Понятие светского,клерикального,теократического государства

Министерство образования Республики беларусь Учреждение образования «Юридический колледж Белорусского государственного университета» Кафедра общеправовых и

Министерство образования Республики беларусь

Учреждение образования «Юридический колледж Белорусского государственного университета»

Кафедра общеправовых и

гражданско-правовых дисциплин

Контрольная работа по дисциплине

Конституционное право зарубежных стран

(вариант 1)

Выполнил: учащаяся

4 курса 238 группы

Бурдынская О.Н.

МИНСК 2010

Вариант 1

Вопросы

1. Понятие «светского», «теократического» и «клерикального» государства в конституционном законодательстве зарубежных стран.

2. Гибридные (нетипичные) формы правления в зарубежных странах.

Тест

1. Конституция США: 1) писаная; 2) октроированная; 3) народная; 4) постоянная; 5) жесткая; 6) «живая».

2. Укажите, по какой системе наследует престол монарх Великобритании: 1) салической системе престолонаследования; 2) шведской системе; 3) кастильской системе; 4) австрийской системе.

3. Каким способом была принята действующая Конституция Французской Республики: 1) референдумом; 2) Парламентом; 3) учредительным собранием; 4) комбинированным способом (принята Парламентом и утверждена на референдуме)?


1. Понятие «светского», «теократического» и «клерикального» государства в конституционном законодательстве зарубежных стран.

Государство многолико. Современные демократические конституции закрепляют идеальный образ государства, харак­теризуя его как: правовое, демократическое, социальное, свет­ское.

Конституция Франции 1958 г. закрепляет: «Франция явля­ется неделимой, светской, социальной, демократической Рес­публикой» (ст. 1). Ст. 20 Конституции ФРГ провозглашает: «ФРГ является демократическим и социальным федеративным государством». В ст. 28 Конституции ФРГ провозглашается как правовое государство. Такие характеристики государства присущи не только конституциям европейских стран. Их мож­но встретить и на других континентах. Так, Конституция Ма­рокко 1972 г.- африканского мусульманского государства провозглашает: «Марокко является конституционной демокра­тической и социальной монархией» (ст. 1). Эти иллюстрации можно было бы продолжить.

Одной из составляющих основ современного идеального государства признается статус государствакак правового .

Идея правового государства конституционно впервые прояви­лась во Франции. Декларация прав человека и гражданина 1789 г. закрепила ее в ст. 16, затем она вошла в Конституцию Франции 1791 г.

Правовое государство основывается на верховенстве пра­ва, в том числе Конституции и правовых законах; организации государственной власти на принципе разделения властей; ре­альности прав и свобод человека, защищаемых государством в правовой форме.

Демократическим признается государство, которое созда­ет возможность своим гражданам добиваться реального уча­стия в осуществлении государственной власти, принятии важ­ных политических решений.

Демократия - величайшее завоевание человечества. Но и она имеет разные лики. Представляется интересным и показа­тельным в этом отношении следующий факт. В Музее ис­кусств города Филадельфии (США) на входе стоит бронзовая статуя «Дельфийская колесница», отлитая с оригинала в Афи­нах, с памятной надписью «Дар Правительства Греции» и крылатым посвящением: «От колыбели демократии старого мира колыбели демократии нового». Комментарии, полагаем, не требуются.

Граждане любой страны стремятся жить в социальном го­сударстве. Статуссоциального государства впервые в Европе был провозглашен Конституцией Германии 1919 г., затем после Второй мировой войны получил широкое признание, рас­пространение и развитие.

Немецкий конституционалист Хессе отмечает, что социальное государство - это такое государство, которое ставит своей целью обеспечить социальную справедливость и с этой целью оно вмешивается в регулирование социально-экономических отношений, чтобы обеспечить достойный уровень жизни человека и гражданина.

Российскими и отечественными учеными понятие социального государства раскрывается по-разному: «Социальное государство - государство, которое служит человеку» (Н.А. Михалева). «Социальное государство служит обществу и премии м исключить или минимизировать неоправданные социальные различия» (Б.Е. Страшун, А.А. Мишин). «Соци­ально ориентированное государство пользуется поддержкой общества» (Ю.И. Лейбо).

В.Е. Чиркин называет общество, существующее в совре­менных развитых странах, «социальным капитализмом», а го­сударство в нем - «государством социального капитализма, социально-капиталистическим государством». Вводя в науч­ный оборот эти дефиниции, уточняющие понятие (понимание) социального государства, В.Е. Чиркин определяет основные черты государства социального капитализма, а именно: его реальность, сближение с обществом, социально-политический арбитраж в обществе, новая достаточно высокая регулирую­щая роль государства (не нарушающая естественной саморе­гуляции общества), технократичность и технологичность го­сударства. При этом справедливо подчеркивается влияние на современные социально-капиталистические государства мно­гих социалистических идей, неосуществленных полноценно в конкретных условиях советской действительности, авторитар­ного (тоталитарного) социализма.

Все исследователи единодушны в том, что социальное го­сударство - результат реальной социальной политики.

Светское государство - это государство, в котором цер­ковь отделена от государства и каждый субъект имеет свою сферу деятельности.

Противоположностью светскому государству является теократическое государство - государство, в котором церковь и государство слиты воедино. Теократическое государство - большая редкость. В прошлом - это Монголия до 1921 г., ныне - Ватикан.

Светский (обладающий чертами светскости, качеством светскости):

не церковный, мирской, гражданский.[ Николин А. « Церковь и государство. История правовых отношений » Основа государства и права . № 5. Москва 2003 г.]

1. (фр.: la ic, la ique; англ.: secular) общегражданский; характеристика государственных, муниципальных или общественных институтов, отражающая их общегражданскую, « мирскую» направленность;

2. независимость от религиозного санкционирования или давления, от религиозных объединений или от подчиненности таковым;

3. не являющийся служителем религиозного культа, « мирянин»;

4. принадлежащий или относимый к элите, оцениваемый как изысканный или элитарный, в том числе исходя лишь из внешних признаков, хорошо воспитанный, отвечающий требованиям света, утонченности, изысканного этикета.

Применительно к государственно-правовой сфере, светскость (фр.: la la icite) – характеристика государственных или общественных институтов, сфер общественной жизни, отражающая их общегражданскую, мирскую направленность, независимость от религиозного санкционирования или давления, от религиозных объединений или от подчиненности таковым.

Характеризуя категорию « светскость», следует иметь в виду принципиальное различение сфер компетенции (сфер деятельности, целей, задач, методов их решения) государства и религиозных объединений, а также иные значимые обстоятельства.

К существенным признакам светскости следует относить:

1. отделение религиозных объединений от государства как одного из существенных признаков светскости государства, отражающего независимость государства и государственно-правовых отношений от религиозного санкционирования или давления, от подчинения государственной деятельности религиозным объединениям, от их вмешательства в совокупность урегулированных правом политических, публично-властных отношений, устройство и деятельность органов государственной власти, иных государственных органов и учреждений, а также правовых и общественно-политических институтов. Церковь полностью отделена от государства, однако она не отделена от жизни общества, от тех проблем , которые волнуют как верующих , так и неверующих.[ Никольский Н.М. « История Русской Церкви ». Москва. 1983 г.]

Принцип отделения религиозных объединений от государства раскроем через следующие его существенные признаки:

а) Независимость государства от религиозных объединений и независимость религиозных объединений от произвольного, не основанного на законе вмешательства государства: независимость формирования, устройства и деятельности государства, государственной правовой системы, государственно-правовых отношений, государственного управления, органов государственной власти, иных государственных органов и учреждений, от религиозного санкционирования или давления, от санкционирования или контроля религиозными объединениями, за исключением осуществления в соответствии с законодательством общественного контроля за выполнением государством своих функций; недопустимость произвольного, не основанного на законе вмешательства государства, его органов и должностных лиц в религиозную деятельность, во внутренние дела, включая вопросы внутреннего устройства, законно действующих религиозных объединений, а также в вопросы определения гражданами своего отношения к религии и в исповедание религии членами религиозных объединений.

б) Недопустимость смешения и подмены компетенции государства и религиозных объединений: запрет создания и деятельности в органах государственной власти, иных государственных органах и учреждениях подразделений религиозных объединений, а также одновременного замещения высших государственных (политических) должностей руководителями религиозных объединений; запрет создания в государственной судебной системе особых религиозных судов, а равно распространяющих свою юрисдикцию на всех граждан судов религиозных объединений, участия государства в реализации решений таких судов; недопустимость финансирования государством религиозной деятельности религиозных объединений;

в) Недопустимость вмешательства религиозных объединений в совокупность урегулированных правом политических, публично-властных отношений и преследования религиозными объединениями политических целей.

г) Недопустимость признания религиозных норм или решений религиозных организаций в качестве источников права в государстве (светский характер правовой системы государства): нормы религиозных установлений ( внутриконфессиональные установления, религиозное право и т.д.) не являются источниками права в государстве, за исключением случаев, специально оговоренных в законодательстве; решения руководящих органов религиозных объединений не имеют силы публично- правовых норм или актов, а государство не участвует в их реализации для членов религиозных объединений и иных лиц. Отмечается, что запрет создания и деятельности в органах государственной власти, иных государственных органах и учреждениях подразделений религиозных объединений не исключает осуществления религиозными объединениями образовательной, культурно- просветительской и благотворительной деятельности в порядке, установленном законодательством Российской Федерации, сотрудничества с государством в социально значимых проектах. А запрет финансирования государством религиозной деятельности религиозных объединений не исключает возможности поддержки государством их благотворительной, культурно-просветительской и иной социально значимой деятельности в соответствии с законодательством.

д) Запрет преследования религиозными объединениями политических целей через запрещение участия религиозных объединений, а также их руководителей, выступающих в качестве представителей соответствующих религиозных объединений, в избирательных кампаниях по выборам в органы государственной власти, вхождения религиозных объединений в избирательные блоки, выдвижения религиозными объединениями кандидатов в депутаты и на выборные государственные должности, ведения предвыборной агитации, внесения пожертвований в избирательные фонды кандидатов, участия в деятельности политических партий и политических движений, оказания им материальной помощи. Указанные запреты не исключают прав граждан – членов религиозных объединений принимать участие в личном качестве в выборах и референдумах в установленном законом порядке.

2. Принцип недопустимости установления общеобязательной религии основывается на следующих положениях:

а) запрет на законодательное закрепление какой-либо религии в качестве общеобязательной;

б) свобода мировоззренческого самоопределения ( свобода вероисповеданий) означает беспрепятственную возможность каждого принадлежать какой-либо религии , церкви, конфессии; [ Ожегов С.Н. « Словарь русского языка ». Москва. 1972 г.]

в) равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от убеждений и отношения к религии;

г) равенство религиозных, а также общественных объединений перед законом.

3. Светскость легитимности государства. В конституционном праве под легитимностью понимается признание законности прав и полномочий органа государственной власти или высших должностных лиц, их строгое соответствие конституции и законно выраженной воле народа. В данном контексте светскость легитимности государства – это социальная и правовая независимость легитимности государства от религиозных институтов и норм, недопустимость правового обуславливания или обоснования суверенитета и прав государства каким-либо предшествующим или высшим порядком или же авторитетом, имеющим религиозную природу. Это значит, что светское государство не нуждается в сакрализации, оправдывающей то, как государство возникло и существует. Однако, данный признак находит свое отражение в приведенных выше существенных признаках светскости государства.

Приведенный перечень существенных признаков отделения религиозных объединений от государства не является жестким ( однозначно определяющим), так как в мире существуют специфические правовые модели отношений государства с религиозными объединениями, которые содержат элементы, не соответствующие некоторым пунктам этого перечня.

Клерикальное государство - это государство, в котором церковь и государство не слиты, но церковь оказывает огром­ное влияние на государство, подчиняя его себе (Иран). В Ира­не над всеми государственными органами стоит церковный

орган (лидер-руководитель), решения которого обязательны для всех.

Конституции постсоциалистических стран провозглашают свои государства правовыми, демократическими, социальны­ми, светскими (ст. 1 Конституций Казахстана, Армении, Кыр­гызстана, Таджикистана, Туркменистана, Молдовы, Узбеки­стана и т.д.).

Такое закрепление, полагаем, не есть констатация уже полностью достигнутого, но яркая цель будущего. Поэтому наиболее удачна, на наш взгляд, формулировка ст. 1 Консти­туции Казахстана: «Республика Казахстан утверждает себя демократическим, светским, правовым, социальным государ­ством, высшими ценностями которого являются человек, его жизнь, права и свободы». Формулировка «утверждает» вместо «является» ближе к реальности, обозначает временной процесс его создания, менее декларативна, не подрывает доверия к Конституции.

(Василевич Г.А. Конституционное право зарубежных стран: Учебник, Мн.: Книжный дом,2006. – 480с.)


2. Гибридные (нетипичные) формы правления в зарубежных странах.

Серьезное влияние на форму государства оказывает культурный уровень народа, его исторические традиции, характер религиозных мировоззрений, национальные особенности природные условия проживания, зарубежный опыт, субъективные факторы и т.д.

Говоря о смешанных и "гибридных" формах правления, мы отмечаем тот факт, что утрачивается жесткость существующих классификаций и по юридическим признакам: соединяются черты республики и монархии (например, в Малайзии), абсолютной и конституционной монархии
(Кувейт), президентской и парламентарной республики (Колумбия по конституции 1991 г.).

Создание смешанных и "гибридных" форм улучшает взаимодействие органов государства, хотя это происходит либо за счет уменьшения роли парламента, либо за счет сокращения полномочий президента, либо путем установления подчинения правительства одновременно и парламенту, и президенту, что создает известную неопределенность в его положении. Какие-то плюсы почти всегда сопровождаются определенными минусами, как, например, тенденция вытеснения роли правительства единоличной властью премьер-министра в условиях парламентарной формы правления.

"Чистые" формы правления имеют недостатки, присущие форме как таковой. Например, президентская республика имеет тенденцию к президентскому авторитаризму. Включение элементов президентской республики в парламентарную, а парламентаризма - в президентскую, применение других методов помогает преодолеть недостатки "чистых" форм.

Возникновение смешанных, "гибридных" форм связано с распространением и восприятием во все большем числе стран мира общечеловеческих ценностей, влиянием гуманистических идей и институтов. Наконец, изменения в форме правления связаны с давлением и борьбой прогрессивных сил. Примерами могут служить появление новой конституции
Непала 1990 г. и фактическое изменение формы правления в Иордании в связи с королевскими прокламациями в 90-х годах при сохранении прежней власти одного и того же монарха.

"Республиканская монархия"

Как уже отмечалось, глава государства в монархии – наследственный и пожизненный. Выборы нового монарха обычно проводятся в том случае, когда прекращается династия (например, выборы царем Михаила Романова в России в
1613 г.). Вместе с тем, в современных условиях есть такие монархи, где глава государства не пожизненный и не наследственный, а переизбирается через определенный промежуток времени. Такая система, как уже упоминалось ранее, существует в Малайзии и Объединенных Арабских Эмиратах, своеобразных федеративных выборных монархиях. В каждом из этих государств глава государства переизбирается раз в 5 лет. Это сближает главу государства - монарха с президентом, а монархическую форму правления с республиканской. Однако оба государства остаются монархиями, ибо главой государства не может быть избран любой гражданин, удовлетворяющий избирательным квалификациям и требованиям для президента, а только один из
"местных монархов" - правителей составных частей федерации.

В Малайзии 9 из 13 субъектов федерации возглавляются наследственными султанами (управление в четырех других организовано иначе), и только эти 9 образуют Совет правителей, который раз в 5 лет избирает главу государства.
В Малайзии Совет правителей не обладает властными полномочиями, власть монарха тоже существенно ограничена (особенно после конституционной реформы
1983-1984 гг.). Малайзия - парламентарная монархия.

Иначе обстоит дело в ОАЭ. Высший совет семи эмиров - субъектов федерации обладает всей полнотой власти - он принимает законы. Национальное же собрание, назначенное эмирами (каждый эмир назначает определенное число членов, установленное Временной конституцией 1971 г., и зависящее от размеров эмирата), имеет лишь консультативный характер. Высший совет эмиров избирает главу государства раз в 5 лет. Несмотря на такие выборы, основные полномочия главы государства сосредоточены у Совета эмиров. В ОАЭ действует по существу коллективный монарх.

Суперпрезидентские республики Латинской Америки.

В политической жизни Латинской Америки из-за частых переворотов и контрпереворотов вопрос о форме государства обычно приобретает большее значение, чем в ряде других стран. Постоянная кризисная ситуация объясняется тем, что система власти не отвечает современным условиям.
Замена президентской формы правления парламентарной могла бы способствовать стабилизации. Несомненно, что нестабильность на континенте вызвала к жизни особые модели форм правления в ряде стран Латинской Америки.

Президентская форма правления сложилась в этих странах под влиянием
США. Однако, несмотря на значительное сходство с формой правления в США, президентские республики в Латинской Америке уже на ранней стадии развития представляли собой особую разновидность, характеризовавшуюся наличием таких специфических черт, как:
- высокая степень централизации государственного аппарата;
- гипертрофированное развитие института чрезвычайного или осадного положения;
- важная роль армии в политической жизни;
- преобладание насильственных методов достижения власти (прежде всего поста президента);
- почти повсеместное отсутствие развитых партийных систем.

Одной из основных отличительных особенностей этой формы правления по сравнению с США явилась и значительно большая концентрация власти в руках президента, а также абсолютизация роли исполнительной власти.

Уже тогда, в XIX веке, сложилась система, когда ключевым органом государственного механизма стал президент, которого конституции наделяли широчайшими полномочиями.

По определению О.А.Жукова, “реальной формой политического властвования в Латинской Америке в XIX веке стали диктаторские режимы”.

Соединяя в своих руках функции главы государства и главы правительства, свободного от парламентской ответственности, президент, как правило, являлся также главнокомандующим вооруженными силами республики, что в совокупности с его правом объявлять в стране чрезвычайное или осадное положение превращало его, по словам известного мексиканского юриста Д.
Косио Вильегаса, в “судью последней инстанции и верховного арбитра при решении конфликтов между теми, кто управляет, и теми, кем управляют”.

Характерной чертой президентской формы правления в условиях авторитарных режимов обычно служит наделение исполнительной власти столь широкими законодательными полномочиями, что конгресс превращается в декоративный придаток правительства всевластного президента. Президентское законодательство является по существу основным, а подчас и единственным законодательством в стране.

“Монархическая республика”

Выше речь шла о монархиях, которые имеют республиканский признак - систематическую выборность главы государства. Вместе с тем, в современном мире в условиях тоталитарных систем появились разновидности республики, характеризующиеся нелегитимностью власти. Например, когда в стране происходит государственный переворот, который ставит во главе государства единоличного диктатора (он может называться как угодно - президентом, координатором, вождем, генеральным секретарем центрального комитета партии и т.д.) или группу диктаторов, форма правления официально может провозглашаться или оставаться республиканской, но ее демократическая суть выхолащивается. Это происходит и в том случае, когда законно избранное или назначенное должностное лицо (президент, премьер-министр и т.п.) захватывает не принадлежащие ему по конституции полномочия, отказывается оставить свою должность по истечении срока полномочий, - словом, когда узурпирует власть. Так поступил Гитлер в Германии в 1933 г., Ж.Мобуту в
Заире (тогда - Конго) в 1960 г., черные полковники в Греции в 1967 г.,
А.Пиночет в Чили в 1973 г.

В фашистских государствах по существу были ликвидированы выборы как способ формирования органов государственной власти, распущены все оппозиционные политические партии, все формы власти подчинены правительству во главе с официально признанным вождем, пользовавшимся неограниченными полномочиями, а фашистская партия превратилась в государственную организацию.

Есть и примеры такой замены монархии республикой, которые означают ликвидацию существовавшей при монархии демократии. Например, те же греческие "черные полковники" в июне 1973 г. ликвидировали монархию, однако демократии стране такая "республика" отнюдь не добавила.
"Социалистические" республики служили и служат прикрытием единоличной диктатуры генерального первого секретаря компартии или групповой диктатуры политбюро ее центрального комитета. Мало отличаются от абсолютной монархии некоторые республики тропической Африки, где, несмотря на наличие парламента и формально независимых судов, власть президента практически неограниченна (т.н. монократические республики). Смена президентов здесь происходит обычно лишь в результате их смерти или военного переворота, а отнюдь не всеобщих выборов. Перевыборы же на новый срок носят скорее ритуальный, чем реальный характер. В Малави, к примеру,
Президент вообще находится в должности пожизненно.

В отличие от суперпрезидентских президентско-монократические республики существовали при однопартийной системе, и пожизненное пребывание у власти президента было предусмотрено конституцией.

Начало этому явлению было положено, видимо, в Индонезии (президент
Сукарно), затем последовала социалистическая Югославия. Согласно ст. 220 конституции 1963 г. переизбрание не распространялось на первого президента
И. Броз Тито. Несменяемым президентом провозгласил себя Маркос на
Филиппинах (в 1986 г. он все-таки провел выборы, где потерпел поражение). В
60-80-х годах пожизненными президентами провозгласили себя главы государств в Малави, Уганде, Тунисе, Экваториальной Гвинее и некоторых других странах, а пожизненный президент Центральной Африканской Республики Бокасса стал императором. Впоследствии почти все они были свергнуты в результате военных переворотов, лишь президент Туниса Бургиба был смещен конституционным путем в возрасте 84 лет после заключения медицинского консилиума о его неспособности выполнять обязанности президента. Ныне осталось лишь два пожизненных президента - в Малави и КНДР, причем в последней сын президента уже при жизни отца провозглашен его преемником.

Полупрезидентская, полупарламентская республика.

"Гибридные" формы монархии не представляют большого интереса для исследователей: число их вариантов из-за характера самой формы правления довольно ограничено. Гораздо более перспективными являются смешанные и
"гибридные" формы республики, имеющей множество разновидностей. Наблюдается самое различное соединение элементов парламентарной и президентской республик, а иногда появление таких черт, которых не было ни у одной из этих форм. В последнем случае происходит не просто смешение разных сторон отдельных разновидностей республиканской формы правления, а рождается новое качество, возникает своеобразный гибрид.

Как известно, существует несколько отличительных признаков президентской и парламентской республик, но главное различие между ними заключается в способе политической ответственности правительства (совета, кабинета министров). Все другие признаки, в том числе и порядок назначения правительства, не являются решающими: юридически в парламентарной республике правительство также назначается актом президента (хотя на деле акт президента о назначении министров выражает лишь волю парламентского большинства). Примерами президентской республики являются США, Сирия,
Зимбабве, парламентарной – Италия, Германия, Индия и др.

В последние десятилетия указанный выше главный признак все чаще подвергается различным коррективам. В результате остается все меньше
"чистых" президентских или парламентарных республик, возникают полупрезидентские, полупарламентарные республики. Для этой цели используются как концепция "рационализированного парламентаризма", имеющая целью ограничить власть парламента и усилить исполнительную власть, так и требование ответственного правительства, неразрывно связанное с идеей парламентарной республики. Одной из положительных черт президентской республики является стабильность правительства, которое не может быть уволено парламентом в отставку, в частности по причинам борьбы партийных фракций и изменения соотношения сил в его стенах. Кроме того, эта форма обеспечивает единство исполнительной власти: правительство возглавляет глава государства, даже если есть должность так называемого административного премьера (премьер-министра), о котором речь пойдет ниже.
С другой стороны, важнейшей позитивной чертой парламентарной республики является ответственность правительства перед парламентом, которое обязано учитывать в своей деятельности соотношение сил в парламенте и, следовательно, общественное мнение (особенно его состояние во время выборов в парламент). Однако президентская республика тяготеет к авторитаризму.
Исполнительная власть ускользает из-под парламентского контроля.
Правительство же парламентарной республики в условиях многопартийной системы, особенно если нет доминирующей партии или устойчивой коалиции партий, вместе образующих парламентское большинство, слабо и нестабильно, часто "свергается" парламентом. Выше это иллюстрировалось на примере
Италии.

Для того чтобы соединить указанные выше позитивные элементы парламентарной и президентской республик, в первой из них вводится ограничение вотума недоверия, а во второй - создаются ограниченные формы вотума недоверия. Возможности вынесения вотума недоверия ограничивают по- разному. В Германии, например, предусмотрен "конструктивный вотум недоверия": такая резолюция принимается одновременно с назначением нового канцлера, что исключает "бесправительственное" состояние страны. Кроме того, временно, до сформирования нового правительства, продолжает управлять ушедшее в отставку. За все время существования ФРГ, с 1949 г., конструктивный вотум недоверия был применен лишь 1 раз.

Во Франции требуется, чтобы резолюция порицания была мотивирована, подписана не менее чем 1 /10 состава нижней палаты и, в отличие от
Германии, принята не просто большинством нижней палаты, а абсолютным большинством ее состава. Случаи внесения резолюции порицания во Франции крайне редки.

Создание смешанных форм (во всяком случае, тенденция к этому) связано также с установлением в президентской республике ответственности перед парламентом отдельных министров, но не главы правительства, которым остается фактически, а часто юридически президент. Эта тенденция нашла свое выражение в конституционном праве ряда стран Латинской Америки - Венесуэле,
Колумбии, Перу, в Уругвае, Коста-Рике, Эквадоре и др.

Один из наиболее типичных примеров смешанной формы - республика Перу по конституции 1933 года (до переворота 1968 г). Отличительная черта формы правления в Перу состояла в двойственном положении правительства по отношению к президенту и конгрессу по вопросу о политической ответственности. Совет министров был ответственен как перед президентом, так и перед законодательным органом. К тому же реализацию президентом некоторых своих важных функций конституция ставила в преимущественную зависимость от волеизъявления конгресса.

Особая разновидность смешанной формы правления существовала в Панаме с
1972 по 1979 годы. Ее существенная отличительная черта состоит в особом положении главы правительства в системе государственных органов республики
- по конституции 1972 года он, а не президент был ключевым звеном государственного механизма. Президент юридически, а еще больше фактически был низведен до положения второстепенной фигуры в структуре центральных органов государства. Совет кабинета наделялся конституцией главным образом совещательными полномочиями и действовал как консультативный орган при носителе высшей исполнительной власти - главе правительства. Еще одна особенность формы правления Панамы до конца 1978 года - формальное отсутствие в стране партийной системы, поэтому парламентские выборы проводились по территориальному признаку.

В некоторых президентских республиках создается особая должность административного премьер-министра (Египет, Перу, Турция и др.), но не он определяет политику правительства, это делает президент, остающийся его фактическим руководителем. Президент председательствует на официальных заседаниях правительства, премьер-министр ведает оперативной деятельностью правительства и ведет его неофициальные заседания, да и то в ряде стран каждый раз только по поручению президента. Однако создание такой должности позволило установить ответственность правительства в целом, а не только отдельных министров, перед парламентом, оставляя при этом в неприкосновенности положение фактического руководителя правительства - президента. Несмотря на то, что правительство ответственно перед парламентом, назначает его президент без одобрения последнего.

Постановка вопроса о доверии правительству в президентской республике возможна лишь значительным числом членов парламента (в Перу по конституции
1979 г. - 1/20 частью состава парламента, в Колумбии - не менее 1/10 части членов любой палаты двухпалатного парламента). Решение принимается абсолютным большинством всем состава парламента (соответствующей палаты), а иногда и квалифицированным большинством (2/3).

Тенденции к созданию смешанных форм связаны с конституционным снижением роли президента в президентской республике (так было в России в связи с поправками к Конституции в декабре 1992 г. и в марте 1993 г.) и с повышением этой роли в парламентарной республике. В первом случае вводятся положения об утверждении парламентом назначений министров, во втором - президент наделяется некоторыми самостоятельными полномочиями (Пакистан).

Мы рассмотрели далеко не все аспекты процесса становления смешанных и
"гибридных" форм: каждая страна имеет свои особенности. Они неизбежны, даже если в государстве принимается уже известная модель. Например, на форму правления Алжира или Шри-Ланки в свое время существенное влияние оказали французские институты, но в Алжире коррективы внесла мусульманская идеология, в Шри-Ланке - британское наследие. То же самое можно сказать о
Нигерии и Египте, где сказалось влияние конституции США.

В целом создание смешанных и "гибридных" форм правления, как показывает опыт многих стран, имеет несомненные плюсы. Тем самым обеспечивается стабильность управления страной, устраняется возможность частой смены правительства по конъюнктурным партийным соображениям, обеспечивается консолидация партий. Не нарушая местного самоуправления, этот процесс ведет к укреплению роли государственной власти на местах, способствует единству государства. Это особенно важно в условиях стран, которые не имеют опыта длительного парламентского управления и где последнее в условиях несформировавшихся партийных структур, несложившихся механизмов парламентского управления может вести к постоянному разброду и шатаниям.

Вместе с тем, такой процесс имеет свои минусы. Во-первых, нарушается присущее той или иной форме единство структуры управления и одновременно возникают новые виды отношений, коллизии и несогласованности, которых не было в "отработанных" формах правления. Разрушаются сложившиеся стандарты разделения властей, имеющие свои устойчивые формы и в президентской, и в парламентарной республиках. Происходит смешение разных начал, и это не всегда способствует соблюдению конституционной законности.

Во-вторых, возрастание роли парламента в президентской
(полупрезидентской) республике при создании смешанных форм, усиление его контроля за деятельностью правительства - часто лишь внешнее, обманчивое явление. В парламентарной же республике при создании смешанных форм значение парламента падает, происходит значительное усиление власти президента, к чему эта форма не приспособлена, а потому не имеет достаточных гарантий против президентского всевластия.

В-третьих, в форме правления снижается роль институциональных факторов, она все более зависит от личности конкретного президента. А носители президентской власти нередко обнаруживают стремление к персонализации власти, к авторитаризму. Наибольшие возможности для этого создаются, как мы видели, в президентской республике. Поэтому переход парламентарной республики (а также и парламентарной монархии в развитых странах с давно сложившимися традициями) к смешанной форме правления, а затем, возможно, и к президентской республике всегда означает усиление авторитаристских черт. Таковы же последствия рационализированного парламентаризма, если его результатом является усиление власти не президента, а премьер-министра.

(Чиркин В.Е. Нетипичные формы правления в современном государстве.//
Государство и право. 1994. № 4.)