регистрация / вход

Толкование международных договоров и его виды

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ БУРЯТСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ЮРИДИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ Кафедра конституционного и международного права

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

БУРЯТСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

ЮРИДИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ

Кафедра конституционного и международного права

«ТОЛКОВАНИЕ МЕЖДУНАРОДНЫХ ДОГОВОРОВ

И ЕГО ВИДЫ»

(контрольная работа по дисциплине «Международное право»)

Выполнила : студентка

гр.12581 Жамбалова Е.Ц-Е.

Проверил :

Цыреторов С.В.

Улан-Удэ

2010

Содержание

Введение…………………………………………………………………2

Общая часть……………………………………………………………...3

1.1. Понятие международного договора……………………………..3

1.2. Толкование международных договоров………………………...3

1.3. Толкование международных коммерческих договоров……….10

1.4. Виды международных договоров……………………………….11

Заключение………………………………………………………………13

Список использованной литературы…………………………………...14

Список использованных нормативно-правовых актов……………….15

Введение

Конституция Российской Федерации в ч. 4 ст. 15 закрепляет, что общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Более того, если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора[1] . Таким образом, в главе 1 «Основы конституционного строя», которая не может быть пересмотрена Федеральным Собранием Российской Федерации, четко закрепляется примат международного права над национальным.

Общая часть

1.1. Понятие международного договора.

Согласно Венской конвенции о праве международных договоров от 23 мая 1969 г. «договор» означает международное соглашение, заключенное между государствами в письменной форме и регулируемое международным правом, независимо от того, содержится ли такое соглашение в одном документе, в двух или нескольких связанных между собой документах, а также независимо от его конкретного наименования[2] .

Федеральный Закон от 6 октября 1999 г. № 101-ФЗ «О международных договорах Российской Федерации» обозначает «международный договор Российской Федерации» как международное соглашение, заключенное Российской Федерацией с иностранным государством (или государствами), с международной организацией либо с иным образованием, обладающим правом заключать международные договоры (далее - иное образование), в письменной форме и регулируемое международным правом, независимо от того, содержится такое соглашение в одном документе или в нескольких связанных между собой документах, а также независимо от его конкретного наименования[3] .

1.2. Толкование международных договоров

Согласно ст. 431 Гражданского Кодекса Российской Федерации № 51-ФЗ от 30.11.2010 г. при толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений. Буквальное значение условия договора в случае его неясности устанавливается путем сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом.

Если правила, содержащиеся в части первой настоящей статьи, не позволяют определить содержание договора, должна быть выяснена действительная общая воля сторон с учетом цели договора. При этом принимаются во внимание все соответствующие обстоятельства, включая предшествующие договору переговоры и переписку, практику, установившуюся во взаимных отношениях сторон, обычаи делового оборота, последующее поведение сторон[4] .

Следует отметить, что международные договоры имеют некоторую особенность толкования. Оно осуществляется в соответствии с Венской конвенцией о праве международных договоров от 23 мая 1969 г. (ст. ст. 31 - 33 разд. 3). Согласно п. «b» ч. 3 ст. 31 Венской конвенции при толковании международного договора наряду с его контекстом должна учитываться последующая практика применения договора, которая устанавливает соглашение участников относительно его толкования.

Толкование международных договоров – это выяснение действительного их смысла и содержания. Применение договора невозможно без уяснения действительного содержания его положений применительно к конкретным условиям.

Любой международный договор должен толковаться добросовестно. Это означает, в соответствии с Венской конвенцией 1969 г., что терминам, используемым в договоре, следует придавать обычное значение в их контексте и в свете объекта и целей договора. Толковаться текст договора должен в сочетании с преамбулой и приложениями, а также с любым соглашением, относящимся к договору. При этом во внимание принимается любой документ, составленный одним или несколькими участниками в качестве документа, относящегося к договору. При толковании учитываются любое последующее соглашение относительно толкования применения договора, последующая практика применения договора и любые нормы международного права, которые применяются между участниками. Используемому в договоре термину может придаваться специальное значение, если участники имели такое намерение.

В качестве дополнительных средств толкования могут использоваться подготовительные материалы и обстоятельства заключения договора только в том случае, если толкование приводит к неясным или двусмысленным выводам либо к результатам, которые являются явно абсурдными или неразумными.

Если толкование осуществляется самими участниками договора, то такое толкование называется аутентичным, поскольку этот вид толкования базируется на соглашении участников и поэтому обладает наивысшей юридической силой. Аутентичное толкование осуществляется в форме обмена нотами, протокола и т.д.

Наряду с аутентичным толкованием широко используется так называемое международное толкование, которое осуществляется международными органами. Эта форма толкования может быть предусмотрена в самом договоре. В качестве органов, занимающихся международным толкованием международных договоров, могут выступать Международный суд ООН, различные комиссии и т.д.

Толкование также осуществляется при помощи специальных способов (приемов), к которым относятся грамматическое (словесное), логическое, историческое и систематическое толкование договоров.

Грамматическое (словесное) толкование означает уяснение значения отдельных слов и смысла договора на основе грамматических и иных правил. Под логическим толкованием понимается толкование той или иной статьи договора на основе других статей или сопоставления их друг с другом. Текст договора при этом должен использоваться в качестве единого, целостного документа. Систематический вид толкования подразумевает толкование договора путем сравнения его положений с другими договорами. Иногда с момента заключения договора проходит значительное время, и возникают определенные трудности в уяснении его действительного содержания, например целей договора, отдельных его положений и терминов, в связи с чем прибегают к так называемому «историческому» способу толкования.

Исполнение международных договоров и единообразное понимание их содержания и целей зависит от реализации такого международно-правового института, как толкование международных договоров.

Как известно, одним из принципов всех без исключения видов толкования является принцип добросовестности.

Изначально этот принцип, да и весь институт толкования, является обычным по юридическом генезису, тем не менее общие принципы толкования сформулированы и существуют и в международном договорном праве, так как стороны в договорных отношениях могут договориться об аутентичном толковании договора. С этой точки зрения существует проблема обеспечения максимальной добросовестности при толковании заключенных международных договоров всеми субъектами международного права для выработки механизмов его добросовестного и надлежащего исполнения. Для достижения этой цели необходимо выработать правовые механизмы обеспечения этой добросовестности как непосредственно участниками договора, так и иными субъектами международного права, имеющими к этому договору определенную степень отношения.

Одним из оснований прекращения или как минимум приостановления международного договора является сокращение числа его участников до такого, которого недостаточно для признания этого договора вступившим в юридическую силу.

Прекращение или приостановление международного договора именно по этим основаниям также представляется проблемным по нижеследующим обстоятельствам.

Конвенция 1947 г., вступившая в силу в 1948 г., «О предупреждении преступления геноцида и наказании за него» считается действующей до тех пор, пока количество ее участников не будет менее 16 (шестнадцати).

Безусловно, каждое государство или иной субъект международного права могут в любой момент в одностороннем порядке денонсировать или аннулировать международный договор в силу своей международной правосубъектности. Указанная Конвенция не является исключением. Однако выход субъекта международного права из подобного рода международных договоров и иных соглашений соответствующего значения для человечества вызывает определенные сомнения в целесообразности такого поведения. Проблема заключается в том, чтобы, с одной стороны, учесть суверенные интересы субъекта международного права, а с другой - выработать международно-правовые гарантии бесперебойного выполнения данных договоров всеми субъектами международного права. Это совершенно очевидно на примере Конвенции о геноциде. Ведь если учесть, что количество ее участников будет менее 16, то она либо прекратит свое действие или по меньшей мере будет приостановлена. Последствия этого будут крайне отрицательными для состояния международных отношений.

Наука международного публичного права содержит положение, в соответствии с которым государство или иной субъект международного права могут объявить о дальнейшей необязательности для себя всего или части международного договора, если коренным образом изменились те обстоятельства, при которых возникал и существовал интерес субъекта к его заключению. Теории права этот институт известен как clausula rebus sic stantibus, т.е. изменение оснований заключения договора.

Конвенция 1969 г. «О праве международных договоров» разрешает субъектам договорных отношений считать договор необязательным для себя по данным основаниям, но только в двух случаях:

- если наличие этих обстоятельств составляет существенное основание соглашения субъекта на обязательность договора для себя;

- если последствия наступления этих обстоятельств существенным образом изменили или изменяют обязательность субъекта выполнять те договорные обязательства, которые все еще подлежат исполнению по этому договору.

С правовой точки зрения в этой связи очень важно установить, какое основание соглашения субъекта на обязательность договора для себя является существенным. С другой стороны, необходимо определить, насколько существенно последствия наступления этих обстоятельств влияют на те договорные обязательства, которые в любом случае подлежат исполнению.

Данные обстоятельства невозможно однозначно охарактеризовать с точки зрения вышеизложенного ни средствами международного права, ни нормами внутригосударственного законодательства. Это положение может существенным образом повлиять на соблюдение договорной дисциплины участниками международного соглашения.

Наконец еще одной проблемой является реализация международно-правового института эстоппель.

Эстоппель – это запрещение стороне - участнице договора принять позицию, которая является противоположной той, которую она явно или молчаливо приняла и занимает в настоящее время относительно договорных обязательств, предмета договора, форм и методов его исполнения, других обстоятельств. То есть если участник договора при его заключении и в процессе исполнения придерживался одной точки зрения и делал это явно или молчаливо, а затем неожиданно занял иную позицию, то с точки зрения института эстоппеля такие действия могут быть признаны неправомерными.

В то же время международное право не ограничивает субъекта в возможности изменить свою позицию в рамках достигнутых договоренностей по тем или иным причинам.

Таким образом, институт эстоппеля не характеризуется точными правовыми параметрами его применения, и возможность применения данного института всецело зависит от воли сторон по договору. В частности, определение срока, в пределах которого субъект международного права сохраняет возможность изменения своей позиции и за пределами которого он уже так поступить не может, носит исключительно субъективный характер, за исключением тех случаев, когда институт эстоппеля включен в договорные нормы, что имеет место весьма редко.

Правоприменительная практика знает случаи безоговорочного применения института эстоппеля по обычаю, когда возникает необходимость реализации института правопреемства, при смене формы правления и т.д. В этой связи Российская Федерация не имела проблем по поводу правопреемства от СССР с точки зрения эстоппеля, т.к. принципиальные изменения, происшедшие в России, естественным образом отразились на ее положении в системе международных отношений и не вызвали отрицательной реакции по поводу исполнения ею различных международно-правовых, прежде всего договорных, обязательств бывшего СССР.

Вышеуказанные проблемы, рано или поздно потребуют своего разрешения. Это необходимо будет сделать для того, чтобы международное право явилось одним из наиболее действенных средств обеспечения мира и безопасности прежде всего через договорный процесс.

Великий нидерландский ученый Гуго Гроций в 1625 г. в своем бессмертном труде «Jus belli ac pacis, libre tre» («О праве войны и мира») в трех книгах, явившемся первым систематическим сборником научных знаний о международном праве, а также великий швейцарский ученый Эмерик де Ваттель, который продолжил дело Гуго Гроция и издал в 1758 г. труд под названием «Право народов или принципы естественного права, применяемые к поведению и делам наций и суверенов», справедливо отмечали, что международное право наиболее точно и полно отвечает социальной функции и общественному предназначению права, потому что оно является договорным, учитывающим интересы народов и покоящимся на общечеловеческих ценностях.

Усовершенствование всех институтов международного договорного права носит объективный характер и вызывается необходимостью дальнейшего повышения степени эффективности регулирования международных отношений.

1.3. Толкование международных коммерческих договоров.

Согласно принципам международных коммерческих договоров (принципы Унидруа), принятым в 1994 г. в разделе 3 «Толкование договоров» идет подробное описание толкование договора. Так, договор должен толковаться добросовестно в соответствии с обычным значением, которое следует придавать терминам договора в их контексте, а также в свете объекта и целей договора. Для целей толкования договора контекст охватывает, кроме текста, включая преамбулу и приложения:

a) любое соглашение, относящееся к договору, которое было достигнуто между всеми участниками в связи с заключением договора;

б) любой документ, составленный одним или несколькими участниками в связи с заключением договора и принятый другими участниками в качестве документа, относящегося к договору.

Наряду с контекстом учитываются:

a) любое последующее соглашение между участниками относительно толкования договора или применения его положений;

б) последующая практика применения договора, которая устанавливает соглашение участников относительно его толкования;

в) любые соответствующие нормы международного права, применяемые в отношениях между участниками.

4. Специальное значение придается термину в том случае, если установлено, что участники имели такое намерение.

Также в статье 31 указано, что возможно обращение к дополнительным средствам толкования, в том числе к подготовительным материалам и к обстоятельствам заключения договора, чтобы подтвердить значение, вытекающее из применения статьи 31, или определить значение, когда толкование в соответствии со статьей 31:

a) оставляет значение двусмысленным или неясным; или

б) приводит к результатам, которые являются явно абсурдными или неразумными.

Глава 4 Принципов Унидруа посвящена толкованию договоров. Согласно ст. 4.1. договор должен толковаться в соответствии с общим намерением сторон. Если же такое намерение не может быть выявлено, договор должен толковаться в соответствии со значением, которое аналогичные сторонам разумные лица придавали бы договору в таких же обстоятельствах.

Условия договора должны толковаться таким образом, чтобы всем им было придано значение, а не лишать силы какие-либо из них.

Правило «contra proferentem». Если условия договора, выдвинутые одной стороной, являются неясными, то предпочтение отдается толкованию, которое противоположно интересам этой стороны.

Если договор составлен на двух или более языках и каждый из его текстов имеет одинаковую силу, то в случае расхождения между текстами предпочтение отдается толкованию в соответствии с вариантом текста договора, который был составлен первоначально.

Если стороны договора не согласовали условия, являющегося важным для определения их прав и обязанностей, то договор восполняется условием, представляющимся соответствующим при данных обстоятельствах.

При определении, какое условие является соответствующим, помимо прочих факторов, должны быть приняты во внимание:

a) намерение сторон;

б) характер и цель договора;

в) добросовестность и честная деловая практика;

г) разумность.

1.4. Виды международных договоров.

Все субъекты международного права обладают правоспособнос­тью заключать международные договоры. Однако такая правоспо­собность ограничена основными принципами международного права и другими императивными нормами. Кроме того, следует учитывать, что если основные (суверенные) субъекты вправе заключать догово­ры практически по любому вопросу, могущему быть предметом меж­дународно-правового регулирования, то правоспособность произ­водных субъектов международного права ограничена их учредитель­ными документами, в частности, уставами международных организа­ций. Международные договоры не создают прав и обязательств или прав для третьих государств без их на то согласия. Однако государст­ва, не участвующие в договоре, могут применять его положения в качестве обычных норм международного права. Сторонами в договорах могут быть как государства, так и между­народные организации. Иногда заключаются договоры с участием лиц, не являющихся субъектами международного права (например, межправительственное соглашение, в котором, помимо государств, участвует крупное предприятие). Такие договоры являются между­народно-правовыми в части отношений между субъектами междуна­родного права, в части, касающейся отношений между государством и предприятием; правила, зафиксированные в договоре, носят част­ноправовой характер.

Согласно Федеральному Закону от 6 октября 1999 г. № 101-ФЗ «О международных договорах Российской Федерации», международные договоры можно разделить на межгосударственные, межправительственные договоры и договоры межведомственного характера, независимо от их вида и наименования (договор, соглашение, конвенция, протокол, обмен письмами или нотами, иные виды и наименования международных договоров). Таким образом, в зависимости от субъекта, заключающего договор, различают три вида международных договоров: межгосударственные (заклю­чаемые от имени государства), межправительственные (от имени правительства) и межведомственные договоры (от имени ведомств — органов исполнительной власти).

Заключение

Таким образом, толкование международных договоров регламентируется нормативно-правовыми актами, в частности, Венской конвенцией о праве международных договоров от 23 мая 1969 г.; толкование международных коммерческих договоров регламентируют «Принципы международных коммерческих договоров (Принципы УНИДРУА)» 1994 г.

Международные договоры делятся на межгосударственные (заклю­чаемые от имени государства), межправительственные (от имени правительства) и межведомственные договоры (от имени ведомств — органов исполнительной власти).

Список использованной литературы

1. «Международное частное право: Постатейный комментарий раздела VI Гражданского кодекса Российской Федерации» / под ред. П.В. Крашенинникова, Статут, 2010 г.

2. Дроздов-Тихомиров А. «Правовые принципа как источник неформального регулирования международных коммерческих договоров» // Международное публичное и частное право, 2009 г, № 6.

3. Богатырев В.В. «Глобализация позитивного права» // Российский следователь, 2008 г., № 19.

4. Батяев А.А. Комментарий к Федеральному конституционному закону от 21 июля 1994 г. № 1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации» (постатейный), подготовлен для системы Консультант-Плюс, 2006 г. // Консультант Плюс. Версия Проф.: справ. прав. система.

5. Марочкин С.Ю. «Какие международные нормы и договоры подлежат применению судами» // «Юридический мир», 2006 г., № 4.

6. Шлянцев Д.А. «Международное право: курс лекций», // «Юстицинформ», 2006 г.

7. Шульга С.В. «О некоторых международно-правовых проблемах обеспечения исполнения международных договоров» // «Международное публичное и частное право», 2005 г., № 6.

8. «Теория государства и права: Учебник для юридических вузов» (под ред. А.С. Пиголкина // «Городец», 2003 г.

Список использованных нормативно-правовых актов

1. Венская конвенция о праве международных договоров от 23 мая 1969 г. // Консультант Плюс. Версия Проф.: справ. прав. система.

2. «Принципы международных коммерческих договоров (Принципы УНИДРУА)», 1994 г. // Консультант Плюс. Версия Проф.: справ. прав. система.

3. Конвенция о предупреждении преступления геноцида и наказании за него от 9 декабря 1948 года // Консультант Плюс. Версия Проф.: справ. прав. система.

4. Гражданский Кодекс Российской Федерации № 51-ФЗ от 30.11.2010 (часть первая).

5. Федеральный закон от 6 октября 1999 г. № 184-ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации».

6. Федеральный закон от 6 октября 1999 г. № 101-ФЗ «О международных договорах Российской Федерации».


[1] ч. 4 ст. 15 Конституции Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993 г.)

[2] Венская конвенция о праве международных договоров от 23 мая 1969 г.

[3] Федеральный закон от 6 октября 1999 г. № 101-ФЗ «О международных договорах Российской Федерации».

[4] Гражданский Кодекс Российской Федерации № 51-ФЗ от 30.11.2010 (часть первая).

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий