регистрация / вход

Общие представления о риторике как науке. Важнейшие характеристики риторики как искусства

Живя в «воздушном океане», люди не замечают воздуха и очень редко задумываются о том, что вокруг не пустота, а жизненно необходимая среда. Мы вспоминаем о воздухе только тогда, когда он отравлен, - мечтаем о чистом, возмущаемся по поводу его загрязнения. А если человека совсем лишить воздуха!

ОБЩИЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ О РИТОРИКЕ КАК НАУКЕ. ВАЖНЕЙШИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ РИТОРИКИ КАК ИСКУССТВА

Живя в «воздушном океане», люди не замечают воздуха и очень редко задумываются о том, что вокруг не пустота, а жизненно необходимая среда. Мы вспоминаем о воздухе только тогда, когда он отравлен, - мечтаем о чистом, возмущаемся по поводу его загрязнения. А если человека совсем лишить воздуха!

То же самое происходит и в отношении языка. Он подобен воздуху, он везде и во всем, но мы его не замечаем до тех пор, пока косная, безграмотная речь не «резанет» нам слух, как ядовитый выхлопной газ - обоняние. А попробуйте представить жизнь общества вообще без языка! Вообразили?! Так что сравнение языка с воздухом очень уместно.

Что же представляет собой этот столь необходимый человеку «языковой океан»?

Если вы попробуете представить себе жизнь современного общества (и конкретного человека) вообще без языка, реальной картины не получится. Общество без него не может существовать, и объяснение этому - в происхождении самого человека и человечества.

Наши предки выделились из животного мира в результате труда. Но для этого они должны были научиться обмениваться информацией, а не только выказывать друг другу чувства (хотя способность к примитивной животной эмоциональной сигнализации люди не утратили и по сей день - в случае опасности, боли, радости человек кричит). Из всех элементов культуры - норм, ценностей материальных и нематериальных, обычаев и традиций, первым появляется язык. Только общаясь посредством языка, люди могли выработать остальные элементы культуры: признать единые нормы и ценности, зафиксировать обычаи и традиции.

Культура - социоинтегративная система, что означает - общество объединяющая, делающая общество - обществом, а не случайным набором множества индивидов, не соприкасающихся и не общающихся друг с другом. Важнейшую роль в выполнении социоинтегративной функции играет такой элемент культуры как язык: с помощью языка мы общаемся, передаем друг другу информацию; а позволяет это делать то, что символика языка нам всем понятна (и наоборот, если непонятна: например, оказавшись среди людей, говорящих на никогда не изучаемом вами иностранном языке, вы становитесь информационно беспомощны и прибегаете к другим средствам общения - жестам, мимике, рисунку, образу и т.д.).

Культура еще и социоинтегрирующая система, то есть «вводящая» в общество, воспитывающая его новых членов, делающая их достойными и равными остальным, носителями самой себя (культуры) и передающими ее дальше. Этот процесс непрерывен (разрыв - катастрофа, деградация культуры). И в этом процессе важнейшую роль играет язык как элемент культуры, ибо без овладения языком общества человек не сможет не только общаться с окружающими, но и воспринять те нормы, ценности, обычаи и традиции, вне которых он - изгой, маргинал, никто.

Наконец, язык - это не только элемент культуры, он также является составляющей другого важнейшего элемента: язык - величайшая ценность культуры, стоящая в ряду важнейших ценностей культуры любого народа. Фактически, идентификация национальной принадлежности человека прежде всего включает в себя ценз на владение языком (можно ли с уверенностью назвать человека русским, армянином или французом, даже учитывая происхождение, если он ни слова не знает на родном языке?).

Нет людей, которые не хотели бы стать красноречивыми собеседниками, умеющими ясно, кратко, умно высказать свои мысли. Политик, участвующий в управлении государством, при помощи слова (образом оратора, содержанием доказательств, стилем мысли, слов и речевых поступков) убеждает своих сограждан в правоте своей позиции и идеологии. Журналист, желающий овладеть умами и сердцами людей, занимается прежде всего поиском выразительного и убедительного Слова.

Дипломат, юрист, педагог и проповедник озабочены в сущности одной и той же проблемой: как в рамках своей деятельности так овладеть профессиональным мастерством, чтобы быть риторически убедительными, чтобы люди подчинились бы его речи. Впрочем, невозможно указать профессию, которая не была бы так или иначе связанной с речью, потому что всякое дело требует словесной организации.

Какой же должна быть хорошая и эффективная речь? В чем заключаются трудности сегодняшнего общения (от речи в семье до политической и судебной речи)? Можно ли научиться говорить убедительно? Ответы на эти вопросы призвана дать риторика- искусство убедительной речи, наука о целесообразном и эффективном построении речевого общения. Определить риторику можно и так: риторика - филологическая дисциплина, изучающая отношение мысли к высказыванию. Общая риторика изучает методы правильного построения аргументации.

Классические определения риторики. Обратимся к классическим определениям риторики, тем более, что любое такое определение остается актуальным и сопоставимо с современной речевой практикой.

«Определим риторику как способность находить возможные способы убеждения относительно каждого данного предмета» (Аристотель. IV вв. до н.э.). Всякий человек старается развить эту способность, чему и служит искусство риторики, наше стремление обобщить как опыт науки, так и личный опыт для того, чтобы знать способы и приемы убеждения.

Дискутивно-полемическое речевое пространство как наиболее общее (аристотелевское) понимание судебной риторики. Современная (частная) трактовка предмета судебной риторики

Аристотель дает определения причин и качеств трех видов риторики, так как существует столько же родов слушателей. Речь слагается из трех элементов: из оратора, из предмета, о котором он говорит, и из лица, к которому он обращается; оно-то и есть конечная цель всего (слушатель). Слушатель является любым простым зрителем либо судьей, и притом судьей или того, что уже совершилось, или же того, что может совершиться. Примером человека, рассуждающего о том, что имеет место быть, может служить член народного собрания, а рассуждающего о том, что уже было,- член судилища; человек, обращающий внимание только на дарование оратора - простой зритель.

Таким образом, существует три рода риторических речей: совещательные, судебные и эпидейктические. Дело речей совещательных - склонять или отклонять, потому что люди, которым приходится совещаться в частной жизни, как и ораторы, произносящие речи публично, делают одно из двух: или склоняют, или отклоняют.

Что же касается судебных речей, то их дело - обвинять или оправдывать, потому что тяжущиеся всегда делают непременно что-нибудь одно из двух: или обвиняют, или оправдываются.

Дело эпидейктической речи - хвалить или порицать. Что касается времени, которое имеет в виду каждый из указанных родов речи, то человек, совещаясь, имеет в виду будущее: отклоняя от чего-нибудь или склоняя к чему-нибудь, он дает советы относительно будущего.

Человек тяжущийся имеет дело с прошедшим временем, потому что всегда по поводу уже свершившихся событий один обвиняет, а другой - защищается.

Для эпидейктического оратора наиболее важным представляется настоящее время, потому что всякий произносит похвалу или критикует.

Обратим внимание на всеобщность риторики, распространяющуюся на множество предметов.

«Риторика есть художество, яже учит слово украшати и увещевати (в переводе с древнерусского: «искусство, которое учит украшать речь и убеждать»). Таково определение Николая Спафария, переводчика Посольского приказа, сделанное им в 1672 г. Оно восходит к классическому древнеримскому пониманию риторики, записанному у основателей европейской риторики Цицерона и Квинтилиана: Rhetorics est ars recte et ornate dicendi - риторика есть искусство хорошо и украшенно говорить. Отсюда и разовьется в будущем термин «красноречие. Таким образом, мы вплотную подошли к непосредственному пониманию того, что есть риторика как искусство.

Вопрос же о том, что такое «украшенная речь» и что такое подлинная красота речи и всякая ли красивая речь убедительна - вопрос особый, которому будет уделено особое внимание в этом учебнике.

«Риторика есть хитрость добре глаголати» (искусство хорошо говорить и писать. Старообрядческая риторика, рукопись конца XVII века.). Хотя традиционная риторика обучала устной монологической речи, обучение всегда предполагало умение писать речи. «Перо - наилучший наставник красноречия», - замечал Цицерон, обсуждая трудности обучения ораторскому искусству. Для риторики в правоприменительной практике, собственно нашем предмете, технологии подготовки письменной речи более чем важны.

«Красноречие есть искусство о всякой данной материи красно говорить и тем преклонять других к своему об оной мнении». (М.В. Ломоносов «Краткое руководство к красноречию» М., 1747.) Думается определение, данное М.В. Ломоносовым, как нельзя точно и лаконично показывает главную задачу оратора в судебной практике. «Кто в ceй науке искусен, тот называется ритор» - вот мнение отечественного гения XVIII столетия.

Характерно, что расцвет отечественной риторики начинается после реформ Александра Второго. В частности, судебная реформа, сделавшая суды гласными, дает толчок развитию ораторского искусства в судопроизводстве.

«Красноречие есть способность выражать свои мысли и чувствования на письме или на словах правильно, ясно и сообразно с целию говорящего или пишущего» (А.Ф. Мерзляков. Краткая риторика, или правила, относящиеся ко всем родам сочинена прозаических. М., 1804). Как видим, в риторике разрабатывается не просто речевое выражение, но выражение с помощью речи «мыслей и чувствований», поэтому специальные разделы науки должны посвящаться «идеям» или содержанию речи, а также учению о «страстях» или речевых эмоциях. «Предмет риторики есть речь. Речь есть устное или письменное выражение наших мыслей на словах или на письме.» (К.П. Зеленецкий. Общая риторика. Гимназический курс. Спб., 1850.). Представьте, как должен быть велик и объемен предмет науки, если он включает все, о чем вы говорите или пишите, все, что вы читаете или слышите. То есть предмет науки - речь во всем её многообразии.

Содержание риторики в XX веке, по существу, не изменилось, но обогатилось новыми концепциями и идеями, нередко представляя хорошо забытое старое в рамках новых дисциплин культуры речи, практической стилистики, психологии общения других.

В сущности, риторика конца XX века должна восстановить (в переработанном виде) «хорошо забытое старое». Прежде всего, это изучение специфики речевого общения: как организуются правила всякой речи и каковы отдельные составляющие компоненты речевой коммуникации, в частности - судебной или иной дискуссии. Это - предмет судебной риторики.

Важнейшие составляющие дискутивно-полемического речевого пространства в правотворческой и правоприменительной практике

Цели участия сторон, их задачи; тезис обвинительный и тезис оправдательный. Функции, форма и содержание судебной речи. Условия, причины и содержание расцвета судебной риторики в России. Краткие сведения из истории отечественного судебного красноречия

Называя (вслед за Аристотелем и Квинтилианом), три известных в древности рода красноречия, М.В. Ломоносов заметил, что судебного распространения в России не было. Еще раз необходимо напомнить, что так было вплоть до реформы 1864 г., которая заложила новые принципы судопроизводства. Слушание дел стало гласным, в процесс ввели прокурора, адвоката, присяжных заседателей (судьи-непрофессионалы). Суд стал местом публичных заседаний, полем словесных битв чинов прокуратуры и защитников. Громкие судебные процессы привлекали на свои заседания широкую публику, они стали освещаться в печати. Появилась плеяда блестящих судебных ораторов, таких как В.Д. Спасович, К.И. Арсеньев, К.Ф. Хартулари, Ф.Н. Плевако, А.И. Урусов, П.А. Александров, В.И. Жуковский, С.А. Андреевский, П.Я. Пассовер, Н.П. Карабчевский, А.Ф. Кони.

По мнению А.Ф. Кони, начиная со второй половины XIX в. сложились определенные типы русского обвинителя и русского защитника. Основные черты первого - «спокойствие, отсутствие личного озлобления против подсудимого, опрятность приемов обвинения, чуждая к возбуждению страстей и искажению данных дела, и, наконец, что весьма важно, полное отсутствие лицедейства в голосе, в жесте и в способе держать себя на суде».

Идеального защитника А.Ф. Кони характеризует следующим образом: «Он не слуга своего клиента и не пособник ему в стремлении уйти от заслуженной кары правосудия. Он друг, он советник человека, который, по его искреннему убеждению, невиновен вовсе или вовсе не так и не в том виновен, как и в чем его обвиняют».

Судебная речь призвана оказать целенаправленное и эффективное воздействие на суд, способствовать формированию убеждения судей и присутствующих в зале суда граждан. Обычно выделяют прокурорскую (или обвинительную) речь и адвокатскую (речь защитника). Судебные речи талантливых русских юристов пронизаны глубоким психологизмом, поскольку ораторы старались воздействовать на чувства присяжных заседателей и слушателей. В настоящее время доказательная сторона судебной речи приобретает гораздо большее значение, чем психологический анализ.

Судебный процесс - это разбирательства гражданского или уголовного дела, исследование всех материалов, связанных с ним, которое происходит в обстановке поисков истины, борьбы мнений процессуальных оппонентов. Его конечная цель - вынести законный и обоснованный приговор, для того чтобы каждый совершивший преступление был подвергнут справедливому наказанию и ни один невиновный не был привлечен к ответственности и осужден.

Выяснить, доказать, убедить - три взаимосвязанные функции, определяющие форму и содержание судебной речи.

Общая и частная риторика

Пятичастное деление (греко-римская традиция - классические образцы Аристотеля, Марка Туллия Цицерона, Марка Фабия Квинтилиана), позволяющее оптимизировать участие в судебном дискутивно-полемическом речевом пространстве: основные речевые приемы и фигуры, отечественный опыт (наставления Михаила Васильевича Ломоносова, риторика Николая Федоровича Кошанского и др.)

В начале XIX в. возникают понятия «общая риторика» и «частная риторика». С чем это связано?

Теория красноречия в России XIX в. считалась наукой, которая занималась законами красноречия как искусства. Но эти законы относились или ко всем письменным и устным произведениям вообще, или к каждому роду и виду в отдельности. Поэтому риторика делилась на общую, излагающую общие законы, присущие всем произведениям, и на частную, исследующую особенности каждого рода произведений в отдельности, в том числе и особенности устного выступления. Например, к общей риторике относилось изучение соответствия стиля предмету изложения: о высоком говорилось высоким стилем, о низком - сниженным; к частной риторике - составление официальных бумаг.

Общая риторика в традиции, восходящей к Аристотелю, включает следующие разделы:

образ оратора;

изобретение - содержание речи;

композиция - расположение;

речевые эмоции;

стиль речи (слововыражение и произношение).

Общая риторика в традиции, восходящей к Цицерону и Квинтилиану, включает 5 разделов, каждый из которых отражает определенные моменты в подготовке и реализации речи:

изобретение (лат. inventio - что сказать?);

расположение (лат. dispositio - где сказать?);

выражение (лат. elocutio - как сказать?);

память (лат. memoria);

произношение и телодвижение (лат. pronuntiatio).

Каждый из этих разделов, как сказано выше, отражает последовательность подготовки и разворачивания речи:

1. Изобретение(inventio) - рождение замысла, создание идей, содержания речи. Содержание и доказательство предстоящей речи необходимо именно изобрести. Риторическое учение может предложить ритору определенную технику в создании идей и распространении речи. Эта техническая сторона воплощена в учении об общих местах (топике) - способах построения доказательств или развертывания речи.

2. Расположение(dispositio) - раздел о правилах композиционного построения речи. Изобретенный материал необходимо разумно, в определенной последовательности расположить. Классические риторики предлагали 8 частей композиции речи: обращение, называние темы, повествование, описание, доказательство, опровержение, воззвание, заключение.

3. Выражение(elocutio) - раздел о словесном оформлении речи. Риторическое украшение речи состоит именно в использовании нужных слов. Н.Ф. Кошанский называл задачами выражения следующие моменты:

- «рассмотрение слога и его достоинств»;

- «рассмотрение «всех видов украшений».

Поиск необходимых слов для выражения мыслей, затем способов украшенного расположения этих слов в фигурах речи - один из сложных моментов работы создателя текста. Облечь мысль в словесную форму, наиболее убедительную и выразительную - без осуществления этой задачи невозможно добиться риторической цели.

Н.Ф. Кошанский предлагает очень полезные для оратора речевые приемы, - результат обобщения им предшествующей теории и практики, использование которых может весьма оптимизировать речь. Нам необходимо рассмотреть, ибо как для обвинительной, так и для оправдательной речи они очень важны. Итак, приемы или фигуры, как их называл Н.Ф. Кошанский, в авторском «звучании»:

Фигуры мыслей, убеждающие разум:

а. Предупреждение (occupatio) - оратор, предупреждая слушателей, сам возражает себе и опровергает возражение. Служит большему убеждению.

б. Ответствование (subjectio) - сами вопрошаем и ответствуем. Сия фигура возбуждает внимание, любопытство и удовлетворяет оному.

в. Уступление (concessio), когда мы соглашаемся на противное, но для того, чтобы тем более низвергнуть противника и подтвердить нашу истину. Требует тонкости ума, чтобы поразить противника его же оружием.

г. Разделение (distribute) - вычисление видов вместо рода, частей вместо целого. Оно делает истину очевиднее, более убеждает разум.

д. Перемещение (antimetabole) - переставив слова в предложении, даем другую, сильнейшую и часто противную мысль. Сия фигура неожиданна, но тем сильнее убеждает разум.

е. Остроумие (oxymoron) - острая мысль с видимым противоречием. Заставляет соображать и догадываться.

ж. Отступление (digressio) - искусный переход от одного предмета к другому. Служит к соединению частей рассуждения.

з. Возвращение (revocatio) - переход от постороннего к главному предмету, последствие отступления. Сии две фигуры всегда следуют одна за другою, обращают ум от одной истины к другой и для ораторов необходимы.

и. Наращение (gradatio. Incrementum.) - постепенный ход от слабейшего к сильнейшему; более и более убеждает разум.

к. Поправление (epanorthosis) - одна мысль, как будто нечаянно или ненарочно сказанная, заменяется другой, сильнейшею.

Судебная риторика

Фигуры мыслей, действующие на воображение:

а. Изображение (hypotiposis) - видение, живая картина, представляющая предмет или происшествие так живо, как будто оно действительно происходит в глазах ваших, и мы видим его. Она легко воспламеняет страсти: удивление, жалость, досаду, мщение и пр.

б. Одушевление (prosopopoeia) - волшебство чувств, когда бездушному или отвлеченному предмету дается и жизнь, и действие. Сия фигура сильно поражает воображение.

в. Заимословие (sermocinatio) - прекрасный оборот, влагающий слова в уста отсутствующего или умершего. Часто сия фигура соединяется с одушевлением, когда бездушному предмету сверх жизни и действия даются слова.

г. Противоположение (antithesis) - искусство противополагать предмет предмету (контрасты) или мысль мысли.

д. Сравнение (parallellus) - сильное сличение подобных предметов, близких действий или свойств. Сия фигура особенно свойственна древним русским стихотворениям.

е. Определение риторическое (descriptio, Paraphrasis) - описание, вычисление главнейших качеств, важнейших свойств и принадлежностей, пленительных для воображения.

ж. Напряжение (energia) - собрание многих кратких и сильных мыслей об одном предмете. Сходна с наращением. Разность: та постепенна и убеждает разум, а напряжение усиленно и внезапностью действует на воображение.

з. Превышение (auxisis) - говорить больше, нежели сколько разуметь должно.

и. Умаление (me/'os/s, Tapinosis) - говорить меньше, нежели сколько разуметь должно.

к. Невозможность (impossibile ) - трудно сравнивается с невозможным и последнее почитается удобнейшим.

Фигуры мыслей, пленяющие сердце:

а. Сообщение (Communicatio) - доверенность к слушателям, когда ссылаемся на совесть их. Она показывает добродушие, совершенную уверенность в истине и тем самым пленяет сердце.

б. Сомнение (Dubitatio) - приятное недоумение, трагическое борение страстей, показывает неизвестность, чему следовать, на что решиться. Всякому приятно поверять собственное сердце в чувствах другого.

в. Умедление (Sustentatio) - мысли и слова клонятся в одну сторону, а действие неожиданно переходит в другую. Сия неожиданность приятна сердцу.

г. Обращение (Apostrophe) - живое чувство, говорящее к отсутствующему, бездушному и даже отвлеченному предмету. Оно предполагает во всем жизнь и трогает душу.

д. Прохождение (Praeteritio) - показывая вид, будто желает умолчать, вычисляет все и, чем неприметнее, чем добродушнее, тем сильнее увлекает сердце и даже убеждает разум. Употребляется также при вычислении многих доказательств или свидетельств, ибо говорит в полтона, мимоходом.

е. Удержание (Aposiopesis) - нечаянно прерывает речь, не докончив мысли или чувства. Сходна с умолчанием: та недоговаривает одного слова, а удержание - целой мысли.

ж. Заклинание (Execratio) - призвание всех бедствий: на голову ненавистную или на свою собственную за нарушение клятвы.

з. Желание (Votum) - прошение, требование всех благ или чего-либо чрезвычайного для себя или для существа, милого сердцу. Употребляется в заключениях описаний и речей.

и. Вопрошение (Interrogatio) - превращение мысли или чувства в вопрос, не требующий ответа.

к. Восклицание (Exclamatio) - невольное движение души, мысль, чувство, вырывающееся в сильной страсти. К ней относится и совосклицание (Epiphonema)

- тоже восклицание, но только всегда оканчивающее речь и притом заключающее в себе важную мысль.

Оценить полезность всех этих приемов, можно только очень внимательно продумав возможность их использования в судебной речи.

Существуют еще два элемента общей риторики.

4. Память(memoria). Перед тем как произнести отобранный и записанный материал речи, необходимо его запомнить. «Память есть крепкое в разум взятие вещей словесных», - читаем в «Риторике» 1620 года. Но как осуществить это закрепление в памяти? Кроме индивидуальных способностей и индивидуальных приемов существуют универсальные приемы подготовки к произнесению будущей речи. В сущности вопрос памяти - это вопрос домашней проработки материала речи. Чем больше ритор (любой говорящий) продумывает текст будущей речи, чем богаче «копилка» его памяти. Он может делать это в разной форме:

- заучивание наизусть с повторением про себя или вслух написанного текста («зубрежку» как механическое запоминание необходимо отличать от осмысленного, вдумчивого проговаривания текста);

- неоднократное прописывание, редактирование текста, невольно проявляющееся затем и в устном воспроизведении;

- пропитывание вслух приготовленного текста с проверкой запоминания;

- произнесение речи без письменного текста - самостоятельно или перед кем-то;

- пропитывание или проговаривание текста с записью на магнитофон и последующим анализом собственной речи.

5. Произношение и телодвижение(pronuntiatio). Оратор реализует свою речь в произношении, мимике и жестах. Это последняя стадия в реализации речи, хотя восприятие речи слушателем начинается уже с оценки внешнего вида оратора и его произношения.

«Смысл слов зависит от того, каким тоном они сказаны» (пословица). Неслучайно великий древнегреческий оратор Демосфен называет главным в ораторском искусстве «произношение и телодвижение».

В произношении необходимо обращать внимание на ряд моментов: темп и ритм, пауза, интонация, громкость, тембр голоса, логическое ударение, артикуляция, постановка дыхания. Манеры оратора имеют огромное значение для представления личности говорящего в речи. Человек говорит не только при помощи языка, но и с помощью тела: «говорят» руки, ноги, поза, мимика и т.д.

Частная риторика

В частной риторике рассматривают правила и рекомендации к ведению речи в отдельных родах, видах и жанрах словесности. Вот как определял частную риторику Н.Ф. Кошанский: «Частная риторика есть руководство к познанию всех родов и видов прозы, она изъясняет содержание, цель, удобнейшее расположение, главнейшие достоинства и недостатки каждого сочинения, показывая притом лучшие, образцовые творения и важнейших писателей в каждом роде.»

Современная риторика должна включить в сферу своего изучения максимальный состав форм и видов словесности. Воспользуемся схемой Ю.В. Рождественского:

1) устная речь: а) дописьменная речь, не имеющая письменной основы (разговорно-бытовая речь, молва, фольклор); б) риторическая речь, то есть устная речь, которая может иметь письменный прототип (политическая, судебная, эпидейктическая, учебная, пропагандистская, проповедническая); в) репродуцирующая, то есть устно копирующая письменную речь (дикторская, театральная);

2) письменная речь (письма, документы, сочинения);

3) печатная словесность, литература (художественная, научная, журнальная);

4) массовая коммуникация, подразделяемая на массовую информацию (радио, телевидение, газета, кино, реклама) и информатику.

Методические рекомендации по самостоятельному совершенствованию навыков участия в судебном дискутивно-полемическом речевом пространстве

Прежде всего: из чего рождается спор и вообще, о чем можно спорить? Спор может быть только о мнении, позиции, концепции и т.д., но ни в коем случае - по поводу факта («о фактах не спорят»).

Спор может быть эристическим - спор ради спора, ради победы, личностный спор, участники которого называются «противники». Такая речевая ситуация в дидактической риторике считается недопустимой, участвующие теряют авторитет.

Истинно научный спор называют диалектическим (это не значит, что диалектический спор невозможен в, к примеру, социально-бытовой риторике). Его диалектичность - в эволюции позиций сторон, от взаимного сближения - до устранения предмета спора (формулировка единой позиции или признание одной из сторон своей неправоты).

Для ведения спора нужен четко сформулированный предмет- расхождение позиций (мнений). То есть каждой из сторон должен быть высказан обосновываемый тезис. Зачастую уже сам процесс выяснения предмета спора снимает саму его необходимость (выясняется схожесть позиций).

Обоснование тезиса проводится с помощью демонстрации аргументов. Аргумент обязательно должен быть утверждением, принимаемым всеми сторонами, участвующими в споре (в противном случае появятся тезисы нового спора, и так - до бесконечности).

При достижении консенсуса в споре должны быть сформулированы окончательные тезисы, принимаемые обеими сторонами, при устранении предмета спора - общая позиция.

Речевое оформление длящегося спора предполагает четкое озвучивание установленных общих оснований и причин, а также предмета продолжения дискуссии. В судебной риторике это особенно необходимо, ибо процессы (то есть споры) могут продолжаться очень долго.

Как правильно вступить в полемическое речевое пространство

Если вы хотите вступить в спор по ходу дискуссии, вы должны:

а. Четко установить адресность вашего возражения, добиться признания своего мнения тезисом и начать его обосновывать.

б. Сохранять «речевые рамки» спора, допуская третьих лиц в него только с аргументами или с новым тезисом.

в. Вести и завершить спор как диалектический, не давая ему «скатиться» к эристическому. В случае невозможности (например, услышав конкретные выпады против вас) следует немедленно прекратить беседу, указав участникам на неэтичность поведения.

г. Оппонента нельзя прерывать в ходе доклада; фиксируйте свое несогласие по различным позициям и высказывайте его после окончания речи докладчика. На суде всегда очень некрасиво выглядит манера некоторых обвинителей и защитников перебивать выступающего.

д. Спрашивайте разрешение на возражение.

е. Если возражают вам, только отвергая мнение, но ничего не предлагая взамен, добейтесь от возразившего его собственной позитивной формулировки или подчеркните беспомощность его возражения.

ж. Обязательно благодарите собеседника за участие в споре с вами, подчеркните полезность дискуссии, но не преувеличивайте ее.

Как правильно и этично вступить в полемическое речевое пространство с вышестоящим человеком, если вы выступаете с позиции нижестоящего (начальник, судья и т.п.)?

Спор с вышестоящим имеет свои особенности.

Вы должны быть уверены в той позиции, которую предполагаете высказать в стремлении возразить, желательно при этом опираться на авторитетные мнения, на конкретные факты, а не на свое «мне кажется».

Недопустимо пытаться спорить с установленной нормой, можно возражать лишь мнению. Для судебной риторики это тем более важно, так как спор по поводу толкования нормы может быть подменен спором по поводу нормы, что недопустимо.

Обязательно извинитесь, прежде чем вступить в спор с вышестоящим, так как это неадекватная речевая ситуация. Без лишних эмоций признавайте свою неправоту, не пытайтесь добиваться от вышестоящего человека признания им его неправоты (если вам кажется, что он неправ)! Непременно поблагодарите вышестоящего человека за спор с вами, нелишне еще раз попросить прощения за сам этот факт.

Итак, участие в любом дискутивно-полемическом речевом пространстве - очень сложная и ответственная задача. В нашем случае приходится оговорить особо: участие в судебном дискутивно-полемическом речевом пространстве - сложнейшая и ответственейшая задача. Обоснование тезиса должно идти с помощью доводов, из которых аргументами станут только те, которые приняты всеми сторонами. Однако в современной судебной практике считаются неэтичными и недопустимыми выступления, содержащие доводы, которые не станут аргументами. Профессиональный судебный оратор приводит только такие доводы (как правило - факты), которые непременно являются аргументами. Поэтому последовательные выступления по ходу судебного дискутивно-полемического пространства называют аргументацией.

Демонстрация доводов (аргументов) как основное речевое участие сторон в дискутивно-полемическом речевом пространстве последовательно по пяти частям общей риторики согласно схеме Квинтилиана - Ломоносова (вроссийской традиции).

Современная русская техника аргументации имеет глубокие исторические корни: она восходит к византийской и античной культуре публичной речи и восприняла методы и формы аргументации западно-европейских обществ. Строй и терминология риторики отражают и нормируют технику аргументации. Преемственность риторической терминологии (как и грамматической) позволяет понимать аргументацию как культуру мышления и слова. Вот почему русская риторика в основном сохраняет классическую терминологию, хотя содержание терминов нарастает и терминологические новации иногда необходимы. В частности, в правовую культуру современной России полноправно вошли многие термины демократического языка права.

Образ ритора

Ритором называют человека, создающего влиятельные публичные высказывания. Высказывание - завершенное произведение слова, адресованное определенной аудитории. Всякое высказывание, обращенное к аудитории, должно быть действенным, но цель ритора - влиятельные высказывания.

Влиятельными являются высказывания, которые организуют, объединяют и обучают общество.

Публичными называются высказывания, предназначенные любому лицу, способному их оценить и использовать. Публичность неравнозначна общедоступности: существуют различные формы и степени публичности, которые зависят от строения и содержания высказываний и возможностей их получателей.

Условия публичности, создаваемые фактурой речи

Всякая речь создается в определенном материале посредством определенного инструмента. Соединение инструмента речи с материалом называется фактурой речи. В зависимости от фактуры высказывания бывают устными, письменными, печатными, относящимися к массовой информации, информатическими.

Условия публичности, создаваемые формой высказывания

По форме построения высказывания подразделяются на монологические и диалогические. Диалогом называется речь различных лиц, образующая единое высказывание. Монологом называется речь одного лица, образующая единое высказывание.

Существуют следующие виды диалога:

а) общий или обиходный, участники которого обмениваются информацией, предназначенной только для них;

б) информационный - у одного из участников есть цель и замысел, но нет полной информации о предмете (в судебной риторике -следователь), а другие располагают информацией о предмете, но либо у них нет определенного замысла (свидетель), либо их замысел носит частный характер и отличается от замысла ведущего участника диалога (подследственный); публичность информационного диалога ограничена предметом и обстоятельствами речи или специальными правилами;

в) диалектический - участники диалога имеют общую цель в виде поиска истины, но различные представления о ней. В судебной риторике это собственно и есть участие в судебном процессе обвинителя и защитника (свидетелей, обвиняемого и т.д.) диалектический диалог в различных разновидностях обычно допускает публичность;

г) обучающий диалог, во время которого ведущий участник (учитель) обладает знанием предмета и замыслом - передать это знание, а другие (ученики) не обладают знанием, но стремятся к нему; публичность обучающего диалога ограничена предметом и дидактическим замыслом;

д) соревновательный - ведущий участник обладает замыслом относительно качеств или познаний других участников и оценивает их, остальные участники высказываются о предмете с целью сделать это как можно лучше, часто по ходу судебного заседания, когда ситуация предметно ясна, возникает такой диалог -соревнование за отношение, трактовку, оценку;

е) совещательный, когда участники диалога высказывают и обсуждают предложения о совместном решении; публичность совещательного диалога определяется предметом речи, на суде - обсуждение приговора;

ж) командный: один из участников отдает распоряжения о совместных действиях, а другие докладывают о результатах исполнения распоряжений;

з) литературный - представляет собой изображение других видов диалога. Для судебной риторики это прежде всего работы известных юристов - Кони и др.

Как видно из вышеизложенного, виды диалога образуют совместно цикл речи, в котором образуется и сообщается знание, достигается согласие о его обобщении и синтезе, происходят обучение, отбор и сортировка участников, согласуются интересы и принимаются решения о совместной деятельности, которая управляется и корректируется. Непосредственно для судебной риторики эта тема имеет весьма важное значение, ибо судебная риторика - это всегда диалог или (что чаще) - полилог.

Однако, условность деления на диалог и монолог - в самой сути диалога -он как правило состоит из монологов. На суде - это целостные выступления обвинителя и защитника, свидетелей, обвиняемого.

Судебная риторика

Существуют следующие виды монологической речи:

а) описание - изображение состояния предмета речи посредством перечисления его частей, свойств, признаков, видов, объединяющее позиции участников общения;

б) повествование - изображение предмета речи в изменении как

последовательности переживаемых событий или действий, разделяющее позиции участников общения;

в) рассуждение - обоснование представления говорящего о предмете посредством доводов, с которыми получатель высказывания соглашается, присоединяясь тем самым к представлению говорящего, то есть возникают аргументы.

Условия публичности, вытекающие из содержания высказывания

Тип содержания определяет аудиторию и приемы работы со словом, поэтому и фактура, и форма (диалогическая или монологическая), как и строение текста определяются типом содержания. Из всех существующих видов словесности для нас интересен только один:

Юридическая проза - особый и значительный вид словесности, обладающий собственным типом терминологии и собственной техникой аргументации, содержит нормы права, их философское и практическое обоснование. При этом нормы права в их применении организуют всю деятельность общества вообще. Юридическая литература - содержит нормы права, их философское и практическое обоснование, а нормы права организуют всю деятельность общества.

Итак, современный ритор владеет многими видами речи, причем в некоторых из них он выступает как специалист - юрист, экономист, политик; в других - как профессиональный литератор; в третьих - как выразитель мировоззрения. Систематическая публичная речь создает образ ритора, который для аудитории более реален, чем его личность. Образ ритора складывается постепенно, но определяет возможности аргументации, так как аудитория будет оценивать новые высказывания, исходя из сложившегося в ее представлении образа ритора. Вся риторическая карьера определяется образом ритора, и если этот образ построен неправильно, она вообще может прерваться.

Образ ритора существует в трех аспектах проявления личности человека в слове - этосе, логосе и пафосе.

Этос - знание уместности высказывания. Уместность высказывания определяется правильным включением монологического высказывания в диалог, то есть знанием того, кому, когда, при каких обстоятельствах, с какой целью, каким образом и что можно сказать.

Логос - владение интеллектуальными ресурсами аргументации. Риторическая аргументация - совокупность словесно оформленных ходов мысли, содержащихся во взаимосвязанных высказываниях, приводящих к согласию и присоединению аудитории. Согласие - признание обоснованности идей и предложений ритора; присоединение - готовность принять позицию ритора. В частной риторике изучаются приемы аргументации, свойственные конкретным видам словесности, например, аргументация юридическая, естественно-научная, историческая. В общей риторике изучается метод построения аргументации в любых видах речи.

Пафос - это эмоциональная техника аргументации. Во-первых, всякая речь вызывает определенные эмоции и эмоциональную оценку. Во-вторых, ритор создает свой эмоциональный образ отношением к предмету речи - так называемой модальностью. Эмоции, которые ритор формирует в аудитории и эмоциональный образ речи взаимосвязаны.

Этос, логос и пафос - аспекты отношения ритора к аудитории, которые проявляются в оценках образа ритора аудиторией.

Аудитория развивающаяся в процессе аргументации и организуемая словом общественная группа, которая характеризуется:

- во-первых, свойствами всего общества в виде мировоззрения, знаний, норм, приемов деятельности, иерархической организации и т.д., и в этом смысле

представляет общество;

- во-вторых, своими особыми ценностями, целями и интересами, которые выделяют ее из общества и объединяют как отдельное целое;

- в-третьих, внутренним общением и организацией, которые связаны с аргументацией, обращенной к ней и проходящей в ее пределах;

- в-четвертых, отношением к обществу как части к целому, которое определяется собственными целями и ценностями аудитории и является следствием аргументации.

Аудитория - лицо или совокупность лиц, заинтересованных в содержании высказывания, способных понять, осмыслить, оценить и использовать выраженные в нем мысли для принятия решения.

Все эти характеристики судебный оратор должен помнить и учитывать в обязательном порядке.

Судебная риторика

Риторический пафос

Пафос не является выражением реального эмоционального состояния ритора. Если участник судебного заседания будет всегда воспроизводить полноценные эмоции, то он просто обречен на нервные заболевания. Ритор использует речевую технику, создающую эмоциональный образ предмета речи, в рамках которого формируются ораторские страсти - эмоциональные оценки предмета речи в его отношении к предложениям ритора. В аргументации пафос имеет определяющее значение.

Во-первых, проявление индивидуальности ритора возможно только через пафос: высказывание отличается от других и выделяется в общем потоке речи не новыми идеями, которые возникают редко, не приемами обоснования, которые воспроизводятся в аргументации, не этичностью, которая уподобляет ритора аудитории, а именно пафосом, побуждающим аудиторию переживать предмет речи и предложение ритора.

Во-вторых, риторическая аргументация всегда имеет дело с предметами, относительно которых возможны различные мнения. Никто не станет обсуждать проблему, к которой безразличен, и никто не примет неинтересное предложение.

В-третьих, в риторике присоединение означает готовность к действию в определенном направлении. Чтобы действовать нужна воля, а воля пробуждается эмоцией - стремлением к цели.

Существуют четыре основные типа пафоса - литературный, сентиментальный, романтический и реалистический.

Литературный пафос представляет собой (с точки зрения речевой техники) смысловую перспективу высказывания, в которой имеются три опорные позиции: образ автора, предмет речи и общее место.

Сентиментальный пафос - строится на рефлексии личного переживания предмета речи, которая обнаруживает несовместимость различных сторон или свойств личности в их отношении к предмету, в результате чего возникает эмоционально-оценочное раздвоение личности. Это раздвоение должно приводить либо к отрицанию сторон личности, несовместимых с предметом, либо к отрицанию предмета как несовместимого с личностью, либо к частичному изменению и личности, и предмета.

Сентиментальный пафос - сильный и опасный инструмент эмоционального убеждения, и обращаться с ним следует осторожно. Часто сентиментальный пафос возникает от плохого понимания предмета, да и сам по себе он не способствует трезвости мысли, которая замутняется эмоциональной рефлексией, в результате чего пафос неверно направляется.

Другая, неменьшая опасность сентиментального пафоса (кстати, весьма распространенного и любимого русскими риторами) в том, что он легко создает состояние внутренней раздвоенности и отрицания реальности, которые в массовой коммуникации приводят к разрушительным умонастроениям в обществе. Поэтому этичный ритор осторожно относится к сентиментальному пафосу и применяет его так, чтобы не навредить своей аудитории.

Романтический пафос - строится на таком отношении личности к предмету, при котором личность и предмет предстают как отдельные и уникальные, но взаимосвязанные таким образом, что предмет содержит вызов личности в виде угрозы, интереса, задачи, ценности и т.д.

Романтический пафос наиболее распространен, так как он связан с повышающей аргументацией, то есть с развитием представлений аудитории в направлении более высоких идеалов, а следовательно, позволяет ритору вести за собой аудиторию, предлагая новые для нее идеи и хорошо разработанные обоснования. Кроме того, романтический пафос делает возможным широкий спектр сильных и конструктивных риторических эмоций.

Реалистический пафос - основывается на отождествлении образа автора с нравственным, эстетическим или иным идеалом, который вступает в конфликт с предметом речи. Модальность высказывания строится так для того, чтобы уравнять образ автора с аудиторией и навязать ей позицию идеала-автора. Отчего представление предмета строится так, чтобы оно объединяло наиболее тривиальные формы опыта автора и аудитории. Реалистический пафос направлен либо на приведение предмета речи в состояние, совместимое с образом автора, либо на изменение аудитории в том же направлении. Реалистический пафос строится на соотношении «я» отправителя или получателя речи, предмета и «идеала». Сказанное означает, что реалистическим пафосом следует пользоваться очень осторожно, учитывая, что его созидательные возможности ограничены.

Риторическая эмоция (частный пафос) является направлением общего пафоса на конкретную положительную или отрицательную ценность, например: патриотизм, любовь, мужество, сострадание, познание, веру.

Необходимо особо подчеркнуть, что частный пафос на суде часто бывает именно отрицательного направления. И ненависть, как правило вызываемая обвинителем у аудитории по отношению к обвиняемому, и жалость (а отнюдь не сострадание), вызываемая по отношению к нему же защитником - чувства вредные.

Надо помнить, что со времен Аристотеля цели судебной речи не изменились - это справедливость и общественное благо. Ни ненависть, ни жалость к ним не ведут!

Риторический этос

Нормативная сторона в судебной риторике играет абсолютную роль. Поэтому понятие этичности для правовой словесности весьма важно. Аргументация в публичной аудитории предполагает сотрудничество, которое возможно лишь в условиях взаимного доверия и готовности разделить ответственность за речь. Поэтому риторический этос можно понимать и как проявляющиеся в слове качества ритора, которые дают аудитории основание доверять ему; и свойства аудитории, побуждающие ритора быть этичным. Этика публичной аргументации связана с нормами, которые принимаются в одинаковой степени ритором и аудиторией и с точки зрения которых оцениваются как публичные высказывания, так и участники общения.

Судебная риторика

Норма - принцип или правило, регулирующее деятельность. Норма обобщает конкретные действия или опыт; содержит значимые для общества категории; оценивает опыт и категории, в которых он обобщен, рекомендуя определенный образ действий. Нормы могут выражаться и формулироваться различным образом: в форме предписаний, запретов, рекомендаций, оценок, указаний на последствия действий. Нормы являются главной формой мышления и основанием культуры.

По отношению к опыту, который нормы обобщают, они разделяются на умозрительные или предварительные (априорные), прецедентные и смешанные.

Умозрительные нормы предваряют возможные действия и строятся, исходя из анализа категорий, в которых выражаются.

Прецедентные нормы описывают имеющийся опыт, группируя и оценивая факты.

В смешанных нормах используются оба принципа - логической классификации и эмпирического обобщения. Понятно, что нормы всех трех видов одинаково необходимы и взаимно дополняют друг друга.

В зависимости от предмета и характера оценки нормы подразделяются на этические и технические. Этические нормы сводятся на понятия «добро- зло», с точки зрения которых и оценивается опыт. Технические нормы сводятся на понятия «прекрасное-уродливое», которые также являются основанием оценок. Существенно, что в указанных соотношениях понятий первые члены - «красота» и «добро» являются положительными и содержательными, а противопоставленные члены отношений означают отсутствие соответствующих качеств.

Этические нормы могут быть подразделены на правовые, моральные и нравственные. Правовые нормы сводятся к оценке «справедливо-несправедливо», моральные - «достойно-недостойно», а нравственные - «хорошо-дурно». Правовые нормы являются общеобязательными, минимальными в смысле содержания требований. Как правило, нарушение правовой нормы влечет за собой санкцию. Правовые нормы обобщают моральные и нравственные в том смысле, что содержат необходимый минимум требований, например, закон карает нанесение явного физического и морального ущерба, моральные нормы порицают неучтивость поведения, а нравственные - дурные помыслы.

Правовые и нравственные нормы общеобязательны. Правовые и моральные нормы содержат санкции. Моральные и нравственные нормы предполагают оценку поступка и личности, а правовые - только оценку поступка. Важно помнить, что по ходу судебной полемики часто возникает ситуативная путаница разных норм, и важнейшая задача специалиста в области правоприменения - не допустить ее.

Риторическая этика имеет дело с правовыми, нравственными, моральными нормами, а также с техническими нормами речи, причем последние понимаются как разряд этических. Ритор и аудитория несут этическую ответственность за качество речи. Эта ответственность может быть юридической, моральной и нравственной. Слово может быть правонарушением!

При всей значимости норм этика, в том числе этика речи, не исчерпывается ими. Риторическая этика изучает условия сотрудничества ритора и аудитории. В процессе обсуждения и оценки фактов, выработки, принятия и осуществления решений накапливается новый опыт, который обобщается, и создается новая реальность, в условиях которой протекает последующая деятельность. При этом неизбежно нарушаются те или иные нормы и, в зависимости от последствий, они либо расширяются и дополняются, либо отменяются, либо (в случае неоправданного нарушения) ритор и его аргументация оказываются этически несостоятельными.

В каждой развитой системе законодательства можно выделить правовые нормы, регулирующие речь. Они касаются использования языков, свободы слова и злоупотреблений ею, свободы совести, авторского права и интеллектуальной собственности, конфиденциальности, рекламирования товаров и услуг, неконтролируемого воздействия на сознание в средствах массовой информации, документооборота, системы образования, публичных библиотек и издательской деятельности. Если таких законов нет, ритору приходится руководствоваться правосознанием, но апелляция к правосознанию подобна определению времени без часов.

Моральные нормы касаются уместности публичной речи, порядка и последовательности высказываний, права на публичную речь, предоставляемого компетентностью ритора, стилистических качеств речи, обеспечивающих ее правильность, точность и ясность; ответственности за введение в заблуждение там, где она не регулируется правовыми нормами, психологического давления на аудиторию, соблюдения правил этикета и учтивости.

Нравственные нормы связаны с пониманием ритором ответственности за выбор предмета речи, за обращение к аудитории, за техническое совершенство высказываний, за правильность положений, которые он выдвигает, и за последствия решений, которые могут быть приняты.

Аудитория оценивает ритора по его высказываниям. Эта оценка осуществляется с точки зрения этических и технических норм, но выходит за их пределы. Аудитория оценивает не только правильность, но и продуктивность высказываний, то есть обоснованность отклонения от норм. Поэтому ритору могут простить, например, грубость, языковые погрешности, неточность выражения, неуместный пафос, ошибки в аргументации и многое другое, если его идеи правильны, а предложения конструктивны. Но если окажется, что предложения привели к нежелательным последствиям, а идеи несостоятельны, - все ошибки и нарушения зачтутся.

Позиции этической оценки ритора носят название ораторских нравов: честности, скромности, доброжелательности, предусмотрительности. Соответствие ораторским нравам определяет этический образ ритора.

Судебная риторика

Честность - умение создать правильное представление об образе ритора, целях и содержании аргументации. В понятие честности входят: ответственность, компетентность, добросовестность, определенность позиции. Честный ритор принимает на себя ответственность за идеи и предложения, которые он выдвигает. Этим ритор признает, что обладает свободной волей, а его аргументация является поступком, на основании которого аудитория вправе принять решение о самом риторе.

1. Компетентность ритора проявляется в выборе предмета речи и техники аргументации. Риторическая аргументация имеет дело не с истинностью, а с правдоподобием высказываний. Обычно она основана на неполных данных, поэтому интуиция ритора играет значительную роль в процессе выработки предложений и принятия решений. Только систематическое образование рождает интуицию. Образованный человек может быть информирован хуже, чем самоучка, но он владеет догматикой той области знания, в пределах которой высказывается публично, и понимает, где и насколько точны и близки к истине его суждения.

Второе условие компетентности - практический опыт. Этичность речи всегда определяется личной позицией человека, который предлагает аудитории конкретное решение. Если этот человек сам прошел путь, который он предлагает другим, и перенес труды, опасности и неудачи, его позиция этически безупречна. Не существует общественной позиции вообще: любая идея выдвигается с личной точки зрения - юриста, историка, врача и т.д.

Часто некомпетентный оратор пытается подменить свою ответственность за речь переносом ответственности на коллектив, общество. Он использует такие обороты как «мы», «все думающие (грамотные, честные) люди», и т.д. Такого оратора не грех поставить на место, попросив говорить от своего имени.

Наконец, третье условие компетентности - владение техникой публичной речи. Поскольку ритор несет ответственность за предложения, которые он выдвигает, и за последствия принимаемых решений, ошибки неправильной или недостаточно продуманной аргументации имеют этическое значение.

Добросовестность как проявление честности заключается в умении проявить добрую волю (наличие которой предполагается) - не ввести аудиторию в заблуждение относительно возможных решений проблемы и достоверности фактов. Это, в первую очередь, означает, что добросовестный ритор не создает непродуманных и неподготовленных высказываний и добивается взвешенных суждений и оценок.

Кроме того, добросовестный ритор умеет показать степень надежности и достоверности положений, которые обсуждаются. В частности, обвинитель не может обманывать аудиторию относительно того, что ждет подсудимого в местах лишения свободы, а защитник не имеет морального права обманывать общество по поводу того, на что способен оправданный и выпущенный на свободу уголовник.

Если компетентность проявляется главным образом в предметной и языковой подготовке ритора, то добросовестность проявляется в максимально полном использовании метода риторического построения, в котором обобщен опыт обдумывания и подготовки публичных высказываний.

Добросовестный ритор обращается к реальным значимым для общества проблемам и стремится не к самоутверждению, а к разрешению таких проблем. Он полно овладевает фактическим материалом и отдает себе отчет в состоянии проблемы - в вариантах решений и имеющихся прецедентах. Он понимает последствия выдвигаемых предложений и возможности аргументации.

Ритор максимально полно прорабатывает доводы «за» и «против» своих предложений. Он тщательно отбирает аргументы и использует их таким образом, чтобы обеспечить плодотворность дискуссии. Он умеет принимать доводы полемического противника, если они основательны, и обнаруживать в позиции оппонента позитивный смысл.

Наконец, он не навязывает собственное предложение, но готов принять то решение, которое окажется оптимальным и будет наилучшим образом обосновано. Это значит, что добросовестный ритор стремится к тому, чтобы аргументация строилась по определенным и общепринятым правилам, которые соответствуют характеру обсуждаемых вопросов и опыту аудитории.

2. Скромность - это умение занять правильную позицию равенства и превосходства в отношении к аудитории: явное превосходство влечет за собой отчуждение, а явное уравнение - пренебрежение.

Авторитет достигается применением диалогической техники речи, которой свойственны следующие особенности:

а. Внимание к высказываниям партнера. Риторика начинается с умения воспринимать, и тот, кто слушает, понимает и запоминает сказанное, оказывается в преимущественном положении. Этичный ритор стремится к тому, чтобы его партнер или оппонент высказался как можно полнее. Это позволяет выбрать тактику аргументации и правильно включиться в речь. К этому призывает одна из фигур (приемов) общей риторики Н.Ф. Кошанского «уступление».

б. Анализ информации. Ритор стремится отделить личность партнера от содержания речи; создать представление о личности говорящего, сопоставляя различные его высказывания и суждения о нем; рассмотреть содержание высказываний с точки зрения целей и интересов партнера; сопоставить содержание высказываний со своими целями и задачами; сопоставить содержание высказываний с другими высказываниями на ту же тему; отделить приемлемую часть высказывания от неприемлемой.

в. Использование позитивной информации. Развитие общения основано на идеях и фактах, которые взаимоприемлемы. Чтобы эффективно продолжать диалог, следует отвлечься от разногласий и сосредоточиться на общих позициях. Именно положительное содержание высказываний партнера рассматривается как наиболее ценное и заслуживающее внимания.

г. Этичный ритор приводит доводы, значимые для партнера и вытекающие из анализа его высказываний.

д. Признавая за партнером право иметь свои законные цели и интересы, ритор соблюдает собственные интересы и добивается признания за собой того же права. Терпимость означает только признание права другого иметь собственную позицию и неосуждение личности, но ни в коем случае не попустительство, признание правомерности любых точек зрения. Для судебной риторики это тем более важно, так как интересы обвинителя и защитника по определению противоположны, а цель одна.

е. Ритор подобен и равен аудитории в том смысле, что основание его права на речь - неукоснительная защита ценностей и интересов аудитории, он включен в аудиторию, так как разделяет с ней представления об иерархии ценностей. Для судебной речи эта аудитория не только реальная аудитория зала, но и все общество в целом: интерес общества - его благо - цель как обвинителя, так и защитника.

ж. Ритор подобен и равен аудитории в том смысле, что высказывается о предметах, имеющих общественную ценность и актуальных, причем делает это так, как сделал бы его читатель или слушатель, если бы умел.

з. Ритор отличается от своей аудитории тем, что продолжает и разворачивает аргументацию, потому что призван к этому долгом и аудиторией, а не собственными интересами.

и. Скромный ритор отличается от «самозванца» принципиальной позицией: отношение к аудитории и предмету аргументации, на котором сформировался его авторитет, остается неизменным.

к. Скромный ритор самоограничивает критику, он стремится противопоставить суждениям полемического противника положительные идеи. Критикуя, скромный ритор подвергает сомнению идеи и факты, а не личность оппонента. Этим он и не допускает превращения полемики в эристику.

Судебная риторика

3. Доброжелательность. Ритор не должен нанести вред аудитории, все его предложения направлены на благо аудитории (общества). Если из содержания высказываний неясно, какую пользу они должны принести, ритор может предстать этически несостоятельным. Доброжелательный ритор учитывает интересы аудитории, а не свои собственные, поэтому он воздерживается от самовыражения, от непродуманной искренности, от излишней горячности и эмоциональности речи, от немедленной и недостаточно взвешенной реакции на слова и поступки.

В эпидейктической аргументации доброжелательность проявляется в высоких мотивах предложений - стремлении утвердить достойные ценности и взгляды, которые принимаются обществом и соответствуют его традиции, задачам и назначению и несовместимы с любыми проявлениями безнравственности. В судебной аргументации доброжелательность проявляется в принципиальности и справедливых, но милостивых оценках фактов. В совещательной аргументации доброжелательность проявляется в предложениях, благотворность которых очевидна аудитории.

Наиболее сложная этическая проблема, связанная с доброжелательностью, состоит в совмещении позиции ритора с предпочтениями аудитории, когда приходится аргументировать непопулярные предложения (пример - защита злодея или обвинение обаятельного человека). В таких случаях ритор прибегает к разделению и иерархизации аудитории. Он обращается к наиболее компетентной и ответственной части общества, которая в состоянии квалифицированно обсудить его предложения и аргументы и в свою очередь развернуть и популяризировать предложения. Ритор создает различные, но совместимые ходы аргументации в менее компетентных аудиториях, сохраняя при этом единство и последовательность позиции. Тем самым он добивается согласия всей аудитории и последовательного присоединения различных ее частей.

Существенная особенность иерархической тактики заключается в том, что этичный ритор умеет последовательно развести собственные предпочтения и

мнения, предлагаемые им способы и средства решения проблемы и конечную цель, которая является предметом согласия.

4. Предусмотрительность - способность предвидеть последствия решений. Публичная аргументация проблемна и спорна, предложения ритора влекут за собой не только положительные и отрицательные последствия, но и конфликт в аудитории, поэтому ритор обязан, прежде чем высказаться взвесить возможные последствия своих предложений и оценить способность аудитории решить проблемы, которые ставит перед ней аргументация.

Аргументация неизбежно создает конфликтные ситуации, поскольку аудитория состоит из людей, у которых есть свои интересы, собственные представления о проблемах, отношение к приводимым доводам и склонность объединяться в группировки: не существует однородных аудиторий, а согласие и присоединение всегда неполны.

Но конфликт должен быть разрешен силами самой аудитории, и этическая обязанность ритора - ставить перед аудиторией только такие проблемы, которые она в состоянии разрешить; строить аргументацию таким образом, чтобы аудитория могла найти путь решения проблемы.

Если аргументация ставит аудиторию в тупик, внутреннее столкновение в ней становится неизбежным, в конечном счете ритор будет справедливо обвинен в непредусмотрительности. Для судебной риторики это весьма важно, ибо известны случаи, когда пламенная речь обвинителя вызывала попытки присутствующих учинить расправу над обвиняемым, а выступления защитника приводили к обратному - публика пыталась освободить обвиняемого.

Присоединение к аргументации означает решение, которое принимается аудиторией, а не ритором. Присоединение невозможно без риторических эмоций. Но особенность риторической эмоции заключается в том, что она всегда является результатом более или менее сознательного выбора аудитории. Читающий или слушающий обычно достаточно хорошо сознает, что именно ему предлагается в качестве эмоции, но вместе с тем аудитория пластична и легко реагирует на отрицательные и недостойные риторические эмоции такие, как ненависть, жалость, страх, зависть, гнев, высокомерие, эгоизм. Эмоции быстро проходят, а память о них остается. Поэтому ритор, который вызывает эмоции, несовместимые с нравственными нормами общества, может, конечно, иметь успех, но успех этот будет обманчивым.

Таким образом, предусмотрительный ритор понимает, во-первых, что возможности управлять аудиторией ограничены не только ее способностью к критическому анализу аргументации, но и последствиями решений; во-вторых, что аудитория состоит из людей, обладающих свободой воли и потому не является средством его самоутверждения; в-третьих, что аргументация должна быть совместимой с нормами и историей общества, в рамках которого она осуществляется и состав реальных предложений ограничен культурой данного общества; в-четвертых, что последствия непредусмотрительности не наступают немедленно, но они неизбежны, причем не только для аудитории, но и для ритора.

Риторический логос

В аргументации хорошими оказываются не те идеи и доводы, которые считает истинными или правильными ритор, а те, которые приемлемы для аудитории. Ритор действительно стремится к успеху, но если он стремится только к успеху у публики, вряд ли его аргументация будет конструктивной.

Оратор для Квинтилиана - vir bonus dicendi peritus - достойный муж, готовый к речи, отчего и наука хорошо говорить не сводится кумению говорить правильно или красиво. «Хорошо» для Квинтилиана значит «достойно». Поэтому «хорошо говорить» значит говорить то, что следует; так, как следует сказать с определенной целью и в определенном месте. Результат правильной аргументации далеко не всегда будет благоприятным для оратора. Стремление же убедить во что бы то ни стало означает как правило насилие над аудиторией.

И если те, кому адресована аргументация, не склонны присоединиться к позиции ритора, хороший ритор не станет прибегать к приемам психологического давления или вводить аудиторию в заблуждение, понимая, что недобросовестная аргументация рано или поздно приведет к компрометации и предложений, которые он выдвигает, и его самого. Свобода воли - реальность, с которой обязан считаться ритор.

Риторическая аргументация - создание публичных высказываний, приводящих к согласию и присоединению аудитории.

Согласие - признание аудиторией обоснованности высказывания, его правильности, уместности, разумности. Присоединение - готовность принять позицию ритора.

Аргументация не сводится к речи или книге, но является систематическим развертыванием публичной речи, в процессе которого складываются отношения между ритором и аудиторией: в представлении аудитории формируется образ ритора, сам ритор совместно с аудиторией создает условия и стиль речи, развивается и аудитория, которая организуется и приспосабливается к образу и стилю ритора.

Судебная риторика

Аудитория и аргументация. Аудитория как общественная группировка создается аргументацией и в этом смысле является конструкцией ритора, продуктом его труда. Поэтому типы аудиторий в риторике связываются с техникой аргументации и выделяются универсальные и частные, конвенциональные и неконвенциональные аудитории.

Универсальная аудитория создается аргументацией, предпосылки которой содержат обращение к любому человеку, который в состоянии понять содержание высказываний, согласиться с ними и присоединиться к предложениям независимо от правовых, культурных, исторических или иных частных обстоятельств.

Чтобы свести присоединение к согласию, устанавливают образец такого «нормального человека», наделяя его, например, «врожденными» логическими и нравственными принципами, принимая которые, он по сути дела вынужден присоединиться к высказыванию, если оно построено логически корректно.

Конвенция создается по-разному и для различных целей: научная в собственном смысле или юридическая аргументация также конвенциональна, но здесь характер конвенции определяется условиями принятия решения и ограничен процессуальными нормами. Поэтому конвенциональная аргументация не всегда универсальна: в различных отраслях науки и в различных правовых системах существуют свои правила и процедуры, приводящие к согласию и присоединению.

Содержательный цикл аргументации. Полное развертывание аргументации, приводящее к формированию аудитории, установлению аргументативной конвенции, определению предметной области обсуждения; выработке, принятию, реализации и обсуждению решений. С точки зрения предмета существуют три вида аргументации: эпидейктическая или показательная, судительная и совещательная.

Задача эпидейктической аргументации - установление принципов и ценностей, на основе которых обсуждаются проблемы. Предметы эпидейктической аргументации рассматриваются вне времени: нормы, общие правила, законы природы представляются независимыми от меняющихся обстоятельств. Эпидейктическая аргументация позволяет находить и формулировать так называемые общие места или топосы.

Задача судительной аргументации - установление, определение и оценка фактов, поэтому судительная аргументация имеет дело с прошлым.

Задача совещательной аргументации - обсуждение предложений и принятие решений, поэтому предмет совещательной аргументации - будущее.

Правильное построение аргументации предполагает последовательное развертывание эпидейктических, судительных и совещательных высказываний. Сначала вырабатываются и принимаются общие места, затем устанавливаются и оцениваются факты, наконец, на основе фактов, выдвигаются и обсуждаются предложения и принимаются решения.

Если это правило нарушается в части эпидейктической аргументации, факты окажутся неопределенными и спорными. Если фактический материал проработан плохо, решения будут беспочвенными и необоснованными. Если не обсуждаются новые предложения и не принимаются решения, рассуждения о принципах и фактах теряют смысл.

Риторический аргумент. Риторическим аргументом (в дальнейшем просто аргументом) называется отдельная и завершенная, словесно оформленная мысль, которая оценивается аудиторией как истинная, правильная, уместная и приемлемая. В споре принимается всеми сторонами полемики.

Аргумент состоит из положения - суждения или предложения, которое обсуждается, и обоснования - суждений, которые подтверждают положение, делают его ясным, очевидным или приемлемым для аудитории.

Чтобы правильно построить аргумент, нужно решить три задачи:

- найти идею, которая рассматривается как истинная или общепринятая;

- сблизить положение с этой идеей;

- предложить основания такого сближения, расположив доводы в последовательном порядке и связав их с положением.

Соответственно, обнаруживаются три смысловые части аргумента -топос, схема и редукция. Топос - общая идея, к которой приводится положение и на основе которой строится аргумент. Редукция - сведение значений термов к значению топоса. Схема - состав, связь и последовательность положения и доводов аргумента.

Топосы подразделяются на общие и частные, внешние и внутренние. Общим топосом называется идея, правило или отношение, которые принимаются в аргументации и не нуждаются в обсуждении. Частный топос - идея или правило, которое признается необязательно, не всеми и не всегда. В риторике выделяются внешние и внутренние топосы. Внешним топосом называются две соотнесенные категории, которые могут образовать суждение, например, «мнение-знание», «истина-справедливость», «закон-благодать».

Эти пары категорий сформировались в культуре как смысловые единства, которые служат отправными точками мысли. Важно, что закон сополагается именно с благодатью, а мнение - со знанием. Внешние топосы являются общепринятыми в том смысле, что смысловая значимость самих этих пар не подвергается сомнению. Члены или термы внешних топосов могут находиться в отношениях и с другими понятиями: «закон-обычай», «истина-правда», «знание-невежество». В совокупности такие понятия образуют сложную, иерархически организованную систему. Роль ее в судебной риторике, особенно в наше политически нестабильное время весьма велика.

Судебная риторика

Внутренние топосы представляют собой отношения, посредством которых связываются между собой части внешних топосов. Например: «знание выше успеха», «закон - вид правовой нормы». Аргумент содержит сложноорганизованную систему топосов. Система топосов, заложенная в замысле аргумента, может быть развернута в схеме и редукции.

Так, положение: «Все граждане России должны быть равны перед законом, и сами законы должны быть переработаны в соответствии со структурой и интересами общества» включает систему топосов: «общество-закон», «гражданин-общество», «гражданин-закон», «структура-интересы», «большее-меньшее», «часть-целое», «цель-средство». Если это положение развернуть доводами, придется обосновать характер отношения гражданина к обществу как части к целому, представление о самом обществе как субъекте с особыми целями и интересами, несоответствие существующего законодательства целям и интересам общества и т.д. Но такие ходы потенциально содержатся в приведенном положении.

Внутренние топосы

Внутренние топосы подразделяются на три группы: определения, соположения и обстоятельства.

Топосы определения разворачивают аргументы, термы которых сводятся как полностью или частично идентичные или разводятся как неравнозначные и относящиеся к различным общим категориям.

Сущность. На основе топоса сущности строятся указательные определения или образные определения, которые исключают не только сопоставления, но и обобщения.

Тождество. Отношение термов указывает на их полную или частичную равнозначность. Топос тождества часто используется для определения значения слова или для того, чтобы исключить несущественные признаки предмета.

Присущее и приводящее. С помощью этого топоса разводятся существенные и несущественные качества предмета, что очень важно при построении судительных и совещательных аргументов, когда определяются характер и степень желательных преобразований - изменяется или должно измениться что-то и в каких-то свойствах.

Признак. Этот топос позволяет рассматривать один из термов как свидетельство другого, в аргументацию включаются личность ритора и аудитория.

Соотносительность. Существуют категории, которые могут рассматриваться только как совместно представленные или соотносительные.

Производность. Этот топос связывает термы, устанавливая иерархичность, зависимость и необратимость отношения.

Род и вид. Родовидовое отношение позволяет не только отнести подчиненный терм к некоторому разряду, но и частично идентифицировать или развести термы отношения.

Часть и целое. Включение части в целое, как и вычленение из целого частей предполагает частичную идентификацию термов по иерархии, поскольку часть должна быть однородна с целым, и разведение включенных термов по функции или признаку.

Имя. Именование выражает сущность именуемого предмета, вместе с тем имя соотносится с предметом условно, так как может быть иным. Предмет получает смысловую определенность и конкретность только если он именован и если имя правильно.

Топосы соположения. С помощью этой группы топосов устанавливаются сходства, различия, взаимные зависимости термов и даются их оценки. К топосам соположения относятся сравнение, сопоставление, противоположности, совместимость и так называемый аргумент к человеку (argumentum ad hominem).

Сравнение (большее-меньшее). При сравнении термы соотносятся количественно, и в зависимости от положительной или отрицательной оценки отдается предпочтение большему или меньшему проявлению свойства или признака.

Сопоставление. В отличие от топоса сравнения, топос сопоставления предполагает качественные сходства или различия, на основе которых термы связываются и становятся возможными выбор, иерархизация или обобщение.

Противоположное. Термы могут быть противопоставлены различным образом: по признаку, качеству, количеству, имени, отношению. Топос противоположного широко используется в аргументации, и на его основе обычно строятся разделительные аргументы.

Несовместимость. Этот топос более сложен, чем предшествующие, так как термами соположения оказываются высказывания или действия, содержание которых противопоставляется. Несовместимость содержания приводит к необходимости выбора, либо отвержения обоих термов.

Аргумент к человеку. Аргумент к человеку широко используется, особенно в полемической аргументации, и служит основным инструментом оценки личности и поступка.

Топосы обстоятельств. Используются для представления и характеристики реального или возможного факта.

В риторической аргументации факт предстоит как деяние определенного субъекта, влекущее за собой следствия, значимые для других субъектов. Для описания факта как действия необходимо, как минимум, грамматическое предложение, отношения членов которого, если их рассматривать как смысловые, а не формально-грамматические, и являются топосами обстоятельств. Топосы определения представляют собой операции с отдельными термами, значение которых осмысливается и уясняется. Топосы обстоятельств позволяют устанавливать и обсуждать связи термов в высказывании и представить его как единораздельное целое. В предложении выделяются три главных составляющих, которые, соответственно, выражают субъект, действие и объект.

Место. Важной характеристикой действия в его отношении к объекту является пространственная определенность.

Судебная риторика

Действие и претерпевание. Один из термов предстает как субъект действия, а другой - как его объект. Наличие субъекта предполагает объект и наоборот.

Основание. Этот топос связывает субъекта и действие, и его использование осмысливает факт, так как позволяет включить его в класс или разряд - различные деяния группируются в практике именно по основанию принятых решений, и безосновательное действие даже может рассматриваться как нереальное.

Средство. Этот топос обыкновенно связывает замысел или действие с целью, в отношении к которым средство рассматривается как уместное или приемлемое. Совместимость цели и средств - один из наиболее распространенных ходов судительной аргументации, с помощью которого оценивается как само действие, так и деятель.

Образ действия. Образ или способ действия по значению близок к средству, но их следует тщательно различать. Средство выбирается и оно внешне по отношению к действию, в то время как способ является присущим свойством действия.

Внешние топосы

Высказывание можно привести к различным топосам и тем самым включить в несколько смысловых рядов, в рамках каждого из которых оно будет осмысливаться по-своему, так как условия его истинности и содержательной оценки различны. Искусство аргументации во многом определяется умением приводить суждения к нужному топосу, а подмена топоса - один из наиболее распространенных способов введения в заблуждение.

Риторический аргумент содержит предложение, положение и доводы.

Предложение - суждение, которое ритор выдвигает для обсуждения. Если предложение несамодостаточно для согласия аудитории, оно подкрепляется доводами - высказываниями, связанными с ним по смыслу и делающими его более очевидным, приемлемым, привлекательным. Заметим, что именно доводами, а не аргументами, ибо не гарантировано, что они ими станут.

Положение - суждение, в котором содержится топос аргумента и к которому приводится предложение.

Риторическая аргументация, как и во времена Квинтилиана, связывает частный случай (казус) с нормой, правилом, положением (тезой), которая и содержит топос. Топос аргумента - смысловое ядро тезы, к которой приводятся данные. Топос может быть выражен в различных формах - догматического положения, правовой нормы и т.п. При различных способах выражения топос остается отношением двух значимых категорий, совместно образующих сложное именование, каждый член которого может быть субъектом и предикатом ценностного суждения.

Таким образом, различаются топос аргументации и топос аргумента. Топос аргументации может быть внешним и внутренним, внешний топос содержит соотносящиеся категории, внутренний - способ соотношения категорий. Топос аргумента всегда соединяет внешний и внутренний топосы аргументации, потому что он выражен в конкретном высказывании и оформлен.

Общий топос, к которому приводится высказывание, определяет характер операций с топосом аргумента, поскольку он включен в определенную иерархическую систему. Реальное место топоса в иерархии устанавливает риторическую правильность аргументации.

Иерархию топосов можно представить в следующем виде:

1.Наука.

а. Математика и логика.

б. Гуманитарная наука: философия, история, правоведение, искусствоведение, география, социология, психология и т.д.

в. Естественная наука: физика, астрономия, химия, биология, геология.

г. Прикладная наука: педагогика, медицина, технология, экономика, политология, экология, военная наука.

2. Право.

а. Принципы права.

б. Действующее законодательство.

в. Судебная практика.

г. Юридический обычай.

3. Исторический опыт.

а. Месторазвитие общества: задачи национально-государственного строительства.

б. Образование и профессиональная подготовка населения.

в. Состояние цивилизации.

г. Нормы социальной организации общества.

д. Природные ресурсы и окружающая среда.

е. Прецеденты решений.

4. Искусство.

а. Логические искусства: метрология, гармония, перспектива, элоквенция, поэтика, информатика.

б. Мусические искусства: музыка, литература, живопись, ваяние, танец.

в. Практические искусства: зодчество, дизайн, техника, военное дело, домоводство, администрация, политика, маркетинг.

5. Личный авторитет.

а. Семейное воспитание.

б. Образование.

в. Моральный уровень.

г. Творческие способности.

д. Карьера и практический опыт.

6. Государственные институции.

а. Персональная суверенная власть.

б. Органы судебной власти.

в. Органы законодательной власти.

г. Органы центральной исполнительной власти.

д. Местные органы власти.

7. Общественная мораль.

а. Национальная честь и достоинство.

б. Общественное благо.

в. Профессиональная этика.

г. Семейные установления.

д. Обычаи - общепринятые нормы поведения.

8. Политическая система.

а. Политические принципы.

б. Политический опыт.

в. Политические партии и программы.

9. Общественное мнение.

Опыт публичной аргументации показывает, что нарушение принципа риторической правильности высказывания приводит к общественным конфликтам (в частности - ситуация открытого судебного заседания может вызвать в таком случае волну нежелательных эмоций).

Судебная риторика

Схема и редукция

В зависимости от намерения ритора обоснование может быть развернуто с различной степенью полноты. Развертывание может состоять в разработке каждого довода и в увеличении состава доводов. Такое развертывание элементов аргумента называется амплификацией: расширительной, когда разрабатывается отдельное положение, и умножительной, когда увеличивается состав доводов.

Доводы аргумента всегда связаны между собой по смыслу, но связь эта может быть различной - логической, квазилогической и семантической. При любом виде связи доводов к ним предъявляется общее требование совместимости.

Совместимость - такое соотношение доводов и положения, при котором они по смыслу не исключают друг друга, то есть остается возможной их совместная истинность или правильность.

Суждения, которые бывают сущностными и нормативными, содержат термы и связки. Термы - переменные элементы суждения, обладающие индивидуальным значением. Связки - строевые элементы суждения, обозначающие отношения термов.

Логическим является такое построение аргументов и, соответственно, такая связь доводов в аргументах, при которой заранее определены значения связок и термов и поэтому положение (вывод) аргумента обязательно или в точно заданном смысле вытекает из доводов (посылок). Подробнее эта тема рассматривается в курсе формальной логики, весьма подробно изучаемом на юридическом факультете, поэтому не рассматриваем её особо.

Квазилогической является такая связь доводов, при которой значения связок заданы, а границы значений термов не определены. В квазилогической аргументации поэтому, во-первых, не очевидно, что вывод следует из посылок, во-вторых, используются избыточные с точки зрения логики доводы, которые уточняют значение термов или подкрепляют связь доводов с положением или между собой. Но при этом сохраняется общий ход рассуждения и выделяются посылки и вывод, которые могут быть амплифицированы.

Семантической (в узком смысле, так как любая связь доводов - разновидность семантической) называется такая связь доводов, при которой не определены значения ни термов, ни связок, а положения только совместимы.

Логические схемы. Логическая связь основана на включении термов с более узким значением в термы с более широким значением. На основании включения термы полностью или частично отождествляются. Существуют логические умозаключения: дедукция и индукция (подробнее - в курсе логики).

Существует несколько правил отбора аргументов и их расположения:

- сила аргумента определяется не тем, что считает доказательным или правильным ритор, а тем, что убедительно и приемлемо для аудитории;

- чем меньше доводов, тем убедительнее положение, ибо любой довод спорен сам по себе. Поэтому доводы тщательно отбирают;

- чем лаконичнее и яснее сформулирован довод, тем большее впечатление он производит;

- в любой речи запоминается и анализируется в основном то, что сказано в начале и особенно в конце.

Наиболее сильные доводы следует обособлять и выражать максимально ясно и кратко, а более слабые - соединять вместе и амплифицировать. Рекомендуется избегать нисходящей последовательности доводов, так как завершающий довод более всего подвержен критике.

В свою очередь, предложение должно удовлетворять следующим требованиям:

- быть грамматически связным, полным, с выраженными подлежащим, сказуемым и уместными второстепенными членами;

- содержать минимально необходимые, но достаточные для развертывания термы, значение и соотношение которых соответствует предмету речи;

- быть ясным и обозримым;

- содержать проблему и способ ее решения;

- быть спорным, то есть открывать возможность обсуждения и соотноситься по смыслу с иными существующими или возможными предложениями относительно данного предмета;

- быть продуктивным - допускать смысловое развертывание отдельных термов, их смысловых группировок и высказывания в целом.

Чтобы добиться формулировки предложения, удовлетворяющей перечисленным требованиям, необходимо предварительное обдумывание темы, которое и обозначается как создание замысла.

Оно включает прежде всего анализ аудитории - ее персонального состава, возможностей, представленных позиций и членения на группы. В изучение аудитории входит и анализ аргументативной ситуации. Поскольку аргументация разворачивается циклически, важно уяснить состояние эпидейктической аргументации - сложившиеся ценностные ориентации аудитории и уровень ее внутреннего согласия; затем рассматривается состав и состояние фактов, принимаемых аудиторией, которые могут быть использованы в качестве прецедентов; существенны и выдвинутые совещательные предложения и доводы, дающие представление об уровне и способах дискуссии.

Анализ аудитории и аргументативной ситуации позволяет приступить к определению предмета речи - проблемы и способа ее решения. Предмет речи - выделенное в замысле конкретное содержание высказываний - то, о чем ритор считает нужным сказать. Определить предмет означает ограничить содержание высказывания.

Представление об аргументативной ситуации в отношении к предмету речи помогает поставить задачу, то есть ответить на вопрос: «Какой реальный результат в смысле согласия аудитории может и должен быть достигнут данным высказыванием?» При этом ритор трезво оценивает собственные возможности, которые всегда ограничены.

Судебная риторика

Риторическое построение

Риторическим построением называется метод создания завершенного высказывания. Высказывание является частью аргументации, и поэтому замысел высказывания подчинен общим задачам аргументации.

Изобретение

Изобретение - создание высказывания на уровне замысла. В процессе изобретения автор называет для себя проблему, определяет предмет мысли, открывает идею высказывания как ход решения проблемы.

Изобретение: эпидейктические аргументы

Эпидейктический ритор не сообщает ничего нового, но утверждает лишь то, что должно и может быть очевидно каждому из собственного опыта устной и письменной речи.

Аргумент к смыслу

Осмыслить предмет значит включить его в более широкую область содержания как часть, вид, метод, средство; сравнить или сопоставить; определить пространственные, временные или иерархические рамки и тем самым установить ценность. Но равным образом придание смысла может означать представление предмета в совокупности его частей, видов - как содержательно более широкого, чем опыт, который в него включается.

Аргумент к смыслу часто открывает эпидейктическую аргументацию, так как с его помощью определяется предмет и вводятся основные топосы, с которыми ритор впоследствии будет работать.

Аргумент к авторитету

Эпидейктическая аргументация предполагает право ритора на роль учителя, пророка, проповедника, обличителя, которое должно быть утверждено и удостоверено авторитетной инстанцией и признано самой аудиторией.

Авторитетная инстанция, к которой апеллирует ритор, может быть:

- внешней инстанцией, принятие свидетельства которой обязательно для аудитории;

- эмпирической очевидностью, которая дается аудитории в связи с самим фактом аргументации, например, чудом, знамениями, природными или социальными явлениями, особыми качествами ритора;

- нравственным чувством аудитории, которое само по себе свидетельствует о правильности суждений ритора;

- рациональной интуицией, делающей очевидным предлагаемый метод;

- эстетическим суждением аудитории, которая видит внутреннюю красоту создаваемого произведения;

- этичностью позиции ритора и общепринятостью используемых им топосов;

- предшествующими действиями или опытом аудитории, выбравшей самого ритора или принявшей положения, которые он выдвигает;

- очевидной пользой для аудитории предлагаемых ритором положений или ценностей.

Заметьте, что для защитника и для обвинителя в суде эта инстанция как правило разная.

Характер удостоверяющей инстанции, к авторитету которой обращается эпидейктический ритор, прямо связан с содержанием и уровнем утверждаемых имтопосов.

Несовместимость инстанции и топосов приводит к неустойчивости системы эпидейктической аргументации.

Модель и антимодель

Аргумент модели состоит в представлении идеальной личности, образ действия которой служит предметом подражания или побуждает к определенной оценке поступка, идеи, человека.

Антимодель противоположна модели как образец отрицательных ценностей. Построение модели основано на конкретном образе, который доступен и авторитетен, и в утверждении значимости этого образа через авторитет.

Модели обычно строятся в виде описания нравов или деяний с обоснованием их значения, а топосы, которые включаются в модель, предстают как характеристики конкретной или обобщенной личности.

Судебная риторика

Аргумент восхождения

Основательность и авторитетность суждений возрастают по мере накопления опыта. Восхождение к привлекательной модели предполагает определенный метод, требующий самоограничения и тренировки - аскезы, которая позволяет концентрировать усилия и последовательно управлять чувствами и разумом, качественно совершенствоваться. Так, и обвинитель, и защитник, и судья должны быть людьми достойными, их авторитет не должен подвергаться сомнению. Аргумент восхождения наряду с аргументом модели - центральное звено эпидейктической аргументации.

Аргумент к доктрине

По мере того как аудитория присоединяется к аргументации восхождения, появляется возможность обосновать содержание метода восхождения. Аргумент к доктрине, тесно связанный с предшествующими ходами мысли, состоит в указании догматического положения и в его изъяснении применительно к данной ситуации и данной аудитории таким образом, что поставленные задачи связываются с положением доктрины. Аргумент к доктрине является главным инструментом выработки нового частного топоса, который связывает данное высказывание с эпидейктической концепцией - содержательной основой аргументации.

Судительные аргументы: статус установления

Последовательность шагов судительной аргументации обусловлена внутренней логикой: факт не может быть определен, пока он не установлен, и не может быть оценен, пока не определен.

В риторике принято понятие статуса. Статусы представляют собой этапы, или состояния обсуждения проблемы. Можно назвать четыре статуса: установления, определения, оценки, отвода. Статус отвода не имеет самостоятельного значения и часто включается в один из предшествующих.

В широком методологическом смысле статусы и включаемые в них аргументы составляют исторический метод - совокупность приемов исследования, то есть установления смысла деяния по его последствиям. При этом конкретные приемы установления факта, например, опрос свидетелей, сбор и критика источников, экспертиза, следственный эксперимент, реконструкция, математическое или логическое моделирование относятся либо к методологии конкретных наук, либо к частной риторике, и поэтому специально рассматриваться не будут.

Судительная аргументация имеет дело с фактом, который конструируется, определяется и оценивается как завершенный, а совещательная риторика имеет дело с возможным. Поэтому большая часть совещательных аргументов совпадает по форме с судительными.

С точки зрения риторики факт представляет собой изображенное в слове деяние определенного субъекта, совершенное в определенных обстоятельствах и на определенном основании и повлекшее за собой значимые последствия. Риторика имеет дело с фактами как принятыми и осуществленными решениями, которые могли бы быть лучшими или худшими.

Установление факта означает определение 1) действия, 2) субъекта в его присущих и привходящих свойствах, 3) объекта в его качествах и состоянии до и после действия, 4) места, 5) времени, 6) образа действия, 7) средств, 8) последствий, 9) обстоятельств внешнего характера, 10) побудительной причины или 11) цели. В статусе установления обязательно применяются топосы определения и обстоятельств, которые совместно и дают полное представление факта, и источники изобретения для обсуждения проблем, к факту относящихся. Поэтому следствием аргументации в статусе установления является согласие относительно истинности (или достаточного правдоподобия), правильности и приемлемости высказываний.

Соответственно с вопросами, об ответах на которые предстоит согласиться, выделяются три круга проблем: действие, субъект, обстоятельства. Решения этих проблем должны быть совместимыми и взаимосвязанными по смыслу.

Существует формальный критерий, с помощью которого можно оценить качество судительной аргументации: правильно построенное обсуждение судительной проблемы приводит к согласной оценке факта, выраженного осмысленным, грамматически правильным двусоставным распространенным простым предложением.

Аргумент к составу

Этот аргумент в классической риторике называется «нетехническим», представляет собой изображение действия в его событийной основе (что именно произошло) и обычно снабжается характеристикой действия, которая и является положением.

Аргумент к лицу

Когда установлен состав действия, возникает проблема субъекта деяния. В «аргументации к лицу» обсуждается совместимость субъекта и деяния. Субъект должен обладать качествами, позволяющими ему совершить действие, и если их наличие сомнительно, то либо нужно найти иного субъекта, либо ограничить ответственность имеющегося, либо разделить эту ответственность между несколькими лицами, объединяя их в групповой субъект.

Если цель аргументации сводится к установлению личности субъекта, ритор ограничивается внешними свойствами или признаками, совокупность которых исключает возможность иного субъекта действия.

Судебная риторика

Аргумент к причине

Основание решения предстоит как замысел, который определяется внешними обстоятельствами и индивидуальными свойствами субъекта, ограничивающими свободу воли. Замысел может состоять в намеренной постановке цели, либо в реакции на сложившуюся ситуацию или действия другого лица. В первом случае (цель как независимое основание) обосновывается ответственность субъекта. Во втором случае (причина как зависимое основание) ответственность снижается или вовсе снимается. Но в аргументации к причине используются и цель, и обстоятельства, если действие не рассматривается как произвол.

Аргумент к обстоятельствам

В отличие от аргумента к лицу, положение которого связывает присущие свойства субъекта с действием, аргумент к обстоятельствам включает данные, которые относятся к привходящим свойствам субъекта, определившим решение, либо к обстоятельствам ситуации, которые ограничивают ответственность или указывают на невозможность совершения деяния субъектом, например, его отсутствие во время и на месте совершения действия, неправомочность, некомпетентность. Аргумент к обстоятельствам более ограничивает ответственность, чем аргумент к лицу.

Судительные аргументы: статус определения

Задача аргументации в статусе определения - приведение отдельного факта (казуса) к топосу (норме). Результат аргументации рассматривается как определенность значения единичного суждения в составе суждений, включенных в единый разряд, содержание которого охватывает норма. Поэтому значение фактов и норм образуется в статусе определения, но в различном смысле.

Таким образом, норма в статусе определения рассматривается как переменная, а случай - как постоянный, поскольку случай уже обсужден и факт установлен, а норма подбирается к случаю и обсуждается ее совместимость с фактом и правомерность применения.

Проблемы, которые при этом возникают, относятся, во-первых, к нахождению самой нормы и уровня иерархии, причем таких уровней может быть несколько, так что возникает необходимость связать топосы различных уровней. Во-вторых, - к истолкованию нормы или правила, если оно представлено в виде явной формулировки, либо его формулирования, если общепринятая формулировка отсутствует. В-третьих, - к согласованию норм, если их несколько и они могут рассматриваться как несовместимые сами по себе или применительно к данному случаю.

Поэтому в статусе определения можно выделить аргументацию к норме, к истолкованию и к совместимости.

Аргумент к норме

Частное суждение обычно приводится к общему по схеме нормативного (юридического) силлогизма, поэтому квазилогическая схема аргументации максимально приближена к логической, но построение цепочки редукций имеет определяющее значение.

Аргумент к истолкованию

Если в аргументации к норме содержание самой нормы представляется неизменным и цепочка редукций направлена от термов, обозначающих данные, к термам, в которых содержится норма, - в аргументации истолкования норма увеличивается применительно к случаю, а факты включаются в культуру, поскольку становятся нормативными прецедентами. Истолкование нормы включает:

- установление частичной несовместимости случая и нормы;

- разделение в норме формулировки и общего смысла применительно к случаю;

- сведение общего смысла с содержанием факта;

- нахождение хода истолкования (в примере - уравнение заведомо ложного и незаведомо истинного, действия и претерпевания);

- формулировка истолкования;

- редукция факта к формулировке истолкования и истолкования к норме. Применительно к аргументации истолкования выделяются нормы трех типов: априорные, прецедентные и смешанные.

Априорные нормы строятся на принципе, внешнем по отношению к составу конкретной деятельности.

Прецедентные нормы обобщают факты, принимая их такими, какие они есть.

Смешанная норма основана на некотором принципе, который эмпирически выведен из практики и обобщает ее.

Каждому из типов нормы свойственен особый способ развертывания аргумента истолкования, так как априорные и прецедентные нормы расширяются по-разному. Априорная норма расширяется количественно и сохраняет свое значение полностью. Прецедентная норма при расширении изменяется в значении и используется как база сравнения двух или нескольких частных случаев - прецедента и нового факта.

Построение и использование нормы как априорной или прецедентной зависит не только от воли законодателя и системы эпидейктической аргументации (включая и характер инстанции, вводящей норму), но и от предмета нормирования, и характера нормативной деятельности. Например, гражданское и уголовное право, как показывает опыт, эффективно строится на прецедентных нормах, а конституционное - на априорных, так как прецедентное строение нормы позволяет развивать деятельность судов и судебное нормотворчество.

Судебная риторика

Аргумент к совместимости

Установленные факты могут рассматриваться с точки зрения нескольких норм одновременно. Нормы, к которым возводятся данные, не всегда оказываются совместимыми. В таком случае обсуждению подлежит применимость нормы, выбор нормы, подчиненность одной нормы другой, либо их согласование, и аргументация будет сводящей. С другой стороны, сам факт может быть представлен как неоднородный в отношении к нормам и разделен. Аргумент к совместимости состоит в сведении или разведении норм, к которым относится установленный факт.

Сильная и хорошо построенная аргументация к совместимости, в особенности если это - разводящая аргументация, выходит за пределы тех норм, которые сводятся или разводятся непосредственно, и содержит эпидейктические суждения - философию, так как обращена к более высоким уровням иерархии топосов и толкует риторическую правильность предшествующей аргументации с точки зрения самой иерархии.

Только в таком случае достигается определенность позиции ритора и создаются условия правдоподобия высказываний - важнейшие условия риторического этоса. Аргументация в статусе определения завершается установлением совместимости норм, их иерархизацией в отношении к фактам, на основе чего факты и нормы взаимно распределяются. Это распределение фактов и норм открывает возможность оценки.

Судительные аргументы: статус оценки

Чем более развита судительная аргументация, тем большее значение в ней приобретает статус оценки. Первоначально роль статуса оценки была меньшей, чем роль статусов установления и определения: в судебной аргументации статус оценки используется при обсуждении меры ответственности. С последующим развитием судительной аргументации значение статуса оценки возрастало, и в современной исторической, богословской, философской, деловой, политической речи оценка представляется важнейшей задачей аргументации, поскольку судительная аргументация предваряет совещательную.

Аргументация в статусе оценки основана на различных формах сопоставления, поэтому в ней используются преимущественно сравнительные топосы и те обстоятельственные топосы, которые допускают сопоставление. Форма самого оценочного суждения - «А «предпочтительнее» Б» - связана с отношением категорий качества и количества. Когда говорится, что данное преступление является особо тяжким, это значит, что его сравнивают с другими преступлениями того же рода на основе некоей меры, которая выражена в отношении признаков к санкции, поэтому сама мера конвенциональна.

В зависимости от способа построения и характера оценки выделяются два типа судительной аргументации в статусе оценки: исторические и системные аргументы. Исторические аргументы основываются на топосе «предыдущее-последующее» и имеют задачей общую оценку. Системные аргументы основываются преимущественно на топосах обстоятельств, и задача их -установление конкретной ответственности или заслуги, поэтому и сама оценка носит частный характер.

Юриста (не криминолога) опыт отдельного правонарушения может интересовать лишь как обстоятельство дела, так как юрист устанавливает и оценивает степень расхождения умысла и деяния с нормой права. Поэтому конечная цель юридической аргументации - сведение данных под такую общую оценку - невменяемости, смягчающих или отягчающих обстоятельств, отсутствия вины, отвода обвинения, помилования и пр.

Однако существуют правила сопоставительной оценки, общие для любой аргументации: правило справедливости, правило обратимости и правило транзитивности, рассмотрение которых предваряет изложение аргументов статуса оценки.

Правило справедливости состоит в одинаковой оценке категорий, признанных равнозначными. Значение правила справедливости выходит далеко за рамки нравственного отношения к людям и поступкам - оно является основанием культуры как накопления опыта. Вот почему не ученый, писатель или художник, а именно юрист является главным деятелем культуры: «Совсем неслучайно люди стали облекать правовые правила в форму логических тезисов и записывать их. Дело не только в том, что «verba volant, scripta manent» - слова улетучиваются - записанное остается. Живя совместно, люди обращаются к созданию помысленных правовых тезисов и формул именно для того, чтобы сохранять, повторять и распространить единожды обретенное «верное» решение спора или конфликта и закрепить найденный «верный» способ поведения: «Пусть будет то же самое во всех тождественных случаях».

Но именно мысль обладает особой способностью фиксировать, закреплять и сохранять свои содержания, доведя их до максимальной ясности и определенности и сообщая им внутреннюю непротиворечивость: ибо она делает их смыслами и подводит их под законы тождества и противоречия. Только благодаря этому право с успехом может разрешить такие задачи, как сохранение и накопление, уяснение и упрощение правил, устрояющих жизнь, дисциплинирование инстинктивных порывов и произвольных посягают силою разумной тождественности, постепенное приучение людей к самоограничению и увеличение бесспорной сферы человеческих отношений, и, наконец, справедливое «уравнение» одинакового в жизни людей. (Ильин И.А. О сущности правосознания. Соч. в 2-хтомах, т.1, М., 1993, с. 87).

Правило обратимости

При однородности или равенстве деятелей и поступков, если действие одного субъекта в отношении другого правомерно, то правомерно такое же ответное действие. Правило: «Око за око, зуб за зуб» - является расширением правила обратимости до так называемого «справедливого воздаяния».

Правило обратимости, особенно при расширительном его толковании, создает ряд сложных аргументативных ситуаций, в которых требуется количественная или качественная сравнительная оценка действия и ответа на него, особую сложность создают превентивные действия и «несимметричные» реакции.

Правило транзитивности

При том же условии однородности, оценка действий одного лица в отношении другого равнозначна оценке того же действия в отношении третьего лица. Правило транзитивности создает понятие прецедента, поскольку оно распространяется на любого деятеля и на любой поступок, которые рассматриваются как однородные с базой сравнения - прецедентом. Оно имеет и обратную форму: если действие в отношении некоторого лица неправомерно, то неправомерны любые подобные действия в отношении любых подобных лиц.

Правила сравнительной оценки предполагают категорию приоритета, на основе которой и строится аргументация в статусе оценки. Если однородные действия рассматриваются одинаково в данных отношениях справедливости, обратимости и транзитивности, то, следовательно, разнородные категории должны рассматриваться различно. Но поскольку однородность возможна в отношении к разнородности, существуют приоритеты - категории, которым придается большая ценность. Например, общество как «целое» не равнозначно гражданину как «части», поэтому интересы общества выше интересов отдельного гражданина, который не имеет права на адекватные ответные действия по отношению к обществу, даже если общество поступает с ним несправедливо или противозаконно.

Судебная риторика

Аргумент к прецеденту

Наиболее распространенное понимание приоритета связано с топосом «предыдущее-последующее», термы которого могут рассматриваться, сопоставляться и оцениваться как равнозначные или неравнозначные. Если предыдущее более ценно, чем последующее, и критерием оценки последующего является его подобие предыдущему, мы имеем дело с аргументом прецедента. Аргументация к прецеденту позволяет рассматривать предмет в его внутреннем развитии.

Аргумент прохождения

Аргумент прохождения в системе судительной аргументации играет существенную роль наряду с аргументами прецедента и прогресса: он позволяет находить и обосновывать поведенческие и ситуативные модели, которые, не имея исторической ценности, выступают в качестве основания для сравнительных оценок предшествующих и последующих во времени фактов.

Аргументы взаимосвязаны и являются содержательным основанием всей системной аргументации.

1. Аргумент прецедента вычленяет и обосновывает диахроническую базу факта и образует историческую модель, которая ограничивает рамки последующей деятельности и позволяет обнаруживать и оценивать новацию, исходя из предшествующего состояния.

2. Аргумент прогресса позволяет связать факт с эпидейктической или нормативной моделью и на этом основании оценить предшествующее состояние по отношению к последующему и модели. Таким образом устанавливается предпосылка для выделения неизменного предмета - того, что развивается или изменяется.

3. Аргумент прохождения позволяет обосновать неизменное или постоянное содержание исторического предмета, связанное с моделью (того, что изменяется) и тем самым установить и оценить воспроизводимость структуры факта, то есть ее культурную значимость.

С помощью этих трех ходов мысли строится система аргументации в той области исторического знания, которая была обозначена как исторический опыт или нормативная история. Исторический опыт - особая область аргументации, которая служит связующим звеном между собственно эпидейктической аргументацией и идеологией конкретного общества, например, русского.

Правильно осмыслить и оценить конкретное деяние с исторической, юридической, нравственной или политической точки зрения можно, если определены исторические условия, в которых этот поступок задуман и совершен. Поэтому нормативно-историческая оценка предшествует оценке частного факта, а не наоборот.

Аргумент к выбору

Альтернатива строится на топосе противоположного как на основании сравнительной оценки. Всякое осуществленное решение уязвимо для критики, потому что имеет отрицательные последствия, которые можно представить как более значимые, чем положительные, и потому что никакой замысел не реализуется полностью. Предполагаемое альтернативное решение привлекательно хотя бы тем, что не повлекло за собой никаких последствий - ни положительных, ни отрицательных.

Аргумент замещения

Наряду с прямой ложью аргументация замещения используется как главный технический прием введения в заблуждение. Из этого, впрочем, не следует, что сама по себе техника аргументации замещения порочна и должна быть отвергнута: она вполне может быть добросовестной, а зачастую оказывается просто необходимой.

Аргументация замещения основана на подстановке субъекта, действия, обстоятельств, целей, объекта, внешнего топоса-любого элемента риторического факта. Такая подстановка предполагает сопоставление термов аргумента с замещающими данными на основе общих свойств, включение их в замещающие данные, что и приводит к оценке. Подстановка действия. Подстановка имени. Подстановка топоса. Подстановка ответственности.

Аргумент к цели и средствам

Предмет оценки - сопоставление целей и средств, причем те и другие могут быть соотнесены с одной или различными нормами. Кроме того, цель и средство могут меняться местами: средства представляются как цели, а цели - как средства. Аргументативная ситуация предстает следующим образом. Субъект совершил действие в определенных обстоятельствах, имея при этом обозначенную цель, с положительными и отрицательными результатами. Цель, образ действия и примененные средства относятся или могут быть отнесены к различным нормам, либо сведены к одной общей норме.

В этой аргументативной ситуации возможны восемь основных схем защитительной и, соответственно, обвинительной аргументации.

1. Полное признание правомерности целей и средств. Для этого устанавливается полный приоритет цели и нормы (топосов), к которой сводится цель, перед нормой, к которой могут быть отнесены средства. Таким образом, нормы сводятся и иерархизируются, обстоятельства сводятся со средствами и группируются в единый комплекс, аудитория сводится с деятелем, наконец, цели сводятся со средствами, а сама интерпретация нормы предстает как относительная.

2. Более либеральный вариант с частичным разведением целей и средств предполагает признание частичной несовместимости нормы цели и нормы средства и, следовательно, средства кактаковые признаются жестокими. Но они рассматриваются в контексте обстоятельств, с которыми сводятся.

3. Разведение целей и средств с распределением ответственности.

4. Частичное перераспределение целей и средств с возложением ответственности на жертву и аудиторию.

5. Разведение и замещение средств при сохранении их частичной совместимости с целями. Основная цель сводится со средствами.

6. Расщепление деятеля и ответственности.

7. Нахождение более высокой и общей цели и соответствующей ей нормы, которая оправдывала бы или, по крайней мере, прощала применение дурных средств.

8. Разделение целей и распределение хороших и плохих средств по целям. Апологетическим приемам противостоят приемы критической или разоблачительной аргументации, которые содержательно воспроизводят апологетику, но характеризуются тем, что сведенное разделяется, а разделенное в апологетике - сводится.

а. Цели и средства признаются правильными, но деятель обвиняется в недостаточно решительном и последовательном или несвоевременном применении средств, которое и объясняется как причина отрицательных последствий.

б. Цели признаются достойными, средства правильными, но недостаточными.

в. Цели признаются правильными, но им противопоставляются средства, которые соотносятся с той же нормой, что и цели, но по уровню менее значимой.

г. Средства противопоставляются целям. Цели признаются правильными, а средства несовместимыми с ними.

д. Цель рассматривается как утопическая и неверно поставленная, а средства сводятся с целью как ее неизбежное следствие. При этом норма, к которой относятся цели, представляется более высокой, чем цель.

е. Цели и средства меняются местами.

ж. Компрометируются и средства, и цели. Последние рассматриваются как несуществующие, а первые - подменяются.

з. Цели и средства признаются взаимосвязанными и сводятся с личностью и замыслом деятеля. Норма, к которой относится цель, компрометируется, и цель признается несостоятельной и недостойной. Норма, к которой относятся средства, также делает их недостойными.

Судебная риторика

Совещательные аргументы

Совещательная аргументация, в основном, воспроизводит технические приемы судительной, так как имеет дело с фактами, моделями и нормами. И судьба совещательного предложения зависит от его приемлемости, которая может быть обоснована такими же доводами, что и определение или оценка факта прошлого. Предмет совещательной аргументации - возможное, поэтому предложение представляет собой модель, которой еще не соответствует никакая реальность.

Предложение выступает в качестве побудительного основания для действий, которые должны быть объяснены, организованы, распределены во времени и по исполнителям. Согласие в совещательной речи - это согласие действовать определенным образом и в определенных целях, а присоединение -объединение в действии. Включение речи в деятельность требует от ритора особого внимания к пафосу, который необходимо поддерживать и развивать не только в процессе принятия решения, но в особенности в процессе его реализации. Вот почему, подобно эпидейктической, совещательная аргументация требует систематической организации речевых отношений в аудитории.

Для правильного построения совещательной аргументации необходимо четкое разделение ее аналитической (объекта) и нормативно-прогностической (предмета) составляющих.

Аналитическая часть совещательной аргументации сходна со статусами установления и определения и содержит разведение сущности предмета и его состояния, поскольку нормативно-прогностическая часть имеет дело именно с состоянием предмета, то есть качествами, подлежащими изменению. Нормативно-прогностическая часть сходна со статусом оценки, так как обсуждается вопрос о том, что можно и что следует сделать с предметом, и эти возможные преобразования сводятся с прецедентами, нормами, моделями и определяется новое состояние предмета, которое рассматривается как цель действий.

Аргумент к опыту

Предложение обосновывается прецедентом решения, который заведомо содержит положительный результат. Прецедент рассматривается как очередной шаг в развитии объекта - последовательной реализации его присущих свойств, и тем самым устанавливается преемственность решения. Предложение дополнительно обосновывается также уже имеющимися способами решения подобной проблемы - опытом.

При этом существенно, что обоснование содержит обращение к ценностям, которые признавались положительными при принятии предшествующего решения, и их положительная оценка должна сохраняться.

Другой существенной особенностью аргументации к опыту является установление подобия предложения с имеющимися в опыте фактами. Поэтому фактическая база судительной аргументации - аргументы прецедента и прохождения, которыми устанавливается исходное и оптимальное состояние объекта; аргумент прогресса также используется как модель преемственного развития: особенности прошлого развития должны быть воспроизведены в будущем, чтобы сохранилась последовательность решений.

Что касается отрицательных последствий прецедента, то есть отрицательного опыта, то он рассматривается как неправильное, искаженное понимание в прошлом сущности предмета или ошибка, и в этом смысле также представляет ценность как опасность, которую следует учесть, или действие, от которого следует воздержаться. Но в любом случае отрицательный опыт должен учитываться в этой аргументации и использоваться в качестве дополнительного подтверждения правильности предложения: он позволяет избегать подобных ошибок.

Аргумент к невыносимости

Положение аргумента как правило не содержит конкретного содержательного решения и состоит в том, что «надо что-то предпринять», так как состояние предмета невыносимо для аудитории. В аргументации этого типа предмет и объект обычно не различаются именно в силу бессодержательности самого предложения. Связь положения с доводами строится через изображение реальной ситуации как антимодели. При этом ритор обращается к индивидуальным интересам аудитории, которые ущемлены, и обещает им освобождение от всяческих стеснений. Состояние, которое предлагается, естественно, изображается как отсутствие неприятностей и стеснений. Что касается средств достижения желаемой свободы, то и они предстают как устранение лиц, органов, институтов, препятствующих свободе или иному приятному состоянию аудитории.

Аргумент к невыносимости, в противоположность аргументу к опыту, предстает как типичный для революционного стиля мышления, он используется революционерами всех направлений и в случае успеха всегда приводит к одинаковым последствиям.

Аргумент к оптимуму

Предложение приводится к представлению оптимального решения в сложившихся обстоятельствах. Таким оптимальным решением может быть наименьшее зло, наибольшее счастье для наибольшего числа людей, простейшее решение, наиболее экономичное решение, общеприемлемое решение, проторенный другими путь, мнение большинства и т.п.

Аргумент к оптимуму широко используется в аргументации и имеет различный характер применения и различные последствия в зависимости от аудитории, к которой обращен.

Аргумент к долженствованию

Аргумент долженствования требует формулировки нормы, или, по крайней мере, указания на норму, к которой относится поставленная цель, а также редукции термов положения к норме.

Технически аргументация включает два ряда редукций, которые связывают положение с топосом. Первая идет от аудитории как целого, перед которой ставится цель. Вторая идет от личности или группы, составляющей ядро аудитории: цели такой группы сводятся с целями аудитории и с предложением. При этом общие для группы и аудитории в целом ценности и цели представляются более высокими, чем прагматические интересы. Это означает, что во имя долга кто-то должен подать пример и отречься от собственных частных интересов.

Аргументация долженствования более влиятельна, чем эффективна: ее действие обычно сказывается не сразу, а через некоторое время, пока она усваивается и принимается различными частями аудитории, завоевывая себе постепенное признание.

Судебная риторика

Прагматический аргумент (аргумент к пользе)

Положение прагматического аргумента имеет стандартную форму: чтобы достигнуть «А», необходимо «Б». При этом «А» понимается как цель, а «Б» - как средство, поэтому в судительной аргументации прагматическому аргументу полностью соответствует аргумент к средству и цели. В реальности предметом дискуссии является именно средство, так как цель должна быть явной и значимой. Поэтому схема построения и согласования доводов предполагает совместимость цели и средств, возможность достижения поставленной цели предлагаемыми средствами и достаточный уровень преимущества положительных следствий, которые должны наступить, перед отрицательными.

Таков циклический ход публичной аргументации, который организует жизнь общества и речевые отношения в нем.

Расположение

В высказывании выделяются три части: начало, середина и конец. В начале речи ритор стремится сконцентрировать этос, чтобы определить позиции доверия и сотрудничества с аудиторией. В середине речи он концентрирует логос, поскольку аргументация оценивается в зависимости от степени доверия ритору. В завершении речи он концентрирует пафос, поскольку действие требует волевого усилия.

Независимо от того, что станет говорить или писать ритор в начале речи, его слова будут восприниматься сквозь призму этической оценки, затем аудитория перейдет к оценке содержания и, наконец, свяжет завершение речи с побуждением к решению.

Отдельное высказывание включено в систему аргументации и занимает в ней определенное место. Уместность и влиятельность высказывания определяется тем, как оно развивает и воспроизводит предшествующие высказывания и направляет ход аргументации. Условием включения высказывания в аргументацию является членораздельность - сочетание воспроизводимых форм, в которых представлено высказывание с элементами нового в его содержании. Речь может содержать информацию, предназначенную для усвоения, побуждение к действию, побуждение к мысли, привлекать внимание к говорящему или обстановке, развлекать, пробуждать фантазию.

Каждая из перечисленных функций проявляется в речевых формах повествования, описания, суждения, умозаключения, вопроса, определения, повеления, призыва, побуждения. Публичное высказывание, как правило, является сложной речью, в которой эти формы сочетаются в целесообразном порядке, что и делает высказывание осмысленным. Состав и порядок частей зависят от цели, которую ставит перед собой ритор.

Но публичное высказывание является и произведением слова, которое имеет самостоятельную ценность. Если ритор стремится выразить более или менее значительное содержание, он публикует произведение, рассчитывая, что аудитория станет обращаться к нему неоднократно. Сохранение и понимание содержания произведений слова возможно постольку, поскольку их построение представляется закономерным. Поэтому публикуемое произведение обязательно относится к какому-либо жанру словесности - ораторской прозе, документу, эссе, памфлету, философскому трактату, проповеди и выполняется в соответствующей форме.

Но жанровые формы словесности предполагают определенные состав и композицию частей, которая вырабатывается литературной традицией и отражает опыт выражения типа смысла. Оценка произведения слова основана на сравнении его с другими подобными. Без такого сравнения понять содержание и замысел отдельного произведения невозможно. Таким образом, расположение обеспечивает возможность согласия и присоединения, делает высказывание членораздельным выражением мысли и произведением слова.

Существует несколько способов описания расположения: как развитие сюжета (экспозиция, завязка, кульминация, развязка), как последовательное развитие мысли (положение, причина, подобное, противоположное, пример, свидетельство), как последовательность мотивов (внимание, интерес, визуализация, действие), как состав и последовательность речевых форм, уместных в начале, середине и конце высказывания. Преимущество последнего способа в том, что, во-первых, расположение одновременно предстает как развертывание предложения в систему аргументов и как цепочка композиционных элементов, так называемых частей речи, которая может изменяться в зависимости от обстоятельств и замысла; и во-вторых, части расположения представляют собой воспроизводящиеся речевые формы, построение которых подчиняется собственным правилам и может быть объяснено на примере литературных прецедентов.

В каноническом представлении высказывание разворачивается в следующем составе и последовательности частей: 1) начало речи: вступление, предложение (теза), перечисление; 2) середина речи: изложение, подтверждение, опровержение; 3) завершение речи: рекапитуляция (обобщение, вывод), побуждение.

Каждая позиция - начало, середина и конец высказывания - характеризуется составом частей речи, которые могут быть в ней представлены. Это, в первую очередь, варианты присущих данной позиции частей речи. Но высказывание может начинаться и изложением или опровержением. Рекапитуляция может находиться в различных позициях и завершать изложение, связанную группу аргументов, перечисление или вступление. Если высказывание пространно и сложно по содержанию, оно может состоять из повторяющихся и варьирующихся конструкций частей - описаний, рассуждений, рекапитуляции, побуждений, соединенных связками или разделенных выводами. Высказывание, таким образом, представляет собой сложную конструкцию повторяющихся элементов, строение которых, в свою очередь, модифицируется в зависимости от их назначения, соседства и смысловой связи и которые во взаимных отношениях образуют основу текста.

Однако эта сложная конструкция сохраняет смысловое единство и соподчиненность элементов, достигаемых изобретением. Чем сложнее высказывание, тем большее значение имеет изобретение и тем труднее сделать расположение ясным и прозрачным по смыслу, сохраняя единство его смыслового образа - гармоничное соотношение объемов и конструкций частей. Поэтому в основе риторического расположения лежит ораторская, главным образом, судебная речь, последовательность частей которой была предложена Цицероном и Квинтилианом.

Ораторская проза неслучайно остается важнейшим материалом, на котором в общей риторике отрабатывается техника расположения: будучи относительно краткой, ораторская речь отличается особенно четким расположением. Этого требуют условия произнесения речи в суде или на политическом собрании, когда высказывание нужно построить так, чтобы оно сохраняло качества импровизации, но допускало анализ и критику аргументации. Вместе с тем, ораторская проза -вид литературы: в процессе публикации ораторские речи обрабатываются авторами, как это делал, например, Цицерон, и часто представляют собой не то, что оратор сказал в действительности, а то, что он предпочел видеть опубликованным.

Потому-то особенно важно уметь оценивать как произведение опубликованные речи известных мастеров юридической словесности: Н.П. Карабчевского, Ф.Н. Плевако, П.А. Александрова, С.А. Андриевского, П.С. Пороховщикова, А.Ф. Кони.

В соответствии с традицией раздел «расположение» строится по приведенной канонической схеме, последовательность частей которой вовсе не означает, что всякое высказывание, даже судебную речь, следует располагать именно таким образом. Эта каноническая схема, тем не менее, основана на определенной логике.

Во вступлении ритор представляет себя и «фундамент» своего обращения к аудитории; затем он высказывает свою позицию - предложение, которое связано в тезу с положением речи, чтобы аудитория сразу представила себе, что и на каком основании ей предлагается; далее в разделении ритор указывает состав и последовательность главного содержания высказывания - аргументации, чтобы аудитория смогла охватить образ предмета; затем он излагает фактический материал, описывая предмет и повествуя о событиях; на основе изложенных фактов ритор переходит к обоснованию предложения доводами рассуждения, сводя или разводя факты с нормами в соответствии с положением речи; изложив факты, обосновав предложение и ясно сформулировав свою позицию, ритор переходит к опровержению, которое может быть продуктивным, только если определены предпосылки критики; разбор фактов и обоснование завершаются обобщением - рекапитуляцией, которая воспроизводит положение в отношении к аргументации, или выводами, которые обращают аудиторию к последующему развертыванию аргументации, и на основе которых (рекапитуляции или выводов) ритор побуждает аудиторию принять предлагаемое решение.

Судебная риторика

Начало речи: вступление, теза, разделение

В начале речи представлены три части - вступление, теза и разделение предмета, которые объединены задачей представить этический образ ритора. Вступление является речью о речи, так как в нем предлагается основание обращения ритора к аудитории в данных обстоятельствах с данной речью. Предложение является началом речи в узком смысле, поскольку предложение - речь, свернутая до одной фразы, а при развертывании предложения в тезу раскрывается и содержание авторского замысла.

Разделение указывает содержание аргументации, которая будет развернута в дальнейшем, и последовательность рассмотрения проблемы.

Тем самым начало речи приобретает этическое значение как словесная конструкция: этичный ритор ориентирует аудиторию, указывая свою позицию, уровень компетентности, отношение к аудитории и ход предлагаемой аргументации.

Этическое содержание начала речи проявляется и в указании на распределение ответственности. По правилам ведения диалога говорящий обязан обращать к слушающему значимые сообщения, он отвечает за ценность информации и уместность речи. Слушающий при этом условии отвечает за внимание к словам говорящего. Если получатель упускает существенное содержание, он несет полную ответственность за последствия своего невнимания.

Поэтому начало речи строится так, чтобы привлечь внимание получателя к содержанию высказывания и тем самым облегчить его задачу в условиях многообразия публичных высказываний: по началу речи можно судить о значимости ее содержания, и в воле получателя принять высказывание или отказаться от него. Честный ритор обязан следовать тому, что он предлагает, -единство построения этически значимо. А этичная аудитория, приняв ритора с его речью, обязана следовать за словами ритора и сделать заключение о высказывании. На принципе разделения ответственности основано сотрудничество между ритором и аудиторией.

Вступление произносится или читается первым, а сочиняется, если вообще сочиняется, последним и в этом смысле является самой трудной для ритора частью высказывания. Характер вступления зависит от состава аудитории, ее настроения, обстановки, замысла речи и от состояния ритора, особенно если речь устная. Интуиция, опыт, чувство такта играют здесь определяющую роль. Вступление часто импровизируется, и неудачная импровизация может испортить всю речь, но ритору помогает знание правил построения вступления.

Во-первых, даже при неудачном вступлении, если оно кратко, интерес публики к ритору сохранится и ошибку можно исправить - впереди целая речь, в содержании которой обнаружатся качества ритора.

Во-вторых, вступление должно быть умеренно энергичным: яркое вступление привлекает внимание и вызывает симпатию к оратору, но если речь, в особенности устная, начинается слишком эмоционально, оратору может не хватить сил продолжать на том же эмоциональном уровне: от сильных эмоций аудитория быстро устает, а ритору нужно приберечь пафос к концу речи.

В-третьих, стилистически вступление не должно резко контрастировать с основными частями речи, так как может сложиться впечатление, будто ритор стремится привлечь внимание к себе, а не к предмету речи.

В-четвертых, во вступлении следует избегать существенных для аргументации формулировок и данных, если они не повторяются в других частях речи, так как аудитория «входит в речь» постепенно, и вступление воспринимается на фоне внешних или внутренних помех.

В-пятых, вступление не следует сочинять до основных частей речи, так как оно отражает для ритора содержание и пафос высказывания в целом, являясь речью о речи.

В риторике выделяются три рода вступлений: обычное, с ораторской предосторожностью и внезапное (ex abrupto).

Обычное вступление

Во вступлении особенно проявляются (не выражаются) ораторские нравы -честность, скромность, доброжелательность, предусмотрительность, или те этические качества, которые нужны ритору для правильного построения этического образа.

Вступление с ораторской предосторожностью - самый трудный вид вступления. Ораторская предосторожность применяется тогда, когда аудитория заранее не согласна с ритором. Речевая техника ораторской предосторожности либо инсинуация - столкновение топосов и индивидуализации аудитории, либо приведение к авторитету ритора.

Теза - часть речи, содержащая предложение, развернутое в положение. В содержательном отношении теза - главная мысль высказывания, от которой зависят и с которой согласуются все остальные его части. В композиционном отношении теза может находиться в начале речи, но может занимать и иное место в зависимости от замысла и характера предмета аргументации.

Правильное построение тезы определяет качество всей аргументации, поскольку ошибка или софизм в формулировке тезы будет означать несовместимость с положением даже самых сильных доводов, которые обосновывают предложение.

Смысл положения должен соответствовать форме и не вводить в заблуждение относительно действительных намерений ритора.

Таким образом, правильная формулировка предложения означает его определенность и ясность. Правильная формулировка положения означает его совместимость с предложением и соответствие смысла строению, но равным образом, определенность и ясность топоса, который содержится в положении и обеспечивает его включение в определенную иерархию.

Разделение представляет состав предмета и последовательность изложения, чем позволяет охватить содержание высказывания или его части. Вступление, теза и разделение дают исходное представление об аргументации и облегчают критический анализ основных частей высказывания.

Разделение как часть речи широко используется, но не является необходимым элементом начала высказывания. Оно рекомендуется, если высказывание пространно и сложно, содержит обильный фактический материал, а также если аудитория плохо подготовлена и не в состоянии охватить содержание речи в целом. Так, в академической риторике - в лекционных курсах, научных докладах и т.п. разделение часто полезно, как и в научных или философских публикациях; в политической речи и в массовой коммуникации разделение используется редко за отсутствием содержания, разделять которое имело бы смысл.

Существуют два вида разделения, которые не следует смешивать: разделение понятия и разделение предмета речи. Разделение понятия -логическая операция, в основании которой лежат его объем и содержание. Разделение предмета речи - более или менее развернутое последовательное перечисление тем, которые будут рассмотрены в высказывании.

Судебная риторика

Разделение понятия

Разделение понятия основывается на избираемом признаке, поэтому следует учитывать относительный характер всякой классификации и не придавать ей особого значения. Разделение понятия должно быть:

1) исчерпывающим, то есть содержать необходимый состав частей;

2) минимальным, - не содержать лишних членов;

3) различенным, то есть не содержать повторов равнозначных элементов;

4) непрерывным, - не содержать пропусков в отношениях «род-вид» и «часть-целое»;

5) последовательным - порядок перечисления должен соответствовать порядку изложения;

6) умеренным, то есть содержать не более пяти-семи элементов, такое их число, которое может быть охвачено сразу и удерживаться в памяти.

Разделение предмета основывается на конкретном содержании высказывания и представляет собой его содержательную основу, поэтому этот вид перечисления исходит из целесообразности и порядка изложения.

Середина речи. Изложение: описание

В составе высказывания, в отношении к конкретному содержанию тезы и разделения аргументация подразделяется на положительную (изложение и подтверждение) и отрицательную (опровержение), а также на техническую (рассуждение) и нетехническую (описание и повествование).

Как было показано выше, оба эти разделения относительны. Изложение фактов является аргументом: оно содержит положение и обоснование, а рассуждение, в свою очередь, оперирует фактами. Положительная аргументация является подтверждением тезы, которая может быть выражена и отрицательным суждением, а опровержение, напротив, может строиться как положительные утверждения. Однако эти относительные подразделения небезосновательны: чтобы освоить сложные или смешанные формы речи, нужно уметь строить простые, а у каждого из перечисленных видов аргументации есть свои особенности, которые важны в ходе построения.

Середина высказывания содержит главные содержательные части: описание, повествование, подтверждение в виде связанной системы аргументов и доводов, опровержение в виде критики софизмов слов и софизмов мысли и построения критических аргументов, а также различные связки и переходы между композиционными частями.

Изложение

Существуют два способа представления данных - описание и повествование, которые в совокупности и образуют изложение. Но изложение не ограничивается этими речевыми формами, так как может содержать объяснения, обобщения, связки и различного рода выводы. В целом задача изложения - представление данных в благоприятном для целей ритора виде.

Следует подчеркнуть, что распространенное требование «объективной информации» - недобросовестная уловка, рассчитанная на наивных людей. Возможно правильное, точное, ясное, последовательное, честное изложение фактов, но не бывает объективного изложения, так как факты отбираются кем-то и излагаются с определенной целью. Ритор, заявляющий, что его информация «объективна» или «нейтральна» и тем самым, будто он стремится к тому, чтобы его идеи были скомпрометированы, либо несостоятелен, либо лицемерит, и потому его высказывания требуют особенно тщательного анализа. Изложение является самым сильным и надежным аргументом. Как правило, аргументация сводится к изложению фактов, ибо рассуждения необходимы тогда, когда факты неясны, недостоверны или недостаточны. Вот почему умение строить изложение - это одновременно умение его анализировать.

Общие правила изложения можно сформулировать в следующем виде.

Изложение должно быть:

1. Правдоподобным. Это значит, что из состава данных, соответствующих действительности, для изложения следует отбирать те, которые вызовут наименьшие сомнения. Данные должны быть совместимыми с опытом аудитории.

2. Приемлемым. Факты, которые приводятся в изложении, и слова, которые употребляются для их изображения не должны оскорблять нравственное чувство читателя или слушателя, даже если такой читатель или слушатель составляет меньшинство аудитории.

3. Ясным. Это значит, что слова и фразы, которые в нем содержатся, знакомы аудитории и понимаются сразу и полностью. Поэтому в изложении по возможности следует избегать длинных и сложных предложений, необычного порядка слов, различных оборотов, двусмысленностей в обозначении действующих лиц.

4. Последовательным. Это значит, что о действиях или событиях сообщают в порядке их следования.

5. Воспроизводимым. Это значит, что его не следует перегружать не относящимися к делу подробностями и отступлениями. Изложение должно быть построено так, чтобы его основное содержание легко запоминалось.

6. Интересным. Чтобы вызвать интерес, восходят от более известных фактов к менее известным.

7. Завершенным. Это значит, что изложение содержит внутренне связанные факты и события, образующие смысловое единство, и что в конце изложения подводится итог сказанному - делается вывод, обобщение или характеристика.

Судебная риторика

Описание - это изображение предмета как существующего независимо от ситуации общения и является эпидеиктической формой изложения.

В описании говорящий и слушающий находятся как бы в одной точке, из которой они вместе рассматривают изображаемый предмет. Местоположение этой точки в отношении к предмету (перспектива) может изменяться в процессе описания, но единство говорящего и слушающего сохраняется. Искусство описания в основном состоит в поддержании этого единства.

Центр описания - имя существительное, прилагательное или глагол в значении процесса или состояния, обычно в настоящем времени.

Описание представляет собой развернутую форму определения. Соответственно описания подразделяются по характеру предмета на описания вещей, ситуаций, последовательности действий, людей, характеристики идей или конструкций мысли -теорий, гипотез, предложений. По словесной форме описания подразделяются на естественные и искусственные: первые дают образ предмета в ходе его созерцания, вторые - аналитический образ строения, структуры, назначения, то есть идею предмета.

Они, в свою очередь, бывают дедуктивными, индуктивными и смешанными в зависимости от задачи и композиции. Описание - один из важнейших элементов построения. Оно является самым сильным аргументом почти универсального свойства, поскольку в описании данные представляются таким образом, как будто они принадлежат слушающему в той же мере, что и говорящему. Другое дело, что описание - принадлежность главным образом письменной речи, так как в устной речи объем и смысловая сложность описания ограничены и ритору постоянно приходится перебивать описание более занимательным повествованием и «украшать» выразительными подробностями, чтобы удержать внимание аудитории.

Проще других наглядное естественное описание конкретного предмета.

Описание может разворачиваться от общего к частному и от частного к общему. Такое совмещение дедуктивного и индуктивного ходов в описании является наилучшим, так как увеличивает достоинства и уменьшает недостатки каждого. Дедуктивный ход описания позволяет сразу представить цельный образ предмета, из которого осмысливаются части и детали, но в процессе дедуктивного описания интерес к предмету падает. Описание от частей к целому позволяет поддерживать интерес, но затрудняет осмысление, так как целое «замутняется» подробностями.

Естественное описание представляет даже единичный предмет как однородный в ряду других подобных.

Портрет - естественное описание одушевленной индивидуальности, разновидность естественного описания, построение которого следует гуманитарному принципу: чувственный (зрительный, слуховой, тактильный) образ воспроизводит впечатление, соотносит предмет с его видом, но сам предмет описания индивидуализируется использованием символов, которые связывают чувственный образ с волей, разумом, этосом. Предмет предстает уникальным: связанные в описании признаки в совокупности создают единый индивидуальный образ.

Изобразительное описание основано на том же принципе сочетания смыслового и чувственного образа, что и портрет. Но предмет изобразительного описания не лицо, а явление, событие, действие. Как всякая риторическая форма, изобразительное описание делается с определенной задачей - в явлении представить смысл и тем самым индивидуализировать и оценить предмет.

Изобразительное описание с комментарием является переходной формой от естественного описания к искусственному, поскольку оценочно-смысловой комментарий является не вспомогательным средством, в отличие от комментария объяснительного, а выступает в качестве положения аргумента.

Искусственное описание строится, исходя из содержания предмета, а не его чувственного образа. Искусственное описание может быть наглядным и содержать конкретные изобразительные детали, но может и не содержать их. Главное, что состав и порядок частей описания отражают элементы структуры, отличительные признаки, назначение, свойства, видо-родовые отношения предмета, обозначения которых являются либо общими местами, либо элементами редукций. Поэтому искусственное описание - часть эпидейктической аргументации.

От представления идеи или понятия искусственное описание может распространяться в направлении изобразительности и даже художественности, сохраняя при этом основной принцип, если состав и последовательность элементов - ракурсов, планов, наименований следует делению идеи, в совокупности элементы являются частями содержания идеи, а их изобразительные выражения иллюстрируют и подтверждают деление, выступая в качестве доводов. Вот почему естественное описание в аргументации обычно используется как пример или модель, а искусственное - как иллюстрация.

Изложение: повествование.

Повествование - это рассказ о событиях в последовательном порядке.

Поскольку повествование предполагает рассказчика, предметом оценки оказываются не только факты, но и достоверность изложения. Как способ изложения повествование субъективно, так как включает разделенные образы рассказчика и аудитории и основано на использовании глагола.

Разделение рассказчика и аудитории образует отношения между участниками общения: местоимения «я», «вы», «мы», «он» или «они» и связанные с ними по смыслу слова обозначают отношения между ритором, аудиторией и не аудиторией, содержание которых может оказаться спорным. Использование глагола в качестве основы изложения активизирует такие категории, как время, наклонение, вид, залог, что дает основание для критической оценки речи.

Если смысловым центром высказывания является предложение, это значит, что определенному кругу лиц ритор предлагает принять решение в определенных границах времени и пространства. Если в частной риторике рассматриваются жанровые формы повествования, то в общей риторике повествование рассматривается с точки зрения техники аргументации, то есть средств, с помощью которых достигается согласие аудитории.

В общей риторике следует выделить три типа повествований в зависимости от цели, стоящей перед ритором.

Судебная риторика

В совещательной речи повествование нужно для принятия конкретного или общего решения в различных условиях аргументации. Если отправитель и получатель речи согласны в исходных оценках ситуации и предмета повествования и решение принимает в основном получатель, а ритор предоставляет ему нужные для решения данные, то само изложение в повествовательной части должно быть максимально точным и не содержать избыточных слов или оценок со стороны ритора. Такое повествование можно назвать отчетом или информацией в зависимости оттого, являются ли действия самого ритора предметом изложения или он излагает факты на основании внешних источников, например, документов, сообщений или иных данных. В зависимости от характера исходных данных ритор строит систему модальностей и других речевых средств, с помощью которых он стремится указать степень достоверности информации и своей ответственности, а также точность воспроизведения информации. В отчете и информации могут содержаться и авторские оценки, но при правильном построении этого рода изложения такие оценки или комментарии тщательно отделены от основного содержания, чтобы не навязать адресату высказывания решения, которое может оказаться односторонним.

Другой тип повествования в совещательной аргументации можно назвать включенным повествованием. Если ритор использует повествование как один из аргументов в пользу предложения, то цель его состоит в том, чтобы представить и сгруппировать факты таким образом, чтобы из повествования следовал определенный вывод. В таком случае ритор учитывает степень осведомленности аудитории в предмете повествования и не будет особенно стремиться к точности представления данных, но обратит внимание на уместность, сопоставимость и представительность материала, изложение которого в зависимости от целей речи и аудитории будет более или менее образным и патетичным. Выбор пафоса определится содержанием предложения.

Включенное повествование характеризуется теми же свойствами, что и техническая аргументация, - оно может быть критиковано и оспорено как довод, а не с точки зрения построения факта, то есть может рассматриваться в статусах определения и оценки, а не в статусе установления. Против приведенного суждения можно выставить контраргументы, но его не имеет смысла опровергать с точки зрения истинности или значимости изложенных данных.

Повествование в эпидейктической аргументации всегда является включенным, так как его смысл состоит в представлении модели или антимодели, либо представляет собой иллюстрацию.

В судительной аргументации изложение гораздо более значимо и самостоятельно, чем в совещательной или эпидейктической, а приемы повествования, соответственно, более разнообразны. И если теза строится в судительном плане, то и повествование занимает в системе аргументов ведущее место.

Конкретные приемы повествования в судительной аргументации определяется речевым жанром. Общие свойства повествования в судительных высказываниях определяются особой значимостью его как части речи и отношением ритора к предмету и аудитории. Это убедительность, модальность, изобразительность, стилистическая индивидуальность.

Середина речи. Обоснование

Различие между технической и нетехнической аргументацией условно. В риторическом построении формы изложения и рассуждения сочетаются, так как ритору приходится, рассуждая, оперировать фактами, а в изложение включать рассуждение.

Обоснование выделяется как композиционная часть высказывания, и назначение обоснования заключается главным образом в том, чтобы выделить ту часть содержания, которая непосредственно связана с принятием решения и требует особо ответственного рассмотрения и анализа. Кроме того, рассуждение как форма речи членит аудиторию и выделяет в ней индивидуальных адресатов аргументации, которые принимают решение самостоятельно и критически.

В судебной речи обоснование играет самостоятельную роль и его рекомендуется отделять от изложения. Требования к изложению и к рассуждению различны: представление фактов предполагает согласие об их достоверности, а обоснование должно быть корректным логически и юридически, так как обосновывается не факт, а его отношение к норме. Но и в такой конвенциональной аргументации убедительность речи зависит не от количества доводов, а от их силы. Самыми сильными доводами считаются факты, и изложение часто оказывается достаточным основанием для выводов.

В зависимости оттого, как построены доводы, какова их взаимная связь и как аргументация соотносится с тезой, можно выделить два основных способа построения обоснования - линейный и синтетический.

При линейном способе содержание предложения и тезы в целом не изменяется. Жестко сформулировав тезу, ритор отбирает доводы, которые ее подтверждают, отсекает и стремится опровергнуть соображения, несовместимые с предложением. Линейное построение аргументации придает ясность и систематичность речи, позволяет избегать сложных ходов мысли и слова, но обедняет содержание аргументации, а зачастую побуждает ритора выдвигать сомнительные и недостоверные доводы.

Итак, можно сформулировать следующие правила линейного построения аргументации:

1. Аргумент «расщепляется» на отдельные доказательства, которые могут воспроизводить его форму. Доказательства различаются составом доводов при общности положения.

2. Доказательства располагаются в возрастающей или гомерической последовательности.

3. Число доказательств ограничено, но они могут сдваиваться, образуя параллельные ряды.

4. Ритор не стремится амплифицировать доводы: чем короче и яснее доводы, тем они более убедительны.

5. Сильные доказательства отграничиваются, более слабые объединяются.

6. Ряды доказательств группируются в комплексы, которые часто снабжаются общим выводом.

7. Содержание тезы остается постоянным, а аргументы подбираются таким образом, чтобы они были полностью совместимыми с тезой и между собой. Поэтому в линейном построении часты повторы доводов и доказательств.

8. Существенно не количество доводов, а их сила.

9. Линейное построение аргументации целесообразно лишь для обсуждения проблем, возможности решения которых ограничены и известны аудитории. Это значит, что либо аудитория настолько компетентна в проблеме, что для нее достаточно указания на ход решения, который она в состоянии оценить самостоятельно; либо проблема настолько стандартна и проста, что действительно достаточно здравого смысла, чтобы в ней успешно разобраться.

Судебная риторика

Синтетическое построение аргументации

Синтетическое построение аргументации имеет следующие особенности:

1. Ритор стремится к максимально широкому обсуждению предложения, поэтому по ходу аргументации содержание тезы прирастает.

2. Обоснование может содержать не только различные аргументы, но и различные виды аргументации - эпидейктическую, судительную и совещательную, которые распределяются по частям построения либо включаются в построение аргументов.

3. Аргументы в синтетическом построении могут объединяться не только общими положениями, но и общими доводами. Этим приемом устанавливается единство рассуждения и смысловая связь между высказываниями.

4. Синтетическое построение позволяет приводить аргументы к топосам различных уровней иерархии, что весьма затруднительно при линейном построении, и, следовательно, добиваться как различных уровней согласия, так и согласия с разнородной аудиторией.

5. Норма, к которой приводится положение аргумента, в синтетическом построении может содержать несколько топосов, поэтому ритор получает возможность выделять речевыми приемами основной топос аргумента.

6. Недостатком синтетического построения является его сложность: хорошее синтетическое обоснование требует высокого мастерства мышления и словесного выражения.

7. Поскольку синтетическое построение плохо поддается критике, оно требует аудитории достаточно подготовленной и изощренной в технике аргументации.

8. Синтетическое построение предполагает повторы, которые делают речь пространной и создают впечатление избыточности.

Середина речи. Опровержение

Опровержение - часть речи, содержащая аргументацию, цель которой состоит в обосновании тезы путем критики и отвержения несовместимых с ней высказываний или позиций.

Опровержение не следует смешивать с отрицательной аргументацией. Отрицательная аргументация может содержаться в обосновании, когда предложение представляет собой отрицательное высказывание, если предлагается, например, воздержаться от необдуманного решения. Задача опровержения - присоединение аудитории к предложению на основании согласия о том, что позиции, несовместимые с предложением, несостоятельны или неприемлемы.

Существуют два вида опровержения: критика и разоблачение.

Цель критики - показать несостоятельность или неприемлемость предложений оппонента и тем самым побудить аудиторию принять иное решение, а оппонента - изменить мнение о предмете обсуждения. Цель разоблачения -показать несостоятельность самого оппонента и тем самым побудить аудиторию к разрыву с ним.

Риторика не рекомендует прибегать к разоблачениям, поскольку разоблачение приводит к разрушению общественных связей.

Более того, опровержение не является постоянным элементом построения: обычно то, что говорится или пишется в опровержениях, с успехом может быть высказано и обосновано иным способом. Хороший ритор стремится не прибегать к опровержению, когда у него есть что сказать. Опровержение целесообразно, только если вынуждено полемическими высказываниями оппонентов.

Как и положительная часть аргументации, опровержение часто начинается изложением предмета критики - позиции оппонента или фактов, относящихся к делу.

Общее правило изложения отвергаемой позиции состоит в использовании возрастающей или гомерической последовательности в обращенной форме: наиболее слабые доводы оппонента или факты, имеющие отрицательное значение, располагаются в начале и в конце изложения и разделяются, а сильные доводы оппонента, или факты, которые можно толковать в его пользу, - располагаются в середине и объединяются.

1. Опровержение основано на изложении позиции полемического противника, которая является предметом полемической аргументации. Поэтому изложение: а) не должно представлять опровергаемую позицию в привлекательном виде, б) подчинено составу и последовательности полемических аргументов, в) максимально сжато и кратко, г) точно воспроизводит высказывания оппонента.

2. В процессе опровержения нарастает этическая оценка позиции оппонента. Поэтому каждый последующий полемический аргумент основан на уровне согласия, достигнутом в предшествующем. Ритор не прибегает сразу к решительным и окончательным этическим оценкам.

3. Конечная оценка связывается с альтернативой: либо оппонент подпадает под нее, либо соглашается с критическими доводами.

4. Опровержение завершается выводом, который указывает аудитории или оппоненту путь выхода из кризиса, созданного несовместимостью его позиции с ценностями, которые принимает аудитория и он сам.

5. Доводы опровержения располагаются в нарастающей последовательности. Гомерическая последовательность применима, если ритор вынужден привести доводы, которые кажутся сомнительными.

6. Пафос концентрируется в начале опровержения, так как он определяет критическое отношение аудитории к предмету речи и объединяет аудиторию с ритором.

Судебная риторика

Завершение речи

В завершении речи концентрируется пафос: содержание тезы или предложения ритор оформляет в виде побудительного высказывания, которое организует речевую эмоцию. Задача ритора состоит в том, чтобы не просто создать эмоцию, а сделать ее предметной и тем самым конструктивной. Поэтому завершение высказывания содержит два элемента: рекапитуляцию и побуждение.

Рекапитуляция - воспроизведение тезы. Хорошо построенное высказывание обогащает опыт аудитории: по мере развертывания аргументации адресат речи обсуждает и критически оценивает доводы и приходит к частичному согласию. Но аргументация, даже если ритор и сделал завершающий вывод в конце обоснования или опровержения, остается разрозненной: речь содержательно сложна и многочастна, и совокупность согласованных частей сама по себе еще не дает целого, с которым предстоит согласиться или не согласиться. Принимая решение, мы вынуждены быть терпимыми к частностям, которые могут нас не устраивать, во имя целого и главного, ради которого мы и идем на компромисс. Вот это целое с точки зрения приросшего смысла ритор и формулирует в рекапитуляции.

Необходимость в рекапитуляции как особой части построения возникает тогда, когда высказывание содержательно сложно и пространно, и аудитория не в состоянии охватить замысел.

Побуждение - часть построения, означающая окончание речи и непосредственный переход к действию, которое организовано мыслью.

С точки зрения содержания побуждение представляет собой ядро замысла будущего действия, но в то же время оно эмоционально и энергично.

Наибольшая трудность в том, что эти задачи приходится решать кратко: эмоция возникает и «затухает» быстро, а неудачное завершение речи сводит к нулю результаты самой убедительной аргументации.

Допустимый объем завершения зависит от вида словесности и объема высказывания. Политическая ораторика требует, как правило, кратких завершений, поэтому политические ораторы часто обходятся без рекапитуляции. Судебная ораторика, напротив, допускает развернутые завершения, рекапитуляции которых иногда даже воспроизводят важнейшие доводы аргументации или содержат самостоятельные рассуждения, например, в виде обращения к суду.

Заключение представляет собой истолкование смысла высказывания -краткое обобщенное высказывание о высказывании. В заключении ритор обращает внимание аудитории на способ истолкования сказанного или написанного.

В заключении может выражаться модальность высказывания - авторское отношение к аудитории и полемическому противнику. В таком случае заключение является полемическим.

Вывод представляет собой следствие из аргументации, которое непосредственно связано с побуждением или выделяется как важнейшее. Вывод обыкновенно представляется не повторением прежде изложенного, а новым в отношении к высказыванию содержанием и тем самым открывает новую тему аргументации.

Развернутый вывод может содержать основную аргументацию такого будущего высказывания и одновременно побуждение приступить к дальнейшему обсуждению проблемы.

Выводы представляют собой разделенную рекапитуляцию. Если ритор стремится к различным аспектам или уровням присоединения или хочет представить решение аудитории как требующее сложных, последовательных или разнородных действий, он строит выводы.

Кроме того, выводы могут содержать рассмотренные способы завершения высказывания в любом соотношении. Выводы могут быть аналитическими и синтетическими.

Аналитические выводы представляются отдельными и относительно независимыми, что позволяет представить решения, соответствующие выводам, как самостоятельные или разнонаправленные.

Синтетические выводы взаимосвязаны и последовательны, они обнажают смысловую структуру высказывания и представляют его как единораздельное целое. Синтетические выводы наиболее характерны для эпидейктической аргументации.

Элокуция

Элокуцией (лат. elocutio - выражение) называется завершающий этап построения, на котором ритор создает текст высказывания. В этом разделе общей риторики рассматриваются средства словесного выражения замысла.

Судебная риторика

Качества стиля

Понятие элокуции тесно связано с понятием стиля, поскольку стиль - система целесообразно отобранных и согласованных языковых средств, которые используются для выражения определенных смыслов. Выделяются стили языка, - литературные и окказиональные.

Стили языка представляют собой варианты системы языка, которые складываются с изменением эстетических представлений о речи или с формированием новых сфер общения, требующих для себя специфических средств выражения. Чем шире состав таких стилей, тем богаче культура языка. Стили языка, соответственно, бывают исторические и функциональные.

Среди функциональных стилей литературного языка важнейшие: обиходно-разговорный, документально-деловой, художественный, научный, публицистический.

Общие качества стиля: правильность, ясность, точность, присущность, уместность, легкость, живость, гармоничность слога.

Правильность (чистота) слога состоит в таком подборе выразительных средств языка, что они, согласуясь друг с другом, в совокупности образуют завершенный и цельный вариант грамматики и лексической системы общелитературного языка. Чистота слога лежит в основании хорошего авторского стиля, так как чистый слог представляет собой отобранную, осмысленную и упорядоченную автором систему языковых ресурсов, которыми он пользуется сознательно и целесообразно.

Ясность слога - первое условие его чистоты. Ясность означает, что слова и обороты определены в значении и употреблении, что автор умеет строить обозримые фразы, избегает случайных двусмысленных выражений, а фраза запоминается и легко воспроизводится.

Точность - условие чистоты слога, отчасти противостоящее ясности. Точность означает соответствие между словами и мыслями автора.

Присущность- соответствие способа выражения предмету речи.

Уместность - соответствие способа выражения ситуации речи и ожиданиям аудитории.

Легкость слога достигается простейшим способом выражения.

Выбор слов и построение фразы

Лексические средства.

Ритор выбирает слова и словосочетания из лексических ресурсов языка, поэтому ему важно знать:

1) языковой статус избираемых им лексических средств: они относятся к общелитературной, специальной или нелитературной лексике;

2) характер употребления слова в современном языке, его отношение к истории языка и литературной традиции;

3) смысловые отношения слова в системе языка: строение значения слова и его семантические связи с другими словами.

Общелитературная, специальная и нелитературная лексика.

Общелитературными являются слова, которые могут встретиться в любой литературной письменной и устной речи, составляют основу понимания речи и представлены в толковых словарях русского языка.

Общелитературной лексике противостоит литературная специальная лексика, нелитературная и табуированная, то есть запрещенная к употреблению.

К специальной литературной лексике относятся 1) общенаучные и общетехнические слова и 2) термины.

Общенаучные и общетехнические слова употребляются, соответственно, в научных и технических текстах в значении, которое обычно не фиксируется в терминологических словарях, но передается в традиции научной школы.

Термины, напротив, фиксируются в специальных терминологических словарях и употребляются в значении, которое связано со словарной нормой.

Терминологии имеют в риторике большое значение, потому что специальные области знания являются источниками изобретения, а термины отображают понятия и предметы мысли. Термины делают речь точной, содержательной и направляют критику не на ритора, а на предмет обсуждения. Серьезный и авторитетный ритор обращается к терминологии по мере необходимости, и если термины используются уместно, упреки в непонятности речи указывают на некомпетентность или неэтичность оппонента, который должен владеть терминологией, связанной с предметом обсуждения. Но терминология, которая нужна, часто подменяется общенаучными словами, которые создают видимость компетентности ритора и затемняют содержание речи. В таком случае критика речи за ее наукообразность вполне правомерна. Вот почему ритор должен владеть терминологией, связанной с предметом речи, точно и уместно использовать специальную лексику.

Терминологическая политика - одна из важнейших сфер культурной деятельности государства: она организует технический прогресс. Степень осознания политическим руководством государства значения терминологической политики является показателем его компетентности.

Мерительные термины складываются в деятельности различного рода, назначаются специальными научными государственными органами и утверждаются высшими о»ганами государственной власти. Таковы «килограмм», «ватт», «метр», «час», «год, «рубль». Значение этих терминов не изменяется в употреблении.

Судебная риторика

Юридические термины формируются в практике юридической деятельности и утверждаются в зависимости от характера права либо только в законодательном порядке высшими органами государственной власти, либо отчасти в процессе судебной деятельности коллегиями судов. Таковы: «правительство», «гражданские права», «органы местной власти», собственность», «санкция», «показания», «физическое лицо», «стороны процесса», «правопорядок», «взаимные претензии», «разумная предосторожность», «правонарушение», «правовое состояние» и многие др. Значения юридических терминов нормативны и общеобязательны, но изменяются в процессе развития правовой практики. Изменения эти упорядочиваются и одобряются специальными органами: парламентом (Думой), Верховным Судом.

Построение фразы

Стиль риторического построения связан с характером движения мысли в речи. Автор подает мысль таким образом, чтобы аудитория смогла либо воспроизвести высказывание, либо образовать мысль на основе сказанного. В реальности происходит и то, и другое: аудитория следует мысли ритора и, отправляясь от нее, образует собственные идеи.

Равномерность и неравномерность слога

Равномерность означает, что синтаксические конструкции примерно равны по объему и степени сложности.

Недостаток неравномерного слога в той же монотонности: игра объемами фраз утомляет и раздражает, особенно если движение слога не обусловлено движением мысли.

Очевидно, элегантность слога, о которой пишут авторы многих французских риторик и основана главным образом на чувстве меры в сочетании с объемом фраз.

Слитность и прерывность выражения мысли

Слитность отдельной мысли в классической риторике выражалась в понятии периода и периодической речи. Речь, по степени ритмической организованности, подразделяется на стихотворную, периодическую и прозаическую. Периодическая речь обладает ритмической и, главное, смысловой организацией отдельной сложной мысли, строй которой задается через логико-грамматические отношения ее частей (причинные, соединительные, противительные, сравнительные, уступительные, изъяснительные, определительные, условные отношения), число и порядок частей периода и степень распространения каждой из них.

Связанность речи

Единая логико-смысловая конструкция фразы создается применением специальных слов-связок, обозначающих смысловые отношения между частями конструкции: «и», «следовательно», «затем», «наконец» и т.п.

Объемность речи

Представление предмета во многих планах или перспективах. Объемность является наиболее эффективным средством построения образа.

Моноцентричность и полицентричность речи. Фраза, особенно сложная, объединяется смысловыми центрами, относительно которых разворачивается остальное содержание. Если во фразе только один центр, речь моноцентрична, если их несколько - полицентрична. Моноцентричность, как и одномерность, облегчает оценку речи, поскольку фраза или предложение содержит одну мысль, хотя и может быть развернута. Если речь многомерна или полицентрична, каждая фраза нуждается в дополнительном анализе, поскольку в ней могут содержаться несколько мыслей.

В заключении считаем необходимым дать ряд новых понятий, знание определения которых поможет в усвоении данного курса:

Топос - общая идея, к которой приводится положение и на основе которой строится аргумент.

Инстанция - авторитетный источник, устанавливающий топос и определяющий его место в иерархии.

Сущностное суждение - суждение, в котором утверждается или отрицается предмет мысли.

Нормативное суждение - суждение, в котором утверждается или отрицается долженствование.

Предложение - главная мысль высказывания, содержащая предмет обсуждения.

Причина - довод, содержащий основание предложения.

Подобие - довод, содержащий объяснение или предложение, или его причины известными сравнениями, уподоблениями.

Пример - довод, содержащий факты, которые служат доказательством предложению или его причине.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий