет двоих детей, работает электри­ком 4-го разряда на мебельной фабрике. Учится на вечернем фа­культете политехнического института. На работе, по месту учебы и в быту характеризуется положительно.

После сдачи очередной сессии Козлов вместе с однокурсника­ми отмечал ее окончание. При этом среди всех он был самым трез­вым, т.к. вообще алкогольные напитки употребляет редко. В связи с этим ему поручили доставить домой опьяневшего Семина, что он и сделал. При этом он уложил Семина спать, а сам, уходя из квар­тиры Семина, забрал его деньги и кожаную куртку.

Синюкову — 27 лет, он не женат, но совместно проживает с Ека­териной М. Их отношения носят сложный характер, часто по вече­рам они ссорятся. Причем после таких ссор Синюков обычно ухо­дит из дома и долго бесцельно ездит по городу на принадлежащем ему автомобиле. В один из таких вечеров после очередного скандала Синюков превысил скорость и сбил на автомашине пешехода, кото­рый от полученных травм скончался на месте происшествия.

Борисову — 27 лет. Он трижды судим, последний раз — за сопро­тивление работнику милиции. После очередного отбытия наказа­ния Борисов отметил освобождение вместе со своими друзьями в кафе. Ближе к вечеру у него произошел конфликт с одним из посе­тителей, который не разрешил приглашать на танец его девушку. В результате Борисов избил посетителя, и тот с сотрясением головно­го мозга и многочисленными ушибами был отправлен в больницу. Борисов был арестован вызванными работниками милиции.

Ермишину — 27 лет, холост, проживает с родителями, работает техником-смотрителем в ДЭЗе. Характеризуется по месту работы по­ложительно, хотя имел приводы в милицию, когда в подъезде, где проживал, устраивал скандалы, находясь в нетрезвом состоянии.

Когда однажды Ермишин возвращался вечером с работы до­мой, в него попал окурок сигареты, выброшенной из окна (как по­казалось Ермишину) квартиры, с хозяйкой которой Ермишин по­стоянно скандалил. Ермишин поднялся на лестничную площадку, где расположена эта квартира, позвонил в дверь, и когда хозяйка квартиры ему открыла, он ударил ее кулаком в лицо.

Вопрос: Определите криминальную принадлежность Козлова, Синюкова, Борисова и Ермишина. К какому типу преступников (случайному, неустойчивому, ситуативному, злостному, особо опасному) они относятся?

Решение.

Козлов относится к ситуативному типу, так как он действовал в условиях, когда можно без особых препятствий совершить кражу; сам он преступных ситуаций не создавал и преступлений не планировал.

Синюков относится к случайному типу, так как он сбил человека под влиянием эмоционального состояния, это неосторожное преступление.

Борисов относится к опасному типу, так как он неоднократно совершал преступления, и потенциально готов к совершению преступления практически в любой ситуации.

Ермишин относится к неустойчивому типу, так как у него неоднократно возникали конфликты с соседкой, однако именно в этот раз они вылились в совершение им преступления, хотя никаких особых отличий именно этого скандала от предыдущих не упоминается. Постоянные скандалы с хозяйкой злополучной для него квартиры, говорят о постоянной проблемной (конфликтной) ситуации, которая явилась поводом (мотивом) для совершения преступления. Здесь ситуация, когда на Ермишина попал окурок сигареты (как ему показалось - из той самой квартиры), сыграло роль “спускового крючка”. В результате – причинение вреда здоровью.

Список использованной литературы.

Учебники.

1. Криминология: учебник для студентов вузов / Г.А. Аванесов, С.М. Иншаков, С.Я. Лебедев, Н.Д. Эриашвили / Под ред. Г.А. Аванесова. – 4-е изд., перераб. и доп. – М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2006. – 495 с.

2. Криминология. Учебник для вузов / Под ред. Долговой А.И. – 3-е изд., перераб. и доп. М.: Норма, 2005. – 912 с.

3. Криминология: учебник / под ред. Кудрявцева В.Н. и Эминова В.Е. – 4-е изд., прераб. и доп. - М.: Норма, 2009. С.800.

4. Лунеев В.В. Криминология. М., 1986. (Взято с интернета: Право на VUZLIB.NEThttp://pravo.vuzlib.net/book_z907_page_14.html).

5. Криминология. Учебник / Под ред. проф. Малкова В.Д. 2-е изд., перераб. и доп. - М.: Юстицинформ, 2006. — 528 с.

Учебные пособия.

6. Иншаков С.М. Криминология: Вопросы и ответы. 2-е изд. – М.: Юриспруденция, 2002. – 224 с.

7. Криминология: Учебное пособие / Под ред. Н.Ф. Кузнецовой – М.: Зерцало, ТЕИС, 1996.

Монографии.

8. Антонян Ю. М. Психологическое отчуждение личности и преступное поведение. Ереван, 1989.

9. Антонян Ю.М. Кудрявцев В.Н., Эминов В.Е. "Личность преступника" Санкт-Петербург, Юридический центр Пресс, 2004г.

10. Блувштейн Ю.Д. Понятие личности преступника // Советское госу­дарство и право. 1979. № 8. С. 7-1

11. Долгова А.И. Криминология. М.: Норма, 1999. (Взято с интернета: Copyright © 2008-2010 Юридическая электронная библиотека ЮРИСТЛИБ. Криминология и биотехнологии. Овчинский В.С. Журнал российского права, 2005).

12. Дубинин Н.П., Карпец И.И., Кудрявцев В.Н. Генетика, поведение, ответственность. – М.: Политиздат, 1982.

13. Кузнецова Н.Ф. Проблемы криминологической детерминации. М., Изд-во МГУ, 1984. 204 с.

14. Ломброзо Ч. Преступление. - М.: СПАРК, 1994.

15. Лунеев В.В. Мотивация преступного поведения. М.: наука, 1991.

16. Сахаров А.Б. Актуальные вопросы учения о личности преступника // Теоретические проблемы учения о личности преступника. М, 1979.

17. Спасович В. Д. Сочинения. СПб.: ЛексЭст, Т. 7., 1986. (Взято с интернета: Происхождение и понятие смертной казни. http://etelien.ru/Collection/8/8_00038.htm).

Научные статьи.

18. Журнал Lex Russica (Научные труды Московской государственной юридической академии) 2005 г. № 1 (январь). Статья В.Н. Кудрявцева, В.Е. Эминова "Криминализация и криминология".


[1] Журнал Lex Russica (Научные труды Московской государственной юридической академии) 2005 г. № 1 (январь). Статья В.Н. Кудрявцева, В.Е. Эминова "Криминализация и криминология".

[2] Криминология: учебник / под ред. Кудрявцева В.Н. и Эминова В.Е. – 4-е изд., прераб. и доп. - М.: Норма, 2009. С.152.

[3] Антонян Ю.М. Кудрявцев В.Н., Эминов В.Е. "Личность преступника" Санкт-Петербург, Юридический центр Пресс 2004г. стр. 16.

[4] Сахаров А.Б. Актуальные вопросы учения о личности преступника // Теоретические проблемы учения о личности преступника. М, 1979. С. 22.

[5] Кузнецова Н.Ф. Проблемы криминологической детерминации. М., Изд-во МГУ, 1984.

[6] См.: Блувштейн Ю.Д. Понятие личности преступника // Советское госу­дарство и право. 1979. № 8. С. 101.

[7] Лунеев В.В. Криминология. М., 1986. С. 87. (Взято с интернета: Право на VUZLIB.NEThttp://pravo.vuzlib.net/book_z907_page_14.html).

[8] Долгова А.И. Криминология. М.: Норма, 1999. С. 179. (Взято с интернета: Copyright © 2008-2010 Юридическая электронная библиотека ЮРИСТЛИБ. Криминология и биотехнологии. Овчинский В.С. Журнал российского права, 2005.).

[9] Ломброзо Ч. Преступление. - М.: СПАРК, 1994. С 119-121.

[10] Спасович В. Д. Сочинения. СПб., 1986. Т. 7. С. 218-230.

[11] Дубинин Н.П., Карпец И.И., Кудрявцев В.Н. Генетика, поведение, ответственность. М.: Политиздат, 1982. С. 170.

[12] Криминология: учебник / под ред. Кудрявцева В.Н. и Эминова В.Е. – 4-е изд., прераб. и доп. - М.: Норма, 2009. С. 161.

[13] Криминология: учебник / под ред. Кудрявцева В.Н. и Эминова В.Е. – 4-е изд., прераб. и доп. - М.: Норма, 2009. С. 162.

[14] Лунеев В.В. Мотивация преступного поведения. М.: наука, 1991. С. 145-183.

[15] Антонян Ю. М. Психологическое отчуждение личности и преступное поведение. Ереван, 1989. С. 9.

[16] Криминология: учебник / под ред. Кудрявцева В.Н. и Эминова В.Е. – 4-е изд., прераб. и доп. - М.: Норма, 2009. С. 157.

[17] Дубинин Н.П., Карпец И.И., Кудрявцев В.Н. Генетика. Поведение. Ответствен­ность. О природе антиобщественных поступков и путях их предупреждения. М., 1982. С. 128-129.

[18] Сахаров А.Б. Актуальные вопросы учения о личности преступника. - В сб.: Теоретические проблемы учения о личности преступника. М., 1979. С.3.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий

Другие видео на эту тему