регистрация / вход

Права женщин в международном праве

Права женщин международном праве Введение Декларация и Программа действий, принятая на Всемирной конференции по правам человека в Вене в 1993 г., подтверждает принцип универсальности, неотъемлемости, неделимости и взаимозависимости прав человека. На Конференции было сказано, что "права женщин и девушек являются неотъемлемой частью единого целого — прав человека" и что определенная дискримина­ция или оскорбление по половому признаку является нарушением прав женщин.

Права женщин в международном праве

Введение

Декларация и Программа действий, принятая на Всемирной конференции по правам человека в Вене в 1993 г., подтверждает принцип универсальности, неотъемлемости, неделимости и взаимозависимости прав человека. На Конференции было сказано, что "права женщин и девушек являются неотъемлемой частью единого целого — прав человека" и что определенная дискримина­ция или оскорбление по половому признаку является нарушением прав женщин. Также было подчеркнуто, что борьба с насилием в отношении женщин является частью обязательств государств по правам человека. Декларация и Программа действий призывает к интегрированию прав женщин в деятельность ООН по правам человека.

Декларация и Программа действий не является формальным источником международного права. Однако она представляет политический консенсус по вопросу прав человека, стоящего на повестке дня ООН. Этот консенсус был достигнут после принятия Генеральной Ассамблеей основных положений Конференции в декабре 1993 г. Следующим шагом в признании и защите прав женщин стало одобрение тем же органом Декларации о ликвидации всех форм насилия в отношении женщин, и назначение Комиссией по правам человека специального докладчика по проблеме насилия над женщинами. Эти принципы были вновь подтверждены иа Четвертой конференции ООН по проблемам женщин, проведенной в Пекине в сентябре 1995 г. Все эти достижения являются результатом упорной борьбы активистов за права женщин и работы, которая велась на местном, национальном, региональном и международном уровнях за признание прав женщин частью прав человека и международного права. Действительно, признание прав женщины было названо одним из главных достижений Конференции, "хотя, к сожалению, лишь спустя долгие годы игнорирования проблемы насилия над женщинами она была признана ООН". Эта статья посвящена изучению международных документов по защите прав женщин и обсуждению вопроса, почему международная доктрина прав человека, межправительственные и неправи­тельственные организации не могли долгое время добиться признания прав женщин, если не считать формального заявления о равноправии женщин. Основной упор будет сделан на вопросе полового насилия как нарушении прав человека.

Международное запрещение дискриминации в отношении женщин: формальное равенство

Список международных документов, посвященных защите прав женщин и принятых начиная с 1945 г., поражает своей внушительностью. Статья 1(3) Устава ООН гласит, что одной из целей ООН является "достижение международного сотрудничества в решении международных проблем экономического, социального, культурного или гуманитарного характера и поощрение и уважение прав и основных свобод человека независимо от его расы, пола, национальности и вероисповедания".

Принцип запрещения дискриминации, в том числе и дискриминации по половому признаку, лежит также в основе статей 1 и 2 Всеобщей декларации прав человека 1948 г. и в обоих Международных пактах ООН 1966 г. — документах, которые формируют так называемый Международный Билль о правах. Права, признанные в этих документах, относятся ко всем, невзирая на пол. Международный пакт о гражданских и политических правах в статье 26 также содержит общее обязательное положение о запрещении дискриминации. В дополнение к общим документам по правам человека, особые нужды женщин получили признание в специальных договорах по правам человека как до принятия Устава ООН, так и после, а также в гуманитарном праве, действующем во время международных и внутренних вооруженных конфликтов, в особенности в Четвертой женевской конвенции и в Первом протоколе.

До настоящего времени наиболее значительным шагом было принятие 18 декабря 1979 г. Генеральной Ассамблеей Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин (Женской конвенции) в рамках объявленного ООН десятилетия женщин (1975-1985 гг.). Основная цель Конвенции, проект которой был разработан Комиссией по правам женщин, — добиться равенства женщин, основанного на признании того, что глобальное развитие, благосостояние, установление справедливого мирового экономического порядка, международный мир и безопасность требуют максимального участия женщин наравне с мужчинами во всех сферах. Эта задача является связующим звеном между защитой и поощрением прав женщин и другими фундаментальными задачами мирового сообщества.

Конвенция о правах женщин содержит более точные формулировки, чем общее признание равенства полов в других конвенциях. В ней определяются сферы, в которых наиболее явно выражена дискриминация по половому признаку, и содержатся положения по таким вопросам, как борьба с проституцией и торговлей женщинами (статья 6), участие женщин в общественной жизни страны (статьи 7 и 8), равные права в отношении гражданства (статья 9), равный доступ к образованию (статья 10), равные права при поступлении на работу (статья 11), равный доступ к медицинскому обслуживанию (статья 12), равенство в других сферах экономической и социальной жизни (статья 13), особые проблемы и потребности жительниц сельской местности (статья 14), равенство перед законом (статья 15) и равные права в семье (статья 16).

Эти права усиливаются во вступительных положениях Конвенции о правах женщин. Статья 1 дает определение дискриминации женщин. Статья 2 осуждает подобную дискриминацию и налагает обязательства на государства-участники предпринять позитивные шаги на пути устранения дискриминации на уровне национальных законодательств и конституций, а также способствовать воплощению этих принципов в жизнь. Статья 5 признает недостаточность законодательства и директив и призывает стороны предпринять соответствующие меры, а также изменить отношение к этому вопросу. В статье 4 допускается позитивная дискриминация на переходном этапе.

Из этих статей видно, что ратификация Конвенции о правах женщин требует от государства тщательного изучения своих законов и практики, для того чтобы определить те, которые носят дискриминационный характер, определить надлежащие меры по их изменению и обеспечить реализацию этих правовых изменений. В идеале государства должны предпринять такие шаги, как изучение и изменение своей политики во всех сферах, таких как законодательство, прецедентное право и принципы политики в государственном и частном секторах, сфере образования, средствах массовой информации; введение учебных тендерных программ для членов судебной, законодательной структур, го­сударственных и гражданских служащих, а также введение правовых просветительских программ. Но подобные меры очень дорогостоящи, отнимают массу времени и сил и требуют привлечения специалистов, поэтому они редко находятся на первом месте среди правительственных задач.

В заключительных статьях говорится о применении Конвенции о правах женщин. По аналогии с другими договорами ООН был учрежден Комитет по ликвидации дискриминации в отношении женщин (далее именуемый "Комитет"), состоящий из 23 независимых экспертов (статья 17). Периодические отчеты стран перед выступлением представителя этой страны подвергаются тщательному изучению со стороны Комитета. Однако в отличие от Конвенции о ликвидации всех форм расовой дискриминации и Конвенции о защите всех лиц от пыток, не существует ни альтернативной процедуры подачи жалоб в Комитет, ни права на подачу жалобы на международном уровне. Комитет не обладает правом Комитета против пыток рассматривать "достоверную информацию", содержащую "обоснованные доказательства" систематических нарушений Конвенции о защите прав женщин. На конференции в Вене было рекомендовано Комиссии по правам женщин и Комитету рассмотреть возможность "введения права на подачу петиции посредством подготовки альтернативного протокола". В марте 1994 г. на собрании группы экспертов, организованном обществом "Женщины в законодательном проекте" Международной группы по правам человека и Центром в Маастрихте по правам человека был принят проект Факультативного протокола к Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин. Этот проект Протокола содержит процедуры подачи индивидуальной жалобы и запроса. В совещании группы экспертов, инициаторами которого были правительства Австралии и Дании, приняли участие специалисты по правам человека, члены Комитета по ликвидации дискриминации в отношении женщин и члены Комитета по правам человека. Проект Протокола не имеет силы закона, но представляет собой пищу для размышлений над улучшением исполнительного механизма Конвенции о правах женщин. В работе по созданию проекта Протокола приняли участие ученые и активисты, которые со­трудничали в рамках неправительственных организаций и одновременно искали правительственной поддержки дальнейшего развития прав женщины.

Конвенция о правах женщин является значительным прогрессом в плане обеспечения правовых гарантий прав женщин. Она была ратифицирована странами во всех уголках мира. Она включает в себя гражданские и политические, экономические, социальные и культурные права, что является ее коренным отличием от других документов ООН, в которых проведена четкая граница между ними. Сведение этих прав вместе говорит о том, что защита гражданских и политических прав женщин не имеет смысла без внимательного изучения экономического, социального и культурного контекста.

Конвенция о правах женщин также старается разрушить границу между общественным и личным, которую феминистки считают особенно пагубной для женщин. Считается, что одной из причин, по которой женщины не принимают активного участия в общест­венной и политической жизни — это их традиционная предназначенность для семейной жизни. Либеральная политическая теория различает общественную и личную сферы жизни, причем считается, что мужчина при­надлежит общественной жизни, принимает участие в управлении и работает в сфере права, экономики, политики, интеллектуальной деятельности и власти, в то время как женщине надлежит находится в сфере семьи и быта. Это различие имеет как нормативную, так и описательную функции: большая экономическая и политическая значимость, придаваемая общественной сфере, ставит мир мужчин на первое место и отдает контроль и власть в их руки. Утверждая равное право женщины на участие в принятии решений на любом уровне, Конвенция выводит женщин на арену об­щественной жизни. И что еще более важно, она утверждает равноправие женщин в семейной жизни. Высылка женщин в эту частную, невидимую сферу скрывает их неравенство. Статья 16 отличается от других документов по правам человека тем, что определяет семью как общественную единицу, нуждающуюся в защите, и объявляет о равенстве всех членов семьи до, во время и после замужества.

Глобальные нарушения прав женщин

Несмотря на появление документов, гарантирующих равноправие женщин, и особые преимущества Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин, права женщин остаются вне основной международной защиты прав. Отказ от международных обязательств оказал негативное влияние на защиту женщин в рамках внутреннего права. В реальной жизни правами женщин пренебрегают, и зачастую очень грубо. К несчастью, список преступлений против женщин можно продолжать до бесконечности: это физическое и сексуальное насилие, запугивание, экономическое притеснение, отсутствие контроля за здоровьем женщины, вредные религиозные и традиционные обряды, более короткий срок обучения по сравнению с мужчинами и мальчиками, ограничения на владение собственностью, недоступность некоторых форм трудовой деятельности. Все эти нарушения происходят ежедневно и повсеместно. Они не являются чем-то исключительным. Это просто вопрос взаимоотношения полов. Они не получили широкого осуждения и зачастую их даже не воспринимают как нарушения международного права прав человека. Причина непризнания прав" женщин кроется как в недостатках самой Конвенции о правах женщин, так и в недостатке более широкого понимания международного права.

Конвенция о правах женщин: серьезное обязательство?

Существует большое количество оговорок и ограничительных заявлений, принятых странами в отношении Конвенции о правах женщин. Например, в сентябре 1993 г. 45 стран сделали оговорки, касающиеся ратификации, принятия или подписания Конвенции. Некоторые из них носят процедурный характер, в то время как другие поднимают фундаментальные вопросы об отношении международного сообщества к целям и задачам Конвенции. Наиболее печально известными являются оговорки о первичном значении внутреннего права и те оговорки, сделанные рядом таких государств, как Ирак, Египет, Тунис, Бангладеш, Ливия, Малайзия и Мальдивы, в которых говорится о необязательном характере Конвенции в том случае, если ее установки идут вразрез с внутренним правом о положении женщин или с законом шариата. Подобные оговорки предполагают, что обязательства, налагаемые Конвенцией о правах женщин, могут изменяться в соответствии с изменениями в трактовке шариата, а не в соответствии с объективными международными стандартами.

Оговорки к Конвенции о правах женщин были сделаны не только исламскими государствами. Самое большое количество оговорок было сделано Ве­ликобританией, в том числе и к статье 2. Конвенция о правах женщин подлежит постепенному воплощению в жизнь, но оговорки делают ее применение зависимым от внешних факторов.

Венская конвенция о международном договорном праве является правовой основой для оговорок, поправок и возражений по причине несовместимости с целями и задачами данной Конвенции. Беспокойство вызывает отсутствие реакции на все оговорки к Конвенции. Лишь немногие государства выразили свое несогласие с ними. В международном договорном праве до сих пор существует противоречие между желанием обеспечить как можно более широкое участие, особенно в таких конвециях, как Конвенция о правах женщин, и, следовательно, позволить государствам делать всевозможные оговорки, и необходимостью сохранить целостность текста, ограничивая число оговорок. Тем не менее сожаление вызывает тот факт, что страны терпимо относятся к оговоркам, которые умаляют значение Конвенции, и проявляют неуважение к принципам международного договорного права. Это наводит на мысль о том, что обязательства по этой Конвенции не настолько серьезны, как по другим договорам, и что их выполнение может быть отменено под видом законных оговорок.

Ввиду отсутствия индивидуальных возражений против оговорок Комитет выразил свою обеспокоенность поведением некоторых государств, а также всех государств-участников посредством общих рекомендаций, а также посредством других институциональных механизмов. Поэтому во время отчетов представителей стран перед Комитетом им всем был задан вопрос о необходимости и продолжительности их оговорок. В 1987 г. Комитет внес предложение в рамках Экономического и Социального Совета ООН провести полное исследование статуса женщин в исламском мире для более полной оценки эффективности этих оговорок. Враждебная реакция со стороны некоторых исламских стран, которые расценили эту инициативу как нападки на них, помешала принятию этого предложения. На Всемирной конференции по правам человека в Вене было выражено пожелание странам искать пути и способы устранения "значительного количества оговорок к Конвенции" и оказывать поддержку Комитету в этом отношении. На ней также была выражена настоятельная просьба к странам-участницам не делать оговорок, не совместимых с целями и задачами Конвенции о правах женщин или с международным договорным правом.

Конечно же, за вопросом об оговорках скрывается проблема противоречивых отношений прав женщин с религиозной и культурной практикой. Женщин часто называют хранителями культуры общества, и вме­шательство извне для защиты прав женщин вызывает сопротивление и воспринимается как вмешательство во внутренние дела государства и как проявление культурного империализма. Это объясняет, почему другие государства так неохотно выражают протест и избегают рассмотрения этого вопроса органами ООН, в том числе и Комитетом. На Конференции в Вене был рассмотрен вопрос о культурных и религиозных традициях в контексте насилия над женщиной, но из этого не было сделано никаких конкретных выводов. Она только призвала к искоренению противоречий между правами женщин и "вредным воздействием некоторых традиций и религий, культурных предрассудков и религиозного экстремизма", но не было сказано ни слова о том, что это искоренение должно проводиться в пользу нрав женщин. Более того, даже там, где ратификация Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин свидетельствует об обязательствах правительства относительно равноправия женщин, глубоко укоренившиеся традиционные, культурные и религиозные предрассудки не исчезают при применении этих правовых документов. "Половые стереотипы... являются одним из наиболее серьезных препятствий в борьбе с дискриминацией и причиной диффамации роли и потенциального значения женщины в обществе". Во многих странах по-прежнему принимаются откровенно дискриминационные законы, но даже там, где они были отменены или изменены, правительству зачастую не хватает политической воли или экономических средств для проведения в жизнь новых законов или политики.

Еще одним ограничением Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин является ограничение, которому подвергается Комитет наряду с другими органами, следящими за соблюдением прав человека, но которое усиливает недовольство внутри Комитета. Полномочия Комитета по предотвращению нарушений прав женщин ограничиваются системой отчетности. В случае, если государство не желает отчитываться о состоянии прав женщин (государство обязано предоставить первичный отчет о положении дел в течение года после вступления в силу Конвенции и затем отчитываться раз в четыре года), не существует механизма, способного заставить государство отчитаться в своих действиях. Это несоответствие было выявлено на совещании Комитета в 1993 г., когда стала очевидной невозможность эффективной реакции на преступления против женщин на территории бывшей Югославии. Единственной акцией, которую удалось согласовать, было письмо от имени Комитета специальному докладчику Комиссии по правам человека, в котором выражалась озабоченность сложившейся ситуацией.

В своих отчетах страны неизбежно выставляют себя в более выгодном свете, а Комитету за ограниченный период своей работы бывает очень тяжело выявить все оплошности и неточности отчета. Количество не- проверенных отчетов огромно. Здесь возникает двойная проблема: с одной стороны, многие государства не предоставляют свои отчеты своевременно, а с другой стороны, Комитет не может своевременно их обработать. Эта ситуация ставит под сомнение требование о своевременной сдаче отчетов. Система отчетности не дает желаемого эффекта, поскольку представители государств не торопятся отвечать на поставленные вопросы, а Комитет — рассматривать их ответы. Подготовка вопросов требует времени и информации. Хотя открытой связи между неправительственными организациями и Конвенцией и не существует, Комитет приветствует всяческую помощь со стороны этих организаций. Международная организация по наблюдению за правами женщин внесла огромный вклад в проверку отчетов, заранее предоставляя Комитету темы для вопросов правительствам и распространяя информацию о деятельности Комитета.

Не раз уже говорилось о том, что Комитет по ликвидации дискриминации в отношении женщин проигрывает в сравнении с другими организациями по соблюдению прав человека в том, что касается его ресурсов и работы. Он заседает более короткий промежуток времени по сравнению с другими органами (две недели в год, согласно статье 20, на 1993 и 1994 г. Генеральная Ассамблея учредила дополнительную неделю). Заседания проходят либо в Вене, либо в Нью-Йорке, а не в Женеве, где расположен Центр ООН по правам человека. Исторически в Вене располагалось Движение женщин, которое поддерживает Комитет. Еще одним свидетельством того, что права женщин не воспринимаются как часть основных прав человека, является то, что другие международные организации получают поддержку от Центра. В 1993 г. подразделение было перенесено в Нью-Йорк, но все равно отношения между Центром по защите прав человека и Комитетом остаются непрочными.

МЕЖДУНАРОДНАЯ ДОКТРИНА ПРАВ ЧЕЛОВЕКА

Конвенция о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин создавалась не как конвенция о правах женщин, а как международный запрет на дискриминацию по половому признаку. Осново­полагающим принципом этой Конвенции является равенство, согласно которому отношение к женщинам должно быть такое же, как и к мужчинам. В целом, она не гарантирует защиты от особых видов притеснений, от которых не страдают мужчины. Несмотря на то, что всеобъемлющее проведение в жизнь этой Конвенции способствовало бы значительному улучшению жизни женщин в странах-участницах, она все равно не обеспечит женщине такую же безопасность, какую бы могло обеспечить мужчинам эффективное применение других конвенций о правах человека. Кроме того, Конвенция имела своего рода вредный эффект, так как она обособила права женщин и удалила их от разработок другими органами по защите прав человека. В свою очередь эти органы не обращают внимания на дискриминационный характер других договоров, либо же трактуют их таким образом, что они не имеют никакого отношения к женщинам. В качестве примера можно взять право на жизнь, запрет на применение пыток и других видов жестокого обращения с женщинами.

Конвенция не содержит четкого запрета на жестокое обращение с женщинами, в ней также не говорится о том, что подобная жестокость является дискриминацией женщин. В других документах по правам человека содержатся положения, нейтральные по своей половой направленности, оговаривающие право на жизнь, на телесную неприкосновенность, на защиту от пыток и других жестоких и бесчеловечных форм обращения. Однако благодаря некоторым факторам трактовка этих положений не включает в себя преступления, совершаемые
против женщин.

Во-первых, разграничение между общественной и частной жизнью, о котором мы уже говорили ранее, оказало особое влияние на международное право. Из сферы его действия исключены вопросы внутренней политики. Право прав человека форсировало изменения в этом вопросе, особенно в том, что касается расовой дискриминации и апартеида, но отношение государства к женщинам до сих пор считается предметом внутренней юрисдикции. Более того, даже если обращение государства с гражданами считается международным обязательством, то это обязательство формулируется как доктрина государственной ответственности, которая традиционно подразумевает ответственность только за официальные действия чиновников и представителей государства.

Определение норм прав человека делается на основе принятия ответственности за действия государства. Таким образом, право на жизнь в первую очередь призвано защищать людей от лишения жизни правительственными чиновниками посредством казни. Аналогично пытка определяется как: "любое действие, которым какому-либо лицу умышленно причиняется невыносимая боль или страдание, физическое или нравственное, с целью получения от него информации или признания, с целью наказания его за какое-либо действие..., когда такая боль или страдание причиняется государственым должностным лицом, или иным лицом, выступающим в официальном качестве или с их ведома, или по их подстрекательству".

Упор, сделанный в доктрине государственной ответственности на официальные действия, совместно с традиционным предпочтением гражданских и политических прав в западной политической философии и философии права, создал впечатление, что нарушения прав человека происходят в общественной жизни. Это право направлено на защиту мужчин от преступлений, совершаемых другими мужчинами, а не на защиту от преступлении, совершаемых против женщин. Жестокое обращение с женщинами не подпадает под определение пытки. Как заметила Шэрон Капелинг-Алакия, директор Фонда развития ООН для женщин: "Дом является символом огромной власти. И обсуждать ответственность или право государства на вмешательство в частную жизнь — значит затронуть наиболее острые вопросы нашего времени: Что такое нация? Что такое суверенитет? При каких обстоятельствах позволено вмешательство извне?"

В этом смысле равенство, декларируемое в документах о правах человека, не имеет большой ценности для женщин: ведь очевидно, что там, где женщины страдают по вине официальных лиц, например, в тюрьмах или других местах лишения свободы, они имеют право . на такую же защиту, как и мужчины. Однако эта концепция равенства не учитывает женской специфики страданий, причиняемых женщинам официальными органами, а также частными лицами. Конвенция о ликвидации всех форм расовой дискриминации гарантирует защиту от частных актов расовой жестокости, признавая вред, наносимый целям расового равенства и соблюдению всех других прав. Однако четырнадцать лет спустя подобная параллель не была проведена в отношении женщин.

Тот факт, что преступления против женщин совершаются в основном в частной жизни, означал также, что они остаются вне поля зрения общественности, в результате чего оказался скрытым глобальный масштаб этого явления. Сами женщины зачастую неохотно сообщают о насилии, так как стыдятся этого и по социально-экономическим причинам вынуждены сохранять семью. Внутри определенного сообщества уровень насилия над женщинами бывает значительно выше, частично из-за страха, что признание факта насилия может разрушить семью. Во многих случаях культурные и традиционные предрассудки стали причиной терпимого отношения к такому насилию. Для того, чтобы добиться внимания международных организаций по защите прав человека, женщинам надо доказать широкую рас­пространенность насилия и, во-вторых, добиться признания того, что эти формы насилия носят структурный характер, являясь частью системы подавления и угнетения женщин во всем мире и поэтому относятся к сфере государственной ответственности.

Признание того, что насилие против женщин является нарушением прав человека, требует принятия того факта, что правительство может нести от­ветственность на международном уровне за действия частных лиц у себя дома, на работе и в обществе в силу неправомерной поддержки социально-правовой системы, при которой насилию в отношении женщин при­писывается эндемический характер, и где подобные действия сводятся до уровня банальных явлений и в расчет не принимаются. В поддержку этого подхода выступают Европейский и Американский суды по правам человека, которые имеют дело с теми случаями, когда государство не способно обеспечить правовую защиту прав человека. Например, в деле "X и У против Нидерландов" Нидерланды обвинялись в нарушении Европейской Конвенции, так как их Уголовный кодекс не отвечал требованиям прав человека. Эта недоработка законодательства позволила оставить безнаказанными действия человека, изнасиловавшего 16-летнюю умственно неполноценную девушку. Европейский суд по правам человека признал, что уважение к семье подразумевает определенные обязательства со стороны государства и может потребовать принятия мер по обеспечению безопасности частной жизни, даже если речь идет о личных отношениях. В деле "Костелло Роберте против Великобритании" тот же суд постановил, что правительство несет ответственность за действия, совершенные в стенах частной школы, и противоречащие Европейской конвенции.

Аналогично в деле "Веласкес Родригес против Гондураса" Американский суд по правам человека сослался на "обязанность всех государств-участников организовать правительственный аппарат и в целом все структуры, посредством которых осуществляется государственная власть таким образом, чтобы они могли гарантировать полное и свободное осуществление прав человека". И далее: "Противоправный акт, нарушающий права человека и вменяемый непосредственно в вину государству (если, например, он совершен частным лицом), может повлечь за собой международную ответственность со стороны государства, потому что государство оказалось не в состоянии предотвратить его... Эта обязанность предотвращать противоправные действия включает в себя весь спектр правовых, политических, административных и культурных мер воздействия, которые помогают защите прав человека и расценивают любое нарушение как противоправное действие".

Расширенное определение права на жизнь было дано Комитетом по правам человека. В своих Общих комментариях к праву на жизнь Комитет подчеркнул, что право не следует воспринимать в узком смысле, и что государства обязаны принимать позитивные меры для защиты жизни своих граждан. Далее, в Комментарии 20 о пытках было сказано, что государства обязаны гарантировать защиту граждан от актов насилия "независимо от того, совершаются они официальными или частными лицами". Хотя эта формулировка не включает в себя частные насилия в отношении женщин, она относится к таким действиям, как изнасилования и сексуальные домогательства женщин, совершенные частными лицами.

ПЕРЕСМОТР РОЛИ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА В РАМКАХ ООН

Несмотря на то, что ни один из случаев, которые обсуждались выше, не имеет прямого отношения к тендерной специфике нарушений прав человека, ответственность государства можно по аналогии перенести на те случаи, когда государство не смогло применить уголовный кодекс для наказания за частные акты насилия в отношении женщин. Венская Декларация и Программа действий и Декларация о пресечении насилия над женщинами являются определенным прогрессом в деле пересмотра ответственности государства за частные акты насилия в отношении женщин. Еще одним важным достижением является Общая рекомендация № 19, одобренная на одиннадцатой сессии Комитета по ликвидации дискриминации в отношении женщин. Рекомендация № 19 содержит серьезный анализ Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин, на основе которой Комитет будет вести опрос государств. В ней говорится, что "понятие дискриминации включает в себя сексуальное насилие" и что "сексуальное насилие является формой дискриминации, которая не дает женщине пользоваться равными с мужчинами правами и свободами. В преамбуле к Декларации о насилии говорится, что структурные корни насилия над женщинами "свидетельствуют об исторически неравных отношениях между мужчиной и женщиной", и что социальный механизм "ставит женщину в зависимое от мужчины положение". Это признание правового дисбаланса внутри общества выносит проблему прав женщин за рамки антидискриминационной политики. Основной проблемой, с которой сталкиваются женщины по всему миру, является одинаковое отношение к ним по сравнению с мужчинами, хотя это свидетельствует о еще более серьезной проблеме. Женщины находятся в зависимом положении потому, что у них нет реальной экономической и социальной власти ни в общественной жизни, ни в частной.

Статья 1 Декларации называет насилие, применяемое к женщинам, как дискриминацию по признаку пола, таким образом подчеркивая специфику данной проблемы. Право на защиту от насилия не является адаптацией мужского права. В Декларации особо подчеркиваются случаи насилия, происходящие "в общественной и личной жизни" и внутри семьи. Статья 4(с) требует от государства наказания за насилие над женщиной, совершенное как государством, так и частным лицом. Еще одним положительным моментом является разъяснение, гласящее что "обычай, традиция или религия не могут быть использованы в качестве оправдания насилия над женщиной". Несмотря на возражения некоторых исламских стран, в частности Судана, в статью 2 включено положение о генитальных увечьях и "другой традиционной практике, наносящей вред здоровью женщины".

В Декларации также большое значение придается женским организациям. Неправительственные организации выполняют множество функций по защите прав человека, включая сбор и обработку информации, наблюдение за действиями правительства, проведение кампаний в поддержку и лоббирование прав человека, участие в разработке стандартов и норм. Женские неправитель­ственные организации приложили немало усилий для того, чтобы довести права женщин до международного уровня прав человека. Поэтому в преамбуле к Декларации особо отмечается "роль, которую женские организации сыграли в привлечении внимания ко всей серьезности проблемы насилия, применяемого к женщинам". Декларация призывает все государства "признать важную роль движения женщин и женских неправительственных организаций по всему миру в борьбе с насилием над женщинами" и "оказывать им всяческую помощь и поддержку". На Всемирной конференции по правам человека в Вене была также признана важная роль неправительственных организаций в привлечении общественного внимания к вопросам прав человека, что также доказывает право подобных организаций и их членов на пользование правовыми гарантиями.

Сторонники прав женщин расценивают эти документы как основные достижения на пути изменения формулировки доктрины прав человека и включения прав женщин в международное право прав человека. Тем не менее еще многое предстоит сделать. Ни Декларация о насилии, ни Венская декларация и Программа действий не имеют силы правовых обязательств. "Мягкие правовые документы" подобного рода вселяют надежду на будущее, но формально ни к чему не обязывают государства. Их язык — это скорее язык программы действий и декларации о намерениях, а не текущих обязательств. Более того, как уже говорилось, широкий спектр оговорок позволяет не выполнять даже договорные обязательства. Маловероятно, что эти документы будут приняты в ближайшее время в качестве принципов обычного международного права. Согласно конституции многих государств, договоры включаются во внутреннее право. То, что эта Декларация имеет статус "мягкого обязательства" делает маловероятным ее применение внутри страны. Для проведения в жизнь этих принципов необходимо закрепить их в форме договора и создать государственную практику. Такие механизмы реализации воздействия, как назначение специального докладчика по вопросу насилия над женщинами и опрос государств, проводимый Комитетом на предмет использования Общей рекомендации № 19, являются важными аспектами, не позволяющими государствам игнорировать эти принципы.

Несмотря на текстуальные достоинства, Декларация о насилии является компромиссным вариантом. В некоторых аспектах она была ослаблена во время разработки. Например, первоначальный проект говорил также и об "унизительном образе женщин в средствах массовой информации" как о форме насилия над женщинами, однако это положение не вошло в окончательный вариант. Немаловажно и то, что Декларация не заявляет открыто о том, что насилие над женщинами является нарушением прав человека, и параллель, проводимая между правами человека и сексуальным насилием, к сожалению, нечеткая. Несмотря на то, что в преамбуле подчеркивается необходимость срочного применения таких прав женщин, как равноправие и неприкосновенность личности, и говорится о том, что насилие в отношении женщин ущемляет осуществление женщинами прав человека, ряд статей не подтверждает этой связи. В статьях 2 и 3 дается определение насилия над женщиной без всякой ссылки на права человека, в то время как статья 2 ссылается на права человека, но ни слова не говорит о насилии. Во время межсессионного заседания Комиссии по правам женщин в 1992 г. рядом стран, в особенности США и Швецией, был выражен протест против отнесения насилия над женщиной к нарушениям прав человека. Они утверждали, что права человека предоставляют защиту от действий, к которым государство имеет прямое отношение, и что перенос этого понятия на действия частных лиц подорвал бы само понятие прав человека. Этот аргумент отражает самую большую проблему для женщин в праве прав человека : фундаментальные права человека отражают типично мужской жизненный опыт и предлагают защиту от того, чего больше всего боятся мужчины. Исключая частную сферу жизни из между­народной защиты прав человека, мы тем самым полностью делаем право прав человека бессмысленным для большинства женщин. Вот почему такое большое значение имеет признание на Венской конференции того, что права женщин являются частью прав человека, и что насилие, применяемое к женщинам является нарушением прав человека.

В свете событий в бывшей Югославии большое значение имеет то, что Венская конференция признала, что "нарушение прав женщин во время вооруженного конфликта является нарушением основных принципов международных прав человека и гуманитарного права". Несмотря на то, что это признание жизненно важно, язык Венской конференции слабеет, когда речь заходит о том, что "все подобные формы насилия, в том числе и убийства, систематические изнасилования, сексуальное рабство и вынужденная беременность, требуют адекватной реакции", нет указания на то, в чем должна состоять подобная реакция, и кто отвечает за ее проведение.

И наконец, Венская декларация сама по себе противоречит тому, что права женщин являются частью прав человека, тем что выделяет их в отдельную группу. Важно то, что основные организации по правам человека изучают способы включения сексуального насилия в международные документы и оказывают поддержку Комитету. В заключение скажу, что самое необходимое — это искреннее намерение государств привести свою внутреннюю политику в соответствие с принципами этих международных документов.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий