регистрация / вход

Преступления, причиняющие вред здоровью различной степени тяжести

Содержание Введение …...…. ...…. 3 1 Понятие, общая характеристика и виды преступлений против здоровья .. .. 7 1.1 Общая характеристика преступлений против здоровья .… 7

Содержание

Введение …………………………………………………...….……………………...…. 3

1 Понятие, общая характеристика и виды преступлений против здоровья ..…….. 7

1.1 Общая характеристика преступлений против здоровья …………………….… 7

1.2 Виды преступлений против здоровья ………………………………………...… 11

2 История развития законодательства об ответственности за преступления против здоровья ………………………………….…………………………………………… 16

2.1 Развитие законодательства об ответственности за преступления против здоровья в дореволюционный период ………………………………………………………….. 16

2.2 Развитие законодательства об ответственности за преступления против здоровья в послереволюционный период …………………………………………………..…. 19

3 Преступления, причиняющие вред здоровью различной степени тяжести …….…26

3.1 Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью (ст. 111 УК РФ) ……….. 26

3.2 Умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью (ст. 112 УК РФ).. 44

3.3 Причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью при наличии смягчающих обстоятельств (ст. 11З, 114 УК РФ) …………………….……………. 47

Заключение ……………………………………………….……………….……………. 51

Глоссарий ………………………………………………………………………………. 53

Список использованных источников ……………………………………………….… 57

Приложение А ………………………………………………………………………….. 60


ВВЕДЕНИЕ

Особенная часть Уголовного кодекса РФ открывается разделом VII «Преступления против личности». Он включает в себя пять глав: «Преступления против жизни и здоровья» (гл. 16); «Преступления против свободы, чести и достоинства личности» (гл. 17); «Преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности» (гл. 18); «Преступления против конституционных прав и свобод человека и гражданина» (гл. 19); «Преступления против семьи и несовершеннолетних» (гл. 20). Расположение этой группы преступлений на первом месте Особенной части УК РФ соответствует важнейшей конституционной идее, приоритетной в российском государстве, — охране жизни и здоровья человека, его прав, свобод и законных интересов.

За совершение преступлений против личности, как за наиболее опасные посягательства, установлены высокие санкции, так как результатом таких преступлений являются тяжкие последствия, порой невосполнимые (смерть человека, наступление инвалидности или иного тяжкого расстройства здоровья и т. п.). Уголовный кодекс РФ 1996 г. включил в число преступлений против личности посягательства на конституционные права и свободы человека и гражданина, а также преступления против семьи и несовершеннолетних. Раньше в УК РСФСР 1960 г. эти составы преступлений входили в самостоятельную главу Особенной части (гл. 4) и не рассматривались как преступления против личности.

Генеральная Ассамблея Организации Объединенных Наций, выражая волю мирового сообщества, утвердила и провозгласила 10 декабря 1948 г. Всеобщую декларацию прав человека[1] . Верховный Совет РСФСР, утверждая права и свободы человека, его честь и достоинство как высшую ценность общества и государства, принял 22 ноября 1991 г. Декларацию прав и свобод человека и гражданина[2] , подтвердив тем самым реальное вхождение России в сообщество цивилизованных государств.

Это подтверждено и в ныне действующей Конституцией РФ 1993 г. Конституция РФ в ст. 2 провозгласила, что «человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства». При этом в ст. 18 Конституции особо подчеркивается: «Права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими. Они определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием». Провозглашая право каждого человека и гражданина на жизнь, охрану государством достоинства личности, свободы и личной неприкосновенности, Конституция гарантирует их равенство (ст. 19) и защиту в установленном законом порядке.

Существенное значение в деле охраны личности, ее прав и свобод имеет уголовное законодательство, призванное пресекать и наказывать наиболее опасные посягательства на личность. В ранее действовавшем законодательстве (УК РСФСР I960г. с последующими изм. и доп.) преступления против жизни, здоровья, свободы и достоинства личности были помешены в третью главу Кодекса после глав, посвященных государственным преступлениям и преступлениям против социалистической собственности. Совершенно иной подход осуществлен в УК РФ 1996 г., где на первое место поставлены интересы личности, ее права и свободы. Соответственно и Особенная часть УК открывается разделом, в котором рассматриваются преступления против личности.

Преступления против личности — это группа общественно опасных деяний, направленных против основных личных прав и свобод граждан. Большинство преступлений данной группы относится к тяжким или особо тяжким, ими может быть причинен физический, моральный и материальный вред. При совершении этих преступлений родовым объектом выступает личность. По непосредственному объекту посягательства преступления против личности распределяются на определенные виды, в соответствии с которыми строится система всего раздела VII «Преступления против личности» УК РФ. Это следующие виды.

1. Преступления против жизни: умышленное убийство (ст. 105—108); причинение смерти по неосторожности (ст. 109); доведение до самоубийства (ст. 110).

2. Преступления против здоровья: умышленное причинение тяжкого вреда здоровью (ст. 111); умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью (ст. 112); причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью в состоянии аффекта (ст. 113); причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление (ст. 114); умышленное причинение легкого вреда здоровью (ст. 115); побои (ст. 116); истязание (ст. 117); причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью по неосторожности (ст. 118); угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью (ст. 119); принуждение к изъятию органов или тканей человека для трансплантации (ст. 120); заражение венерической болезнью (ст. 121); заражение ВИЧ-инфекцией (ст. 122); незаконное производство аборта (ст. 123); неоказание помощи больному (ст. 124); оставление в опасности (ст. 125).

3. Преступления против свободы, чести и достоинства личности: похищение человека (ст. 126); незаконное лишение свободы (ст. 127); торговля людьми (ст. 127'); использование рабского труда (ст. 1272 ); незаконное помещение в психиатрический стационар (ст. 128); клевета (ст. 129); оскорбление (ст. 130).

4. Преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности: изнасилование (ст. 131); насильственные действия сексуального характера (ст. 132); понуждение к действиям сексуального характера (ст. 133); половое сношение и иные действия сексуального характера с лицом, не достигшим шестнадцатилетнего возраста (ст. 134); развратные действия (ст. 135).

5. Преступления против конституционных прав и свобод человека и гражданина: нарушение равенства прав и свобод человека и гражданина (ст. 136); нарушение неприкосновенности частной жизни (ст. 137); нарушение тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных или иных сообщений (ст. 138); нарушение неприкосновенности жилища (ст. 139); отказ в предоставлении гражданину информации (ст. 140); воспрепятствование осуществлению избирательных прав или работе избирательных комиссий (ст. 141); нарушение порядка финансирования избирательной кампании кандидата, избирательного объединения, избирательного блока, деятельности инициативной группы по проведению референдума, иной группы участников референдума (ст. 141'); фальсификация избирательных документов, документов референдума (ст. 142); фальсификация итогов голосования (ст. 142'); нарушение правил охраны труда (ст. 143); воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналистов (ст. 144); необоснованный отказ в приеме на работу или необоснованное увольнение беременной женщины или женщины, имеющей детей в возрасте до трех лет (ст. 145); невыплата заработной платы, пенсий, стипендий, пособий и иных выплат (ст. 1451 ); нарушение авторских и смежных прав (ст. 146); нарушение изобретательских и патентных прав (ст. 147); воспрепятствование осуществлению права на свободу совести и вероисповеданий (ст. 148); воспрепятствование проведению собрания, митинга, демонстрации, шествия, пикетирования или участию в них (ст. 149).

6. Преступления против семьи и несовершеннолетних: вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления (ст. 150); вовлечение несовершеннолетнего в совершение антиобщественных действий (ст. 151); (ст. 152 — утратила силу); подмена ребенка (ст. 153); незаконное усыновление (удочерение) (ст. 154); разглашение тайны усыновления (удочерения) (ст. 155); неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего (ст. 156); злостное уклонение от уплаты средств на содержание детей или нетрудоспособных родителей (ст. 157).

Целью проводимого исследования является установление общих закономерностей развития уголовной ответственности за преступления против здоровья и устранение противоречий между теорией и судебной практики по некоторым вопросам квалификации преступлений против здоровья.


1 Понятие, общая характеристика и виды преступлений против здоровья

1.1 Общая характеристика преступлений против здоровья

Здоровье является естественным благом и ценностью человека, которое передается ему генетически и которое является одним из важнейших объектов уголовно-правовой охраны. Право на охрану здоровья является одним из основных прав человека, закрепленных и гарантированных Конституцией РФ. Согласно ст. 41 Конституции РФ, это право обеспечивается гражданам бесплатной медицинской помощью, оказываемой государственными и муниципальными учреждениями здравоохранения; финансированием федеральных программ охраны и укрепления здоровья населения, развитием государственной, муниципальной, частной систем здравоохранения и т. п.

Наряду с Конституцией РФ, государство гарантирует охрану здоровья каждого человека и иными законодательными актами, одним из которых является уголовный закон, предусматривающий ответственность за преступления против здоровья. Причинение вреда здоровью человека является одним из наиболее распространенных видов преступлений против личности. Так, только умышленных причинений тяжкого вреда здоровью в 2001 г. было совершено 55 739, в 2002 г. - 58 469, в 2003 г. -57 087, в 2004 г. — 57 352. Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью отнесено законом к категории тяжких преступлений, а при наличии отягчающих обстоятельств — к разряду особо тяжких преступлений (ч. 4, 5 ст. 15 УК РФ).

Преступления против здоровья (ст. 111 — 125) в УК РФ 1996 г., так же как и в предыдущем УК РСФСР 1960 г., не выделяются в самостоятельную главу и находятся в одной главе (16-й) с преступлениями против жизни. Конкретное содержание преступлений против здоровья будет рассматриваться в последующих главах, применительно к каждому преступлению. Общим же для них является то, что УК РФ 1996 г. отказался от использования традиционного для российского законодательства понятия «телесные повреждения», заменив его на «вред здоровью», при этом понятие «вред здоровью человека» в уголовном законе не раскрывается. Его помогает определить наука уголовного права на основе положений п. 2 Правил судебно-медицинской экспертизы тяжести вреда здоровью, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 17.08.2007 N 522 "Об утверждении Правил определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека (далее — Правила).

В специальной литературе давно и постоянно велись дискуссии по вопросу о понятии «телесные повреждения» и «вред здоровью». Достаточно вспомнить мнения весьма авторитетных ученых, которые исключали из понятия существующего тогда в законе термина «телесные повреждения», нанесение ударов, побои, истязания[3] . Другие авторы полагали, что к телесным повреждениям нельзя относить не только удары, побои и иные насильственные действия, но и действия, нарушающие целостность тканей, связанные с кровоизлиянием (например, царапины, прокусы), но не вызывающие общего расстройства здоровья человека[4] . Третьи же признавали, что при нанесении ударов, побоев и иных насильственных действиях причиняется вред здоровью, однако относить эти действия к телесным повреждениям нельзя, так как причиненный ими вред не может быть определен судебным экспертом[5]

Изменение терминологии с «телесных повреждений» по УК РСФСР I960 г. на «вред здоровью» в УК РФ 1996 г. не поставило точку в споре о понятии и содержании термина «вред здоровью». В специальной литературе по-прежнему высказываются различные взгляды на это понятие. В целом, соглашаясь с позицией законодателя об изменении термина «телесные повреждения» на «вред здоровью», авторы Комментария к УК РФ считают, что далеко не всякий вред здоровью, даже если он возник от воздействия факторов внешней среды, можно рассматривать как телесное повреждение[6] . Отдельные авторы ко вреду здоровья относят все деяния данной группы преступлений, кроме истязаний и побоев[7] . Поэтому правильное установление понятия и содержания термина вред здоровью актуально и в настоящее время.

Как указывалось выше, вред здоровью раскрывается наукой уголовного права на основе положений медицины. Так, согласно п. 2 указанных выше Правил под вредом здоровью человека следует понимать либо телесные повреждения, т. е. нарушение анатомической целости органов и тканей или их физиологических функций, либо заболевания или патологические состояния, возникшие в результате воздействия различных факторов внешней среды: механических, физических, химических, биологических, психических. Следовательно, вред здоровью человека может заключаться: а) в причинении телесного повреждения, объективно вызвавшего нарушение анатомической целости органов или тканей организма человека или расстройство их физиологических функций; б) в том или ином заболевании, включая реактивные психические и невротические расстройства, наркоманию, токсикоманию, венерические или профессиональные заболевания вследствие заражения одного человека от другого; в) в особом патологическом состоянии, например шок, кома различной этиологии, гнойно-септические состояния и т. п. Побои, мучения и истязания, как это вытекает из Правил, не составляют какого-либо вида повреждений и являются особым способом посягательства на здоровье человека. Следует учитывать, что побои, удары и иные насильственные действия, причиняющие физическую боль, всегда связаны с определенными изменениями в клетках и тканях организма и всегда наносят определенный вред здоровью человека. В большинстве случаев побои и удары характеризуются многократностью их причинения, т. е. нанесением определенного их числа одновременно (в одно время одному и тому же лицу).

К преступлениям против здоровья законодатель относит и такие деяния, которые непосредственно не причиняют вреда здоровью, непосредственно на него не воздействуют, но ставят в опасное состояние именно здоровье и жизнь человека. К таким преступлениям относятся угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью (ст. 119 УК РФ), принуждение к изъятию органов или тканей человека для трансплантации (ст. 120), незаконное производство аборта (ст. 123), неоказание помощи больному (ст. 124), оставление в опасности (ст. 125). В юридической литературе стало традицией рассматривать эту группу преступлений за пределами преступлений против здоровья, порой не давая этому какого-либо обоснования, оставляя без анализа и упоминания объект этих преступлений[8] , а если и называют, то лишь как право на здоровье человека[9] .

С такой позицией вряд ли можно согласиться. Преступления этой группы носят смешанный характер, поскольку при их совершении опасности подвергаются как жизнь, так и здоровье человека в равной мере. Окончательный результат этих преступлений может быть самым различным: при изъятии органов, например, могут наступить и смерть человека, и вред здоровью различной степени тяжести; угроза убийством может окончиться и причинением вреда здоровью вплоть до психических расстройств, и телесных повреждений. Поэтому вполне обоснованно эту группу преступлений следует относить к преступлениям против здоровья, что находит свое подтверждение в законодательстве. Такая позиция находит поддержку и в юридической литературе[10] .

Кроме того, некоторые преступления из этой группы, например угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью (ст. 119 УК), принуждение к изъятию органов или тканей человека для трансплантации (ст. 120 УК) с объективной стороны совершаются путем психического воздействия на потерпевшего, что не противоречит понятию вреда здоровью, вытекающему из указанных выше Правил, на которое возможно воздействие различными факторами внешней среды, в том числе и психическими. Законодатель к преступлениям против здоровья относит и такие деяния, объективная сторона которых не только не сопряжена с психическим воздействием на потерпевшего, но характеризуется отсутствием насилия как такового, хотя и причиняется вред здоровью человека, например заражение венерической болезнью (ст. 121 УК), заражение ВИЧ-инфекцией (ст. 122 УК).

Поэтому в уголовно-правовом смысле причинение вреда здоровью другого человека можно определить как противоправное умышленное или неосторожное деяние, заключающееся в нарушении анатомической целостности или физиологических функций тканей и органов человека или его организма в целом либо причиняющее ему физическую боль, а также ставящие в опасность здоровье человека.

1.2 Виды преступлений против здоровья

Преступления против здоровья, предусмотренные УК РФ 1996 г., можно подразделить на следующие четыре группы:

1) причинение вреда здоровью различной степени тяжести (ст. 111-115, 118);

2) побои и истязание (ст. 116—117) как преступления, сопряженные с совершением неоднократных насильственных действий;

3) преступления, не сопряженные с насилием, но ставящие в опасность здоровье человека (ст. 121 — 122);

4) преступления, ставящие в опасность жизнь и здоровье человека (ст. 119—120, 123—125).

Родовым объектом анализируемых преступлений, а также и непосредственным, является здоровье другого человека как определенное физиологическое состояние организма конкретного лица, каким бы оно ни было. Поэтому посягательство на любое здоровье человека, влекущее ухудшение его состояния, следует рассматривать как преступление против здоровья. При этом не имеет значения возраст потерпевшего, наличие у него каких-либо биологических качеств (заболеваний, расстройств), учитывается фактическое состояние здоровья потерпевшего в данный момент времени. Посягательство на собственное здоровье, например членовредительство с целью уклониться от исполнения обязанностей военной службы, рассматривается как другое преступление, а не преступление против здоровья, поскольку виновный посягает на другой объект — порядок прохождения военной службы. Такое деяние образует самостоятельный состав преступления (ст. 339 УК).

Согласие потерпевшего на причинение вреда его здоровью, как правило, не освобождает виновного от ответственности, за исключением случаев, когда такое согласие и действия направлены на достижение социально полезных целей. Например, согласно Закону РФ от 22 декабря 1992 г. «О трансплантации органов и (или) тканей человека», трансплантация органов (тканей) допускается исключительно с согласия живого донора[11] . Такое согласие имеет значение лишь при соблюдении всех условий, предусмотренных Законом. В частности, изъятие органов и (или) тканей у живого донора допустимо, если его здоровью, по заключению врачебной комиссии, не будет причинен значительный вред.

Здоровье ребенка может быть объектом преступных посягательств уже во время процесса родов.

Таким образом, объектом уголовно-правовой охраны этих преступлений является здоровье любого человека, независимо от фактического его состояния и возраста.

В современной специальной литературе мнения на объект уголовно-правовой охраны преступлений против здоровья не вызывают каких-либо расхождений, исследователи в основном придерживаются одной точки зрения, что объект этих посягательств — здоровье человека. В литературе 50—70-х гг. по вопросу об объекте данной группы преступлений ученые придерживались различных точек зрения[12] . Однако многие из них в настоящее время не нашли своей поддержки ни у законодателя, ни среди ученых.

Объективная сторона причинения вреда здоровью может выражаться как в действии, так и в бездействии (что значительно реже), при этом большинство составов соответствующих преступлений сконструированы в статьях УК по типу материальных. Это означает, что обязательными признаками объективной стороны преступлений против здоровья являются указанные в законе преступные последствия в виде вреда здоровью и причинная связь между действиями (бездействием) и наступившими в результате этого последствиями.

Причинение вреда здоровью всегда есть результат противоправного деяния, прямо указанного в законе как преступление. Причинение вреда здоровью в состоянии необходимой обороны, крайней необходимости, при задержании лица, совершившего преступление, а также в условиях обоснованного риска, при отсутствии признаков превышения допустимых пределов всех этих мер правомерно и не влечет уголовной ответственности. Не является преступлением также причинение вреда здоровью другого человека в процессе спортивных состязаний, если при этом были соблюдены все установленные для данного вида спорта правила и меры безопасности. Если причинение вреда здоровью связано с умышленным нарушением правил с целью совершить преступление, то ответственность наступает на общих основаниях.

Согласие или просьба потерпевшего (о чем уже говорилось выше), по общему правилу, не исключает преступность причинения вреда здоровью, однако это обстоятельство может быть учтено при назначении наказания виновному.

Небольшая группа преступлений (которые указаны в четвертой группе) сконструирована по типу формальных составов. Стало быть, объективная их сторона выражается в выполнении указанных в законе действий и не требует наступления каких-либо последствий.

Способы причинения вреда здоровью различаются физическим, механическим и психическим воздействием на потерпевшего. Место, время, орудия и средства, а также способ причинения вреда здоровью по общему правилу для квалификации значения не имеют. Однако в некоторых составах такой объективный признак, как способ, является квалифицирующим обстоятельством (п. «б», «в» ч. 2 ст. III, п. «д» ч. 2 ст. 117 УК РФ).

Тяжесть причиненного вреда здоровью определяется судебно-медицинским экспертом и оценивается следователем и судом исходя из Правил 1996 г. В соответствии с п. 2 ст. 196 УПК РФ проведение экспертизы для установления тяжести, характера и степени вреда здоровью является обязательным. В случае недостаточной ясности или полноты, неточности или необоснованности заключения возможно назначение повторной или дополнительной, более квалифицированной экспертизы (ст. 207 УПК РФ).

С субъективной стороны причинение вреда здоровью по большинству составов характеризуется умышленной формой вины, однако возможно совершение преступлений против здоровья и по неосторожности. При этом умысел может быть как прямым, так и косвенным, когда виновный сознает, что в результате его действий причиняется вред здоровью другого человека, и желает этого либо сознательно допускает. Умысел при причинении вреда здоровью по разновидности может быть конкретизированным и неконкретизированным. При конкретизированном умысле ответственность определяется направленностью умысла, например, если виновный желал причинить тяжкий вред здоровью, а причинил средней тяжести вред, ответственность должна наступать как за покушение на причинение тяжкого вреда здоровью. При неконкретизированном умысле ответственность наступает за фактически причиненный вред.

Преступление, предусмотренное ст. 118 УК, совершается только в результате неосторожной формы вины, а деяния, указанные в ч. 4 ст. 111, ч. 3 ст. 123, ч. 2 ст. 124 УК, совершаются с двумя формами вины: в отношении действий наличествует умысел, а последствия наступают в результате неосторожности. Субъективная сторона отдельных преступлений характеризуется различными мотивами и целями, с помощью которых те или иные составы превращаются в квалифицированные, например п. «д»—«ж» ч. 2 ст. 111, п. «д», «е» ч. 2 ст. 112, п. «з» ч. 2 ст. 117 УК.

Субъектом преступлений против здоровья является физическое вменяемое лицо, достигшее возраста, установленного законом за конкретные преступления. Так, субъектом причинения тяжкого вреда (ст. 111 УК) и средней тяжести вреда здоровью (ст. 112 УК) может быть лицо, достигшее 14-летнего возраста (ч. 2 ст. 20 УК), а за остальные преступления против здоровья ответственность наступает с 16 лет. Три состава преступления предусматривают наличие специального субъекта (ч. 2 ст. 118, ч. 4 ст. 122 УК), так как деяния совершаются вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей. Это может быть водитель автомобиля, лица, отвечающие за соблюдение правил по технике безопасности, санитарно-эпидемиологических правил (ч. 2 ст. 118), медицинские работники (ч. 4 ст. 122 УК).

2 История развития законодательства об ответственности за преступления против здоровья

2.1 Развитие законодательства об ответственности за преступления против здоровья в дореволюционный период

Вопрос об ответственности за преступления, посягающие на здоровье человека, в российском уголовном законодательстве XX в. решался в разные периоды неодинаково. Так, по Уголовному уложению 1903 г. преступлениям, непосредственно причиняющим вред здоровью, была посвящена гл. 23, которая называлась «О телесном повреждении и насилии над личностью», состоящая из 14 статей (467—480)[13] . Это Уложение, в отличии от ранее действовавшего уголовного законодательства, придерживалось определенных критериев при конструировании системы преступлений, в том числе и преступлений против здоровья. Устанавливая ответственность за причинение телесного повреждения, Уложение его понятия его не раскрывало, но подразделяло на виды по степени тяжести: опасное для жизни (ст. 467), не опасное для жизни (ст. 468), легкое телесное повреждение (ст. 469). Ответственность за причинение телесных повреждений дифференцировалась в зависимости от вины и иных обстоятельств, влияющих как на смягчение, так и на усиление ответственности за них. Уложение устанавливало ответственность как за умышленное причинение телесных повреждений, так и за неосторожное. Оно предусматривало пониженную ответственность, если телесные повреждения (любой степени тяжести) причинялись под влиянием сильного душевного волнения (ст. 470), при превышении пределов необходимой обороны (ст. 473). Если телесное повреждение было причинено «матери, законному отцу или иному восходящему родственнику; священнослужителю при совершении им службы; должностному лицу при исполнении или по поводу исполнения им служебных обязанностей; кому-либо из членов караула, охраняющего Священную Особу Царствующего Императора или Члена Императорского Дома, или часовому военного караула», наказание усиливалось вплоть до каторги на срок до 10 лет. В свою очередь, телесные повреждения закон оценивал с точки зрения характера наступивших последствий. Последствия от телесных повреждений подразделялись на тяжкие и весьма тяжкие (ст. 469, 473). Помимо непосредственного причинения вреда здоровью Уложение устанавливало ответственность за нанесение ударов и иных насильственных действий в отношении личности (ст. 475—477), совершенных умышленно. Выделяло Уложение и так называемые специальные нормы и устанавливало специальную ответственность, если: учинено насилие над личностью иностранного посла, посланника или поверенного в делах (ст. 478); если служащий парохода или морского судна или их пассажир причинил легкое телесное повреждение капитану парохода или морского судна или учинил насилие над его личностью (ст. 479); если причинено легкое телесное повреждение волостному старшине или лицу, занимающему соответствующую должность, при исполнении или по поводу исполнения ими служебных обязанностей, либо учинено насилие над личностями этих людей (ст. 480). Все указанные статьи предусматривали ответственность и наказание за оконченные действия, в то же время каждая из статей предусматривала ответственность и за покушение, ограничиваясь лишь словами, что «покушение наказуемо», без указания вида наказания и его размера. В этих случаях следовало обращаться к ст. 49 и 53 Уложения, где определялось, какие конкретно преступления, наказуемые в стадии покушения, а также указывались вид и размер наказания.

В отдельных главах (25 и 26) Уложения предусматривалась уголовная ответственность за оставление в опасности и за лишение личной свободы. Ответственность за оставление в опасности возлагалась на лицо, которое «обязано было по закону или по принятой на себя обязанности или по семейным отношениям иметь попечение о лице, лишенном возможности самосохранения по малолетству, дряхлости или вследствие телесного недостатка, болезни, бессознательного или иного беспомощного состояния, виновное в оставлении сего лица без помощи в таких условиях, при коих жизнь оставленного заведомо подвергалась опасности» (ст. 489, 490). Уложение достаточно четко определяло условия и основания ответственности за оставление лица в опасности, под которым понимаюсь бездействие виновного в случаях, когда требуется оказание неотложной помощи, при этом оно различало основания, в силу которых виновное лицо обязано было действовать. Например:

а) обязанного в силу закона «принятой на себя обязанности или семейным отношениям оказывать помощь лицу, лишенному возможности самосохранения по малолетству, дряхлости или вследствие телесного недостатка, болезни, бессознательного или иного беспомощного состояния» (ст. 489, 490);

б) в силу профессиональных и служебных обязанностей капитана, лоцмана, служащего морского или железнодорожного транспорта, обязанного принимать определенные меры для спасения судна, парохода, паровоза, находящихся на них пассажиров, экипажа, имущества (ст. 492-496);

в) в силу правил, установленных законом или обязательным постановлением об оказании помощи больному или находящемуся в бессознательном состоянии практикующим врачом, фельдшером, повивальною бабкою, прислугою, коим было известно опасное положение больного или родильницы (ст. 497).

В гл. 25 Уложения предусматривалась ответственность за неоказание помощи судну, терпящему крушение (ст. 494); за непринятие капитаном или управляющим надлежащих мер во время опасности для спасения парохода, судна, поезда или паровоза (ст. 495), за неоказание помощи больному или находящемуся в бессознательном состоянии (ст. 497). Статья 491 Уложения устанавливала ответственность за недонесение властям о факте оставления в опасности для жизни лица, которое было свидетелем оставления в опасности другого лица либо само не оказало помощь последнему, которую оно могло бы оказать без разумного опасения для себя или других.

Уголовное Уложение в значительной степени носило казуальный характер, было весьма объемным (насчитывало 687 статей), что приводило к некоторой расплывчатости и неопределенности при формулировании отдельных его норм. Эта характеристика в полной мере соответствует и нормам о телесных повреждениях и насилию над личностью.

2.2 Развитие законодательства об ответственности за преступления против здоровья в послереволюционный период

В УК РСФСР 1922 г. преступления против жизни, здоровья, свободы и достоинства личности были помещены в гл. 5 вслед за хозяйственными преступлениями. При этом данная глава (как и другие главы этого Кодекса) подразделялась на разделы. Раздел 2 гл. 5 Кодекса был посвящен телесным повреждениям и насилию над личностью, разд. 3 — оставлению в опасности. Правовая регламентация преступлений против здоровья по УК 1922 г. (в отличие от Уголовного уложения, на смену которого пришел Кодекс) отличалась наиболее глубокой и всесторонней ее разработкой, конкретностью и доступностью понимания.

Уголовный кодекс РСФСР 1922 г. принял трехчленное деление телесных повреждений: тяжкие, менее тяжкие и легкие. Это, как отмечалось в литературе того времени, давало возможность более точно определить степень вреда, причиненного здоровью пострадавшего, и, как следствие, более правильно дифференцировать ответственность виновных лиц. К тяжким телесным повреждениям Кодекс относил такие, которые повлекли опасное для жизни расстройство здоровья, душевную болезнь, потерю зрения, слуха или какого-либо органа либо неизгладимое обезображивание лица (ч. 1 ст. 149). Менее тяжким признавалось телесное повреждение, не опасное для жизни, но причинившее расстройство здоровья или длительное нарушение функций какого-либо органа (ст. 150 УК). Кодекс не давал определения легкого телесного повреждения и не указывал на какие-либо его признаки (ст. 153 УК), однако, исходя из понятий тяжкого и менее тяжкого телесного повреждения, можно сделать вывод, что к легкому телесному повреждению относились телесные повреждения, не опасные для жизни, не причинившие длительного расстройства здоровья. Они могли повлечь кратковременное расстройство здоровья или не были связаны с расстройством здоровья, но могли вызвать нарушение анатомической целости тканей. Нанесение ударов, побоев или иных насильственных действий, причинивших физическую боль, УК РСФСР 1922 г. выделял в самостоятельный состав преступления (ч. 1 ст. 157). Часть 2 этой статьи предусматривала повышенную ответственность, если указанные действия носили характер истязания.

Кроме простого умышленного тяжкого телесного повреждения (ч. 1 ст. 149) Кодекс 1922 г. предусматривал квалифицированный вид тяжкого телесного повреждения, в результате которого последовала смерть потерпевшего, или оно было причинено путем истязаний или мучений либо являлось последствием нанесения систематических, хотя бы и легких телесных повреждений (ч. 2 ст. 149). Кодекс не выделял квалифицированного вида менее тяжкого телесного повреждения.

С точки зрения характера и степени общественной опасности Уголовный кодекс РСФСР 1922 г. наряду с указанными составами выделял и менее опасные виды причинения телесных повреждений: умышленное тяжкое или менее тяжкое телесное повреждение, нанесенное под влиянием сильного душевного волнения (ст. 151); тяжкое телесное повреждение, причиненное при превышении пределов необходимой обороны (ст. 152). С субъективной стороны Кодекс устанавливал ответственность не только за умышленное причинение телесных повреждений, но и за неосторожное. Такую ответственность предусматривала ст. 154 УК, причем независимо от тяжести телесного повреждения. Кроме простого неосторожного телесного повреждения ч. 2 ст. 154 УК устанавливала ответственность за квалифицированный вид неосторожного телесного повреждения, если оно было причинено в результате сознательного несоблюдения правил предосторожности, установленных законом или законным распоряжением власти.

В разд. I «Убийства» гл. 5 предусматривалась ответственность за совершение с согласия матери изгнания плода или искусственного прерывания беременности лицами, не имеющими на это надлежаще удостоверенной медицинской подготовки или хотя бы и имеющими специальную медицинскую подготовку, но в ненадлежащих условиях (ч. I ст. 146), либо в виде промысла или без согласия матери или если наступила смерть потерпевшей (ч. 2 ст. 146). Следует отметить, что законодатель это преступление по степени общественной опасности приравнивал к преступлениям, посягающим на жизнь человека. В разделах Кодекса «Иное насилие над личностью» и «Оставление в опасности» устанавливалась ответственность за заражение другого лица венерической болезнью (ст. 155), за незаконное лишение свободы (ст. 159), за помещение в больницу для душевнобольных заведомо здорового лица из корыстных или иных личных видов (161), за похищение, сокрытие или подмен чужого ребенка с корыстной целью, из мести или иных личных видов (ст. 162), за неоказание помощи больному и за отказ медицинского персонала в оказании медицинской помощи (ст. 165).

К совокупности названных преступлений в этом разделе УК РСФСР 1922 г. примыкали нормы, в которых речь шла о лишении свободы способом, опасным для жизни или здоровья, или сопровождалось мучениями для потерпевшего (ст. 160), об оставлении без помощи лица, находящегося в опасном для жизни положения и лишенного возможности самосохранения по малолетству, дряхлости, болезни или вследствие иного беспомощного состояния (ст. 163 УК).

Уголовный кодекс РСФСР 1926 г. прежде всего существенно изменил систему телесных повреждений. Если гл. 5 «Преступления против жизни, здоровья, свободы и достоинства личности» УК РСФСР 1922 г. делилась в зависимости от свойств объекта на пять разделов (убийство, телесные повреждения и насилие над личностью, оставление в опасности, преступления в области половых отношений и иные посягательства на личность и ее достоинство), то Кодекс 1926 г. от такой системы отказался, и все преступления, посягающие на жизнь, здоровье, честь и достоинство, личную свободу и иные посягательства были помещены в одну шестую главу без какого-либо подразделения на разделы. Кроме того, к этой же главе были отнесены все половые преступления, клевета и оскорбление, преступления против несовершеннолетних, т. е. все преступления, прямо или косвенно посягающие на личность.

Телесные повреждения как преступления, посягающие на здоровье, по УК РСФСР 1926 г. делились по степени тяжести на два вида: тяжкие (ст. 142) и легкие (ст. 143). Менее тяжкие телесные повреждения в самостоятельный состав не выделялись.

Двучленное деление телесных повреждений было признано нецелесообразным, и УК РСФСР 1960 г. вновь возвратился к формуле трехчленного деления, установленного Кодексом 1922 г. Двучленная классификация телесных повреждений создала условия для необоснованного смягчения ответственности за те серьезные телесные повреждения, которые не могли быть отнесены к разряду тяжких. Эти вопросы вызывали дискуссии в литературе и среди практических работников[14] . Безусловно, критика двучленного деления телесных повреждений в литературе сыграла конструктивную роль, она помогла впоследствии создать более совершенную систему телесных повреждений в уголовном законодательстве России 1960 г.

Тяжким телесным повреждением, согласно ст. 142 УК РСФСР 1926 г., признавалось телесное повреждение, повлекшее за собой потерю зрения, слуха или какого-либо иного органа, неизгладимое обезображивание лица, душевную болезнь или иное расстройство здоровья, соединенное со значительной потерей трудоспособности. Таким образом, впервые был введен в определение тяжести телесного повреждения признак утраты трудоспособности.

Легкое телесное повреждение различалось двух видов: а) причинившее расстройство здоровья (ч. I ст. 143 УК) и б) не причинившее расстройства здоровья (ч. 2 ст. 143 УК).

За неосторожное телесное повреждение Уголовный кодекс 1926 г. устанавливал, без достаточного на то основания, уголовную ответственность лишь в случае, когда причинение телесного повреждения было результатом сознательного несоблюдения правил предосторожности (ст. 145). Ответственность за заражение другого лица венерической болезнью была расширена и конкретизирована. В частности, в ч. 1 ст. 150 УК указывалось, что ответственность за заражение другого лица венерической болезнью наступает, если лицо (заразившее) знало о наличии у него этой болезни. Этого указания Кодекс РСФСР 1922 г. не содержал. Часть 2 ст. 150 Кодекса РСФСР 1926 г. предусматривала ответственность за заведомое поставление другого лица через половое сношение или иными действиями в опасность заражения венерической болезнью.

Остальные преступления, посягающие на здоровье человека или ставящие его в опасность, по сравнению с Кодексом 1922 г. принципиальных расхождений не имели. Кодекс 1926 г., по существу, повторил те или иные нормы УК 1922 г., несколько детализировав их.

Уголовный кодекс РСФСР 1960 г. содержал более совершенную систему преступлений против здоровья и ставящих в опасность жизнь и здоровье. Эти преступления по Кодексу 1960 г. были представлены, па крайней мере, тремя группами. Все они были включены в гл. 3 «Преступления против жизни, здоровья, свободы и достоинства личности», включающую ст. 102—131, т. е. всего 30 статей. Среди них можно было выделить:

а) преступления против здоровья (ст. 108—115);

б) преступления, ставящие в опасность жизнь и здоровье (ст. 116, 122, 124, 127-129);

в) преступления против личной свободы (ст. 125—126). В преступлениях против телесных повреждений (а они продолжали так называться) были уточнены признаки составов преступлений, введены некоторые новые составы, проведено трехчленное деление телесных повреждений на тяжкие (ст. 108 УК РСФСР), менее тяжкие (ст. 109) и легкие (ст. 112). Причем последние, в свою очередь, делились на легкие, повлекшие за собой кратковременное расстройство здоровья или незначительную стойкую утрату трудоспособности (ч. 1 ст. 112), и-легкие телесные повреждения, не повлекшие за собой последствий, указанных в ч. 1 (ч. 2 ст. 112).

Позднее в УК РСФСР 1960 г. в данную группу преступлений были внесены изменения и дополнения, в частности были введены статьи: 1151 «Уклонение от лечения венерической болезни»; 1152 «Заражение заболеванием ВИЧ-инфекцией»; 1241 «Разглашение тайны усыновления»; 1251 «Похищение человека»; I252 «Торговля несовершеннолетними»; 1261 «Захват заложников»; 1262 «Незаконное помещение в психиатрическую больницу»; 128' «Разглашение сведений, составляющих врачебную тайну». С субъективной стороны тяжкие и менее тяжкие телесные повреждения могли быть причинены как умышленно (ст. 108, 109 УК), так и по неосторожности (ст. 114 УК). Ответственность же за причинение легких телесных повреждений наступала лишь в случае их умышленного причинения.

Удары, побои и иные насильственные действия по УК 1960 г., в отличие от Кодексов 1922 и 1926 гг., не были выделены в отдельный состав и охватывались признаками ст. 112 УК, которая в своем названии и в диспозиции ч. 1 включала и побои. Статья 112 УК так и называлась «Умышленное легкое телесное повреждение или побои».

Ответственность за причинение тяжких и менее тяжких телесных повреждений повышалась, если они были совершены с квалифицирующими признаками. К квалифицирующим признакам умышленного тяжкого телесного повреждения Кодекс РСФСР 1960 г. относил, если оно:

а) повлекло за собой смерть потерпевшего;

б) носило характер мучений или истязаний;

в) было совершено особо опасным рецидивистом (ч. 2 ст. 108 УК).

Квалифицирующим признаком умышленного менее тяжкого телесного повреждения признавалось, если оно: I

а) носило характер мучений или истязаний;

б) было совершено особо опасным рецидивистом (ч. 2 ст. 109 УК). Умышленные тяжкие и менее тяжкие телесные повреждения относились к менее опасным видам, если они причинялись в состоянии сильного душевного волнения (ст. 110 УК) или при превышении пределов необходимой обороны (ст. 111 УК).

Уголовный кодекс 1960 г. выделил новый специальный состав преступления — истязание (ст. 113), систематическое нанесение побоев или иные действия, носящие характер истязаний, если они не повлекли за собой последствий, указанных в ст. 108, 109 УК. Следует напомнить, что в Кодексе 1926 г. истязание рассматривалось как квалифицированный вид нанесения ударов, побоев и иных насильственных действий, причиняющих физическую боль (ч. 2 ст. 146 УК).

Наряду с ответственностью за заражение венерической болезнью (ст. 115 УК), в 1971 г. в Уголовный кодекс был введен новый состав — «Уклонение от лечения венерической болезни» (ст. 1151 )[15] . Кроме того, в ст. 115 УК были введены такие квалифицирующие признаки, как заражение лица венерической болезнью лицом, ранее судимым за такое же преступление, заражение двух или более лип либо заражение несовершеннолетнего (ч. 3 ст. 115 УК). За эти действия было установлено наказание в виде лишения свободы на срок до пяти лет.

Остальные преступления анализируемой группы по Уголовному кодексу 1960 г. принципиально новых положений по сравнению с прежним уголовным законодательством не имели. Следует только отметить, что в момент принятия Кодекс не предусматривал ответственности за незаконное помещение в психиатрическую больницу заведомо психически здорового лица. Ответственность за это деяние была установлена лишь в 1988 г., когда в Кодекс была введена соответствующая норма — 126[16] . Впоследствии была установлена ответственность за заражение заболеванием ВИЧ-инфекцией и за похищение человека, в связи с чем в Кодекс в раздел преступлений против личности были введены соответствующие составы. В частности, за заражение заболеванием ВИЧ-инфекцией — ст. 115, а за похищение человека — ст. 125.

Уголовный кодекс 1960 г. действовал с 1 января 1961 г. до 1 января 1997 г., а с этого времени в России действует Уголовный кодекс РФ, принятый 13 июня 1996 г.

.
3 Преступления, причиняющие вред здоровью различной степени тяжести

3.1 Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью (ст. 111 УК РФ)

Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью является наиболее опасным преступлением из числа преступлений против здоровья. Законом оно отнесено к категории тяжких преступлений, а при наличии особо отягчающих обстоятельств — к категории особо тяжких преступлений (ст. 15 УК РФ). Повышенная общественная опасность этого преступления заключается в тяжести самого деяния, наступивших последствий и, наконец, в распространенности таких деяний. Количество выявленных преступлений, связанных с причинением тяжкого вреда здоровью, остается стабильно высоким, только в 2009 г. было зарегистрировано 57 352 таких преступления[17] . Совершая это преступление, субъект посягает на одно из самых ценных достоинств личности — его здоровье, причиняя порой непоправимый урон: лишая трудоспособности, делает инвалидом, прекращая тем самым его профессиональную карьеру, нередко все это приводит к смерти человека. В динамике преступности умышленное причинение тяжкого вреда здоровью человека занимает доминирующее место.

Непосредственным объектом данного преступления является здоровье другого человека. Эта точка зрения на объект умышленного причинения тяжкого вреда здоровью является превалирующей в литературе. Однако имеется и иное мнение, что «непосредственный объект может быть определен как анатомическая целостность тела человека и правильное функционирование его тканей и органов»[18] . Авторы отошли от общепризнанного понимания объекта в литературе, в законе, наконец, в Правилах судебно-медицинской экспертизы тяжести вреда здоровью от 10 декабря 1996 г. № 407. Взамен они предложили по существу то же самое — здоровье, только по иному его определили. Столь «оригинальное» определение объекта имеет и определенную некорректность. Ведь вред здоровью может быть причинен и без нарушения анатомической целости тела, а правильное функционирование тканей и органов может быть нарушено у человека и до причинения вреда его здоровью преступными действиями.

Анатомическая целостность тела может быть не нарушена, ткани и органы функционируют, человек даже не испытывает физической боли, а вред здоровью причинен путем введения, например, наркотических средств или иных веществ или воздействия гипнозом. Получается, что те признаки, на которые указывают авторы этой позиции, не пострадали, а вред здоровью причинен. Отсюда правильнее определять непосредственный объект тяжкого вреда здоровью как здоровье другого человека.

Объективная сторона рассматриваемого преступления может выражаться как в действии, так и в бездействии. При этом состав преступления в ст. 111 УК РФ сконструирован по типу материальных. Это означает, что обязательными признаками объективной стороны являются указанное в законе преступное последствие в виде тяжкого вреда здоровью и причинная связь между действиями (бездействием) и последствием. Действия виновного — это всегда умышленные и противоправные деяния, которые могут выражаться в механическом, физическом, химическом либо в психическом воздействии на потерпевшего. Причинение вреда здоровью путем бездействия имеет место, если виновный не совершает определенных действий, которые он обязан был и мог совершить в отношении другого человека.

Статья 111 УК РФ предусматривает ответственность за причинение тяжкого вреда здоровью без отягчающих обстоятельств (ч. 1); при отягчающих обстоятельствах (ч. 2); при особо отягчающих обстоятельствах (ч. 3 и 4). Степень общественной опасности этих однородных преступлений зависит от тяжести причиненного вреда здоровью потерпевшего, от способа и мотива совершенного преступления, от наступления особо тяжких последствий и рецидива. Понятие «тяжкий вред здоровью» характеризуется множеством признаков, указанных в диспозиции данной статьи. Эти признаки имеют исчерпывающий характер и не подлежат какому-либо дополнению или расширению. Наличие хотя бы одного из этих признаков дает основание для признания вреда здоровью тяжким. Но в принципе ст. 111 УК РФ предусматривает два вида тяжкого вреда: а) опасного для жизни человека в момент причинения, б) любого вреда, но повлекшего за собой указанные в законе последствия.

Таким образом, тяжким считается вред здоровью, если:

а) он опасен для жизни человека;

б) произошла потеря зрения, речи, слуха или какого-либо органа;

в) утрачена функция какого-либо органа;

г) наступило неизгладимое обезображивание лица;

д) причинено расстройство здоровью, соединенное со значительной стойкой утратой общей трудоспособности не менее чем на одну треть или с заведомо для виновного полной утратой профессиональной трудоспособности;

е) повлекло за собой прерывание беременности;

ж) повлекло психическое расстройство либо заболевание наркоманией или токсикоманией.

Из этого перечня следует, что причиненный вред признается тяжким, как правило, исходя из последствий нанесенного здоровью ущерба, степени его тяжести. Применение на практике указанных признаков зависит от судебно-медицинского заключения, поскольку в своей основе они имеют медицинские показатели, а анализ этих признаков основывается главным образом на положениях Правил судебно-медицинской экспертизы тяжести вреда здоровью 1996 г. Так, согласно п. 29 Правил, признаком тяжкого вреда здоровью является опасный для жизни вред здоровью, а при отсутствии этого признака — последствия причинения вреда здоровью, указанные выше и установленные в законе — диспозиции ч. 1 ст. 111 УК. Таким образом, исходя из диспозиции ч. 1 ст. 111 УК и п. 29 Правил следует, что тяжкий вред здоровью может быть двух видов: 1) вред, опасный для жизни; 2) вред, не опасный для жизни, но выраженный в конкретных последствиях, указанных в законе.

Опасными для жизни признаются такие виды вреда здоровью, которые сами по себе угрожают жизни в момент нанесения и при обычном их течении заканчиваются смертью или создают реальную угрозу для жизни потерпевшего, независимо от конечного результата. Особенностью этого вреда здоровью является его опасность для жизни непосредственно в момент нанесения (причинения), а не в последующее время. Предотвращение смертельного исхода, обусловленное оказанием медицинской помощи, не может приниматься во внимание при оценке опасности для жизни такого вреда. Правила судебно-медицинской экспертизы дают обширный и исчерпывающий перечень видов причиненного вреда здоровью, опасного для жизни. К такому вреду Правила относят: проникающие ранения черепа, открытые и закрытые переломы костей свода и основания черепа, ушибы головного мозга тяжелой и средней степени тяжести, проникающие ранения позвоночника, грудной клетки, гортани, пищевода, повреждения внутренних органов, ожоги различной степени и др. (п. 32.1—32.18). К опасным для жизни также относятся повреждения, которые по своему характеру создавали угрожающее состояние для жизни потерпевшего. К угрожающим для жизни состояниям Правила относят: шок тяжелой (III—IV) степени, кома различной этиологии, массивная кровопотеря, острая сердечная или сосудистая недостаточность, коллапс, тяжелая степень нарушения мозгового кровообращения, острая почечная или острая печеночная недостаточность, острая дыхательная недостаточность и др. (п. 34—35).

Признаки тяжкого вреда, не опасного для жизни, но выразившиеся в конкретных последствиях, как указано выше, исчерпывающе перечислены в диспозиции ч. I ст. Ill УК и п. 29 Правил. Под потерей зрения, согласно Правилам, понимается полная стойкая слепота на оба глаза или такое состояние, когда имеется понижение зрения до остроты зрения 0,04 и ниже (счет пальцев на расстоянии 2 м и до светоощущения). Потеря зрения на один глаз представляет собой утрату органом его функций и по этому признаку относится к тяжкому вреду здоровья, а потеря одного глазного яблока представляет собой потерю органа. Повреждение слепого глаза, потребовавшее его удаление, квалифицируется в зависимости от длительности Расстройства здоровья. Потеря речиозначает потерю способности выражать свои мысли членораздельными звуками, понятными окружающим, либо потерю голоса.

Потеря слухаозначает полную глухоту или такое необратимое состояние, когда потерпевший не слышит разговорной речи на расстоянии 3—5 см от ушной раковины. Потеря слуха на одно ухо относится к тяжкому вреду здоровья по признаку утраты органом его функций. При определении тяжести вреда здоровью по признаку потери зрения или слуха не учитывают возможности улучшения зрения или слуха с помощью медико-технических средств (корректирующие очки, слуховые аппараты и т. п.).

Под потерей какого-либо органалибо утратой органом его функций понимается потеря руки, ноги, т. е. отделение их от туловища (отделение от туловища всей руки или ноги либо ампутация на уровне не ниже локтевого или коленного сустава) или утрату ими функций (паралич или иное состояние, исключающее их деятельность). Потеря наиболее важной в функциональном отношении части конечности (кисти, стопы) приравнивается к потере руки или ноги. Кроме того, потеря кисти или стопы влечет за собой стойкую утрату трудоспособности более одной трети и по этому признаку также относится к тяжкому вреду здоровья.

К рассматриваемому признаку относится повреждение половых органов, сопровождающееся потерей производительной способности, под которой понимается способность к совокуплению либо потеря способности к оплодотворению, зачатию, вынашиванию и деторождению.

К признакам тяжкого вреда здоровью относится его расстройство, соединенное со значительной стойкой утратой общей трудоспособностине менее чем на одну треть (более чем на 33%). Размеры стойкой утраты общей трудоспособности устанавливаются медицинским экспертом после определившегося исхода с учетом специальной таблицы процентов утраты трудоспособности. Стойкой утрату общей трудоспособности следует считать либо при определившемся исходе, когда трудоспособность утрачена навсегда, либо при длительности расстройства здоровья свыше 120 дней. Степень утраты трудоспособности у детей определяется на основании общих положений и исходя из того, насколько будет утрачена ребенком трудоспособность в будущем. У инвалидов и стариков утрата трудоспособности в связи с полученным повреждением устанавливается так же, как и у практически здоровых людей, независимо от наличия старости либо инвалидности и ее группы.

Полная утрата профессиональной трудоспособности означает, что потерпевший из-за полученного повреждения не может выполнять профессиональные функции либо работу по избранной специальности (например, скрипач не может играть, балерина не может танцевать, машинистка — печатать, портниха — шить и т. п.). При этом потерпевший может выполнять любую другую работу. Если потерпевший имеет несколько профессий, например, закончил несколько учебных заведений, судебно-медицинский эксперт должен исходить из факта утраты трудоспособности по той профессии, которую он выполнял в момент причинения вреда здоровью. В литературе высказано и другое мнение: следует считать утраченной ту профессию, на которую указывает сам потерпевший[19] . В последнем случае необоснованно расширяется применение этого признака на практике, поскольку основывается на субъективном усмотрении потерпевшего, а не на реальном и объективном причинении вреда. Правила 1996 г. этот вопрос не регулируют.

Утрата профессиональной трудоспособности устанавливается судебно-медицинской экспертизой на основании Правил установления степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастного случая на производстве и профессиональных заболеваний, утвержденных постановлением Правительства РФ от 16 октября 2000 г. № 789[20] .

Вменение ответственности виновному по признаку полной утраты профессиональной трудоспособности потерпевшим возможно в случае, когда виновный желал своими действиями полностью лишить потерпевшего профессиональной трудоспособности, поскольку закон специально указывает на заведомость для виновного наступления именно таких последствий (полной утраты профессиональной трудоспособности). Общая трудоспособность при этом может быть и сохранена.

Прерывание беременности как признак тяжкого вреда здоровью не ставится в зависимость от сроков беременности. Для квалификации действий виновного по ч. I ст. 111 УК виновный должен осознавать факт беременности потерпевшей. Условием ответственности также является причинная связь между деянием виновного и прерванной беременностью, не обусловленная индивидуальными особенностями организма потерпевшей. Судебно-медицинская экспертиза в этих случаях проводится комиссией с участием акушера-гинеколога.

Тяжким вредом для здоровья признается и психическое расстройство, независимо от его тяжести, продолжительности, излечимости. Психическое расстройство может быть следствием как физической травмы, так и психического потрясения при условии, что указанное расстройство находится в непосредственной причинной связи с полученной травмой или сообщением, приведшим к психическому потрясению, т. е. с любым по характеру деянием, причинившим этот вред. Установление психического заболевания относится к компетенции судебно-психиатрической экспертизы. Оценка же степени тяжести такого повреждения здоровья проводится с участием судебно-медицинского эксперта.

Заболевание наркоманией или токсикоманией как признак тяжкого вреда здоровью впервые введен в российское уголовное законодательство. Наркомания это болезненное пристрастие к употреблению наркотических средств, а токсикомания злоупотребление с целью одурманивания веществами, не признанными нормативными актами в качестве наркотических. Заболевание наркоманией или токсикоманией как признак тяжкого вреда здоровью может вменяться субъекту лишь в случае установления причинной связи между его действиями и наступившими последствиями. Заболевание возникает под влиянием противоправных действий виновного. Оно вызывает у потерпевшего непреодолимую тягу к употреблению наркотических средств, психотропных или токсических веществ. Способом доведения потерпевшего до такого болезненного состояния может служить неоднократное насильственное введение в его организм наркотиков или токсических веществ. Диагностика наркомании или токсикомании должна устанавливаться наркологической (токсикологической) экспертизой, а оценка степени тяжести их последствий и причинная связь определяется судебно-медицинской экспертизой.

Неизгладимое обезображение лица — это причинение такого вреда в области лица, которое придает ему крайне уродливый, отталкивающий, безобразный вид. Он не может быть устранен при обычных методах лечебного воздействия и не проходит сам по себе. Для его устранения или частичного улучшения вида требуется, как правило, проведение специальной косметической операции. Неизгладимое обезображение лица — оценочный признак. При отнесении данного признака к категории тяжкого вреда законодатель учитывает не столько степень серьезности вреда здоровью потерпевшего (он может быть отнесен к средней тяжести вреда или даже легкому), сколько те последствия, которые вызывает такое обезображение. Неизгладимое обезображение лица является юридическим, а не медицинским понятием. Поэтому установление такого факта относится к компетенции органов дознания, предварительного следствия, суда и производится с учетом эстетических критериев. Однако вопрос о неизгладимости или изгладимости данного повреждения решается судебно-медицинской экспертизой. Под изгладимостью понимается возможность исчезновения видимых последствий повреждения или значительное уменьшение их выраженности (т. е. выраженности рубцов, деформации, нарушение мимики и проч.) с течением времени или под влиянием нехирургических средств. Если для устранения требуется оперативное вмешательство (косметическая операция), то повреждение лица считается неизгладимым. Следовательно, окончательное суждение о наличии или отсутствии признака неизгладимого обезображения лица выносят органы следствия и суда с учетом мнения судебно-медицинской экспертизы.

Неизгладимо обезображено, с точки зрения закона, должно быть именно лицо, а не иные части тела (например, шея, голова). Хотя в судебной практике встречаются случаи, когда в результате воздействия какими-либо химическими растворами у потерпевших возникают различные дефекты шеи, головы (например, голова покрывается безобразными рубцами и не растут волосы, ушные раковины деформируются и остаются в виде какой-либо их части, шея бывает часто перекошена, покрыта буграми и рубцами), что в целом создает более отталкивающий вид, нежели когда такие последствия находятся в области лица. Суды в таких случаях совершенно справедливо (с нашей точки зрения) признают действия виновных подпадающими под признаки ч. 1 ст. 111 УК, что не является расширением нормы. Представляется, что идея законодателя «в неизгладимом обезображении лица» следует понимать шире, чем только лицо, а именно и другие части человеческого организма, которые органически сопряжены с лицом и нераздельно с ним предстают внешнему восприятию.

Причинение тяжкого вреда здоровью в любом его проявлении считается оконченным преступлением при наступлении одного из перечисленных последствий. Между деянием и наступившим вредом в каждом конкретном случае должна быть установлена причинная связь.

Субъективная сторона данного преступления характеризуется виной в форме умысла. Виновный сознает, что своими действиями посягает на здоровье другого человека, предвидит возможность или неизбежность причинения тяжкого вреда его здоровью и желает этих последствий (прямой умысел) либо предвидит возможность причинения тяжкого вреда здоровью потерпевшего и относится к его наступлению безразлично или сознательно допускает этот вред (косвенный умысел). Умысел может быть как конкретизированным, так и неконкретизированным. Однако, как свидетельствует судебная практика, ответственность по ч. I ст. Ill УК РФ возможна лишь при установлении умысла на причинение тяжкого вреда здоровью[21] .

Субъект преступления — вменяемое лицо, достигшее 14-летнего возраста.

Квалифицированный вид преступления по ч. 2 ст. 111 УК РФ имеет место в случае совершения деяния:

а) в отношении лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга;

б) с особой жестокостью, издевательством или мучениями для потерпевшего, а равно в отношении лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии;

в) обшеопасным способом;

г) по найму;

д) из хулиганских побуждений;

е) по мотиву национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды;

ж) в целях использования органов или тканей потерпевшего.

Квалифицирующие признаки тяжкого вреда здоровью, установленные в ч. 2 ст. 111 УК, дублируют соответствующие признаки ч. 2 ст. 105 УК. Поэтому лишь кратко изложим содержание этих квалифицирующих признаков и отметим некоторые их положения.

Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью (п. «а» ч. 2 ст. Ill УК) в отношении лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга в большинстве случаев совершается из мести, которая адресуется только тому, кто выполняет служебную деятельность или общественный долг, а также его близким. Виновный действует по мотиву мести с целью воспрепятствовать нежелательной для него правомерной (служебной или общественной) деятельности потерпевшего. Следует отметить, что если посягательство на здоровье было связано с незаконной деятельностью потерпевшего, выразившейся, например, в злоупотреблении служебным положением, то такое деяние не образует анализируемого состава преступления. Под служебной деятельностью следует понимать деятельность лица, работающего в государственном, общественном или частном учреждении, организации и выполняющего служебные обязанности по трудовому договору (контракту). Выполнение общественного долга означает осуществление гражданами как специально возложенных на них общественных обязанностей, так и других действий в интересах общества или отдельных лиц (например, пресечение правонарушений, задержание преступника, сообщение органам власти о совершенном или готовящемся преступлении, деятельность депутатов и т. д.).

Для признания посягательства на здоровье совершенным в связи с выполнением потерпевшим своего служебного или общественного долга не имеет значения, совершено ли оно при непосредственном исполнении потерпевшим служебных или общественных обязанностей или в другое время, например, в момент непосредственного выполнения действий или спустя какой-то промежуток времени. Важно то, что служебная деятельность и общественный долг потерпевшего выступают поводом к посягательству на его здоровье. С субъективной стороны данное посягательство совершается с прямым умыслом.

Причинение тяжкого вреда здоровью с особой жестокостью, издевательством или мучениями для потерпевшего, а равно в отношении лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии (п. «б»), практически объединяет два квалифицирующих признака, один из которых свидетельствует о способе совершения посягательства, другой — о физическом состоянии потерпевшего в момент посягательства на его здоровье. Следует отметить, что особая жестокость может проявляться как в способе действий виновного, так и в иных обстоятельствах, свидетельствующих о проявлении виновным особой жестокости. Понятием особой жестокости охватываются такие случаи, когда в процессе посягательства к потерпевшему применяются пытки, истязания, мучения или иные способы, которые заведомо связаны с причинением потерпевшему особых страданий (нанесение большого количества телесных повреждений, прижигание током или огнем, длительное лишение пищи или воды и т. д.).

Беспомощное состояние потерпевшего может определяться его возрастом (престарелый, малолетний), состоянием здоровья (тяжело больной), физическими недостатками, психическими расстройствами и т. п. Беспомощность потерпевшего характеризуется неспособностью в силу физического или психического состояния оказать субъекту сопротивление и защитить себя либо уклониться от его посягательства или иным образом противостоять преступнику. Кбеспомощным следует также относить лиц, находящихся в бессознательном состоянии, в обмороке, в состоянии сильного опьянения, а также сна. Закон в отношении данного квалифицирующего признака делает указание на «заведомость». Из этого следует, что с субъективной стороны виновный сознает беспомощность потерпевшего и использует это состояние для посягательства на него.

Для квалификации посягательства на здоровье человека по п. «в» ч. 2 ст. 111 УК РФ необходимо установить прежде всего общеопасностъ способа совершения деяния. Здесь имеют значение орудия и средства, с помощью которых оно совершено. Общеопасными способами являются применение взрывчатых, ядовитых веществ, отравляющих газов, совершение поджогов, обвалов, затопления, использование огнестрельного оружия в толпе и т. д. Общеопасность способа характеризуют не только поражающие свойства орудия преступления, но и конкретная обстановка происшествия. Об общеопасности способа может свидетельствовать, например, использование транспортных средств при наезде на толпу людей с целью причинить вред здоровью конкретного человека, создавая при этом опасность здоровью или жизни других лиц, находящихся рядом. По смыслу закона квалификация посягательства как совершенного общеопасным способом возможна лишь в случаях, когда имелась реальная опасность для здоровья или жизни других людей. Для квалификации по п. «в» ч. 2 ст. 111 УК не требуется, чтобы помимо намеченной жертвы вред был причинен посторонним, поскольку квалифицирующим признаком этого вида посягательства является способ его совершения. Виновный должен сознавать, что избранный им способ посягательства является общеопасным. При этом он может действовать с прямым умыслом на причинение вреда здоровью конкретного лица, понимая и безразлично относясь к возможности причинения вреда здоровью и другим лицам.

Посягательство на здоровье человека, совершенное по найму (п. «г» ч. 2 ст. 111 УК), понимается как частный случай корыстного посягательства, поскольку виновный (исполнитель) стремится получить материальную выгоду либо иное вознаграждение. Лица, организовавшие посягательство за вознаграждение, подстрекавшие к его совершению или оказавшие пособничество, несут ответственность по соответствующей части ст. 33 и п. «г» ч. 2 ст.111 УК РФ.

Причинение вреда здоровью из хулиганских побуждений (п. «д» ч. 2 ст. Ill УК) совершается на почве явного неуважения к обществу и общепринятым моральным нормам, обусловлено желанием противопоставить себя окружающим, продемонстрировать пренебрежительное к ним отношение. Виновный стремится противопоставить себя любому другому человеку, встретившемуся ему на пути. Отсюда и случайный выбор жертвы. Поэтому причинение вреда здоровью из хулиганских побуждений нередко совершается при отсутствии у виновного какого-либо повода или конкретной цели. Вместе с тем посягательство из хулиганских побуждений имеет свою мотивацию, получившую в силу многообразия форм признак — «хулиганские побуждения». Для установления этих побуждений необходим анализ всех совокупных действий виновного, имевших место в момент совершения преступления, до него и после его совершения. К хулиганским относятся и те посягательства, которые совершаются по незначительному поводу как предлог.

Для квалификации причинения тяжкого вреда здоровью по п. «е» ч. 2 ст. 111 УК необходимо установить конкретный мотив — национальную, расовую, религиозную ненависть или вражду. Повышенная опасность этого вида преступления определяется посягательством не только на здоровье человека, но и на гарантированное ст. 19 Конституции РФ равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от его национальной, расовой или религиозной принадлежности. Как правило, посягательство на здоровье по данному мотиву происходит при стремлении отомстить за оскорбление национального или расового достоинства, либо унизить честь и достоинство другой нации или расы, либо проявить превосходство собственной нации или расы.

Преступление совершается с прямым умыслом, поскольку мотив в данном случае определяет и цель посягательства.

Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью в целях использования органов или тканей потерпевшего (п. «ж» ч. 2 ст. 111 УК) заключается, во-первых, в причинении тяжкого вреда здоровью человека, с тем чтобы изъять тот или иной внутренний орган (ткань), во-вторых, в самом по себе принудительном изъятии улица путем проведения медицинской операции какого-либо внутреннего органа, в связи с чем причиняется тяжкий вред здоровью.

Обоснованность данного отягчающего обстоятельства в законе вполне оправдана, это новый квалифицирующий признак, ранее не известный действовавшему законодательству. В последние годы медицина расширила возможности по пересадке органов и тканей от одного человека к другому в целях спасения людей. Криминальные же элементы используют это в своих преступных целях, посягая на жизнь и здоровье людей ради изъятия внутренних органов и последующей их продажи. Оконченным данное преступление является независимо оттого, удалось ли виновному получить в свое распоряжение орган или ткань человеческого организма.

Субъектом данного преступления является вменяемое лицо, достигшее возраста, установленного законом, в том числе и медики, без которых совершение этого преступления практически не возможно. Цель данного посягательства на здоровье человека свидетельствует о наличии только прямого умысла. Мотивом чаще всего может быть корысть, но могут быть и другие мотивы — желание спасти жизнь близкого человека за счет жизни другого, постороннего для субъекта лица.

Деяния, предусмотренные ч. I или 2 ст. 111 УК РФ- считаются совершенными при особо отягчающих обстоятельствах, если они совершены: а) группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой; б) в отношении двух или более лиц (ч. 3 ст. 111 УК). Содержание этих особо квалифицирующих признаков преступления аналогично соответственным признакам умышленного убийства, предусмотренного ч. 2 ст. 105 УК. Укажем на некоторые квалифицирующие признаки применительно к причинению вреда здоровью. Формулировка первого признака (п. «а» ч. 3 ст. Ill УК) охватывает практически все формы группового причинения тяжкого вреда здоровью. Понятия «группа лиц», «группа лиц по предварительному сговору», «организованная группа» раскрываются в ст. 35 Общей части УК РФ.

Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью совершается группой, когда двое или более виновных полностью или частично выполняют объективную сторону причинения вреда здоровью и таким образом выступают в роли соисполнителей этого преступления.

Причинение тяжкого вреда здоровью по предварительному сговору группой лиц должно носить согласованный характер, поскольку речь идет о группе лиц, находящейся в сговоре с целью совершения этого преступления. Для квалификации действий виновных по этому признаку важно установить, что сговор был предварительным, т. е. до начала совершения преступления. В группе могут быть не только соисполнители, но и другие виды соучастников (подстрекатели, пособники, организаторы). С субъективной стороны данный вид посягательства на здоровье человека совершается только с прямым умыслом. Однако, как свидетельствует судебная практика, тяжкий вред здоровью может быть причинен и с косвенным умыслом, причем как соисполнителями, так и иными соучастниками (подстрекателями, пособниками). Такой виц умысла характерен для вреда здоровью, вызвавшего стойкую утрату общей трудоспособности не менее чем на одну треть или полную утрату профессиональной трудоспособности, т. е. по наступлению последствий, которые являются тяжкими. Характерным примером для этого является следующее Уголовное дело из судебной практики.

Более повышенную опасность представляют действия, совершенные организованной группой лиц. Посягательство признается совершенным организованной группой, когда оно произведено устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений. Субъективно такое причинение тяжкого вреда здоровью возможно лишь только с прямым конкретизированным умыслом.

Причинение вреда здоровью двум или более лицам характеризуется единством преступного намерения виновного и, как правило, совершается это преступление одновременно. К одновременному причинению вреда здоровью двум или более лицам следует относить такие посягательства, при которых потерпевшие получили вред здоровью без разрыва во времени, например, причинение вреда одному человеку за другим.

В то же время состав данного вида причинения вреда здоровью будет налицо и в некоторых случаях разновременного их причинения. В этом случае действия виновного должны охватываться единством умысла, а совершение задуманных действий возможно и не всегда одновременно. Следовательно, решающим критерием для квалификации действий по п. «б» ч. 3 ст. 111 УК является наличие у виновного умысла на причинение вреда здоровью двум или более лицам. Причинение тяжкого вреда здоровью двум или более лицам при отсутствии единого умысла на это следует квалифицировать в зависимости от обстоятельств дела по другим ст. 111УК[22] .

Причинение вреда здоровью двум или более лицам с субъективной стороны может быть совершено как с прямым, так и с косвенным умыслом. Причинение вреда здоровью одного человека и покушение на здоровье другого не может рассматриваться как оконченное преступление и квалифицируется как покушение в целом ко всему составу данного преступления (ст. 30, п. «б» ч. 3 ст. 111 УК).

Наиболее опасным видом рассматриваемого преступления являются деяния, предусмотренные ч. 1—3 ст. 111 УК, повлекшие по неосторожности смерть потерпевшего (ч. 4 ст. 111 УК). Наличие особо отягчающего обстоятельства относит данное преступление к категории особо тяжких (ч. 5 ст. 15 УК). В этом сложном для уяснения составе преступления как бы слиты воедино два самостоятельных деяния — умышленное причинение тяжкого вреда здоровью и причинение смерти по неосторожности. Это в какой-то мере создает трудности в квалификации деяний и необходимости отграничения их, с одной стороны, от умышленного убийства, а с другой — от причинения смерти по неосторожности.

С объективной стороны анализируемое преступление заключается в причинении тяжкого вреда здоровью (фактически опасного для жизни), которое вызвало, явившись непосредственной причиной, еще более тяжкое последствие — смерть потерпевшего. Если главной причиной наступления смерти стало что-то иное, например, небрежно оказанная медицинская помощь либо индивидуальные особенности организма потерпевшего, то ч. 4 ст. 111 УК не применяется. Для квалификации деяния по ч. 4 ст. Ill УК необходимо установить наступление смерти непосредственно в результате причинения тяжкого вреда здоровью потерпевшего, т. е. между причинением тяжкого вреда здоровью и наступлением смерти должна быть установлена непосредственная причинная связь. При этом не имеет значения, когда наступила смерть — сразу или вскоре после причинения тяжкого вреда здоровью либо спустя какое-то время.

Особую сложность на практике представляет оценка субъективной стороны данного преступления, психического отношения виновного к деянию и его последствиям. Анализируя преступления против здоровья, Н. И. Загородников правильно указывал, что необходимо исследовать психическое отношение виновного к общественно опасному действию (бездействию) и к вредным последствиям[23] . Рассматриваемое преступление совершается с двумя формами вины, представляя собой классический вариант именно такого виновного отношения субъекта к содеянному, о котором говорится в ст. 27 УК. Преступление, предусмотренное ч. 4 ст. Ill УК, с субъективной стороны характеризуется умыслом (прямым или косвенным) на причинение тяжкого вреда здоровью (первое последствие) и неосторожностью (легкомыслием или небрежностью) по отношению ко второму последствию — смертельному исходу. Это означает, что причинение смерти не охватывалось умыслом виновного, однако он предвидел возможность ее наступления, но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывал на ее предотвращение либо не предвидел, но по обстоятельствам дела должен был и мог предвидеть возможность наступления смерти. Только такая трактовка вины позволяет отграничить содеянное от убийства, при котором лицо желает или сознательно допускает смертельный исход, и от причинения смерти по неосторожности, при котором всегда отсутствует умысел на причинение тяжкого вреда здоровью человека. Если у виновного отсутствовал умысел (прямой или косвенный) на причинение тяжкого вреда здоровью, а смерть наступила от нарушения им правил предосторожности в обращении и он по обстоятельствам дела должен был и мог предвидеть ее, то его действия квалифицируются как причинение смерти по неосторожности.

Кривемко, стоя на лестнице крыльца, покрытого льдом, разговаривал со своим знакомым Ивлевым. В это время к ним подошел Авдеев и, поднявшись по лестнице, схватил Кривемко за грудь, стал трясти его и нецензурно оскорблять. В ответ Кривснко нанес удар Авдееву кулаком в плечо. Авдеев от удара поскользнулся и упал, падая, он ударился головой о ступеньки крыльца и асфальт. От полученных при падении повреждений через три дня Авдеев скончался. Суд признал Кривенко виновным в неосторожном причинении смерти (ст. 109 УК) и в приговоре указал, что нанесенный удар сам по себе не причинил какого-либо вреда здоровью Авдеева и что у Кривенко отсутствовал умысел на причинение не только смерти, но и тяжкого вреда здоровью. Однако, нанося удар, Кривенко должен был и мог предвидеть, что Авдеев находился в неустойчивом положении, поскольку был пьян, ступеньки были покрыты льдом и находились от асфальта на высоте двух метров, что своим ударом он собьет Авдеева и тот упадет и получит такие повреждения своему здоровью, от которых наступит смерть[24] .

В постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. № 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» (далее — Постановление) подчеркивается необходимость отграничения убийства от умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, повлекшего смерть потерпевшего, имея при этом в виду, что при убийстве умысел виновного направлен на лишение потерпевшего жизни, а при совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 111 УК, отношение виновного к наступлению смерти потерпевшего выражается в неосторожности. При решении вопроса о направленности умысла виновного следует исходить из совокупности всех обстоятельств содеянного и учитывать, в частности, способ и орудие преступления, количество, характер и локализацию телесных повреждений (например, ранения жизненно важных органов человека), а также предшествующее преступлению и последующее поведение виновного и потерпевшего, их взаимоотношения (п. 3 Постановления).

Продолжительный промежуток времени, прошедший с момента наступления смерти, не исключает умысла субъекта на лишение жизни другого человека. Точно так же мгновенно наступившая после нанесения тяжкого вреда здоровью смерть не всегда сама по себе свидетельствует о наличии умысла на убийство2 . В первом случае налицо может быть убийство (ст. 105 УК), а во втором — речь может идти о преступлении, предусмотренном ч. 4 ст. 111 УК РФ. При решении этого вопроса на практике иногда возникают сложности в вопросах квалификации. Существует ошибочная точка зрения, согласно которой большой промежуток времени между нанесением ранения и наступлением смерти исключает ответственность за убийство. Верховный Суд РФ неоднократно указывал на ошибочность такого мнения, подчеркивая при этом, что разграничение данных составов преступлений может быть проведено только по субъективной стороне преступления. Например, нанесение ножевого удара в руку, в результате которого от повреждения артерии, вызвавшего острую потерю крови, наступила смерть потерпевшего, свидетельствует об умысле на причинение тяжкого вреда здоровью, а не на убийство1 . Решая вопрос о квалификации действий лица, результатом которых явилось причинение потерпевшему тяжкого вреда здоровью, повлекших смерть, суд должен исходить из направленности умысла виновного, а не только из последствий действий виновного[25] .

3. 2. Умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью (ст. 112 УК РФ)

Данное преступление с объективной стороны представляет собой причинение средней тяжести вреда здоровью, не опасного для жизни человека и не повлекшего последствий, указанных в ст. 111 УК, но вызвавшего длительное расстройство здоровья или значительную стойкую утрату общей трудоспособности менее чем на одну треть. Следовательно, признаками средней тяжести вреда здоровью являются:

а) отсутствие опасности для жизни человека в момент причинения;

б) отсутствие тех последствий, которые предусмотрены в ст. 111 УК в качестве признаков тяжкого вреда здоровью;

в) наличие длительного расстройства здоровья потерпевшего или значительной стойкой утраты обшей трудоспособности менее чем на одну треть.

Таким образом, для признания причиненного вреда здоровью средней тяжести необходимо установить отсутствие двух первых отрицательных признаков и наличие последнего признака или хотя бы одного из них.

Правила судебно-медицинской экспертизы тяжести вреда здоровью 1996 г. под длительным расстройством здоровья понимают временную утрату трудоспособности продолжительностью свыше трех недель (более 21 дня) (п. 45 Правил). Продолжительность заболевания обычно определяется сроком временной нетрудоспособности, зафиксированным в больничном листе. Значительной стойкой утратой трудоспособности менее чем на одну треть является стойкая утрата трудоспособности от 10 до 30% включительно (п. 46 Правил). Процент утраты трудоспособности устанавливается судебно-медицинской экспертизой, когда уже определился исход заболевания, вызванного причинением вреда здоровью. К такого рода причинениям вреда здоровью, в частности, относятся трещины и переломы мелких костей, вывихи в мелких суставах, перелом ребра, ранения мягких тканей, сотрясение головного мозга средней степени и другие повреждения, не опасные для жизни и не вызвавшие последствий, указанных в ст. 111 УК. Это преступление признается оконченным, если наступили указанные выше последствия, и между деянием и наступившими последствиями была установлена причинная связь.

Субъективная сторона рассматриваемого преступления характеризуется умышленной виной. Умысел при этом может быть прямым и косвенным. Мотивы и цели данного преступления разнообразны, некоторые из них являются основанием для отнесения причинения средней тяжести вреда здоровью к квалифицированным видам рассматриваемого преступления. Например, п. «д» и «е» ч. 2 ст. 112 УК — из хулиганских побуждений и по мотиву национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды.

Субъектом данного преступления может быть любое вменяемое лицо, достигшее 14-летнего возраста.

Квалифицированный вид рассматриваемого преступления (ч. 2 ст. 112 УК) имеет место в случае совершения данного деяния:

а) в отношении двух или более лиц;

б) в отношении лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга;

в) с особой жестокостью, издевательством или мучениями для потерпевшего, а равно в отношении лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии;

г) группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой;

д) из хулиганских побуждений;

е) по мотиву национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды.

Содержание перечисленных квалифицирующих признаков средней тяжести вреда здоровью аналогично содержанию квалифицирующих признаков, предусмотренных ч. 2 ст. Ill УК, что дает основание для нецелесообразности их повторения.

Причинение средней тяжести вреда здоровью следует отграничивать от покушения на убийство и покушения на причинение тяжкого вреда здоровью. Отграничение это проводится по субъективной стороне составов этих преступлений. Здесь имеет значение установление содержания и направленности умысла виновного. Субъективная сторона убийства характеризуется только умышленной виной. Умысел при этом бывает как прямым, так и косвенным. Покушение же на убийство возможно лишь с прямым умыслом, когда лицо сознает, что совершает деяние, опасное для жизни другого человека, предвидит возможность или неизбежность наступления смерти потерпевшего и желает ее наступления, но смертельный исход не наступил по независящим от него обстоятельствам. Важное значение в этих случаях имеет разъяснение Пленума Верховного Суда РФ в п. I Постановления, где, в частности, говорится: «По каждому такому делу должна быть установлена форма вины, выяснены мотивы, цель и способ причинения смерти другому человеку, а также исследованы иные обстоятельства, имеющие значение для правильной правовой оценки содеянного и назначения виновному справедливого наказания»[26] .

Субъективная сторона лежит в основе отграничения причинения вреда здоровью средней тяжести от покушения на причинение тяжкого вреда здоровью. Оба эти преступления совершаются умышленно, но в обоих преступлениях умысел может быть прямым или косвенным. Однако при покушении на причинение тяжкого вреда здоровью лицо сознает, что совершает деяние, опасное для здоровья другого человека, предвидит возможность или неизбежность причинения тяжкого вреда его здоровью и желает (при прямом умысле) либо сознательно допускает причинение такого вреда или безразлично относится к факту его причинения (при косвенном умысле), но вред наступает иной степени тяжести по причинам, не зависящим от воли субъекта.

Некто Горбунов на почве ревности пытался порезать ножом жене глаза, при этом приговаривал: «Сейчас сделаю тебя слепой и больше не будешь заглядываться на других мужчин». Однако во время борьбы жена закрывала лицо руками, в результате Горбунов смог причинить ей ранения рук, которые в итоге были отнесены к средней тяжести вреда здоровью. Поскольку Горбунов, как это усматривается из материалов уголовного дела, пытался причинить жене тяжкий вред здоровью (порезать глаза, сделать слепой), сознавал это и желал таких последствий, но вред по причинам, от него независящим, наступил иной тяжести (средней), то содеянное им было квалифицировано как покушение па причинение тяжкого вреда здоровью (ч. 3 ст. 30 и ч. I ст. 111 УК РФ).

3. 3 Причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью при наличии смягчающих обстоятельств (ст. 11З, 114 УК РФ)

Преступления, предусмотренные ст. 113 и 114 УК РФ, устанавливают привилегированные составы умышленного причинения вреда здоровью другого человека. Статья 113 УК устанавливает ответственность за «умышленное причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью, совершенное в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения (аффекта), вызванного насилием, издевательством или тяжким оскорблением со стороны потерпевшего либо иными противоправными или аморальными действиями (бездействием) потерпевшего, а равно длительной психотравмирующей ситуацией, возникшей в связи с систематическим противоправным или аморальным поведением потерпевшего». Как видно из смысла закона, основанием смягчения ответственности в этом случае является прежде всего виктимное (неправомерное или аморальное) поведение потерпевшего и вызванное им состояние сильного душевного волнения (физиологического аффекта) у виновного. Условия признания сильного душевного волнения аффективным состоянием полностью совпадают с теми, которые были рассмотрены при анализе преступления, предусмотренного ст. 107 УК. Объективная сторона причинения вреда здоровью в состоянии аффекта отличается от объективной стороны убийства, совершенного в состоянии аффекта, только характером последствий: в первом случае — это тяжкий или средней тяжести вред здоровью, а во втором случае — это смерть человека.

Понятие тяжкого и средней тяжести вреда здоровью было рассмотрено выше применительно к анализу ст. 111 и 112 УК.

Субъективная сторона данного преступления характеризуется только умышленной виной в форме прямого или косвенного умысла, внезапно возникшего и аффектированного. Понятие физиологического аффекта подробно изложено при анализе состава преступления, предусмотренного ст. 107 УК. Мотивы преступления по ст. 113 УК РФ могут быть различными (месть, ревность), выяснение их является необходимым для решения вопроса, было ли у виновного состояние сильного душевного волнения.

Субъект преступления — физическое вменяемое лицо, достигшее 16 лет.

При совершении данного преступления не исключено причинение по неосторожности смерти потерпевшего или тяжкого либо средней тяжести вреда здоровью двум или более лицам. В судебной практике иногда такие преступления ошибочно квалифицируются либо как убийство в состоянии аффекта (ст. 107), либо как преступление, предусмотренное ч. 4 ст. 111 УК или по п. «а» ч. 2 ст. 111 УК[27] . При возникновении указанных ситуаций следует исходить из правил квалификации преступлений при конкуренции норм со смягчающими и отягчающими обстоятельствами. Конкуренция специальных норм разрешается в пользу нормы, предусматривающей состав преступления со смягчающими обстоятельствами. Стало быть, квалификация указанных выше действий должна охватываться признаками ст. 113 УК.

Причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью по неосторожности влечет ответственность по ст. 118 УК, так как состав ст. 113 УК предусматривает причинение такого вреда лишь умышленно. Умышленное причинение легкого вреда здоровью в состоянии аффекта не выделено в особый привилегированный состав преступления. Поэтому такие действия влекут ответственность на общих основаниях и должны квалифицироваться по ст. 115 УК, а противоправность или аморальность поведения потерпевшего служит смягчающим обстоятельством (п. «з»ч. 1 ст. 61 УК).

Статья 114 УК РФ предусматривает ответственность за два самостоятельных преступления, совершенных при смягчающих обстоятельствах. Это умышленное причинение:

1) тяжкого вреда здоровью, совершенное при превышении пределов необходимой обороны (ч. 1);

2) тяжкого или средней тяжести вреда здоровью, совершенное при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление (ч. 2).

Условия применения ст. 114 УК по своему содержанию те же, что и условия применения по ст. 108 УК, они различаются лишь характером последствий. В случае причинения вреда здоровью ими являются при превышении пределов необходимой обороны — тяжкий вред здоровью; при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, — тяжкий или средней тяжести вред здоровью, а последствием преступления, предусмотренного ст. 108, смерть человека. Признаки тяжкого и средней тяжести вреда здоровью указаны в ст. 111 и 112 УК и рассмотрены выше.

Объективная сторона преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 114 УК, состоит в причинении тяжкого вреда здоровью посягающего при защите от общественно опасного посягательства, но с превышением пределов необходимой обороны, т. е. при явном несоответствии защиты характеру и степени общественной опасности посягательства. Объективная сторона преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 114 УК, состоит в причинении тяжкого или средней тяжести вреда здоровью задерживаемого лица, совершившего преступление при превышении мер, необходимых для его задержания, т. е. когда такой вред явно не соответствовал характеру и степени общественной опасности совершенного задерживаемым лицом преступления и обстановке задержания.

Субъективная сторона рассматриваемых преступлений характеризуется только умышленной виной в форме прямого или косвенного умысла, при этом умысел здесь всегда внезапно возникший. Причинение вреда здоровью при указанных обстоятельствах в результате неосторожности исключает уголовную ответственность по признакам как ст. 114, так и ст. 118 УК РФ.

Мотивом при превышении пределов необходимой обороны является защита от общественно опасного посягательства, а при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, доминирует цель задержания лица и доставления его соответствующим органам власти.

Субъектом преступления является лицо вменяемое и достигшее 16-летнего возраста. Причинение вреда здоровью: тяжкого при превышении пределов необходимой обороны, двум или более лицам, а также тяжкого или средней тяжести при превышении мер, необходимых для задержания двух или более лиц, совершивших преступление, квалифицируется соответственно по ч. I и 2 ст. 114 УК РФ. По этой же статье квалифицируется и умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть посягающего (при превышении пределов необходимой обороны) либо задерживаемого (при превышении мер, необходимых для задержания), на что неоднократно указывал Верховный Суд РФ в своих определениях по конкретным делам[28] . Умышленное причинение легкого вреда здоровью, побоев или иных насильственных действий при необходимой обороне либо при задержании преступника всегда с точки зрения закона укладывается в рамки правомерного поведения и не влечет за собой ответственности.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Подводя итог проведенному исследованию необходимо отметить, что за совершение преступлений против личности, как за наиболее опасные посягательства, установлены высокие санкции, так как результатом таких преступлений являются тяжкие последствия, порой невосполнимые (смерть человека, наступление инвалидности или иного тяжкого расстройства здоровья и т. п.).

Преступления против здоровья (ст. 111 — 125) в УК РФ 1996 г., так же как и в предыдущем УК РСФСР 1960 г., не выделяются в самостоятельную главу и находятся в одной главе (16-й) с преступлениями против жизни.

К преступлениям против здоровья законодатель относит и такие деяния, которые непосредственно не причиняют вреда здоровью, непосредственно на него не воздействуют, но ставят в опасное состояние именно здоровье и жизнь человека. К таким преступлениям относятся угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью (ст. 119 УК РФ), принуждение к изъятию органов или тканей человека для трансплантации (ст. 120), незаконное производство аборта (ст. 123), неоказание помощи больному (ст. 124), оставление в опасности (ст. 125).

Тяжким считается вред здоровью, если:

а) он опасен для жизни человека;

б) произошла потеря зрения, речи, слуха или какого-либо органа;

в) утрачена функция какого-либо органа;

г) наступило неизгладимое обезображивание лица;

д) причинено расстройство здоровью, соединенное со значительной стойкой утратой общей трудоспособности не менее чем на одну треть или с заведомо для виновного полной утратой профессиональной трудоспособности;

е) повлекло за собой прерывание беременности;

ж) повлекло психическое расстройство либо заболевание наркоманией или токсикоманией.

Более повышенную опасность представляют действия, совершенные организованной группой лиц. Посягательство признается совершенным организованной группой, когда оно произведено устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений. Субъективно такое причинение тяжкого вреда здоровью возможно лишь только с прямым конкретизированным умыслом.

В целом проведенный анализ преступлений против здоровья позволяет утверждать, что при правильной правоприменительной деятельность и правильной квалификации деяния бороться с этими преступлениями можно и даже нужно, а законодатель предоставляет для этого все необходимые возможности.


ГЛОССАРИЙ

Бездействие преступное несовершение конкретного действия, которое лицо было обязано и имело возможность совершить
Вина представляет собой внутреннее отношение лица к своему поведению и к его последствиям. Вина выступает в форме умысла или неосторожности. Умысел бывает прямой и косвенный. Неосторожность выражается в легкомыслии либо небрежности.
Истязание причинение физических или психических страданий путем систематического нанесения побоев либо иными насильственными действиями, если это не повлекло расстройства здоровья.
Косвенный умысел когда лицо понимало противоправность своего поведения, предвидело наступление вредных последствий и допускало их наступление
Легкомыслие когда лицо понимало противоправность своего поведения, предвидело наступление вредных последствий, но легкомысленно рассчитывало не допустить их либо предотвратить.
Небрежность когда лицо не понимало противоправность своего поведения, не предвидело наступление вредных последствий, но могло и должно было осознавать и предвидеть
Невменяемость не способность лица во время совершения общественно опасного деяния осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими вследствие хронического психического расстройства, временного психического расстройства, слабоумия либо иного болезненного состояния психики
Неосторожность форма вины, выраженная в легкомыслии либо небрежности.
Неоконченное преступление преступление в котором не содержатся все признаки преступления, предусмотренные соответствующей статьей Особенной части Уголовного кодекса
Непосредственный объект это конкретное общественное отно­шение, тот или иной интерес или благо, охраняемое уголовным законом, на которое непосредственно совершается преступное посягательство, в результате чего ему причиняется вред либо создаётся возможность причинения такого вреда
Объект преступления это совокупность охраняемых уголовным законом общественных отношений, на которые направлено преступное посягательство, причиняющее или создающее угрозу причинения им вреда
Объективная сторона преступления

совокупность внешних признаков преступного поведения, составляющих общественно опасное, противоправное деяние, которое совершается в определенное время, в конкретном месте, определенным способом, с помощью конкретных орудий или средств и в определенной обстановке, и в результате которого, наступают общественно опасные последствия (либо возникает угроза таких последствий).

Общественно опасные последствия

являются обязательным элементом объективной стороны преступления и представляют собой физический, моральный, материальный или иной ущерб охраняемым уголовным законом общественным отношениям.

Общий объект

это совокупность всех общественных отношений, интересов и благ, охраняемых уголовным законом.

Под особой жестокостью

признаются такие действия виновного, когда к потерпевшему при совершении преступления применялись пытки, истязания или совершалось глумление над жертвой либо когда преступление совершено способом, который заведомо для виновного связан с причинением потерпевшему особых страданий (нанесение множества телесных повреждений, причинение физической боли или психических страданий в присутствии близких потерпевшего и т.д.).

Под осуществлением служебной деятельности

следует понимать действия лица, входящие в круг его обязанностей, вытекающие из трудового договора с государственными или частными предприятиями или учреждениями, деятельность которых не противоречит законодательству. Потерпевшим от преступления не обязательно будет должностное лицо. Им может быть любой работник соответствующего предприятия, учреждения, организации.

Полная утрата профессиональной трудоспособности

понимается, как утрата лицом возможности выполнять специфические виды профессиональной деятельности, требующей особых природных качеств или редких навыков (например, работать дегустатором, играть на музыкальном инструменте

Преступление

это общественно опасное, противоправное, виновное деяние, совершенное деликтоспособным лицом, за которое предусмотрено уголовное наказание.

Прямой умысел

когда лицо понимало противоправность своего поведения, предвидело наступление вредных последствий и желало их наступления.

Пытка

причинение физических или нравственных страданий в целях понуждения к даче показаний или иным действиям, противоречащим воле человека, а также в целях наказания либо в иных целях

Состав преступления

это совокупности установленных уголовным законом объективных и субъективных признаков, характеризующих общественно опасное деяние как преступление.

Соучастием в преступлении признается

умышленное совместное участие двух или более лиц в со­вершении умышленного преступления.

Субъект преступления

вменяемое физическое лицо, достигшее возраста, установленного уголовным законом, с которого наступает уголовная ответственность.

Субъективная сторона преступления представляет собой внутреннее отношение лица к содеянному, выраженное в понимании своих действий и их оценке. характеризуется виной, мотивом, целью и эмоциями.
Судимость

представляет собой правовые последствия привлечения лица к уголовной ответственности и осуждения его за совершение противоправного, уголовно наказуемого деяния.

Специальным субъектом преступления

признается лицо, которое, кроме обязательных признаков субъекта преступления (вменяемости и возраста), характеризуются дополнительными (специальными) признаками (пол, семейное и должностное положение, профессия и т.д.), необходимыми для образования состава преступления определенного вида.

Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью представляет собой нанесение деянием виновного (действием или бездействием) вреда здоровью потерпевшего, в результате чего возникает опас­ность для жизни последнего либо причиняется реальный вред его здоровью в виде указанных в ч. 1 ст. 111 УК РФ последствий

Список использованных источников

Нормативные акты

1.Международный пакт о гражданских и политических правах, принятый Генеральной Ассамблеей 16 декабря 1966 г., Международные акты о правах человека: Сб. документов. М.: Норма, 1998.

2. Конституция Российской Федерации от 12.12.1993 г. РГ № 237

3. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 г. № 63-ФЗ (с изм. от 29.11.2010 г.)// СЗ РФ от 17.06.1996 г. № 25, ст. 2954

4. Закон РФ от 22 декабря 1992 г. «О трансплантации органов и (или) тканей человека»//Ведомости РФ. 1993. № 28. Ст. 1064//

5. Постановление Правительства РФ от 17.08.2007 N 522 «Об утверждении Правил определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека», М.,2010

6.Закон РФ от 30 марта 1995 г. (с доп. от 12 марта 1996 г.) «О предупреждении распространения в Российской Федерации заболевания, вызываемого вирусом иммунодефицита человека ВИЧ-инфекции» (СЗ РФ. 1995. № 14. Ст. 1212; 1996. № 34. Ст. 4027);

7.Основы законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан, принятые 22 июля 1993 г. (Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации, 1993, N 33, ст. 1318; Собрание законодательства Российской Федерации, 2004, N 35, ст. 3607; 2006, N 6, ст. 640);

8.Правила судебно-медицинской экспертизы тяжести вреда здоровью. Приложение № 2 Министерства здравоохранения РФ от 10 декабря 1996 г. № 407. Согласовано с Генеральной прокуратурой РФ, Верховным Судом РФ, Министерством внутренних дел РФ. М., 1996 г.(утр. силу)

Научная литература

1. Борзенков Г. И.Комментарий к УК РФ / Под ред. Н. Ф. Кузнецовой.М., 2008.

2. Борисов В. И., Куц В. //. Преступления против жизни и здоровья: вопросы квалификации. Харьков, 2005.

3. Булатов С. Я. Вопросы уголовного законодательства и судебной практики по делам о телесных повреждениях. Алма-Ата, 1997.

4. Гуревич Л. И.Борьба с телесными повреждениями. М., 1990.

5. Дурманов Н. Д. Понятие телесных повреждений по советскому уголовному праву // Советское государство и право. 1990. № 1.

6. Загородников Н. И.Преступления против здоровья. М, 1999.

7. Комментарий к УК РФ. Особенная часть / Под ред. Ю. И. Скуратова, В. М. Лебедева. М.: Норма, 2006.

8. Крылова Н. Е. Основные черты нового уголовного кодекса Франции. М., 1996.

9. Никифоров А. С. Ответственность за телесные повреждения по советскому уголовному праву. М, 1979.

10. Никифоров А. С. Ответственность за телесные повреждения по советскому уголовному праву. Госюриздат, 1979.

11. Орехов В. В.Борьба с телесными повреждениями. Л., 1960.

12. Состояние преступности в России за январь—декабрь 2009 г. М., 2010.

13. Уголовное право России. Особенная часть: Учебник / Под ред. А. И. Рарога. М., 2007.

14. Уголовное право. Особенная часть: Учебник / Под ред. Н. И. Ветрова, Ю. И. Ляпунова. М., 2008.

15. Уголовное право. Особенная часть: Учебник для вузов/ Под ред. И. Я. Козаченко, 3. А. Незнамовой, Г. П. Новоселова. М. 2009

16. Уголовное уложение, Высочайше утвержденное 22 марта 1903 г. СПб.

17. Указ Президиума Верховного Совета РСФСР от 20 октября 1971 г. «Об усилении ответственности за распространение венерических заболеваний» // БВС РСФСР. 1971. № 42. Ст. 881.

18. Федотов М. И. К вопросу об оценке тяжести телесных повреждений. Пермь, 1997. С. 198;

19. Шаргородский М. Д. Преступления против жизни и здоровья. М, 1979.;

Судебная практика

20. БВС РФ. 2003. № 4. (дело Аксенова и др.);

21. БВС РФ. 2004. № 8. (дело Агеева).

22. БВС РФ.2007. № 4. (дело Борисова).

23. Дело Кривенко № 103-07 // Архив Тверского межмуниципалыюго народного суда г. Москвы за 2009 г.

24. Дело Туманова и др. // Архив Московского городского суда за 2007

25. Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ по делу Костина // БВС РФ. 1997. № 2.


ПРИЛОЖЕНИЕ А

ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРОТИВ ЖИЗНИ И ЗДОРОВЬЯ

Преступления против жизни:


умышленное убийство (ст. 105—108);

причинение смерти по неосторожности (ст. 109);

доведение до самоубийства (ст. 110).

Преступления против здоровья:

умышленное причинение тяжкого вреда здоровью (ст. 111);

умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью (ст. 112);

причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью в состоянии аффекта (ст. 113);

причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление (ст. 114);

умышленное причинение легкого вреда здоровью (ст. 115);

побои (ст. 116);

истязание (ст. 117);

причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью по неосторожности (ст. 118);

угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью (ст. 119);

принуждение к изъятию органов или тканей человека для трансплантации (ст. 120);

заражение венерической болезнью (ст. 121);

заражение ВИЧ-инфекцией (ст. 122);

незаконное производство аборта (ст. 123);

неоказание помощи больному (ст. 124);

оставление в опасности (ст. 125).


[1] СССР и международное сотрудничество в области прав человека: Документы и материалы. М., 1989. С. 413—419.

[2] Ведомости РСФСР. 1991. № 52. Ст. 1865.

[3] Шаргородский М. Д. Преступления против жизни и здоровья. М, 1979. С. 280, 345; Загородников Н. И.Преступления против здоровья. М, 1999. С. II

[4] Никифоров А. С. Ответственность за телесные повреждения по уголовному праву. М., 1979. С. 14

[5] Дурманов Н. Д. Понятие телесных повреждений по советскому уголовному праву // Советское государство и право. 1980. № 1. С. 86.

[6] Комментарий к УК РФ. Особенная часть / Под ред. Ю. И. Скуратова, В. М. Лебедева. М.: Норма, 2006. С. 30.

[7] Уголовное право. Особенная часть: Учебник / Под ред. Н. И. Ветрова, Ю. И. Ляпунова.М., 2008. С. 84.

[8] Уголовное право России. Особенная часть: Учебник / Под ред. А. И. Рарога. М., 2007. С. 51-56

[9] Уголовное право. Особенная часть: Учебник для вузов / Под ред. И. Я. Козаченко, 3. А. Незнамовой, Г. П. Новоселова. С. 91-93, 97-100

[10] Борзенков Г. И.Комментарий к УК РФ / Под ред. Н. Ф. Кузнецовой.М., 2008. С. 266-268, 271-275; Уголовное право. Особенная часть: Учебник / Под ред. Н. И. Ветрова, Ю. И. Ляпунова. М., 2008. С. 97-100, 103-105.

[11] Ведомости РФ. 1993. № 2. Ст. 62.

[12] Гуревич Л. И.Борьба с телесными повреждениями. М., 1970. С. 7—8 («объект — правильное функционирование всего организма или отдельных его частей»)

[13] Уголовное уложение, Высочайше утвержденное 22 марта 1903 г. СПб., 1903. С. 92-95

[14] Федотов М. И. К вопросу об оценке тяжести телесных повреждений. Пермь, 1997. С. 198; Булатов С. Я. Вопросы уголовного законодательства и судебной практики по делам о телесных повреждениях. Алма-Ата, 1997. С. 23; Никифоров А. С. Ответственность за телесные повреждения по советскому уголовному праву. Госюриздат, 1979. С. 71, 78; Орехов В. В.Борьба с телесными повреждениями. Л., 1990. С. 57.

[15] Указ Президиума Верховного Совета РСФСР от 20 октября 1971 г. «Об усилении ответственности за распространение венерических заболеваний» // ВВС РСФСР. 1971. № 42. Ст. 881.

[16] ВВС РСФСР. 1988. № 2. Ст. 35

[17] Состояние преступности в России за январь—декабрь 2009 г. М., 2010. С. 4.

[18] Уголовное право. Особенная часть: Учебник для вузов/ Под ред. И. Я. Козаченко, 3. А. Незнамовой, Г. П. Новоселова. С. 36—38.

[19] Уголовное право. Особенная часть: Учебник/ Под ред. И. И. Ветрова, Ю. И. Ляпунова. С. 91

[20] СЗ РФ. 2000. № 43. Ст. 4247

[21] ВВС РФ. 1997. № 4. С. 12 (дело Борисова).

[22] Дело Туманова и др. // Архив Московского городского суда за 2007 г

[23] Загородников Н. И.Преступления против здоровья. М-2010. С. 29

[24] Дело Кривенко № 103-97 // Архив Тверского межмуниципалыюго народного суда г. Москвы за 2009 г.

[25] Борисов В. И., Куц В. //. Преступления против жизни и здоровья: вопросы квалификации. Харьков, 2005. С. 48

[26] БВС РФ. 1999. № 3. С. 2.

[27] БВС РФ. 1994. № 8. С. 8 (дело Агеева).

[28] БВС РФ. 1993. № 4. С. 14 (дело Аксенова и др.); 2005. № 1. С- 6—8 (дело Граблина); № 6. С. 7—9 (дело Трифонова).

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий