регистрация / вход

Обычное право даргинцев

«Северо-Кавказский Гуманитарно-Технический Институт» Реферат По дисциплине: « Обычное право народов Северного Кавказа» Тема : «Обычное право даргинцев»

«Северо-Кавказский Гуманитарно-Технический Институт»

Реферат

По дисциплине: « Обычное право народов Северного Кавказа»

Тема : «Обычное право даргинцев»

Выполнила:

Студентка группы УЮМ-101

Фастовенко Ю.

Ставрополь,2010

План:

1. Развитие и становление адатно-правовой системы.

2. Характеристика народа как ячейки общества.

3. Внутриродовые адаты даргинцев

4. Административно-хозяйственные отношения

5. Семейные адаты даргинцев

6. Уголовное право народа.

7. Список используемой литературы


Развитие и становление адатно-правовой системы.

. Адат (от арабского "адат" — обычаи, привычки) — у тюркских и северокавказских народов, а также у армян — обычное право (то есть право, основанное на обычаях). Адат представляет собой совокупность обычаев и народной юридической практики в самых разнообразных сферах имущественных, семейных и т. п. отношений. Адат возник и существовал у мусульман в доисламский период В исламский период за пределами Кавказа адат использовался в части, не противоречащей Корану. На Кавказе целый ряд норм адата использовался наряду с шариатом. Некоторые нормы адата сохраняют свою актуальность и в наши дни.

Вся общественно-правовая жизнь народов Дагестана находилась в тесной взаимосвязи с нормами обычного права. Это свидетельствует о том, что господствующие пред­ставления об обычном праве как о совершенно неразвитой систе­ме нормативного регулирования в обществе, представляющей интерес исключительно как явление прошлого, несостоятельны. В Дагестане и поныне сильны позиции адатов в сфере брачно-семейных отношений, в регулировании наследственных межличностных споров. В то же время эти позиции почти полностью вытеснены из сферы регламентирования уголовно-правовых отношений, хотя нередко для разрешения межличностных и тухумных конфликтов прибегают к услугам авторитетных посредников, оперирующих при разбирательстве спора, как правило, адатами и обычаями. Отсюда следует, что обычное право является настоящим правом, нашедшим свое отражение в адатах, правах, привычках, традициях и этических нормах народов Дагестана.

Развитие и обогащение обычного права, в том числе и под влиянием инонациональных правовых систем, происходило так же медленно, как и сам прогресс дагестанского общества. Разумеется, оно в тече­ние своей истории заимствовало немало норм от сосед­них государств, с которыми, так или иначе, контактиро­вало по разным каналам и с разной степенью интенсивности в различные периоды.

Обычно-правовые нормы у народов Дагестана не всегда имеют четкие границы. Они могут быть обо­значены во многом условно, в ходе аналитической дея­тельности. Иначе и не могло быть, поскольку обычное право постоянно черпало регулятивное содержание и обогащалось за счет норм обычаев, происходило как бы непрерывное «переливание» обычаев в обычно-право­вые нормы.

В структуре обычного права народов Дагестана доминирующее положение занимали вопросы имущественной ответ­ственности. Любая форма отклонения поведения от признанных общественных норм, в том числе и нрав­ственных, могущая нанести материальный и моральный ущерб, связывалась с несением имущественной ответ­ственности. Сеть такой ответственности имела большой диапазон, множество вариантов и форм .

Относительно же этих правил в их кодифицированной форме можно с полным основанием утверждать, что регуляция обыденной жизни, конечно, не сводилась только к ним. Вот почему по отношению к документам и материалам о нормативно-правовом регулировании у народов Дагестана можно и, вероятно, нужно употреблять понятие "обычное право", как в "старом" его варианте (т.е. более широкая сфера норм и обычаев, чем собственно правовые), так и в современном (т.е. кодифицированные и санкционированные властью обычаи, начинающие приобретать характер письменных законов).

Адат утвердился в Дагестане, попытка дагестанских имамов исключения адата из сферы общественной жизни и замены его шариатом поддержки в массах не получила. За шариатом в судопроизводстве осталось гражданско-правовая сфера, народ не воспринимал доведенной до крайности жестокости шариатских уложений в области уголовного права. Адат был гибок, легче приспосабливался к изменениям в условиях жизни общества, оставлял простор для законодательной инициативы, источником которой выступал прецедент; развивалось казуальное право.

Исследование обычного права народов Дагестана позволяет сделать вывод о том, что в обычном праве находят четкое отражение понятия умысла и неосторожности, пособничества, стадии преступления, учитываются смягчающие и отягчающие вину обстоятельства. Это хорошо видно по правовой системе Имамата, где имам Шамиль создал уникальную систему права и издал низами. В обычно-правовых нормах Дагестана, несмотря на их консерватизм, происходили изменения. Одни из них, сохранив старые формы, меняли содержание, другие перестали существовать, а третьи возникли вновь.

Развитие общественного и государственного строя России, ее права на различных этапах не могло не отразиться на правовой системе в Дагестане. В Дагестане адаты, шариат действовали параллельно с имперским правом. В административно-судебную практику Дагестана были введены ранее здесь неизвестные нормы российского законодательства. Новые для Дагестана правовые нормы часто содержались в указах.

Документы из архивов в их совокупности и разнообразии позволяют составить представление о довольно богатом и разнохарактерном опыте контактов российской государственной власти с народами Дагестана, в том числе, опыте, учитывавшем сложившиеся в среде дагестанцев нормативно-ценностные и поведенческие стереотипы, взгляды, отношения и практиковавшиеся здесь способы и формы разрешения конфликтов и споров, т.е. маслиат.

Полиюридизм – характерная особенность дагестанской судебной системы. Все дела решались на основе существовавшего обычая, а дела совести и бракоразводные - по шариату. При этом адат (обычное право) выступал как устоявшаяся юридическая система, основанная на традициях и обычаях народа. Вместе с тем сохранение и функционирование традиционных общественных институтов - свидетельство их живучести и гибкости: порой они видоизменялись, но продолжали существовать. Допускалось применение норм обычного права (адатов) и шариата в судопроизводстве, но окончательно решения по всем судебным делам утверждались военными властями.

Не умаляя значения общетеоретического и исторического исследования обычного права, следует подчеркнуть, что ожидания практической отдачи от этого требуют привлечения к его осуществлению государствоведов, цивилистов, криминологов. Последние, используя современный уровень знаний в соот­ветствующей отрасли права, общечеловеческие достижения пере­довой юридической мысли, должны стремиться к выходу на прак­тические рекомендации по повышению эффективности правового регулирования общественных отношений в субъектах Федерации с учетом их местных особенностей.

В равной степени важен взгляд на адат, и в целом на право народов Дагестана, и с позиции генезиса этого феномена общественного сознания и практики, и в аспекте изучения опыта взаимоотношений государства и традиционных обществ, а также с точки зрения оценки степени отражения зафиксированными нормами обыденной практики порядка социального регулирования явлений реальной жизни с учетом их использования в правотворчестве Республики Дагестан как субъекта Российской Федерации.


Характеристика народа как ячейки общества

Даргинцы, самоназвание - дарган (множ. число - дарганти, народ - даргва), - коренное население Дагестана; входят в дагестанскую группу северокавказской семьи народов. В результате национальной консолидации в состав даргинцев вошли родственные им кайтаги и кубачинцы.
Даргинцы относятся к западному варианту антропологического типа дагестанцев.
Язык даргинцев относится к нахско-дагестанской группе северокавказской семьи языков. Общего языка общения не было; литературный язык стал складываться в советское время на базе акушинского диалекта. Но он слабо внедряется в бытовую практику даргинцев.
По данным на 01.01.2002 г., в Дагестане даргинцев 425 526 человек, из них городского населения -107470 человек. Территория традиционного расселения даргинцев - горные и предгорные регионы среднего Дагестана. Около 68 % даргинцев расселены в 16 сельских районах. В Акушинском, Дахадаевском, Кайтагском, Левашинском и Сергокалинском районах даргинцы составляют от 75 до 100 % населения. Значительна их доля в Каякентском и Карабудахкентском районах (соответственно 43 % и 36 %). Они проживают также в Тарумовском (19 %), Кизлярском (15 %.) и Буйнакском (14 %) районах. В Дербентском, Ногайском, Агульском, Бабаюртовском, Хасавюртовском и Кумторкалинском районах доля даргинцев варьирует от 4 до 9 % населения этих районов. Даргинцы - горожане проживают в Избербаше (57 %), Махачкале (12,4 %), Кизляре (7,3 %), Буйнакске (6,6 %), Хасавюрте (4,2 %) и Дагестанских Огнях (9 %). Знаменитый даргинский аул Кубачи относится к поселкам городского типа. Много даргинцев также в поселках Ачису, Манаскент и Мамедкала.
Рождаемость даргинцев на 1000 человек в 1994 г. - 24,2 чел. (в 1989 г. - 28,2), в республике соответственно - 21,9 и 27,4; смертность - 6,8 чел. (в 1989г. - 6,1 чел.), в республике - 7,4 чел. и 6,4 чел.; и, наконец, прирост на 1000 человек в 1994г. - 17,3 чел. (в 1989г. - 22,1), в республике соответственно 14,5 и 21 чел.

На 1000 человек в 1989 г. было 64 даргинца с высшим образованием, хотя процент занятых физическим трудом довольно высок - 78,2% (в республике - 71,1%). Из них в сельском хозяйстве занято 48,3%, в промышленности - 29,5%, в народном образовании - 8,3%, здравоохранении, физкультуре, соцобеспечении - 4%, культуре и искусстве - 1,2%, науке - 0,44%, управлении - 2% и т.д.
Древнейший период истории даргинцев связан с общими для Дагестана и всего Северо-Восточного Кавказа хозяйственными, этническими, социальными процессами.
Территория даргинцев не входила в пределы имамата Шамиля, они держали вооруженный, дружественный мюридам нейтралитет, иногда присоединяясь к ним, постоянно участвуя в антироссийской войне в качестве добровольцев. Причины их слабого участия в борьбе - близость и большая зависимость (хлеб, зимние пастбища) даргинцев от занятой русскими войсками равнины, отдельные просчеты дипломатической стратегии имамата.
После падения имамата было введено военно-народное управление (с элементами адатского права). Большинство даргинцев вошли в Даргинский и Кайтаго-Табасаранский округа.
Несмотря на положительные экономические последствия, вхождение в Россию не избавило от социального гнета, добавило и национально-колониальный. Отсюда неоднократные выступления, особенно мощным и массовым было восстание 1877 г., в котором даргинцы были одними из наиболее активных (самое крупное и ожесточенное сражение произошло при штурме русскими войсками даргинского селения Цудахар).
В годы гражданской войны даргинцы одними из первых вступили в борьбу. Восстание против Деникина первыми начали даргинцы, и разгром ими белоказаков в ущелье Ая-Кака (сентябрь 1919г.) - одна из славных страниц истории Дагестана.
Государственные образования даргинцев: уцмийство Кайтагское (XII -
XIX вв.), союз союзов сельских обществ -Акуша-Дарго.
Как и у других народов Дагестана, исторически сложившаяся идея общности и судеб нашла отражение в понятии единого отечества - Дагестана (примерно с XIV в.). Следуя этой традиции, даргинцы с остальными народами образуют единую Республику Дагестан в составе Российской Федерации. Общественное объединение даргинцев не выдвигает сугубо даргинских политических задач, ставя во главу угла экономические, просветительские, национально-культурные проблемы.
Основные занятия даргинцев - земледелие, скотоводство, домашние промыслы. Для даргинцев, как и для всего Дагестана, развитие земледельческо-скотоводческого хозяйства продолжается до прекращения кочевнического давления на равнине (до XV в.), после этого устанавливается зональная хозяйственная специализация, складываются хозяйственно-культурные ареалы (ХКА). На равнине и нижнем предгорье - ХКА оседлых пашенных земледельцев и отгонных (осенне-зимних) скотоводов, в высокогорье - отгонных (весенних) скотоводов и пашенных земледельцев. Изделия кубачинцев-ювелиров, харбукцев, амузгинцев-оружейников, цудахарцев - мастеров кожевенно-шерстяных дел и т.д. пользовались спросом у всех народов Дагестана. Все женщины занимались обработкой шерсти и производством сукна, паласов.
В советское время коллективизация и индустриализация радикально изменили облик хозяйства, форму занятий. Механизация, НТР изменили сельское хозяйство, подняли его уровень, масштабы, продуктивность, но колхозы и совхозы превратили рачительного и заинтересованного в труде и его результатах крестьянина-труженика и собственника в наемника без собственности и прав на продукт своего труда. Были преданы забвению выведенные в течение столетий, приспособленные к местным условиям сельскохозяйственные культуры и породы скота, что привело к разрушению структуры, эрозии почв, падению их плодородности и т.п.
Промышленность подняла уровень экономики, материальное и культурное благосостояние населения, но ее создание было слабо увязано с нуждами собственной экономики республики.
В науке, культуре, искусстве, образовании больших успехов они достигли в XIX-XX вв. Среди даргинцев много великих людей, революционеров, заслуженных деятелей, военачальников, героев, видных политиков, мастеров, писателей, поэтов, которыми гордятся дагестанцы и вся страна. Традиционный быт даргинцев обычно характеризуется как патриархально-феодальный или даже патриархально-родовой, но в нем мало и феодального, и патриархального (были пережитки). Отметим верховенство мужчин, старших, подчиненность жены мужу во всех отношениях, определенное всевластие мужа и отца.
Многие из нравственно-этических норм даргинцев воплотились в обычае гостеприимства, заключавшемся в обязанности принимать пришельца независимо от этнической или конфессиональной принадлежности, места его постоянного жительства (например, вражеская страна).
Следование традициям кровной мести также являлось нормой кодекса чести. Община многое сделала для уменьшения ее масштабов, остроты, числа жертв (ограничение круга мстителей и подвергаемых мести, ритуал примирения, изгнание убийцы и др.).
В XIX - XX вв. господствующей формой даргинской семьи была малая семья. Еще в конце ХIХв. можно было встретить элементы большесемейной организации в виде неразделенных семей. В наше время преобладают простые малые семьи - 77%, большинство из них двухпоколенные -64,3%.
Семьи входили в тухум - группу родственных патрилинейных семей от одного предка, имеющих родственное, идеологическое, общественно-бытовое единство (но не экономическое). Тухум мог делиться на подобные структуры низшего порядка - патронимии (жинс, агьлу), которые, разрастаясь, могут образовать новый тухум. Тухум не экзогамен, но и не строго обязательно эндогамен.
Система родства даргинцев - арабского типа, родство обозначалось до 12-го колена: от 'дудеш' (отец) до хъулигIена (в доме бывающий). Брак заключался по шариату (и в советское время, скрытно). Браки преобладали внутритухумные, часто межпатронимические. Локализация -патрилокальная; развод по шариату.
Этапы бракосочетания: сватовство, сговор, обручение, пребывание в 'другом' доме (до и после свадьбы). Обряд производился муллой (кадием) с участием жениха и отца невесты или их поверенных; формальное согласие девушки, высказанное отцу в присутствии свидетеля (поверенного), обязательно.
Основу социальной организации даргинцев составляла сельская территориальная община (джамаат). Общины образовывали союзы сельских обществ - независимые (вольные) и в разной степени зависимые от феодалов. Большинство даргинцев входили в союз союзов (суперсоюз) общин Акуша-Дарго (союзы Акуша, Цудахар, Мекеги, Мути, Усиша, позднее Урахи, временами Сирха). Часть даргинцев составляла уцмийство Кайтагское, куда входила и часть собственно даргинцев (Уцуми-Дарго). Некоторые селения входили в Тарковское шамхальство (Губден, Кадар), Казикумухское ханство (Буркун-Дарго).
Управлялась община старшинами, надзор за ними осуществляли кадии и старейшины, для наиболее важных вопросов собирался сход, в котором принимало участие все взрослое мужское население (без рабов).
Тяжбы, гражданские споры, уголовные дела решались по адату судьями из старшин; религиозные, семейные, по наследству, завещаниям - кадием по шариату.Даргинцы - мусульмане-сунниты шафиитского толка (мазхаба), ислам утвердился к XIV в. До принятия ислама даргинцы поклонялись явлениям и силам природы.
Значительного развития достигла народная медицина.
В видах спорта первое место принадлежало бросанию и поднятию тяжелого камня, были состязания в беге, прыжках, скачки, джигитовка, кулачные бои (один на один), борьба (с кушаком и без), метание камня в цель, стрельба камешками из пращи и специального лука. Музыка даргинцев носила фольклорный характер, была в стадии песенно-музыкального творчества. Музыкальные инструменты: щипковые (чанг, чугур - типа мандолины), смычковые (скрипка), духовые (дудка, свирель, зурна), ударные (барабан, бубен). Самый популярный танец - лезгинка, были массовые ритуальные танцы, например свадебный 'линейный танец' сирхинцев.
Наиболее распространенной формой даргинского жилища в последние столетия было двух- и более этажное каменное закрытое жилище с расположением под жильем хозяйственных построек и двора под и перед ним, с плоской кровлей.
Традиционная одежда даргинцев общедагестанского типа. Мужская - туникообразная рубаха и сужающиеся книзу штаны, бешмет, черкеска, овчинные шубы - накидки, бурка, башлык; папаха, на равнине летние войлочные шляпы; из обуви - чарыки, кожаные, войлочные, шерстяные вязаные сапоги, башмаки типа сабо. Обязательный атрибут мужского костюма - кинжал. У женщин кроме туникообразного были еще платья с отрезной талией и архалук, платок-покрывало (чиба), чухта (чепчик с завязывающимися на лбу лентами), много серебряных украшений. Современная одежда почти полностью городского типа, лишь у пожилых людей (и в ансамблях) сохранились элементы традиционной одежды.
Пища даргинцев отражала традиции земледельческо-скотоводческого хозяйства, преобладающей была растительная, а в высокогорье - молочно-мясная пища. Из мучных изделий наиболее распространенными были (и сейчас есть) хинкал, пироги (чуду) с разнообразной начинкой. Хлеб преобладал пшеничный и ячменный, пресный и дрожжевой, был и кукурузный (заменил просяной).
Основными видами транспорта даргинцев были верховая лошадь, двухколесная арба в бычьей упряжке, вьючные животные (осел, лошадь, мул), волокуша (особенно в предгорье). Современный транспорт преимущественно автомобильный, вьючных животных почти не осталось, что уже отрицательно сказывается на личном хозяйстве.


Внутриродовые адаты даргинцев

По вопросу о том, что такое родовой союз имеется очень много неясного, несмотря на кажущуюся простоту его организации. Родом называют группы людей, ведущие свое происхождение от общего предка. Но таковыми считаются самые разнообразные, входящие в состав друг друга общественные союзы – и клан, и патронимия, и задруга. Между всеми только что перечисленными организациями имеется много переходных одна в другую. Дело в том, что все эти организации возникали не по какому-либо определенному плану, подобно государственным юридически оформленным организациям, которые можно точно определить. В течении веков характер, размеры и значение каждой из этих организаций сильно менялись.».

Само происхождение родовых организаций на разных этапах далеко не одинаковое. Прежде всего надо с полной отчетливостью подчеркнуть, что ходячее представление, будто роды – это группы лиц действительно происходящих от общего предка и, стало быть, основанные на кровном родстве, совершенно неправильно. Оно является неосознанным пережитком выдвинутого еще Аристотелем взгляда на общества, как на разросшуюся семью. Если же считать, как теперь для всех ясно, что семья возникла значительно позднее чем род, то нельзя думать, будто род основан на кровном родстве его сочленов. В самом деле, патриархальные роды возникли из матриархальных. При матриархальном родовом союзе общим предком считается праматерь. А при патриархальном – праотец. Очевидно, что у людей не может быть одновременно общего праотца и праматери, если нет парного моногамного брака. По женской линии родство будет иное, чем по мужской. Даже у нас при моногамной семье родство по мужской линии иное, чем по женской. А если такой семьи не было и если патриархальный род возник из матриархального, то тем более нельзя говорить, что люди, считающие себя происходящими от общей матери, могут считать себя происходящими и от одного отца, а они себя таковыми считают.

Род судил и наказывал своих членов, он обязывал их нести ряд общественных повинностей. Каждый член рода никогда ни в чем не должен был идти в разрез интересам всего рода. У огромного числа кавказских горцев, в том числе и у кабардинцев, существовало экзогамия, т.е. женились на девушках из другого рода. Жена не считалось вполне членом рода своего мужа до рождения ею ребенка. Но и после этого ее в ряде отношений охранял ее прежний род, к которому она могла обращаться за материальной помощью и который следил за тем, чтобы муж не использовал в ущерб ей те вещи, которые были даны в приданное. В случае смерти мужа вдова должна была выйти замуж за его брата или другого родственника (левират). В случае развода женщина возвращалась в прежнюю свою семью и забирала свои вещи. Если развод совершался по воле жены и без желания мужа, ее родители должны были возвратить калым, заплаченный мужем.

Членом рода можно было стать помимо рождения от члена данного рода и выхода замуж за его члена путем искусственного родства.

Пополнение родов пришельцами происходило очень часто. Приемными членами родов являются бывшие кровники, которые для прекращения вражды между родами просят принять их в тот род, который они обидели. Если пострадавший род согласен примириться, то совершается обряд усыновления путем прикосновения губами матери убитого, убийца становится приемным сыном. Обряд этот символизирует, что она кормила его своей грудью.

Каждый молодой мужчина обязательно должен был иметь побратима, который во всех случаях его жизни являлся верным и неизменным другом. Кроме того, существовал еще обряд усыновления убийцы: этот последний шел на могилу убитого и ложился на нее, а члены рода этого последнего приставляли кинжал к груди виновного. Затем после произнесения определенных формул его прощали и он становился членом нового рода.

Внутриродовые(и внутрисемейные) правила поведения должны были иметь санкции. Таковой была власть старших, которые могли наказывать нарушителей внутрисемейного мира. Правда не имел той patriae potestatis – той отцовской власти, которая была у римского домовладыки. Интересы его жены во многих отношениях охранялись ее когнатами. По отношению же к своим детям, даргинцы имели почти неограниченную власть.


Административно-хозяйственные отношения

Как известно, сельская община имела большое хозяйственно-адмистративное значение, поскольку в ее распоряжении находились пастбища и леса, занимавшие в экономике Дагестана важнейшее место. Вследствие этого в течение столетий в общинах выработались правовые обычаи, регулирующие административно-хозяйственные отношения. Несмотря на многообразие, вызванное конкретными местными условиями, эти адаты, отразившие определенный уровень социально-экономического развития, и, следовательно, основанные на одинаковых правовых началах, весьма сходны между собой.

Относительно слабая зависимость сельских общин от центральной власти является одной из особенностей политического строя народов Дагестана. В силу этого в дагестанском обычном праве важное место, как по числу, так и по значимости принадлежит правовым обычаям, воплощающим многовековую борьбу общин за сохранение своей административной самостоятельности и самоуправления. Причем это в равной степени относится и к обычному праву феодальных объединений, так как общины и здесь были в значительной степени независимы от власти феодального владетеля http://www.rusnauka.com/12_KPSN_2009/Pravo/43927.doc.htm - _ftn1.

В целях сохранения своей независимости, сельская община очень строго оберегала землю и имущество своих членов, не допуская их отчуждения на сторону. Собственник пахотной земли не имел права продавать ее члену другого дкамаата. В сел. Тидиб было установлено "Если кто либо продаст свой участок земли, то он будет облагаться каждый день штрафом в размере четырех рублей до тех пор, пока он не вернет проданное" http://www.rusnauka.com/12_KPSN_2009/Pravo/43927.doc.htm - _ftn2. Еще полнее и категоричнее был запрет в сел.Хотода "За тем, кто продал свое имущество, подарил или отчуждал каким-либо путем в намерении переселиться в другой округ, две шали ежедневно вплоть до его возвращения к себе" http://www.rusnauka.com/12_KPSN_2009/Pravo/43927.doc.htm - _ftn3. Под угрозой наказания – штрафа количеством 8 овец, также запрещалось сдавать в аренду человеку из другого селения свое недвижимое имущество. Точно такие же адаты действовали и в сел.Гинта, Тлануб, Урада, Хучада и других.Типичны они и для даргинских вольных общин.

Например: "Жители селения Къали согласились взыскивать штраф два быка с того, кто продал человеку из Цудахара свою пашню, даже размером одной стопы, безразлично на нашей территории или другом месте". Запрещалось продавать недвижимую собственность: дом, мельницу и т.д. Жители обязывались разрушать проданное строение и мельницу http://www.rusnauka.com/12_KPSN_2009/Pravo/43927.doc.htm - _ftn4.

Недвижимое имущество в качестве штрафа бралось только в том случае, когда у виновного не было других средств для уплаты.

Собственник не мог продать землю или другое недвижимое имущество человека из другого селения и в некоторых случаях своему односельцу, сдавать имущество в аренду, пользоваться им по собственному усмотрению без разрешения общинных властей и т.д.

Пахотная земля или другое недвижимое имущество находилось в собственности отдельных семей. Однако их право собственности ограничивалось джамаатом во всех случаях, когда это признавалось противоречащим интересам общества. В условиях замкнутости и обособленности сельских общин многие гражданско-правовые сделки между жителями рассматривались как ущемляющие интересы общества и объявлялись недозволенными. Так в случае свободной продажи земли богатый аул мог скупитьземли у своих соседей, что вело к подрыву самостоятельности более слабых и малочисленных джамаатов. То же самое относится и к другим сделкам.

Как известно, понятие частной собственности включает в себя право пользования, владения и распоряжения. Из приведенных адатов можно установить, что собственник в сельских обществах Дагестана еще в значительной степени был ограничен как в праве распоряжения, так и в праве пользования собственностью.

Несомненно, что частная собственность была ведущей, господствующей формой собственности в нагорном Дагестане задолго до присоединения к России, но тем не менее она еще несла в себе пережитки общинного владения, обусловившее ряд особенностей ее правового положения.

Возникновение адатов, запрещавших свободное обращение со своей собственностью, было связано с тем, что в тот период резко усилился процесс имущественной дифференциации, приводившей к обезземеливанию большинства общинников. Этот процесс внутри общества все более углублялся, встречая противодействие, когда это вело к усилению отдельных общин за счет ослабления других. Местной общинной знати было выгодно скупить мюльки и другое недвижимое имущество у своих разорившихся односельчан, не допуская при этом какой-либо конкуренции со стороны покупателей из других аулов. Преимущества такого приобретения очевидны, так как цены в этом случае диктовались покупателем, а не продавцом, лишенным возможности обратиться к другим покупателям.

Наряду с сохранением общинной самостоятельности, адаты, запрещавшие отчуждение земли и недвижимого имущества членам другой общины, преследовали и интересы административной и духовной знати, обогащавшихся за счет обезземеливающихся общинников.

Адаты, в течение долгого времени ограничивавшие право распоряжения своей землей и другой недвижимой собственностью, в немалой степени тормозили развитие гражданского оборота, что в известной степени отразилось на социально-экономическом уровне нагорного Дагестана.

Имущественные правонарушения, а именно: неисполнение договоров, мошенничество, присвоение вверенного рассматривались как обида. Они вызывали ссоры, ранения, убийства. Позже, когда начала зарождаться государственная власть, и были созданы суды, подобные споры стали там и рассматриваться. В догосударственном родовом строе имущественные споры между членами одного и того же рода рассматривали старшины рода. Споры между родами решались с помощью вооруженных столкновений или посредством медиаторов. Территориальные, аульные и окружные суды обыкновенно, кроме возмещения вреда потерпевшему и штрафа в его пользу, присуждали неправого ответчика уплатить штраф в пользу князя или общины.

В организации суда горцев Северного Кавказа имеется сочетание пережитков непосредственного народоправства с классовым государственным судом. У даргинцев были общественные договоры, так называемые маслагаты, суд кади, суд представителей общества и княжеский суд.

При отчуждении земельной собственности обычай требовал, чтобы продавец и покупатель вышли на отчуждаемое поле. На нем в присутствии свидетелей происходило нечто вроде русского дореволюционного входа во владение. Без этого ввода во владение продажа не считалась действительной. Иначе говоря, договор купли-продажи недвижимости не считался у них способом передачи права собственности, а признавался только соглашением о будущей передаче этого права собственности. Эта передача должна была осуществляться особо.


Семейные адаты даргинцев

1.Свадебные адаты горцев
Нашу жизнь невозможно представить без них. Бракосочетание является одним из наиболее старинных торжественных и ответственных событий в жизни человека, которое знаменует создание новой семьи. В Дагестане у каждого народа, да и в каждом ауле, есть свои свадебные обычаи и традиции, которые берут начало с древних времен. Они обогащены новыми ритуалами, забавами, идейным содержанием, созвучными с современностью, интересами разных народов и ее молодых людей. Свадьбы служат средством передачи из поколения в поколение культурных традиций, фольклорных знаний, социального опыта и нравственных норм. До прошлого века дагестанцы в основном жили в горных селах, поэтому народные свадебные обряды формировались главным образом там. Многие черты брачно-семейных отношений прошлого дагестанцев были присущи большинству кавказских народов. Регулировались эти отношения нормами адата и шариата. В прошлом при заключении брака требовалось, чтобы жених и невеста происходили из равных по знатности, влиятельности и могуществу фамилий. Еще в XIX в. даргинцы, аварцы, лакцы придерживались эндогамии, стараясь заключать браки в пределах своего тухума. У аварцев такие брачные союзы предпочитали заключать между близкими родственниками и однофамильцами. Самым крепким оказывался брак, заключенный между односельчанами. Межаульные браки и аварцев и даргинцев были немногочисленными, но такие браки чаще бывали у лезгин.

Что касается интернациональных браков, то они вплоть до середины 40-х годов ХХ в. были крайне редки. Раньше прерогатива заключения брака главным образом принадлежала родителям. Особенно это касалось дочерей. В последнее время эти традиции не везде сохраняются, особенно в городах. Но по-прежнему при заключении брака учитывают национальность, село, район. Многоженство у дагестанцев, как и у других народов Северного Кавказа, было довольно редким явлением. Как утверждает история, самым крупным многоженцем был уцмий Кайтагский Амирсултан Уцмиев, гарем которого состоял из 18 жен. Бывали случаи, когда мужчины женились 5-10 раз; куппинец Ибрагимов Р. из сел. Куппа был женат 30 раз. Были распространены и обменные браки, которые нередки и в настоящее время. Например, Исмаил выдает дочь за сына Ибрагима, а Ибрагим выдает дочь за сына Исмаила. У горцев практиковался брак похищением, но, в основном, с согласия девушек. Это случается и теперь, больше у чеченцев, если родители отказываются выдавать дочь за избранного ею жениха. Брак по шариату (магар) и развод (талак) продолжают устойчиво сохраняться в наше время и дополняются гражданским браком и разводом.

Интересно отметить, что взимание калыма для аварцев, даргинцев, лакцев, лезгин в прошлом не было характерным обычаем. В современных условиях адат дачи калыма усиливается и быстро распространяется, что объясняется улучшением экономического положения людей.

В сельской местности в большей степени сохранились многие положительные стороны обычаев и традиций, в частности этикетное подчеркивание статуса старших. Согласно этому адату, младшая сестра или брат не вступают в брак раньше старших. Не разрешается брак между молочными братом и сестрой.

В настоящее время у дагестанцев бытуют свадьбы двух видов. Первый вид, которого придерживается большинство сельского населения, является традиционным с незначительными инновациями. Во втором виде свадьбы преобладают современные элементы и частично соблюдаются традиционные обряды. Такой тип свадьбы нивелирует и в очень слабой мере отражает этническую специфику народов. Он характерен для всех народов Дагестана, проживающих в городе и иноэтнической среде.

2. Семейны правоотношения

Одной из причин распада пережиточной формы большой патриархальной семьи у аварцев, в том числе и у ункратлинцсв, видимо является насаждение и упрочение шариата (шафи'итского масхаба мусульманского законодательства) в период национально-освободительной борьбы горцев за свою независимость в 30-50 годах XIX века "Средства, коими Газимагомед надеялся достигнуть цели своей, были сначала одни внушения: чтобы они не употребляли горячительных напитков, лука, чеснока, а равно не устранялись от шариата, явно не чуждались веры Мухаммеда и не действовали вопреки КорануТо есть провозглашалась борьба за чистоту мусульманства, за замену адатов шариатом и за изгнание "неверных". Последнее известно наиболее широко как группа конкретных практических требований. Толкование шариата тарикатистами еще сильнее подчеркивало именно строгость шариата, а позднейшие низамы Шамиля применили это тарикатистское толкование шариата к конкретным условиям Дагестана и Чечни

Таким образом, большая семья, являвшаяся основной ячейкой патриархально-родового общества, долгое время продолжала сохраняться, но уже в пережиточной форме. Ее распад в Дагестане шел неравномерно: у народов Нагорного Дагестана (аваро-андо-цезов) он завершился раньше в силу вышеназванной причины, у других (кумыков, даргинцев, чеченцев, лезгин, табасаранцев, рутулов и др.) такая большая семья продолжала бытовать, хотя и пережиточно, вплоть до конца ХIХ-нач. XX вв., т. к. сохранялись в определенной мере социальные условия для ее существования в этот период

Каждый крупный переворот в социально-экономической жизни общества вызывал соответствующие изменения в семейно-брачных отношениях. С укреплением основ шариата господствующим типом семьи, как и в Нагорном Дагестане, в союзе Ункратль являлась малая, индивидуальная семья ("хъизан"). Она состояла чаще из представителей двух поколений - родителей и детей. В редких случаях с одним из женатых сыновей, обычно с младшим, жили родители мужа. Иногда в состав малой семьи входил и кто-нибудь из родственников мужа: осиротевший племянник или овдовевшая сестра, тетя.

Малая семья была многофункциональной социальной группой и осуществляла: хозяйственные функции, функции продолжения рода, функцию воспитания детей и другие.

Однако характер и содержание этих функций менялись под влиянием общих социально-экономических и культурных преобразований

Выделение хозяйства женатого сына в самостоятельную хозяйственную единицу происходило обычно через полгода или год после свадьбы, в течение которого создавалась материальная база новой семьи. При разделе женатым сыновьям было принято выделять каждому часть запасов продовольствия, скота, птицы, предметов домашнего обихода и, по возможности, землю.

Женщина оставалась полновластной хозяйкой своего приданого, но приданым жены ведал, как правило, и муж. Каждая отделившаяся семья могла рассчитывать на помощь брата, отца и родственников. В свою очередь, молодожены оказывали помощь родителям в проведении сельскохозяйственных и других работ.

Для семьи было характерно господство патриархальных традиций, регулировавших весь уклад семейной жизни. Молодой хозяин приобретал право единоличного решения семейных вопросов. Он считался полным и единоличным хозяином всего движимого и недвижимого имущества семьи.

Глава каждой семьи "представлял семью перед администрацией села, перед сельской общиной". Он, в свою очередь, пользовался советами отцов, дедов. Исходило это из традиционного авторитета старших в семье, почитания родителей, ослушаться или перечить которым считалось непозволительным. Нормы поведения и взаимоотношений членов семьи определялись половозрастными признаками. В общественной жизни мнение стариков (аксакалов) играло главенствующую роль: к ним прислушивались, их советы, указания, порицания принимались с должным вниманием и неукоснительно исполнялись. Неукоснительно выполнялись адатные традиции, младшие подчинялись старшим. Для решения важнейших вопросов по необходимости собирался совет мужчин тухума.

Патриархальными традициями определялось и положение женщины: она должна была есть после мужчин, не имела права сидеть с гостями-мужчинами, идти по аулу впереди мужа, перебивать в разговоре мужчину и т. д. Женщины не могли показаться без платка и шаровар. Неравноправие женщины проявлялось и в брачном союзе. По существующим нормам обычного права муж мог в любой момент дать жене развод. В этом вопросе особенно четко прослеживается влияние исламско-шариатского взгляда на женщину. Однако ункратлинская женщина обладала относительной общественной свободой. Она активно участвовала в праздниках, обрядах, часто посещала своих родных, близких, соседей. Кроме того, она пользовалась определенным правом при решении вопросов о бракосочетании детей, оставалась вполне самостоятельной в ведении домашнего хозяйства, немалую роль играла в сфере производства материальных благ для семьи.

Одним из распространенных и стойких запретов среди ункратлинцев был запрет для мужа и жены называть друг друга по имени. Табу соблюдалось как при посторонних, так и в присутствии взрослых детей.

Разделение труда в семье существовало в основном по половому признаку. В круг обязанностей женщин входили: уход за детьми и воспитание малолетних детей, полевые работы (прополка, уборка урожая), уход за стойловым скотом, кухня, стирка, шитье и починка одежды, доставка воды, обработка шерсти, прядение и вязание, уборка помещений, двора. Женщины принимали участие и в заготовке сена, дров. Если в семье жила свекровь, то она брала на себя часть домашних обязанностей, помогала, в частности, в уходе за детьми. Несколько отличалось хозяйственно-бытовое положение женщины, когда подрастали дети, особенно девочки.

Отец выполнял в семье самые трудоемкие работы: строительство и ремонт дома, пахота и посев, заготовка дров, камня, изготовление утвари, перевозка урожая, пастьба овец, воспитание подростков и т. д.

Из всего сказанного видно, что удельный вес женского труда был высок. Ей приходилось работать и в поле, и дома. Авторитет жены у мужа, у других членов семьи зависел от ее умения вести хозяйство, воспитать детей, поддерживать отношения с родственниками мужа, соседями, односельчанами.

Семейные отношения регулировались в основном шариатом, однако, обычное право горцев оказывало на некоторые сферы семейных отношений довольно значительное воздействие.

По адатам, муж является главой семьи и играет решающую роль в семейных делах. Он управляет хозяйством и семейным коллективом. В дагестанских семьях существует своего рода разделение труда, строго определяемое адатами и щепетильно сберегаемое общественным мнением.

Мужчина - глава семьи, практически являлся хозяином всего имущества семьи, в собственности домочадцев находились, главным образом, личные вещи, в частности, одежда, а у женщин также приданое. Но и приданым, исключая одежду, украшения и предметы домашнего обихода, ведал муж от имени жены.

По адатным традициям, как мать, так и отец в семье пользовались большим уважением со стороны детей. "Дети, как мужского пола, так и женского пола, несмотря на возраст их, должны во всех отношениях им повиноваться со смирением и глубочайшим почтением, принимать всякое от них приказание, безропотно исполнять их и без сопротивления терпеть всякое наказание от своих родителей". Непослушание, неуважение или грубое отношение к ним считалось совершенно недопустимым и невозможным. Каждый должен был знать свое место и исполнять свой долг по отношению к старшим, прежде всего, по отношению к отцу и матери. Отношения между супругами, между родителями и детьми внешне характеризовались сдержанностью. Ласковое обращение с женой, с детьми считалось недостойным мужчины

Адатные традиции воспитания строго учитывали пол и возраст детей, к труду они приобщались с 6-8 лет. Девочки обособлялись от мальчиков и под руководством матери обучались домашнему хозяйству. Их с малых лет опекали бабушки и матери, которые учили соблюдению всех шариатских и адатных норм нравственности. Большое значение в системе женского воспитания придавалось умению подчиняться и служить мужчинам, выполнять специфические работы по дому и хозяйству. Еще с детства им внушалось уважение к мужчине, к папахе, к обязанностям обслуживать мужскую часть семьи, в том числе младших братьев.

Уже к 7-8 годам девочке регулярно поручалось прибрать в комнате, во всем доме, подмести двор, ухаживать за младшими детьми. В 9-10 лет она мыла полы, убирала посуду, носила воду, кормила кур, ягнят и телят. В 11-12 лет; стирала белье младших братьев и сестер, доила коров, штопала, вязала. В 13-14 лет девочек учили этикету, необходимому для соблюдения в гостях и в семье, обучали шитью, вышиванию, приучали готовить пищу. "Собственно материнское участие в деле воспитания девушки ограничивается в горах ее стараниями привить дочери религиозность, научить ее разным рукоделиям, и, наконец, вселить в нее мысль, что назначение всякой девушки, это - выйти замуж"

До 9-10 лет воспитанием мальчиков занималась мать. Им поручалось пасти молодняк, овец, запрягать и распрягать лошадей, водить их на водопой. С этого возраста воспитание мальчиков входило в обязанность отца и дедушки, им поручалось выгонять скот на пастбище, пасти его в течение дня, перевозить снопы, дрова; мальчики приобщались к различным мужским ремеслам в качестве помощников. Большое внимание уделялось воспитанию мужского достоинства. Оно предполагало не только умение обращаться с оружием и ездить на коне, но и вести себя в обществе. Юноши в семье воспитывались в духе "превосходства папахи над платком".

Совершеннолетие для юноши наступало в 14-15 лет, когда ему поручалось выполнять трудоемкие работы. Он мог носить оружие и, по адату, вступать в брак. Актом совершеннолетия являлось участие на состязаниях весеннего праздника "первой борозды". Юноша был опорой для отца, защитником матери и сестер.

Для девочек совершеннолетний возраст наступал раньше - в 13 лет. В этом возрасте ее можно было сватать.

Физическому развитию и воспитанию детей, и особенно мальчиков, ункратлинцы придавали большое значение в силу указанных выше причин. Этого требовала, прежде всего, и необходимость защиты своего отечества, села, родичей, а также существовавший среди ункратлинцев обычай кровной мести.

К физическому воспитанию относились; верховая езда, национальная борьба, прыжки, метание камней, копья и т. д. С раннего детства начинали обучать мальчиков верховой езде. В юношеском возрасте они могли принимать участие в конных состязаниях в весенне-летнее время. Такое воспитание прививало мальчикам любовь к верховой езде, закаляло их, воспитывало у них мужество, волю. Подростки часто в свободное время устраивали состязания, в которых они пробовали свои силы, выносливость, храбрость и изворотливость.

Физическому воспитанию и закаливанию детей способствовали такие игры, как "рекери" - состязание в беге, "гугари" - борьба, "кIанцIи" - прыжки, стрельба из лука, метание камней, фехтование на деревянных шашках и кинжалах, гонение волчка, поднятие тяжелых камней. Такие игры с раннего детства закаляли детей, воспитывали их сильными, ловкими и волевыми.

Воспитанию правил поведения дома и в обществе (этикету) горцы придавали большое значение, и поэтому ему уделялось много внимания в семье. Повторяющиеся действия людей, стереотипные ситуации и повседневное поведение легли в основу этических установлений как социально регулируемых поведенческих и нравственных критериев. С осознанием действий и поступков развивалась способность горца осмысливать моральную их сторону, что в совокупности рождало неписаные нормы поведения и взаимоотношений, т. е. правила этикета, которым обучали детей с ранних лет.


Уголовное право народа.

Проблема становления и развития обычного права народов Дагестана является в российской историко-правовой науке одной из самых малоизученных. Некоторое оживление в ее исследовании наблюдается во второй половине ХIХ века, когда после ликвидации Имамата Шамиля императорская Россия вынуждена, была пойти по пути проведения в Дагестане административной и судебной реформ. Однако это не прибавило интереса к проблеме права народов Дагестана.

Как известно уголовно-правовые воззрения, основанные на адатах, характеризовались локальной ограниченностью. В основу понимания преступления по адату легло подчинение материального или морального вреда сельскому обществу, частному лицу, семье или роду. Наказание по адату прежде всего выступает как средство выражения неодобренияпоступка человека сельским обществом.

Уголовное право народов Дагестана основывалось на адатах "ни одна сфера правовой жизни Дагестана не представляет доселе такого господства обычая как уголовная..." http://www.rusnauka.com/21_DNIS_2009/Pravo/49073.doc.htm - _ftn5.

Наказание главным образом, было предназначено для утверждения в локальном обществе адатов, детально регламентировавших поведение членов общества. Поэтому самой суровой мерой наказания считалось изгнание особо опасного преступника из общества.

Обычное уголовное право содержало «учения об умысле, о пособничестве и покушении, об увеличивающих и уменьшающих вину обстоятельствах, о случае и неосторожности» http://www.rusnauka.com/21_DNIS_2009/Pravo/49073.doc.htm - _ftn6. Оно также в более позднем периоде установило взамен родовой, личной уголовной ответственности.

Сфера уголовно-правовых отношений была основным уголовным пунктом расхождения между шариатом и адатом. Шариат оказался бессильным вытеснить адат из уголовного права. Жестокие телесные наказания, широко предусмотренные шариатом, казались горцам оскорбительными для их достоинства. Они получили применение только в период военно-теократической системы Шамиля.

Памятниками права даргинцев являются кодекс Умма-хана Аварского (Справедливого) (ХVII в.), "Постановления кайтагского уцмия Рустам-хана" (ХVIII в.) и др. многочисленные сборники адатов разных обществ и наибств. Преобладающее количество норм указанных источников регулировало вопросы уголовного права.

Как уже отмечалось, местное право даргинцев основывалось на адате и шариате.

Политика царской администрации, направленная на упрочение адатов и ослабление позиции шариата в правосознании горцев, привела к значительному росту насильственных преступлений (убийств и ранений). Шариат, который служил в руках имамов в условиях мюридизма единственным средством в борьбе с адатами в том числе, и с некоторыми реакционными адатами, такими как кровная месть, похищение женщин и т.д. был ослаблен.

Общественный строй Дагестана в XIX веке характеризовался феодальными отношениями. В равнинной части - развитие феодальных отношений, а в горной части - преобладали феодальные отношения, переплетавшиеся с пережитками патриархально-родовых отношений. Традиционное адатное право, определяемое господствующими социально-экономическими отношениями, уже приобрело черты феодального права. Адаты не только феодальных владений (аварского ханства, Тарковского шамхальства, Мехтулинского ханства и др.), но и так называемых "вольных обществ" http://www.rusnauka.com/21_DNIS_2009/Pravo/49073.doc.htm - _ftn8 уже были приспособлены для защиты, интересов феодалов.

Основной пережиточной формой ранее существовавших кровнородственных связей выступал дагестанский тухум. Сохранение тухумных отношений в социально-экономической сфере определяет наличие в адатном праве такой меры наказания, как дият, или кровная месть.

Более развитым институтом наказания, получившим широкое развитие в адатном праве, является штраф, который поступал в пользу сельской общины или феодалов, в чье владение входит данная община.

Споры по поводу обид, нанесенных членами одного рода члену другого, не могли иметь других последствий, кроме самосуда родов. Этот самосуд принимал двойную форму, смотря по характеру самой обиды. Обиды имущественные, к числу которых горцы относят не только случаи неисполнения принятых обязательств, но и преступления против собственности (воровство), дают повод к имущественному самоуправству. Сам обиженный или любой из членов его рода имеет право обратиться к насильственному захвату имущества обидчика или кого-либо из членов его рода. Такое допускаемое адатом самоуправство известно на западном Кавказе под именем "баранты", а на восточном - "ишкиля".

. Под обидами личными горцы понимают такие преступные действия, в которых обиженным, по их воззрениям, является не частное лицо, но весь его род (убийство, увечье, поранение, оскорбление семейной нравственности). Такие обиды влекут за собою кровомщение. Последнее составляло обязанность не одних ближайших родственников-наследников, но и каждого, кто входит в состав одной с ними родовой группы. Род мстил роду, аул - аулу. Всякая личная обида, хотя бы она была вызвана необходимостью самозащиты, неосторожностью или случаем, причинена была сумасшедшим, даже животным, имела своим последствием кровную месть, причем уклониться от мщения, допустить обидчика к выкупу грозящего возмездия - считалось позором. Таково было положение У. права кавказских горцев в древний период.
Позднее, под влиянием различных культурных влияний и, главным образом, шapиaтa, а также по причине всеми сознаваемой необходимости положить предел неограниченности кровомщения, грозившей истреблением враждующих родов, горцы отступили от вышеизложенного взгляда на кровную месть. Вместо неограниченного самосуда родов начинает пробиваться начало личной ответственности. Район действия кровной мести, простиравшийся на весь род, начинает ограничиваться ближайшими родственниками преступника и его жертвы. Только последние считаются канлы, т. е. подлежащими мести, все же прочее родичи отвечают только имущественно. Вместо неограниченности мести в адат начинает проникать учение о равенстве возмездия и о том, что преступность лежит не столько в материальном вреде, причиненном частному лицу, семье или роду тем или другим действием, сколько в злой воле виновника. С проникновением в адат понятия умысла прежняя всеобщность кровомщения должна была ограничиться случаями умышленных убийств, увечий и поранений.

. Вместе с тем устанавливается воззрение, что убийство и ранения при необходимой обороне, убийство вора или грабителя в момент совершения им преступного действия, убийство застигнутого на месте прелюбодея не дают повода к возмездию; что в применении кровомщения к обидам должна быть установлена известная градация; что размер возмездия измеряется тяжестью обиды и что неосторожные и случайные действия, как бы значителен ни был причиненный ими вред, подлежат возмездию в меньшей степени, чем предумышленные, а убийства, поранения и увечья, нанесенные животными или неодушевленными предметами, при отсутствии вины со стороны их хозяина, и вовсе ненаказуемы.

. С воспринятием адатом вышеупомянутых начал, народное воззрение на бесчестье, постигающее того, кто не смыл обиды кровью, заменяется более человечным учением о чести, ожидающей того, кто простит кровника под условием выкупа и тем более - помимо него. Вместе с этим вырабатываются адатом различные способы достигнуть примирения с родом обиженного.
Здесь нет различия между умышленным и неумышленным убийством; всякая личная обида вызывает неограниченное кровомщение, разорение всего имущества виновного, его семейства и его рода и изгнание из аула не только убийцы, но и всего его семейства. Аналогичны адаты тушин, хевсур, пшавов, сванетов, чеченцев, ингушей, кумыков и казикумухцев. Не различая неосторожного, нечаянного и преднамеренного убийства, адат допускает здесь замену крови выкупом, принятие или непринятие которого всецело зависит от потерпевшей стороны. В Аварском округе Дагестанской области адат, допуская еще "поток и разграбление", различает неосторожное и случайное убийство от умышленного и требует кровной мести на началах талиона только для последнего. В Капучинских обществах Гунибского округа, Дагестанской области, в Кюринском и Самурском округах той же области, а также в Кабарде, и для этого рода убийств допускается выкуп, в строго определенном размере.
. Еще дальше пошли адаты уцмийства, которые различают не только неосторожное и умышленное убийство, но имеют понятие о покушении, подстрекательстве, квалификации преступлений и т. п., причем устанавливают случаи, когда виновные вовсе не отвечают за кровь (убийство кровника, убийство при необходимой обороне и др.).

Перейдем теперь к случаям похищения скота – «барамте». В случае кражи скота, или другого имущества потерпевший объявлял, что уплатит известную сумму тому, кто укажет вора. Указывающий, «айгак», обыкновенно получал за это плату. Но он опасался, что вор и его родственники будут мстить ему и потому старался скрыть свой донос. Воры должны были возвратить похищенное, а, кроме того, уплатить расходы айгаку и штраф. У народов, где существовала княжеская власть, князья могли сажать воров в подвалы и держать их там до тех пор, пока преступники не уплачивали всего следуемого с них.

Если кровная месть являлась родовым самосудом, направленным против личности членов рода обидчика, то барамта, или баранта, представляла собою родовой самосуд, направленный против имущества членов враждебного рода. Сам обиженный или любой член его рода имел право обратиться к насильственному захвату имущества не только самого обидчика, но и любого из членов его рода. На Западном Кавказе предметами такого захвата обыкновенно являлись стада баранов, почему этот институт и получил название барамты. Вторым название является «ишкиль». Л.В. Комаров указывал , что » брать баранту следует с тем, кто не отделился от тохума ответчика Затем по мере изживания родовых представлений барантование ограничивалось только имуществом самого обидчика.

Как личная и имущественная ответственность, равно как и сами преступления против личности и имущества сливались часто друг с другом, то и барамта сливалась с кровной местью. Так, не отдача долга являлась обидой и вызывала кровную месть, которая могла быть заменена денежным обязательством, обеспечиваемым барамтой. Подобно тому, как одно кровомщение часто вызывало другое, так же точно и один самоуправный захват чужого имущества вызывал другой и барамта могла вестись бесконечно, переходя подобно кровомщению в войну между родами. В силу того, что осуществить барамту могли, как и кровную месть, главным образом, сильные и влиятельные роды, барамта превращалась часто средство эксплуатации более сильным и богатым родом рода менее сильного и более бедного. По мнению ответчика, каждый раз, когда размер захваченного имущества превышал сумму долга, должник, считая себя в свою очередь обиженным, имел право захватить имущество и того, кто захватил его имущество. Для того, чтобы избежать непрекращающейся цепи самоуправств, обращались к суду посредников. Таким образом, самоуправство превращается в досудебное предварительное исполнение решения суда. Позже оно стало осуществляться на основании решения судей, превращалось в исполнение судебного решения, производимое самим кредитором. Наряду с этим барамта являлась и предшественницей залогового права. Имущество должника захватывалось с целью обеспечения исполнения обязательства. Таким образом, барамта являлась предшественницей целого ряда юридических институтов и первоначально была тесно связана с кровной местью и междуродовой борьбой. В значительной мере она являлась средством формирования классовой дифференциации, поскольку сильные роды на ее помощью обогащались за счет слабых, разоряли и эксплуатировали их.

Термин барамта, или баранта имел несколько значений: 1)скота, 2)преступления в смысле грабежа в обычном смысле слова, т.е. отнятия чужой вещи с целью ее присвоения, 3)военного захвата, угона или взятия в плен людей и скота, 4)наказания в виде захвата (конфискации) чужого имущества, 5)ареста (до суда) чужого имущества в обеспечение прав кредитора, а также обеспечения прав обиженного, обворованного и вообще потерпевшего материальный ущерб от неправильных действий ответчика, 6)меры обеспечения судебного приговора, 7)права сородичей убитого до осуществления кровомщения захватывать имущество убийцы и его сородичей, 8)права князя отбирать имущество у подвластных ему людей – узденей и чагар в свою пользу. Эти очень различные значения в то же время были тесно связаны с друг другом и вытекали из одного основания – захвата чужого имущества, как правило, скота.

На разном понимании слова «барамта» отразилось развитие общественных отношений от чисто родоплеменных до феодальных. Так, например, барамта в смысле права сородичей убитого до исполнения кровомщения захватывать, барамтовать имущество убийцы и его сородичей несомненно являлась пережитком чисто родовых обычаев. Барамта в смысле права князя отбирать имущество у подвластных ему узденей и чагар являлась феодальной нормойсуществовали следующие наказания виновного. 1)Изгнание виновного из пределов его местожительства, причем пострадавший, или его родственники имели право убить обидчика, если его встретят, или помириться с ним на известных условиях. Эта угроза быть убитым распространялась не только на виновника, но и на его родственников, которые считались солидарно-ответственными вместе с главным виновником. 2)Изгнание виновного на определенное время, причем потерпевший не имел права убивать виновного. После истечения указанного времени преступник прежде всего должен был примириться с родом обиженного и затем мог возвратиться домой. 3)Имущественное вознаграждение потерпевшему – за бесчестие, ранение и воровство. 4)Денежный штраф в пользу судей и на аульные нужды (починку мостов, дорог и т.д.). Последнее наказание являлось дополнительным при всех трех ранее перечисленных.

При родовом строе обязанность кровной мести возлагалась на членов обиженного рода. Но за некоторые преступления, как например, сожжение моста, бегство женщины от мужа, убийство кровника после того, как с ним состоялось примирение, виновные считались врагами всего общества. Они становились абреками, т.е. тем, что у древних славян называлась изгоями. Они были вынуждены скрываться в горах и всякий, кроме членов того дома, куда они являлись в качестве гостей, мог их убить. Такие лица не получали защиту даже от своего рода. Родственники должны были убивать тех, кто вел явно непотребный образ жизни,

Вывод у горцев мы видим сложную систему отношений, сформировавшуюся в результате наслоения разных влияний и вызванную разными хозяйственно-бытовыми потребностями. 1)Внутрисемейную, или вернее внутриродовую организацию со своими нормами и санкциями. 2)Междуродовые отношения и междуродовые нормы, санкцией которых являлась кровная месть. 3)Общемагометанское шариатское право, которое основывалось на идее единства всех правоверных. По шариату рассматривались такие дела, как купля-продажа земли, дома, брачные дела, дела о наследстве, прелюбодеяние. По адату разбирались убийства, похищение, воровство. Адатские судьи были в каждом селении и они использовали такие виды наказания как выселение из родины, штрафы. 4)Новое частное и публичное право, которое поддерживалось царской Росией в целях осуществления руссификаторской политики и борьбы против многих пережитков родового строя и шариата, организовавшей особые горские суды.

Мы видим, что адаты, бывшие первоначально обычаями, сложившимися в первобытно-общинном строе, которые были санкционированны силой общественного мнения сородичей и силой рода по отношению к другим родовым союзам. Позже, по мере того как роды распадались на патронимии и задруги и стали сословными корпорациями, горские адаты превратились в юридические нормы, защищающие интересы привилегированных классов.


Список используемой литературы

http://www.rusnauka.com/16_ADEN_2010/Pravo/67723.doc.htm - _ednref1Косвен. М.О. Этнография и история Кавказа. М., 1961.

http://www.rusnauka.com/16_ADEN_2010/Pravo/67723.doc.htm - _ednref2Гаджиев В.Г. Роль России в истории Дагестана. Махачкала, 1965.

http://www.rusnauka.com/16_ADEN_2010/Pravo/67723.doc.htm - _ednref3Гаджиева С.Ш. Кумыки. М., 1961.

http://www.rusnauka.com/16_ADEN_2010/Pravo/67723.doc.htm - _ednref4Магомедов Р.М.. Общественно-экономический и политический строй Дагестана в XVIII-нач. XIX вв. Махачкала, 1957. С. 235.

http://www.rusnauka.com/16_ADEN_2010/Pravo/67723.doc.htm - _ednref5Хашаев Х.-М.О. Общественный строй Дагестана в ХIХ веке. М., 1961.

http://www.rusnauka.com/16_ADEN_2010/Pravo/67723.doc.htm - _ednref6Омаров А.С. Из истории права народов Дагестана. Махачкала, 1968. С. 11.

http://www.rusnauka.com/16_ADEN_2010/Pravo/67723.doc.htm - _ednref7Далгат Б.К. Материалы по обычному праву даргинцев // РФ ДНЦ РАН, ф.5, оп., д.40.

http://www.rusnauka.com/16_ADEN_2010/Pravo/67723.doc.htm - _ednref8Хрестоматия по истории права и государства / Сост. Т.М. Айтберов. Махачкала, 1998.

http://www.rusnauka.com/16_ADEN_2010/Pravo/67723.doc.htm - _ednref9См.: Обычное право и правовой плюрализм в изменяющихся обществах. Тезисы докладов на ХI Международном конгрессе Комиссии по обычному праву и правовому плюрализму. М. 1997.

http://www.rusnauka.com/16_ADEN_2010/Pravo/67723.doc.htm - _ednref10Шапсугов Д.Ю. Обычное право и его роль в правовом развитии обще­ства / Обычное право в России: проблемы теории, истории и практики. — Рос­тов-на-Дону, 1999;

http://www.rusnauka.com/16_ADEN_2010/Pravo/67723.doc.htm - _ednref11Мисроков З.Х. Отмирание шариатской юстиции в автономиях Северного Кавказа. М., 1979.Мисроков З.Х Адат и Шариат в Российской правовой системе М.,2002

http://www.rusnauka.com/16_ADEN_2010/Pravo/67723.doc.htm - _ednref12 Бобровников В.О.Мусульмане Северного Кавказа: обычай, право, насилие: Очерки по истории и этнографии права. М., 2002.

http://www.rusnauka.com/16_ADEN_2010/Pravo/67723.doc.htm - _ednref13См.: Человек и право. М., 1998. С.34.

http://www.rusnauka.com/16_ADEN_2010/Pravo/67723.doc.htm - _ednref14Агларов М.А. Сельская община в Нагорном Дагестане в ХVII-начале ХIХ в. М.: Наука, 1988; Алибеков М. Адаты кумыков. М., 1927; Голунский С.А. Обычай и право. М., 1939; Гарданов В.

.

http://www.rusnauka.com/21_DNIS_2009/Pravo/49073.doc.htm - _ftnref1Мисроков З.Х. Отмирание шариатской юстиции в автономиях Северного Кавказа. М., 1979.Мисроков З.Х Адат и Шариат в Российской правовой системе М.,2002

http://www.rusnauka.com/21_DNIS_2009/Pravo/49073.doc.htm - _ftnref2Исмаилов М.А. Формирование и развитие права народов Дагестана в XVIII- нач.XX Махачкала ДГУ 2006: Обычное право .Курс лекций. Махачкала ИПЦ ДГУ 2004.; он же История государства и права Дагестана .Курс лекций Махачкала ДГУ 2006.; он же История государства и права Дагестана .Хрестоматия Махачкала ДГУ 2007.Шапсугов Д.Ю Свечникова Л.Г Исмаилов М.АОбычное право,мусульманское право и акты и российского государства на Северном Кавказе Ростов на Дону. Издательство СКАГС 2009

М. М. Ковалевский, "Закон и обычай на Кавказе" (М., 1890); его же, "Современный обычай и древний закон" (М., 1886); А. В. Комаров, "Адаты и судопроизводство по ним"; М. Ковалевский, "Дагестанская народная правда" ("Этнограф. Обозр.", 1890 г., № 1); Ф. И. Леонтович, "Адаты кавказских горцев". Различные адаты горцев напечатаны главным образом в "Сборнике сведений о кавказских горцах" (т. I - Х, Тифл., 1868-81).

http://www.rusnauka.com/21_DNIS_2009/Pravo/49073.doc.htm - _ftnref3Алимжан К.А. Вопросы теории обычного права Алматы 2003

Свечникова Л.Г Понятие обычая в современной науке // Государство и право. 1998. № 7.

http://www.rusnauka.com/21_DNIS_2009/Pravo/49073.doc.htm - _ftnref5Ковалевский М.М. Закон и обычай на Кавказе. Т.3. М., 1980. С.216.

http://www.rusnauka.com/21_DNIS_2009/Pravo/49073.doc.htm - _ftnref6Там же С.216.

http://www.rusnauka.com/21_DNIS_2009/Pravo/49073.doc.htm - _ftnref7Магомедов P.M. История Дагестана. Махачкала, 1968. С.294.

http://www.rusnauka.com/21_DNIS_2009/Pravo/49073.doc.htm - _ftnref8« (См.: Хашаев Х.М. Общественный строй Дагестана в XIX веке. М., 1961. С.237).

http://www.rusnauka.com/21_DNIS_2009/Pravo/49073.doc.htm - _ftnref9Ковалевский М.М. Закон и обычай на Кавказе. Т.2. М., 1980. С. 279.

http://www.rusnauka.com/21_DNIS_2009/Pravo/49073.doc.htm - _ftnref10Грабовский Н.Ф. Очерк суда и уголовных преступлений в Кабардинском округе // ССКГ. Вып. IV. Тифлис, 1870. С.7.

http://www.rusnauka.com/21_DNIS_2009/Pravo/49073.doc.htm - _ftnref11Хашаев Х.М. Общественный строй Дагестана в XIX веке. М., 1961. С.242.

.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий