регистрация / вход

Агентский договор 4

Содержание Введение .3 Глава 1 История возникновения, понятие и форма агентского договора 6 Глава 2 Содержание, права и обязанности сторон в агентском договоре.

Содержание

Введение………………………………………………………………………….3

Глава 1 История возникновения, понятие и форма агентского договора……6

Глава 2 Содержание, права и обязанности сторон в агентском договоре.

Отличие от других смежных договоров……………………………..15

Заключение……………………………………………………………………...30

Список литературы……………………………………………………………...31


Введение

Актуальность данной темы, на мой взгляд, обусловлена тем, что в последнее время в гражданских правоотношениях все большую распространенность получает такой вида договора, как «агентирование». Как верно замечает М.Н. Сафонов, проведение мероприятий по организации сбыта зачастую связано с такими трудозатратами и требует таких налаженных коммерческих связей, специальной квалификации и опыта, что впору создавать для этого новый бизнес[18,с.101]. Также агентский договор является относительно новым и недостаточно изученным институтом для российского гражданского законодательства, хотя и существует уже более 10 лет. Он заимствован с некоторыми изменениями из англо-американского (англо-саксонского) права[11,с.76]. Конструкция этого договора специфична, ведь он занимает как бы промежуточное звено между договорами поручения и комиссии.

Объектом данного исследования является непосредственно сам агентский договор, а предметом – права и обязанности сторон по этому договору.

Агентский договор в российском праве преследует цель гражданско-правового оформления отношений, в которых посредник совершает в чужих интересах одновременно как сделки и другие юридические действия, так и действия фактического порядка, не создающие правоотношений принципала с третьими лицами. Например, лицо, действующее в качестве агента, может взять на себя задачу сбыта чужих товаров, имея в виду не только заключение договоров на их продажу, но и проведение рекламной кампании и других мероприятий по изучению и освоению рынка. Деятельность такого рода широко распространена в культурно-творческой сфере, где предприниматели осуществляют в интересах своих клиентов как юридические, так и фактические действия по оформлению их отношений с издателями, театрами, киностудиями, по организации и осуществлению различных театральных, концертных, гастрольных мероприятий и т.п.

В таких и аналогичных ситуациях невозможно обойтись одной из традиционных конструкций договоров поручения, комиссии или подряда. Необходимо заключить либо несколько различных, но тесно взаимосвязанных договоров между одними и теми же субъектами, либо сложный смешанный договор, к которому в соответствующих частях все равно будут применяться правила о договорах, элементы которых он содержит. Институт агентского договора позволяет значительно упростить такую ситуацию.

Другим фактором, способствовавшим появлению в российском законодательстве агентского договора, является развитие внешней торговли. Будучи широко представленными в экономике западных стран, агентские отношения стали получать распространение и в практике российских предприятий с участием иностранных инвестиций, а также иных предприятий, непосредственно реализующих свои товары и услуги на внешнем рынке. Например, в гражданской авиации, транспортных и страховых компаниях, осуществляющих свою деятельность во многих странах.

Например, о страховых агентах речь идет в статье 8 Федерального закона «Об организации страхового дела»[4, с.8], о морских агентах - в Кодексе торгового мореплавания РФ[3, с.23].

В дополнение к вышеуказанным примерам можно сослаться и на Федеральный закон «О почтовой связи»[5, с.10], которым предусмотрено «заключение генеральной организацией федеральной почтовой связи агентских договоров, регулируемых гражданским законодательством».

Цель данной работы – изучить теоретические основы агентского договора, выявить: а) причины его появления как в зарубежных странах, так и причины его появления в России; б) основные отличия агентского договора от смежных ему договоров.

Для достижения этой цели необходимо решить следующие задачи: 1) проследить динамику развития института агентирования; 2) проанализировать нормативно-правовую базу, регулирующую агентский договор; 3) сравнить агентский договор и смежные договоры (комиссии, поручения).

При написании данной работы были использованы метод сравнения и анализа, исторический метод, было проведено изучение источников и судебной практики связанной с агентированием.

Теоретическую основу курсовой работы составили труды ученых-правоведов: М.И. Брагинского, С.А. Голосовой, Б.Д. Завидова, С.Н. Ландкофа, С. Пешкова, В.П. Мозолина, М.Н. Сафонова, Е.А. Суханова, Л. Стрижко, В.В. Витрянского, А.С. Ли, Г.Ф. Шершеневича, А.М. Эрделевского и др.


Глава 1. История возникновения агентского договора

В течение длительного времени для каждого из видов представительства использовалась своя особая договорная конструкция. Имеются в виду договоры поручения и комиссии.

Однако, с наступлением периода реформирования российской экономики, переходом ее к рыночной модели гражданский оборот претерпел и претерпевает существенные изменения. Если ранее предприятия не имели необходимости самостоятельно определять объемы производства, продаж, потребителей, то с исчезновением руководящей роли государства в частноправовой сфере они вынуждены были столкнуться с проблемой сбыта производимой продукции наиболее выгодным образом.[18, с.114]

Закономерным следствием указанных обстоятельств является возрастание роли договоров по оказанию представительских услуг. И одним из наиболее востребованных договоров в сфере представительских отношений становится агентский договор, который универсально сочетает в себе черты уже ставших традиционными и широко используемых договоров поручения и комиссии, но при этом имеет, однако, и ряд специфических характеристик. С другой стороны, это сочетание, по мнению некоторых авторов, является лишь неким механическим конгломератом вышеупомянутых договоров, что делает существование отдельного агентского договора по сути бесполезным. В этом контексте его функционирование является просто вспомогательным - для удобства пользования.[9, с.45]

Рассматриваемый договор, если иметь в виду кодификационные акты континентального права, впервые получил закрепление в Германском торговом уложении (ГТУ). Соответствующий его раздел вначале именовался «Торговый агент», а впоследствии изменил свое наименование на «Торговый представитель».[10, с.89-91]

Обозначив фигуру «торгового агента», ГТУ все же в перечень поименованных им торговых сделок агентский договор не включил. Содержащееся в ГТУ определение торгового представителя позволяет выделить перечень непременных признаков самого этого участника оборота. Имеется в виду, что торговым агентом может быть названо лицо, самостоятельно занимающееся промыслом, которому поручено постоянно посредничать для другого предпринимателя в сделках или заключать сделки от его имени.

Ставший традиционным для агентских договоров признак самостоятельности разъяснен в самом Уложении: речь идет о возможности свободно организовывать свою деятельность и определять свое рабочее время. Отмеченное позволяет отграничить этих лиц от служащих (работников) юридического лица.

Не отличаясь в этом смысле от глав, посвященных отдельным видам договоров, соответствующий раздел ГТУ регулирует вопросы, связанные с порядком заключения договора торгового представителя с «предпринимателем» (так именуется контрагент торгового представителя), правами и обязанностями каждой из сторон, а равно с прекращением договора. Ряд его статей посвящен праву агента на вознаграждение. В них определяются основания возникновения соответствующего права, порядок установления размера вознаграждения, а также сроков его выплаты. Исполнение соответствующей этому праву обязанности принципала обеспечивается наделением торгового представителя правом удержания, от которого он не может отказаться (имеется в виду, что такой его отказ не влечет утраты, выражающей удержание возможности). Допускается принятие на себя торговым представителем ручательства перед «предпринимателем» за исполнение сделки третьим лицом.

Хотелось бы отметить, что глава, именуемая «Агентский договор», выделена в итальянском ГК, а регулирование агентских договоров во Франции осуществлялось прежде всего применительно к главе французского ГК «Поручение». Основанием для этого служило признание агента разновидностью поверенного.

Раскрываемое понятие указанного договора включает обязанность агента постоянно за вознаграждение содействовать заключению договоров в интересах второй стороны на определенной территории. Правовое регулирование договора охватывает некоторое число ограничительных мер, призванных оберегать каждую из сторон от способных нарушить ее интересы действий контрагента. Так, принципал не вправе использовать более одного агента для осуществления того же вида бизнеса (имеется в виду бизнес, предусмотренный уже заключенным договором) в одно и то же время и на той же территории. Аналогичное ограничение адресовано и агенту. Оно относится на этот раз к возможностям одновременного обслуживания им других предпринимателей. Специально выделена среди прочих обязанность агента соблюдать указания принципала, а также предоставлять последнему полезную для него информацию, в том числе относящуюся к состоянию рынка на территории, в которой предстоит действовать агенту. Право на вознаграждение признается за агентом в отношении регулярно исполняемых сделок с тем, что при неполном исполнении им своих обязательств размер вознаграждения соответственно уменьшается. Специально оговорена возможность наделения агента полномочиями выступать от имени принципала, что тем самым предполагает выступление агента в остальных случаях от собственного имени”.[7, с.761-769]

Агентский договор впервые закреплен в действующем Гражданском кодексе РФ. И, как полагают некоторые авторы, “является новым для российского гражданского законодательства и заимствован с некоторыми изменениями из англо-американского законодательства”,[13, с.17-18] где институт агентских отношений является основополагающим в сфере представительства, а свойственные континентальной системе договоры поручения и комиссии отсутствуют. В. Пешков отмечает: «в странах с англосаксонской системой права термин «агент» употребляется в широком смысле, по которому агентом является лицо, уполномоченное на заключение сделок и на совершение других действий от имени представляемого и за его счет или на посредничество между сторонами при заключении сделок между ними самими».[17, с.24-25] Поэтому под понятие «представитель» подпадают не только комиссионеры и торговые представители, но и коммивояжеры, брокеры, капитаны судов, адвокаты.

А. Кабалкин и Л. Санникова говорят: «о процессе сближения российских правил торгового оборота с международными, этому факту также свидетельствует закрепление в ГК ряда типов договоров, ранее не известных российскому гражданскому праву: факторинг, доверительное управление, коммерческая концессия, агентский договор. Отношения, регулируемые перечисленными типами договоров, широко распространены в мировой экономике, что и послужило причиной их включения в ГК. Первоначально они развивались в США, что наложило отпечаток и на опосредующие их правовые конструкции, которые в странах общего права обладают определенной (и весьма существенной) спецификой по сравнению с теми, которые используются в странах континентального права. Россия, относясь к последним, ощутила серьезные трудности в адаптации данных правовых конструкций».[13, с.18]

Более того, по мнению В. Дозорцева, “нормы об агентском договоре в Гражданском кодексе вообще нельзя признать удачными. Договор распадается на два варианта - комиссионный и порученский. Единственное, что отличает их от этих базовых договоров, - это возможность совершения не только юридических, но и фактических действий. Но сочетание фактических действий с юридическими (в комиссионном и порученческом варианте) в Кодексе никак не выражено, он выглядит не как юридически органичное единство, а лишь как искусственный словесный оборот, призванный заслонить механическое заимствование из английского права, в котором агентский договор представляет собой разновидность фидуциарной сделки. Как фактические действия переплетаются или сочетаются с вариантами порученческого или комиссионного договоров, остается неясным. Самостоятельный же вид агентского договора в целом не получился. Механическое заимствование института из другой правовой системы, как правило, невозможно, и данный случай - один из примеров такого положения”.[9, с.45-47]

На мой взгляд, данная позиция является весьма дискуссионной. Представляется более обоснованной позиция Е.А. Суханова, который считает, что “не следует полагать, что этот договор полностью заимствован (рецепирован) ГК из англо-американского правопорядка, хотя влияние последнего на этот институт невозможно полностью отрицать”. В подтверждение этой позиции можно привести несколько аргументов. Прежде всего, относительно развития агентских отношений в России и в других странах континентальной системы права. Положения, регулирующие агентские отношения, содержались в Германском торговом уложении, итальянском ГК, французском ГК (в данном случае регулирование агентских договоров осуществлялось согласно положениям о поручении, поскольку агент рассматривался как разновидность поверенного).[19, с.464-480] Как отмечает М.И. Брагинский “агентский договор, признанный законодательством, а также судебной практикой ряда других стран континентальной Европы, по наименованию и некоторым другим характеризующим его признакам, несомненно, близок к одноименным договорам, занимающим особое место в системе англо-американского права. Однако при всем этом для отождествления агентских договоров в указанных двух системах (континентальной и англо-американской) все же нет оснований. Достаточно указать на то, что в отличие от континентального права, в котором агентский договор по общему правилу является лишь одним из видов договоров о представительстве - наряду с комиссией и поручением, в англо-американском праве агентский договор практически заменил собой вес виды представительства как такового”.[7, с.761-783]

Следует также отметить, что термин «агент» достаточно широко использовался в дореволюционной России. Положения, содержащие основы правового статуса агентов, содержались, в частности, в Уставе гражданского судопроизводства. Кроме того, в дореволюционной цивилистической литературе можно обнаружить определения агента как участника соответствующих отношений. Например, Г.Ф. Шершеневич отмечал, что «торговым агентом следует признать самостоятельного деятеля, промысел которого состоит в постоянном использовании поручений по приисканию условий для заключения сделок известного рода. Отличие агента от приказчика заключается в том, что он не совершает торговых сделок от имени другого лица, подобно второму... От комиссионера агент отличается тем, что не совершает сам торговых сделок от своего имени, как это делает комиссионер... Агент не совершает сделок от чужого имени и не нуждается в особой доверенности. Агент работает не безвозмездно, но по характеру своей деятельности он может рассчитывать на вознаграждение, зависящее не от продолжительности его работы, а от ее удачи, т.е. от заключения при его содействии сделок».[22, с.301-315]

Отдельные правовые положения, регулирующие деятельность агентов, существовали и в советский период. В частности, упоминание о фигуре агента можно обнаружить, в Постановлении СНК РСФСР от 02.01.1923 “О мерах по регулированию торговых операций государственными организациями”, Кодексе торгового мореплавания 1968 г. и ряде других нормативно-правовых актов. [3, с.54]

Весьма интересным, с точки зрения прогрессивности, представляется закон о торговых агентах, который регламентировал отношения, складывающиеся при осуществлении ими своей деятельности. В нем специально оговаривалась возможность выступления в качестве торговых агентов как юридических, так и физических лиц; тем самым обеспечивались широкие возможности для использования указанной фигуры в гражданском обороте. С этой целью в Законе было определено, что «торговыми агентами признаются лица, которые не состояли на службе в торговом или промышленном предприятии, оказывают ему содействие по заключению торговых действий от его имени». Среди других положений Закона и Инструкции можно выделить прежде всего те, которые были направлены на ослабление требований к оформлению полномочий торгового агента. Это выражалось не только в отказе от необходимости нотариального их удостоверения, но также в признании достаточным подтверждения полномочий путем соответствующих указаний в самом агентском договоре и даже в обычной коммерческой переписке сторон.

Закон, о котором идет речь, устанавливал определенные, адресованные торговым агентам требования, которые были направлены на устранение возможной конкуренции. Имелось в виду запрещение торговому агенту оказывать содействие по заключению сделок нескольким предприятиям. Соответственно и совершать торговые сделки за свой счет он имел право лишь с согласия всех обслуживаемых им предприятий.

С.Н. Ландкоф в своих комментариях высказывал сомнение по поводу приведенной нормы. Он обращал внимание на то, что предотвращение конкуренции требовало введения соответствующего ограничения, однако оно должно было ограничиться запретом оказания лишь «однородных услуг». [15, с.10-13]

В настоящее время регулированию агентского договора посвящена 52 глава ГК РФ, которая содержит как самостоятельные нормы об агентском договоре, так и указание на субсидиарное применение норм о комиссии и поручении. Представляется, что наличие самостоятельных норм, характерных лишь для агентирования, а также дополнительный характер применения норм о комиссии и поручении не позволяют говорить об агентском договоре как о механическом смешении комиссии и поручения. Следует помнить также и о том, что нормы о комиссии и поручении действуют лишь в том случае, если они не противоречат положениям об агентском договоре (ст. 1011 ГК РФ). Агентский договор, на мой взгляд, нельзя рассматривать и как смешанный договор. Согласно п. 3 ст. 421 ГК РФ смешанным договором является договор, в котором содержатся элементы различных договоров, предусмотренных законом или иными правовыми актами. К отношениям сторон по смешанному договору применяются в соответствующих частях правила о договорах, элементы которых содержатся в смешанном договоре, если иное не вытекает из соглашения сторон или существа смешанного договора. То есть в смешанном договоре стороны сами определяют его условия и элементы, а в данном случае такое урегулирование произведено с достаточной степенью определенности на законодательном уровне.

В силу ст. 1005 ГК «по агентскому договору одна сторона (агент) обязуется за вознаграждение совершать по поручению другой стороны (принципала) юридические и иные действия от своего имени, но за счет принципала либо от имени и за счет принципала».

Агентский договор входит в состав самой большой и многообразной группы гражданских договоров - на оказание услуг. Агентский договор в том виде, в каком он урегулирован в ГК, включает услуги, которые могут составлять предмет комиссии и поручения. Законодатель счел необходимым особо выделить отмеченное обстоятельство. Не ограничиваясь отмеченным, в ту же первую статью гл. 52 Кодекса в качестве дополнения законодатель внес указание на то, что «по сделке, совершенной агентом с третьим лицом от своего имени за счет принципала, приобретает права и становится обязанным агент, хотя бы принципал и был назван в сделке или вступил с третьим лицом в непосредственные отношения по исполнению сделки». И там же: «По сделке, совершенной агентом с третьим лицом от имени и за счет принципала, права и обязанности возникают непосредственно у принципала».

Выделение в ГК агентского договора, предполагающего оказание услуг, совпадающих с теми, которые предоставляются на основе договора поручения либо комиссии, при наличии в Кодексе специальных глав, посвященных этим двум договорам, могло бы оказаться ненужным.

Если агент действует за счет принципала, но от собственного имени, он становится стороной сделок, заключенных им с третьими лицами, причем и в том случае, когда эти лица знали о совершении сделки в интересах принципала, а не его агента, либо даже если сам принципал вступил с третьим лицом - контрагентом по сделке в непосредственные отношения по ее исполнению (абз. второй п. 1 ст. 1005 ГК РФ). Так, например, могут сложиться отношения при заключении агентом договора с владельцем концертного зала об организации концерта эстрадного исполнителя, который будет затем выступать в этом зале.

Однако после заключения сделки агент должен передать права и обязанности по ней своему принципалу. Такая модель отношений характерна для договора комиссии (ср. абз. второй п. 1 ст. 990 ГК РФ). Поэтому к указанным отношениям применяются правила о договоре комиссии, если они не противоречат специальным нормам закона об агентском договоре или существу этого договора (ст. 1011 ГК РФ). В частности, порядок передачи прав по сделкам, заключенным агентом в интересах и за счет принципала, а также режим имущества, приобретенного агентом для принципала или, наоборот, переданного агенту принципалом для реализации, определяются по правилам о договоре комиссии.

Если же агент по условиям заключенного с принципалом договора действует не только за счет, но и от имени принципала, права и обязанности по заключенным с третьими лицами сделкам возникают непосредственно у принципала, минуя агента. Такая модель отношений характерна для договора поручения (ср. абз. третий п. 1 ст. 1005 и п. 1 ст. 971 ГК РФ). Поэтому в такой ситуации используются общие нормы о договоре поручения (ст. 1011 ГК РФ), включая, в частности, правила об оформлении данных отношений доверенностью или письменным договором.


Глава 2. Содержание агентского договора. Его отличие от смежных

договоров. Права и обязанности сторон

Согласно ст. 1005 ГК РФ по агентскому договору одна сторона (агент) обязуется за вознаграждение совершать по поручению другой стороны (принципала) юридические и иные действия от своего имени, но за счет принципала либо от имени и за счет принципала.

По своему содержанию агентский договор в целом ближе к договору комиссии, чем к договору поручения, ибо агент, подобно комиссионеру, обычно является профессиональным предпринимателем. Поэтому данный договор всегда является возмездным и не носит лично - доверительного характера даже при совершении агентом сделок от имени принципала и по его доверенности (что, в частности, и в этом случае исключает возможность одностороннего безмотивного отказа от его исполнения).

Однако агентский договор не может быть сведен к традиционным договорам комиссии или поручения, ибо ему присущи черты, которые отсутствуют у названных договоров.

Прежде всего речь идет о предмете агентского договора, который составляет совершение агентом не только юридических, но и фактических действий. Кроме того, данный договор всегда имеет длящийся характер, поскольку агент обязуется совершать, а не совершить для принципала какие-либо действия, и, следовательно, не может быть заключен для совершения агентом какой-либо одной конкретной сделки.

Вместе с тем конкретный агентский договор может предусматривать одновременное выступление агента в одних сделках - от своего имени, а в других - от имени принципала. Ведь способ участия агента в отношениях с третьими лицами, являющийся конституирующим признаком договоров комиссии и поручения (и позволяющий провести их четкое разграничение), не имеет значения для агентского договора, ибо здесь важно лишь то, чтобы в любом случае имущественные последствия деятельности агента появлялись именно у принципала.

Агентский договор может использоваться как в предпринимательском обороте, так и в других гражданско-правовых отношениях, где, однако, могут существовать известные особенности. Так, в сфере использования результатов творческой деятельности агентский договор может быть связан с приобретением, передачей или использованием исключительных прав (авторов, патентообладателей, субъектов смежных прав), что требует учета их особой юридической природы. В связи с этим возможно появление отдельных видов агентского договора, особенности режима которых устанавливаются специальными законами.

Агентский договор по своей юридической природе является консенсуальным, возмездным и двусторонним. Он может заключаться как на определенный срок, так и без указания срока.

Закон не содержит специальных требований к форме данного договора, однако право на совершение агентом юридических действий от имени принципала должно оформляться либо доверенностью, либо письменным договором, содержащим полномочия агента, что характерно для отношений коммерческого представительства (п. 3 ст. 184 ГК РФ). Но отличие в том, что в агентском договоре допускается указание "общих полномочий агента на совершение сделок от имени принципала" без конкретизации их характера (поскольку в момент заключения такого длящегося договора далеко не всегда возможно определить характер возможных сделок). В этом случае принципал не вправе отказаться от прав и обязанностей по совершенным для него сделкам, ссылаясь на отсутствие у агента конкретных полномочий (если только не докажет, что контрагент по сделке при ее совершении знал или должен был знать об ограничении полномочий агента). Иначе говоря, в такой ситуации практически невозможно ставить вопрос о выходе агента за пределы данных ему полномочий (ср. п. 1 ст. 183 ГК РФ).

Главная обязанность агента - совершать в интересах и за счет принципала сделки и другие юридические и фактические действия. Если по условиям договора предполагается совершение агентом юридических действий (или некоторых из них) от имени своего принципала, он должен быть наделен соответствующими полномочиями путем выдачи ему доверенности или подписания договора с указанием полномочий хотя бы в общей форме.

Агентский договор, подобно договору комиссии, может предусматривать условия об ограничении действий как агента, так и принципала определенной территорией (ср. пункты 1 и 2 ст. 1007 и п. 2 ст. 990 ГК РФ), в том числе и в случае его оформления по модели отношений поручения. Такие ограничения в форме запрета агенту заключать однородные по предмету агентские договоры с другими принципалами (а принципалу - с другими агентами) обычно преследуют цель контроля той или иной сферы соответствующего рынка (конечно, с соблюдением требований антимонопольного законодательства). Они не могут ограничивать круг третьих лиц - контрагентов по сделкам, заключаемым агентом, иначе определенная категория лиц заранее исключается из числа потребителей (покупателей, заказчиков) товаров, работ или услуг, предоставляемых с помощью агента. Поэтому такие условия агентского договора объявлены ничтожными (п. 3 ст. 1007 ГК РФ).

Принципал обязан выдать агенту соответствующие полномочия и снабдить его средствами, необходимыми для исполнения данного ему поручения, ибо как юридические, так и фактические действия агент всегда совершает за счет принципала.

Принципал также обязан уплатить агенту вознаграждение за совершенные в его интересах действия. Размер вознаграждения определяется соглашением сторон, а при его отсутствии устанавливается применительно к суммам, которые при сравнимых обстоятельствах обычно взимаются за аналогичные услуги (ч. 2 ст. 1006, п. 3 ст. 424 ГК РФ). Порядок и сроки выплаты вознаграждения также определяются договором, а при отсутствии в нем специальных указаний вознаграждение должно быть выплачено агенту в недельный срок с момента представления принципалу отчета о выполнении поручения за соответствующий период (если иной порядок оплаты не вытекает из существа договора или обычаев делового оборота).

Исполнение агентом и принципалом предусмотренных договором обязанностей регулируется нормами о договорах комиссии или поручения (с учетом отмеченной специфики агентского договора). В ходе исполнения договора агент обязан представлять своему принципалу отчеты с приложением доказательств произведенных за счет принципала расходов. Порядок и сроки представления отчетов устанавливаются договором, а при отсутствии в нем соответствующих условий - по мере исполнения договора или по окончании его действия (п. 1 ст. 1008 ГК РФ). Возражения по отчету принципал по общему правилу обязан заявить агенту в течение 30 дней с момента его получения. При несоблюдении этого пресекательного срока отчет считается принятым принципалом без возражений, а агент - исполнившим поручение или его соответствующую часть.

Агентский договор предполагает возможность самостоятельного заключения агентом субагентского договора, то есть возложение исполнения своих обязательств по договору на третье лицо (если только такая возможность прямо не исключена соглашением сторон). Это тоже сближает его с договором комиссии (ср. п. 1 ст. 1009 и п. 1 ст. 994 ГК РФ). Субагентский договор может предусматривать совершение юридических действий субагентом для агента (становящегося в этом случае в положение принципала), в том числе и от его имени. Однако совершение субагентом юридических действий для принципала (хотя бы и от собственного имени) допустимо только как исключение в случаях, когда такая возможность прямо предусмотрена в договоре (или в доверенности агента), либо в иных ситуациях, когда возможно передоверие (п. 1 ст. 187 ГК РФ).

Следовательно, предметом субагентского договора по общему правилу не должно становиться совершение юридических действий для принципала. В отношении совершения фактических действий агенту предоставлена общая возможность переложить их исполнение на третьих лиц (субагентов), если только это заранее прямо не исключено соглашением сторон. Ведь такие действия не влекут юридического эффекта непосредственно для принципала, а агент может сосредоточить свои усилия на выполнении наиболее сложной части поручения принципала.

Разумеется, агент и в этом случае остается полностью ответственным перед принципалом за действия субагентов. Но в агентском договоре может быть предусмотрена даже обязанность агента заключить субагентский договор, в том числе с указанием его конкретных условий (например, с определенной рекламной фирмой и за обусловленное вознаграждение) (п. 1 ст. 1009 ГК РФ). В большинстве случаев речь идет о привлечении к исполнению предусмотренных договором фактических действий необходимых специалистов.

Агентский договор, заключенный на определенный срок, прекращается по истечении этого срока, а бессрочный договор может быть прекращен путем одностороннего отказа любого из контрагентов от его дальнейшего исполнения (ст. 1010 ГК РФ). Основаниями его прекращения может также стать признание агента - физического лица недееспособным, ограниченно дееспособным или безвестно отсутствующим, а также несостоятельным (банкротом). В этом случае агент не может самостоятельно выступать в имущественном обороте. Агентский договор прекращается со смертью гражданина, бывшего агентом (поскольку его возможные наследники, как правило, не смогут выступить в этом качестве, закон не обязывает их быть правопреемниками в таких отношениях), а также при ликвидации юридического лица - агента или принципала (ибо в такой ситуации правопреемство исключается). Реорганизация юридического лица - стороны агентского договора не влечет прекращения договора, ибо обязанности реорганизованного юридического лица переходят к его правопреемнику (а сам договор не имеет лично - доверительного характера).[19.с.467-468]

В данной курсовой работе автор считает необходимым отметить соотношение агентского договора со смежными договорами.

Для агентского договора в силу отмеченной уже выше его специфики наибольший интерес представляет соотношение, притом одновременно, двух договоров - поручения и комиссии. Часть вторая ГК РФ содержит гл. 52 «Агентирование», посвященную агентскому договору, который в мировой практике считается посредническим. Из смысла ст. 1011 ГК РФ, которая прямо указывает, что к отношениям, вытекающим из агентского договора, соответственно применяются правила, предусмотренные гл. 49 «Поручение» и гл. 51 «Комиссия», следует, что агентский договор призван объединить и расширить возможности договоров поручения и комиссии. Однако не подлежат применению такие правила, содержащиеся в данных главах, которые противоречат положениям гл. 52 либо существу агентского договора.

Отличия между договорами комиссии, поручения и агентирования заключаются в следующем. Во-первых, поверенный по договору поручения действует только от имени другой стороны (доверителя), комиссионер – только от своего имени, по агентскому же договору агент может действовать как от имени принципала, так и от своего имени. Во-вторых, агентский договор охватывает более широкий круг отношений, чем договоры поручения и комиссии. Если комиссионер заключает только сделки, поверенный может выполнять и другие юридические действия, то агент вправе совершать еще и действия фактического характера (действия, не создающие правоотношений принципала с третьими лицами). Например, агент может проводить рекламные кампании, информировать принципала о конъюнктуре товарных рынков и т.д.[8, с.28-29]

М.И. Брагинский отмечает: «существуют определенные основания для отнесения агентского договора к числу фидуциарных сделок, т.е. сделок, основанных на лично-доверительных отношениях сторон. Выражающееся в фидуциарности особое доверие в данной ситуации принципала к агенту предопределяет решение ряда вопросов, в частности связанных с установлением оснований прекращения договоров. Определенное влияние фидуциарность оказывает и на позицию суда при оценке поведения агента, необходимой для принятия отдельных норм ГК. Представляется, что фидуциарный аспект может усматриваться в контексте возможности совершения агентом фактических действий. В остальном агентский договор имеет преимущественно коммерческую направленность».[7.с.567-578]

Примечательно, что сохраняет свое значение отмеченное в свое время Л. Талем отличие агентского договора от договора подряда. «Особенность агентского договора, - писал он, - выражающаяся в том, что вознаграждение агента почти всегда ставится в зависимость от успешно совершенных им или при его содействии сделок, приближает агентурный договор к подряду. Но подряд предполагает обещание определенного результата или выполнение целиком конкретно предуказанного «предприятия». Ни того, ни другого агент не обещает».[21, с.102-124] Все же наибольшее значение для разграничения соответствующих договоров имеет, естественно, то, что договор подряда опосредствует исключительно фактические действия, в то время как для агентского договора эти отношения не единственные и даже не главные.

В-третьих, отношения по агентскому договору обычно имеют длящийся характер. Закон не определяет круг лиц, которые могут выступать сторонами указанных договоров. Поэтому любые участники гражданского оборота, будь то юридические или физические лица, обладающие соответственно дееспособностью и правоспособностью, могут быть сторонами этих договоров.

Кроме того, следует отметить, что агенту на определенное время даются полномочия совершать практически любые действия в интересах принципала. Безусловно, в рамках закона. Иначе совершенная агентом сделка будет являться ничтожной в силу ст. 168 ГК РФ. Интересно, что при таких обстоятельствах сам договор, по-видимому, не может признаваться ничтожной сделкой в соответствии со ст. 168 ГК РФ, так как в законе нет прямого запрета на поручение совершения противоправных действий. Представляется, что здесь не исключено применение положения ст. 169 ГК РФ, то есть сделка между агентом и принципалом может быть признана противоречащей основам правопорядка и нравственности.

Эффективности использования агентского договора в предпринимательских целях способствует и возможность указания в договоре неких общих полномочий агента. В то время как в договоре поручения поверенный совершает в пользу доверителя лишь определенные доверителем действия. В случаях, когда в агентском договоре, заключенном в письменной форме, предусмотрены общие полномочия агента на совершение сделок от имени принципала, последний в отношениях с третьими лицами не вправе ссылаться на отсутствие у агента надлежащих полномочий, если не докажет, что третье лицо знало или должно было знать об ограничении полномочий агента.

Другой характерной особенностью агентского договора является возможность прекращения договора агентирования по инициативе любой стороны в любое время (что типично для поручения; в договоре комиссии право на отказ от договора в любое время имеет лишь комитент), но для этого необходимо, чтобы договор был заключен без определения срока окончания его действия.

Если обращаться к судебной практике, то можно привести следующий пример.

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД ВОЛГО-ВЯТСКОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

арбитражного суда кассационной инстанции

от 5 марта 2007 года Дело N А43-6002/2006-3-137


Федеральный арбитражный суд Волго-Вятского округа в составе: председательствующего Прониной С.А., судей Синякиной Т.В., Терешиной Н.М., при участии представителей от истца: Майзель Н.С. по доверенности от 05.02.2007, от ответчика: Степанищевой Е.А. по доверенности от 09.01.2007, рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу ответчика - закрытого акционерного общества "Терем" на решение от 27.06.2006 и постановление Первого арбитражного апелляционного суда от 20.10.2006 по делу N А43-6002/2006-3-137 Арбитражного суда Нижегородской области, принятые судьями Юдановой Т.И., Большаковой О.А., Бухтояровой Л.В., Смирновой И.А., по иску общества с ограниченной ответственностью "Нижегородский строитель" к закрытому акционерному обществу "Терем" о взыскании 135291 рубля 18 копеек и

УСТАНОВИЛ:

Общество с ограниченной ответственностью "Нижегородский строитель" (далее - ООО "Нижегородский строитель") обратилось в Арбитражный суд Нижегородской области с иском к закрытому акционерному обществу "Терем" (далее - ЗАО "Терем") о взыскании 133951 рубля 67 копеек неосновательного обогащения, возникшего вследствие невозврата ответчиком аванса, перечисленного истцом в счет оплаты агентского вознаграждения по агентскому договору от 08.04.2004 N 001-И25, а также 1339 рублей 51 копейки процентов за пользование чужими денежными средствами и 10000 рублей расходов на оплату услуг представителя. Иск мотивирован тем, что на момент расторжения истцом в одностороннем порядке агентского договора сумма перечисленного ООО "Нижегородский строитель" аванса зачтена в счет оплаты агентского вознаграждения лишь частично.

До принятия решения по делу истец уточнил исковые требования и просил взыскать с ответчика 133951 рубль 67 копеек задолженности, 5045 рублей 50 копеек процентов за период с 26.02.2006 по 19.06.2006 (л. д. 109).

Решением суда от 27.06.2006, оставленным без изменения постановлением Первого арбитражного апелляционного суда от 20.10.2006, иск удовлетворен в части долга полностью, в части процентов - в сумме 1339 рублей 51 копейки; с ответчика в пользу истца взысканы 1000 рублей расходов на оплату услуг представителя и расходы по государственной пошлине.

Суды обеих инстанций признали правомерным требование ООО "Нижегородский строитель" о возврате незачтенной суммы аванса. При этом суд первой инстанции сослался на правила статей 307, 309, 1005, 1006 Гражданского кодекса Российской Федерации, а суд апелляционной инстанции - лишь на статью 309 Кодекса. Доводы ЗАО "Терем" об отсутствии у него задолженности перед ООО "Нижегородский строитель" и наличии у истца перед ответчиком задолженности по оплате агентского вознаграждения в сумме 570400 рублей суды отклонили, указав, что прекращение обязательств зачетом встречных требований по правилам статьи 410 Гражданского кодекса Российской Федерации возможно лишь до предъявления иска в суд одним из кредиторов; после этого момента ответчик может защитить свои права лишь предъявлением встречного либо самостоятельного иска.

Не согласившись с принятыми судебными актами, ЗАО "Терем" обратилось в Федеральный арбитражный суд Волго-Вятского округа с кассационной жалобой, в которой просит отменить решение суда первой и постановление апелляционной инстанций ввиду неправильного применения норм материального права (статей 410 и 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Заявитель жалобы считает, что у истца, не заплатившего установленного договором агентского вознаграждения, отсутствовало право на взыскание незачтенной суммы аванса. Спорная сумма не может быть расценена как неосновательное обогащение, поскольку денежные средства перечислялись ответчику во исполнение агентского договора.

Законность судебных актов, принятых Арбитражным судом Нижегородской области и Первым арбитражным апелляционным судом, проверена Федеральным арбитражным судом Волго-Вятского округа в порядке, установленном в статьях 274, 284 и 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

В заседании суда кассационной инстанции представитель ЗАО "Терем" поддержал доводы, изложенные в жалобе.

Представитель ООО "Нижегородский строитель" отклонил жалобу и просил оставить в силе судебные акты, считая их законными и обоснованными.

В соответствии со статьей 163 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в заседании суда объявлялся перерыв до 05.03.2007.

Исследовав доводы сторон и материалы дела, суд округа установил следующее.

Предметом иска ООО "Нижегородский строитель" явилось взыскание суммы, перечисленной в качестве аванса во исполнение агентского договора от 08.04.2004 N 001-И25 и дополнительного соглашения к нему от 07.10.2004. Указанным договором предусмотрено совершение ЗАО "Терем" (агентом) за вознаграждение по поручению, от имени и за счет ООО "Нижегородский строитель" (заказчика) юридических и иных действий, оказание услуг, связанных с реализацией инвестиционного проекта по строительству жилого дома по улице Ижорской в Советском районе Нижнего Новгорода. В пункте 2 дополнительного соглашения к договору от 07.10.2004 стороны определили следующий порядок уплаты заказчиком вознаграждения агенту: в течение трех банковских дней после внесения покупателем суммы первого взноса по заключенному договору между заказчиком и покупателем (по договору с дольщиком) заказчик выплачивает агенту вознаграждение в размере 20 долларов США (в рублевом эквиваленте по курсу Центрального банка Российской Федерации на день оплаты), умноженных на количество квадратных метров общей площади помещения по договору с дольщиком, за минусом зачтенного полученного агентом аванса на рекламную компанию в размере 300000 рублей. Зачет аванса производится из расчета 5 долларов США в рублевом эквиваленте по курсу ЦБ РФ на момент оплаты за 1 квадратный метр проданных помещений. Общий размер вознаграждения в денежном выражении указывается в акте о реализации по каждому проданному помещению.

Как видно из платежного поручения от 07.10.2004 N 234, ООО "Нижегородский строитель" перечислило ответчику аванс в сумме 300000 рублей, указав в качестве назначения платежа: предоплата по агентскому договору N 001-И25 от 08.04.2004.

Письмом от 26.01.2006 N 08/Ю заказчик уведомил агента об отказе от исполнения агентского договора от 08.04.2004 N 001-И25 и о расторжении договора в одностороннем порядке, сославшись на статьи 977 и 1010 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Согласно названным нормам права договор поручительства прекращается вследствие отмены поручения доверителем, а агентский договор прекращается вследствие отказа одной из сторон от исполнения договора, заключенного без определения срока окончания его действия.

Требования истца об обратном взыскании части перечисленного им аванса основаны на том, что предусмотренный пунктом 2 дополнительного соглашения от 07.10.2004 зачет аванса в счет оплаты агентского вознаграждения к моменту расторжения договора произведен лишь в сумме 166048 рублей 33 копейки. В подтверждение данного обстоятельства ООО "Нижегородский строитель" представило в дело многочисленные акты о реализации, подписанные обеими сторонами. Изначально истец квалифицировал спорную сумму как неосновательное обогащение, а затем - как задолженность.

Наличие задолженности у одной стороны договора перед другой возможно лишь в случае ненадлежащего исполнения денежного обязательства. Однако агентский договор не возлагал на агента каких-либо денежных обязательств. Поэтому основания для применения статьи 309 Гражданского кодекса Российской Федерации и взыскания с ответчика задолженности у суда отсутствовали.

Обязанность ЗАО "Терем" по возврату денежных средств могла возникнуть лишь в случае излишней оплаты заказчиком агентского вознаграждения. В силу пункта 3 статьи 1103 Гражданского кодекса Российской Федерации к требованиям такого рода применяются правила главы 60 Кодекса об обязательствах вследствие неосновательного обогащения.

Обращаясь за взысканием неосновательного обогащения, истец в соответствии со статьей 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации и статьей 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации должен доказать, что сумма перечисленного им аванса превышает стоимость оказанных агентом услуг.

Обязательство заказчика (принципала) по уплате агенту вознаграждения установлено в договоре и статье 1006 Гражданского кодекса Российской Федерации.

В пункте 1 статьи 978 Кодекса предусмотрено, что, если договор поручения прекращен до того, как поручение исполнено поверенным полностью, доверитель обязан возместить поверенному понесенные издержки и уплатить вознаграждение соразмерно выполненной им работе. Согласно статье 1011 Кодекса это правило распространяется и на агентские отношения.

Из представленных в дело истцом актов о реализации (л. д. 19 - 36) видно, что сумма причитающегося агенту вознаграждения превышает сумму перечисленной истцом предварительной оплаты. Ответчик в возражениях на иск заявил о наличии задолженности заказчика, подтвержденной другими документами. ООО "Нижегородский строитель" не опровергло документально доводы ответчика и не доказало факта излишней оплаты им агентского вознаграждения.

При таких обстоятельствах у суда не было оснований для удовлетворения требований истца.

Выводы судов первой и апелляционной инстанций о невозможности рассмотрения возражений ответчика без соглашения (заявления) о зачете либо без предъявления встречного иска суд округа считает ошибочными. Статья 410 Гражданского кодекса Российской Федерации предусматривает прекращение обязательств зачетом встречного однородного требования. В рассматриваемом случае как в исковом заявлении, так и в возражениях на иск речь идет об одном и том же требовании, ибо предметом спора являются расчеты заказчика с агентом по агентскому договору.

Неправильное применение судом норм материального права (статей 309, 410 Гражданского кодекса Российской Федерации) повлекло за собой принятие неправильных судебных актов.

В связи с изложенным решение Арбитражного суда Нижегородской области и постановление Первого арбитражного апелляционного суда подлежат отмене.

В соответствии со статьей 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации расходы по государственной пошлине по иску, апелляционной и кассационной жалобам относятся на ООО "Нижегородский строитель".

Руководствуясь статьями 284, 286, 287 (пунктом 2 части 1), 288 и 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Волго-Вятского округа

ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда Нижегородской области от 27.06.2006 и постановление Первого арбитражного апелляционного суда от 20.10.2006 по делу N А43-6002/2006-3-137 отменить. В удовлетворении исковых требований обществу с ограниченной ответственностью "Нижегородский строитель" отказать.

Взыскать с общества с ограниченной ответственностью "Нижегородский строитель" в пользу закрытого акционерного общества "Терем" расходы по государственной пошлине по апелляционной и кассационной жалобам в сумме 2000 рублей.

Арбитражному суду Нижегородской области:

1) в порядке, предусмотренном в статьях 325 и 326 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, произвести поворот исполнения решения от 27.06.2006;

2) в соответствии со статьей 319 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации выдать исполнительный лист на взыскание государственной пошлины по апелляционной и кассационной жалобам.

Постановление арбитражного суда кассационной инстанции вступает в законную силу со дня его принятия.

Председательствующий

ПРОНИНА С.А.

Судьи

СИНЯКИНА Т.В.

ТЕРЕШИНА Н.М.


Заключение

Подводя итог краткому исследованию основных признаков агентского договора, отметим, что его практическая направленность лежит за пределами предпринимательского оборота, опосредствуя при этом и другие правоотношения. Например, в основе творческой деятельности, связанной с приобретением, передачей или использованием исключительных прав авторов или патентообладателей, лежат также правила агентского договора. Именно поэтому законом допускается возможность применения особенностей отдельных видов агентского договора.

Договор, о котором идет речь, впервые был упомянут в действующем ГК. И все же трудно согласиться с тем, что агентский договор является новым для российского гражданского законодательства и заимствован с некоторыми изменениями из англо-американского законодательства.

Первое из этих утверждений не учитывает существования, по крайней мере, Закона «О торговых агентах», принятого, как уже отмечалось, в 1925 г. Столь же спорным кажется и второе утверждение. В обоснование можно сослаться на то, что при оценке Закона «О торговых агентах» в литературе не вызывала сомнения близость Закона именно к континентальному законодательству, особенно к Германскому торговому уложению. Разумеется, все это нисколько не исключает значения англо-американской доктрины и догмы в создании и развитии одноименной континентальной модели соответствующего договора.

Если мы представим себе отсутствие агентского договора на сегодня, то нам необходимо составлять какой-либо другой договор: поручения, комиссии или подряда, либо в силу п. 3 ст. 421 ГК РФ - смешанный договор. Поэтому основное предназначение агентского договора состоит в том, что он позволяет упростить положение его контрагентов, облегчив при этом условия гражданского оборота.

Список литературы

1. Российская Федерация. Конституция (1993). Конституция Российской

Федерации [Текст]: офиц. текст. - М.: Маркетинг, 2007. – 48 с.

ISBN 5-94462-025-0

2. Российская Федерация. Законы. Гражданский кодекс Российской

Федерации. Части первая, вторая, третья, четвертая [Текст]: [федер.

Закон: принят Гос. Думой 21.10.1994 г.: по состоянию на 1.02.2009 г.]. –

Новосибирск: Сиб. унив. изд-во, 2009. – 537 с. – ISBN 978-5-379-01118-5

3. Российская Федерация. Законы. Кодекс торгового мореплавания

Российской Федерации [Текст]: [федер. закон: принят Гос. Думой

31.03.1999г.: по состоянию на 18.07.2009 г.]. – СПб.: Стаун-кантри, 2009.

– 144 с. – ISBN 5-365-00281-4

4. Российская Федерация. Законы. Федеральный закон «Об организации

страхового дела» № 4015-1 [Текст]:[федер. закон: принят Гос. Думой

27.11.1992 г.: по состоянию на 21.07.2005г.]. – М.: ОСЬ, 2009. – 48 с. –

ISBN 5-98534-404-5

5. Российская Федерация Законы. Федеральный закон «О почтовой связи»

№ 176 – ФЗ [Текст]: [федер. закон: принят Гос. Думой 24.06.1999г.: по

состоянию на 22.08.2004 г. ]. – М.: СУИ, 2009. – 31 с. – ISBN 978-5-379-

00166-7

6. Авилов, Г.Е. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской

Федерации части второй (постатейный) [Текст] : законы и

законодательные акты / Г. Е. Авилов, М. И. Брагинский, В. В. Глянцев и

др.; Отв.ред. О. Н. Садиков ; Ин-т законодательства и сравнит.

правоведения при Правительстве РФ. 4-е изд., испр. и доп., с исп.

судебно-арбитражной практики. - М. : Юридическая фирма "Контракт" :

ИНФРА-М, 2004. - 907, XVI с. – Принятые сокращ. : с. III - IV. –

Алфавитно-предм. указ. : с. 851 - 880. – ISBN 5-900785-78-5. - ISBN 5-16-

000701-6

7. Брагинский, М.И. Договорное право. Книга 3: Договоры о выполнении

работ и оказании услуг. [Текст] / М.И. Брагинский. - М.: Юридическая

литература, 2005. – 848 с. – ISBN 5-8354-0345-3

8. Голосова, С.А. Агентский договор: новый договор российского

гражданского права [Текст] / С. А. Голосова. – Юрист, 2004. –

№ 4. С. 27-34

9. Дозорцев, В. О. О возможности распоряжаться чужими правами

[Текст] / В.О. Дозорцев. // Хозяйство и право, 2003. – № 1. С. 44-49

10. Залесский, В.В. Основные институты гражданского права зарубежных

стран. [Текст] / В.В. Залесский. Сравнительно - правовое исследование.

М.: Норма. – 2009. – 128 с. – ISBN 978-5-468-00315-2

11. Завидов, Б.Д. Договор посреднических услуг[Текст] / Б.Д. Завидов. М.:

Экзамен, 2001. – 96 с. – ISBN 5-8212-0223-X

12. Иоффе, О.С. Обязательственное право Избранные труды. В 4-х томах.

Том 3. [Текст] / О. С. Иоффе. М.: Юридический центр Пресс, 2004. –

837 с. – ISBN 5-94201-303-9

13. Кабалкин, А.Ю. Глобализация правового пространства и новеллы

российского гражданского законода­тельства [Текст] / Л.Н. Санникова //

Российская юстиция. – 2001. – № 12. С. 17-19.

14. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части

второй [Текст] / Под ред. Т.Е.Абовой и А.Ю.Кабалкина. М.: Юрайт,

2009. – 926 с. – ISBN 978-5-9916-0423-9

15. Ландкоф, С.Н. Договор комиссионной продажи сельскохозяйственной

продукции [Текст]. / С.Н. Ланкоф // Советское государство и право. –

1954. – № 4. С. 10-18.

16. Ли, А. С. Разграничение сделок представительства и

Посредничества [Текст]. / А.С. Ли // Законодательство и экономика. –

1995. – №11. С. 65-70

17. Пешков, С. Е. Договор агентирования: правовые проблемы[Текст] /

С.Е. Пешков // Юрист. – 2003. № 38. С. 23-28

18. Сафонов, М.Н. Посреднические договоры в новых российских

экономических условиях [Текст]. / М.Н. Сафонов // Журнал

российского права. – 2003. № 9. С. 101-115

19. Суханов, Е.А. Гражданское право. Том 3. [Текст]. / Е.А. Суханов. – М.:

Волтерс Клувер, 2007. – 800 с. – ISBN 5466-00100-7

20. Суханов, Е.А. Агентский договор [Текст] / Е.А. Суханов // Вестник ВАС

РФ. – 1999. – №12. С. 58-60

21. Таль, Л.С. Торговый агент и агентурный договор как правовые типы.

Памяти профессора Габриэля Феликсовича Шершеневича. Сборник

статей по гражданскому и торговому праву. [Текст] / Л. С. Таль. – М.:

Статут, 2005. – 620 с. – ISBN 5-8354-0272-2

22. Шершеневич, Г.Ф. Курс торгового права. Т.1: Введение. Торговые

деятели. [Текст] / Г.Ф. Шершеневич. – М.: Статут, 2005. – 480 с. –

ISBN 5-8354-0142-6

23. Шмиттгофф, К. Экспорт: право и практика международной торговли.

[Текст] / К. Шмиттгофф. – М.: Юридическая литература, 1993. – 512 с.

– ISBN 5-7260-0684-4

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий