регистрация / вход

по Арбитражному процессу 4

Оглавление: Правосудие и его основные признаки 2 Понятие и система принципов организации правосудия .3

Оглавление:

Правосудие и его основные признаки………………………………………………………………2

Понятие и система принципов организации правосудия………………………………………….3

Характеристика отдельных принципов организации правосудия………………………………...4

Задача 1………………………………………………………………………………………………..12

Задача 2………………………………………………………………………………………………..13

Список литературы……………………………………………………………………………………15

1) Правосудие и его основные признаки.

Основное предназначение судебной власти составляет осуществление правосудия. Термин "правосудие" подразумевает деятельность суда, который судит, а также осуществление этой деятельности по праву, справедливо.

Правосудие понятие правовое. Поэтому его определение и основные элементы содержания должны опираться на соответствующие правовые нормы и институты. Ему присущ ряд специфических признаков:

1. В соответствии со ст. 4 закона о судоустройстве судами общей юрисдикции правосудие осуществляется посредством:

- рассмотрения и разрешения в судебных заседаниях гражданских дел по спорам, затрагивающим права и интересы граждан, предприятий, учреждений, организаций, общественных объединений;

- рассмотрения в судебных заседаниях уголовных дел и применения, установленных законом мер наказания к лицам, виновным в совершении преступления, либо оправдания невиновных.

2. Статья 3 Федерального конституционного Закона "О военных судах РФ" определяет, что военные суды осуществляют правосудие, рассматривая подсудные им дела в порядке гражданского, административного и уголовного судопроизводства. Из этого можно сделать вывод о том, что рассмотрение административных дел судом есть также вид правосудия.

3. В соответствии со ст. 4 Федерального конституционного Закона "Об арбитражных судах в Российской Федерации" и ст. 1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (АПК РФ) арбитражные суды осуществляют правосудие путем разрешения экономических споров и рассмотрения иных дел, отнесенных к их компетенции.

- особый процессуальный порядок, регламентированный законом.

- правосудие осуществляется только судом (судьей). Никакой другой орган или другое должностное лицо не вправе выполнять эту деятельность.

С учетом отмеченных отличительных признаков правосудие - это осуществляемая в процессуальном порядке деятельность судов по непосредственному рассмотрению в судебных заседаниях гражданских, уголовных, административных и арбитражных дел, их законному и справедливому разрешению.

В связи с положениями ст. 118 Конституции Российской Федерации, где говорится об осуществлении судебной власти "посредством конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства" возникает вопрос о наличии такого вида правосудия, как конституционное правосудие.

Судопроизводство и правосудие - понятия близкие, но не тождественные, ибо первое может закончиться и без осуществления правосудия.

Судопроизводство представляет собой процедуру осуществления судебной деятельности при рассмотрении дела в суде.

Значение судопроизводства для обеспечения прав и законных интересов граждан заключается в том, что процессуальный порядок рассмотрения дела является важной процессуальной гарантией надлежащего осуществления правосудия.

Под процессуальными гарантиями понимают систему правовых средств, установленных законом для обеспечения прав и законных интересов участников судебного процесса, надлежащего осуществления правосудия, а также для осуществления иных задач судопроизводства.

Каждое из названных судопроизводств регламентируется кодифицированным процессуальным актом (Уголовно-процессуальным кодексом, Гражданским процессуальным кодексом, Арбитражным процессуальным кодексом) или отдельными нормами процедурного характера в материальных законах (ФКЗ "О Конституционном Суде РФ", Кодекс об административных правонарушениях).

Отличие содержания деятельности Конституционного Суда Российской Федерации от деятельности других судов, осуществляющих правосудие, состоит в том, что последние применяют законы к конкретным ситуациям исходя из их конституционности, а Конституционный суд контролирует соответствие нормативных актов Конституции Российской Федерации или проверяет конституционность закона, примененного или подлежащего применению при производстве по конкретному делу (ст. 120 и 125 Конституции РФ; ст.ст. 1 и 3 Федерального конституционного Закона "О конституционном суде Российской Федерации").

2) Понятие и система принципов организации правосудия.

В общем виде конституционные принципы правосудия можно рассматривать как закрепленные Конституцией Российской Федерации или вытекающие из ее норм основополагающие правовые идеи, определяющие организацию и деятельность государственных органов, осуществляющих судебную власть. Эти идеи определяют построение судов, их демократизм.

Конституционные принципы правосудия должны быть опосредованы в отраслевом законодательстве, т. е. в федеральных законах о судебной системе, о судах, о судьях. Частично это сделано в рамках принятых за последние годы федеральных конституционных законов о Конституционном Суде, об арбитражных судах, о судебной системе. Учтены указанные положения Конституции при подготовке ныне уже действующих Уголовно-процессуального и Арбитражного процессуального кодексов России, а также при принятии новой редакции федеральных законов о прокуратуре и о статусе судей, а также при внесении изменений и дополнений в законода­тельство о судоустройстве.

Однако в настоящее время в России действуют и законодательные акты о судах, принятые еще до введения в действие Конституции Российской Федерации 1993 г. (имеется в виду Закон о судоустройстве РСФСР). Нормы о принципах правосудия, имеющиеся в указанном нормативном акте, действуют лишь постольку, поскольку они не противоречат нормам Конституции Российской Федерации (см. п. 2 второго раздела Конституции) и Закона о судебной системе (ч. 2 ст. 35).

Решая при осуществлении правосудия вопрос о пределах действия того или иного принципа правосудия, необходимо опираться, во-первых, на предписания ч. 1 ст. 15 Конституции, содержащей категорические правила о том, что: а) Конституция Российской Федерации имеет высшую юридическую силу; б) ее нормы имеют прямое действие на всей территории России; в) законы и другие правовые акты, принимаемые в Российской Федерации, не должны противоречить Конституции России.

Вопрос о действии принципов правосудия не может быть решен без учета ч. 4 ст. 15 Конституции, провозгласившей составной частью правовой системы России общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации. При этом, если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора.

Сформулированные в соответствии с господствующими в обществе представлениями о наиболее рациональных и справедливых формах осуществления правосудия конституционные принципы в своей взаимосвязи образуют систему, ту единую цепь, каждое звено которой характеризует отдельную сторону или грань правосудия. Рассматривая же все звенья этой цепи в единстве, можно уяснить сущность российского правосудия в целом.

Действующая Конституция провозгласила Россию демократическим федеративным правовым государством с республиканской формой правления (ст. 1). Из этого положения вытекают другие конституционные установления: «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина-обязанность государства» (ст. 2). Воплощение этих положений в жизнь означает, что государство и право существуют прежде всего и главным образом для человека, реально отражают потребности членов общества, защищают и оберегают их. Эта гуманистическая ориентация Конституции нашла адекватное воплощение и в установленных ею принципах правосудия.

К системе конституционных принципов организации и деятельности органов судебной власти есть основания отнести принципы: законности; осуществления правосудия только судом; независимости судей; осуществления правосудия на началах равенства всех перед законом и судом; обеспечения права каждому на обращение в суд за защитой своих интересов; презумпции невиновности; обеспечения подозреваемому и обвиняемому права на защиту; состязательности сторон; гласности разбирательства дела в суде; языка судопроизводства; участия граждан в осуществлении правосудия; охраны чести и достоинства личности; непосредственности и устности судебного разбирательства.

Действие принципов правосудия проявляется по-разному в различных видах правосудия, осуществляемого в рамках конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства. При этом, если в первых трех случаях принципы правосудия действуют в судебных заседаниях, то в четвертом случае (уголовное судопроизводство) принципы действуют не только в судебном разбирательстве, но и на этапах, предшествующих судебному разбирательству, - на дознании и предварительном следствии, хотя степень их действия на разных этапах судопроизводства различна.

3) Характеристика отдельных принципов организации правосудия.

Принцип законности - универсальный правовой принцип, который нашел свое нормативное воплощение в многочисленных статьях действующей Конституции Российской Федерации.

Конституционные принципы организации и деятельность органов судебной власти.

Общие предпосылки законности содержатся уже в ч. 1 ст. 1 Конституции, объявляющей Россию демократическим федеративным правовым государством. Часть 2 ст. 4 категорически устанавливает верховенство Конституции и федеральных законов на всей территории России. Универсальный характер общеправового принципа законности подтверждает ст. 15 Конституции РФ. В Конституции немало других статей, содержащих требования законности или направленных на их обеспечение.

Действующая Конституция Российской Федерации содержит также ряд норм, направленных на обеспечение законности в сфере судопроизводства и правосудия (ст. 19, 21, 22, 23, 25, п. «о» ст. 71, п. «б», «к», «л» ст. 72, ст. 76, 118, 120-123 и др.).

Исходные положения принципа законности, выраженные в ч. 2 ст. 15 Конституции, носят универсальный характер и в полной мере относятся к правосудию, хотя их суть выражена в общем требовании ко всем субъектам правоотношений соблюдать Конституцию РФ и законы. К законам относятся федеральные конституционные законы и федеральные законы (ч. 1 ст. 76 Конституции РФ), конституции республик в составе России и уставы других субъектов Федерации, а также издаваемые ими законы (п. «б», «к», «л» ст. 72, ст. 76 Конституции РФ). Деятельность правоохранительных органов, направленная на обеспечение правосудия, регулируется также указами Президента, постановлениями Правительства РФ, другими нормативными актами, принятыми в пределах компетенции Российской Федерации и соответственно ее субъектов (ст. 71, 72 Конституции РФ). Указанные нормативные акты принимаются в обеспечение реального действия законов. Поэтому требование их исполнения и соблюдения вписывается в рамки принципа законности.

Заметим, однако, что законы и иные нормативные акты не могут противоречить федеральным законам, принятым в пределах компетенции федерации. В свою очередь, федеральные законы не могут противоречить федеральным конституционным законам (ч. 3 и 5 ст. 76 Конституции).

Правосудие осуществляется в рамках судопроизводства. Поэтому достижение целей правосудия обусловлено четким регулированием общественных отношений процессуальными законами, на которых построено гражданское, административное, арбитражное и уголовное судопроизводство. Вот почему Концепция судебной реформы в Российской Федерации, одобренная 24 октября 1991 г. высшим законодательным органом России', предусматривает обновление судебной системы и уголовного судопроизводства, которое она рассматривает в качестве важнейшего и безальтерна­тивного механизма защиты основных прав и законных интересов граждан в экстремальной ситуации преступного правонарушения.

Принцип осуществления правосудия только судом. Правосудие по уголовным, гражданским, административным делам в соответствии с Конституцией Российской Федерации может осуществлять только суд (ст. 118). Применительно к правосудию по уголовным делам Конституция устанавливает, что лицо может быть признано виновным лишь приговором суда (ст. 49). Статья 8 УПК, находящаяся в соответствии с приведенными конституционными положениями, устанавливает, что только суд в своем приговоре может признать лицо виновным в совершении преступления и подвергнуть уголовному наказанию. В отношении ключевого положения суда, его исключительной роли в осуществлении правосудия по гражданским делам положения ст. 118 Конституции РФ конкретизируются в соответствующих нормах ГПК и АПК России.

Судебная власть в Российской Федерации, как указано в Законе о судебной системе, осуществляется только судами в лице судей и привлекаемых в установленном законом порядке к осуществлению правосудия присяжных, народных и арбитражных заседателей. Никакие другие органы и лица не вправе принимать на себя осуществление правосудия (ч. 1 ст. 1). Здесь надо, однако, заметить наметившуюся тенденцию к усилению профессионального начала в деятельности судов. В арбитражном процессе, например, арбитражные заседатели участвуют в рассмотрении дел, если об их участии заявит ходатайство какая-либо из сторон (ч. 3 ст. 17 АПК РФ). В уголовном процессе предполагается участие народных заседателей в осуществлении правосудия до 1 января 2004 г., после чего коллегиальные составы суда первой инстанции будут рассматривать дела в составе трех профессиональных судей1.

Конституция не только четко определяет исключительные полномочия суда в осуществлении правосудия, но и устанавливает порядок назначения судей федеральных судов первого и второго звеньев - Президентом РФ, а судей высшего звена по его представлению - Советом Федерации (п. «е» ст. 83, п. «ж» ст. 102). Необходимо к тому же принять во внимание установление Конституцией РФ правила о несменяемости и неприкосновенности судей (ст. 121, 122). Эти и другие положения свидетельствуют о том, что Конституция не только провозгласила самостоятельность судебной власти (ст. 10), но и, как никогда прежде, на высшем законодательном уровне предусмотрела правовые средства обеспечения независимости судей.

В развитие положений ст. 118 Конституции РФ в Законе о судебной системе дан полный перечень федеральных судов общей юрисдикции и федеральных арбитражных судов (ч. 3 ст. 4).

В соответствии со ст. 4 Закона о судебной системе в Российской Федерации действуют федеральные суды, конституционные (уставные) суды и мировые судьи субъектов Российской Федерации, составляющие судебную систему Российской Федерации.

В систему федеральных судов указанным Законом отнесены:

а) Конституционный Суд Российской Федерации;

б) Верховный Суд Российской Федерации, верховные суды республик, краевые, областные суды, суды городов федерального значения, суды автономной области и автономных округов, районные суды, военные и специализированные суды, составляющие систему федеральных судов общей юрисдикции;

в) Высший Арбитражный Суд Российской Федерации, федеральные арбитражные суды округов, арбитражные суды субъектов Российской Федерации, составляющие систему федеральных арбитражных судов

Независимости судей - важнейший принцип правосудия. Не случайно поэтому он получил отражение в законах о судах: ст. 5 Закона о судебной системе; ст. 12 Закона о судоустройстве; ст. 6 Закона об арбитражных судах; ст. 5, 13 Закона о Конституционном Суде; Законе о статусе судей (ст. 1, 9, 10); Законе о мировых судьях (ст. 2); Законе о военных судах (ст. 5). Особо необходимо отметить ст. 120 Конституции РФ, в которой выражена суть принципа независимости судей: «Судьи независимы и подчиняются только Конституции Российской Федерации и федеральному закону». Корректируя в связи с принятием Конституции РФ Закон о статусе судей, законодатель подчеркнул в ст. 1 п. 4 этого Закона: «Судьи независимы и подчиняются только Конституции Российской Федерации и закону. В своей деятельности по осуществлению правосудия они никому не подотчетны»1. Не менее категорично констатируют самостоятельность и независимость судебной власти Закон о судебной системе (ч. 2 ст. 1), Закон о военных судах (ст. 5).

Значение данного принципа правосудия состоит в создании для судей таких условий осуществления их деятельности, при которых они могли бы рассматривать дела и принимать по ним решения на основе Конституции и Других законов, руководствуясь исключительно своим внутренним убеждением. Такая обстановка может быть обеспеченной, если суд огражден от какого-либо воздействия, давления на него со стороны. Только в этом случае может быть реальной самостоятельность судебной власти при осуществлении правосудия, на которую со всей определенностью указывает ст. 10 Конституции РФ. Провозглашение самостоятельности органов судебной власти на высшем законодательном уровне, во-первых, означает их неподведомственность иным видам власти (законодательной, исполнительной). Во-вторых, оно означает неподчиненность нижестоящих судов вышестоящим.

Независимость судей является непременным условием отправления правосудия. Независимость - это исключение любого воздействия на судей со стороны других лиц и организаций при рассмотрении судом конкретных дел. При рассмотрении дел суд не связан мнением участников процесса. В каждом случае, принимая решение, суд руководствуется законом, правосознанием, своим внутренним убеждением, основанным на рассмотрении всех обстоятельств дела в совокупности.

В числе средств обеспечения независимости судей Закон о статусе судей указывает: а) наличие особой процедуры осуществления правосудия; б) установление под угрозой ответственности запрета на вмешательство кого бы то ни было в деятельность по осуществлению правосудия; в) установление порядка приостановления и прекращения полномочий судьи; г) право судьи на отставку; д) неприкосновенность судьи; е) систему органов судейского сообщества; ж) предоставление судье за счет государства материального и социального обеспечения, соответствующего его высокому статусу; з) наличие особой защиты государством не только судьи, но и членов его семьи, а также имущества.

В ч. 4 ст. 5 Закона о судебной системе, кроме того, указано, что в Российской Федерации не могут издаваться законы и иные нормативные правовые акты, отменяющие или умаляющие самостоятельность судов, независимость судей.

К числу гарантий независимости и самостоятельности судов, помимо перечисленных, следовало бы, на наш взгляд, отнести специальный порядок назначения судей и их несменяемость (п. «е» ст. 83, п. «ж» ст. 102, ч. 1 ст. 121 Конституции РФ; ст. 5, 13, 15 Закона о судебной системе; ст. 6, 11, 12 Закона о статусе судей).

В развитие конституционных идей о независимости и самостоятельности суда и основываясь на них Закон о судебной системе возложил на суд обязанность в случае выявившихся несоответствий между законами принимать решение в соответствии с законом, имеющим высшую юридическую силу (ч. 3 ст. 5).

Созданием условий, исключающих угрозу независимости суда и судей извне, поставленная проблема не решается в полной мере. Конечно, существует проблема ограждения суда от влияния со стороны, от посторонних лиц. Но существует опасность влияния или давления на судей со стороны председательствующего или других судей, входящих в судейскую коллегию. Вот почему закон, в особенности при рассмотрении уголовных дел, призван процессуальными средствами решить эту двуединую проблему. В этих целях УПК, в частности, предусматривает постановление приговора в специальном помещении - совещательной комнате. Во время совещания судей в совещательной комнате могут находиться лишь судьи', входящие в состав суда по данному делу; присутствие иных лиц не допускается (ст. 298 УПК). При этом в ходе совещания судей председательствующий (в коллегии присяжных - старшина) подает свой голос последним (ст. 301, 342 УПК).

Ограждение суда от проникновения влияния извне еще не решает, как было отмечено, проблемы обеспечения тайны совещания судей. Поэтому закон запрещает судьям разглашать суждения, имевшие место во время совещания (ч. 2 ст. 298 УПК). Соблюдение этих требований обеспечивается тем, что нарушение тайны совещания судей признано обстоятельством, влекущим обязательную отмену приговора (ст. 381 УПК).

Закрепление в законе принципа независимости судей служит обеспечению судами законности, объективному и беспристрастному выполнению задач правосудия.

Принцип осуществления правосудия. В соответствии с ч. 1 ст. 19 Конституции РФ все равны перед законом и судом. В ч. 2 указанной статьи приведенное положение раскрыто и конкретизировано. Его сущность состоит в том, что равенство прав и свобод человека и гражданина гарантируется независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, других обстоятельств. В соответствии с Законом о судебной системе (ч. 2 ст. 7) суд не отдает предпочтения участвующим лицам также в зависимости от их государственной, социальной, поли­тической принадлежности, места рождения и по другим не предусмотренным законом основаниям.

В указанной интерпретации рассматриваемый общеправовой принцип в полной мере распространяется на правосудие и уголовное судопроизводство.

Правило о тайне совещания относится как к профессиональным судьям, так и к народным и присяжным заседателям (ст. 298, 241 УПК, ст. 11 Закона о судоустройстве РСФСР).

Принцип равенства граждан перед законом и судом действует одновременно с положением о едином суде и единстве права. Положение о едином суде означает, что в государстве нет судов, предоставляющих привилегии определенным лицам либо основанных на дискриминации. Установленная Конституцией и Законом о судебной системе последняя (судебная система) является единой: для всех граждан имеются одни и те же суды. Положение о единстве права также представляет собой одно из требований подлинного демократизма. Оно означает единство законодательства, применение единой системы права в правосудии.

Представляется вполне приемлемым понятие равенства перед законом, данное в учебной литературе, согласно которому равенство перед законом состоит в одинаковом применении положений, закрепленных в законодательстве, ко всем гражданам. При этом имеется в виду наделение их не только соответствующими правами, но и обязанностями с последующим возложением (при наличии оснований) ответственности.

Установленное ст. 19 Конституции РФ положение о равенстве всех перед законом и судом базируется на рекомендациях, содержащихся в ст. 7 и 8 Всеобщей декларации прав человека. Статья 8 названной Декларации оказала влияние на формулировку не только ст. 19, но и ст. 46 Конституции РФ, гарантирующей каждому судебную защиту своих прав и свобод. Сопоставляя содержание ст. 19 и ст. 46 Конституции, нетрудно заметить между ними связь, так как первая из этих статей провозглашает равенство, а вторая представляет собой важнейшее правовое средство обеспечения того, что устанавливает первая.

Надо признать, что в отступление от общих правил в действующем законодательстве установлен ряд положений, которыми предусмотрен особый порядок привлечения к уголовной ответственности депутатов, судей, прокурорских работников и некоторых других должностных лиц (см. гл. 52 УПК РФ). Он преследует цель не установления привилегий для тех или иных лиц, а создания гарантий для успешного осуществления их деятельности (депутатской, судейской и т. п.), ограждения от искусственного создания препятствий к исполнению ими служебных обязанностей. В случае привлечения указанных лиц к ответственности они наделяются обычными процессуальными правами того или иного субъекта (обвиняемого, подсудимого и т. п.).

Установление особого порядка возбуждения дела и привлечения к ответственности некоторых категорий должностных лиц было объектом критики в общей печати и даже предметом рассмотрения Конституционного Суда Российской Федерации, который, в частности, отметил, что судейская неприкосновенность является исключением из принципа равенства перед законом и судом. Предъявляя к судье и его деятельности высокие требования, государство обязано обеспечить его дополнительными гарантиями1.

Принцип осуществления правосудия на началах равенства перед законом и судом действует при осуществлении правосудия не только по уголовным, но и по гражданским делам, в общих и арбитражных судах. Естественно поэтому, что он нашел отражение не только в Законе о судоуст­ройстве РСФСР (ст. 5), в Законе о судебной системе (ст. 7), но и в процессуальных кодексах.

Принцип обеспечения каждому права на обращение в суд за защитой своих интересов.

Гарантируя каждому судебную защиту прав и свобод, Конституция Российской Федерации (ст. 46) тем самым подтвердила на высшем законодательном уровне приверженность России общепризнанным международно-правовым стандартам прав человека и гражданина. Развивая установленное ею общее положение о признании общепризнанных принципов и норм международного права (ч. 4 ст. 15), Конституция формулирует четкое правовое положение: решения и действия (или бездействие) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц могут быть обжалованы в суд (ч. 2 ст. 46). Это положение в определенной мере отражено в ГК, ГПК и даже в УПК.

В ст. 19 УПК РФ, в частности, указанный принцип представлен в следующем виде: «Действия (бездействие) и решения суда, прокурора, следователя, органа дознания и дознавателя могут быть обжалованы в порядке, установленном настоящим Кодексом». Из приведенного положения видно, что закон не ограничивает круг субъектов права на жалобу только участниками процесса. Число субъектов права на жалобу значительно больше. В этом ст. 19 УПК не противоречит положениям ст. 46 Конституции РФ, на столь высоком уровне обеспечивающей право каждого на жалобу. И все-таки необходимо отметить, что особую заботу законодателя составляет обеспечение в УПК права на обжалование действий и решений лиц, ведущих производство по уголовному делу, именно участниками процесса. Поэтому в числе процессуальных прав участников процесса УПК обязательно указывает это право (ст. 42, 45, 46, 47, 53, 54, 55 и др.), а рядом с перечислением субъективных процессуальных прав участников процесса в законе обращено внимание на обязанность государственных органов не только разъяснить указанные права, но обеспечить возможность их осуществления.

В ходе судебной реформы были существенно расширены права субъектов процессуальных отношений на обжалование в суд решений и действий органов расследования. По УПК РФ (2001 г.), в частности, эти решения и действия (бездействие), способные причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию, могут быть обжалованы в суд по месту производства предварительного расследования (ч. 1 ст. 125). При этом жалоба может быть подана в суд заявителем, его защитником, законным представителем или представителем непосредственно либо через дознавателя, следователя или прокурора.

Реализация принципа обжалования действий и решений государственных органов направлена на обеспечение прав и свобод человека и гражданина. Но, обращая внимание суда на допущенные нарушения закона, субъекты права на жалобу способствуют обеспечению законности и установлению истины по делу.

Принцип презумпции невиновности. Принцип презумпции невиновности достаточно четко и полно представлен в ч. 1 ст. 49 Конституции РФ, в соответствии с которой «каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность, не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда». Нельзя сказать, что презумпция невиновности до 1993 г. не была присуща российскому правосудию и уголовному судопроизводству. Она признавалась наукой, судебной практикой2. Положения, вытекающие из презумпции невиновности, нашли воплощение во многих статьях ранее действующего УПК. В частности, в УПК РСФСР 1960 г. было установлено: «Никто не может быть признан виновным в совершении преступления, а также подвергнут уголовному наказанию иначе как по приговору суда и в соответствии с законом» (ст. 13). С презумпцией невиновности связаны и многие другие положения и требования закона, в.том числе: а) запрещение суду, прокурору, следователю, лицу, производящему дознание, перелагать обязанность доказывания на обвиняемого (ч. 2 ст. 20); б) возложение на государственные органы, ведущие производство по делу, обязанности проводить всестороннее, полное и объективное исследование обстоятельств уголовного дела, выявляя при этом обстоятельства как уличающие, так и оправдывающие обвиняемого (ч. 1 ст. 20); в) установление правила, согласно которому признание обвиняемым своей вины может быть положено в основу обвинения лишь при подтверждении признания совокупностью имеющихся доказательств по делу (ч. 2 ст. 77) и др.

В отличие от прежних аналогичных законов УПК РФ 2001 г. дал полную формулу презумпции невиновности как принципа уголовного процесса (ст. 14). При этом в УПК не просто воспроизведены конституционные положения. Во-первых, в ч. 2 ст. 14 указано, что не только обвиняемый, но и подозреваемый не обязан доказывать свою невиновность. Во-вторых, на обви­нителя возложено не только бремя доказывания обвинения, но и опровержение доводов, приводимых в защиту подозреваемого и обвиняемого. В-третьих, подчеркнуто, что обвинительный приговор не может быть основан на предположениях. Так что конституционная формула презумпции невиновности в действующем УПК РФ получила развитие и конкретизацию.

Надо признать, однако, что становление презумпции невиновности как конституционного принципа уголовного процесса имеет важное значение не только в юридическом, но и в этическом отношении. Установление в Конституции России формулы презумпции невиновности как объективного правового положения не только имеет важнейшее значение для следственной и судейской практики, но и оказывает позитивное влияние на законотворческий процесс.

Принцип презумпции невиновности может стать реальным фактором правосудия, если уголовно-процессуальный закон предусматривает необходимые предпосылки действия принципа обеспечения обвиняемому (подозреваемому) права на защиту, а также соблюдения требований закона о полноте, объективности и всесторонности исследования доказательств на предварительном следствии (дознании) и в суде. Даже факт предъявления следователем лицу обвинения и утверждения прокурором обвинительного заключения не означает признания обвиняемого преступником, хотя надо допустить, что следователь и прокурор, подписывая указанные документы, убеждены в виновности лица. В противном случае они нарушают требования закона (ч. 1 ст. 171 УПК РФ). Но субъективное убеждение следователя и прокурора не порождает и не может порождать тех негативных для обвиняемого последствий, которые влечет признание подсудимого виновным от имени государства приговором суда, с вступлением его в законную силу обретающим общеобязательную силу закона. Лишь один орган в государстве наделен правом признать лицо виновным - суд, являющийся по Конституции РФ носителем судебной власти (ст. 10, 118).

Презумпция невиновности опровержима: предположение о невиновности действует до тех пор, пока на основе достаточных, достоверных и объективных доказательств в предусмотренном законом порядке не будет установлена приговором суда виновность лица в совершении преступления.

Принцип обеспечения подозреваемому и обвиняемому права на защиту.

Обеспечение обвиняемому и подозреваемому права на защиту как принцип правосудия и уголовного судопроизводства опирается на конституционные и уголовно-процессуальные нормы. При этом необходимо заметить, что действующая Конституция России, в отличие от ее предшественников, не ограничивается декларированием этого принципа, не довольствуется общим указанием на право каждого защищать законными средствами свои права и свободы (ст. 45). Часть 1 ст. 48 Конституции гарантирует каждому право на получение юридической помощи, в том числе и бесплатной, в случаях, установленных законом. А в ч. 2 ст. 48 определяется момент вступления защитника в уголовный процесс. Конституционная нормативная база для осуществления защиты по уголовному делу содержится во многих нормах Конституции (см. ст. 45-51), которые или учтены в действующих нормах УПК, или учитываются на практике при их применении.

Обеспечение подозреваемому и обвиняемому права на защиту складывается из процессуальных средств, которые реально предоставлены в ходе производства по делу указанным субъектам уголовного процесса для защиты своих интересов от подозрения или обвинения.

Право обвиняемого (подсудимого) на защиту представляет собой совокупность субъективных процессуальных средств, используя которые он может противостоять выдвинутому против него обвинению: знать, в чем он обвиняется; оспаривать участие в совершении преступления; опровергать

обвинительные доказательства; настаивать на изменении обвинения; представлять доказательства смягчения его ответственности; защищать другие законные интересы.

Модификация правового статуса подозреваемого (ст. 46 УПК) способствовала существенному расширению его права на защиту. Среди субъективных прав подозреваемого прежде всего названо право знать, в чем он подозревается. Важность такого решения трудно переоценить: не зная этого, лицо не может защищаться от подозрения (как и обвиняемый - от обвинения). Для обеспечения реального осуществления защиты ст. 46 УПК предусмотрено, что подозреваемый вправе: давать объяснения; представлять доказательства; заявлять ходатайства; знакомиться с протоколами следственных действий, произведенных с его участием; приносить жалобы на действия и решения лица, производящего дознание, следователя, прокурора и др.

Необходимо также отметить, что согласно ст. 48 Конституции РФ обвиняемому и подозреваемому гарантирована квалифицированная юридическая помощь.

Действующий уголовно-процессуальный закон обязывает лиц, ответственных за ведение дела, не только разъяснить процессуальные права участникам процесса, но и обеспечить возможность их осуществления. Но применительно к подозреваемому и обвиняемому законодатель этим не ог­раничился, а специально обязал обеспечить им право на защиту (ст. 16 УПК).

Одним из важнейших факторов обеспечения права на защиту названных субъектов уголовного процесса является допуск защитника с ранних этапов предварительного расследования: защитника обвиняемого- с момента предъявления обвинения; защитника подозреваемого с момента: а) его фактического задержания; б) применения меры пресечения в виде заключения под стражу; в) возбуждения уголовного дела против конкретного лица; г) объявления постановления о назначении судебно-психиатрической экспертизы; д) осуществления иных мер, затрагивающих его права (ст. 49 УПК)

Появление защитника на стороне подозреваемого означает не просто усиление средств защиты последнего. Оно также означает появление в ходе уголовного судопроизводства нового субъекта - защитника подозреваемого в совершении преступления.

Устанавливая в УПК обязательное участие защитника (ст. 51), законодатель предусмотрел расширение таких случаев на предварительном следствии и дознании (см. ч. 1 ст. 51 УПК).

Если в указанных законом (ч. 1 ст. 51 УПК) случаях защитник не приглашен обвиняемым или подозреваемым, их законными представителями или другими лицами, следователь, лицо, производящее дознание, прокурор, СУД обязаны обеспечить участие защитника.

Принцип состязательности сторон. Конституцией Российской Федерации провозглашен принцип состязательности судопроизводства при осуществлении правосудия (ч. 3 ст. 123). Сущность этого принципа состоит в том, что при осуществлении правосудия по уголовным делам судебное разбирательство построено таким обра­зом, что функцию обвинения осуществляет одна сторона (прокурор, следователь, дознаватель, орган дознания, начальник следственного отдела, потерпевший, частный обвинитель, гражданский истец, их представители), функцию защиты - другая сторона (обвиняемый, подозреваемый, защитник, законный представитель подозреваемого и обвиняемого). В граждан­ском процессе противоборствующие стороны представляют соответственно гражданский истец, его представитель, а также гражданский ответчик, представитель гражданского ответчика. Знаменательно, что стороны при состязательном порядке судопроизводства равноправны, что подчеркивается в ч. 3 ст. 123 Конституции РФ. Функция же разрешения дела (уголовного, гражданского) принадлежит суду.

Сущность состязательности официально на уровне высших органов государственной власти впервые выразил Конституционный Суд РФ, который, интерпретируя положения Конституции России, отметил, что действие этого принципа «предполагает такое построение судопроизводства, при котором функция правосудия (разрешения дела), осуществляемая только судом, отделена от функций спорящих перед судом сторон. При этом суд обязан обеспечить справедливое и беспристрастное разрешение спора, предоставляя сторонам равные возможности для отстаивания своих позиций, а поэтому не может принимать на себя выполнение их процессуальных (целевых) функций».

Эти идеи о сущности состязательности в уголовном процессе нашли адекватное отражение в ст. 15 УПК РФ, в соответствии с которой действие принципа состязательности состоит в таком построении судопроизводства, при котором: а) функции обвинения, защиты и разрешения уголовного дела отделены друг от друга и не могут быть возложены на один и тот же орган или на одно и то же должностное лицо; б) суд не является органом уголовного преследования, не выступает на стороне обвинения или на стороне защиты. Суд создает необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставляемых им прав;

Задача 1.

Задачи адвокатуры:

-охрана прав и законных интересов граждан;

-осуществление защиты на предварительном следствии;

-участие в уголовном судопроизводстве в качестве защитника и представителя потерпевшего, гражданского истца и гражданского ответчика; (осуществление защиты подсудимого в суде)

Формы деятельности адвокатуры:

-участие в судебном заседании в качестве представителя потерпевшего;

-составление заявлений проектов документов;

-консультирование населения;

-содействие усилению законности;

-оказание юридической помощи предприятиям, учреждениям, организациям.

-оказание юридической помощи гражданам и организациям;

Как соотносятся задачи и формы деятельности адвоката?

Под адвокатурой принято понимать организованное особым образом объединение юристов-профессионалов, но в основную задачу адвокатов входит участие со стороны защиты в суде. Формы деятельности адвоката мало чем отличаются от работы высококвалифицированного юриста.

Как соотносятся задачи адвокатуры с задачами органов предварительного расследования, прокуратуры и суда?

Адвокат обязан участвовать в качестве защитника в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия. Независимость адвокатуры означает недопустимость какого-либо вмешательства в ее дела со стороны органов государства (в том числе Минюста, прокуратуры. МВД, ФСБ, суда), общественных организаций и отдельных лиц.

На органы предварительного следствия (следователей) в соответствии с уголовно-процессуальным законом возложены следующие задачи: обнаружение преступлений, изобличение лиц, причастных к их совершению; всестороннее, полное и объективное исследование всех обстоятельств дела; обнаружение и процессуальное закрепление доказательств для последующего их использования в процессе судебного разбирательства; обеспечение законности и обоснованности привлечения в качестве обвиняемых; обеспечение участия обвиняемого и других участников процесса в производстве по уголовному делу; установление наличия или отсутствия ущерба, причиненного преступлением, определение его размера, принятие мер к обеспечению его возмещения; выявление причин и условий, способствовавших совершению преступлений, и принятие мер по их устранению.

Для адвокатской деятельности чрезвычайно важно, что в главе 2 Конституции РФ устанавливается исключительное право суда ограничивать права и свободы человека и гражданина, например:

• никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда (ст. 35);

• арест, заключение под стражу и содержание под стражей допускаются только по судебному решению (ст. 22) и т. д.

Только независимый суд может эффективно защищать человека от произвола исключительной власти и силовых структур.

Но судебная власть есть проявление государственной власти, составляет одну из ее ветвей.

Задача 2.

Начальник следственного отдела наделен властно-распорядительными полномочиями по осуществлению функций уголовного преследования, процессуального контроля и управления расследованием преступлений.

Согласно ч. 1 ст. 39 УПК РФ начальник следственного отдела уполномочен: Г) поручать произ­водство предварительного следствия следователю либо нескольким следователям, а также изымать уголовное дело у следователя и передавать его другому следователю с обязательным указанием оснований такой передачи, создавать следственную группу, изменять ее состав; 2) отменять необоснованные постановления следователя о приостановлении предварительного следствия; 3) вносить прокурору ходатайство об отмене иных незаконных или необоснованных постановлений следователя.

С этой целью начальник следственного отдела вправе: 1) проверять материалы уголовного дела; 2) давать следователю указания о направлении расследования, производстве отдельных следственных действий, привлечении лица в качестве обвиняемого, об избрании в отношении подозреваемого, обвиняемого меры пресечения, о квалификации преступления и об объеме обвинения (ч. 3 ст. 39 УПК РФ).

Под проверкой материалов уголовного дела следует понимать регулярное предоставление подчиненными следователями для ознакомления с ходом и результатами расследования находящихся у них в производстве уголовных дел (Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (научно-практическое издание), 2003, с. 172).

В ходе проверки начальник следственного отдела должен выяснять: соблюдаются ли следователем предписания уголовно-процессуального закона при принятии решений и производстве следст­венных действий по уголовным делам, находящимся в его производстве; соблюдаются ли сроки предварительного следствия, права участников уголовного судопроизводства; насколько целеуст­ремленно, быстро и правильно ведется предварительное следствие по уголовным делам; имеются ли в делах планы расследования; используются ли при производстве следственных действий научные рекомендации и средства криминалистической техники; нет ли в материалах уголовных дел оснований для прекращения уголовного дела или уголовного преследования в отношении конкретных лиц; обеспечивается ли охрана прав и законных интересов участников уголовного судопроиз­водства; насколько обоснованно применяются к подозреваемым и обвиняемым меры процессуального принуждения (задержание, меры пресечения и иные меры процессуального принуждения).

Начальник следственного отдела вправе осуществлять процессуальный контроль за выполнением органами дознания поручений следователей. С этой целью начальник следственного отдела истребует для изучения уголовные дела, находящиеся в производстве следователей, а также необходимые материалы и документы, связанные с исполнением органами дознания поручений следователя.

Начальник следственного отдела обязан изучать все уголовные дела, по которым следователи возбуждают ходатайства о продлении сроков предварительного следствия и содержания обвиняемых под стражей, а также дела, по которым окончено предварительное следствие.

Характер указаний начальника следственного отдела о производстве предварительного следствия может быть самым различным: о выдвижении и проверке следственных версий; о применении при расследовании криминалистической техники и научно-практических рекомендаций; о формах взаимодействия с органами дознания; об организации и тактике производства определенных следственных действий и др.

В остальных случаях начальник следственного отдела дает указания о производстве следствен­ных действий, когда: а) дело расследуется нецелеустремленно, неоперативно и не проводятся необходимые следственные действия; б) в производстве следователя находится дело о нераскрытом тяжком преступлении и следственные действия не привели к установлению лица, совершившего преступление; в) у следователя в силу недостаточности опыта или слабой профессиональной подготовленности возникли трудности в расследовании и т.п.

Право передавать дело от одного следователя к другому начальник следственного отдела может использовать, когда: а) это необходимо для обеспечения равномерной нагрузки следователей; б) выясняется, что следователь, у которого находится дело, в силу отсутствия надлежащего опыта не может произвести по делу всестороннее, полное и объективное расследование; в) находят свое подтверждение жалобы участников предварительного расследования на необъективность действий следователя; г) следователь не может продолжать предварительное следствие из-за болезни, в связи с наличием оснований для отвода и т.п.

Начальник следственного отдела ходатайствует перед прокурором о поручении производства предварительного следствия следственной группе (ч. 2 ст. 163 УПК РФ).

В соответствии с ч. 7 ст. 151 УПК РФ при соединении в одном производстве уголовных дел, подследственных разным органам предварительного расследования, подследственность определяется прокурором с соблюдением подследственности, установленной УПК РФ.

Начальник следственного отдела в пределах установленной законом компетенции вправе возбу­дить уголовное дело и провести по нему предварительное следствие в полном объеме. При этом на него распространяются полномочия следователя и (или) руководителя следственной группы (ч. 2 ст. 39 УПК РФ). Процессуальный контроль в данном случае осуществляет вышестоящий начальник следственного подразделения.

Указания начальника следственного отдела по уголовному делу даются следователю в пись­менном виде и обязательны для исполнения следователем, но могут быть обжалованы прокурору. Обжалование указаний начальника следственного отдела не приостанавливает их исполнения, за исключением случаев, когда указания касаются изъятия уголовного дела и передачи его другому следователю, привлечения лица в качестве обвиняемого, избрания меры пресечения, а также производства следственных действий, которые допускаются только по судебному решению. При этом следователь вправе представить прокурору материалы уголовного дела и письменные возражения на указания начальника следственного отдела (ч. 4 ст. 39 УПК РФ).

Прокурор, изучив материалы уголовного дела и доводы следователя, отменяет указания началь­ника следственного отдела или письменно предлагает следователю выполнить их, В случаях, пре­дусмотренных ч. 3 ст. 38 УПК РФ, следователь вправе представить уголовное дело вышестоящему прокурору С письменным изложением своих возражений.

Список литературы:

1) Конституция Российской Федерации.

2) Уголовный кодекс Российской Федерации.

3) Ведомости ВС РСФСР. 1991. № 44. Ст. 1435. Концепция судебной реформы в Российской Федерации. М., 1992. С.7.

4) Федеральный закон от 19 мая 1995 г. (21 июня 1995г.) №91-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации "О статусе судей в Российской Федерации"» // СЗ РФ. 1995. № 26. Ст. 2399

5) Постановление Конституционного Суда РФ от 7 марта 1996 г , вынесенное в связи с рассмотрением жалоб Р И Мухаметшина и А. В Барбаша (СЗ РФ. 1996. № 14. Ст 1549)

6) Строгович М. С. Курс советского уголовного процесса. М., 1968. Т. 1. С. 147-149, 349-353.

7) Проблемы судебного права/ Под ред. В. М Савицкого. М., 1983. С. 164-168. Проблемы судебного права / Под ред. В. М. Савицкого. С. 168; Савицкий В М.

8) Советский уголовный процесс: Учебник / Под ред. Б. А. Викторова, В Е. Чугунова. М., 1973. С. 97-98, Уголовный процесс: Учебник / Под ред В П Божьева. С. 51

9) Головистиков А.Н. Правоохранительные органы. учебник / А.Н. Головистикова, Л.Ю.Грудицина. - М.: Эксмо, 2006.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

Комментариев на модерации: 1.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий