регистрация / вход

Тактика допроса потерпевших и свидетелей

Введение Среди немногочисленных инструментов, которыми законодатель вооружил следователя и органы дознания в их нелегком труде по собиранию доказательств, имеется такое следственное действие, как допрос. Любой следователь приведет множество примеров из своей практики, когда в результате умело проведенного допроса были получены важнейшие сведения, ставшие затем неопровержимыми доказательствами.

Введение

Среди немногочисленных инструментов, которыми законодатель вооружил следователя и органы дознания в их нелегком труде по собиранию доказательств, имеется такое следственное действие, как допрос. Любой следователь приведет множество примеров из своей практики, когда в результате умело проведенного допроса были получены важнейшие сведения, ставшие затем неопровержимыми доказательствами.

Допрос бывает двух видов: допрос обвиняемого или подозреваемого, Допрос потерпевшего и свидетеля. Оба эти вида допроса направлены на получение сведений, имеющих значение по делу. Однако информация, полученная в ходе допроса подозреваемого или обвиняемого, не всегда соответствует действительности. Связано это с тем, что Конституция РФ предоставляет подозреваемому или обвиняемому право не свидетельствовать против самого себя, а это значит, что информация, полученная в ходе такого допроса, зачастую, бывает неполной. Другое дело допрос потерпевшего или свидетеля. В таком допросе информация бывает более полной, так как потерпевший изначально заинтересован в том, чтобы уголовное дело было раскрыто, преступник понес заслуженное наказание, а свидетеля законодательство обязывает давать всю известную информацию по данному уголовному делу(за исключением случаев, установленных в ст.51 Конституции РФ «Никто не обязан свидетельствовать против самого себя, своего супруга и близких родственников…» а также иных случаях, установленных федеральным законодательством). Приведенные права и обязанности также относятся и к потерпевшему. Также свидетель и потерпевший во время допроса предупреждаются об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний.

Однако не все так гладко как кажется на самом деле. Дело в том, что и потерпевший, и свидетель, это, прежде всего, человек. Человек, который может забыть некоторые факты нужной для следователя информации, может исказить некоторую информацию. Допрос – это всегда стресс для потерпевшего, потому, что приходится вспоминать неприятные (иногда трагические) события своей жизни. Также бывают случаи когда потерпевший или свидетель, будучи предупрежденные об ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний, давали заведомо ложные показания, чтобы подозреваемый или обвиняемый либо понесли незаслуженную ответственность, либо освободились от уголовной ответственности. Предупреждение об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний – это необходимая мера, однако это вызывает страх, а при помощи страха, на мой взгляд, невозможно добиться максимального продуктивного сотрудничества со следствием.

Таким образом, задача следователя, это при помощи допроса выявить и получить наиболее полную, полезную информацию, которая поможет установлению истины по делу. Чтобы эту задачу выполнить, необходимо умело применять тактические приемы и учитывать при этом психологические и социальные свойства личности допрашиваемого.

Поэтому цель моей курсовой работы – это выявить тактические приемы, которые применяются при допросе потерпевшего или свидетеля, раскрыть их содержания и способ их применения, учитывая при этом психологические и социальные свойства личности допрашиваемого.

Общие положения тактики допроса потерпевших и свидетелей

Предметом допроса свидетелей являются любые обстоятельства подлежащие установлению по делу, в том числе относящиеся к личности обвиняемого и потерпевшего и к взаимоотношениям с ними свидетелей.

Любое лицо, которое способно правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них показания, может быть свидетелем. Исключение составляет защитник обвиняемого, который не может быть допрошен об обстоятельствах дела, ставших ему известными в связи с выполнением своих обязанностей.

Возраст, по достижении которого лицо может быть допрошено в качестве свидетеля, законом не установлен. Способность малолетнего или несовершеннолетнего свидетеля правильно воспринять событие и дать о нем показания зависит, помимо общих факторов, которые упоминались ранее, от степени развития ребенка или подростка, понимания им происходящего, что необходимо учитывать при оценке его показаний.

Свидетелем может быть как человек, непосредственно воспринимавший событие преступления или другие значимые для дела обстоятельства, так и тот, кто знает о них со слов других лиц или из документов. В последнем случае он должен сообщить источник своих сведений. Потерпевший, т. е. лицо, которому преступлением причинен моральный, физический или имущественный вред, как и свидетель, может допрошен о любых обстоятельствах, подлежащих доказыванию по делу, а также о своих взаимоотношениях с обвиняемым. Однако его заинтересованность, а также возможность ошибочного восприятия фактов силу обстановки события и опасности, которой он подвергался, должны быть учтены при допросе и оценке показаний. В остальном тактики допроса потерпевшего и свидетелей настолько близки, что их можно рассматривать совместно.

Допрос свидетелей и потерпевшего можно разделить на четыре этапа: установление психологического контакта; свободный рассказ; остановка вопросов; ознакомление допрашиваемого с протоколом и магнитной записью показаний.

На установление контакта влияют обстановка допроса, манера по­ведения следователя, умение владеть собой, его тон, внешний вид. Определенноезначение имеет также и форма предупреждения допрашиваемого об ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний. Выполнять это требование закона нельзя шаблонно. В зависимостиот личности допрашиваемого и его ожидаемого поведения следователь и выбирает форму предупреждения: от строго официальной с тентом на возможную ответственность перед законом до осторожного разъяснения с подчеркиванием того, что эти требования относятся ко всем свидетелям и потерпевшим и не обусловлены недоверием.

В целях установления контакта с допрашиваемым может быть использована и та беседа, которую ведет с ним следователь при заполнении анкетной части протокола допроса. При этом следователь может выходить за рамки протокола, интересоваться не только анкетными, но и иными данными, его окружением, условиями жизни и работы, психофизическими качествами. Таким образом следователь получает и дополнительную информацию о личности допрашиваемого.

При затрудненном контакте рекомендуется:

а) проявить подчеркнуто чуткое, внимательное, уважительное отношение к допрашиваемому, спокойствие и уравновешенность в обращении с ним

б) выразить потерпевшему сочувствие и понимание;

в) провести беседу на второстепенную, нейтральную тему; подробно расспросить об образе жизни, связях, увлечениях, круге интересов и т. п. ]

г) помочь советом, сообщить номер служебного телефона для срочной связив случае необходимости:

д.)выяснить мотивы, по которым допрашиваемый отказывается давать показания, и попытаться преодолеть их.

Порядок допроса потерпевших и свидетелей

В начале допроса следователь предлагает допрашиваемому рассказать все известное по делу. Начинается этап допроса, именуемый свободным сказом.

Свободный рассказ — это изложение лицом известных ему в той последовательности, которую ему рекомендует следователь или которую он избирает сам. Этот этап допроса является необходимым по следующим основаниям:

следователь не всегда представляет себе, какими данными и в каком объеме располагает свидетель или потерпевший. При свободном рассказе он может сообщить такую важную информацию, о характере и наличии которой следователь и не предполагал и которую не стремился бы получить путем постановки вопросов;

изложение допрашиваемым тех или иных данных в удобной для него последовательности облегчает их припоминание, способствует более полному воспроизведению запечатленного;

свободный рассказ помогает следователю составить более полное и правильное представление о взаимоотношениях допрашиваемого с другими проходящими по делу лицами, об избранной им линии поведения на следствии, о степени его фактической осведомленности.

Следователь может рекомендовать определенный порядок (последовательность) изложения, когда допрашиваемому предстоит дать показания по большому количеству эпизодов или обстоятельств и сам он затрудняется в выборе такого порядка (иногда даже спрашивает, с чего ему начать рассказ). В некоторых случаях следователь из тактических соображений может предложить допрашиваемому сначала осветить определенный факт, а уж потом рассказать обо всем остальном. В криминалистике такой тактический прием получил название "деление темысвободного рассказа". Цель этого приема двоякая: либо направить рассказ допрашиваемого по определенному руслу — на выяснение наиболее важных обстоятельств, либо удержать его от дачи ложных показаний, если такая опасность вероятна. В последнем случае, дав правдивые показания об одном факте, допрашиваемый будет вынужден, чтобы не противоречить самому себе, правдиво рассказать и об остальных.

Как правило, следователь не должен прерывать свободный рассказ репликами или вопросами. Подобное вмешательство может сбить допрашиваемого, порядок его изложения окажется нарушенным, и, как следствие, он может запутаться в показаниях, упуская при этом важныедля дела данные. Только когда следователь убедится, что допрашивае­мый очень отклонился от предмета допроса и что такое отклонение не является необходимым для припоминания значимых для дела фактов он может предложить допрашиваемому держаться ближе к существу. Не рекомендуется останавливать рассказ для того, чтобы потребовать от допрашиваемого изложить те или иные данные более подробно, указать какие-то детали освещаемого им факта. Все это можно будет сделать на следующем этапе допроса, не рискуя прервать нить воспоминаний

По ходу свободного рассказа протоколирование не рекомендуется, поскольку неминуемо приводит к перерывам, отвлекает допрашиваемого, ослабляет его усилия по припоминанию тех или иных фактов, нарушает возникшие у него ассоциативные связи. На этом этапе допроса следователь должен делать лишь заметки о соображениях, возникших у него по ходу свободного рассказа, пропусках в нем, вопросах, которые нужно будет задать впоследствии. Допрашиваемый должен постоянно чувствовать заинтересованность в его показаниях. Это укрепит его в сознании важности исполняемого им гражданского долга, оказываемой к помощи следствию и послужит дополнительным стимулом к даче правдивых показаний. И следователь при этом сможет полнее воспринимать свободный рассказ допрашиваемого, четче его анализировать и оценивать.

После окончания свободного рассказа, который, как правило, не исчерпывает предмета допроса, следователь путем постановки вопросов исполняет и уточняет полученные показания, выявляет новые факты, которые не упоминались в свободном рассказе, получает контрольные данные, необходимые для проверки показаний, помогает свидетелю или потерпевшему вспомнить забытое. Если полученные показания, по оценке следователя, являются ложными, то на этом этапе допроса он должен: придобросовестном заблуждении допрашиваемого — помочь ему исправить ошибки, при умышленной даче ложных показаний — изобличить его и побудить дать правдивые показания.

Тактические приемы, используемые при допросе потерпевших и свидетелей

В целях «оживления» памяти свидетеля или потерпевшего, применяются следующие тактические приемы допроса.

Допрос с использованием ассоциативных связей. Представления, возникающие в сознании свидетеля или потерпевшего в связи с воспринимавшимсясобытием, вступают друг с другом в определенные связи, называемыеассоциативными. Поэтому за припоминанием одного факта «всплывают» и связанные с ним — предшествующие, сопутствующие, последующие либо сходные или контрастные. С целью появления таких связей следователь задает допрашиваемому вопросы, относящиеся не к искомому а к смежным с ним фактам, помогает установить сначала их (они могут хорошо сохраниться в памяти допрашиваемого), а затем, по ассоциации, и искомый.

Допрос на месте. Это разновидность допроса с использованием ассоциативных связей, когда их «оживлению» служит не задаваемый следователемвопрос, а повторное восприятие той обстановки, в которойпроисходилорасследуемое событие. Допрос на месте не следует с другим следственным действием — проверкой и уточнением показаний на месте. Это обычный допрос, только проводится он на месте события (место допроса при этом не осматривается, показания с обстановкой не сопоставляются).

Сходный с допросом на месте прием — предъявление допрашиваемому для повторного восприятия тех или иных предметов, связанных с интересующими следствие обстоятельствами. Такие предметы могут оказаться своеобразным стимулятором в припоминании забытого: их вид вызовет связанные с ними ассоциации, которые и приведут к припоминанию искомого факта. Этим же целям может послужить графическое изображение допрашиваемым определенной ситуации, например схемы расположения предметов на описываемом им месте или участников события либо изображение какого-либо объекта. Сам процесс изготовления схемы, плана, чертежа, рисунка может рождать нужные ассоциации.

Повторный допрос по ограниченному кругу обстоятельств . Воспроизводя показания повторно, допрашиваемый может вспомнить упущенные или забытые им при первом допросе факты. Это объясняется явлением реминисценции, под которым в психологии понимают усиление в памяти новых смысловых связей при отсроченном воспроизведении. Как показали опыты, примерно в 40% случаев повторное воспроизведение было полнее первоначального. Это вовсе не значит, что практика повторных допросов должна стать правилом; но, во-первых, повторный допрос иногда служит целям припоминания забытого и, во-вторых, не следует непременно подозревать допрашиваемого в нечестности, если при повторном допросе он расскажет о фактах, которые ранее упустил.

Ассоциативные связи могут быть использованы и в тех случаях, когда свидетель или потерпевший дает на допросе неверные показании искренне считая, что говорит правду. Такое заблуждение может бытьрезультатом воздействия упоминавшихся объективных и субъективные факторов, в том числе влияния других лиц, собственных переживаний, фантазий. Задача следователя заключается в том, чтобы отделить все эти наслоения от подлинно воспринятого, попытаться устранить при­чины искажения истины и восстановить в представлении допрашиваемого картину события в том виде, в каком оно происходило в действи­тельности. Помимо ассоциативных связей могут быть использованы и такие средства, как ознакомление допрашиваемого (в необходимых пределах) с показаниями других лиц о тех же обстоятельствах и очная ставка.

Психологические особенности допроса потерпевших и свидетелей

Допрашивая потерпевшего, следователь, в первую- очередь, должен выявлять условия, в которых тот воспринимал событие преступления или его последствия, факты, характеризующие его психическое состояние в момент посягательства и "после него.

Показания потерпевших в связи с посягательством на их жизнь, здоровье и достоинство личности отличаются, как прави­ло, большой эмоциональной насыщенностью и нередко значи­тельной реконструкцией подлинных событий. Это особенно ха­рактерно для лиц со слабым типом высшей нервной деятельно­сти и с акцентуированным характером.

Потерпевшие обычно долго сохраняют в памяти то, что пере­живали при взаимодействии с преступником: страх, ужас, стрес­совое перенапряжение, отчаяние, физические страдания, колли­зии борьбы и т. д. С другой стороны, тягостные события престу­пления как бы отторгаются сознанием многих потерпевших, влекут состояние охранительной заторможенности.

Во время преступного события поле сознания потерпевшего резко сужается, логическое мышление деформируется. При гру­бых физических воздействиях возможно возникновение состоя­ния оглушенности, шока. Острые конфликтные эмоциональные состояния ведут, как правило, к гиперболизации эмоциогенных воздействий и их генерализации.

При последующей реконструкции событий часто возникает явление переноса, диффузного обобщения («все насиловали», «все били»). Особенно часто наблюдается смещение последова­тельности событий, перенос признаков с одного объекта на дру­гой. Наряду с этим отдельные детали события могут восприни­маться особенно четко.

Допрашивая потерпевшего, следователь должен выявить все существенные обстоятельства его взаимодействия с преступником до совершения преступления, во время его совершения и после него. Это позволяет лучше понять мотивы преступления, меха­низм его совершения. От потерпевшего следователь, как правило, получает информацию о том, где, когда, каким образом, какими орудиями и средствами совершено преступление, кто его совер­шил и кто к нему причастен, каковы возможные источники кри­миналистической информации.

Существенное значение имеет анализ образа жизни потерпев­шего, его личностных качеств, стереотипов поведения, социаль­ных связей, коммуникативных особенностей, а также особенно­стей поведения в экстремальных условиях.

Особого внимания требует вопрос о том, какие следы потер­певший мог оставить на теле, одежде преступника, орудиях пре­ступления. При этом следует учитывать криминалистическую ти­пологию связей места, времени, способа совершения преступле­ния с характером отношений потерпевшего и преступника.

Нередко поведение потерпевшего бывает виктимным, т. е. спо­собствует совершению преступления или непосредственно прово­цирует его. Проявляясь через направленность личности, через ти­пичную линию ее поведения, виктимность является значимым фактором в анализе взаимодействия преступника и потерпевшего, в оценке правдивости показаний обвиняемого, потерпевшего и свидетелей.

Следует тщательно проверять показания потерпевшего, учитывая, что в ряде случаев при первом допросе состояние крайнего психического напряжения лица, воспроизводящего стрессовое событие, ограничивает его возможности. При повторном допросе возможно явление реминисценции — более полное воспроизведе­ние событий. Взаимодействие следователя с потерпевшим должно строиться с учетом состояния потерпевшего как лица, пострадав­шего от определенных событий, перенесшего психическую трав­му, ищущего защиты у правосудия.

Малейшая невнимательность, подозрительность следователя остро переживается потерпевшим, усиливает его эмоционально-не­гативное состояние. Задача следователя — максимально успокоить потерпевшего; заверить его в том, что преступление будет тща­тельно, объективно и полно расследовано. При этом необходимо нейтрализовать возможную гиперактивность потерпевшего, его су­етливость, многословность, «увязание» в несущественных деталях. Гипервозбужденность потерпевшего может быть в определенной мере снята отвлечением его внимания на другие значимые для не­го события.

При допросепотерпевших необходимо учитывать возможность возникновения противоречивьгх желаний, опасений и т. л. Так, не­благовидное поведение потерпевшего в связи с событием преступления может вызвать у него стремление исказить информацию. В ряде случаев он избегает показаний, связанных с интимной стороной жизни. В связи с этим возможны как неосознанные, так и произвольные искажения отдельных сторон расследуемого события

Показания свидетелей являются одним из факторов формиро­вания внутреннего убеждения следователей и судей. Свидетели содействуют установлению обстоятельств подготовки и соверше­ния преступлений, выявлению лиц, совершивших преступление, их виновности, мотивов их преступных деяний, установлению данных, характеризующих личность обвиняемого (а иногда и по­терпевшего), причин и условий, способствовавших совершению преступления. Свидетели могут помочь в выявлении других оче­видцев происшествия, в проверке и уточнении собранных по де­лу доказательств.

Наиболее психологизированными моментами допроса свидете­лей является оценка истинности их показаний, диагностика лож­ности показаний, преодоление лжесвидетельства. При этом не могут допрашиваться в качестве свидетелей лица, которые в силу своих физических или психиче­ских недостатков не способны правильно воспринимать обстоя­тельства, имеющие значение для дела, и давать о них правиль­ные показания.

Для определения психического или физического состояния свидетеля назначается экспертиза. Она проводится в отношении психически здоровых свидетелей, имеющих частичные психиче­ские аномалии. К этим аномалиям относятся особенности психи­ческого развития индивида, обусловленные его заболеваниями: временные провалы в памяти, состояние астении, депрессии, рас­стройства речи. Основанием для назначения судебно-психологической экспертизы могут быть временные деформации когнитивной (отражательно-познавательной) деятельности. Они могут быть связаны с нарушением целостности, осмысленности, кон­стантности восприятия, снижением чувствительности к отдельным внешним воздействиям.

Участие гражданина в уголовном или гражданском процессе в качестве свидетеля связано с рядом обязанностей, нарушением привычного ритма его жизнедеятельности, с отрывом от трудовой деятельности, а иногда — с возникновением конфликтных меж­личностных отношений.

Свидетельствование бывает сопряжено с остроконфликтными жизненными ситуациями, различными позициями свидетелей в отношении правоохраняемых ценностей, с различными нравст­венными и гражданскими качествами личности. Отдельные люди воспринимают положение свидетеля с негативным оттенком, и это необходимо учитывать следователю, проявляя к свидетелю чуткое и доброжелательное отношение.

Все свидетели занимают определенную позицию — они так или иначе относятся к криминальному событию, к личностным качествам обвиняемого и лица, ведущего расследование. Нахо­дясь в определенной социальной микросреде, они обычно разде­ляют установки этой среды. Не исключено и прямое давление на них со стороны заинтересованных лиц. У каждого свидетеля воз­никает та или иная модель расследуемого события. Однако пре­дупреждение следователя об уголовной ответственности свидете­ля за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных пока­заний не должно восприниматься свидетелем как необходимость дачи угодных следователю показаний.

Свидетельские показания как таковые формируются в процес­се допроса. Свидетель вычерпывает из прошлого то, что нужно следователю. Здесь существенны и манера допроса, и личностные качества следователя, его коммуникативные способности.

Подлинная обстановка событий воссоздается следователем на основе анализа ряда показаний, снятия с них возможных субъек­тивных наслоений. Различными могут быть показания даже доб­росовестных свидетелей. Только знание психологической природы образования представлений, факторов, влияющих на их личностную реконструкцию, позволяет дать свидетельским показаниям адекватную оценку.

Что же такое правдивые показания? В юридической литерату­ре нередко встречаются утверждения, что «правдивые показа­ния - это такое сообщение лица об обстоятельствах преступле­ния, которое соответствует объективной реальности...».

Между тем показания могут быть правдивыми, но не соответ­ствующими действительности — не быть истинными. Люди в от­ражении событий могут заблуждаться, их отражение действитель­ности в силу ряда причин может быть ошибочным. И это так на­зываемое добросовестное заблуждение не может караться законом. Свидетель не обязан доказывать правдивость, а тем бо­лее истинность своих показаний. Однако следователь должен, ис­пользуя проверочные действия, удостовериться в истинности по­лученных показаний. Оценка показаний — одна из основных про­фессиональных обязанностей следователя.

Отдельные показания могут быть неожиданными, выходящими за рамки здравого смысла, но и они не должны игнорироваться.

В качестве свидетелей могут выступать люди с эйдетической памятью, высокоразвитой профессиональной памятью и неразви­той ослабленной памятью. Допрашивая свидетелей, следователь должен учитывать основные закономерности запоминания и забывания. При этом следует иметь в виду, что процесс забывания особенно интенсивен на протяжении первых 3-5 суток после восприятия событий. Особенно быстро забываются сведения о временных ин­тервалах, динамические и количественные характеристики собы­тий, речевые формулировки общающихся лиц. В памяти свидете­ля может произойти рекомбинация - к действительным событиям может быть отнесено то, что было до него или после него, и да­же то, о чем свидетель услышал затем от других лиц (внушенное представление).

Значительное информационное преимущество имеет допрос очевидцев непосредственно на месте происшествия. Оценивая их показания, следователь должен принимать во внимание не только индивидуальные, но и возрастные, половые, этнические и про­фессиональные различия восприятия и запоминания, социально-психологические особенности восприятия человека человеком, психические состояния индивида и особенности его речевой дея­тельности.

В психологическом аспекте свидетельские показания — это воспроизведение ранее сформированных впечатлений, актуализированные образы прошедших событии. Здесь существенны правильность, адекватность процесса восприятия, особенности сохранения и реконструкции сформировавшихся образов в памятиданного лица. На этапе первичного контакта с событием отражение действительности подчинено, как известно, ряду сенсорныхи персептивных закономерностей.

Существенное значение имеют мнемические и интеллектуальные особенности индивида, его ценностные ориентации, устойчивая личностная направленность.

Воспринятые события иногда непроизвольно реконструируют­ся под влиянием последующих воздействий. Так, значительныедеформации в показаниях могут произойти в результате Последующего обсуждения событий, суггестивных воздействий, возникающих под влиянием слухов, сообщений средств массовой информации и т. д. При этом непроизвольно изменяются те впечатления, которые соответствуют распространенной интерпретациисобытий, возникают ретроактивные иллюзии, явления аутосуггестии (самовнушения).

Вовлечение свидетеля в процесс уголовного судопроизводствавызывает особое его психическое состояние, обусловленное повы­шенной ответственностью за свои действия. Он чутко, часто нафоне повышенной тревожности реагирует на характер вопросов следователя. Его психические процессы приобретают селективную, остро избирательную направленность. При этом существенное значение приобретает характер межличностных отношений между следователем и свидетелем.

В статусе следователя заложены значительные возможности внушающего влияния, особенно на лиц с повышенной внушаемостью. Их допрос требует особого подхода. Общими первичнымипризнаками гиперсуггестивности допрашиваемого служат появ­ления слабого типа высшей нервной деятельности: тревожности,ригидности, возбудимости (низкая переключаемость внимания) низкого уровня притязаний (застенчивость, робость, переоценказначимости других, особенно вышестоящих лиц), конформности, соглашательности, уступчивости.

При допросе некоторые свидетели стремятся предугадать желаемый для следователя ответ и соответствующим образом сфор­мулировать свои показания. Так, положительная эмоциональнаяреакция следователя на показания обвинительного содержания непроизвольно формирует у свидетеля определенную установку

Расследуемое событие должно воспроизводиться последовательно в системе причинно-следственных связей. При этом вопросы следует задавать в очередности от общего к частному; от первичного синтеза к анализу. Желательно также, чтобы все вопросы были взаимосвязаны — один вопрос вытекал из другого и подготавливал постановку следующего.

Получая очень подробные описания, следователь может поинте­ресоваться, чем вызвано такое большое внимание к этим обстоя­тельствам. Он должен предвидеть, какие стороны событий могут Вызвать у свидетеля наибольшую ориентацию. Слушая рассказ сви­детеля, можно сделать некоторые выводы об избирательно-устойчи­вой направленности его внимания, развитости или неразвитости отдельных видов памяти, о типе восприятия (аналитическом или синтетическом), о склонности к конформизму, суггестивности и т. п. В процессе воспроизведения свидетель, в зависимости от сво­его психического состояния, вспоминает лишь те или иные фраг­менты события. Затрудняет оптимальное функционирование его когнитивной (познавательной) сферы обстановка подчеркнутой строгости, официальности, вызывающая состояние психической Напряженности.

В ряде случаев свидетелю должна быть оказана психологиче­ская помощь в форме предъявления изображений, макетов, моде­лей, предложения графически изобразить объект, пространственные схемы — «карты пути», «карты обозрения» и т. п. Некоторые приемы способствуют акти­визации репродуктивной и повествовательной деятельности свидетеля: предложение описать событие в его хронологической по­следовательности (с чего оно начиналось, как развивалось, чем завершилось); постановка напоминающих вопросов. Для более полного описания свидетелем событий могут быть использованы ассоциативные опорные пункты. В процессе допроса следователь должен отчленять факты, описываемые уверенно, от сообщаемых с определенным сомнением, а также условия восприятия события свидетелем, его ориентационно-оценочные возможности.

Так, при расследовании дела о столкновении двух теплоходов в ночное время и качестве свидетеля был допрошен пассажир, находившийся на верхней палубе одного из этих судов. На вопрос, с какой стороны приближалось судно, он ответил: «Встречное судно шло прямо на нас». Это противоречило фактам, выявлен­ным при осмотре повреждений судна. Для выяснения возникшего противоречия был поставлен контрольный вопрос о том, какие огни видел свидетель на встреч­ном судне. Последовал ответ: «Зеленые». Этот ответ еще раз был перепроверен: «Не видел ли свидетель на встречном судне красного огня?» Ответ был отрица­тельным. Итак, свидетель видел только зеленый свет — огонь правого борта и не видел красного, огня левого борта. Это позволило сделать вывод, что курсы столк­нувшихся судов пересекались под некоторым углом.

Свидетель может сказать правду. Но ему очень трудно много­сторонне, объективно охватить все события происшествия, чтобы помочь свидетелю, необходима соответствующая система вопросов. То, что видел свидетель, — это, образно говоря, луч света, а вопросы следователя — это механизм управления движением такого луча.

При допросе свидетеля наиболее сложной психологической задачей является установление достоверности его показаний. При этом сомнения, неуверенность свидетеля не следует расценивать как признак их недостоверности.

Одним из приемов проверки достоверности показаний является детализирующий допрос по обстоятельствам, значение которых допрашиваемому неизвестно. При этом косвенные свидетельства могут иметь не меньшее значение, чем прямые доказательства.

Особенности допроса несовершеннолетних свидетелей и потерпевших

При производстве рассматриваемого следственного действия нравственной оценке подлежат решения следователя о вызове несовершеннолетнего на допрос, о месте и времени допроса, лицах, присутствующих при допросе, а также тактические приемы допроса и методы фиксации его результатов.

В соответствии с ч. 1 ст. 187 УПК РФ допрос проводится по месту производства предварительного следствия, однако следователь вправе, если признает это необходимым, провести допрос в месте нахождения допрашиваемого. Указанное обстоятельство важно учитывать при вызове на допрос несовершеннолетних (особенно малолетних), поскольку на получении их показаний обстановка в кабинете следователя может сказаться неблагоприятно.

Не следует вызывать несовершеннолетних свидетелей и потерпевших на допросы в утренние часы, когда они находятся на занятиях(если только допрашиваемый не учится во вторую смену - здесь следователю необходимо исходить из данных о его личности). В случаях, когда это не вызывается тактическими соображениями, подобный допрос нельзя признать нравственно оправданным.

Вызов на допрос педагога, произведенный следователем без учета сведений о личности допрашиваемого, материалов дела, взаимоотношений, сложившихся между

допрашиваемым и членами педагогического коллектива школы, где он обучается, может не только затруднить процесс получения от несовершеннолетнего показаний, но и привести к тягостным переживаниям. Представляется целесообразным выяснить у самого несовершеннолетнего до начала допроса, в присутствии какого педагога – знакомого или незнакомого – он предпочитает давать показания.

При допросе несовершеннолетнего свидетеля и особенно потерпевшего по делам, связанным с половыми преступлениями, следователь должен принять меры к тому, чтобы педагог был того же пола, что и допрашиваемый. Стеснение, которое испытывают несовершеннолетние в ходе такого допроса в присутствии лиц другого пола, может не только отрицательно отразиться на полноте показаний, но и причинить моральную травму допрашиваемым. Вообще, что касается расследования половых преступлений, то соблюдение следователем норм нравственности, особенно по отношению к несовершеннолетним, имеет здесь, пожалуй, первостепенное значение. Неумелым и нетактичным допросом можно подчас причинить больше вреда, чем причинило расследуемое преступление.

Разъясняя присутствующему на допросе педагогу его права и обязанности, следователь должен заметить, что в ходе следственного действия недопустимы какие либо оценки и нравоучения. Педагог, приглашенный для участия в допросе, не знает материалов дела, обстоятельств совершенного преступления, его мотивов, и поэтому его оценочные суждения относительно действий допрашиваемого, не имеющие под собой достаточных оснований, могут унизить достоинство несовершеннолетнего, привести к потере контакта с ним.

УПК предоставляет законному представителю несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля право присутствовать при допросе, что позволяет избежать причинения несовершеннолетнему допрашиваемому и его близким неприятных переживаний. Несовершеннолетний обычно испытывает сильное волнение при допросе, а присутствие близкого ему человека помогает успокоиться, снять напряжение. В свою очередь, родители несовершеннолетнего волнуются, пока он находится на допросе, поэтому при отсутствии каких либо возражений тактического и морального характера присутствие законного представителя при допросе несовершеннолетнего свидетеля или потерпевшего представляется необходимым.

Одним из правовых и нравственных требований, обращенных к следователю является запрещение использовать в ходе допроса наводящих вопросов. Это не только опасно для установления истины по делу, но и аморально. Наводящие вопросы действуют внушающее на допрашиваемого, поскольку уже в своей формулировке содержат желательный для следователя ответ. А поскольку несовершеннолетние наиболее подвержены внушающему воздействию со стороны взрослых, запрет использования наводящих вопросов в ходе допроса особенно актуален

Помимо наводящих, запрещается задавать улавливающие и безнравственные вопросы. Оценивать и комментировать вслух ответы допрашиваемого, без надобности перебивать его, неуместно шутить в ходе следственного действия также нельзя.

У некоторых детей в школьные годы сохраняются выраженные дефекты произношения, которых они начинают стыдиться примерно с 5 – 6 лет. Такие дети, как правило, быстро замыкаются, стараются прекратить разговор, если обнаруживают, что их недостаток замечен окружающими. Во время допроса не рекомендуется поправлять произношение несовершеннолетнего, переспрашивать его без крайней необходимости.

В общении с заикающимися детьми следователь должен избегать распространенной ошибки, состоящей в том, что слушатель договаривает слово, которое не может выговорить заикающийся ребенок. Это не помогает, а напротив, мешает допрашиваемому, подчеркивает его дефект, создает барьер в общении

При допросе несовершеннолетних свидетелей, а особенно потерпевших вопросы, затрагивающие сформировавшийся у них эмоциональный комплекс, следует чередовать с нейтральными, либо вопросами, вызывающими у них положительные эмоции, проявляя при этом особый такт и внимание по отношению к допрашиваемому. Об этом следует помнить прежде всего при допросе детей, подвергшихся различного рода сексуальным посягательствам или наблюдавшим противоправные, насильственного характера, действия своих родителей.

Решая вопрос об использовании при допросе несовершеннолетних свидетелей и потерпевших аудио и видеозаписи, следователь руководствуется не только правовыми но и нравственными нормами. Указанный способ фиксации, достаточно полно и точно отражая речевые особенности допрашиваемых, позволяет к тому же на любом этапе расследования проверить правильность тактики получения показаний, и в частности выяснить, не задавались ли несовершеннолетнему наводящие вопросы. Кроме того, наличие фоновидеограммы часто исключает необходимость последующих допросов и очных ставок, которые оказывают сильное травмирующее воздействие на психику несовершеннолетних.

Важно внимательно и осторожно подходить к организации и проведению допросов несовершеннолетних свидетелей и потерпевших. Расследование дел с их участием должно быть четко организованным, занимать по возможности минимальный промежуток времени, поручаться опытным, высококвалифицированным специалистам. Необходимо, чтобы от первой беседы или от первого допроса до конца расследования дело находилось в производстве одного следователя, первейшей обязанностью которого было бы обеспечение, насколько это возможно, сокращения числа допросов несовершеннолетнего и их правильное, не травмирующее его психику поведение.

Данные методы допроса несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля не являются исчерпывающими, однако соблюдение данных методов позволит выявить наиболее точную и соответствующую данному делу информацию, а также способствует, в свою очередь, скорейшему установлению истины по делу.

Заключение

В данной работе я рассмотрел некоторые приемы, которыми должен руководствоваться следователь при проведении допроса потерпевших и свидетелей, а также психологические особенности допроса. Разумеется, я привел не все приемы, их гораздо больше, а поскольку криминалистика – это динамичная наука, то в будущем откроются новые приемы. Но если использовать хотя бы половину приемов и учитывать данные обстоятельства, то уже можно рассчитывать на успех.

К сожалению, многие граждане РФ с недоверием относятся к правоохранительным органам, они считают, что их главная функция, это карательная функция и следователю любой ценой нужно сделать так, чтобы кого-нибудь привлечь к ответственности. Поэтому при допросах некоторые граждане дают неполную информацию. Также допрашиваемые испытывают страх, когда их предупреждают об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний, тогда они начинают давать такие показания, которые угодны следователю, что искажает информацию.

Следует учитывать и психологические особенности допрашиваемых. Все люди разные и у всех разная форма восприятия мира, и поэтому, примененный тактический прием для одного человека он может положительный результат, для другого человека, отрицательный. Все зависит от восприятия такого приема психикой человека. Поэтому перед началом допроса так важно установить контакт с допрашиваемым, во-первых, это поможет следователю увидеть психологические особенности допрашиваемого и принять решение о применении того или иного тактического приема, во-вторых, допрашиваемый после разговора на отвлеченные темы будет чувствовать себя «в своей тарелке» и охотнее будет давать показания и вспоминать забытые факты.

Если учитывать все вышесказанное, то можно добиться высоких результатов не только в собирании доказательств, но и в укреплении доверия граждан РФ к правоохранительным органам, граждане будут охотнее сотрудничать с ними. Я верю, что в скором будущем следователи будут интенсивнее применять вышеперечисленные методы в своей работе.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий

Другие видео на эту тему