регистрация / вход

Криминализация российской экономики и экономическая безопасность России

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ НЕФТИ И ГАЗА ИМЕНИ ГУБКИНА

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

РОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ НЕФТИ И ГАЗА ИМЕНИ ГУБКИНА

ФАКУЛЬТЕТ ЭКОНОМИКИ И УПРАВЛЕНИЯ

КАФЕДРА ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ

РЕФЕРАТ

Криминализация экономики

и экономическая безопасность России

Выполнила:

студент Шумилова Валерия

ЭЭ-09-6

Проверил:

Жидков Н. И.

МОСКВА

2010

Оглавление

Введение ---------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Теоретическое обоснование экономической безопасности-------------------------------------------

Теневая экономика и криминализация экономики-------------------------------------------------------

1. Что есть теневая экономика-------------------------------------------------------------------------------

Особенности современной экономической преступности в России---------------------------------

1.Экономическая преступность в отдельных сферах экономики ---------------------------------

2.Факторы криминализации российской экономики-------------------------------------------------

Пути воздействия государства на теневую экономику ---------------------------------------------------

Мнение Валерия Зорькина о криминализации российского общества----------------------------

Заключение------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Литература-------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Введение

В современной России, вступившей в третье тысячелетие, криминализация экономики стала одной из самых больших проблем, общегосударственным негативным фактором, подрывающим авторитет власти, разрушающим государственность, и создающим угрозу экономической безопасности страны.

Указанные обстоятельства диктуют необходимость скорейшего принятия эффективных мер, призванных защитить национальную экономику от негативных воздействий нелегальной и криминальной экономики.

Экономическая безопасность России на сегодняшний день является одной из наиболее глобальных проблем. Это объясняется и снижением инвестиционной и инновационной активности, и разрушением научно-технического потенциала, усилением импортной зависимости, вывозом из страны валютных ресурсов и многими другими причинами

В данный момент самая богатая страна мира потенциально оказалась в зоне воздействия широкого спектра угроз, создавших реальную опасность существованию самого государства, его гражданам, их бытию и сознанию.

Криминальная обстановка в сфере экономики России характеризуется ростом налоговой и экономической преступности, усложнением применяемых способов нарушения и использованием несовершенства действующего законодательства. Появляются новые виды экономических угроз, связанные с глобализацией мировой экономики, развитием экономической интеграции, а также с влиянием центров мировой торговли на экономические реформы. В данный момент исследования, проводимые в области экономической безопасности, имеют односторонний характер, не способствуют принятию управленческих решений и применению правоохранительных механизмов по защите экономических интересов государства.

Особую опасность представляет организованная преступность, коррупция, еще не определены четкие позиции правоохранительных структур, связанных с обеспечением экономической безопасности, с противодействием преступности в сфере экономики Теневая экономика, проникая во все сферы экономической деятельности, приобретает черты системной угрозы социально-экономическому развитию России

В связи с этим особую актуальность приобретает изучение теоретических основ обеспечения экономической безопасности, методологии выявления экономических угроз, теневых процессов в сфере экономики, обоснования направлений социально- экономической политики в сфере обеспечения экономической безопасности как механизма управления экономическими системами в современных условиях.

Теоретическое обоснование экономической безопасности

Под национальной безопасностью Российской Федерации понимается общенародная безопасность, безопасность всего многонационального народа как носителя суверенитета и единого источника власти в Российской Федерации.

Экономическая безопасность структурно входит в национальную безопасность. «Под национальной безопасностью РФ понимается безопасность ее многонационального народа, как носителя суверенитета и единственного источника власти в РФ».

Экономическая безопасность - это такое состояние национального хозяйства, при котором оно способно обеспечивать поступательное развитие общества, его экономическую, социально-политическую стабильность, высокую обороноспособность в условиях воздействия неблагоприятных внешних и внутренних факторов, эффективное управление, защиту экономических интересов на национальном и международных уровнях.

Экономическая безопасность государства – сложное социально-экономическое явление, отражающее большую гамму постоянно меняющихся условий материального производства и воздействующих внешних и внутренних факторов. Она определяется уровнем развития производительных сил и состоянием социально-экономических отношений, развитием научно-технического прогресса (НТП) и использованием его достижений в народном хозяйстве, внешнеэкономическом обмене и международной обстановке.

Обеспечение экономической безопасности - это гарантия независимости страны, условие стабильности и эффективной жизнедеятельности общества, достижения успеха. Это объясняется тем, что экономика представляет собой одну из жизненно важных сторон деятельности общества, государства и личности, и, следовательно, понятие национальной безопасности будет пустым словом без оценки жизнеспособности экономики, её прочности при возможных внешних и внутренних угрозах. Поэтому обеспечение экономической безопасности принадлежит к числу важнейших национальных приоритетов. Сама экономическая безопасность имеет сложную внутреннюю структуру, в которой можно выделить три её важнейших элемента:

· Экономическая независимость не носит абсолютного характера потому, что международное разделение труда делает национальные экономики взаимозависимыми друг от друга. В этих условиях экономическая независимость означает возможность контроля над национальными ресурсами, достижение такого уровня производства, эффективности и качества продукции, который обеспечивает её конкурентоспособность и позволяет на равных участвовать в мировой торговле, кооперационных связях и обмене научно-техническими достижениями.

· Стабильность и устойчивость национальной экономики, предполагающие защиту собственности во всех её формах, создание надежных условий и гарантий для предпринимательской активности, сдерживание факторов, способных дестабилизировать ситуацию (борьба с криминальными структурами в экономике, недопущение серьезных разрывов в распределении доходов, грозящих вызвать социальные потрясения и т. д.).

· Способность к саморазвитию и прогрессу, что особенно важно в современном, динамично развивающемся мире. Создание благоприятного климата для инвестиций и инноваций, постоянная модернизация производства, повышение профессионального, образовательного и общекультурного уровня работников становятся необходимыми и обязательными условиями устойчивости и самосохранения национальной экономики.

Таким образом, экономическая безопасность - это совокупность условий и факторов, обеспечивающих независимости национальной экономики, её стабильности и устойчивость, способность к постоянному обновлению и самосовершенствованию. Глубочайший кризис, охвативший российское общество, существенно осложняет решение задач, связанных с отражением угроз экономической безопасности. Для лучшего понимания сущности экономической безопасности важно уяснить её связь с понятиями "развитие" и "устойчивость". Развитие - один из компонентов экономической безопасности. Ведь если экономика не развивается, то резко сокращаются возможности её выживания, а также сопротивляемость и приспособляемость к внутренним и внешним угрозам. Устойчивость и безопасность - важнейшие характеристики экономики как единой системы. Их не стоит противопоставлять, из них каждая по-своему характеризует состояние экономики. Устойчивость экономики характеризует прочность и надежность её элементов, вертикальных, горизонтальных и других связей внутри системы, способность выдерживать внутренние и внешние "нагрузки". Безопасность - это состояние объекта в системе его связей с точки зрения способности самовыживания в условиях внутренних и внешних угроз, а также действия непредсказуемых и трудно прогнозируемых факторов.

Для экономической безопасности значение имеют не сами показатели, а их пороговые значения. Пороговые значения - это предельные величины, несоблюдение значений которых препятствует нормальному ходу развития различных элементов воспроизводства, приводит к формированию негативных, разрушительных тенденций в области экономической безопасности. В качестве примера (по отношению к внутренним угрозам) можно назвать уровень безработицы, разрыв в доходах между наиболее и наименее обеспеченными группами населения, темпы инфляции. Приближение к их предельно допустимой величине свидетельствует о нарастании угроз социально - экономической стабильности общества, а превышение предельных, или пороговых, значений - о вступлении общества в зону нестабильности и социальных конфликтов, то есть о реальном подрыве экономической безопасности. С точки зрения внешних угроз в качестве индикаторов могут выступать предельно допустимый уровень государственного долга, сохранение или утрата позиций на мировом рынке, зависимость национальной экономики и её важнейших секторов (включая оборонную промышленность) от импорта зарубежной техники, комплектующих изделий или сырья.

Критерий экономической безопасности - это оценка состояния экономики с точки зрения важнейших процессов, отражающих сущность экономической безопасности. Критериальная оценка безопасности включает в себя оценки: ресурсного потенциала и возможностей его развития; уровня эффективности использования ресурсов, капитала и труда и его соответствия уровню в наиболее развитых и передовых странах, а также уровню, при котором угрозы внешнего и внутреннего характера сводятся к минимуму; конкурентоспособности экономики; целостности территории и экономического пространства; суверенитета, независимости и возможности противостояния, внешним угрозам, социальной стабильности и условий предотвращения и разрешения социальных конфликтов.

Угрозы экономической безопасности - это явления и процессы, оказывающие негативное воздействие на хозяйство страны, ущемляющие экономические интересы личности, общества и государства

Показатели экономической безопасности – наиболее значимые параметры, дающие представление о состоянии экономической системы в целом, ее устойчивости и мобильности.

Система показателей-индикаторов, получивших количественное выражение, позволяет заблаговременно сигнализировать о грозящей опасности и предпринимать меры по её предупреждению. Важно подчеркнуть, что наивысшая степень безопасности достигается при условии, что весь комплекс показателей находится в пределах допустимых границ своих пороговых значений, а пороговые значения одного показателя достигаются не в ущерб другим. Например, снижение темпа инфляции до предельного уровня не должно приводить к повышению уровня безработицы сверх допустимого предела, или снижение дефицита бюджета до порогового значения - к полному замораживанию капиталовложений и падению производства и т. д.

Следовательно, можно сделать вывод, что за пределами значений пороговых показателей национальная экономика теряет способность к динамичному саморазвитию, конкурентоспособность на внешних и внутренних рынках, становится объектом экспансии инонациональных и транснациональных монополий, разъедается язвами коррупции, криминала, страдает от внутреннего и внешнего грабежа национального богатства. Среди показателей экономической безопасности можно выделить показатели:

- экономического роста (динамика и структура национального производства и дохода, показатели объемов и темпов промышленного производства, отраслевая структура хозяйства и динамика отдельных отраслей, капиталовложения и др.);

- характеризующие природно-ресурсный, производственный, научно-технический потенциал страны;

- характеризующие динамичность и адаптивность хозяйственного механизма, а также его зависимость от внешних факторов (уровень инфляции, дефицит консолидированного бюджета, действие внешнеэкономических факторов, стабильность национальной валюты, внутреннюю и внешнюю задолженность);

- качества жизни (ВВП на душу населения, уровень дифференциации доходов, обеспеченность основных групп населения материальными благами и услугами, трудоспособность населения, состояние окружающей среды и т. д).

Пороговые уровни снижения безопасности можно охарактеризовать системой показателей общехозяйственного и социально-экономического значения, отражающих, в частности:

o предельно допустимый уровень снижения экономической активности, объемов производства, инвестирования и финансирования, за пределами которого невозможно самостоятельное экономическое развитие страны на технически современном, конкурентоспособном базисе, сохранение демократических основ общественного строя, поддержание оборонного, научно-технического, инновационного, инвестиционного и образовательного потенциала;

o предельно допустимое снижение уровня и качества жизни основной массы населения, за границами которого возникает опасность неконтролируемых социальных, трудовых, межнациональных и других конфликтов; создается угроза утраты наиболее продуктивной части национального "человеческого капитала" и нации как органичной части цивилизованной общности;

o предельно допустимый уровень снижения затрат на поддержание и воспроизводство природно-экологического потенциала, за пределами которого возникает опасность необратимого разрушения элементов природной среды, утраты жизненно важных ресурсных источников экономического роста, а также значительных территорий проживания, размещения производства и рекреации, нанесение непоправимого ущерба здоровью нынешнего и будущего поколений и др.

Материальную основу экономической безопасности составляют

• развитие производительных сил, способных обеспечить расширенное воспроизводство,

• цивилизованный (высокий) уровень жизни граждан,

• экономическая независимость государства,

• эффективное государственное управление на всех уровнях экономики,

• борьба с преступностью.

Теневая экономика и криминализация экономики

1. Что есть теневая экономика

Теневая экономика – явление, которое возникло отнюдь не вчера. Однако хотя ее изучением экономисты занимаются уже ни одно десятилетие, долгое время она находилась для них как бы «в тени» более важных вопросов. И только в последние годы минувшего ХХ века эта тема стала стремительно набирать популярность – как за рубежом, так и, в особенности, в нашей стране. Впрочем, и сейчас обобщающих работ по этой тематике в России пока мало, причем практически все они имеют довольно «узкий горизонт» - рассматривают теневую экономическую деятельность исключительно как феномен современной эпохи. Мы попытаемся взглянуть на теневую экономику в более широком ракурсе. По нашему мнению, теневая экономика есть органический компонент развития экономических систем, поэтому в нашей брошюре она будет рассматриваться в основном с позиции экономической компаративистики.

Прежде чем анализировать это явление, сформулируем исходные принципы нашего исследования: как мы понимаем сущность теневой экономики, как ее структурируем и насколько вообще правомерно искать какие-либо закономерности в экономике, находящейся вне закона.

Сущность теневой экономики . Система национального счетоводства отражает те экономические потоки, которые регистрируются официальной статистикой, отражаются отчетной документацией. Однако существуют многочисленные и разнообразные виды экономической деятельности, которые не находят отражения в официальной статистике или вообще никак не документируются. Эти явления называют по-разному: “подпольная экономика“ (under-ground economy), “неформальная экономика“ (informal economy), “вторая экономика” (second economy), “теневая экономика”(shadow economy) и т.д. Последнее из перечисленных названий стало в отечественной литературе общепринятым и наиболее общим.

Сущность теневой экономики можно определить с разных точек зрения. Как правило, используется экономико-статистический подход: теневая экономика (ТЭ) – это все виды экономической деятельности, которые официально не учтены, не отражены в официальной статистике (т.е. это экономика, укрытая от статистического учета).

Возможны и иные подходы к определению сущности ТЭ. С юридической точки зрения, теневыми можно называть экономические процессы, идущие вразрез с правовыми нормами (укрываемые от “ока закона“). С точки зрения этики, теневой называют экономическую деятельность, нарушающую общепринятые моральные нормы (укрываемую от морального осуждения).

Нетрудно заметить, что хотя все перечисленные определения по-разному очерчивают границы теневой экономики, но согласованно отмечают главный ее признак – скрытый характер. В экономическом анализе за основу берется экономико-статистическое определение ТЭ.

Структура теневой экономики . Масштабы и характер деятельности в сфере ТЭ варьируются в очень широких пределах - от огромных доходов, извлекаемых из преступных предприятий (вроде наркобизнеса), до бутылки водки, которой “награждают” водопроводчика за починенный кран. Если попытаться типологизировать теневую деятельность, приняв за основной критерий ее отношение к “белой” (официальной) экономике, то вырисовываются три сектора ТЭ (см. Рис. 1):

1) вторая (“беловоротничковая”) теневая экономика,

2) серая (неформальная) теневая экономика,

3) черная (подпольная), криминальная теневая экономика.

Наиболее тесно с “белой” экономикой связана теневая (скрываемая) деятельность самого легального бизнеса. Вторая теневая экономика – это неофициальная (скрываемая, нефиксируемая) экономическая деятельность работников“белой экономики, прямо и непосредственно связанная с их официальной профессиональной деятельностью. В основном этой деятельностью занимаются “респектабельные люди” из руководящего персонала (“белые воротнички”), поэтому эту разновидность ТЭ также называют “беловоротничковой”. Вторая ТЭ не производит никаких товаров или услуг, здесь происходит только негласное перераспределение общественного дохода.

Вторая ТЭ имеет ряд разновидностей. В государственном секторе хозяйства (что памятно нам с советских времен) выделяются такие ее виды, как:

1. экономика приписок, которая выдает фиктивные результаты за реальные - приписки продукции, фальсификация сведений о качестве и цене товаров.

2. экономика неформальных связей - обеспечение “закулисного” выполнения обычных производственных заданий: организация банкета при приеме ревизоров и т.д.

3. экономика взяток, т.е. злоупотребления служебным положением должностных лиц в личных целях – коррупция, незаконные привилегии.

Хотя “беловоротничковая” ТЭ наиболее буйно разрастается в условиях разлагающейся командной экономики, государственный сектор рыночного хозяйства тоже не свободен от нее. Например, коррупция является бичом практически всех стран мира. Кроме того, в коммерческом секторе хозяйства также существует теневая экономическая деятельность – в нем наиболее распространены уклонение от налогов, нечестная конкуренция, коммерческие взятки, нарушение прав потребителей.

Если вторая ТЭ неразрывно связана с “белой” экономикой, паразитирует на ней, то серая ТЭ функционирует более автономно.

Серая теневая экономика (неформальный сектор экономики) - это разрешенная законом (легальная или полулегальная) экономическая деятельность (преимущественно, мелкий бизнес), которая не учитывается официальной статистикой. В этом секторе ТЭ производятся в основном обычные товары и услуги (как и в “белой” экономике), но производители уклоняются от официального учета, не желая нести расходов, связанных с получением лицензии, уплатой налогов и т.д. Это явление в наибольшей степени изучено на материалах развивающихся стран, где развитие неформального сектора является главной стратегией выживания беднейших слоев населения.

Если серая экономическая деятельность в основном одобряется гражданами, то черная всегда служит мишенью для всеобщего осуждения. Черной теневой экономикой в широком смысле слова можно считать все виды деятельности, которые полностью исключены из нормальной экономической жизни, поскольку считаются несовместимыми с нею, разрушающими ее. Этой деятельностью может быть не только основанное на насилии перераспределение (кражи, грабежи, вымогательство), но и производство. В современной литературе внимание концентрируется прежде всего на экономике организованной преступности. Таким образом, черная теневая экономика (экономика преступности, прежде всего, организованной) – это запрещенная законом (нелегальная) экономическая деятельность, связанная с производством и реализацией запрещенных и остродефицитных товаров и услуг (организация наркобизнеса, проституции, азартных игр, рэкета и т.д.). Черная ТЭ обособлена от “белой” еще в большей степени, чем серая ТЭ, хотя на уровне “большого бизнеса” может наблюдаться их взаимопереплетение.

После общего обзора мы можем теперь уточнить критерии типологизации теневой экономики (см. Табл. 1): это не только различное отношение к официальной, легальной экономике (разная степень взаимосвязи с нею), но также специфика субъектов и объектов теневых экономических отношений.

Предложенную типологию не следует абсолютизировать. Между разными формами теневой экономической деятельности нет непроходимой грани. Например, организованные преступные группы могут “собирать дань” с предприятий неформального сектора и использовать контакты с легальными предпринимателями для “отмывания” своих доходов. “Теневики” охотно сотрудничают друг с другом, что в известной степени объединяет их в противостоянии официальному миру.

Следует подчеркнуть, что основной объем теневой экономической деятельности обычно дают “вторая” и, самое главное, “серая” ТЭ. Понятие “теневая экономика” обычно ассоциируется со словом “мафия”, но на самом деле доходы организованных преступных группировок составляют в общей массе теневых доходов лишь малую часть. Например, в США 1980-х годов ежегодные потери общества от преступности корпораций (прежде всего, от утаивания ими доходов) примерно в 18 раз превышали доходы всего уголовного мира.

Таблица 1

Структура криминальной экономики.

Первое исследование криминальной экономики было выполнено А.А.Крыловым. Он ввел в научный оборот само понятие "криминальная экономика" и дал следующее ее определение: "Криминальная экономика - это сложная система незаконных социально-экономических отношений и материально-вещественных процессов по поводу производства, распределения, обмена и потребления материальных благ и услуг"(26). Криминальную экономику он определяет также как организованную корыстную ненасильственную преступность.

В работах статистической направленности используется термин "криминальная квазиэкономика", которая определяется как непродуктивный сектор экономической деятельности, связанный с незаконным перераспределением доходов и имущества граждан путем грабежа, разбоя, кражи, вымогательства(28).

А.Нестеров и А.Вакурин дают следующее определение криминальной экономики: "…криминальная экономика - это специфический экономический уклад, способ хозяйствования, который призван обеспечивать определенную, относительно небольшую по численности группу лиц сверхдоходами, доходами от преступной деятельности, доходами от использования "прорех" в законодательстве".

Это понятие, по их мнению, охватывает деяния в экономической сфере, подпадающие под определенные статьи законодательства, то есть экономические правонарушения и преступления. Сюда же он относят организованную преступность, коррупцию и лоббирование выгодных преступному миру законопроектов.

Таким образом, имеет место понимание криминальной экономики исключительно с формально-правовых позиций. В соответствии с логикой такого понимания в состав криминальной экономики включается вся теневая экономика.

Формально-правовой подход, по мнению автора, является недостаточным для адекватного понимания природы и криминальной и теневой экономики и нуждается в дополнении и расширении. Криминальную экономику, особенно в России и других странах с неразвитой рыночной системой, следует рассматривать с более широких криминологических позиций.

С этой точки зрения криминальная экономика включает экономические отношения, экономическую деятельность, главным отличительным признаком которой является общественная вредность (опасность).

Криминальная экономика охватывает экономические общественно опасные деяния трех видов:

криминализованные, влекущие уголовную ответственность в соответствии с действующим законодательством;

некриминализованные, но влекущие юридическую ответственность в соответствии с нормами других отраслей права;

некриминализованные и не влекущие юридической ответственности (пробелы правового регулирования).

При выделении сектора некриминальной теневой экономики следует, на наш взгляд, учитывать следующие соображения.

К некриминальной ,теневой может быть отнесена лишь экономическая деятельность, непосредственно связанная с производством нормальных товаров, оказанием нормальных услуг, выполнением нормальных работ и вносящая вклад в создание ВВП.

К некриминальному сектору теневой экономики целесообразно отнести деятельность, которая не могла быть начата или продолжена в условиях действующего режима налогообложения и регулирования.

Необходимо учитывать мультипликативный эффект увеличения производства и, следовательно, налоговых поступлений, в результате расходования теневых доходов в легальной экономике.

При очевидной полезности того или иного бизнеса с точки зрения общественных потребностей на некоторых рынках незаконные методы являются решающим фактором в обеспечении конкурентоспособности и, создавая предприятие или решая его развивать, любой самый добросовестный субъект вынужден их использовать (например, различные схемы "черного нала" - неучтенной наличности). Уровень цен определяется в основном фирмами, применяющими схемы ухода от налогообложения и войти легально в такую сферу практически невозможно.

В общем и целом для оценки уровня криминальности теневой экономики целесообразно учитывать максимально полно как ее экономическую эффективность и полезность, так и деструктивное влияние. Полезно ответить на вопрос: "Если правовые предписания будут полностью реализованы, а налоги и платежи - полностью уплачены, то при существующей экономической конъюнктуре какая часть экономической деятельности окажется минимально конкурентоспособной и рентабельной?". Именно в этой части следует искать криминальный теневой сектор. Вопрос может быть сформулирован и в более общей форме: "В какой степени и какая часть, сфера теневой экономики, связанные с нарушением правового запрета, обеспечивают выживание общественного организма?".

При криминологическом подходе объектом анализа становится не только сама деятельность, но и оценочная шкала этой деятельности, воплощенная в правовой системе. При этом используется более мощный критерий социально-экономической эффективности.

В заключение необходимо отметить также, что применение того или иного подхода обусловлено характером хозяйственной системы и качеством системы регулирования экономикой.

Формально-правовой подход является вполне оправданным в условиях стабильной отлаженной системы правового регулирования экономики, высокого развития ее институтов и ограниченного вмешательства государства в экономическую жизнь. Такова ситуация в большинстве промыщленно-развитых стран. Большинство общественно полезных видов бизнеса и другой экономической деятельности может реально конкурировать при использовании методов добросовестной конкуренции. В сфере теневой экономики оказываются криминально ориентированные субъекты либо аутсайдеры.

В условиях слабого государства, отсутствия нормальной институциональной среды в сфере экономики, применение незаконные методов становится одним из решающих факторов конкуренции и выживания. Вне правового поля оказывается большинство экономических субъектов. В такой ситуации формально-правовой подход не является конструктивным и должен быть дополнен более широким экономико - криминологическим.

Разделение теневой экономики на криминальный и некриминальный сектор не может быть умозрительным. Оно предполагает системный анализ конкретных сфер в конкретных условиях.

Высказанные соображения не имеют целью окончательное решение проблемы. Они призваны очертить ее наиболее существенные контуры и стимулировать поиск решения, обоснованность которого нуждается в постоянной перепроверке в условиях развивающейся реальности.

С учетом вышесказанного в составе криминальной экономики могут быть выделены следующие элементы:

· незаконные экономические отношения в сфере легальной экономической деятельности (экономическая преступность и адмделиктность);

· скрытая экономика - разрешенная законом деятельность, которая официально не показывается или приуменьшается осуществляющими ее субъектами в целях уклонения от уплаты налогов, внесения социальных взносов или от выполнения определенных законом обязательств;

· сфера нелегального бизнеса, связанного с производством, реализацией и потреблением нормальных товаров и услуг без лицензии и специального разрешения.

· сфера нелегальной (неформальной - в терминологии СНС-93) занятости;

· сфера нелегального бизнеса, связанного с производством, реализацией и потреблением запрещенных товаров и услуг, при котором имеет место трудовой процесс, а выпускаемые товары и услуги имеют эффективный рыночный спрос.

· сферу уголовного промысла, в рамках которой криминальные доходы извлекаются на базе систематического совершения традиционных общеуголовных преступлений (профессиональная преступность).

· сфера услуг, связанных с применением или угрозой применения насилия в экономических отношениях (заказные убийства, криминальный терроризм). Цель данного вида деятельности - силовое обеспечение функционирования криминальной экономики, подавление конкуренции и социального контроля насильственными методами, посредством совершения общеуголовных преступлений. Развитие данной сферы связано с коммерциализацией общеуголовной насильственной преступности.

· сфера создания, толкования, применения, исполнения теневых (неформальных) норм, регулирующих сферу криминальной экономической деятельности.

· незаконные экономические отношения в сфере политического рынка, политической деятельности.

· незаконные экономические отношения в системе государственной и муниципальной службы в связи с осуществлением экономической деятельности, принятием и исполнением экономически значимых решений.

Криминальную экономику следует также рассматривать как систему социально-экономических институтов, то есть формальных и неформальных правил экономического поведения, а также санкционных механизмов.

Сферу криминальной экономики целесообразно ограничить видами деятельности, которым присущи такие признаки как осуществление на профессиональной основе и институционализированный характер.

Первый критерий означает, что к сфере криминальной экономики относится совершение деяний, осуществление экономической деятельности субъектами, обладающими специфическими профессиональными навыками и опытом. В сфере легального бизнеса к криминальной экономике следует отнести совершение общественно опасных деяний в процессе профессиональной деятельности в интересах личных, организации, третьих лиц.

В состав криминальной экономики включается также профессиональная преступность.Под ней понимается разновидность преступных занятий, которые являются для субъекта источником средств существования, требуют необходимых знаний и навыков для достижения конечной цели и обусловливают определенные контакты с антиобщественной средой(31).

Второй критерий означает, что в ее составе учитываются виды деятельности:

во-первых - связанные с использованием в преступных целях институтов легальной экономики, исполнительной, законодательной и судебной власти;

во-вторых - синдикализированные формы организованной преступной деятельности экономической направленности;

в-третьих - виды общественно вредной экономической деятельности, порожденные дисфункциями общественных институтов и потому носящие массовый характер;

в-четвертых - деятельность по созданию, толкованию исполнению и применению неформальных норм противоправного экономического поведения.

Использование этих критериев предполагает исключение из сферы криминальной экономики случайные, единичные, спонтанные, ситуативно осуществляемые деяния экономического характера.

1. Особенности современной экономической преступности в России

Современной российской экономической преступности присущи некоторые специфические особенности и тенденции развития. К наиболее значимым относятся следующие.

Высокий уровень латентности экономических преступлений. Уровень латентности увеличивается или, по крайней мере, не уменьшается, раскрываемость преступлений и выявляемость правонарушений не растет.

Так, латентность мошенничества оценивается равной 65, должностных хищений - 925, взяточничества - 2935, вымогательства - 17500, разбойные нападения -34, грабежи - 58, кражи личной собственности -152 (если зарегистрированные преступления принять за единицу, то латентность отдельных видов преступлений составит приведенные цифры)(1).

Быстрое совершенствование способов преступных посягательств. Наблюдается вытеснение из сферы экономики примитивной преступности и замещение ее изощренной, интеллектуальной. Об этом свидетельствует, в частности неуклонное снижение удельного веса так называемых "традиционных" имущественных преступлений (краж, грабежей, разбоев).

Преступники быстро приспосабливаются к новым видам, формам и методам предпринимательской деятельности. Они активно используют в преступных целях складывающуюся рыночную конъюнктуру, информационные технологии. Возрастает количество преступлений, совершаемых в сфере высоких технологий (кардинг, компьютерная преступность, сетевая преступность, преступность в сфере персональной беспроводной связи), с использованием специальных познаний в сфере финансовой и экономической деятельности, в процессе профессиональной деятельности.

В качестве примера можно привести широкомасштабные хищения денежных средств с использованием поддельных банковских документов, фальсификация ценных бумаг, криминальное использование электронных средств доступа к банковскому счету, оргтехники (компьютеров, факс-модемов, множительных аппаратов);

Активное участие в совершении преступлений организованных преступных групп. Совершаемые с их участием преступления отличаются более эффективной подготовкой, совершением и сокрытием хищений. Они осуществляют постоянный поиск новых источников приобретения и путей сбыта похищенного, возможностей расширения преступной деятельности.

По данным МВД, в России действует около 80 тыс. членов организованных преступных группировок, под контролем которых находится около 40 тыс. хозяйствующих субъектов, в том числе 1,5 тыс. госпредприятий, 4 тыс. АО, свыше 500 СП, 550 банков и 700 оптовых и розничных рынков

Сращивание экономической и общеуголовной преступности. Обострение конкуренции за присвоение сверхдоходов сопровождается посягательствами насильственного характера - поджогами, криминальными взрывами, убийствами по найму (заказными убийствами) должностных лиц конкурирующих организаций, правоохранительных и других государственных органов. Неэффективность судебной системы стимулирует использование незаконных насильственных способов истребования долгов. Существуют и множество других проявлений этого процесса, которыми неизбежно сопровождается проникновение в экономику организованной преступности.

Усиление межрегионального и транснационального характера экономической преступности. Эта тенденция проявляется в том, что, во-первых, внешнеэкономические связи используются для легализации незаконных доходов, во-вторых - преступники используют инфраструктуру мировых финансовых рынков для осуществления преступных посягательств. В качестве примера можно отметить мошеннические операции в сети Интернет, незаконную оффшорную деятельность.

Создание эффективной системы легализации доходов, полученных от преступной деятельности. Отмытые средства вводятся в экономический оборот, инвестируются в легальный бизнес, нелегально вывозятся за границу.

Особенности отдельных видов экономических преступлений

Должностные преступления. На протяжении последних лет наблюдается устойчивый рост должностных преступлений. Особенно это проявилось в 1993-1994 гг. в связи с применением Указа Президента от 4.4.92 г. "О борьбе с коррупцией в системе государственной службы" и в период с 1999 г. Статистика отражает общую тенденцию к ужесточению борьбы с экономической преступностью. Доля должностных преступлений в общем количестве экономических относительно невелика - немногим более 10%. Однако но в силу высокой латентности и особого субъекта преступления должностного лица они представляют повышенную общественную опасность.

Одним из наиболее типичных и опасных должностных преступлений является взяточничество.

Взяточничество, наряду с другими должностными преступлениями, отличается повышенной общественной опасностью. Об этом, в частности, говорят следующие данные.

Согласно экспертным оценкам, потери от коррупции в сфере государственных заказов и закупок часто превышают 30% всех бюджетных затрат по этим статьям.

Незаконное предпринимательство и лжепредпринимательство. Наблюдается постоянный рост на протяжении последних лет таких преступлений, как незаконное предпринимательство и лжепредпринимательство. Эти данные отражают более глубинные процессы, связанные с ростом теневой экономики, а также деятельностью организованных преступных групп, использующих фирмы-однодневки для незаконного обналичивания денежных средств, хищения кредитных ресурсов коммерческих банков, совершения других опасных преступлений. Эти тенденции отражают также психологический настой предпринимателей на достижение сиюминутных результатов, недоверие к финансовой системе и нежелание нести чрезмерную налоговую нагрузку. Одной из причин сложившейся ситуации является отсутствие эффективной системы поддержки добросовестного предпринимательства.

Современные хищения путем мошенничества, присвоения и растраты. В структуре преступности экономической направленности за последние годы наиболее распространенными являются хищения, совершаемые путем мошенничества Статья 159 УК РФ, присвоения и растраты вверенного имущества Статья УК РФ.

Из всех преступлений против собственности наибольший рост был характерен для мошенничества. Так в 1993 году было зарегистрировано 2516 фактов мошенничества по ст. 147 УК РСФСР и 3258 по ст. 93, 931 УК РСФСР, то в 1994 году - 14522, в 1998 - 36030 и в 1999 - 40471 преступлений. Количество выявленных фактов мошенничества возросло за этот период более, чем в 7 раз. При этом следует учитывать, что по многим фактам мошенничества в финансово-кредитной сфере уголовные дела не были заведены. А массовое мошенничество в сфере потребительского рынка в значительной степени остается латентным.

Предметом преступного посягательства при совершении хищений, как правило, становятся:

  • денежные средства, в том числе иностранная валюта;
  • платежные инструменты - чеки (чековые книжки), кредитные карточки;
  • ценные бумаги - облигации, акции, сертификаты, векселя;
  • различные товарно-материальные ценности - как правило, похищается наиболее ликвидное, легко реализуемое имущество (дефицитные изделия, а также сырье, полуфабрикаты, техника, готовая продукция, которые преступники могут применять для нужд своей фирмы, компьютерная техника, средства связи, видеоаппаратура, автомашины, запчасти).

На направленность преступного умысла существенное влияние оказывает организационно-правовая форма предприятия , на интересы которого осуществляется посягательство.

Преступники из числа предпринимателей, имущество которых составляет значительную часть уставного фонда, занимаются присвоением материальных ценностей, принадлежащих другим юридическим и физическим лицам.

Для обществ с ограниченной ответственностью, частных предприятий, закрытых акционерных обществ, характерны хищения имущества данной организации, совершаемые руководителями и специалистами среднего звена: коммерческими директорами, бухгалтерами, менеджерами, товароведами.

Для открытых акционерных обществ характерно присвоение руководителями предприятий и их учредителями денежных средств, привлеченных в результате распространения ценных бумаг. В данной организационно-правовой форме действуют инвестиционные и пенсионные фонды, финансовые компании и других коммерческие структуры.

Для подготовки к хищению используются следующие способы:

  • регистрации предприятия только для осуществления одной или нескольких операций по хищению денежных средств и материальных ценностей;
  • изготовлении фальшивых учредительных документов предприятия (учредительного договора, устава, протокола общего собрания);
  • включении в устав предприятия видов деятельности, требующих значительных капитальных вложений;
  • получении банковских кредитов под предлогом развития производства, освоения новых технологий, осуществления крупномасштабных строительных проектов;
  • включении условий обязательной предоплаты в договора подряда, поставки, купли-продажи.

В целях привлечения денежных средств широко используются возможности рекламы в средствах массовой информации.

Среди используемых преступниками способов хищения можно выделить общие и отраслевые.

Общие способы не зависят от специализации предприятия.

Общие способы хищения чужого имущества:

  • растрату денежных средств, полученных под отчет на нужды данного предприятия;
  • оплату фактически невыполненных работ;
  • включение в ведомости на оплату труда работников, не состоящих в списке;
  • получение денежных средств из кассы предприятия на основании фиктивных документов (поддельных смет, отчетов о командировке, представительских расходов и т.д.);
  • присвоение принадлежащих предприятию сырья, полуфабрикатов, готовой продукции, техники и иного имущества.

Отраслевые способы основаны на использовании характерных особенностей производственной, управленческой и финансово-хозяйственной деятельности объекта, на котором предполагается осуществлять свой преступный замысел. Конкретные способы незаконного завладения чужим имуществом различаются в зависимости от сферы экономики.

- в сфере материального производства (нарушение технологии процесса изготовления продукции; выведение из действия контрольно-измерительных приборов; изменение количества и качества используемого в производственном процессе сырья и полуфабрикатов; умышленное создание пересортицы готовой продукции или неверную ее отбраковку).

-
в сфере торговли (незаконное списание товаров на естественную убыль или порчу; бескассовая реализация продукции с присвоением выручки; уничтожение документов на реализованный товар; фальсификация и пересортица промышленных и продовольственных товаров с целью создания излишков для дальнейшего хищения; растрата авансовых средств, полученных в качестве предоплаты по договорам купли-продажи; списание денежных средств на непроизводившиеся, рекламные, маркетинговые, транспортные, ремонтные и иные работы с последующим их присвоением).

-
в кредитно-банковской сфере (получение в целях хищения кредитов с использованием поддельной учредительной и бухгалтерской документации, гарантийных писем, залоговых и страховых документов; присвоение денежных средств, полученных по поддельным банковским документам и ценным бумагам: кредитовым авизо, расчетным чекам, мемориальным ордерам, векселям, депозитным сертификатам; хищения с использованием чужих или поддельных пластиковых кредитных карточек; перевод и присвоение денежных средств с применением банковских компьютерных сетей.)

-
в процессе приватизации государственной и муниципальной собственности (занижения балансовой стоимости приватизируемых предприятий с дальнейшим переводом их в частную собственность или акционированием; проведение приватизации с нарушением установленного порядка (минуя аукцион или конкурс, с исключением участия трудового коллектива и др.); использования поддельных или незаконно выписанных приватизационных чеков, их повторного введения в оборот; включения в уставный фонд приватизируемого предприятия интеллектуальной собственности или иных нематериальных активов по завышенной стоимости; завладения контрольным пакетом акций за счет включения в число акционеров "мертвых душ" либо лиц, не правомочных участвовать в приватизации.)

Важной особенностью совершаемых хищений является применение сложных и изощренных способов сокрытия преступлений, средств и преступников.

  • преднамеренное банкротство и другие преступления в процессе банкротства, когда для кредиторов и контролирующих организаций создается видимость финансового краха, истинной причиной имеющего хищение денежных и материальных ценностей.
  • перевод похищенных средств на банковские счета других юридических и физических лиц, в том числе находящихся за границей.
  • частая смена юридического адреса и фактического местонахождения предприятия, его перерегистрация с изменением названия и организационно-правовой формы.
  • уничтожение подлежащих хранению бухгалтерских и прочих документов, в которых имеются следы преступной деятельности. Уничтожение маскируется утратой, пожаром, затоплением помещений и другими подобными причинами.
  • ведение в организации так называемой "двойной" бухгалтерии, в том числе с использованием компьютерной техники. Это затрудняет доступ к информации работников правоохранительных органов и упрощает преступникам задачу уничтожения в случае опасности компрометирующих их материалов.
  • проведение финансово-хозяйственных операций после возбуждения уголовного дела с целью скрыть следы присвоения; источников и обстоятельств получения предприятием денежных средств, сырья, полуфабрикатов, оборудования;
  • воспрепятствование проведению контрольных обмеров, инвентаризаций, ревизий; временное заимствование денежных и материальных ценностей у других предприятий для сокрытия недостачи.

В целях создания благоприятных условия для совершения присвоения преступники сокращают численность работников предприятия и других лиц, полномочных принимать ответственные решения на общих собраниях, путем перераспределения акций, либо изменения соотношений долей уставного фонда. Они включают в ревизионные комиссии доверенных лиц, осуществляют подкуп сотрудников правоохранительных и контролирующих органов.

При подготовке, совершении и сокрытии хищений руководители организаций фальсифицируют протоколы решений правления и общих собраний, добиваются предоставления им неоправданно широких полномочий по оперативному управлению материальными ценностями, стремятся к формальному проведению отчетных собраний, на которых утверждаются расходы и бухгалтерский баланс.

2. Экономическая преступность в отдельных сферах экономики

Преступность в финансово-кредитной сфере. Финансово - кредитную систему рассматривают в двух аспектах:

  1. как совокупность кредитно - расчетных отношений, форм и методов финансирования;
  2. как совокупность финансово - кредитных институтов.

Кредитно-финансовая сфера является одной из наиболее криминогенных в реформируемой российской экономике. За период с 1993 по 1999 гг. количество зарегистрированных преступлений в этой сфере возросло более, чем в 7 раз и достигло 40592.

Преступления в сфере налогообложения. В течение всего периода реформирования экономики наблюдается значительное распространение фактов уклонения от уплаты налогов. По сравнению с другими видами экономических преступлений число официально зарегистрированных преступных нарушений налогового законодательства относительно невелико и даже имеет тенденцию к снижению.

Преступные нарушения налогового законодательства обладают высокой латентностью. По прогнозам аналитиков Федеральной службы налоговой полиции Российской Федерации основная часть преступлений пока не выявляется, а количество возбуждаемых по фактам нарушения налогового законодательства уголовных дел, может возрасти до 15-20 тыс. в год.

Распространены налоговые преступления и во внешнеэкономической деятельности. Наибольшее количество правонарушений выявлено на экспортных операциях с продукцией черной и цветной металлургии, лесозаготовках и деревообработкой, нефтедобывающей и нефтеперерабатывающей, горнорудной промышленности, экспорте природного газа.

Преступность в сфере внешнеэкономической деятельности. Либерализация и демонополизация внешнеэкономической деятельности - важные направления рыночных преобразований и движения России к открытой экономике, эффективного использования конкурентных преимуществ и участия в международной кооперации. Вместе с тем эта сфера оказалась наиболее криминализованной. Рост преступности здесь наблюдается на протяжении всего периода экономических преобразований.

  • Причинами криминализации внешнеэкономической сферы являются:
  • форсированный характер либерализации;
  • несовершенство законодательства;
  • высокая доходность внешнеторговых операций, связанная с различием структуры мировых и внутренних цен;
  • длительное отсутствие действенной системы валютного и экспортного контроля;
  • "прозрачность" границ в связи с распадом СССР;
  • активное участие организованной преступности;
  • расширяющееся использование внешнеэкономических каналов России преступным бизнесом (наркотики, опасные вещества, нелегальная торговля оружием со стороны как отечественных, так и международных деловых образований).

Среди преступлений в этой сфере наиболее типичными и опасными являются: контрабанда Статья 188 УК РФ, невозвращение экспортной выручки Статья 193 УК РФ, уклонение от уплаты таможенных платежей.

Наиболее часто предметом контрабанды являются цветные и редкоземельные металлы, лес, сырье стратегического характера, углеводородное сырье.

Чаще всего данные преступления совершаются на предприятиях с частной формой собственности, а также иностранными гражданами и лицами без гражданства.

По данным налоговой службы, 30% экспортной выручки в настоящее время укрывается от налогообложения. По оценкам экспертов всего за период с начала экономических реформ из России незаконно вывезено не менее 100 млрд долл.

Преступность во внешнеэкономической сфере носит преимущественно организованный характер. Действия криминальных группировок направлены на извлечение неконтролируемой государством прибыли, укрытие доходов от налогообложения, размещение валютной выручки в иностранных банках и расходование в личных целях за рубежом. При этом используются различные методы, начиная от документального подлога, регистрации фирм-однодневок и заканчивая силовым давлением и подкупом сотрудников таможенной службы.

Преступность в сфере приватизации. Важнейшим направлением институциональных преобразований при переходе к рыночной экономике является приватизация государственной собственности. Вариант массовой ускоренной приватизации в России обеспечил быстрое формирование слоя собственников, однако, имел и многочисленные отрицательные последствия. Одним из них является криминализация этой сферы и постоянный рост выявляемых здесь преступлений. Преступность в этой сфере имела свои характерные особенности на каждом из этапов приватизации.

На этапе чековой приватизации значительная часть преступлений была связана с присвоением приватизационных чеков. В частности, имели место факты подделки приватизационных чеков с целью последующего хищения. Многочисленные факты мошенничества были выявлены со стороны служащих инвестиционных фондов.

Возможности для злоупотреблений были связаны с неэффективной деятельностью контролирующих органов, отсутствием достаточной нормативной и правовой базы, ложной рекламой в средствах массовой информации.

В сфере приватизации государственной собственности преступления наиболее часто совершаются сотрудниками органов власти и комитетов по управлению имуществом. Значительное распространение имели злоупотребления со стороны должностных лиц государственных предприятий, использующих незаконные способы превращения государственной собственности в частную.

Преступность в сфере потребительского рынка. Статистические данные свидетельствуют о продолжающей криминализации сферы потребительского рынка. За период с 1997 по 1999 годы число зарегистрированных преступлений здесь увеличилось более, чем в 1,5 раза. Причем отмечается увеличение темпов их прироста, что является неблагоприятной тенденцией.

Преступления, совершаемые в сфере потребительского рынка можно объединить в две группы: преступления против прав потребителей и прочие преступления.

К преступлениям против прав потребителей относятся: ложная реклама, обман потребителей, обсчет, обмеривание, обвешивание, недолив, недовес, недовложение, введение в заблуждение относительно потребительских свойств или качества товара.

Опасной тенденцией в динамике преступности против потребителей является возрастание оборота товаров, услуг, выполнение работ, не отвечающих требованиям безопасности для жизни и здоровья. Наиболее неблагоприятная ситуация на рынке алкогольной продукции.

Особенно интенсивно растет криминогенность сегмента потребительского рынка, связанного с оборотом продовольственных товаров.

Среди преступлений, не связанных непосредственно с посягательством на права потребителей, наиболее типичными являются: незаконное предпринимательство (ст.171 УК РФ), уклонение от уплаты налогов (ст. 198, 199 УК РФ).

В целях уклонения от уплаты налогов широко используются бездокументарные операции по скупке и продаже товаров. Преступники используют хорошо отработанные приемы документарного прикрытия движения товаров по цепочке: производитель - посредник - продавец, фальсифицируют или подделывают товарно - транспортные документы на доставку товара, приобретенного в основном на наличные деньги у посредников, производителей. После его реализации все фиктивные документы уничтожаются без отражения в бухгалтерском учете.

Неконтролируемый потребительский рынок облегчает также совершение преступлений, связанных с легализацией незаконно полученных доходов (ст. 174 УК РФ), обеспечивая благоприятные условия для смешивания легальных и нелегальных фондов денежных средств.

Использование в расчетных отношениях неучтенной наличности - "черного нала", направлено не только на сокрытие доходов от налогообложения, но также на создание неформальных фондов для целей коррупции и коммерческого подкупа.

Одним из наиболее криминализованных является рынок продукции, связанной с правами на интеллектуальную собственность. Изготовление и реализация контрафактной продукции осуществляется в форме высокоорганизованного бизнеса.

Трудности борьбы с "пиратским" бизнесом связаны тем, что этот рынок контролируется организованными преступными группами и сообществами, которые предпринимают активные усилия по нейтрализации усилий правоохранительных органов.

В среднесрочной перспективе, несмотря на увеличение количества статей в УК РФ, связанных с регулированием потребительского рынка, экспертами прогнозируется дальнейшее усиление криминализации этой сферы.

Факторы криминализации российской экономики

На уровень экономической преступности оказывает влияние сложный комплекс факторов, среди которых наиболее значимы политические, экономические и правовые. Выделяют также такие факторы, как организационные, психологические, медицинские и технические.

К политическим факторам экономической преступности относятся: нестабильность политического режима, непоследовательность уголовной политики, коррумпированность работников государственной службы, необустроенность межгосударственных границ после распада СССР, отчуждение населения от управления государственными делами и контроля за системой мер борьбы с преступностью.

Экономические факторы: высокий уровень дифференциации населения по уровню доходов; дисфункции социально-экономических институтов; общее ослабление государства и его неспособность обеспечивать регулирование экономики; макроэкономические диспропорции, значительный государственный сектор экономики, неэффективная налоговая политика и другие важные факторы.

Организационно-правовые факторы:

  • недостаточно эффективная координация деятельности органов дознания, предварительного следствия, суда и прокуратуры;
  • недостаточное ресурсное обеспечение правоохранительных органов;
  • высокая текучесть кадров правоохранительных органов. Большой процент от общего числа работающих составляют сотрудники со стажем до трех лет. Доля сотрудников, проработавших более пяти лет, с увеличением стажа работы постепенно снижается, т.е. происходит отток высококвалифицированных работников в коммерческие, а иногда и криминальные структуры.
  • снижения социально-правовой активности населения;
  • отсутствие системы защиты свидетелей и потерпевших (распространение получили их запугивание и подкуп);
  • низкая эффективность ревизионного (аудиторского) контроля;
  • отставания правовой базы борьбы с преступностью от ее изменений и другие.

Пути воздействия государства на теневую экономику

Все это заставляет поставить вопрос о необхо­димости более действенной государственной политики в отношении теневой экономики. Касаясь экономической роли государства час­то говорится о государственном вмешательст­ве, регулировании, управлении и т.п. Это в полной мере касается и отношения государст­ва к теневой экономике. В силу разнородно­сти теневой экономики не со всеми ее сегмен­тами можно бороться, не всегда эффективны­ми будут и методы прямого вмешательства. Поэтому мы предлагаем остановиться на тер­мине "государственное воздействие" на тене­вую экономику как наиболее емком.

Острота проблемы, связанная с гипертро­фированными масштабами теневой экономи­ки, а также тот факт, что она может решаться только в тесной связи с комплексом других за­дач, подводят нас к выводу о том, что програм­ма государственного воздействия на теневую экономику должна найти отражение в общей стратегии социально-экономического разви­тия России. Прежде всего необходимо сфор­мулировать главную цель - до какого уровня можно минимизировать теневую экономику? Очевидно, что эта задача должна быть реали­стичной, т.е. выполнимой.

Нам представляется, что ориентировоч­ным параметром может быть удельный вес те­невой экономики, не превышающий 10% ВВП. Этот ориентир может быть подкреплен неско­лькими доводами. Во-первых, практика эффек­тивного функционирования рыночной эконо­мики доказывает допустимость такого уровня теневой активности (перед нами пример стран с развитой рыночной экономикой). Во-вторых, наша отечественная экономическая история свидетельствует, что гипертрофированные масштабы теневой экономики - специфика развития именно в 90-е годы.

Необходимо придерживаться дифферен­цированного подхода к теневой экономике. Ее субъекты представляют разные социальные группы, преследующие неодинаковые инте­ресы. При этом принципиально важной зада­чей является определение взвешенного соот­ношения между экономическими и админист­ративными методами государственного воз­действия.

Так, значительная часть теневиков-хозяйственников и самозанятых, принадлежаших к вынужденной иллегальной экономике, при осмысленном подходе способны стать ре­альной силой, укрепляющей отечественное производство. Причем следует отметить, что здесь именно меры косвенного характера (со­вершенствование налогового и трудового за­конодательства, системы социальной зашиты, подготовки и переподготовки кадров) являют­ся более эффективными по сравнению с пря­мыми административными мерами (разного рода запреты, усиление наказаний).

С другой стороны, необходимо прямое го­сударственное вмешательство, жесткая реали­зация принципа диктатуры закона, когда речь идет о злостных нарушениях хозяйствующими субъектами законодательства, коррупции госу­дарственного чиновничества и теневой актив­ности олигархов. Надо согласиться с высказы­ванием министра экономического развития и торговли Г. Грефа: "Россия должна стремиться к принятым на Западе моделям, согласно кото­рым войти на рынок стоит 3 коп., зато неправи­льное поведение на рынке — 3 долл., а иногда и три года тюрьмы". Весьма актуальной продол­жает оставаться задача усиления властной вер­тикали. Именно на уровне российских регио­нов особенно активно протекают процессы сращивания государственной власти с предста­вителями бизнеса, а порой и откровенно кри­минальными элементами.

Реализация поставленных задач требует значительных изменений в структуре государ­ственного управления. В широком комплексе институциональных реформ мы выделяем прежде всего следующие: оптимизацию струк­туры органов госуправления и правоохраните­льных органов, установление эффективного госконтроля в экономической сфере, админи­стративную реформу корпуса госчиновников и т.п.

Практика показывает, что на переломе XX и XXI вв. российское государство осознало важность вышеперечисленных проблем и в период президентства В.В. Путина уже сделан ряд важных шагов в направлении их решения В то же время проводимые правовые и инсти­туциональные меры не принесут полных успе­хов, если не будут дополнены мерами по фор­мированию в России здоровой этической основы предпринимательства и государствен­ной службы. Экономический процесс в силу того, что он осуществляется людьми, немыс­лим без вовлечения в него морально-нравст­венного содержания их жизни, оказывающего огромное влияние на мотивацию хозяйствен­ного поведения наряду с собственно экономи­ческими интересами.

Необходимо отказаться от юридического фетишизма и абсолютизации значения силы и правового характера государства в решении проблемы теневой экономики. Законы всегда можно обойти, так же как и укрыться от над­зирающего ока государства, и российские граждане традиционно проявляют в этом чу­деса изобретательности. Кроме того, сущест­вуют возможности ведения хозяйственной де­ятельности без нарушения правовых корм, которые, однако, нельзя считать чистоплот­ными и добросовестными и относить к обыч­ной ("здоровой") экономике.

Среди видов деятельности, не противоре­чащих закону, но нарушающих при этом этику деловых отношении, общепринятые социаль­ные нормы и морально-нравственные прин­ципы, можно отметить:

• умышленное использование недостат­ков законодательства, правовой неурегулированности ряда аспектов предприниматель­ской деятельности (в том числе финансовые махинации, фиктивные сделки, мошенниче­ство, нанесение экологического ущерба);

• получение выгоды за счет систематиче­ского невыполнения (или нечеткого выполне­ния) договорных обязательств;

• недобросовестную конкуренцию (сго­воры на рынке, ущемляющие чьи-либо инте­ресы);

• нечистоплотные отношения бизнеса и власти, построенные на взаимовыгодной осно­ве, но не обязательно связанные с получением взяток. Например, сговор властных структур с представителями криминала, обложение их своего рода "социальным налогом": обещание не трогать в обмен на финансирование строи­тельства каких-либо социальных объектов (до­рог, теплоцентралей, больниц и т.п.).

Вряд ли возможно существенно умень­шить масштабы теневой экономики, пока фи­гура отечественного предпринимателя как в России, так и за рубежом вписывается только в образ "нового русского" — беспринципного и неразборчивого в своих средствах дельца, махинатора и жулика, а государственный чи­новник предстает как взяточник и казнокрад.

Государство должно взять на себя ответ­ственность за реализацию своего рода воспи­тательной функции, направленной на укоре­нение здоровых этических форм в среде рос­сийского предпринимательства и корпусе гос­служащих.

Эта проблема должна решаться в тесном сотрудничестве с институтами гражданского общества — профсоюзами трудящихся, орга­низациями предпринимателей, творческими ассоциациями, средствами массовой инфор­мации.

По нашему мнению, объединения предпринимателей должны иметь хорошо раз­работанные концепции своей профессиона­льной этики, кодексы поведения или специа­льные этические статьи, включенные в их уставы, где в том числе должно быть выражено отношение к криминальным и недобросовестным формам бизнеса.

По нашему мнению, необходимо выработать и специальный этиче­ский кодекс государственного служащего, тем более что подобные примеры есть в западной практике (в частности, международная орга­низация мирового сотрудничества и развития опубликовала в 1998 г. рекомендации по со­вершенствованию этического поведения госу­дарственной службы). Более того, в государ­ственных учреждениях США существуют спе­циальные подразделения служебной этики, работники которых помогают сотрудникам решать нестандартные проблемы этического характера. Стоит подумать и над тем, чтобы госслужащие давали специальную клятву (на­подобие клятвы Гиппократа).

Набор конкретных мер государства по формированию здоровой этической основы может быть весьма обширен - от финансиро­вания разработки и реализации учебных кур­сов до учреждения специальных премий для наиболее добросовестных компаний.

Следовательно, российское государство путем управленческого воздействия и после­довательной политики способно существенно изменить сложившуюся ситуацию в теневом бизнесе и тем самым способствовать нараста­ющему подъему российской экономики.

Мнение Валерия Зорькина о криминализации российского общества

Председатель Конституционного суда Валерий Зорькин о борьбе с организованной преступностью.

Мы отмечаем День российской Конституции в ситуации, мягко говоря, непростой. Это признают все ведущие российские политики. Вот почему я считаю возможным и достойным лишь один стиль празднования. Стиль, не допускающий парадности, политической гламурности и красивых слов. Пусть их место займет обсуждение основных угроз нашему конституционному строю.

А поскольку все угрозы обсудить в одной статье невозможно, то этот свой анализ я хочу посвятить тому, что сейчас больше всего тревожит и профессионалов, и рядовых граждан, - нарастающей криминализации российского общества.

Увы, с каждым днем становится все очевиднее, что сращивание власти и криминала по модели, которую сейчас называют "кущевской", - не уникально. Что то же самое (или нечто сходное) происходило и в других местах - в Новосибирске, Энгельсе, Гусь-Хрустальном, Березовске и так далее.

А теперь давайте представим себе ситуацию, в которой прецеденты этого рода начинают превращаться в норму. Я не утверждаю, что такая ситуация уже оформилась. Но что будет в случае, если она оформится?

Всем - и профессиональным экспертам, и рядовым гражданам - очевидно, что в этом случае наше государство превратится из криминализованного в криминальное. Допустить такое превращение мы не имеем права. Если произойдет нечто подобное, все наши мечты о справедливом, здоровом, демократическом, правовом обществе будут похоронены.

Ибо граждане наши тогда поделятся на хищников, вольготно чувствующих себя в криминальных джунглях, и "недочеловеков", понимающих, что они просто пища для этих хищников. Хищники будут составлять меньшинство, "ходячие бифштексы" - большинство. Пропасть между большинством и меньшинством будет постоянно нарастать.

По одну сторону будет накапливаться агрессия и презрение к "лузерам", которых "должно резать или стричь". По другую сторону - ужас и гнев несчастных, которые, отчаявшись, станут мечтать вовсе не о демократии, а о железной диктатуре, способной предложить хоть какую-то альтернативу криминальным джунглям.

Об этой диктатуре станут мечтать как о высшем благе. И еще неизвестно - останется ли подобное "благо" несбыточной мечтой обездоленных. Или же явится, после их долгих мук, сомнительный "спаситель", прекращающий криминальный беспредел и заменяющий его диктатурой того или иного образца.

Описанный мною негативный сценарий, который сегодня уже отнюдь не является антиутопией, говорит о масштабе и остроте задачи декриминализации на нынешнем этапе существования нашего общества и государства.

Криминал подрывает основы нашей хрупкой правовой системы, основы нашей социальной, политической и экономической жизни. Он посягает на все социальные скрепы. Он разлагает ткань нашего весьма незрелого гражданского общества. А порою - что греха таить - и выступает в качестве соискателя на роль социального начала, подменяющего собой гражданское общество.

Криминал подрывает основы общественного благополучия и стабильности. И, конечно же, он превращается в основное препятствие на пути общественного развития.

В самом деле, государство, не способное защитить своих граждан от массового насилия со стороны бандитов и коррупционеров, этой неспособностью обрекает себя на деградацию.

Да, именно на деградацию, а не на стагнацию, как утверждают многие. Криминализующаяся система по определению не может быть стабильной. Поэтому все славословия в адрес пресловутой стабильности мгновенно теряют всяческий смысл, коль скоро перестает быть понятным, что мы имеем в виду под стабильностью.

О какой стабильности идет речь?

Кому гарантируется стабильность? Народу или терроризирующим народ преступным сообществам?

И что стабилизируется? Норма или криминальная патология?

Поэтому все предложения, сводящиеся к апологетике стагнации (мол, "не до жиру, быть бы живу, бог с ним, с развитием, хватило бы сил хотя бы на обеспечение порядка и стабильности"), - от лукавого.

Не обеспечим развитие - не будет ни стабильности, ни правового порядка. Не будет и обеспечения государственной целостности, столь желанной для народов нашей страны, переживших в 1991 году трагедию государственного распада.

Вопрос об эффективности ведущейся борьбы с криминализацией - это вопрос о том, сохранится ли Россия в ближайшие десять лет. Мне представляется, что нам на решение этой задачи отведен именно такой, исторически кратчайший срок.

Так обстоит дело, даже если бы мы хотели всего лишь минимально стабильного существования за рубежом 2020 года. Но поскольку мы хотим не только этого, поскольку и умом, и сердцем понимаем, что без развития не будет у нас никаких исторических шансов, то острота данной проблемы многократно усиливается. Потому что все грандиозные планы в сфере развития, они же планы по модернизации России, рухнут, коль скоро государство не сможет защитить своих граждан от криминального произвола.

Здесь я позволю себе одно образное сравнение.

Вам показывают бассейн и говорят: "Необходимо плыть в сторону модернизации. Альтернатив не существует. Упражняйтесь, наращивайте мускулатуру. Учитесь плавать".

Вы воодушевляетесь, тренируетесь, накапливаете умение и силы. Наконец, решаетесь прыгнуть в бассейн. Подходите к его бортику и видите, что бассейн кишит хищниками - стаями пираний, акулами и так далее. Будете ли вы в этом случае прыгать в бассейн? Вопрос, увы, риторический.

Постараемся теперь перекинуть мост между приведенной выше концептуальной метафорой и юридической практикой. Для этого признаем, что проблема конституционной защиты личности, ее жизни и безопасности, а также ее собственности, от бандитизма и коррупции - носит неотменяемый и фундаментальный характер. Что вне ее решения все остальные проблемы, как говорят в народе, "гроша ломаного не стоят". Что речь идет не только об актуальнейшей, но и о ключевой, системообразующей проблеме. О центральной проблеме, вне решения которой нет и не может быть социально-экономической устойчивости общества. Нет и не может быть нормального государства.

Когда-то по отношению к таким констатациям говорилось: "Не надо драматизировать". Мы знаем, к чему привела в итоге псевдоуспокоительная риторика этого рода. Мы потеряли страну, оказались ввергнуты в пучину глубоких социальных и геополитических катаклизмов. Вряд ли мы хотим повторения того опыта. И поэтому давайте скажем самим себе, что драматизация существующих прискорбных ситуаций не только не является нравственным и политическим моветоном - она совершенно необходима. И напротив, запрет на драматизацию превращается на нынешнем этапе в источник глубочайшего социального и политического неблагополучия. Да и морального неблагополучия тоже! Ведь если драматичность (а порой уже и трагичность) происходящего очевидна для всех, но об этом нельзя говорить, то что прикажете делать? Понятно, что! Или молчать, или лгать.

И то, и другое безнравственно в любой ситуации. А в ситуации большой общественной беды - в особенности.

Итак, давайте не прятать голову под крыло аки политические, да и моральные страусы. Давайте признаем очевидное.

Признаем, что в условиях неснижающейся криминализации социально-экономической среды у граждан нашей страны исчезает главный стимул к любой здоровой предпринимательской, инновационной, социальной активности. И уж тем более - стимул к решению задач технологической, инфраструктурной, управленческой модернизации национальной экономики.

Признаем, что эти стимулы исчезают хотя бы (и прежде всего) потому, что огромная часть экономических и социальных результатов, получаемых личностью, предприятием, организацией, - присваивается или просто уничтожается организованным криминалом.

Признаем также, что в нынешней России, к нашему глубочайшему сожалению, криминал в силу многих причин организуется и самоорганизуется быстрее, нежели его социальные конкуренты. То есть слабые ростки здорового гражданского общества.

Приведу один из наиболее ярких и страшных примеров на эту тему. Еще в середине 80-х годов ХХ века на Дальнем Востоке возникло весьма показательное оргпреступное сообщество "Общак". Это сообщество в 90-е годы превратилось в криминальную суперструктуру. Лишь в последние годы правоохранительным органам России с огромным трудом удалось разгромить, так сказать, верхушечную часть этой структуры. Низовая же часть структуры осталась фактически не задетой. Сохранена и социальная почва, на которой произрастал этот криминальный суперсорняк.

Почему я обращаю внимание именно на дальневосточный "Общак"? Потому что там лидеры ОПГ не только взяли под контроль основные сферы бизнеса в регионе, но и практически "пропитали" собой значительную часть органов власти. И при этом - вот что особо важно! - много лет практически без какого-либо противодействия власти выращивали себе "криминальную смену". Создавая под руководством уголовников со стажем "летние лагеря" для подростков из неблагополучных семей... Беря фактически под свой криминальный контроль множество средних школ и техникумов и в малых поселках, и в крупных городах.

Как мы видим, речь действительно идет о замещении криминалом важнейших функций, подлежащих ведению государства и гражданского общества. Последствия такого замещения не просто тревожны, они ужасны.

И вряд ли стоит говорить о том, что самое страшное позади! Квалифицированные эксперты-криминологи уверенно утверждают, что относительно благополучные тенденции статистики последних лет по оргпреступности не отражают реальность. И что снизилось не число преступлений, а их выявляемость и регистрация.

Зафиксировав масштаб проблемы, следует заняться обсуждением способов ее решения. Отсутствие такого обсуждения и впрямь превращает здоровый общественный аларм в социальную фрустрацию, в бессильную ярость, направленную на усугубление нынешнего неблагополучия, а не на борьбу с ним.

Когда и в российской, и в зарубежной прессе (особенно в связи с нашумевшими публикациями сайта Wikilieaks) начинают говорить, что сложившаяся в России криминальная ситуация беспрецедентна, - это откровенная неправда. Другие, в том числе высокоразвитые, страны сталкивались с такими же проблемами в совсем недавнем прошлом. И для нас сейчас особенно важно внимательно проанализировать существующий мировой опыт и понять, как его можно и должно использовать для решения наших отечественных проблем.

Представляется, что в этом для нас может оказаться очень полезен опыт США, которые по крайней мере дважды в ХХ веке - в начале 30-х и в 60-х годах - сталкивались с такой же проблемой бурного роста оргпреступности и ее сращивания с органами власти и правоохранителями.

Так, в начале 30-х годов на фоне "сухого закона" в ряде крупнейших городов США (наиболее яркий пример - Чикаго) стремительно выросло количество мощных криминальных банд, которые нередко непосредственно сращивались с администрацией и полицией и фактически "пропитывали" все основные органы власти.

Ответом на эту криминальную волну стало создание в США двух специальных органов по борьбе с оргпреступностью - так называемого "Бюро по табаку, алкоголю и огнестрельному оружию" при министерстве финансов и "Бюро расследований" при ведомстве Генерального прокурора (позднее - ФБР). В эти органы, которые получили очень большие полномочия, набирались наиболее квалифицированные специалисты по борьбе с криминалом, причем все они проходили жесткий отбор по личным качествам, исключавший попадание в них случайных или тем более криминализованных фигур. И уже через два-три года большинство оргпреступных группировок в стране были если не разгромлены, то резко подавлены.

При этом не следует полагать (как это нередко заявляют неосведомленные люди, насмотревшись боевиков о борьбе с мафией), что решающим фактором в этой борьбе стали полученные госорганами по борьбе с оргпреступностью чрезвычайные полномочия.

Чрезвычайные полномочия имели очень ограниченное применение. А главным оружием в борьбе с оргпреступностью стали законодательные меры, обеспечивавшие "антикоррупционное" и "антикриминальное" наполнение органов власти и правоохранительных органов. Так, в США в системе полиции не только были созданы специальные подразделения внутренней безопасности. Помимо этого, ФБР получило право и обязанность контроля за назначениями на "чувствительные" должности в правоохранительной системе. И, главное, - ЧЕРЕЗ ФБР БЫЛ УСИЛЕН ФЕДЕРАЛЬНЫЙ КОНТРОЛЬ НАД ВСЕМИ МЕСТНЫМИ ПРАВООХРАНИТЕЛЬНЫМИ ОРГАНАМИ.

Кроме того - и это очень важно, - было принято законодательство, которое требует обязательной проверки ФБР всех лиц, поступающих на государственную службу. И эта проверка вовсе не формальная. Проверяется биография и послужной список человека, проверяются его семейные и при необходимости дружеские связи, проверяется он сам на полиграфе. И не то что криминальные события в его прошлом, но даже не слишком обоснованные подозрения о наличии такого рода событий являются непреодолимым препятствием для продвижения даже на низовые, местные уровни государственной власти.

Эта практика уже много лет является предметом критики со стороны американских правозащитников. Однако американское общество ее в целом поддерживает, считая, что такое - как бы не вполне правовое - ущемление прав соискателей госслужбы есть допустимая и оправданная плата за некоррумпированные и некриминальные органы власти.

В 60-х годах ХХ века Америка столкнулась с новой, еще более мощной по масштабам волной организованной преступности, которая к тому же начала приобретать все более отчетливый транснациональный характер, а также все активнее вторгаться в сферы деятельности легального бизнеса. Попытка ответить на этот вызов принятием отдельных законов по конкретным составам преступлений ОПГ давала лишь половинчатые результаты.

И тогда, после длительного обсуждения в юридической и политической среде, конгресс США принял так называемый "акт RICO" (the Racketeer Influenced and Corrupt Organizations Act) 1970 года, который очень существенно расширил сферу подсудности деятельности оргпреступных организаций. Включив в нее не только рэкет и коррупцию, но и несколько десятков других составов "оргпреступных" деяний. Кроме того, акт RICO очень существенно ужесточил наказания за преступления, совершенные в составе ОПГ.

Основанием для такой суровости наказаний, как сформулировали законодатели, являлось то, что "организованная преступность представляет собой большую угрозу для общества, поскольку одновременно влечет рост вероятности того, что цели преступников фактически достижимы, и снижение вероятности того, что лица, вовлеченные в организованную преступность, отрекутся от преступного мира". Поэтому конгресс формулировал цель закона следующим образом: "Наряду с привлечением к ответственности физических лиц, основная цель закона RICO - уничтожение криминальной организации как таковой". И делалось это путем использования института конфискации и ответственности юридических лиц.

В результате применения акта RICO большинство уголовных дел в отношении оргпреступных сообществ, возбуждаемых прокурорами, завершалось осуждением виновных, а оргпреступность в США существенно снизилась. Сейчас по этой модели громят мафиозные структуры в Италии.

В мире есть и другой, не менее значимый опыт борьбы с оргпреступностью. Это, например, опыт борьбы правительства Шарля Де Голля во Франции с военизированной криминальной структурой, выступавшей против деколонизации Алжира (Организация секретной армии, ОАС). Это и опыт тех же государств Латинской Америки в подавлении деятельности высокооснащенных вооруженных наркокартелей.

Представляется, что нам в России сейчас насущно необходимо срочно и трезво заняться изучением, осмыслением, а далее и практическим применением лучших решений мирового опыта

Рассчитывать, что даже самые радикальные законодательные меры приведут к быстрому результату - не следует. Слишком глубоко - и это нужно честно признать - зашла у нас в Отечестве оргпреступная болезнь. Но не браться за решение этой проблемы, причем срочно и последовательно - уже нельзя.

И как юрист-профессионал, и как гражданин России, и как председатель Конституционного суда РФ, я не могу закрывать глаза на то, что любое затягивание начала такой борьбы с оргпреступностью катастрофически подрывает главный базис существования России - основы ее конституционного строя. Я не могу также не отдавать себе отчет в том, каков масштаб негативных последствий, порожденных столь глубоким подрывом нашего конституционного строя.

Наш долг сегодня состоит в том, чтобы признать остроту и масштабность угрозы, нависшей над российским обществом. И при этом - не поддаться панике. А, напротив, дать отпор всем ее разновидностям.

Главная из этих разновидностей паники - в том, что якобы "поздно пить боржом". Россия-де, мол, уже прошла криминальную "точку невозврата". И ничего нельзя сделать.

Мне отвратительна и эта, наиболее распространенная, разновидность паники, и ее кажущаяся антитеза, согласно которой нужно немедленно переходить к железной диктатуре - ибо никакие другие средства уже не могут дать результата.

При этом совершенно неясна социальная (если хотите - классовая) природа предлагаемой диктатуры. Что если речь пойдет о диктатуре все того же криминала? Согласитесь, что в сложившейся ситуации подобный сценарий является вполне вероятным, особенно на региональном уровне.

Нет уж, давайте бороться со злом, не поддаваясь ни отчаянию, ни утопическим упованиям, основанным на переходе от законности к произволу.

Декриминализация социальной, экономической и политической жизни - сейчас главная наша задача в защите прав и свобод граждан, в утверждении конституционного правопорядка.

Заключение

Приведенная информация представляет собой средний обзор масштабов теневой экономики, но даже эти данные позволяют понять на сколько сильно воздействует теневая экономика на все сферы нашей жизни.

Подводя итоги вышесказанному, хотелось бы подчеркнуть, что в условиях той абсурдной экономической системы, которая сложилась в нашей стране, теневая экономика просто не могла не возникнуть.

В отношении теневой экономики нужны два вида действий. С одной стороны, предстоит с ней “бороться”, а это функция правоохранительных органов, которую они должны выполнить как можно лучше. С другой - вводить “тень” в стандартные размеры посредством легализации, причем так, чтобы это пошло на пользу отечественному производству.

Итак, какую же политику и действия проводить государству? Следует учесть, что основа теневого оборота и роста преступности – неучтенные доходы экономических агентов и неисполнение ими же своих обязательств. Поэтому необходимо сделать налично-денежный оборот и неуплату налогов экономически невыгодными и юридически наказуемыми. Примерная программа действий следующая:

· Следует всячески стимулировать безналичный денежный оборот. Например, гражданам, получившим доходы на банковский счет и не обезналичивающим их, можно учитывать половину уплаченного ими НДС. Таким образом, НДС, акцизы и подоходные налоги при этом будут “отсасывать” деньги из теневого оборота;

· Необходимо запретить бесконтрольное представление и привлечение кредитов, отчуждение собственности и принятия на себя обязательств неплатежеспособными предприятиями и гражданами;

· Важно децентрализовать, укрепить судебную и правоохранительные органы, закрепив за соответствующими институтами часть налоговых доходов;

· Необходимо превратить защиту прав акционеров, инвесторов и кредиторов в государственный приоритет.

Реализация предполагаемых мер приведет к снижению объема кредитных и фондовых операций при обеспечении их эффективности и надежности. Многократно возрастут масштабы безналичных расчетов – это для финансовой элиты. Государство получит прирост бюджетных доходов и расходов. Менеджеры обретут перспективу упрочения своего положения легальным образом вместо вынужденной тактики разворовывания остатков имущества предприятия. Подавление налично-денежного и безналичного платеже-расчетного оборота приведет к увеличению потребности в безналичной рублевой массе и облегчит решение проблем дедоллоризации экономики и стабилизации рубля.

Нет нужды доказывать, что криминальное общество не в силах обеспечить внедрение инно­ваций и экономический рост; хуже того, разрушая систему снабжения населения социальными благами (прежде всего образования, здравоохранения, социального обеспечения), оно обрекает себя на деградацию. В то же время такая система может быть относительно устойчива только при задействовании внешних источников со всеми вытекающими негативными последствиями.

Программа интеграции теневого капитала с легальным — лишь одна, но обязательная составляющая нового курса в экономической политике, суть которого — во всемерном поощрении отечественного товаропроизводителя.

В настоящее время легализация теневых капиталов, направляемых в легальную экономику — едва ли не единственный (в смысле реальной возможности мобилизации) источник крупномас­штабного инвестирования в народное хозяйство. Правительство загнало предпринимателя «в тень», и теперь обязано предоставить последнему возможность из нее выйти. Карательные меры к теневикам-предпринимателям приведут к безвозвратной потере для страны огромных капи­талов, в создание которых тем или иным путем вложен труд практически каждого россиянина. Заставить эти средства работать для общего дела — задача, достойная истинных реформаторов.

Выработка эффективной политики относительно теневой экономической деятельности требует комплексного социально экономического и экономико-правового подхода. Прежде всего, здесь нужны два типа действий. С одной стороны, предстоит с ней бороться, и это — функция правоохранительная органон. С другой стороны, придется вводить теневую деятельность и стандартные размеры (согласно мировой практика ее стандарты — 5%) посредством легализации, причем так, чтобы это пошло на пользу отечественному производству.

Список использованной литературы

- http://ie.boom.ru/Latov/Monograph/Contents.htm

- http://www.sec4all.net/statea49.html

- http://newasp.omskreg.ru/bekryash/contents.htm

- Тарасов М. Усиление роли государства по ограничению теневой экономики в

- России. // Проблемы теории и практики управления. 2002.№2 с19.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий