регистрация / вход

Источники уголовного права Англии и США

Негосударственное общеобразовательное учреждение Институт международного права и экономики им. А.С. Грибоедова Курсовая работа Дисциплина: « Уголовное право »

Негосударственное общеобразовательное учреждение

Институт международного права и экономики им. А.С. Грибоедова

Курсовая работа

Дисциплина: « Уголовное право »

Тема: «Источники уголовного права Англии и США»

Выполнила: студентка 2курса заочной формы обучения юридического факультета.

Проверил: к.ю.н., доцент кафедры

уголовно- правовых дисциплин

Москва- 2009

Содержание

Введение 3

1. Источники уголовного права Англии 5

- общее право 5

- статутное право 8

- делегированное законодательство 13

- Законодательство Европейского Сообщества 13

- Европейская конвенция по правам человека 14

- Кодификация 15

2. Источники уголовного права США 16

Заключение 31

Список использованной литературы 32

Введение

В своей работе я хочу объяснить профессиональную общеобразовательную программу « Источники уголовного права Англии и США». Знание уголовного права зарубежных стран, как показывает не столь отдаленная по времени история подготовки нового, ныне дейст­вующего уголовного законодательства Российской Федерации, оказалось весьма полезным и в этом деле.

Цель курсовой работы – анализ одной из двух основных правовых систем. Англо-саксонской системы уголовного права, которая представлена Англией и США.

Англо-саксонское общее право развивалось по принципу «право там, где есть защита», поэтому в основном является прецедентным правом, созданным судами. Система англо-саксонского, или как его еще называют, общего права была создана в Англии, и в ходе истории английское общее право стало основой весьма большой семьи англо-саксонского права. Эта семья включает в настоящее время правовые системы всех, за некоторым исключением, англоязычных стран. Общее право в значительной мере оказало влияние на становление и развитие правовых систем стран, которые политически связаны были с Англией. Общее право Англии оказало решающее воздействие на развитие правовой системы США, которая в настоящее время во многом отличается от правовой системы современной Англии, но входит вместе с ней в семью англосаксонской системы права.

Уголовное право Англии знает два основных источника: статуты (парламентское некодифицированное законодательство) и судебные прецеденты. Возникло УП именно как прецедентное право (общее право). Отсутствие в Англии УК является специфической особенностью уголовного права. Законы, относящиеся к Общей части уголовного права: 1) Закон об уголовном праве 1967 года, 2) Закон об уголовном праве 1977 года, 3) Закон о

преступном покушении 1981 года, 4) Закон о компетенции судов 1973 года, 5) Закон об исправлении правонарушителей. В английском уголовном праве отсутствует законодательное определение понятие преступления, определенной спецификой обладает субъективная сторона. Помимо обычного и статутного права источником английского права также является делегированное законодательство.

Уголовное право США формировалось под сильным влиянием системы английского права, в особенности общего. Уголовное законодательство США является двухуровневым. Оно состоит из федерального уголовного законодательства и уголовного законодательства штатов. Каждый штат имеет свой УК. В США нет федерального УК в его общепринятом понимании. Основными источниками федерального уголовного законодательства являются Конституция 1787 года, акты Конгресса, подзаконные акты. Актом Конгресса от 25.06.1948 года основная масса ранее действовавшего законодательства была «пересмотрена и кодифицирована» и включена в форме закона в раздел 18 Свода законов США. Действие федерального уголовного законодательства является ограниченным. Ни один нормативный акт, издаваемый в штатах, не может противоречить Федеральной Конституции.

Источники уголовного права Англии

В современной Англии основными источниками права, в том числе и уголовного, являются статуты (парламентское законодательство) и судебные прецеденты.

Общее право . Хотя некоторые важные вопросы Общей части к настоящему моменту получили свое законодательное решение, все же значительная их часть существует до сих пор в том виде, в котором они были сформулированы в судебных прецедентах. Отсутствие в Англии Уголовного кодекса является специфической особенностью уголовного права, вытекающей из всего хода исторического развития английского права. Можно сказать, что судебная практика является наиболее древним источником английского права. Еще задолго до издания законодательных актов, начиная с XII в., королевские судьи, заседавшие в судах в Вестминстере и разъездных судах графств, рассматривая дела и вынося приговоры, создавали правила, которые впоследствии легли в основу уголовного права Англии. Так, судьи Суда Королевской скамьи в XI1-XIII вв. выработали правила об ответственности за наиболее тяжкие преступления - фелонии, а в XIV в. - за менее тяжкие преступления - мисдиминоры. Позднее определенную роль в формировании уголовного права сыграл Суд Звездной палаты, решения которого, например, легли в основу современной доктрины сговора и покушения.

И сегодня ответственность за некоторые преступления устанавливается по общему праву. Это значит, что их определение можно найти не в парламентском акте, а в решениях судов. В данном случае речь идет не только об определении преступления как такового, но и наказании, которое должно быть назначено виновному. Некоторые статуты определяют наказание за преступления, ответственность за которые установлена по общему праву. Тяжкое и простое убийства, например, являются преступлениями по общему праву. Определения же этих деянии нельзя встретить ни в одном статуте, однако наказания за них предусмотрены в Законе о преступлениях против личности 1861 г.[[1] ] и других законодательных актах. При этом следует помнить, что суды не вправе устанавливать уголовную ответственность за какие-либо новые преступные действия или расширять уже существующие составы преступлений. Это правило было подтверждено в 1972 г. решением по делу Нуллера [[2] ], вынесенным Палатой лордов, которая отказалась подтвердить наличие такого полномочия у судов.

О том, кто и когда стал описывать споры сторон в суде и решения судей, рассматривавших дела, как в разъездных, так и в Вестминстерских судах, существуют различные мнения: одни английские историки считают, что первые записи делали клерки судов, другие - что первоначально это были конспекты студентов-юристов. Тем не менее, уже к концу XIII в. такие записи получили распространение среди судей и членов возникшей в то время корпорации правозаступников. Первые записи такого рода, получившие название «Ежегодники», были рукописными, а затем, с изобретением книгопечатания, выходили в печатном виде под именами составителей (действительными или вымышленными). Ежегодники содержали краткие сообщения об обстоятельствах дела, имена тяжущихся, судей, барристеров, краткое изложение их доводов и решений судей. Следует отметить, что начиная с 1362 г.[[3] ] все судебное разбирательство стало вестись на английском языке, хотя судебные решения и другие процессуальные документы до 1731 г. по-прежнему составлялись по латыни[[4] ].

Сборники судебных отчетов примерно с середины XIX в. издавались под именами составителей - известных английских юристов (Кок, Крок, Плоудсп и др.). Затем с 1861 г. начинает выходить ежемесячная серия отчетов под названием «Law Reports». Эти отчеты издавались уже не частными издателями, а под наблюдением особого совета, пользующегося правами юридического лица.

В настоящее время наиболее известными и авторитетными являются Все английские судебные отчеты («ЛИ England Reports»), публикуемые еженедельно, а также «The Criminal Appeal Reports», в которых публикуются решения по уголовным делам.

Что же касается техники ссылок на судебные отчеты, то, как правило, они делаются следующим образом. Сначала указывается название дела, затем год вынесения решения, номер тома отчета, сокращенное название суда или серии отчетов и страница, на которой оно опубликовано (например, R v Codere [1916] 12 Cr App 21, 28).

Следует отметить, что развитие общего права основывалось на сложившихся в судебной практике правилах применения прецедента. Основной принцип, соблюдаемый при отправлении правосудия, состоит в том, что сходные дела разрешаются сходным образом. Известный английский юрист Р. Кросс писал: «Прецедентное право» состоит из норм и принципов, созданных и применяемых судьями в процессе вынесения ими решения. В системе, основанной на прецедентном праве, судья при рассмотрении последнего по времени дела обязан принимать во внимание эти нормы и принципы, в то время как в некоторых других правовых системах они служат всего лишь материалом, который судья может учитывать при вынесении собственного решения»[[5] ]. Кроме того, прецедентное право в наши дни очень часто применяется при толковании законодательных актов.

Некоторые отрасли английского права, в том числе и уголовное право, в значительной степени основаны на решениях судей, чьи выводы публиковались в судебных отчетах на протяжении семи столетий. В настоящее время вся английская система прецедентов сводится к следующему: каждый суд обязан следовать решению более высокого в иерархии суда, а апелляционные суды связаны своими предыдущими решениями. Исключение составляет Палата лордов, которая начиная с 1966 г. вправе изменять практику, отступив от прежнего решения, когда сочтет это необходимым. Действие доктрины прецедента зависит от иерархии судов. Вышестоящий суд может отвергнуть решение нижестоящего суда и, в некоторых случаях, свои предыдущие решения. Кроме того, любая правовая норма, в том числе и прецедент, может быть изменена парламентским актом.

И, наконец, при рассмотрении общего права как источника английского уголовного права необходимо остановиться на работах известных юристов различных поколений. Хотя в наши дни эти труды и не являются источниками права в прямом смысле этого слова, их авторитет по-прежнему очень высок. Р. Уолкер указывает, что можно говорить о двух видах руководящей правовой литературы. К первому относятся старинные руководства, которые используются в качестве первичного источника общего права, например «Институции» Э. Кока. Второй вид - это современные учебные руководства, которые не являются собранием обязательных норм, хотя их часто цитируют, а их авторы пользуются уважением. «Водоразделом» между этими трудами принято считать «Комментарии к законам Англии» Блэкстона, опубликованные в 1765 г., - на эту работу часто ссылаются как на обязательный источник и в то же время от нее ведут начало все современные учебники по английскому праву. В наши дни наиболее известными трудами, оказывающими огромное влияние на формирование современного уголовного права, являются книги Кении, Карда, Кросса и Джонса, Смита и Хогана и Глэнвилла Уильямса[[6] ].

Статутное право . Нормы общего права, развивавшиеся в течение столетий, постоянно дополнялись или заменялись нормами статутного права, образовав в результате особый достаточно гибкий свод правил. Поэтому ни в коей мере в настоящее время нельзя сказать, что в Англии судебный прецедент вытеснен статутным правом. Ф.М. Решетников и Т.В. Апарова в предисловии к русскому переводу книги Р. Кросса о прецедентном праве отмечали, что «исторически сложившиеся своеобразные формы, в которых выражены материальные и процессуальные нормы английского права, прежде всего их некодифицированность, имеют своим следствием то, что судебный прецедент и парламентский акт существуют как два равноправных тесно взаимодействующих источника права, и существование одного немыслимо без другого»[[7] ].

Статутное право, как уже отмечалось, является вторым основным источником современного уголовного права Англии. Если обратиться к истории, то можно увидеть, что с течением времени в системе источников английского уголовного права роль статутов по сравнению с общим правом заметно возрастает. Особенно усилилось влияние статутов со второй половины XIX в. Еще в начале XIX в. считалось, что статутное право не должно противоречить принципам общего права, а тем более отменять их. Законы либо декларировали, либо исправляли некоторые нормы общего права. Многие английские юристы и сегодня аналогичным образом оценивают роль статутного права. И действительно, очень часто в статутах дается лишь законодательное воплощение норм, выработанных общим правом. Основные принципы уголовной ответственности по-прежнему устанавливаются нормами общего права, хотя некоторые из них, например принципы, касающиеся сговора и покушения, получили законодательную регламентацию в актах парламента. Как правило, законодательные акты в области уголовного права устанавливают ответственность за конкретные преступления. Очень часто издание статута бывает делом случая, являясь по существу ответом на вопрос, возникший в судебном деле. Например, таким образом появилась в 1976 г. новая формулировка изнасилования, что было связано с рассмотрением дела Моргана и отчетом по данному вопросу, подготовленным комитетом Хейброна.

Что касается развития статутного права на современном этапе, то обращает на себя внимание огромная законопроектная работа, осуществленная Комиссией по реформе права, учрежденной в 1965 г. Эта комиссия подготовила проекты многих законов по различным отраслям права. Помимо этой комиссии разработкой законопроектов занимаются специальные королевские комиссии и Комитет по пересмотру уголовного законодательства, созданный еще до второй мировой войны.

Развитие уголовного законодательства в Англии с конца 1960-х гг., в первую очередь, шло путем издания законов, регулирующих Особенную часть уголовного права. Законы, в которых тем или иным образом затронуты вопросы Общей части, начинают издаваться с середины 1970-х гг. К ним относятся Законы об уголовном праве 1967 и 1977 гг., Закон об уголовно-наказуемом покушении 1981 г., Закон о преступлении (наказания) 1997 г., Закон о преступлении и ином нарушении порядка 1998 г[[8] ].

Следует отметить, что очень часто нормы материального уголовного права содержатся в законах уголовно-процессуального характера. Сюда относятся Закон о компетенции уголовных судов 1973 г., Закон о магистратских судах 1980 г., Законы об уголовной юстиции 1982 г. и 1991 г.[[9] ], Закон о полиции и доказательствах по уголовным делам 1984 г., Закон о полиции 1997 г. и другие акты[[10] ]. Практически нет ни одного законодательного акта, который содержал бы одни материальные или процессуальные нормы, независимо от названия закона он содержит те и другие нормы.

Помимо специальных уголовных законов в Англии издается большое число актов по различным отраслям права, которые содержат нормы уголовно-правового характера, устанавливающие ответственность за конкретные правонарушения. Наряду с современными уголовными законами продолжают существовать и древние законы. Так, по свидетельству такого авторитетного издателя, как лорд Хэлсбери, наиболее древним из действующих уголовных актов является Закон об измене 1351 г[[11] ]. Официально законодательные акты публикуются Королевским издательством в виде издания отдельных актов либо в виде ежегодного собрания парламентских актов.

Действие закона. Если речь идет о территориальном действии закона, то существует презумпция, согласно которой парламентский акт действует на всей территории Соединенного Королевства, если иное не оговорено в самом акте. Часто в законе содержится норма, распространяющая его действие или исключающая из него Шотландию или Северную Ирландию. Иногда действие закона может специально выходить за пределы Соединенного Королевства, хотя в принципе это противоречит вышеназванной презумпции. Что же касается действия закона во времени, то обычно он вступает в силу с того дня, когда было получено королевское одобрение, если в нем самом не указана иная дата. Чаще всего это связано с тем, чтобы дать возможность заинтересованным лицам подготовиться к вступлению закона в силу. Иногда в законе предусмотрено, что он вступит «в день, который будет указан». Этот день может быть назначен «приказом в Совете» или приказом соответствующего министра. Очень часто различные статьи закона вступают в силу в различное время, хотя иногда отдельные статьи закона вообще не вступают в силу. Делегированное же законодательство вступает в силу в момент принятия.

Толкование статута. Следует отметить, что толкованию статутов английское право придает особое значение. Если статут составлен четко и в нем была использована недвусмысленная терминология, то необходимости в судебном толковании, как правило, не требуется. Наличие двусмысленности, возникшей в результате ошибки при подготовке законодательства, либо использование неопределенных формулировок обязательно потребует дальнейшего толкования статута при его применении.

Английские судьи выработали три подхода к толкованию законов. Это - «буквальное» правило, «золотое» правило и правило «исправления зла».

«Буквальное» правило применяется в тех случаях, когда слова, употребленные в законе, не имеют альтернативного значения, т.е. толкуются буквально. Если применение буквального толкования приводит к абсурдному выводу, оно не применяется. В том случае, когда закон составлен таким образом, что могут существовать два или более буквальных толкований, суд применяет то из них, которое будет более последовательным и приведет к логическому результату. Такой подход к толкованию называют «золотым правилом». Кроме того, существует еще один способ толкования закона, который обычно называют правилом «исправления зла». Суть его состоит в том, что когда цель статута - исправление ошибки («исправление зла»), суд должен применять такое толкование, которое в наибольшей степени отвечает указанной цели. Для толкования закон читается полностью, так как отдельные слова часто имеют иное значение, чем слова, использованные в контексте. Суд должен тщательно изучить как подробное, так и краткое название закона. Заголовки разделов и пояснения на полях не являются частью закона и не влияют на сто толкование.

Как отмечается в английской юридической литературе, положения, относящиеся к уголовному праву, толкуются особенно ограничительно. Например, Р. Уолкер в своей известной книге, посвященной английской судебной системе, отмечает, что если статут, устанавливающий уголовную ответственность, содержит двусмысленные или неопределенные выражения, он должен толковаться в пользу индивидуума. Из этого общего правила вытекает презумпция, согласно которой исключается ответственность при отсутствии mens rea (вины), которая по общему праву является обязательным элементом преступления. Однако это правило толкования не применяется, отмечает Уолкер, когда статут недвусмысленно вводит уголовную санкцию, - в данном случае суд обязан применить это наказание, даже если оно кажется ему несправедливым[[12] ].

Делегированное законодательство . Помимо статутов к источникам английского уголовного права относится делегированное законодательство. Как отмечают английские юристы, преимущество делегированного законодательства состоит в том, что оно дает возможность быстро принимать и изменять постановления, не предоставляя их па утверждение парламента. Делегированное законодательство является действительным лишь тогда, когда оно не выходит за рамки полномочий, предоставленных парламентом. Если же делегированный акт признан ultra vires (т.е. выходит за рамки полномочий), то он является недействительным. Высшей формой делегированного законодательства является «приказ в Совете», которым вводятся в действие многие законы. Фактически «приказ в Совете» издается правительством и просто санкционируется Тайным Советом. «Приказы в Совете» и другие делегированные акты публикуются Издательством Ее Величества в сборнике Statutory Instruments.

В уголовных статутах часто содержатся отсылки, предоставляющие Государственному секретарю[[13] ] полномочия, связанные с применением таких актов. Эти полномочия могут, например, касаться исполнения отдельных видов наказаний и т.п. Иногда делегированное полномочие может затрагивать весьма важный вопрос. Так, в Законе о детях и подростках 1969 г.[[14] ] содержится норма, устанавливающая возраст наступления уголовной ответственности с 14 лет (по общему праву уголовная ответственность наступает с 10 лет). Однако в действительности этот параграф может вступить в силу лишь после издания соответствующего приказа Государственного секретаря.

Законодательство Европейского Сообщества . На территории Великобритании законодательство Европейского Сообщества признается в качестве права в силу Закона о Европейских Сообществах 1972 г. Оно не может быть признано разновидностью подзаконных нормативных актов, так как институты сообществ ни в коей мере не подчиняются парламенту Великобритании, и только его отдельные виды могут быть названы делегированными. Большей частью это законодательство касается экономических вопросов, таких как добросовестная конкуренция, таможня, автотранспортное регулирование, сюда относятся и вопросы, связанные с иммиграцией. Такого рода правовые нормы содержатся в договорах, инструкциях, директивах и решениях органов Сообщества. Следует отметить, что влияние права Европейского Сообщества на английское уголовное право минимально и говорить о нем можно, главным образом, когда возникают вопросы, связанные с иностранцами, морским рыболовством и перевозками.

К нормативным актам Европейского Сообщества относятся в первую очередь постановления, издаваемые Советом Министров Европейского Союза или Европейской комиссией, которые применяются повсеместно и имеют «прямое действие». Эти постановления, устанавливающие права и обязанности физических и юридических лиц, подлежат обязательному применению судами государств-членов Сообщества без законодательного закрепления, хотя обычно директивы и решения (Совета или Комиссии) должны быть предварительно одобрены английским парламентом. Недавним примером такого законодательного закрепления является Закон об огнестрельном оружии (Изменения) 1992 г.[[15] ], одобренный после издания Директивы Европейского Совета об опасном оружии. Что же касается директив и решений в области уголовного права, то вряд ли даже те из них, которые отвечают всем установленным требованиям, могут иметь прямое действие без дополнительного законодательного одобрения.

Европейская конвенция по правам человека . Европейская конвенция и Первый протокол к ней не являются частью английского права и, следовательно, они не могут применяться в случае противоречия. Английские судьи вправе интерпретировать английские законы в духе Европейской конвенции по правам человека, по, если они не могут этого сделать, то обязаны применить нормы английского права.

Кодификация . Как уже указывалось, особенность английского уголовного права состоит в отсутствии Уголовного кодекса. Попытки кодифицировать уголовное право Англии и Уэльса имеют давнюю историю. Первые попытки такого рода были предприняты уполномоченными по вопросам уголовного права еще в первой половине XIX века. Ими было подготовлено два законопроекта, охвативших преступления против личности и кражу, которые, хотя и были приняты парламентом в 1853 г., по мнению английских юристов, не принесли большой пользы. В последующие годы также предпринимались шаги, направленные на подготовку Уголовного кодекса Наиболее известным из всех последующих проектов являлся проект Уголовного кодекса Дж.Ф.Стифена, представленный им r парламент в 1878 г. Несмотря на то, что данный проект был отвергнут законодателями, он в дальнейшем послужил моделью для различных кодексов, впоследствии принятых в английских колониях, включая Новую Зеландию, Западную Австралию и Тасманию.

Результатом работы комиссий по подготовке Уголовного кодекса явилось издание в Англии в разные годы большого числа уголовных законов, часть которых полностью состояла из материальных норм, а другая часть включала также и процессуальные нормы. Эти законы являли собой своеобразные кодексы, охватившие определенные области уголовного права. Например, Закон о преступлениях против личности 1861 г. (с последующими изменениями) предусмотрел ответственность за противоправное поведение, направленное против личности, и, помимо норм о наказаниях за простое и тяжкое убийство, ввел уголовную ответственность за тяжкие телесные повреждения, отравление, нападение, похищение ребенка, двоеженство и незаконный аборт. Законом о краже 1968 г.[[16] ] и Законом об уголовно наказуемом причинении вреда 1971 г.[[17] ] была установлена ответственность за ряд преступлений против собственности.

Начиная с 1981 г. в Англии развернулась работа над очередным проектом Уголовного кодекса, который в 1984 г. был представлен на обсуждение специалистов [[18] ], а в 1989 г. после доработки был направлен лорду-канцлеру. В его Общей части учтены нормы и статутного, и прецедентного права, регулирующие ныне соответствующие правовые институты. Сознавая сложность принятия парламентом Уголовного кодекса в целом, Комиссия по реформе права в целях облегчения процесса кодификации предложила провести через парламент ряд более мелких законопроектов по отдельным проблемам уголовного права. В 1993 г. Комиссия опубликовала отчет о преступлениях против личности (за исключением убийства) и проект Закона об уголовном праве, в котором предлагалось реализовать часть предложений по указанном проблеме. В июле 1997 г. новое правительство лейбористов объявило о своем одобрении концепции поэтапной реформы и в феврале 1998 г. был опубликован правительственный документ, содержавший проект Закона о преступлениях против личности.

Источники уголовного права США

В США нет единой, общенациональной уголовно-правовой системы, что обусловлено особенностями американского федерализма. В стране действуют 53 самостоятельные системы -50 штатов, федеральная, Округа Колумбия, где расположена столица, и «свободно присоединившегося государства» Пуэрто-Рико. Это породило такое характерное для США явление, как правовой дуализм, означающий, что на территории каждого штата действует право данного штата, а при определенных условиях - право федеральное.

Основными источниками уголовного права США являются общее или прецедентное право и статутное право, т.е. законодательство. Но поскольку к настоящему времени не осталось ни одного штата, где уголовная репрессия опиралась бы в основном на нормы общего права, а статутное право выступало бы в качестве дополнения к нему, и «все штаты стремятся к тому, чтобы сделать статутное право всеохватывающим»[[19] ], есть смысл начать рассмотрение источников уголовного права с законодательства.

Источниками федерального уголовного законодательства являются: Конституция США 1787 г., акты Конгресса, подзаконные акты, а также нормы международного уголовного права, в незначительной степени - право индейских племен.

Конституция США не позволяет четко разграничить компетенцию федерации и штатов в области уголовного законодательства. В разделе 8 ст. 1 после перечисления вопросов, по которым «Конгресс имеет право» принимать решения (в частности, устанавливать наказания за подделку государственных ценных бумаг, определять и карать морской разбой и пр.), отмечается, что он также может «издавать все законы, которые будут необходимы для осуществления как вышеуказанных прав, так и всех других прав, которыми настоящая Конституция наделяет Правительство Соединенных Штатов, его Департаменты и должностных лиц». Вероятно, это конституционное положение послужило основанием для чрезвычайно интенсивного развития федерального уголовного законодательства: первоначально на федеральном уровне было всего лишь несколько уголовных законов, основная их часть была принята в штатах. Конституция США содержит ряд положений либо непосредственно уголовно-правового характера, либо имеющих отношение к уголовному праву. Среди них такие, например, как запрет на издание законов, имеющих обратную силу, на применение жестоких и необычных наказаний, на лишение жизни, свободы и собственности без законного судебного разбирательства и другие. В Конституции (раздел 3 ст. 111) даже закреплено определение такого преступления, как измена.

В США нет федерального уголовного кодекса в его общепринятом понимании.

Актом Конгресса от 25 июня 1948 г. основная масса ранее действовавшего законодательства была, как сказано в нем, «пересмотрена, кодифицирована» и включена в форме закона в раздел 18 Свода законов США «Преступления и уголовный процесс». Часть 1 этого раздела («Преступления») насчитывает 86 глав, хотя номер последней главы - 123: остальные главы пропущены. Формально она не имеет ни Общей ни Особенной части. Фактически же первая глава («Общие положения») - мини-Общая часть, так как она состоит всего лишь из 22 статей, большинство из которых содержат определения используемых в указанном разделе терминов. Кроме того, три статьи (§ 2, 3 и 4) посвящены институту соучастия, а одна (§ 17) - невменяемости. Остальные главы расположены в алфавитном порядке. Поэтому в начале оказались статьи об ответственности за посягательства на животных и растения (гл. 3), в середине - об убийстве (гл. 51), а в конце - об ответственности за терроризм (гл. 113 В), измену (гл. 115) и военные преступления (гл. 118).

Однако далеко не все уголовно-правовые нормы, даже общего характера, собраны в ч. 1 раздела 18 Свода законов. Есть они в части II этого раздела, где рассматриваются вопросы наказаний (пробации, штрафа и тюремного заключения - гл. 227, а также смертной казни -гл. 228), разбросаны почти по всем остальным 49 разделам Свода законов США. Их около 3000. Столь огромное количество уголовно-правовых положений - результат казуистики, описательного характера норм, наличия устаревших и даже архаичных положений и в целом -неупорядоченности законодательства. Так, например, насчитывалось более 130 статей, относящихся к краже и мошенничеству, около 90 -к подделке и подлогу и т.п. Более 70 терминов используется при описании субъективной стороны преступления, что явилось следствием, в значительной степени, отсутствия общего определения вины и ее форм. Отмеченные и другие недостатки федерального уголовного законодательства дали основание американским ученым подвергать его уничтожающей критике. Одни (Браун и Шварц) говорят, что оно находится в «хаотичном состоянии», другие (Зиглер) - что оно является «фактически непригодным для использования и, несомненно, несправедливым». Конечно, такое состояние законодательства не могло не вызвать озабоченности властей. Было предпринято несколько попыток его реформирования, но все они оказались безуспешными[[20] ].

Однако было сделано несколько важных шагов на пути его реформирования. В 1984 г. администрация Р. Рейгана провела через Конгресс так называемый Комплексный закон о контроле над преступностью, который в духе жесткой уголовной политики предусматривает меры борьбы с опасными преступниками и рецидивистами, регулирует другие вопросы. Часть этого закона - Закон о реформе наказаний, на основании которого была создана Комиссия по наказаниям. Она разработала «Основные направления по назначению наказаний», опубликованные в форме Руководств, которые были призваны устранить разнобой в назначении наказаний за федеральные преступления[[21] ]. В 1994 г. был принят закон о борьбе с насильственной преступностью, который газетой «Нью-Йорк Тайме» охарактеризован как самый репрессивный в современной истории США: он увеличил число случаев применения смертной казни до 60.

Большую роль в регулировании уголовно-правовых отношений на федеральном уровне играют подзаконные акты, издаваемые Президентом, министерствами и ведомствами федерального правительства. Как правило, эти акты детализируют, конкретизируют нормы федеральных законов. Но иногда и сами они устанавливают уголовную ответственность за те или иные деяния. Так, согласно исполнительному приказу президента Р. Рейгана 1986 г., изданному в рамках реализации экономических санкций против Ливии, те американцы, которые не покинули территорию этой страны к указанному сроку, могли быть подвергнуты тюремному заключению сроком до 10 лет и штрафу в размере до 50 тыс. долл. Говоря о значении подзаконных актов (федеральных и штатов), американские профессора Прайс и Битнер отмечают, что «они оказывают более непосредственное влияние на жизнь большинства из нас, чем законы, принимаемые коллегиально».

Действие федерального уголовного законодательства является ограниченным. Во-первых, оно применяется в случае совершения преступлений с так называемым «федеральным элементом»: в отношении федеральных должностных лиц (например, убийство, причинение телесных повреждений, воспрепятствование исполнению служебных обязанностей) или ими в связи с исполнением своих служебных обязанностей (например, взяточничество и хищение); за преступления, затрагивающие интересы нескольких штатов (например, похищение автомобилей и перегон их из одного штата в другой или сбыт наркотиков); за посягательства против федеральных учреждений и служб (например, почты) либо Соединенных Штатов в целом (измена, шпионаж и др.). Во-вторых, оно применяется в случае совершения любого преступления, но совершенного на территориях федерального значения: национальные парки, заповедники, суда, плавающие под американским флагом в открытом море, а также находящиеся в полете в воздушном пространстве над открытым морем, военные объекты и др. Если на этих территориях совершается посягательство, которое федеральным законодательством не предусматривается, то по аналогии применяется право штата, где такие территории расположены (§ 13 раздела 18 Свода законов).

Основными источниками уголовного законодательства штатов являются: Конституция США, конституции штатов, уголовные законы, прежде всего уголовные кодексы, и подзаконные акты.

Ни один нормативный акт, издаваемый в штатах, не может противоречить Федеральной конституции. Применительно к уголовному праву конституции штатов имеют как сходство с нею, так и отличия от нее. Общее состоит в том, что они, как правило, закрепляют вышеперечисленные положения Конституции страны. Отличия заключаются в том, что они содержат либо более детальную их регламентацию, либо положения, которых в ней нет. Например, в конституции штата Орегон (§ 37 ст. 1) запрет налагать жестокие и необычные наказания дополнен указанием о том, что тяжкое убийство карается смертной казнью, если только присяжные не выскажутся за пожизненное тюремное заключение. Вообще в конституциях штатов вопросам наказания уделяется большое внимание. Это касается целей наказания, видов приговоров и способов их приведения в исполнение. Например, в конституции Аризоны сказано, что смертная казнь должна приводиться в исполнение с использованием удушающего газа. Однако в конституциях некоторых штатов можно встретить положения более общего характера, причем весьма важные. Например, конституция Огайо запрещает привлекать к ответственности и наказывать за одно и то же преступление дважды (§ 10), а также выдавать лицо за преступление, совершенное в этом штате (§ 12).

Состояние современного уголовного законодательства штатов трудно понять без хотя бы небольшого экскурса в его историю.

Лет 35 тому назад оно представляло собой картину весьма неприглядную. Считалось, что каждый или почти каждый штат имеет свой кодекс. Однако в большинстве случаев он был таковым лишь по названию, ибо состоял из принятых в разное время актов или норм, нередко расположенных в алфавитном порядке. Законодательство штатов, принятое в разное время, испытавшее влияние различных школ и направлений в карательной политике и доктрине уголовного права, а также социально-экономических и политических условий, отличалось друг от друга по всем основным параметрам: по структуре, по кругу уголовно наказуемых деяний, по регулированию вопросов общей и особенной части, по санкциям за сходные или одинаковые преступления. Так, кровосмешение в Калифорнии каралось лишением свободы сроком до 50 лет, а в Пенсильвании - до 5, гомосексуализм в одном штате можно было наказывать пожизненным тюремным заключением, а в другом - штрафом.

Реформа уголовного права назревала. Толчком к ее проведению стала деятельность весьма представительной комиссии Института американского права[[22] ], а в еще большей степени - подготовка ею и опубликование в 1962 г. окончательного 13-го варианта проекта Примерного уголовного кодекса. Он был разработан на основе тщательного анализа и обобщения норм статутного и общего права с учетом уголовно-правовой доктрины[[23] ]. По словам одного из его разработчиков профессора Шварца, Примерный УК «является приглашением к правовой реформе, а не догматическим утверждением «единственно правильного» разрешения трудных проблем уголовного права. Кодекс был задуман как «примерный», а не «единый», который принимался бы в идентичных формулировках везде»[[24] ]. Структура Примерного уголовного кодекса проста. Он состоит из четырех частей. Первая - «Общие положения», т.е. его Общая часть. Она имеет 7 разделов, включающих в себя 76 статей. Там рассмотрены такие вопросы и институты уголовного права как-то: толкование уголовного закона, его действие во времени и пространстве, понятие преступления, основание уголовной ответственности и обстоятельства, исключающие и смягчающие ее, стадии преступления (неоконченные посягательства), наказание (особенно подробно - порядок его назначения) и др.

Вторая часть кодекса - «Определение конкретных преступлений» -его Особенная часть. Она состоит из шести титулов: 1. Посягательства на существование или безопасность государства; 2. Посягательства, представляющие опасность для личности; 3. Посягательства на имущество; 4. Посягательства против семьи; 5. Посягательства против публичной администрации и 6. Посягательства на публичный порядок и благопристойность. Титулы (кроме первого) имеют разделы, всего - 16, которые включают в себя 107 статей. В целом структура Особенной части представляется довольно удачной: сгруппированный по объектам посягательства материал расположен по убывающей степени опасности преступлений. Однако в этой части Примерного уголовного кодекса имеются существенные пробелы. Во-первых, остался незаполненным ее первый титул. Это объяснялось тем, что установление ответственности за государственные преступления - компетенция федеральных властей. Однако, думается, главная причина состояла в том, что комиссия отметила как бы между прочим в своем примечании: «Определение посягательств на существование и безопасность государства неизбежно испытывает влияние специальных политических соображений»[25[25] ]. А между тем разработка и включение в Примерный УК составов государственных преступлений могли бы оказаться полезными хотя бы потому, что при подготовке проекта федерального уголовного кодекса его разработчики во многом ориентировались на этот документ. Во-вторых, в кодексе отсутствуют составы весьма распространенных США преступлений, связанных с наркотиками, азартными играми, налогами и др. Это объяснялось трудностью их «моделирования», вызванной особенностями административной и судебной систем штатов, сложностью и многообразием существующего нормативного материала[[26] ].

Третья часть кодекса - «Воздействие и исправление» - по преимуществу, а четвертая - «Организация исправительных учреждений» - полностью относятся к пенитенциарному праву.

Не вдаваясь в анализ Примерного УК (в нашей юридической литературе ему в свое время уделялось довольно много внимания[[27] ]), хотелось бы отметить некоторые его основные черты, которые можно отнести к его достоинствам. Во-первых, по своей структуре и в какой-то степени по содержанию он обнаруживает известное сходство с уголовными кодексами континентальной системы права. Во-вторых, в Примерном УК общее право не является источником уголовного права, во всяком случае прямым: «Никакое поведение не составляет посягательства, если оно не является преступлением или нарушением по настоящему кодексу или иному статуту данного штата» (п. 1 ст. 1.05). В-третьих, в кодексе обнаруживается определенный отказ от старых, архаичных доктрин, стремление к введению единой уголовно-правовой терминологии, более или менее единообразного регулирования вопросов и институтов уголовного права. Вместе с тем Примерный УК не свободен от недостатков. Кроме тех, которые упоминались выше, можно отметить следующие. Отдельные вопросы изложены слишком теоретически и детально, например, правомерное применение насилия описывается на страницах (или вообще неудачно, (например, причинная связь - ст. 2.03),что затрудняет использование материала в законодательной практике без его дополнительной переработки, нередко существенной. В кодексе сохранен институт «строгой ответственности» (ст. 2.05), к которому большинство американских юристов-теоретиков относится критически. «Наказывать поведение без установления психического состояния (вины - И.К.) исполнителя и неэффективно, и несправедливо», - пишет Г. Пэкср[[28] ].

На симпозиуме, посвященном 25-летию Примерного УК, отмечались и многие другие его недостатки. В частности, речь шла о несовершенстве системы назначения наказаний: широко сформулированные определения позволяют судьям при вынесении приговора учитывать слишком широкий круг различных факторов, что приводит к большим различиям в наказаниях за одни

и те же преступления[[29] ]. Однако, по мнению Р. Сингера, говорить об имеющихся в кодексе недочетах и погрешностях стало возможным только благодаря «коренному достижению кодекса, а именно тому, что он привнес единообразие и убедительность в хаос общего права и в его развитие в этой стране»[[30] ]. Из сказанного ясно, что принятие кодекса не повлекло, да и не могло повлечь полного упразднения общего права, но сфера его действия была сужена, роль стала более специфической. Кроме того, «кодекс дал юристам в масштабе всей страны общий язык и единое понимание» уголовно-правовых вопросов[[31] ]. Одним из первых и в наибольшей степени на «приглашение» откликнулся Законодатель штата Нью-Йорк. Принятый там в 1965 г. УК (вступил в силу в 1967 г.) испытал большое влияние Примерного уголовного кодекса, вместе с которым оказал воздействие на реформирование уголовного права во всеамериканском масштабе. Новый УК Нью-Йорка, в отличие от УК 1881 г. (в ред. 1909 г.), более компактный: насчитывает немногим более 400 параграфов, т.е. почти в 5 раз меньше. Он имеет четкую и простую структуру, состоит из четырех частей: 1. Общие положения; 2. Наказания; 3. Конкретные посягательства и 4. Административные положения. Собственно УК - это три первые части, хотя в последние годы отдельные уголовно-правовые положения были включены и в четвертую часть, например, об ответственности за «отмывание» денег (§ 470.00-470.20). Формально материал кодекса на Общую и Особенную части не подразделяется, что вообще характерно для американского уголовного права. Но, по существу, такое деление есть: части 1 и 2, включающие в себя 76 параграфов - Общая часть, а часть 3 - Особенная. Материал расположен не в алфавитном, как в старом УК, а в предметно-логическом порядке.

К настоящему времени реформа уголовного права проведена в большинстве штатов страны: по разным источникам, в 33-37 штатах были приняты и вступили в силу новые уголовные кодексы. Конечно, не все они - результат коренного пересмотра уголовного права в духе рекомендаций Примерного УК[[32] ]. В некоторых штатах ограничились «косметическим ремонтом» с сохранением подчас довольно широких сегментов общего права. По-прежнему в законодательстве штатов сохраняются различия, нередко значительные: например, нет двух кодексов, структуры которых совпадали или были бы исходными. Реформу уголовного законодательства штатов нельзя считать завершенной, но сделан значительный шаг в направлении его упорядочения[[33] ]. В системе права штата уголовный кодекс чаще всего представлен в виде главы или раздела его Свода законов. Так, УК штата Нью-Йорк -это гл. 40, УК штата Иллинойс - гл. 38, а УК штата Огайо - раздел 29, УК Кентукки - 50. Не все уголовно-правовые нормы в штатах кодифицированы, многие из них можно обнаружить в других главах или разделах сводов законов, а также в отдельных законах.

Широко распространенной в штатах является практика регулирования уголовно-правовых отношений при помощи подзаконных актов. Причем такие акты издаются не только высшими органами исполнительной власти, прежде всего губернаторами, но и местными органами власти - в городах и округах. В последних издаются акты, которыми не только конкретизируются, адаптируются к местным условиям нормы законов, но нередко и самостоятельно предусматривается уголовная ответственность, иногда в довольно высоких пределах. Такая практика базируется на соответствующих законодательных положениях. Так, например, в п. 1 § 10.00 УК штата Нью-Йорк сказано, что уголовно наказуемое деяние - это поведение, запрещенное под страхом наказания «любой нормой права данного штата,... местным правом,... любым приказом, правилом или инструкцией, которые были приняты каким-либо правительственным учреждением...».

Наряду с законодательством источником уголовного права США является общее право. Первоначально и еще длительное время в его основе лежало английское уголовное право. В дальнейшем оно развивалось все более самостоятельно, становилось все более «американским», хотя и до сих пор заметна его связь с английским правом, особенно с доктриной. По сравнению с английским американское общее право имеет ряд отличий[[34] ]. В большинстве штатов в силу существующих там запретов — судебных (как, например, в штате Нью-Йорк), а чаще законодательных (например, в штате Огайо - § 2901.03 УК или в штате Кентукки -ст. 500.020 УК) - наказывать по нормам общего права нельзя. На такое решение вопроса, во всяком случае в некоторых штатах, подвигла позиция Примерного УК: «Никакое поведение не составляет посягательства, если оно не является преступлением или нарушением по настоящему кодексу или иному статуту данного штата» (п. 1 ст. 1. 05). С другой стороны, даже в принятое новое уголовное законодательство таких штатов, как Нью-Мексико, Вашингтон и Вирджиния, включены специальные положения о сохранении общего права. В наиболее широких пределах это, по-видимому, допускается УК Флориды (§ 775.01), где сказано, что общее право «действует в данном штате без каких-либо ограничений». В этих и некоторых других штатах суды не только осуществляют уголовную репрессию по нормам общего права, но и определяют новые преступления, т.е. занимаются прямым нормотворчеством, подменяя собой законодательные органы. В связи с этим можно констатировать, что в США, также как в Англии, не действует в полном объеме принцип «Nullum crimen, nulla poena sine lege».

В большинстве же штатов, где преступления общего права упразднены, законодательство содержит разного рода оговорки, дополнения или исключения, по существу позволяющие считать общее право источником уголовного права. Так, например, в ст. 939.10 УК штата Висконсин наряду с положением об отмене преступлений общего права указывается, что правила общего права, не противоречащие уголовному кодексу, сохраняются. Чаще всего оговорки касаются таких вопросов, как обстоятельства, исключающие уголовную ответственность (самооборона, принуждение, крайняя необходимость), возраст уголовной ответственности, невменяемость. Но даже в штатах, законодательство которых не содержит никаких оговорок, судьи для уяснения используемых в нем терминов (тяжкое или простое убийство, ограбление, нападение, изнасилование и др.) вынуждены прибегать к соответствующим положениям общего права. Другими словами, оно широко применяется для истолкования и практического применения уголовного законодательства, в частности, для определения признаков конкретных преступлений, лишь названных, но не раскрытых в нем[[35] ].

На федеральном уровне, также как в большинстве штатов, карать за преступления, не предусмотренные законодательством, судам запрещено. Впервые это было сделано еще в 1812 г. Верховным судом страны, который постановил: «Прежде чем какое-либо деяние может быть наказуемо как преступление против Соединенных Штатов, Конгресс должен его определить, установить наказание и указать суд, юрисдикции которого оно подлежит»[[36] ]. Однако это не значит, что там нет федерального общего права. Осуществляя толкование законодательства, восполняя его пробелы, исправляя другие недостатки, федеральные суды по существу занимаются правотворчеством. Особенно велика в этом роль Верховного суда США, решения которого по соответствующим вопросам обязательны для всех судов страны. Характеризуя ее, бывший его председатель Э. Уоррен сказал: «Я думаю, что никто не может оставаться честным, утверждая, что суд не создает права. Он не создает его сознательно, он не намеревается узурпировать роль Конгресса, но делает это в связи с самим существом нашей работы... Мы создаем право, и иначе быть не может»[[37] ].

Важнейшим объектом воздействия со стороны Верховного суда была и остается Конституция США. Считающаяся самой стабильной в современном мире формально, она по существу, фактически в значительной степени представляет собой результат деятельности судебной власти[[38] ]. Еще в начале XIX в. один из идеологов американской революции Т. Джефферсон говорил, что «Конституция - это всего-навсего восковая игрушка в руках судей, которой они могут играть по своему усмотрению»[[39] ]. Давая толкования тех или иных положений Конституции, иногда прямо противоположные, нередко Верховный суд оказывает большое влияние на уголовную политику в стране. Так, в 1972 г., рассмотрев апелляцию по делу Фурмэна, он постановил, что вынесение смертного приговора (смертная казнь) представляет собой жестокое и необычное наказание, противоречащее VIII и XIV поправкам к Конституции, а в 1976 г., в связи с рассмотрением дела Грегга, решил, что «смертная казнь сама по себе не составляет нарушения Конституции»[[40] ]. Известно, что Верховный суд США, по существу присвоив себе право осуществления так называемого «судебного конституционного контроля» (так как оно не вытекает ни из Конституции, ни из обычного понимания судебной власти), может, признав неконституционным любой акт Конгресса или легислатур штатов, лишить его юридической защиты. И такое нередко происходило на практике, в том числе с уголовными законами.

В США нет единого общего права. На территории каждого штата силу обязательного судебного прецедента имеют решения, вынесенные федеральными судами всех инстанций и верховным судом этого штата; решения судебных органов других штатов имеют лишь силу «убеждающего прецедента». Хотя в последние десятилетия предпринимаются попытки сближения и норм общего права отдельных штатов[[41] ]. В США существовали различные взгляды на проблему пределов судебного толкования. Раньше всех появилась доктрина точного толкования (strict construction), направленная на ограничение сферы применения уголовно-правовых норм. Со временем, особенно в начале XX в., когда у господствующего класса возникла потребность в значительном расширении прав исполнительной власти, прежде всего в области экономики, наметился существенный отход от этой доктрины. На смену ей приходит доктрина расширительного толкования, позволявшая усилить уголовную репрессию или даже распространить ее на новые области. Отмечается, например, что закон Смита, принятый в 1940 г. в целях борьбы с гитлеровской агентурой, путем расширительного истолкования был распространен (кстати, вопреки конституционным положениям) на участников коммунистического движения[[42] ]. Однако под влиянием сильной критики того судебного произвола, который, по существу, творился под прикрытием и при помощи этого толкования, сначала в Англии, а затем и в США появляется доктрина правильного, беспристрастного или нормального толкования. Появившаяся как компромисс к двум первым доктринам, она в действительности оказалась лишь завуалированным вариантом второй. Эта, третья доктрина вскоре после ее появления получает даже законодательное закрепление. Примерами этого могут служить положения, содержащиеся в § 4 УК штата Калифорния, а также в § 5.00 УК штата Нью-Йорк, где сказано: «Общее правило о том, что уголовный закон подлежит строгому толкованию, не применяется в отношении настоящей главы (представляющей собой УК), но положения, содержащиеся в ней, должны толковаться в соответствии с ясным смыслом их терминов, имея в виду упрочение правосудия и достижение целей права». В заключение следует отметить, что источником уголовного права CIJJA также являются заключенные ими договоры (раздел 2 ст. III и ст. VI Конституции). Так, например, только при наличии соглашения об экстрадиции, заключенного США с соответствующим государством, возможна выдача лица, совершившего предусмотренное федеральным законодательством международное преступление (пиратство, угон самолета, незаконная торговля наркотиками и др.)[[43] ].

В весьма ограниченных пределах источником уголовного права США является право индейских племен (§ 1152 раздела 18 Свода законов).

Заключение

В Англии 2 основные источника уголовного права: общее и статутное право. Уголовно-правовая доктрина играет дополнительную роль. Большая часть вопросов регулируется статутным правом.

Общее право – это совокупность прецедентов, т.е. решений вышестоящих судов, обязательных для нижестоящих по делам со сходным фактическим составом.

Статутное право - это законы и подзаконные акты. В Англии нет Конституции в писанном виде. Есть ряд конституционных актов, которые в совокупности и составляют не писанную Конституцию.

Американская правовая система возникла на основе английской.

Бывшие владения Англии, первые 13 американских колоний, прямо заимствовали принципы общего права. Так, постепенно, по мере расширения территории США, сфера их применения распространялась на новые штаты, и на те, которые ранее принадлежали другим государствам. Для американской правовой системы характерно сочетание норм общего и статутного права. Американская система формировалась в условиях федерализма.

К источникам уголовного права штатов относятся: Конституция США, Конституции штатов, уголовное законодательство штатов, подзаконные акты, издаваемые властями.

Список использованной литературы

1 История права: Англия и Россия. - М , 1990 С. 165.

2 Кросс Р. Прецедент в английском праве. -- М., 1985. С. 26

3 Р. Уолкер. Английская судебная система. М., 1980. С. 136.

4 Никифоров Б.С., Решетников Ф.М. Современное американское уголовное право. -М.,1990. С. 10.

5 Уголовное право зарубежных стран. Вып. 1. Источники уголовного права. - М., 1971. С. 93.

6 Решетников Ф.М. Правовые системы стран мира: Справочник. - М., 1993. С. 177.


[1] Offences Against the Person Act 1860 (12 Statutes 87)

[2] Knuller (Publishing, Printing and Promotions) Ltd v DPP [1973] AC 435, [1972] 2 All ER 898, HL

[3] История права: Англия и Россия. - М , 1990 С. 165

[4] Для описания судебных решений первоначально использовалась латынь, а затем французский язык. Юридические трактаты и статуты также вначале писались на латыни и французском языке, однако в статутах с 1483 г. французский язык был заменен английским

[5] Кросс Р. Прецедент в английском праве. -- М., 1985. С. 26

[6] Kenny. Outlines of Criminal Law, 1965; Card, Cross and Jones. Introduction to Criminal Law, 1998; Smith and Hogan. Criminal Law, 1996, Glanville Williams. Criminal Law: The General Part, 1961

[7] Кросс Р. Указ. соч. С. 11

[8] Criminal Law Act 1967 (12 Statutes 238); Criminal Law Act 1977(12 Statutes 693); Criminal Attempts Act 1981 (12 Statutes 788); Crime ( Sentences) 1997.C. 53, Crime and Disorder Act 1998. C. 37 (с учетом содержания закона употребляемый в его названии и тексте термин «disorder» переведен как «иное нарушение общественного порядка» (прим. автора)

[9] Иногда этот и другие одноименные законы в нашей юридической литературе именуются законами об уголовном правосудии. (Прим. отв. ред.)

[10] Powers of Criminal Courts Act 1973. С. 62; Magistrates Courts Act 1982 (27 Statutes 143);CrimmalJusticeAct 1982. C. 48; CriminalJustice Act 1991 (12 Statutes 1484); Police and Criminal Evidence Act 1984 (12 Statutes 845; 17 Statutes 220); Police Act 1997. C. 50

[11] Treason Act 1351 (12 Statutes 21)

[12] Р. Уолкер. Английская судебная система. М., 1980. С. 136

[13] Речь идет о министре внутренних дел, однако в текстах законов используется термин «State Secretary», т.е. Государственный секретарь

[14] Children and Young Persons Act 1969. С. 54

[15] Firearms Act (Amendment) 1992 (12 Statutes 1293)

[16] Theft Act 1968 (12 Statutes 501)

[17] Criminal Damage Act 1971 (12 Statutes 548)

[18] Criminal Law. Codification of the Criminal Law. A Report to the Law Commission. (Law Com. N 143), L, HMSO, 1985

[19] Никифоров Б.С., Решетников Ф.М. Современное американское уголовное право. -М.,1990. С. 10

[20] О попытках реформирования федерального уголовного законодательства. См.: Никифоров, B.C., Решетников Ф.М. Указ. соч. С. 18

[21] Подробнее см.: Козочкин И.Д. Цели наказания и их реализация в правоприменительной практике США // Проблемы наказания по законодательству России и зарубежных стран. - М.,1999. С. 18

[22] Комиссия была создана в 1951 г., а начиная с 1953 г. начала публиковать материалы своей работы, таким образом как бы побуждая штаты ориентироваться на эти материалы. Отмечается, что это оказало, например, влияние на разработку УК штата Висконсин

[23] Довольно подробный анализ этого документа дан Б.С. Никифоровым в предисловии к его переводу// Примерный уголовный кодекс США. - М., 1969

[24] Уголовное право зарубежных стран. Вып. 1. Источники уголовного права. - М., 1971. С. 93

[25] The American law institute. Model Penal Code. Proposed official draft. Phil. 1962. P.123

[26] Lbid. P. 241

[27] Те или иные аспекты Примерного УК затрагивались в работах К.Ф. Гуценко, Ф.М. Решетникова, Н.В. Лясс и других авторов, но наиболее полный анализ дан Б.С. Никифоровым в предисловии к тексту кодекса в кн.: Примерный уголовный кодекс (США). - М., 1969

[28] Packer H. Mens rea and the Supreme Court // The Supreme Court Review, 1962. P. 107,109

[29] Symposium: the 25th anniversary of the Model Penal Code // Rutgers Law Journal. V. 19. 1988. № 3. P. 887

[30] Ibid. P. 520

[31] Ibid

[32] Поскольку некоторые вопросы в Примерном УК были изложены слишком теоретически, штаты также ориентировались на УК штата Нью-Йорк и проекты федерального УК, прежде всего «исследовательский» проект. Козочкин И.Д. Реформа американского уголовного права // Государство и право. 1993. № 9. С. 142-151

[33] Козочкин И.Д. 35-летие Примерного уголовного кодекса - годы успехов и неудач в реформировании американского уголовного права // Государство и право. 1998. № 12. С. 82

[34] Подробнее см.: Козочкин И.Д. Роль судебной практики в регулировании уголовно-правовых отношений в США // Концепция правового государства и уголовное право. - М., 1993. С. 76-91

[35] Решетников Ф.М. Правовые системы стран мира: Справочник. - М., 1993. С. 177

[36] См.: Преступление и наказание в Англии, США, Франции, ФРГ, Японии. Общая часть уголовного права. - М., 1991. С. 132

[37] См.: Козочкин И.Д. Роль судебной практики в регулировании уголовно-правовых отношений в США. С. 84

[38] Мишин АЛ. Государственное право США. - М., 1976. С. 32

[39] Цит по: Уголовное право буржуазных стран. Общая часть / Под ред. А.Н. Игнатова и И.Д. Козочкина. - М., 1990. С. 47

[40] Там же. С. 55

[41] Решетников Ф.М. Указ. соч. С. 169, 171

[42] См.: Гуценко К.Ф. Уголовная юстиция США. - М., 1979. С. 85

[43] По состоянию на начало 1997 г. США имели соглашения о выдаче со 104 государствами. С Россией договора о выдаче нет. См.: Federal Criminal Code and Rules. - St. Paul (Minn),1997. P. 971-972

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий