регистрация / вход

Административные правоотношения 2

Административные правоотношения Министерство общего и профессионального образования РФ Сыктывкарский государственный университет Юридический факультет

Министерство общего и профессионального образования РФ

Сыктывкарский государственный университет

Юридический факультет

Кафедра уголовного права и процесса

Курсовая работа

Тема: Административные правоотношения.

Научный руководитель: Мостов Г. В.

Исполнитель: студент II курса дневного

отделения (группа 624)

юридического факультета

Марьинский А. Л.

Сыктывкар 1999г.

Содержание

I . Вступление ………………………………………………….………2

II . Основная часть: …………………………………………………...4

1. Понятие административного правоотношения. …………………. -

2. Основные черты административного правоотношения. ………...12

3. Структура административного правоотношения. ………………..13

4. Юридические факты в административном праве. ……………….15

5. Виды административных правоотношений: ……………………..16

- основные и неосновные административные правоотношения;

- субординационные и координационные административные право-

отношения;

- вертикальные и горизонтальные правоотношения в администра-

тивном праве;

- внутриаппаратные и внеаппаратные правоотношения;

6. Разграничение административных и других правовых отношений. …………………………………………………………………………..28

III . Заключение ………………………………………………………34

Список используемой литературы……………………………………35

I. Вступление

Административно-правовые отношения по своей сути, как и другие виды правоотношений в различных отраслях права, наряду с предметом и методом, можно сказать, являются фундаментальным базисом. Это, своего рода, отправная точка в изучении административной отрасли права. Поэтому то при изучении этой отрасли права необходимо, прежде всего, уделить, акцентировать внимание для подробного и тщательного рассмотрения данного вопроса, иначе могут возникнуть большие трудности при дальнейшем рассмотрении последующих вопросов административного права, в целом. Этого не произойдет, если изучение предмета (отрасли) начнется с основных вводных вопросов, несмотря всю их сложность. При этом не имеет значения, какая отрасль права изучается, поскольку в любой другой отрасли права на первом месте стоят такие базисные понятия, как выше указанные. Поэтому нет смысла затрагивать более сложные вопросы без предварительного изучения вводных понятий.

Такова наиболее общая характеристика административно-правового отношения, в которой выражены некоторые причины необходимости первоочередного рассмотрения данного вопроса. Следует выделить некоторые особенности, дополняющие эту общую характеристику и способные служить основой для отграничения административно-правовых отношений от других видов правоотношений. Они достаточно существенны, так как на природу административно-правовых отношений оказывают определяющее влияние: сфера их возникновения (механизм функционирования исполнительной власти); специфика административно-правового регулирования (императивность и односторонность волеизъявлений субъектов управления); содержание административно-правовых норм, т.е. их юридической базы. На первый план выдвигаются предмет и метод административного права, которые дают необходимую основу для проведения видовых различий между правовыми отношениями.

В чем особенности административно-правовых отношений?

Проблема этих отношений всегда была остро дискуссионной, причем переход системы государственного управления к условиям рыночных отношений в еще большей степени усиливает это ее качество (свобода производителя, рынок в его подлинно экономическом смысле, механизм государственного регулирования в новых условиях и т.п.). Поэтому она имеет принципиальное значение для понимания существа административного права вообще, средств административно-правового регулирования – в особенности. В силу этого, важное значение приобретает выделение таких элементов сущностной характеристики административно-правовых отношений, с помощью которых возможно определение их реального места в системе правовых отношений. И на этом нужно сделать паузу. Подробное рассмотрение данных вопросов последует в последующих разделах.

Итак, исходя из всего вышеуказанного, нужно заметить, что целью данной работы является более или менее подробное исследование вопроса об административно-правовых отношениях, выделение их особенностей, характерных черт, отличий от других правовых отношений, и, наконец, обозначить место, которое занимают административно-правовые отношения в общественной жизни и в функционировании государства как звена в механизме правового регулирования. Задачей же работы является исследование того, как данный вопрос рассмотрен в разного рода юридической литературе.

II . Основная часть

1. Понятие административного правоотношения.

Любая отрасль российского права регулирует определенные правоотношения, т.е. отношения урегулированные нормами права. В Частности, гражданскому праву свойственно регулирование гражданских правоотношений (имущественных и связанных с ними личных неимущественных прав), уголовному праву - регулирование отношений, связанных с преступлением и наказанием. Какие правоотношения регулирует административное право? Прежде всего, следует указать, что административное право - это самостоятельная отрасль правовой системы России. Отрасли права отличаются друг от друга по предмету и методу правового регулирования. Именно предмет административного права составляют те отношения, о которых речь пойдет дальше.

Административно-правовые отношения - это урегулированные нормами административного права общественные отношения, складывающиеся в сфере деятельности исполнительной власти.

Административно-правовые отношения представляют собой разновидность правовых отношений, разнообразных по своему характеру, юридическому содержанию, по их участникам. Им свойственны все основные признаки любого правоотношения, как-то: первичность правовых норм, вследствие чего правоотношение есть результат регулирующего воздействия на данное общественное отношение данной правовой нормы, придающей ему юридическую форму; регламентация правовой нормой действий (поведения) сторон этого отношения; корреспонденция взаимных обязанностей и право сторон правоотношения, определяемая нормой и т.п.

Однако следует выделить некоторые особенности, дополняющие эту общую характеристику и способные служить основой для отграничения административно-правовых отношений от других видов правоотношений. К таким особенностям относятся:

- права и обязанности сторон данных отношений связаны с деятельностью исполнительных органов государства и других субъектов исполнительной власти;

- всегда одной из сторон в таких отношениях выступает субъект административной власти (орган, должностное лицо, негосударственная организация, наделенные государственно-властными полномочиями);

- административные правоотношения практически всегда возникают по инициативе одной из сторон;

- если произошло нарушение административно-правовой нормы, то нарушитель несет ответственность перед государством;

- разрешение споров между сторонами, как правило, осуществляется в административном порядке.

- административные правоотношения являются властеотношениями, построенные на началах “власть-подчинение”, где отсутствует равенство сторон. Признак подчинения является в таких отношениях доминирующим, поскольку он предопределен важнейшими приоритетами государственно-управленческой деятельности.

Подводя итог вышеуказанному, можно дать соответствующее понятие административного правоотношения, как урегулированное административно-правовой нормой управленческое общественное отношение, в котором стороны выступают как носители взаимных прав и обязанностей, установленных и гарантированных административно-правовой нормой.

В юридической теории и практике сложилось устойчивое представление о властеотношениях, в которых отсутствует юридическое равенство сторон. Классическим примером отношений равенства сторон, хотя и не во всех случаях (например, обязательства из причинения вреда), являются гражданско-правовые отношениями.

Напоминание о властной (иногда ее называют принудительной) природе права имеет прямое отношение к выявлению особенностей административно-правовых отношений.

Называя административно-правовые отношения властеотношениями, не следует впадать в крайность и низводить роль административного права до уровня полицейского, а административно правовые отношения – до признания основанных исключительно на государственном принуждении. Однако распространен именно такой подход к их характеристике.

Властеотношения, как категорию, не следует рассматривать в качестве специфического свойства административно-правовых отношений, тем более – безоговорочного. С другой стороны, именно этот их признак является доминирующим, поскольку он предопределен важнейшими приоритетами государственно-управленческой деятельности.

Природа государственно-управленческой деятельности, как и любого другого вида социального управления, диктует необходимость выделения субъекта управления, т.е. той стороны регулируемых административным правом управленческих отношений, в руках которой концентрируется власть. В силу этого всегда налицо определенный приоритет воли такого субъекта (единая управляющая воля). Соответственно его сознательно-волевые проявления (волеизъявления) направлены на упорядочение поведения объекта управления. Практическое выражение такой направленности обычно характеризуется как «команда»; это – мостик к формуле «власть – подчинение».

В принципе подобная картина наблюдается во всех случаях использования правовых средств, независимо от их отраслевой принадлежности, но только административно-правовые отношения воспринимаются как «властеотношения». Управление органически сочетается с властью. В широком социальном смысле оно осуществляется и в процессе законодательства (законодательная власть). Все ветви единой государственной власти «властвуют», т.е. в чисто юридическом смысле они столь же авторитарны, как и в сфере государственного управления. Если быть последовательным, то следует признать, что не только админйстративно-правовые отношения являются властеотношениями, но и государственно-правовые, и финансово-правовые, и природоохранительные, и уголовно процессуальные, и трудовые, и т.п. Значит, суть проблемы заключается не в безапелляционности однобокой характеристики административно-правовых отношений, а в констатации присущих им как разновидности властеотношений вообще особенностей.

Властная природа права предопределяет наличие определенной степени властности и в любом виде регулируемых правовых отношений. В подтверждение такого вывода можно сослаться на то, что когда был, подвергнут критике так называемый «административно-командный» стиль управления, то в виду имелось не только административно-правовое регулирование, но и гражданско-правовое, хозяйственно-правовое и т.п.

Конечно, для административно-правовых отношений, управленческих по своей сути, сущностные черты управления в его государственно-властном варианте (исполнительная власть) наиболее показательны. Главное заключается в следующем: управление всегда предполагает подчинение воли участников совместной деятельности (общественная жизнь является таковой) единой управляющей воле; в управленческих отношениях налицо соподчиненность воль. Соответственно, с одной стороны – авторитет, господствующая воля субъекта управления, с другой – подчинение ей воли всех иных участников управленческих отношений. Таково соотношение сторон в регулируемых административным правом управленческих связях различного рода. Отсюда и властный характер этих отношений, причем власть является средством волевого регулирования управленческих процессов и поведения их участников.

Власть осуществляется в различных вариантах правового регулирования. Это значит, что в любом случае нормативного установления запретов, дозволений или же прямых предписаний, независимо от конкретного вида правовых норм, последние служат юридической основой возникновения властеотношений. Поскольку названные варианты правового регулирования (метод) характерны, хотя и в различной степени, для гражданского, финансового, трудового, земельного, уголовного, конституционного и иных отраслей права, общественные отношения, регулируемые ими наряду с управленческими, носят на себе определенный отпечаток властности. Отсюда – соответствующая степень неравенства, которое обычно приписывается только административным правоотношениям.

Административно-правовые отношения о своей сути являются организационными. Имеется в виду их прямая связь с реализацией функций исполнительной власти, которые до своему содержанию направлены, прежде всего, на организацию процесса правоисполнения. В их рамках происходит обеспечение этого процесса структурными, кадровыми, материальными и прочими атрибутами, без которых механизм государственного управления вряд ли может быть реально действующим, Конечно, нельзя забывать, что любой вариант социального управления, в конечном счете, есть организующая деятельность, ибо «организация» есть устройство, упорядочение, объединение в единое целое. Соответственно и законодательная власть действует организующе, стремясь объединить и упорядочить совместную деятельность членов общества. Организующе воздействуют на собственную внутреннюю жизнь и общественные объединения через свои органы управления.

Государственное управление, в сфере которого складываются административно-правовые отношения, в конечном счете, сводится к осуществлению функций, направленных на организацию совместной деятельности людей, что прямо вытекает из его природы и социального назначения. Поэтому часто его называют «непосредственно организующей» деятельностью государства. Это означает, что организация в государственно-управленческом смысле осуществляется в особых, присущих исполнительной власти формах.

Таким образом, административно-правовые отношения являются особой разновидностью организационных отношений.

Между сторонами административно-правовых отношений возможны споры. Так, гражданин может быть не согласен с правомерностью предпринятых в его адрес действий исполнительного органа (должностного лица).

Это его несогласие, не влияющее на возникновение правоотношения, тем не менее, вызывает определенные юридические последствия: гражданин вправе оспаривать указанные действия. Так возникает конкретный административно-правовой спор.

Известно, что для разрешения гражданско-правовых споров установлен особый процессуальный порядок (исковое производство не установлен для разрешения возможных административно-правовых споров). Как правило, такого рода споры разрешаются в административном, т.е. вовнесудебном порядке. Это означает, что основной способ их разрешения не выходит за рамки сферы государственного управления и является одним из атрибутов государственно-управленческой деятельности. Суть его – в принятии исполнительным полномочным органом (должностным лицом) юридически-властного решения по предмету спора, каковым является законность оспариваемого решения или действия, породивших спорную ситуацию.

Для гражданско-правовых отношений характерна ответственность одной стороны перед другой. Административным правом установлен иной порядок ответственности сторон административно-правовых отношений в случае нарушения ими требований административно-правовых норм. В этом случае ответственность одной стороны наступает не перед второй стороной правоотношения, а непосредственно перед государством в лице его соответствующего органа (должностного лица). Объясняется это тем, что речь идет фактически о нарушении публично-правовых интересов в сфере исполнительной власти. Именно поэтому исполнительные органы (должностные лица) наделяются полномочиями по самостоятельному воздействию на нарушителей требований административно-правовых норм (дисциплинарная, административная ответственность). Сами субъекты управления также отвечают за нарушение аналогичных требований (например, дисциплинарная ответственность работника аппарата исполнительной федеральной власти перед Президентом или Правительством Российской Федерации).

Что касается конкретной характеристики административно-правовых отношений, то в этом вопросе нет единого мнения.

В юридической литературе фигурируют две основные концепции административно-правовых отношений.

Исходные положения первой из них состоят в том, что названные отношения:

1) возникают в процессе государственного управления;

2) имеют в качестве обязательного субъекта орган государственного управления;[1]

3) являются отношениями власти – подчинения и характеризуются юридическим неравенством их сторон.

Эта концепция была внедрена тогда еще в советскую административно-правовую литературу в двадцатых годах В. И. Кобалевским, который исходил из традиционного для буржуазной науки деления права на публичное и частное. Он писал: «В частном праве обе стороны юридического отношения между собой юридически равны... Совершенно иначе обстоит вопрос в праве публичном... С одной стороны, всегда выступают органы публичного управления, с другой – граждане... Возлагая на активного субъекта осуществление функций государственного управления, закон, естественно, отдает явное предпочтение этому субъекту перед отдельными гражданами, действующими в их личных интересах... Наиболее ярким отличием правового положения активного субъекта, по сравнению с положением гражданина, является, несомненно, присущий ему, хотя и далеко не во всех случаях, характер публичного властвования... Правовыми формами, в которых выражается эта черта юридического положения активного субъекта, служат односторонний характер исходящих от него приказов и распоряжений, административное принуждение и особая правовая защита исходящих от него требований». Эта характеристика с некоторыми изменениями была воспринята и позднее развита в работах многих административистов и цивилистов.

Разделяя в основном ту же точку зрения, Ю. М. Козлов пишет: «Советское административное право регулирует те общественные отношения, которые складываются в процессе управления или осуществления управленческой деятельности. Специфической особенностью отношений, регулируемых административным правом, является юридическое неравенство сторон: один из участников такого отношения подчинен другому... Административно-правовому регулированию свойствен метод властных предписаний, метод властвования. Соответственно отношения управленческого характера есть отношения власти и подчинения... Для административно-правовых отношений характерен обязательный субъект. Они не могут возникнуть без участия органа управления или другого субъекта, наделенного юридически властными полномочиями».[2]

В пятидесятых годах в результате критического анализа этой концепции возникла вторая концепция советских административно-правовых отношений. В отличие от первой ее основные положения заключаются в том, что административно-правовые отношения:

1) возникают в сфере государственного управления;

2) могут иметь место между всеми субъектами административного права в любом их сочетании;

3) делятся по соотношению прав и обязанностей участников на две группы: отношения, в которых одна сторона подчинена другой (отношения власти и подчинения), и отношения, в которых стороны не подчинены друг другу (отношения равноправия).[3]

Рассмотрим названные концепции.

На первый взгляд расхождение по первому пункту не идет дальше терминологии. Не случайно термины «в процессе» и «в сфере» некоторыми авторами употребляются как синонимы.[4] В действительности это не так. В данном случае применения термина «процесс» имеется в виду деятельность органов государственного управления, а это означает, что административно-правовые отношения не могут возникнуть вне этого процесса, без участия органа государственного управления. Термин «сфера» имеет более широкий смысл, означающий, что административно-правовые отношения возникают не только в процессе деятельности органов государственного управления, а во всей области их административной правосубъектности.

Юридический характер приведенных норм не лишает их морального содержания так же как всех других правовых норм, регулирующих организацию и деятельность общественных организаций, – общественно-организаторского характера. Нельзя противопоставлять эти их качества, они естественно совмещаются и нисколько не противоречат друг другу. Регулирование «общественно-организационных» отношений нормами права делает их и правовыми, а так как они возникают всфере управления, – административно-правовыми.

Многие нормы права регулируют отношения между гражданами, возникающие в сфере государственного и общественного управления. Для их возникновения, так же как для отношений между всеми другими субъектами административного права, наличие государственно-властных полномочий у их участников не обязательно.

Итак, возникновение административно-правовых отношений не лимитируется участием в них органов государственного управления и общественных организаций, наделенных государством властными полномочиями. Они возможны между всеми субъектами административного права в любом их сочетании.

А.К. Юрченко пишет: «Сущность властности административных правоотношений состоит в том, что решение вопроса о вынесении конкретного административного акта, а, следовательно, и о возникновении соответствующего ему административного правоотношения, осуществляется волей одной стороны. Заинтересованность пенсионера в назначении ему пенсии, абитуриента в принятии его в вуз, многодетной матери в назначении ей пособия и т.д. – все это еще не свидетельствует о наделении заинтересованной стороны правомочиями на принятие участия в вынесении соответствующих решений. Принятие таких решений составляет компетенцию только соответствующего органа государственного управления».[5]

В критикуемых Л. К. Юрченко положениях вовсе не доказывается, что заинтересованность гражданина в назначении ему пенсии или пособия, в зачислении в высшее учебное заведение и т.д.свидетельствует о наделении его правомочиями на участие в принятии решений по этим вопросам. В них доказывается иное, а именно – что наряду с вертикальными административно-правовыми отношениями между гражданами и органами государственного управления могут быть отношения горизонтальные, в которых одна сторона не подчиняется другой, что праву гражданина, например, на назначение пенсии или пособия, на обжалование незаконного акта и т. д. соответствует обязанность органа управления удовлетворить законное притязание гражданина. Гражданин односторонне порождает и имеет право в любой стадии прекратить такое отношение, чего не имеет права сделать ни один орган управления.

2. Основные черты административных правоотношений.

Административно-правовые отношения напрямую связаны с практической реализацией задач, функций и полномочий исполнительной власти в процессе государственно-управленческой деятельности. Эта их особенность накладывает определенный отпечаток на поведение любых участников такого рода правовых отношений; их обязанности и права непременно связаны с практической реализацией исполнительной власти в центре и на местах. Интересы другого рода, небезразличные для государства и общества, обеспечиваются, если у них имеется четко выраженная специфика, в рамках иных правоотношений. Поэтому, определяющая черта административно-правовых отношений состоит в том, что они складываются преимущественно в особой сфере государственной и общественной жизни - в сфере государственного управления.

Стоит отметить также, что административные правоотношения характеризуются определенным субъектом. Всегда одной из сторон является официальный или полномочный субъект исполнительной власти (в широком смысле государственного управления).

Иначе говоря, несмотря на то, что в административно-правовых отношениях практически могут участвовать различные стороны, в них всегда имеется обязательная сторона, без которой такого рода отношения не возникают. Такой признак наблюдается в административных отношениях как прямое действие властной природы государственно-управленческой деятельности. Например, гражданин не может выступать в подобной роли, хотя и является потенциальным участником самых разнообразных административно-правовых отношений.

Административные правоотношения возникают по инициативе любой из сторон. Однако согласие или желание второй стороны не является во всех случаях обязательным условием их возникновения. Они могут возникать и вопреки желанию второй стороны или ее согласию. Этот признак в наибольшей степени отличает их от гражданско-правовых отношений.

Как указывалось выше административно-правовые отношения возникают в сфере государственного управления. Однако не всякое общественное отношение в сфере государственного управления включается в круг отношений, составляющих предмет административного права.

3. Структура административных правоотношений.

Все правоотношения состоят из определенных элементов: субъектов, объекта и содержания правоотношения.

В содержании административного правоотношения различаются две стороны: материальная (поведение субъектов) и юридическая (субъективные юридические права и обязанности).

Непосредственным объектом административных правоотношений является волевое поведение человека, его деяния.

Нормами административного права точно определяется, между какими субъектами должны возникать правоотношения, каковы будут права и обязанности сторон. Так, отношения граждан, связанные с призывом на военную службу, получением прав на управление транспортными средствами, возникают при заранее определенных обстоятельствах, с определенными органами исполнительной власти, при этом права и обязанности сторон четко закреплены юридическими нормами. В определенные сроки, по определенной форме, определенным адресатам организации, к примеру, должны направлять статистические данные, отчеты, справки.

Существующие в административно-правовых отношениях права и интересы могут защищаться в судебном порядке, но такие случаи не являются доминирующими. В основном же права участников таких отношений, споры между ними решаются в административном порядке: субъектом управления, который был (является) стороной административного правоотношения, вышестоящим или иным органом исполнительной власти. Субъекты исполнительной власти наделены правом решать, а другие участники отношений имеют право обжаловать такие решения.

Более того, субъекты исполнительной власти во многих случаях наделены правом применять самые разнообразные меры воздействия к другим субъектам правоотношений.

В частности, они могут потребовать объяснений, дать указания, отказать в просьбе, не присвоить звание, использовать средства административного, дисциплинарного принуждения.

Следует также подчеркнуть, что для гражданско-правовых отношений характерна ответственность одной стороны перед другой. Административным правом установлен иной порядок ответственности сторон административно-правовых отношений в случае нарушения ими требований административно-правовых норм. В этом случае ответственность одной стороны не перед другой стороной правоотношения, а непосредственно перед государством в лице его соответствующего органа (должностного лица). Именно исполнительные органы (должностные лица) наделяются полномочиями по самостоятельному воздействию на нарушителей требований административно-правовых норм (дисциплинарная, административная ответственность). Сами субъекты управления также отвечают за нарушение аналогичных требований (например, дисциплинарная ответственность работника аппарата исполнительной федеральной власти перед Президентом или Правительством Российской Федерации).

Субъекта административного правоотношения можно рассмотреть на основе квалификации административных правоотношений на виды. В зависимости от особенностей участников административных отношений выделяются наиболее типичные их виды:

а) между несоподчиненными субъектами исполнительной власти, находящимися на различном организационно-правовом уровне (к примеру, вышестоящие и нижестоящие органы);

б) между субъектами исполнительной власти, находящимися на одинаковом организационно-правовом уровне (например, 2 министерства, администрация 2 областей);

в) между субъектами исполнительной власти и находящимися в их организационном подчинении (ведении) государственными объединениями (корпорации, концерны и пр.), предприятиями и учреждениями;

г) между субъектами исполнительной власти и не находящимися в их организационном подчинении государственными объединениями, предприятиями и учреждениями (по вопросам финансового контроля, административного надзора и т.п.);

д) между субъектами исполнительной власти и исполнительными органами системы местного самоуправления;

е) между субъектами исполнительной власти и хозяйственными негосударственными и социально-культурными объединениями и предприятиями и учреждениями (коммерческие структуры и т.п.);

ж) между субъектами исполнительной власти и общественными объединениями;

з) между субъектами исполнительной власти и гражданами.

Во всех вышеперечисленных отношениях всегда участвует тот или иной исполнительный орган.

4. Юридические факты в административном праве.

Для любого правоотношения характерно возникновение его вследствие определенных юридических фактов, исходя из того, что под юридическими фактами понимаются действия или события, вследствие которых происходит возникновение, изменение или прекращение правоотношений.

Административно-правовые отношения возникают при наличии условий, предусмотренных административно-правовыми нормами.

Действия являются результатом активного волеизъявления субъекта. По характеру различаются правомерные и неправомерные действия.

Правомерные действия всегда соответствуют требованиям административно-правовых норм. В качестве юридических фактов выступают правомерные действия граждан и других субъектов административно-правовых отношений. К примеру, подача гражданином жалобы влечет за собой возникновение конкретного административного правоотношения между ним и исполнительным органом (должностным лицом), которому жалоба адресуется.

Особенностью юридических фактов по административному праву является то, что основным видом правомерных действий служат правовые акты субъектов исполнительной власти, имеющие индивидуальный, т.е. относящийся к конкретному адресату и делу, характер. Прямое их юридическое последствие - возникновение, изменение или прекращение административно-правового отношения.

Например, приказ о назначении на должность влечет за собой возникновение государственно-служебных отношений, являющихся разновидностью административно-правовых.

Под неправомерными действиями понимаются те, которые не соответствуют требованиям административно-правовых норм, нарушают их. К таким относятся административные или дисциплинарные проступки, как наиболее характерные для сферы государственного управления. Они влекут за собой юрисдикционные правоотношения. К таким относятся также бездействия (пример, непринятие службой внутренних дел необходимых мер по обеспечению общественного порядка).

Под событиями понимаются явления, не зависящие от воли человека (смерть, стихийное бедствие).

5. Виды административных правоотношений.

Емкая характеристика административно-правовых отношений как властеотношений, акцентируя внимание на их сущностной природе, не исключает возможности их видовой классификации по различным критериям.

Присущий им элемент юридической властности выражается по-разному. Управленческая практика свидетельствует о том, что отдельные виды административно-правовых отношений не всегда и не во всем прямо и непосредственно выражают присущую государственно-управленческой деятельности властность, что такого рода правоотношения могут иногда строиться и на началах равенства их участников. Наконец, известное, хотя и далеко не всестороннее развитие получают административно-правовые отношения договорного типа. Следовательно, при относительной однородности своих основных или наиболее показательных проявлений, они могут включать в свой состав различные варианты социальных связей, опосредствованных административно-правовыми нормами. В связи с этим необходимо учитывать также и то, что не все управленческие отношения оформляются административным правом.

Тем не менее, ведущее значение сохраняют административно-правовые отношения, которые непосредственно связаны с практическим осуществлением соответствующими субъектами исполнительной власти управляющего или упорядочивающего воздействия на те или иные объекты. Это означает, что главенствующую роль играют те управленческие связи, в рамках которых проявляются все основные особенности административно-правового регулирования общественных отношений.

Если руководствоваться данными позициями, то можно первоначально выделить следующие две группы административно-правовых отношений: а) отношения, непосредственно выражающие основную формулу управляющего воздействия («субъект – объект»), в которой отчетливо, проявляется властная природа государственно-управленческой деятельности. Это – собственно властеотношения; б) отношения, складывающиеся за рамками непосредственного управляющего воздействия на тот или иной объект, но органически связанные с его осуществлением.

Иногда названные группы административно-правовых отношений характеризуются как основные и неосновные управленческиесвязи. Первые прямо выражают сущность управления, а вторые связаны с этой сущностью, но прямо ее не выражают. К первым относятся административно-правовые отношения, которые могут быть выражены формулой «команда – исполнение». Это, прежде всего отношения между вышестоящими и нижестоящими звеньями механизма исполнительной власти, между должностными лицами-руководителями и подчиненными им по службе работниками административно-управленческого аппарата, между исполнительными органами (должностными лицами) и гражданами, несущими определенные административно-правовые обязанности и т.п.

При характеристике второй группы отношений главное внимание акцентируется на том, что они, хотя и возникают непосредственно в сфере государственного управления, но не имеют своим прямым назначением непосредственное управляющее воздействие субъекта на управляемый объект. Это, например, отношения между двумя сторонами, функционирующими в сфере государственного управления, но не связанными между собой соподчиненностью (например, отношения типа «субъект – объект») . Так, два министерства могут вступать в отношения, связанные с необходимостью подготовки совместного правового акта или согласования взаимных управленческих вопросов и т.п. Такого рода отношения весьма разнообразны и необходимы для создания нормальных условий реализации исполнительной власти. Но они имеют вспомогательное значение по сравнению с отношениями первой группы. Фактически они как бы подготовляют последующее непосредственное управляющее воздействие, т.е. служат организационно-правовой предпосылкой собственно властеотношений.

Иногда выделяют субординационные и координационные административно-правовые отношения. Суть первых ясна: они построены на авторитарности (властности) юридических волеизъявлений субъекта управления. Координационными связями называют те, в которых эта авторитарность, якобы, отсутствует. При этом делается отсылка к отношениям, например, между несоподчиненными исполнительными органами. Такое решение было бы приемлемым, если бы содержание координации (т.е. согласования) трактовалось однозначно. Но для этого достаточных оснований не имеется. Координация входит в перечень основных проявлений государственно-управленческой деятельности, т.е. фактически совпадает с ее юридически-властными проявлениями. Так, Правительство Российской Федерации координирует деятельность администрации краев, областей, автономий, городов федерального значения, направляет (т.е. координирует) работу республиканских правительств. Координационные полномочия подобного рода реализуются в форме правительственных актов, т.е. егоюридически-властных волеизъявлений. Еще один пример: Минприроды Российской Федерации координирует деятельность министерств и ведомств по вопросам охраны окружающей природной среды, причем принимаемые этим органом решения обязательны для иных исполнительных органов Российской Федерации. Все это свидетельствует о том, что координация имеет юридически-властный характер как во взаимоотношениях между вышестоящими и нижестоящими субъектами исполнительной власти, так и между несоподчиненными исполнительными органами. Значит, по своей сути координация также может быть субординационной. Поэтому классификация административно-правовых отношений по признаку основных и неосновных, деление их на субординационные и координационные в достаточной степени условны. Так женадо учитывать, что в ряде случаев координация, действительно, не только не связана с соподчиненностью, но и лишена юридически-властного характера. Например, это имеет место в отношениях между субъектом исполнительной власти и общественными объединениями; в подобных отношениях вместо координации властного типа осуществляется деловое взаимодействие (сотрудничество).

Наиболее значительный интерес представляет классификация административно-правовых отношений по юридическому характеру взаимодействия их участников. В соответствии с этим критерием, поглощающим в определенной мере ранее рассмотренные, выделяются вертикальные и горизонтальные правоотношения.

Вертикальные административно-правовые отношения в наибольшей степени выражают суть административно-правового регулирования и типичных для государственно-управленческой деятельности субординационных связей между субъектом и объектом управления. Это и есть то, что обычно называют властеотношениями. Возникают они между соподчиненными сторонами, что свидетельствует об отсутствии в них, в отличие отгражданско-правовых отношений, равенства сторон. Однако соподчиненность нельзя трактовать в буквальном смысле. Фактически вертикальность означает, что у одной стороны есть юридически-властные полномочия, которых либо нет у другой стороны (например, у гражданина), либо их объем меньше (например, у ниже стоящего органа управления). Властной стороной при этом выступает соответствующий субъект исполнительной власти (исполнительный орган, орган государственного управления). Столь же очевидно, что именно в вертикальных отношениях реализуется непосредственное управляющее воздействие субъекта управления на тот ли иной объект, который далеко не вовсех случаях ему организационно подчинен.

Такого рода правовые связи наиболее типичны для сферы государственного управления, несмотря на известную реформацию, проводимую в период постепенного перехода к рыночным отношениям, в условиях которых стороны, выступающие в роли объектов управления, приобретают все больший объем оперативной самостоятельности. Но власть есть власть, а потомуисполнительная власть, реализуемая в административно-правовых отношениях, не утрачивает своей юридически-властной природы. Наоборот, любые попытки игнорировать это объективно присущее ей качество неизбежно приводит к серьезным кризисным ситуациям (например, территориальный сепаратизм, разрыв хозяйственных связей, резкое ослабление государственной дисциплины). В новых условиях государственное управление не утрачивает своей властно-юридической природы, хотя механизм управляющего воздействия, конечно, становится мягче, освобождаясь от наиболее жестких вариантов достижения стоящих перед ним задач (например, отказ от адресного планирования, обязательных поставок, устранение элементов чрезмерной централизации). Тем не менее, управленческая вертикаль, находящая свое выражение в административно-правовых отношениях, сохраняется в качестве наиболее традиционной для них.

При характеристике административно-правовых отношений нельзя ограничиться приведенными категорическими утверждениями и выводами, так как практически проявления управленческой вертикальности многозначны. Соответственно в сфере государственного управления можно обнаружить несколько вариантов административно-правовых отношений, которые по всем своим основным показателям относятся к числу вертикальных. Об этом, в частности свидетельствуют следующие признаки, характерные для такого вида урегулированных административно-правовыми нормами управленческих отношений: а) безапелляционность тезиса о неравенстве сторон, как ведущего показателя вертикальности данного вида правовых отношений; сосредоточение в руках управляющей стороны, т.е. субъекта исполнительной власти, юридически-властных полномочий; невозможность стороны, выступающей в роли управляемого, «управлять» таковым субъектом; б) неравенство сторон логически предполагает подчинение одной стороны («объект управления») другой («субъект управления»). Отсюда – бытующая формула «власть – подчинение», используемая, как правило, для характеристики административно-правовых отношений именно вертикального типа; в) подчиненность (соподчиненность) в административно-правовых отношениях далеко не во всех случаях имеет четко выраженное проявление. Например, гражданин или негосударственное формирование (коммерческая структура и т.п.) организационно не подчинены субъектам исполнительной власти. В отношениях между отдельными звеньями механизма исполнительной власти также прямая подчиненность одного звена другому часто отсутствует. Так, центральные органы исполнительной власти республик не подчинены непосредственно органам исполнительной федеральной власти; предприятия и учреждения не подчинены контрольно-надзорным службам и т.п. Тем не менее, неравенство в отношениях между ними налицо; г) говоря о подчиненности, присущей взаимоотношениям сторон в сфере государственного управления, необходимо иметь в виду, прежде всего организационную подчиненность, как наиболее характерную для управленческой вертикали и проявляющуюся в связях между вышестоящими и нижестоящими звеньями, например, между исполнительными органами и подведомственными им предприятиями, учреждениями; д.) многие административно-правовые отношения вертикального типа возникают между несоподчиненными их участниками. Но и в подобных случаях одна из сторон в силу своей компетенции правомочна, издавать юридические акты, обязательные для исполнения организационно неподчиненной ей другой стороной данного правоотношения. Как правило, такого рода управленческие связи типичны для систем межотраслевого государственного управления (например, в области охраны окружающей природной среды и т.п.). Налицо, следовательно, особый вариант подчиненности, а именно – координационный; е) в сфере государственного управления в широком масштабе осуществляется контрольно-надзорная деятельность, причем ее субъектами являются сами исполнительные органы (должностные лица). Это, например, административный надзор, осуществляемый специально создаваемыми федеральными надзорными службами и их территориальными подразделениями, органами внутренних дел, налоговыми инспекциями и т.п. Надзорные полномочия носят юридически властный характер и распространяются на организационно неподчиненные объекты. Налицо еще один вариант подчиненности – подконтрольность или поднадзорность; ж) субъекты исполнительной власти в соответствии с требованиями соответствующих административно-правовых норм вправе адресовать свои юридически-властные волеизъявления гражданам, общественным объединениям, которые ни в какой подчиненности у названных субъектов не находятся. В подобных случаях, однако, также налицо известный вариант вертикальности, т.е. подчинения воли управляемых воле управляющих; з) несмотря на различный характер подчиненности во всех названных случаях (во многом она проявляется условно) сохраняется главное качество – неравенство сторон в юридическом смысле. Подчиненность, выраженная прямо, опосредствованно или малозаметно, по существу есть логическое и фактическое следствие закрепленного административно-правовыми нормами неравноправного положения управляющих и управляемых; и) наиболее емким по своему правовому содержанию признаком, убедительно иллюстрирующим фактическую вертикальность и неравенство сторон в административно-правовых отношениях, по разному выражаемых, является следующий: все вертикальные отношения такого типа практически выражают юридическую зависимость одной стороны от другой. Подобная зависимость предопределяется наличием юридически-властных полномочий, необходимых для решения того или иного вопроса, только у одной стороны – у соответствующего у субъекта исполнительной власти.

Таким образом, общие черты неоднозначных, вертикальных административно-правовых отношений – это осуществление в их рамках прямого управляющего воздействия и приоритет юридически выраженной воли одной стороны.

Горизонтальными административно-правовыми отношениями признаются те, в рамках которых стороны фактически и юридически равноправны. В них, соответственно, отсутствуют юридически-властные веления одной стороны, обязательные для другой. Конечно, такого рода правоотношения не столь распространены в сфере государственного управления, как вертикальные. И это понятно, ибо они как бы выпадают из общего русла административно-правового регулирования. Тем неменее, возможность их возникновения существует.

Сам факт признания равенства сторон в административно-правовых отношениях, казалось бы, находится в прямом противоречии как с сущностью административно-правового регулирования, так и с принципиальными особенностями административно-правовых отношений. Поэтому сама возможность их возникновения в сфере государственного управления нередко была под сомнением. Однако при условии правильного понимания сути управленческой горизонтальности противоречия и сомнения могут быть сняты. Для этого необходимо, учитывать следующие определяющие обстоятельства.

Во-первых, действительное, а неформальное юридическое равенство участников административно-правовых отношений, т.е. качество, традиционно связываемое с гражданско-правовыми отношениями, реально при наличии одинакового правового уровня сторон и, соответственно, отсутствии выраженной в любой форме их соподчиненности. Во-вторых, обязательное одновременное наличие в конкретных управленческих связях этих двух признаков, ибо отсутствие соподчиненности не всегда тождественно юридическому равенству сторон. В-третьих, столь же обязательно отсутствие юридически-властного волеизъявления одной стороны, адресованного другой.

Вычленить горизонтальные отношения из общей массы управленческих связей довольно сложно, так как они, не являясь типичными для сферы государственного управления, выражаются не столь отчетливо, как вертикальные. Тем не менее, управленческая практика дает определенные основания для отнесения к их числу следующих административно-правовых отношений:

а) отношения, предшествующие непосредственному управляющему воздействию. Они служат предпосылкой вертикальных отношений, т.е. предназначены для создания условий, необходимых для принятия одностороннего юридически-властного решения. Это – связи, возникающие между находящимися на одинаковом правовом уровне исполнительными органами (должностными лицами), в которые они вступают по поводу, например, подготовки принятия совместных нормативных актов управления (например, между двумя министерствами); отношения по согласованию совместных управленческих действий; отношения в связи с проведением совместных заседаний (например, коллегий двух министерств); отношения по формированию межведомственных консультативных, совещательных или координационных советов; отношения между органами исполнительной власти и, например, профсоюзными органами по поводу удовлетворения законных интересов последних (на предмет заключения или изменения тарифных соглашений) и т.п.;

б) отношения, возникающие послеосуществления непосредственного управляющего воздействия с целью создания условий для эффективной реализации принятого в одностороннем порядке юридически-властного решения. Это, например, отношения, в ходе и результате которых вырабатываются совместные меры по исполнению нормативных актов (формирование межведомственных комиссий, проведение совместных ревизий и т.п.).

Две названные группы отношений относятся к числу административно-процедурных;

в) отношения административно-процессуального характера, в которых стороны занимают равноправное положение (например, в рамках производства по жалобам граждан, по делам об административных правонарушениях). Содержанием этих отношений является рассмотрение административно-правовых споров;

г) отношения административно-договорного характера, носящие форму различного рода соглашений (например, предварительное соглашение о приеме на ту или иную должность и т.п.). Соглашения возможны и между субъектами исполнительной власти. Элементы административных договоров можно обнаружить в Федеративном договоре, поскольку в нем определяются основы разграничения компетенции различных субъектов исполнительной власти; такого же рода элементы содержатся в договорах между соответствующими органами автономных округов и краев, областей (ст.66 Конституции Российской Федерации); федеральные органы исполнительной власти по соглашениюс органами исполнительной власти субъектов федерации могут передавать им осуществление части своих полномочий, и наоборот (ст.78 Конституции Российской Федерации). На договорных началах определяется порядок передачи приватизируемых предприятий и т.п. В целом же проблема административных договоров пока еще не относится к числу исследованных и четко регламентированных (см. главу 9). Характеристика горизонтальных административно-правовых отношений предполагает учет ряда важных обстоятельств. В ряде случаев элементы административного договора сопряжены с категориями других отраслей права. Так, договоры по поводу имущества имеют как административно-правовые, так и, прежде всего, гражданско-правовые аспекты. Вводимая сейчас контрактнаясистема замещения должностей в аппарате управления помимо вопросов, относящихся к предмету трудового права, охватывает и решение компетенционных вопросов: на договорной по своей сути основе определяются служебные обязанности, права и ответственность работника. Вместе с тем, многие процедурные связи не урегулированы юридически, а потому далеко не все они носят административно-правовой характер, хотя и не утрачивают управленческие качества. Наконец, любые совместные действия однопорядковых и равноправных субъектов (отношения типа «субъект» – «субъект») перерастают в вертикальные административно-правовые отношения с момента, например, принятия совместного юридически-властного акта (совместный приказ). Горизонтальность их проявляется, следовательно, временно. Отсюда вспомогательный характер таких отношений.

Административно-правовые отношения классифицируются по многим критериям.

Первоначально выделяются две группы административных правоотношений:

а) отношения, непосредственно выражающие основную формулу управляющего воздействия (субъект-объект), в которой отчетливо проявляется властная природа государственно-управленческой деятельности, их можно обозначить как властеотношения; иногда они именуются как основные ;

б) отношения, складывающиеся за рамками непосредственно управляющего воздействия на тот или иной объект, но органически связанные с его осуществлением; характеризующиеся как неосновные правоотношения;

Первые из названных выражают сущность управления, вторые связаны с этой сущностью, но прямо ее не выражают. К первым можно отнести отношения между вышестоящими и нижестоящими звеньями механизма исполнительной власти, между должностными лицами-руководителями и подчиненными им по службе работниками административно-управленческого аппарата, между исполнительными органами (должностными лицами) и гражданами, несущими определенные административно-правовые обязанности и т.п.

Вторая группа характеризуется тем, что такие отношения хотя и возникают непосредственно в сфере государственного управления, однако не преследуют целью непосредственное управляющее воздействие субъекта на управляемый объект. К примеру, отношения между двумя сторонами, функционирующими в сфере государственного управления, но не связанные между собою соподчиненностью. Так два министерства могут вступать в отношения, связанные с необходимостью подготовки совместного правового акта или согласования взаимных управленческих вопросов и т.д.

Координация входит в перечень основных проявлений государственно-управленческой деятельности, т.е. фактически совпадает с ее юридически властными проявлениями. К примеру, Министерство природы Российской Федерации координирует деятельность министерств и ведомств по вопросам охраны окружающей природной среды, причем принимаемые этим органом решения обязательны для иных исполнительных органов Российской Федерации.

в) По составу участников правоотношения подразделяются на внутриаппаратные и внеаппаратные. В внутриаппаратных отношениях соответствующие юридические нормы закрепляют систему органов исполнительной власти, организацию службы в них, компетенцию органов и служащих, их взаимоотношения, формы и методы внутриаппаратной работы в государственных органах. Такого рода управленческие отношения выражают интересы самоорганизации всей системы исполнительной власти сверху донизу, а также каждого ее звена. Сторонами в них выступают соподчиненные исполнительные органы и их структурные подразделения, а также должностные лица. Сюда же можно отнести отношения органов исполнительной власти с подчиненными им организациями, а также отношения администраций организаций, деятельность которых регулируется административным правом (воинские части, вузы и др.) с их служащими, учащимися и т.д. Во втором случае выступают отношения, связанные с непосредственным воздействием на объекты, не входящие в систему (механизм) исполнительной власти (например, на граждан, на общественные объединения, коммерческие структуры, включая частные). В принципе это и отношения по управлению государственными предприятиями и учреждениями, так как они не являются субъектами исполнительной власти. Вторая сторона такого рода отношений фактически выступает в роли “третьего лица”.

Наконец, можно привести несколько примеров разного рода административно-правовых отношений:

1. а) Правительство отменило приказ Министра;

б) Президент подписал Указ о награждении Ненашева орденом «За личное мужество»;

в) Правительство России своим распоряжением поручило Госкомимуществу России провести приватизацию научно исследовательского института;

г) Министерство путей сообщения обратилось в Министерство здравоохранения с предложением об увеличении количества врачей, подготавливаемых для медицинских учреждений железнодорожного транспорта;

д) правления обществ охотников и рыболовов Свердловской и Тюменской областей согласовали свои действия по борьбе с браконьерством;

е) отдел юстиции областной администрации зарегистрировал Устав общественного объединения;

ж) глава поселковой администрации заслушал квартальный отчет участкового инспектора милиции о работе по предупреждению правонарушений;

з) областной суд отменил решение городского народного суда о признании ордера недействительным;

и) районный прокурор санкционировал административное выселение Самойловых из жилого помещения, грозящего обвалом;

к) глава сельсовета заключил со строительным управлением соглашение на ремонт помещения сельсовета, решил вопрос о передаче мебели сельского клуба участковой больнице, внес в районную администрацию предложение о на значении пособия одинокой матери двоих детей;

л) противопожарная и аварийно-спасательная службы УВД области провели инспектирование добровольных пожарных обществ.

2. а) Мартынов – пенсионер, инвалид войны, активный общественник обратил внимание на то, что его сосед Зайцев в сквере возле дома организовал с друзьями выпивку, и потребовал от него немедленно прекратить ее и разойтись. Зайцев заметил на это, что требовать может только милиционер, а он – лишь просить. Просьба же юридического значения не имеет.

б) Проезжая в трамвае, Мартынов потребовал, чтобы пассажир освободил для него место, предназначенное для инвалидов, и пояснил, что он имеет право, а пассажир юридически обязан перед ним, так как существуют правила пользования трамваем, утвержденные администрацией.

в) Ночью Мартынов был разбужен громким пением под гитару под окнами его квартиры. Выйдя на улицу, он увидел соседа Зайцева и его подругу Птичкину. Возмутившись, он сказал, что нельзя нарушать закон и потребовал прекратить шум и дать ему покой. Зайцев обругал Мартынова, заявил, что это не его дело, и продолжал развлекаться, хотя было уже два часа ночи.

3. На основании Закона о воинской обязанности и военной службе Президент РФ издал указ об очередном призыве на действительную военную службу и об увольнении в запас военнослужащих, отслуживших сроки военной службы. Районные и городские военные комиссариаты установили своими приказами точные сроки явки граждан, приписанных к призывным участкам.[6]

*************************************************************************

1. Создаваемые гражданами общественные объединения регистрируются в порядке, предусмотренном федеральным законом, и приобретать права юридического лица либо функционировать без государственной регистрации и приобретения прав юридического лица.

2. Создаваемые гражданами общественные объединения регистрируются в порядке, предусмотренном Федеральным законом, и приобретать права юридического лица либо функционировать без государственной регистрации и приобретения прав юридического лица.

3. Правоспособность общественного объединения как юридического лица возникает с момента государственной регистрации данного объединения.

4. Органы государственной власти и органы местного самоуправления не могут быть учредителями, членами и участниками общественных объединений. Общественное объединение вправе не регистрироваться в органах юстиции. В этом случае данное объединение не приобретает прав юридического лица.

5. Государственная регистрация общероссийского и международного общественных объединений производится Министерством юстиции Российской Федерации.

6. Надзор за соблюдением законов общественными объединениями осуществляет прокуратура Российской Федерации.

7. Государство и его органы, общественные объединения и отдельные граждане несут равную ответственность за соблюдение настоящего Федерального закона и других законов об отдельных видах общественных объединений.

8. Общественные объединения и граждане, чьи права, предоставленные настоящим Федеральным законом и другими законами об отдельных видах общественных объединений, оказались нарушенными, могут обратиться с исковым заявлением в судебные органы и с заявлением или жалобой в административные органы о привлечении виновных к ответственности.

9. Деятельность общественных объединений может быть приостановлена в случае нарушения Конституции Российской Федерации, конституций (уставов) субъектов Российской Федерации, законодательства Российской Федерации по решению суда в порядке, предусмотренном настоящим Федеральным законом и другими федеральными законами.

10. Общественное объединение может быть ликвидировано по решению суда.[7]

11. Президент РФ своим указом постановил Правительству Российской Федерации обеспечить координацию деятельности федеральных органов исполнительной власти.[8]

12. Правительство Российской Федерации –

по соглашению с органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации может передавать им осуществление части своих полномочий, если это не противоречит Конституции Российской Федерации, Федеральному конституционному закону и федеральным законам;

13. взаимодействует с общественными объединениями и религиозными организациями.

14. При осуществлении своих полномочий федеральные министры подотчетны Правительству Российской Федерации, а по вопросам, отнесенным Конституцией Российской Федерации, федеральными конституционными законами и федеральными законами к полномочиям Президента Российской Федерации, и Президенту Российской Федерации.

15. Президент Российской Федерации в соответствии с Конституцией Российской Федерации и Федеральным конституционным законом обеспечивает согласованное функционирование и взаимодействие Правительства Российской Федерации и других органов государственной власти.

16. Правительство Российской Федерации в пределах своих полномочий осуществляет контроль за деятельностью федеральных органов исполнительной власти, ипо вопросам, отнесенным к ведению Российской Федерации и полномочиям Российской Федерации по предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации, также за деятельностью органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации.

17. Правительство Российской Федерации обеспечивает соблюдение федеральными органами исполнительной власти прав органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации, способствует взаимодействию указанных органов.[9]

6. Разграничение административных и других правовых отношений.

Из определения правовых отношений как общественных отношений, регулируемых нормами права вытекает, что правовые и фактические отношения неотделимы друг от друга.

Фактические отношения приобретают юридическую форму в результате их правового регулирования.

Нормами права регулируются многие, но далеко не все общественные отношения. Предметом правового регулирования могут быть лишь те из них, которые имеют волевой характер, ибо право способно воздействовать только на сознание и волю людей.

Но не все волевые отношения регулируются правом, ибо одни из них не нуждаются в нем, так как регулируются иными социальными нормами, другие вообще невозможно урегулировать правом. «Правовым регулированием, – пишет С. С. Алексеев, – охватываются лишь такие общественные отношения, которые в данных социально-экономических условиях объективно требуютправового регулирования». Все это, в частности, относится и к управленческим отношениям. Следовательно, отграничивая административные отношения от всех иных правовых отношений, следует иметь в виду, что речь идет об отграничении не всех управленческих отношений, а лишь тех, которые регулируются правом.

За пределами этой классификации остаются те фактические управленческие отношения, которые не могут быть урегулированы нормами права, а также те, которые по тем или иным причинам не регулируются ими, хотя это и возможно и необходимо.

Разграничение административных и иных правоотношений предполагает единый общий критерий. Им может быть только характер регулируемых правом общественных отношений, т. е. предмет правового регулирования. Он же служит основанием разграничения отраслей права. Широкоизвестное мнение многих ученых о том, что вторым, вспомогательным методом систематизации права может служить метод правового регулирования,[10] автор данной работы не разделяет. Мнение Л. С. Явича о том, что «игнорирование метода регулирования есть... известное игнорирование самой специфики правового регулирования», на наш взгляд, неправильно.

Признание специфики правового регулирования вообще и соответствия методов правового регулирования каждой из групп регулируемых правом общественных отношений – далеко не одно и то же.

Наиболее тесно административное право, связано с государственным (конституционным) правом. Это объясняется взаимной близостью, переплетением многих административно-правовых и государственно - (конституционно-) правовых отношений.

К государственно-правовым следует отнести общественные отношения, возникающие в сфере организации и деятельности высших органов государственной власти федерального и регионального уровней, а также органов местного самоуправления.

В этом заключается специфика, отличающая их от всех других правовых, в частности административных, отношений.

Своеобразно соотношение административных и финансовых правоотношений. Общественные отношения, возникающие в области финансовой деятельности, составляют специфическую часть государственно-правовых и административно-правовых отношений. Соответственно этому нормы права, регулирующие эти общественные отношения, выделяются в относительно самостоятельную отрасль права и в своей совокупности составляют финансовое право.

П. Стайнов и А. Ангелов указывают, что «определяющим моментом финансовых правоотношений является организующая роль органов государственного управления, которая выражается, в частности, в форме исполнительно-распорядительной деятельности... Однако при более тщательном анализе, если строго придерживаться критерия предмета правового регулирования, становится ясным, что финансовые правоотношения известным образом обособлены и имеют свою специфику. Финансовые правоотношения возникают в процессе осуществления государством специфической деятельности в области финансовой системы с ее особыми задачами и целями. Это, таким образом, особый круг общественных отношений, а именно отношений, которые возникают в связи с деятельностью государства по накоплению, распределению и расходованию денежных средств – финансов».

В. В. Бесчеревных определяет финансово-правовые отношения как «общественные отношения в области собирания и распределения государством денежных средств, в которых стороны выступают как носители прав и обязанностей, установленных нормами финансового права».[11] Однако общность и различия административных и финансовых правоотношений выявлены им недостаточно четко именно потому, что не учтена относительность самостоятельности предмета этой отрасли права.

В основном аналогично решается вопрос о разграничении административных и земельных правоотношений. «К земельным правоотношениям, – пишет Г. А. Аксененок, – относятся все правовые отношения по поводу использования земли, в которых объектом является земля».[12]

С большими трудностями связано отграничение административных отношений от гражданских. Усилия ученых-юристов в этом вопросе до сих пор не привели к единому мнению.

В процессе многих действий складываются административно-правовые имущественные отношения между администрацией предприятия и администрацией соответствующих медицинских, бытовых, учебных учреждений. К имущественным административно-правовым отношениям, стороны которых не связаны подчинением, относятся также отношения между работниками отдела технического контроля и работниками цехов и отделов заводов, возникающие в процессе контроля за качеством и комплектностью изготовляемой предприятием продукции.

В системе административно-правовых отношений имеется многонеимущественных отношений, стороны которых не связаны подчинением.

Таким образом, ни имущественный характер, ни подчинения одной стороны правоотношения другой не могут быть использованы для разграничения этих отраслей права.

Полемизируя с С. С. Алексеевым, допускающим и отстаивающим возможность совмещения имущественного и организационного характера общественных отношений, С. Н. Братусь пишет: «Верно, что нельзя отрывать содержание регулируемых правом общественных отношений от объекта этого регулирования. Но дело в том, что те отношения, которые складываются на основе имущественной обособленности их участников как субъектов непосредственной хозяйственной деятельности, являются по самой своей природе, по своему содержанию имущественными отношениями».[13]

Защищая положение о равноправии сторон гражданско-правового отношения как его специфическом признаке и признавая наличие этого признака в отношениях между организацией, передающей здание, сооружение, предприятие безвозмездно, по распоряжению вышестоящего государственного органа, и организацией, принимающей это имущество, С. Н. Братусь отказывает в признании этого отношения административно-правовым, так как при этой передаче соблюдаются условия, обеспечивающие принцип хозрасчета, и возможные имущественные споры между передающей и принимающей организациями при разноведомственной их подчиненности разрешаются арбитражем.[14] Но этого далеко не достаточно ни для отрицания административно-правового характера этих отношений, ни для признания их гражданско-правовыми.

Условия, обеспечивающие принцип хозрасчета, соблюдаются не только гражданским, но и административным правом. Государственным арбитражем защищаются не только гражданско-правовые отношения.

Обязанности передающей и принимающей организации корреспондируют не только праву вышестоящего органа, как полагает С. Н. Братусь, но и их собственным взаимным правам. Обязанность и право передающей организации передать имущество корреспондируют праву и обязанности принимающей организации принять передаваемое.

Однако если бы и удалось доказать гражданско-правовой характер этих имущественных отношений, проблема разграничения гражданского и административного права была бы не менее далека от ее разрешения. Дело в том, что равноправие характерно также для многих неимущественных административно-правовых отношений.

Административные отношения отличаются и от трудовых отношений. Трудовое право определяется как отрасль права, «регулирующая общественно-трудовые отношения рабочих или служащих и некоторые другиеотношения, связанныес трудовыми отношениями рабочих и служащих».[15]

Многие общественные отношения, регулируемые административным и трудовым правом, органически связаны между собой. Это отношения, возникающие в процессе труда служащих аппарата государственного управления, а также непосредственно связанные с ними отношения по материальному обеспечению служащих в старости, в случае болезни, инвалидности и т. д., отношения по надзору за охраной труда служащих и т.п.

Осуществляя свои административные служебные обязанности и права, служащие вступают в административно-правовые отношения. В качестве носителей личных прав они являются участниками трудовых правовых отношений. Административное право отличается от колхозного права, регулирующего «общественные отношения, возникающие в процессе организации и производственной деятельности колхозов».[16]

Многие отечественные юристы в колхозное право включают нормы, регулирующие отношения по государственному руководству колхозами. По нашему мнению, эти отношения, несомненно, связанные с колхозными отношениями, по своему конкретному характеру весьма существенно отличаются от них и не могут быть объединены в одну общую группу колхозно-правовых отношений.

Административные отношения отличаются от уголовных правоотношений. Уголовными признаются «те общественные отношения, которые возникают вследствие совершения наиболее общественно опасных посягательств на охраняемые государством отношения. Эти общественные отношения приобретают в результате их юридического регулирования вид уголовных правоотношений».

Уголовные правоотношения имеют много общего с отношениями, возникающими вследствие совершения дисциплинарных и административных проступков, наложение взысканий, за которые регулируются административным правом.

Общность этих двух видов общественных отношений выражается в том, что, во-первых, они порождаются правонарушениями (преступлениями и проступками); во-вторых, их целью является, зашита общества от правонарушений. Вместе с тем между этими видами общественных отношений имеются различия, вытекающие из особенностей преступлений и проступков. Исходя из этих различий делятся и нормы права, регулирующие указанные отношения.

Вопрос о различиях между преступлениями и проступками, относится к спорным в юридической науке.

Границы между этой частью административного права и уголовным правом подвижны, так как с изменением общественных условий отдельные, относящиеся к проступкам действия и бездействия могут быть отнесены к преступлениям, и наоборот, действия или бездействия, относящиеся к преступлениям, могут быть отнесены к проступкам. Административное право управленческим характером регулируемых им общественных отношений отличается также от уголовно-процессуального и от гражданско-процессуального права.

Итак, административно-правовые отношения составляют специфическую часть общественных отношений, а регулирующие их нормы в своей совокупности образуют отрасль административного права.

III . Заключение.

Подводя итог вышесказанному можно получить обобщенную характеристику предмета административного права, т.е. тех общественных отношений, которые урегулированы нормами административного права. Это такие управленческие отношения как:

а) управленческие отношения, в рамках которых непосредственно реализуются задачи, функции и полномочия исполнительной власти;

б) управленческие отношения внутриорганизационного характера, возникающие в процессе деятельности субъектов законодательной (представительной) и судебной власти, а также органов прокуратуры;

в) управленческие отношения, возникающие с участием субъектов местного самоуправления;

г) отдельные управленческие отношения организационного характера, возникающие в сфере «внутренней» жизни общественных объединений и других негосударственных формирований, а также в связи с осуществлением общественными объединениями внешне-властных функций и полномочий.

Управление существует во всех сферах общественной жизни, эта деятельность велика по объему и разнообразна по содержанию. Во многих случаях управленческая деятельность настолько специфична, настолько тесно связана с особым видом управляемой деятельности, что ее регламентируют нормы не административного, а других отраслей права. Так, управленческую деятельность администрации предприятий, учреждений в отношении их работников регулирует трудовое право, дознание и предварительное расследование - уголовно-процессуальное право, управленческие отношения, связанные с финансовыми, - финансовое право. Поэтому необходимо в определении предмета административного права внести следующее уточнение: оно регулирует все управленческие отношения, за исключением тех, которые регламентированы другими отраслями права Российской Федерации.

Список литературы:

1. Конституция Российской Федерации. М., Изд. Новая Волна, 1996г.

2. Административное право Российской Федерации. А.П. Алехин, А.А. Кармолицкий, Ю.М. Козлов. Учебник, М., Изд. ТЕИС, 1996г.

3. Административное право. Учебник. Д.Н. Бахрах. М., Изд. БЕК, 1996г.

4. Общая теория права. Т.1, С.С. Алексеев. М., 1981 г.

5. Административное право Российской Федерации. (2части). А.П. Алёхин, Ю.М. Козлов. Учебное пособие, Ч. 1, М., Изд. ТЕИС, 1995г.

6. Административное право. А.М. Овсянко. Учебное пособие, М., Изд. ЮРИСТ, 1997г.

7. Административные правоотношения. Ю.М. Козлов. М., 1976г.

8. Советские административные правоотношения. Г.И. Петров. Л., 1972г.

9. Практикум по административному праву. Под ред. Д.Н. Бахраха. М., Изд. БЕК, 1995г.

10. Курс административного права и процесса. Ю.А. Тихомиров. М., 1998г.

Источники:

1. Конституция Российской Федерации 12.12.93г.

2. Закон РФ «О Правительстве РФ» 17.12.97г.

3. Закон РФ «Об общественных объединениях» 19.05.95г.

4. Указ Президента РФ от 17.03.97г. «О совершенствовании структуры федеральных органов исполнительной власти».


[1] В последние годы многие авторы допускают участие в качестве их обязательных субъектов (вместо государственных) общественных органов, наделенных государством властными полномочиями.

[2] Административное право. Под ред. Ю.М. Козлова. М., «Юридическая литература», 1968, стр. 40, 44, 45, 65. См. также: С. Попович. Административное право. Общая часть. М., « Прогресс», 1968, стр. 34–38.

[3] См.: Г. И. Петров. Советские административно-правовые отношения. Изд. ЛГУ, 1954, стр. 41-68.

[4] См., например: Административное право. Под ред. А. Е. Лунева. М., «Юридическая литература», 1970, стр.22.

[5] А. К. Юрченко. Разграничение административных и гражданских правоотношений. Сб.: Проблемы гражданского и административного права. Изд. ЛГУ, 1962, стр. 73,74. – Это мнение разделяется Ю. М. Козловым (см.: Административное право. М., «Юридическая литература», 1968, стр. 45); Основные черты управленческих отношений в хозяйственной сфере. «Советское государство и право», 1969, № 9, стр. 72, 73.

[6] Данные примеры взяты из Практикума по административному праву. Под ред. Д.Н. Бахраха. Изд. БЕК, М., 1995, стр. 7, 8.

[7] Данные примеры взяты из Закона РФ «Об общественных объединениях», 19.05.95г.

[8] Указ Президента РФ от 17.03.97г. «О совершенствовании структуры федеральных органов исполнительной власти».

[9] Данные примеры взяты из Закона РФ «О Правительстве», 17.12.97г.

[10] См.: например: О.С. Иоффе, М.Д. Шаргородский. Вопросы теории права. М., Юриздат, 1961, стр. 354.

[11] Финансовое право. Под ред. В. В. Бесчеревных и С. Д. Цыпкин. М., «Юридическая литература», 1967, стр. 44. См. также: Финансовое право. Под ред. Е. А. Ровинского. М., «Юридическая литература», 1971, стр. 46-49.

9 Земельное право. Под ред. Г. А. Аксененка. М., «Юридическая литература», 1969, стр. 55.

[13] С. Н. Братусь. О разграничении гражданского и административного права. В сб.: Проблемы гражданского и административного права. Изд. ЛГУ, 1962, стр. 47.

[14] См.: О. А. Красавчиков. Гражданские организационно-правовые отношения. «Советское государство и право», 1966, № 10.

[15] Трудовое право. Под ред. Н. Г. Александрова. М., «Юридическая литература», 1966, стр. 18.

[16] Колхозное право. Под ред. В. К. Григорьева. М., «Юридическая литература», 1970, стр. 21.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий