регистрация / вход

Признаки покушения на преступление

Содержание Введение …...3 Глава 1.Общее понятие и уголовно-правовое значение покушения на преступление …. ...5

Содержание

Введение………………………………………………………………………...3

Глава 1.Общее понятие и уголовно-правовое значение покушения на преступление…………………………………………………………….……...5

Глава 2.Признаки покушения на преступление:…………………………….11

§1.Объективные признаки покушения на преступление……………………11

§2.Субъективные признаки покушения на преступление…………………..15

Глава 3.Оконченное и неоконченное покушение…………………………...18

Глава 4.Добровольный отказ от преступления……………………………...23

Заключение…………………………………………………………………….31

Задача 1………………………………………………………………………...33

Задача 2………………………………………………………………………...34

Задача 3………………………………………………………………………...35

Список используемой литературы…………………………………………...36

Введение

Законодательное определение понятия преступления - виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещенное Кодексом под угрозой наказания (ст. 14 УК РФ), и его грамматическое толкование позволяет сделать вывод о том, что речь идет о уже завершенном, реализованном преступлении. Процесс его совершения растянут по времени и может длиться очень долго. После возникновения преступного умысла лицо осуществляет различные действия, направленные на реализацию своего намерения. И нередко бывает, что желаемый результат по различным причинам и обстоятельствам не достигается.

Действия, предшествующие окончанию преступления представляют реальную общественную опасность наряду с завершенным, законченным преступлением. При этом охраняемые законом права и интересы личности, собственность, общественный порядок и безопасность, конституционный строй РФ и иные находящиеся под охраной закона объекты либо ставятся под угрозу их нарушения, причинения им вреда, либо такой вред частично причиняется фактически. В связи с этим Уголовный кодекс РФ объявляет преступным и наказуемым не только уже совершенное преступление, но и общественно опасные действия, не доведенные до конца по причинам, не зависящим от воли виновного. Данные вопросы регулируются главой шестой Уголовного кодекса РФ «Неоконченное преступление».

Одним из видов неоконченного преступления является покушение на преступление.

Цель данной курсовой работы состоит в том, чтобы систематизировать, углубить теоретические знания и закрепить их для правильного понимания такого вопроса как понятие покушения на преступление. Исходя из этого, данная работа актуальна, так как является важной формой самостоятельного изучения и качественного усвоения предмета «Уголовное право».

Исходя из поставленных целей задачами данной работы являются: раскрыть сущность и уголовно правовое значение покушения, отграничить покушение на преступление от оконченного преступления, выделить объективные и субъективные признаки покушения на преступление, раскрыть понятие добровольный отказ от преступления и на какой стадии он возможен.

Для достижения поставленных целей и задач при подготовке данной курсовой работы использовалось законодательство Российской Федерации и комментарии к нему, Постановления Пленумов Верховных Судов РФ (РСФСР) по уголовным делам, учебная литература, и периодические издания.

Глава 1. Общее понятие и уголовно-правовое значение покушения на преступление.

Предусмотренные в нормах Особенной части УК составы преступлений формулируются как оконченные криминальные деяния. Однако в реальной жизни преступления не всегда доводятся до конца, по независящим от виновного обстоятельствам прерываясь на более ранних стадиях. Поэтому законодательство знает ответственность за неоконченное преступление. В частности за покушение на преступление.

Покушения совершаются до окончания преступления и для его осуществления.

Покушение на преступление - умышленное действие (в отдельных случаях бездействие), непосредственно направленное на совершение преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по независящим от лица обстоятельствам.

Определение покушения дано в ч.3 ст.30 УК РФ – «Покушение на преступление это умышленные действия (бездействие лица, непосредственно направленные на совершение преступного акта, если он не был доведен до конца по независящим от этого лица обстоятельствам». При покушении лицо начинает выполнять те действия, которые признаются уголовным кодексом в качестве преступных и уголовно-наказуемых, или некоторые могут привести к наступлению преступного последствия, если это последствие указано в уголовно-правовое норме в качестве необходимого условия привлечения лица к уголовной ответственности. Но по независящим от лица обстоятельствам оно либо не успевает совершить все указанные в качестве преступных в уголовном законе действия (например, взламывает дверь квартиры, после чего его задерживают) либо совершает все необходимые действия, но они не приводят к наступлению преступного результата (выстрелив, вместо лишения жизни причинил легкие телесные повреждения или промахнулся при выстреле). При покушении происходит непосредственное посягательство на охраняемые законом блага, и в этом его отличие от приготовления, которое лишь создает условия, благоприятные предпосылки для совершения преступления в будущем. Как правило, покушение выступает в виде активного действия, но возможно и покушение путем бездействия в тех случаях, когда обязательным признаком состава преступления является наступление вредного последствия, а сам акт бездействия имеет некоторую протяжённость во времени до наступления преступного последствия (оставление лежачего больного без пищи и лекарств с целью лишения его жизни). Покушение возможно только на совершение умышленных преступлений в тех случаях, когда лицо четко представляет тот результат, который должен наступить в результате его действия (бездействия). Для покушения характерно, что лицо уже частично реализует умысел на совершение конкретного преступления, но результат в том или ином случае не наступает по причинам, не зависящим от воли виновного. [1]

Для выполнения задач, стоящих перед уголовным законом, необходимо вести борьбу не только с уже совершенными преступлениями, но и с общественно опасными посягательствами, которые только готовятся либо находятся в процессе непосредственного исполнения.

УК РФ выделяет этапы развития умышленного преступления - от приготовления к покушению на его совершение до выполнения оконченного преступного посягательства. Этапы подготовки и реализации умышленного преступления согласно УК РФ четко различаются между собой по характеру выполнения действий и времени прекращения самого посягательства - это формирование и обнаружение умысла, неоконченное преступление (приготовление, покушение) и оконченное преступное посягательство.

Традиционно в монографической и учебной литературе проявления неоконченного преступления относят к стадиям совершения преступления.[2] Такой подход между тем не имеет почвы в действующем уголовном законодательстве. Стадии можно было бы признать как основание, цементирующее анализируемое явление, если бы любые преступления всегда развивались по схеме: приготовление, покушение, оконченное преступление. На деле же это не так. Многие преступления совершаются сразу, без предварительной подготовки, иные фактически завершаются реализацией всех признаков конкретных составов, предусмотренных Особенной частью УК РФ. Стадии, в которых реализуется преступление, не вызывают и юридических последствий. Единственный случай, когда они могут приниматься во внимание, - разграничение умышленного оконченного преступления от преступления, прекращенного в силу добровольного отказа либо в силу вмешательства не зависящих от лица обстоятельств.

Обнаружение умысла нельзя признать этапом совершения преступления. Процесс формирования преступного умысла, продумывание методов, способов наиболее результативных вариантов его реализации - все это характеризует лишь намерения лица. Даже заявленный (устно или письменно) замысел еще не является началом реализации преступного намерения. В этом случае отсутствует главный элемент, с которым связывается уголовная ответственность, - наличие каких-либо общественно опасных действий, направленных на совершение преступления. Обнаружение умысла не влечет уголовной ответственности. Пленум Верховного Суда неоднократно обращал на это внимание.

Так, рассмотрев конкретное уголовное дело, Пленум подчеркнул, что «преступные мысли, настроения, даже замысел совершить преступление, хотя бы и высказанные в той или иной форме и ставшие известными посторонним (так называемое обнаружение умысла), сами по себе не влекут уголовной ответственности».

Покушение характеризуется неполным выполнением действий, предусмотренных признаками конкретного состава преступления, либо отсутствием преступного последствия.

Оконченное преступление характеризуется наличием в содеянном лицом всех предусмотренных законом признаков состава преступления (ч. 1 ст. 29 УК РФ).

Момент окончания каждого вида преступлений, предусмотренных Особенной частью УК РФ, зависит от описания его признаков в конкретной статье. Закон предусматривает несколько типов конструкций составов, в которых по-разному зафиксирован момент окончания преступления. Причем юридическое окончание посягательства может не совпадать с субъективным представлением лица о моменте его завершенности. Среди таких типов выделены усеченные, формальные и материальные составы.[3]

В усеченных составах, с учетом повышенной общественной опасности содеянного, сам законодатель передвигает момент юридического окончания преступления на более ранний период. Так, установлена уголовная ответственность за организацию преступного сообщества (преступной организации) - ст. 210 УК РФ.

Формальный состав не включает в число объективных признаков преступное последствие. Уголовно наказуемым в нем является само преступное деяние. С его совершением связано и окончание посягательства. Типичным видом формального состава является уклонение от прохождения военной и альтернативной гражданской службы - ст. 328 УК РФ.

Материальный состав помимо действия (бездействия) включает в число обязательной составной части объективной стороны наступление преступного последствия. С ним связан и момент окончания преступления. Примерами материального состава могут быть все виды убийств, причинение вреда здоровью, посягательства на собственность (ст. 105 - 108, 111 - 115, 158 УК РФ и др.).

Основание для привлечения к ответственности за неоконченное преступление (приготовление, покушение) возникает при условии, что преступная деятельность субъекта была прервана до окончания посягательства и преступление не было доведено до конца по независящим от лица обстоятельствам. Общественно опасное покушение на преступление образуют состав преступления. Особенность его в том, что, в отличие от состава оконченного преступления, в покушении не полностью проявляются действия, содержащие признаки объективной стороны. При покушении объективная сторона не завершена. Совершаемые лицом действия (бездействие) не совпадают с преступным замыслом.[4] Субъект не смог выполнить всего задуманного, либо совершенные им действия (бездействие) по независящим от него обстоятельствам не привели к преступному результату (помешали другие лица и т.п.).

В юридической литературе обосновывалось и иное решение вопроса. Например, доказывалось, что при неоконченной преступной деятельности состав выполняется лишь частично.[5] Такое решение не нашло поддержки в уголовном законодательстве. Статья 8 УК РФ признает основанием уголовной ответственности совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления.

Покушение возможно не во всех преступлениях. Оно исключается в посягательствах неосторожной виной. Статья 30 УК РФ подчеркивает умышленный характер неоконченного преступления, когда у субъекта поэтапно реализуется преступное намерение. При совершении умышленного преступления для проявления покушения также имеется определенный ограничитель: оно возможно лишь в преступлениях, совершаемых с прямым умыслом.

Покушение на преступление уголовно наказуемо, но если лицо поняло общественную опасность этого преступления и его наказуемость, для этого законодатель предусмотрел такой фактор, отменяющий уголовную ответственность, как добровольный отказ от преступления.

Отказ от преступления возможен на стадии покушения, если только лицо могло было совершить преступление, но не захотело в виду каких либо моральных обстоятельств, если же будет доказано, что отказ был вынужденным, сохраняется как опасность уже совершенных лицом действий, так и его самого, и поэтому лицо не освобождается от уголовной ответственности. Отказ является вынужденным, когда он обусловлен невозможностью доведения преступления до конца (например, лицо не смогло проникнуть в квартиру с целью кражи по причине того, что квартира была оснащена новейшими замками которые это лицо не смогло взломать).

Правильное определение признаков покушения на преступление имеет важное значение для установления основания уголовной ответственности за него. Оно необходимо для правильной квалификации содеянного, а также индивидуализации уголовной ответственности и наказания.

Выявление покушения позволяет принять адекватные меры для предотвращения совершения оконченного преступления, своевременного вмешательства и привлечения виновных к уголовной ответственности за ранние проявления активности, направленной на совершение преступления.

Глава 2.Признаки покушения на преступление

§1.Объективные признаки покушения на преступление

Покушение характеризуется объективными и субъективными признаками, которые позволяют отличить его от приготовления преступления. Если приготовление создает лишь условия для реализации задуманного, то покушение - реальную опасность причинения вреда объекту посягательства. В действиях лица уже содержатся признаки, образующие состав преступления: объект, наличие ряда действий, входящих в объективную сторону преступления, умысел, субъект.
Но при покушении, в отличие от оконченного преступления, недостает некоторых признаков объективной стороны: преступного результата, указанного в соответствующей статье Особенной части, или завершения всех действий, образующих объективную сторону преступления (виновный выстрелил с намерением убить человека, но промахнулся или ранил потерпевшего). Именно незавершенность отличает покушение от оконченного преступления и является одним из оснований выделить его в самостоятельную стадию.[6]

Объективную сторону покушения, его специфику характеризуют три признака:

1) действие (бездействие) непосредственно направлено на совершение преступления;

2) преступление не завершено, т. с. не доведено до конца

3) преступление не завершено по независящим от виновного обстоятельствам.

1) Действия или бездействие, направленные на совершение преступления, проявляются именно в исполнении преступного замысла. Они уже прямо направлены на охраняемый уголовным законом объект, ставят его в непосредственную опасность причинения существенного вреда. Например, покушавшийся на жизнь стреляет из пистолета, но промахивается, наносит удар ножом, но нож ломается, сбрасывает потерпевшего на полном ходу с поезда, но тот остается невредимым. В данных случаях виновный совершил действия, прямо направленные на лишение потерпевшего жизни, последняя подвергалась непосредственной угрозе, однако смерть не наступила вследствие промаха, неисправности орудия, счастливого стечения обстоятельств, не зависящих от намерений виновного. Под покушением как умышленным действием, непосредственно направленным на совершение преступления, следует понимать совершение действий, входящих в объективную сторону состава преступления. При покушении всегда имеют место действия, которыми непосредственно выполняется состав данного преступления. Это первый объективный признак покушения. Характерной особенностью покушения, отличающей его от приготовления, является то, что при покушении объект преступления ставится под непосредственную угрозу причинения ему вреда. При покушении уже совершены действия, входящие в объективную сторону преступления. Но при покушении, в отличие от оконченного преступления, недостает некоторых признаков объективной стороны преступления: преступного результата, указанного в соответствующей статье Особенной части УК, или полного завершения всех действий, образующих объективную сторону преступления.

2) Незавершенность преступного деяния при покушении следует понимать как отсутствие одного или нескольких необходимых признаков объективной стороны состава преступления, предусмотренных конкретной нормой Особенной части УК. Это может быть невыполнение всех задуманных виновным преступных действий (например, субъект заносит руку для удара ножом, но ее перехватывает потерпевший). Незавершенность может также характеризоваться ненаступлением указанного в законе преступного результата, когда виновный выполнил все те действия, которые намеревался для этого совершить (например, с целью причинения смерти нанес несколько ранений в жизненно важные органы потерпевшего, но того удалось спасти). Часто при покушении общественно опасные последствия наступают, но не те, к достижению которых стремился виновный (например, при покушении на убийство причиняется тяжкий вред здоровью потерпевшего). Это не превращает содеянное в оконченное преступление, поскольку для признания криминального деяния оконченным требуется наступление не любых общественно опасных последствий, а только тех, которые прямо указаны в законе. Таким образом, действия (бездействие) покушающегося могут причинить определенные вредные последствия, но они никогда не могут быть теми, наступления которых добивался виновный. Недоведение преступления до конца составляет второй объективный признак покушения. Именно незавершенность преступления отличает покушение от оконченного преступления и является одним из оснований для выделения покушения в самостоятельную стадию.

Однако незавершенность при покушении не следует понимать всегда как незавершенность фактических действий виновного, хотя этот признак и имеет место.

Обычно при покушении лицо не успевает совершить всех тех действий, которые оно намеревалось совершить. Например, при покушении на убийство действия виновного часто пресекаются вмешательством других граждан.

Незавершенность преступления при покушении означает, что преступление не является оконченным, хотя фактически действия виновного могут быть и завершенными. Так, при оконченном покушении виновный убежден, что он сделал все необходимое для совершения преступления, считает, что преступление завершено, и поэтому прекращает свои общественно опасные действия.

Итак, незавершенность при покушении следует понимать прежде всего как отсутствие всех объективных признаков состава преступления, предусмотренного данной нормой Особенной части УК.

3) Третий признак, характеризующий покушение с объективной стороны, — преступление не доведено до конца по независящим от виновного обстоятельствам. Законодатель специально подчеркивает, что криминальное деяние в данном случае не доводится до конца не в силу добровольного отказа (ст. 31 УК), а по объективным, независящим от виновного причинам. Поэтому покушение и влечет за собой уголовную ответственность. К числу таких причин можно отнести, например, вмешательство посторонних лиц, действие сил природы, различных механизмов, нерешительность, неопытность и неподготовленность посягающего, Допущенная им ошибка в фактических обстоятельствах дела (в объекте, средствах, способах действия) и пр.

§2.Субъективные признаки покушения.

Непосредственным источником умышленного преступления, как и всякого сознательного поступка человека, является субъективный волевой акт, т. е. решимость совершить или не совершить определенные действия (бездействие). Совершаемое конкретным лицом конкретное умышленное преступление всегда выражается вовне в виде действий (бездействия), представляющих собой реализацию преступного замысла. Об этом образно писал Н.С. Таганцев: «Энергичным актом решимости преступная воля из периода замысла переходит в деятельность; но путь, который предстоит пройти преступнику до осуществления задуманного, бывает иногда весьма продолжительным, и его отдельные ступени представляют значительный интерес в учении о юридической конструкции преступного деяния».

Следовательно, волевые действия (бездействие) субъекта всегда связаны с процессами мышления, а поэтому в указанных действиях (бездействии) обязательно есть как объективный, так и субъективный моменты. В этих действиях (бездействии) проявляется намерение (замысел) совершить его. «У отдельного человека для того, чтобы он стал действовать, - указывал Ф. Энгельс,- все побудительные силы, вызывающие его действия, неизбежно должны пройти через его голову, должны превратиться в побуждения воли».[7] Таким образом, человек осуществляет свою деятельность (в том числе и преступную) посредством действия или бездействия по своему желанию в соответствии с поставленными перед собой целями и избранными для их достижения средствами.

Осуществление замысла на преступление означает, что мыслительная деятельность субъекта находит объективное воплощение в определенных действиях (бездействии). Сам процесс реализации преступного замысла всегда проявляется вовне и связан с выполнением лицом двух определенных качественно различных комплексов действий (бездействия), направленных соответственно на подготовку к преступлению и на совершение преступления, т. е. проходит две стадии:

стадию подготовки к преступлению и стадию совершения преступления, которые различаются между собой объемом выполнения данного замысла, характером совершаемых при этом действий (бездействия), отсутствием или наличием вредных последствий.

В законодательном определении покушения содержится важное указание на то, что покушением на преступление признается умышленное действие. Тем самым подчеркивается основной субъективный признак покушения. Покушение на преступление характерно только для умышленной преступной деятельности. Не может быть покушения, так же как и приготовления, при совершении преступления по неосторожности. Лицо, делающее попытку совершения преступления, стремящееся достигнуть его завершения, не может действовать неосторожно. В этих случаях можно говорить только об умысле лица. Если субъект не желает совершения преступления, следовательно, он и не может пытаться его совершить.

В юридической литературе обосновывалось и иное решение данного вопроса. Например, утверждалось, что покушение возможно и с косвенным умыслом.[8] Пленум Верховного Суда в постановлении по конкретному уголовному делу подчеркнул, что приготовление и покушение возможны только в преступлениях, совершаемых с прямым умыслом.[9]

Однако при косвенном умысле лицо не желает наступления преступного результата, не стремится к завершению преступления, следовательно, не может и готовиться к нему либо пытаться его совершить. Преступный результат для лица при косвенном умысле является одним из возможных последствий его действий, причем субъект относится пассивно к его наступлению.

С субъективной стороны покушение характеризуется осознанием виновным общественной опасности своих действий, непосредственно направленных на совершение конкретного преступления и желанием выполнить их.

Пленум Верховного Суда РФ, давая разъяснения судам по разрешению ряда категорий уголовных дел, также неоднократно в своих постановлениях подчеркивал, что покушение на совершение преступления может быть совершено только с прямым умыслом.

Так, Пленум Верховного Суда РФ в п. 2 Постановления от 27.01.1999 N 1 "О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК)" указал, что покушение на убийство возможно лишь с прямым умыслом, т.е. когда содеянное свидетельствовало о том, что виновный осознавал общественную опасность своих действий (бездействия), предвидел возможность или неизбежность наступления смерти другого человека и желал ее наступления, но смертельный исход не наступил по не зависящим от него обстоятельствам (ввиду активного сопротивления жертвы, вмешательства других лиц, своевременного оказания потерпевшему медицинской помощи и др.) (24)

Содержание умысла включает:

При покушении на преступление с так называемым материальным составом осознание общественной опасности действий (бездействия), непосредственно направленных на совершение преступления, предвидение возможности наступления в результате этого конкретных общественно опасных последствий и желание их наступления.

При покушении на преступление с так называемым формальным составом — осознание виновным общественной опасности действий, непосредственно направленных на совершение преступления, и желание их совершить.

Субъективным критерием пользуются для деления покушения на виды – оконченное и неоконченное.

Глава 3.Оконченное и неоконченное покушение .

В уголовном праве покушение принято делить на два основных вида - оконченное и неоконченное.

Для деления покушения на виды следует пользоваться субъективным критерием, т.е. руководствоваться представлением самого субъекта о степени завершенности преступления.

Оконченным покушением является такое покушение, при котором субъект сделал все, что он считал необходимым для совершения преступления, однако это преступление не было завершено по не зависящим от него обстоятельствам. Оконченное покушение имеет следующие характерные признаки: с объективной стороны - лицо выполнило все действия, необходимые для наступления последствий; с субъективной стороны - лицо осознает, что им выполнены все намеченные действия и предвидит, что последствия наступят без применения дальнейших усилий, и желает наступления таких последствий, однако преступный результат не наступает по причинам, не зависящим от его воли.

Неоконченным покушением является такое покушение, при котором субъект не совершил еще всего того, что он считал необходимым для совершения преступления, которые указаны в законе как уголовно-наказуемые, или которые должны привести к наступлению преступного результата (занесение над потерпевшим ножа, который удается потерпевшему выбить из рук преступника).

Однако ряд авторов считает, что при делении покушения на виды следует пользоваться объективным критерием.[10]

Выступая против сторонников второй точки зрения, Н.Д. Дурманов совершенно правильно подчеркнул, что «...принятие объективного критерия для разграничения оконченного и неоконченного покушения повело бы к бесконечным схоластическим спорам о том, были или не были необходимы для совершения преступления действия, фактически совершенные виновным».[11]

Имеются и сторонники смешанного критерия: при делении покушения на виды рекомендуется пользоваться субъективным и объективным критерием одновременно.

Если преступный результат не наступил, значит, было сделано не все, что являлось необходимым для наступления преступного результата. Но если следовать такой точке зрения, то вообще нужно будет признать невозможным существование оконченного покушения, ибо всегда каких-то действий виновного будет недостаточно для завершения преступления.

Оконченное покушение при прочих равных условиях обычно более опасно, чем неоконченное. Нередко оно сопровождается причинением известного вреда, особенно при покушении на убийство, хотя этот вред не является тем преступным результатом, к которому стремился виновный.

Оконченное покушение по своим признакам ближе к оконченному преступлению. Однако между ними всегда следует проводить четкую границу по объективной стороне состава преступления. При оконченном покушении в отличие от оконченного преступления всегда отсутствует тот преступный результат, к которому стремился виновный, либо не выполнены все те действия, которые он был намерен совершить для исполнения своего преступного намерения.

Деление покушения на оконченное и неоконченное имеет определенное теоретическое и практическое значение.

Хотя в действующем уголовном законодательстве и не употребляются термины «оконченное» и «неоконченное» покушение, однако следует учитывать наряду с другими обстоятельствами степень осуществления преступного намерения. Это требование учитывается при делении покушения на оконченное и неоконченное.

Кроме того, подразделение покушения на виды имеет большое значение в тех случаях, когда встает вопрос о наличии или отсутствии добровольного отказа.

В юридической литературе принято также выделять негодное покушение. Негодное покушение, в свою очередь, подразделяется на покушение на негодный объект и покушение с негодными средствами.

Под покушением на негодный объект принято понимать те случаи, когда виновный посягает на определенный объект, однако его действия вследствие допускаемой им ошибки не создают реальной опасности причинения объекту вреда. Следует отметить, что выражение «покушение на негодный объект» явно неудачно. Это отмечают и другие авторы.[12] Объект, т.е. общественные отношения, на которые посягает виновный, не могут быть негодными. Негодными могут быть предметы посягательства вследствие отсутствия свойств, на которые рассчитывал виновный. Если виновный, например, похитил непригодное к функциональному использованию оружие (боевые припасы, взрывчатые вещества), заблуждаясь относительно его качества и полагая, что оно исправно, содеянное следует квалифицировать как покушение на хищение оружия (боевых припасов, взрывчатых веществ).[13] Под покушением с негодными средствами обычно понимают также случаи, когда виновный для достижения своих целей применяет средства, которые объективно, вследствие своих свойств, не могут привести к окончанию преступления или к наступлению преступного результата.

Обычно покушение на негодный объект, как и покушение с негодными средствами, обладает признаками общественной опасности, и лицо, совершившее такое покушение, подвергается уголовной ответственности на общих основаниях. Виновный в этих случаях имеет намерение совершить определенное, предусмотренное уголовным законом, общественно опасное деяние, а преступление не завершено по не зависящим от лица обстоятельствам.

Негодное покушение влечет за собой уголовную ответственность так же как и всякое другое покушение, так как лицо имело конкретное намерение довести начатое преступление до конца, посягало на конкретные существующие отношения, и только лишь в силу случайных обстоятельств, не находящихся в волевой зависимости от виновного, не смогло реализовать свое преступное желание. Лицо может быть освобождено от ответственности за "негодное" покушение по признаку малозначительности (ч. 2 ст. 14 УК), если в силу невежества или суеверия пыталось использовать такие явления или способы, которые в действительности ни при каких условиях не могут привести к желаемому преступному результату (заклинание с целью причинить смерть и т. п.).

Покушение на преступление более опасная стадия преступной деятельности, однако это не совершение оконченного преступления. Поэтому срок и размер наказания за покушение на преступление закон ограничил тремя четвертями максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части Уголовного Кодекса за оконченное преступление. Между тем при назначении наказания за покушение на преступление суд должен выяснить все обстоятельства, способствующие его совершению, учесть все конкретные, а также смягчающие обстоятельства по делу.

Деление покушения на перечисленные виды имеет практическое значение для установления в действиях лица добровольного отказа от исполнения начатого преступления, который может иметь место, как правило, при неоконченном покушении, когда лицо еще не успело выполнить все необходимые действия для завершения преступления и может отказаться от доведения его до конца. Добровольный отказ возможен лишь в том случае если лицо имело возможность доведения преступления до конца но не захотело в силу своих убеждений. Очень важно отделить добровольный отказ от преступления, от вынужденного отказа т.к. за вынужденный отказ лицо понесет уголовную ответственность в соответствии с уголовным законодательством.

Глава 4. Добровольный отказ от преступления

Свое практическое применение норма закона о добровольном отказе находит только при неоконченном преступлении. Именно этим и руководствовался законодатель, помещая данную норму рядом с нормой о покушении на преступление и приготовлении к нему. Поэтому правильное решение вопроса об ответственности за неоконченное преступление либо об исключении таковой невозможно без выяснения сущности, природы и условий применения института добровольного отказа от преступления.

Правовое значение добровольного отказа состоит прежде всего в том, что он является особым обстоятельством, исключающим уголовную ответственность за предварительную преступную деятельность.

Добровольным отказом от преступления признается прекращение лицом приготовления к преступлению либо прекращение действий (бездействия), непосредственно направленных на совершение преступления, если лицо осознавало возможность доведения преступления до конца.[14]

Согласно ст. 31 УК РФ лицо, добровольно отказавшееся от доведения преступления до конца, подлежит уголовной ответственности лишь в том случае, если фактически совершенное им деяние содержит состав иного преступления.

Добровольный отказ полностью исключает уголовную ответственность за преступление, которое лицо пыталось совершить или к которому оно готовилось. В такой ситуации уголовная ответственность возможна лишь в том случае, если уже совершенные им до момента добровольного отказа действия содержат оконченный состав иного преступления.

Для наличия добровольного отказа необходимо, чтобы он был действительно добровольным и окончательным.

Признак добровольности означает, что лицо, сознавая возможность успешного завершения начатого преступления, сознательно (не вынужденно) прекращает свои преступные действия. При этом не имеет значения, существовала ли в действительности возможность доведения преступления до конца. Необходимо, чтобы именно лицо считало, что оно в состоянии закончить преступление, но тем не менее отказалось от его завершения.

Вместе с тем, если лицо отказывается от продолжения совершения преступления из-за различного рода препятствий, которые затрудняют совершение преступления или делают его совершение невозможным, то добровольный отказ отсутствует.[15]

Для того чтобы считать отказ от продолжения совершения преступления не добровольным, а вынужденным, не требуется, чтобы встретившееся препятствие сделало совершенно невозможным совершение преступления. Достаточно, чтобы оно существенно затруднило его осуществление.

Если лицо во время совершения преступления узнало о том, что ему грозит реальная опасность быть застигнутым на месте совершения преступления и поэтому отказывается от доведения своего преступного намерения до конца, то добровольный отказ отсутствует.

Однако, если лицо отказывается от дальнейшего совершения преступления лишь из-за страха перед наказанием, то отказ в этом случае признается добровольным, а не вынужденным, поскольку мотивы не имеют значения для признания добровольного отказа.

По общему правилу добровольность как один из основных признаков отказа частично проявляется в том, что лицо само приходит к мысли о добровольном отказе. Однако это не обязательно. Признак добровольности налицо и в тех случаях, когда инициатива отказа от дальнейшего совершения преступления исходит и от других лиц. Советы, просьбы, убеждения иных лиц могут побудить лицо отказаться от продолжения преступления. Вместе с тем для наличия признака добровольности необходимо, чтобы лицо осознавало реальную возможность успешного завершения преступления и в тех случаях, когда оно вняло советам и просьбам о добровольном отказе. Если же советы и убеждения иных лиц носят такой характер, что лицо не видит фактической возможности окончания преступления, и, по существу, эти советы и убеждения носят форму принуждения, недоведение преступления до конца не будет добровольным, и лицо подлежит уголовной ответственности за неоконченное преступление.

Мотивы при добровольном отказе могут носить самый различный характер. Как правило, мотивы добровольного отказа не имеют самостоятельного юридического значения. Однако исследование их в процессе расследования и рассмотрения дела в суде является обязательным, поскольку, исследуя мотивы отказа от дальнейшего совершения преступления, можно определить, действительно ли отказ от совершения преступления был добровольным и окончательным.

Вторым необходимым признаком добровольного отказа является его окончательность. Отказ будет окончательным лишь в том случае, если лицо полностью прекращает преступную деятельность и не имеет намерения продолжать ее в будущем.

Поэтому в случаях временного перерыва преступной деятельности, вызванного теми или иными обстоятельствами, добровольного отказа не будет. Если субъект приостанавливает свои преступные действия для того, чтобы продолжить их при более благоприятных обстоятельствах, то в этих случаях не отпадает общественная опасность ни деяния, ни самого лица. Лишь окончательный отказ лица от совершения преступления может свидетельствовать о том, что само деяние и лицо перестали быть общественно опасными.

Также не исчезает общественная опасность деяния и лица в случаях отказа от повторения преступного посягательства, поскольку при первом посягательстве лицом сделано все, что оно считало необходимым для совершения преступления, но преступный результат не наступил по не зависящим от лица обстоятельствам. Отказ от повторения покушения не является основанием устранения уголовной ответственности. Он может быть лишь учтен судом при назначении наказания.

Известные трудности представляет вопрос об основаниях исключения уголовной ответственности при добровольном отказе. Среди авторов нет единого мнения по этому вопросу.

В последнее время преобладает точка зрения о том, что основанием исключения условной ответственности при добровольном отказе является отсутствие в деянии лица состава преступления.[16] Эта точка зрения представляется правильной.

Институт добровольного отказа тесно связан с понятием и разграничением стадий совершения преступления. Поэтому важное теоретическое и практическое значение имеет правильное решение вопроса о том, на каких стадиях развития преступной деятельности может иметь место добровольный отказ.

Поскольку большинством авторов обнаружение умысла не признается стадией совершения преступления, а авторы, признающие наличие такой стадии, соглашаются с тем, что она ненаказуема в уголовном порядке, говорить об обнаружении умысла, естественно, не приходится. Совершенно правильно указывает Н.Д. Дурманов, что «добровольный отказ как понятие уголовного права предполагает, что действия виновного уже содержали бы признаки состава преступления и подлежали бы наказанию, если бы виновный не отказался от совершения преступления. Только в этом случае добровольный отказ приобретает уголовно-правовое значение обстоятельства, исключающего ответственность».[17] Очевидно, что не может иметь места добровольный отказ и в стадии оконченного преступления, поскольку в таком случае налицо все элементы состава преступления и отказ от уже завершенного преступления невозможен. Таким образом, практически о добровольном отказе речь может идти лишь на стадиях приготовления к преступлению и покушения на преступление.

Добровольный отказ от совершения преступления возможен лишь до момента окончания преступления.

Добровольный отказ может иметь место в стадии покушения на преступление. При этом, в одних случаях для наличия добровольного отказа достаточно прекращения начатых преступных действий, т.е. возможна пассивная форма отказа, в других же случаях сам характер уже выполненного посягательства требует от лица для успешности отказа совершения лишь активных действий по предотвращению завершения преступления. Решающую роль для определения формы отказа от покушения при этом играет вид покушения.

Возможность добровольного отказа при неоконченном покушении не вызывает сомнения. Когда лицо не выполнило еще всех действий, которые оно считало необходимыми для совершения преступления, добровольный отказ обычно выражается в воздержании от дальнейших действий по совершению преступления. Эти случаи имеют много общего с добровольным отказом в стадии приготовления к совершению преступления. Так же, как и при приготовлении, добровольный отказ при неоконченном покушении обычно имеет форму пассивного поведения.

Что же касается возможности добровольного отказа при оконченном покушении, т.е. после того, как выполнены все действия, которые лицо считало необходимыми для совершения преступления, то он здесь возможен не всегда.

При оконченном покушении добровольный отказ возможен лишь в тех случаях, когда лицо еще господствует над дальнейшим ходом событий, когда оно еще способно не допустить окончания преступления.

В этих случаях развитие причинной связи, вызванной действиями виновного, еще не закончилось, преступный результат еще не наступил, в связи с чем виновный своими действиями еще может воспрепятствовать окончанию преступления.

В качестве примера добровольного отказа при оконченном покушении можно привести следующий. Ю. с целью убийства нанес удары металлической сковородкой по голове и другим частям тела Г. и ее одиннадцатилетнему сыну. После этого Ю., закрыв снаружи входную дверь вагончика, в котором остались потерявшие сознание люди, поджег вагончик. Потерпевшая под воздействием огня и угарного газа скончалась, а ее сыну причинены менее тяжкие телесные повреждения. Переквалифицировав действия Ю. в соответствии со ст. 15, п. «г» ст. 102 УК РСФСР на ч. 1 ст. 109 УК РФ, Президиум Верховного Суда РФ указал, что, хотя суд первой инстанции и установил, что Ю. вернулся на место совершенного преступления и спас мальчика от огня, тем не менее сделал ошибочный вывод, что смерть потерпевшего не наступила по обстоятельствам, не зависящим от воли виновного.[18]

В отличие от неоконченного вида покушения при оконченном покушении действия лица, решившего добровольно отказаться от дальнейшего совершения преступления, всегда должны носить активный характер. Как справедливо отмечалось в юридической литературе, действия лица в этих случаях выражаются не только в предотвращении преступного результата, но прежде всего в уничтожении уже произведенных изменений в объективном мире, в восстановлении того положения, которое существовало до совершения действий по осуществлению преступления. Если лицо не в состоянии уничтожить уже произведенные изменения в объективном мире и восстановить первоначальное положение, то возможность добровольного отказа в этих случаях исключается.

Необходимым признаком добровольного отказа является осознание фактической возможности успешного продолжения преступной деятельности. Однако это не означает, что если субъектом выполнены все действия, которые он считал необходимыми для наступления преступного результата, то о каком-либо продолжении совершения преступления не может быть и речи, ибо сам процесс наступления преступного результата является не чем иным, как продолжением, логическим завершением преступных действий. И если наступление преступного результата зависит от виновного, то в полной мере можно сказать, что от лица зависит дальнейшее продолжение совершения преступления. Нельзя, как уже было сказано выше, действия лица рассматривать изолированно. И предварительная преступная деятельность, и добровольный отказ затем от дальнейшего совершения преступления являются единым поступком человека. Субъект привел в действие причинный ряд, но он еще господствует над его развитием и от него зависит наступление или ненаступление преступного результата.

От добровольного отказа следует отличать деятельное раскаяние. Под деятельным раскаянием понимаются действия виновного, совершенные для предотвращения наступления вредных последствий совершенного преступления, добровольное возмещение нанесенного ущерба или устранение причиненного вреда, явка с повинной и активное содействие раскрытию преступления (п. п. «и», «к» ст. 61 УК РФ).

Основное отличие между ними состоит в том, что добровольный отказ может иметь место лишь при неоконченном преступлении, тогда как деятельное раскаяние возможно после окончания преступления. Однако деятельное раскаяние может иметь место не только после окончания преступления, но и после оконченного покушения (в тех случаях, когда добровольный отказ невозможен). Деятельное раскаяние не устраняет уголовной ответственности за совершенное преступление, оно учитывается судом при назначении наказания как смягчающее обстоятельство.

Заключение

В завершение данной работы сделаем основные выводы по рассмотренной теме:

Теория уголовного права признает оконченное и неоконченное преступление.

Признание преступления оконченным или неоконченным довольно сложный вопрос. Иногда оно зависит не только от содержания умысла и степени его реализации вовне, а в первую очередь от особенностей законодательного построения соответствующего состава преступления. Наиболее существенным признаком, отличающим оконченное преступление от иных стадий, является полная реализация объективной и субъективной стороны, предусмотренного уголовным законом общественно опасного деяния. Объект же и субъект деяния одинаковы как для оконченного, так и неоконченного преступления.

Неоконченным преступлением - признаются действия направленные непосредственно на совершение преступления, но прерванные либо по причинам не зависящим от посягавшего лица (приготовление и покушение на преступление), либо прерванное по его воле (добровольный отказ от доведения преступления до конца)

Оконченным закон признает преступление, если в совершенном лицом деянии содержатся все признаки состава преступления, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части Уголовного кодекса.

Согласно ст. 29 УК покушение на преступление признается неоконченным преступлением. Покушение па преступление - это любые умышленные действия, посягающие па объект преступления, начало непосредственного выполнения признаков объективной стороны преступления, предусмотренного в диспозиции статьи Особенной части УК. В этом случае преступление не доводится до конца по причинам и обстоятельствам, не зависящим от воли виновного. Поскольку покушение на преступление представляют реальную опасность для правоохраняемых интересов, основанием уголовной ответственности за покушение является состав неоконченного преступления. По общему правилу, покушение опаснее приготовления, а оконченное преступление опаснее покушения. В практическом плане это означает, что каждая последующая стадия влечет более строгое наказание.

При покушении происходит непосредственное посягательство на охраняемые уголовным законом общественные отношения. Субъект желает причинить вред.

От приготовления покушение отличается тем, что действия виновного непосредственно направлены на осуществление преступного акта. Объективная сторона покушения характеризуется тремя признаками: а) деяние направлено непосредственно на совершение преступления; б) преступление не доведено до конца; в) преступление не окончено по причине, не зависящей от субъекта. Незавершенность преступного деяния при покушении следует понимать как отсутствие одного или нескольких необходимых признаков объективной стороны состава преступления, предусмотренных конкретной нормой Особенной части УК.

О покушении на преступление можно вести речь лишь применительно к целенаправленной преступной деятельности. Покушение возможно только в преступлениях, совершаемых с прямым умыслом.

Что же касается криминальных деяний, совершаемых с косвенным умыслом, то в них я и покушение невозможно. Не желая наступления общественно опасных последствий, виновный, естественно, не может покушаться на преступление. И данном случае общественно-опасные последствия преступления не составляют цели его криминальной деятельности.

Не является преступной стадией обнаружение умысла. Угроза совершить общественно опасное деяние является оконченным преступлением, если она указана в законе.

По поводу добровольного отказа, подчеркну, что добровольность отказа означает, что лицо, начавшее преступление, сознательно, по собственной воле прекращает дальнейшее его совершение. Разумеется, иногда инициатива такого отказа может возникнуть у субъекта под влиянием других лиц (например, его близких). Однако и при этом сам отказ должен быть результатом свободного волеизъявления субъекта, а не вынужденным следствием возникших непреодолимых или трудно преодолимых для продолжения начатой криминальной деятельности препятствий.

По моему мнению, существование институтов покушения на преступление и добровольный отказ свидетельствует о демократизме и прогрессивности российского уголовно права.

Задача 1

Два работника кожевенного завода ночью, с целью похищения,

перебросили через забор предприятия 33 куска кожи и стали грузить их в автомашину, но были задержаны охраной.

На какой стадии завершилось преступление?

Решение:

В соответствии ч.1 ст. 29 УК РФ преступление признается оконченным, если в совершённом лицом деянии содержатся все признаки состава преступления, предусмотренные настоящим Кодексом.

Данное преступление можно квалифицировать как кражу, совершенную группой лиц по предварительному сговору на основании ч.2 ст. 158 УК РФ. В соответствии с приведенными выше статьями можно сделать вывод, что преступление является оконченным поскольку все признаки состава преступления предусмотренные ч.2 ст.158 УК РФ , а именно тайное хищение 33 кусков кожи с кожевенного завода группой лиц по предварительному сговору в данном случае имеются. Куски кожи были тайно переправлены за территорию завода и преступники могли распоряжаться ими по своему усмотрению, но были задержаны охраной.

Задача 2

Имея намерение убить жену, Михеев купил несколько граммов белого порошка, который, по утверждению продавца Жукова, являлся сильно действующим ядом. Он дал этот порошок жене вместе с пищей. Никакого вреда жене причинено не было, так как этот порошок оказался измельчённым мелом.

Как следует оценить действия Михеева?

Можно ли привлечь его к уголовной ответственности?

Решение:

Действия Михеева следует оценить как покушение на убийство совершенное негодными средствами.

Покушение на убийство совершенное негодными средствами влечет за собой уголовную ответственность, так как Михеев имел конкретное намерение убить свою жену и только в силу, того что примененное им средство оказалось неядовитым (то есть в силу случайных обстоятельств, не находящихся в волевой зависимости от Михеева) не смог реализовать свое преступное желание и придти к преступному результату.

Михеев должен быть привлечен к уголовной ответственности по ч.3 ст.30 и ч.1 ст 105 УК РФ.

Задача 3

Котов и Дробышев договорились совершить хищение из магазина на окраине города. Захватив орудия взлома, они глубокой ночью подошли к магазину и неожиданно для себя заметили, что магазин охраняется сторожем. Учитывая это, Котов и Дробышев не сделали попытки проникнуть в магазин, решили подыскать для совершения кражи более удобный объект.

Имеется ли в данном случае добровольный отказ от преступления?

Изменится ли решение, если Котов и Дробышев сумели тайно проникнуть в магазин, но при выносе товаров были неожиданно застигнуты сторожем и, несмотря на то, что имели возможность скрыться с похищенным, бросили похищенное и скрылись?

Решение:

В данном случае не имеется добровольного отказа от совершения преступления. В соответствии с ч.2 ст.31 УК РФ добровольный отказ от совершения преступления должен отвечать двум признакам – добровольность и окончательность.

Если лицо отказывается от продолжения совершения преступления из-за различного рода препятствий, которые затрудняют совершение преступления или делают его совершение невозможным (в данном случае охрана магазина сторожем), то добровольный отказ отсутствует. Кроме того Котов и Дробышев не отказались от своего преступного намерения, а решили найти для совершения кражи более удобный объект. То есть их отказ от преступной деятельности не является окончательным и они сохраняют свою общественную опасность.

Во втором случае имеет место добровольный отказ. Поскольку Котов и Дробышев совершили покушение на кражу, но имея возможность завершить начатое преступление, отказались от своих преступных намерений и не довели преступление до конца.

Список используемой литературы

1. Уголовный Кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 № 63-ФЗ

2. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 12 марта 2002 г. «О судебной практике по делам о хищении и вымогательстве, незаконном обороте оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ» и взрывных устройств // БВС РФ. - 2002. - № 5.

3. Бюллетень Верховного Совета СССР. - 1975. - № 2.

4. Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за третий квартал 1998 года // БВС РФ. - 1999. - № 3.

5. Бюллетень Верховного Совета РСФСР. - 1972. - № 3.

6. Уголовное право России. Общая и Особенная части. / Под ред. В.П. Ревина. - М.: Юрид. Лит, 2000.

7. Курс уголовного права. Общая часть. - Т. 1. - М., 1999.

8. Уголовное право Российской Федерации. - Общая часть. - М., 1999.

9. Горелик И.И. Ответственность за поставление в опасность по советскому уголовному праву. - Минск, 1964.

10. Дурманов Н.Д. Стадии совершения преступления по советскому уголовному праву. - М., 1955.

11. Козлов А.П. Учение о стадиях преступления. - СПб., 2002.

12. Ковалев М.И., Козаченко И.Я. “Уголовное право. Общая часть”.- М.,2000.

13. Иванов В.Д. Ответственность за покушение на преступление. - Караганда, 1974.

14. Кузнецова Н.Ф. Ответственность за приготовление к преступлению и покушение на преступление по советскому уголовному праву. - М., 1958.

15. Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т.21.

16. Панько К.А. Добровольный отказ от преступления по советскому уголовному праву. - Воронеж, 1972.

17. Тишкевич И.С. Приготовление и покушение по уголовному праву. - М., 1958.


[1] Ковалев М.И., Козаченко И.Я. “Уголовное право. Общая часть”.- М.,2000.- С. 220

[2] Иванов В.Д.. Ответственность за покушение на преступление. - Караганда, 1974.- С. 5.

[3] Козлов А.П. Учение о стадиях преступления. - СПб., 2002. - С. 35.

[4] Тишкевич И.С. Приготовление и покушение по уголовному праву. - М., 1958. - С. 23.

[5] Кузнецова Н.Ф. Ответственность за приготовление к преступлению и покушение на преступление по советскому уголовному праву. - М., 1958. - С. 116.

[6] Уголовное право России. Общая и Особенная части. / Под ред. В.П.Ревина.-М.: Юрид. Лит., 2000. С.210

[7] Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т.21. С 85.

[8] Горелик И.И. Ответственность за поставление в опасность по советскому уголовному праву. - Минск, 1964. - С. 28.

[9] Бюллетень Верховного Совета СССР. - 1975. - № 2. - С. 9.

[10] Курс уголовного права. Общая часть. - Т. 1. - М., 1999. - С. 372.

[11] Дурманов Н.Д. Стадии совершения преступления по советскому уголовному праву. – М., 1955. С.146

[12] Курс уголовного права. Общая часть. - Т. 1. - М., 1999. - С. 373.

[13] Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 12 марта 2002 г. «О судебной практике по делам о хищении и вымогательстве, незаконном обороте оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ» и взрывных устройств // БВС РФ. - 2002. - № 5. - С. 3.

[14] Панько К.А. Добровольный отказ от преступления по советскому уголовному праву. - Воронеж, 1972. - С.4

[15] Акопов А.А. Добровольный отказ от совершения преступления. - М., 1982. - С. 6.

[16] Уголовное право Российской Федерации. - Общая часть. - М., 1999. - С. 236.

[17] Н.Д. Дурманов. Стадии совершения преступления по советскому уголовному праву. – М., 1955. С.190.

[18] Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за третий квартал 1998 года // БВС РФ. - 1999. - № 3. - С. 18.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий

Другие видео на эту тему