Понятие убийства и его виды 3

Министерство Образования Российской Федерации НОВОСИБИРСКИЙ ГУМАНИТАРНЫЙ ИНСТИТУТ Курсовая работа по дисциплине уголовное право, особенная часть

Министерство Образования Российской Федерации

НОВОСИБИРСКИЙ ГУМАНИТАРНЫЙ ИНСТИТУТ

Курсовая работа

по дисциплине уголовное право,

особенная часть

Тема: «Понятие убийства и его виды».

Выполнила студентка:

группы ЮВ-31

Ермош Т.В.

Проверил преподаватель:

Семейкина О.В.

НОВОСИБИРСК 2006

ПЛАН КУРСОВОЙ РАБОТЫ:

Введение.

Глава I Понятие и виды убийства.

Глава II Анализ признаков состава преступления:

1. Объект преступления;

2. Объективная сторона убийства;

3. Субъект преступления;

4. Субъективная сторона убийства.

Глава III Квалифицированное убийство или убийство при отягчающих обстоятельствах:

Глава IV Привилегированные составы убийства:

1.Убийство матерью новорожденного ребенка;

2.Убийство, совершенное в состоянии аффекта;

3.Убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны;

4.Убийство, совершенное при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление.

Глава V Простое убийство.

Глава VI Отграничение квалифицированного убийства от смежных составов преступлений.

Заключение.

Библиографический список к курсовой работе.

Введение .

Темой своей курсовой работы я выбрала, как мне кажется, являющуюся одной из самых сложных тем, хотя и досконально изученной, а именно: «Понятие убийства и его виды». Сложность, на мой взгляд, заключается в том, что убийство неразрывно связано с понятиями жизни и смерти человека.

Жизнь является естественным благом и ценностью человека, передается ему генетически и относится к важнейшему объекту уголовно-правовой охраны. Право на жизнь - одно из основных прав человека, закрепленное и гарантированное Конституцией РФ (ст. 20).

Наибольшую опасность среди преступлений, направленных против личности, на мой взгляд, представляет убийство. Российское законодательство относит убийство при отягчающих обстоятельствах к числу наиболее тяжких преступлений. Вне сферы действия уголовного законодательства под убийством иногда понимается не только преступное лишение жизни, но причинение побоев, ушибов и т.п. В уголовно-правовом смысле понятие убийства более узкое, т.к. для наступления уголовной ответственности за убийство необходимы определенные признаки, которые свидетельствовали бы о совершении данного преступления.

Защита личности от преступных посягательств, охрана её прав и свобод – обязанность государства. Это положение зафиксировано в ст. 2 Конституции РФ. Однако, статистические данные о состоянии преступности за последние несколько лет свидетельствуют о том, что удельный вес преступлений против личности неуклонно растет. Особенно заметен всплеск насильственных преступлений против личности.

Причины столь бурного роста насильственных преступлений, на мой взгляд, следует искать в нестабильной экономической ситуации, в нерешенности многих социальных вопросов. Можно найти эти причины и в политической сфере. Политическая нестабильность не только обострила до предела экономическую и социальную обстановку в стране, но и взорвала межнациональные отношения. Национальная вражда, возникшая на почве лозунгов о «суверенизации», доведенных до абсурда, стала причиной многих тяжких преступлений, включая массовые убийства. Нравственное опустошение общества я считаю, что также оказывает свое влияние на ситуацию с преступностью. В обществе в последнее время все больше набирает силу тенденция неуважения к праву, закону, попранию прав личности, процветает безнравственность, теряются моральные ценности и установки.

Проблемой, решению которой, посвящена моя курсовая работа, является то, что перед органами следствия встает вопрос о правильной квалификации совершенного преступником убийства. Нужно четко разграничить признаки преступления, для того, чтобы вынести правильный приговор. Очень важно отличить простое убийство от привилегированного, так как от этого зависит приговор, вынесенный судом обвиняемому. Приговорят преступника к 6 годам лишения свободы или к 3 годам, для него является существенной разницей.

Я считаю, что тема моей курсовой работы на сегодняшний день достаточно актуальна. В настоящее время в связи с возросшим вниманием общественности к проблемам прав и свобод человека граждан, остро стоит вопрос о допустимых пределах необходимой обороны, а также убийств совершенных в состоянии аффекта. Хотелось бы отметить еще то, что в условиях снижения деторождаемости в РФ стала актуальной проблема убийства новорожденных, в связи с тем, что возникла проблема демографического кризиса, где смертность во много раз превышает рождаемость. Как правило, убийство новорожденных совершают их матери, я считаю, что это происходит из-за низкого материального и морального уровня, а также отсутствия возможности дальнейшего воспитания ребенка.

Цель моей курсовой работы: 1) постараться отграничить убийство от естественного завершения жизненного процесса, от правомерного лишения жизни, от случайного причинения смерти, от самоубийства и от других преступлений, сопряженных с умышленным и неосторожным причинением смерти другому человеку; 2) раскрыть понятие и виды убийства, как можно более полно.

Объектом исследования в курсовом проекте является круг вопросов касаемых правильного применения норм уголовного и уголовно-процессуального права затрагивающих вышеописанные категории убийств.

Глава I .

Понятие и виды убийства

Убийство (как, собственно, и любое умышленное преступление против жизни другого человека) всегда и во всех странах мира традиционно являлось (и является сейчас) особо тяжким преступлением, которое карается длительными сроками лишения свободы или же смертной казнью.

Уголовный кодекс РФ дает законодательное определение понятия убийства: «умышленное причинение смерти другому человеку» (ч. 1 ст. 105). В прежних уголовных кодексах советского периода, также как и в Уголовном уложении 1903 г., убийство не определялось. По-видимому, законодатели исходили из того, что понятие «убийство» в уголовном праве не отличается от общепринятого. Но в правоприменительной практике нередко возникала потребность в точном установлении границ данного понятия. Поэтому в доктрине уголовного права предлагались различные определения убийства, в основных чертах сходные между собой. Законодательное определение убийства основано на обобщении выработанных юристами формулировок.

Ранее убийством считалось как умышленное, так и неосторожное причинение смерти человеку. Соответственно, в уголовных кодексах существовал состав неосторожного убийства. Такая позиция закона не всегда воспринималась положительно. Почти все доктринальные определения убийства включали указание на «противоправность» («неправомерность», «уголовную противоправность») причинения смерти. В формулировке ч. 1 ст. 105 УК такого указания нет. Однако признак противоправности в характеристике убийства является необходимым. Он позволяет отграничить убийство от правомерного лишения жизни человека. Так, причинение смерти при необходимой обороне не только не влечет уголовной ответственности, но и не может быть названо убийством. Равным образом не являются убийством и другие случаи правомерного лишения жизни: при исполнении приговора к смертной казни, в ходе боевых действий и др.

Указание в ст. 105 УК на причинение смерти другому человеку подчеркивает, что причинение смерти самому себе не является преступлением. С точки зрения современных представлений об уголовной ответственности такое указание может показаться излишним. Хотя еще в законодательных актах Петра I предусматривалось символическое наказание для самоубийств. В Уставе воинском сказано: «Ежели кто сам себя убивает, то надлежит палачу тело его в бесчестное место отволочь и закопать, волоча прежде по улицам или обозу». А за неудачную попытку самоубийства без уважительных причин полагалась смертная казнь. Да и новейшее время покушение на самоубийство некоторые кодексы считают преступлением против жизни (например, ст. 309 УК Индии). В Великобритании уголовная ответственность за самоубийство и покушение на самоубийство отменена лишь Законом о самоубийстве (Suicide Akt) 1961 г.

Для характеристики объективной стороны убийства вместо слов «причинение смерти» иногда пользуются выражением «лишение жизни». Оба выражения равноценны. В первом случае указывается на последствие, во втором – на объект убийства. Все виды умышленного причинения смерти другому человеку охватывается одним термином «убийство». Это соответствует российской правовой традиции. В памятниках русского права мы встречаем и другие словесные обозначения этого преступления: «убивство», «убойство», «душегубство», «смертоубийство», «человекоубийство». Однако они воспринимаются и, прежде всего, воспринимались как синонимы, в отличие от зарубежного уголовного права, где было принято терминологически выделять различные виды убийства по степени из тяжести («Mord» и «Totschlag» в германском праве, «murder» и «manslaughter» - в англосаксонском).

Тем не менее, не смотря на то, что тема убийства изучена довольно серьезно, на практике ошибки при квалификации данного преступления до сих пор совершаются (да и наверняка будут совершаться впредь), как следователями на предварительном следствии, так и судьями на стадии судебного рассмотрения дел об убийствах. Так, в 1998 году в Курганской области из совершенных 256 так называемых «простых» убийств 38 уголовных дел по их расследованию были отправлены для производства дополнительного расследования прокурорами районов и городов, 12 дел направлены на дополнительное расследование судами первой инстанции, а по 4 делам обвиняемые были оправданы. Из 58 уголовных дел об убийствах, подсудных областному суду, 8 были направлены на дополнительное расследование областным судом, еще одно – определением Верховного суда РФ, а двое обвиняемых были оправданы. И хотя в сравнении с 1997 годом наблюдаются некоторые положительные моменты, допускается меньше ошибок при квалификации данного преступления, тем не менее количество таких ошибок остается довольно внушительным. Среди всех преступлений против личности наибольшей опасностью обладает, естественно, умышленное убийство. Оно посягает на жизнь человека – благо, которое принадлежит человеку от рождения и дается ему только один раз.

Право на жизнь зафиксировано в ст. 20 Конституции РФ. Еще раньше, Всеобщая декларация прав человека от 10 декабря 1948 года в ст. 3 зафиксировала, что каждый человек имеет право на жизнь, свободу и личную неприкосновенность. И каждый человек обладает этим правом, без какого бы то ни было различия, как-то: в отношении расы, цвета кожи, пола, языка, религии, политических или иных убеждений, национального или социального происхождения, имущественного, сословного или иного положения. Так как убийство неразрывно связано с жизнью и смертью человека, поэтому без выяснений содержания понятия жизни и смерти нельзя говорить об определении убийства.

Задача государства, в этом случае, заключается в том, что для охраны права человека на жизнь оно обязано использовать все имеющиеся у него средства, включая и уголовно-правовую охрану жизни. Но убийства относятся к числу тех преступлений, которые вызывают часто большие трудности при расследовании и при юридической квалификации.

Из всего вышесказанного следует, что убийство – это только умышленное причинение смерти другому человеку (ч.1 ст. 105). Определение понятия убийства исключает из числа убийств причинение смерти по неосторожности. Для закона такого определения достаточно, тем не менее, в доктрине уголовного права предлагаются и более полные определения понятия убийства, ну например: убийство - это противоправное умышленное причинение смерти другому человеку независимо от его возраста и состояния здоровья.

Для более точного и полного определения понятия убийства необходимо установить существенные признаки, которые позволят раскрыть суть убийства. Но сначала нужно выяснить содержание понятий жизни и смерти, поскольку убийство непосредственно связано с лишением жизни и причинением смерти.

Жизнь человека, с биологической точки зрения, состоит в непрерывном обмене веществ, питании и выделении. По вопросу о моменте начала жизни в юридической литературе высказываются различные точки зрения. Большинство ученых считают, что таким моментом следует признать начало физиологических родов. Так, Н.И. Загородников пишет, что «условным началом жизни человека следует признать начало физиологических родов … этот момент свидетельствует о том, что плод достаточно созрел и приобрел, все необходимые качества для внеутробной жизни, о чем свидетельствуют объективные данные – начало родов»[1] Этой же точки зрения придерживаются в своих работах А.А. Пионтковский, С.В. Бородин, М.К. Аниянц и другие. Верность данной позиции можно опровергнуть по нескольким причинам:

Во-первых , до начала самостоятельного процесса дыхания мы не можем утверждать, что ребенок способен к самостоятельному существованию. Говорить об этом с полной уверенностью можно лишь тогда, когда он начнет самостоятельно дышать, и его легкие наполнятся воздухом.

Во-вторых , даже в процессе родов не прекращается связь плода с организмом матери. Через пуповину она снабжает плод кислородом и питательными веществами, а также отбирает из его крови углекислоту. Следовательно, плод полностью зависит от матери.

В-третьих , сторонники данной точки зрения не определяют точно, какой именно момент они считают началом родов, а следовательно, и началом жизни. В медицине процесс родов рассматривается как сложный физиологический акт, который начинается с появления регулярных сокращений матки – схваток. Но считать появление схваток началом жизни, было бы ошибочно, так как плод в это время вообще находится в организме матери.

Исходя из всего вышесказанного, я считаю, что моментом начала жизни правильнее было бы считать момент, когда ребенок, отделенный от утробы матери, начинает самостоятельно дышать.

Смерть же представляет собой состояние необратимой гибели организма, когда остановлена сердечная деятельность, исчезла пульсация в крупных артериях, прекращено дыхание, утрачены функции центральной нервной системы. Но неправильно было бы связывать наступление смерти только с прекращением сердечной деятельности и дыхания. Наукой установлено, что смерть – это процесс, который не наступает мгновенно. Даже при скоропостижной смерти клетки и ткани организма не погибают немедленно и одновременно. Одни из них умирают медленнее, другие быстрее. Раньше всех прекращает свою работу кора головного мозга. Предельный срок, в течение которого может жить кора головного мозга после прекращения сердечной деятельности и дыхания в обычных температурных условиях, достаточно мала, всего 5 – 7 минут. По его окончании в коре головного мозга, а также в центральной нервной системе наступают необратимые изменения, что, бесспорно, свидетельствует о наступлении смерти.

Таким образом, между остановкой кровообращения и дыхания, развитием необратимых изменений в головном мозге проходит небольшой период времени. Он называется клинической смертью. В это время продолжается обмен веществ, и организм еще можно вернуть к жизни, восстановив сердцебиение и дыхание. Если этого сделать не удается, то наступает биологическая смерть – полный и необратимый распад тканей и клеток, оживить, которые наука пока бессильна.

С.В. Бородин в своей работе приводит точку зрения М.И. Авдеева, который предлагает наступление биологической смерти считать безусловным по истечении 30 минут после констатации прекращения дыхания и сердцебиения[2] . Эта позиция представляется достаточно убедительной. Она позволяет учитывать как современные достижения медицинской науки (в частности, реаниматологии), так и индивидуальные особенности человеческого организма.

После установления содержания понятий жизни и смерти можно остановиться на признаках убийства, которые выделяются теорией уголовного права.

Первым признаком убийства является насильственный характер смерти, который выражается в том, что смерть потерпевшему причиняется путем принудительного воздействия на него.

Второй признак убийства – противоправность. Он выражается в том, что убийство преследуется по закону, как деяние, предусмотренное Особенной частью УК РФ. Именно по этому признаку мы можем ограничить убийство от правомерного лишения жизни. При этом под правомерным лишением жизни следует понимать случаи причинения смерти в состоянии необходимой обороны, а также при приведении в исполнение смертного приговора. Хотя недавнее постановление Конституционного суда определило, что применение смертной казни как наказания, является неконституционным и впредь применяться судами не должно. Наконец, IV Гаагская конвенция о законах и обычаях сухопутной войны 1907 года признает вполне законным применение военного насилия, включая физическое уничтожение, в отношении сражающихся лиц (комбатантов) вражеской армии.

Третий признак убийства заключается в том, что убийство – это всегда предусмотренное Особенной частью УК виновное деяние, посягающее на жизнь другого человека и причиняющее ему смерть. По этому признаку убийство отличается от случайного причинения смерти. Убийство всегда выражается в противоправном лишении жизни другого человека (не самоубийство и не пособничестве ему). Просьба об убийстве со стороны другого лица (например, безнадежно больного, испытывающего невыносимые физические страдания человека) не исключает ответственности за это преступление. Согласно ст. 45 Основ законодательства РФ «Об охране здоровья граждан» от 22 июля 1993 года, медицинскому персоналу запрещается осуществление эвтаназии – удовлетворения просьбы больного об ускорении его смерти каким-либо действиями или средствами, в том числе прекращением искусственных мер по поддержанию жизни. Лицо, которое сознательно осуществляет эвтаназию, несет ответственность за совершение убийства. При случайном причинении смерти мы имеем дело с казусом, несчастным случаем, когда человек не предполагал и не должен был предполагать, что его деяние повлечет за собой причинение смерти.

Так, Д. был осужден за неосторожное убийство М. Преступление было совершено при следующих обстоятельствах. Д. встретил на улице своего зятя М., который находился в состоянии алкогольного опьянения, и попытался отвести его домой. Однако М. стал сопротивляться, споткнулся, стал падать, и потянул за собой Д., который, падая, попал коленом в область груди и живота М., причинив ему тяжкие телесные повреждения, от которых М. Умер. В данном случае причинение смерти явилось результатом целой цепи случайных событий. Из обстоятельств дела видно, что Д. не предвидел такого развития событий. Более того, он не мог и не должен был этого предвидеть. Следовательно, мы имеем дело с казусом. Поэтому приговор в отношении Д. был отменен, а уголовное дело прекращено[3] .

Наконец, четвертым признаком убийства является лишение жизни другого человека.

На основании вышеперечисленных признаков можно сформулировать следующее определение убийства.

Убийство – это противоправное умышленное лишение жизни другого человека. Данное определение поддерживается наибольшей частью ученных-криминалистов.

Но в юридической литературе встречаются попытки дать иное определение убийства. Так, М.Д. Шаргородский определял убийство только как «умышленное лишение жизни другого человека»[4] . Он считал, что неосторожное лишение жизни целесообразно убийством не называть, применяя этот термин только в отношении умышленных деяний. Эта точка зрения не была поддержана учеными. Н.И. Загородников писал, что «глагол убить часто применяется при любом насильственном причинении смерти, при этом имеется в виду как преступное, злонамеренное, так и неосторожное и даже случайное причинение смерти»[5] . Он указывал, что признание неосторожного причинения смерти не убийством, а иным преступлением может быть воспринято, как попытка снизить общественную опасность и отрицательную оценку неосторожного убийства.

Кроме того, недостатком этого определения является и отсутствие в нем признака убийства как «противоправность», без которого убийство нельзя отличить от случаев правомерного лишения жизни. Сам же Н.И. Загородников к приведенному выше определению убийства добавлял: «… когда причинение смерти является основанием уголовной ответственности»[6] . Эту позицию критиковал С.В. Бородин, который заметил, что «основанием уголовной ответственности при убийстве является нечто иное, как убийство… поэтому вряд ли можно внести существенное уточнение в определение понятия убийства, указав, что при убийстве основанием уголовной ответственности является убийство»[7]

Действующий в РФ Уголовный Кодекс предусматривает деление убийств на:

  • простое убийство , т.е. убийство, совершенное без каких-либо отягчающих или смягчающих обстоятельств, которые влияют на квалификацию преступления (ч. 1 ст. 105 УК РФ);
  • квалифицированное убийство , т.е. убийство, совершенное при отягчающих обстоятельствах, влияющих на квалификацию преступления (ч. 2 ст. 105 УК РФ);
  • привилегированное убийство , т.е. убийство, совершенное при смягчающих обстоятельствах, влияющих на квалификацию преступления (ст. 106, 107, 108 УК РФ);
  • неосторожное причинение смерти , т.е. причинение смерти, совершенное с преступной легкомысленностью или преступной небрежностью (ст. 109 УК РФ).

Неосторожное лишение жизни одним человеком другого уголовный закон не относит к убийству, связывая это понятие не только с последствиями в виде наступления смерти потерпевшего, но и с умышленной виной субъекта. Такой подход в полной мере соответствует традиции русского дореволюционного уголовного права. Следовательно, убийство – это противоправное умышленное лишение жизни другого человека.

Глава II.

АНАЛИЗ ПРИЗНАКОВ СОСТАВА ПРЕСТУПЛЕНИЯ.

Для обоснованного привлечения к уголовной ответственности и правильной квалификации содеянного необходимо установить наличие или отсутствие в деяниях лица признаков конкретного состава преступления. Поэтому возникает потребность в тщательном анализе каждого признака состава преступления, предусмотренного ст. 105 УК РФ.

1. Объект убийства.

Объект любого убийства, в том числе и квалифицированного – жизнь другого человека. И именно этот объект посягательства указывает на особую общественную опасность убийства. Смерть потерпевшего исключает возможность загладить причиненный вред, который не ограничивается самим фактом лишения жизни. Убийство неизбежно влечет за собой разрыв существующих социальных связей потерпевшего с членами семьи, родственниками, знакомыми и т.д.

Кроме того, потеря по вине убийцы отца или матери, дочери или сына, любимого человека или близкого родственника является ошеломляющим ударом, моральной травмой, которая надолго оставляет след в сознании человека. А в том случае, когда потерпевший является и единственным кормильцем в семье, под угрозу может быть поставлено её материальное благополучие.

Для правильного определения общественной опасности и квалификации преступления необходимо и изучение личности потерпевшего, так как на практике встречаются случаи, когда потерпевший сам совершает неправомерные действия, допускает безнравственное поведение, провоцируя виновного на совершение преступления.

Так, Краснодарским областным судом Д. был осужден по п. и ст. 105 УК[8] . Он был признан виновным в совершении умышленного убийства из хулиганских побуждений при следующих обстоятельствах. Н. Управляя собственным автомобилем, создал на дороге аварийную ситуацию. Но благодаря своевременной реакции Д. столкновения машин удалось избежать. По этой причине между Д. и Н. возник конфликт, и Д. ударом ножа убил Н. При таких данных, следует признать, что действия осужденного были вызваны не хулиганскими побуждениями, а неправомерным поведением потерпевшего, который грубо нарушил правила дорожного движения. Нельзя говорить и том, что Д. использовал незначительный повод для совершения убийства, так как своими действиями он предотвратил столкновение двух машин, которое могло поставить под угрозу жизни семерых человек, находящихся в этих автомобилях. Кроме того, данные о личности потерпевшего должны быть обязательно выяснены и тогда, когда они указываются в законе в качестве обязательных признаков состава преступления (например, убийство женщины, заведомо для виновного находившейся в состоянии беременности)

2. Объективная сторона убийства.

Объективная сторона убийства заключается в насильственном лишении жизни другого человека. Все виды убийств выражаются в лишении потерпевшего жизни (материальный состав).

Рассмотрение объективной стороны убийства следует начать с определения признаков, ее характеризующих. Поскольку состав преступления, предусмотренный ст. 105 УК, по своей конструкции является материальным, то объективная сторона будет характеризоваться тремя обязательными признаками:

· общественно опасное деяние;

· общественно опасное последствие;

· причинная связь между общественно опасным деянием и общественно опасным последствием.

Первый признак объективной стороны преступления – общественно опасное деяние, которое может быть выражено как в форме действия, так и в форме бездействия.

Действие – активная форма преступного поведения человека, которая выражается в механических телодвижениях, вызывающих изменение во внешнем мире. Чаще всего убийство совершается именно путем действия, направленного на нарушение функций или анатомической целостности жизненно важных органов другого человека.

Действие человека может не только прямо и непосредственно причинить смерть другому человеку, но и может привести в движение какие-то иные силы, которые в последующем повлекут смерть другого лица. Все возможные варианты действий человека при убийстве мы можем разделить на несколько видов, отличающихся по форме воздействия на жизнь потерпевшего.

Убийство может совершаться такими действиями, когда преступник, не прибегая к использованию каких-либо средств или орудий, причиняет смерть потерпевшему, используя только мускульную силу своего тела (например, удушение руками за горло).

Действия виновного могут осуществляться путем применения своей мускульной силы, но с использованием тех или иных орудий для усиления этой силы и облегчения убийства (например, удар потерпевшего ножом).

Далее, действия виновного могут выражаться в направлении на потерпевшего каких-то иных сил. Мускульная сила может быть ничтожной, но она может направлять другую мощную силу, которая причиняет смерть (например, убийство с применением огнестрельного оружия). В подобных случаях мускульная сила человека дает толчок другой силе, которая и причиняет смерть потерпевшему.

Наконец, действия при убийстве могут иметь форму психической деятельности и быть весьма разнообразными.

Прежде всего, это непосредственно психическое воздействие на потерпевшего, которое может вызвать болезненные расстройства и смерть, главным образом у лиц с заболеванием сердца и сосудистой системы. Кроме того, сильный испуг также может вызвать остановку сердца и смерть. В таких случаях не используется ни мускульная сила виновного, ни мускульная сила другого лица.

К психическому воздействию следует отнести и подговор на совершение убийства другого лица малолетнего, либо лица не способного осознать характер своих действий и руководить ими. Подобные случаи носят название посредственного причинения, влекущего ответственность для субъекта, который задумал и осуществил подобным путем преступление.

Умышленные убийства, могут быть совершены не только путем действия, но и путем бездействия. Преступное бездействие является формой пассивного поведения и отличается тем, что человек воздерживается от всяких движений, а его сила находится в состоянии физического покоя. Следовательно, под бездействием при убийстве следует понимать волевое, сознательное воздержание виновного от совершения определенных поступков, то есть невмешательство в развитие событий, имеющих место помимо деятельности виновного, результатом чего и явилась желаемая или допускаемая смерть. При бездействии неизбежно требуется установление того, в силу каких обстоятельств определенное лицо обязано было действовать, и могло ли оно совершить эти действия. При этом обязанность действовать определенным образом, может вытекать не только из предписаний законов и подзаконных актов, но и из «естественно складывающихся отношений между людьми». Н.И. Загородников пишет, что «специального закона, обязывающего мать кормить своего ребенка, не существует, однако при убийстве матерью новорожденного ребенка путем бездействия (лишение младенца пищи) не возникает сомнений в том, подлежит ли она ответственности за это бездействие»[9] .

Кроме того, по мнению Э.Ф. Побегайло, обязанность действовать может вытекать из договора, а также из «предыдущей деятельности виновного – так называемых конклюдентных фактов (когда лицо, поставившее кого-либо в опасность, обязано принять необходимые меры к спасению)»[10] . Например, виновный, зная, что потерпевший плохо плавает, уговорил его плыть на дальнее расстояние, обещая в случае необходимости помощь. Однако в нужную минуту он помощи не оказал, желая, чтобы потерпевший утонул. Этот пример, приведенный Э.Ф. Побегайло, требует уточнения. Убийство здесь будет только в том случае, когда виновный намеренно спровоцировал потерпевшего на подобные действия и рассчитывал таким образом добиться его смерти. Но доказать этот факт крайне трудно, если вообще реально. Во всех остальных случаях в действиях виновного будут содержаться признаки состава преступления, предусмотренного ст. 125 УК РФ (Оставление в опасности).

В основе оценки возможности обвиняемого действовать определенным образом лежит субъективный критерий: мог ли данный человек, учитывая его знания и квалификацию, опыт, состояние здоровья, в данной конкретной обстановке совершить то действие, которое от него требовалось, если бы он проявил максимум доступной ему активности.

Как было уже указано выше, состав преступления, предусмотренный ст. 105 УК по конструкции является материальным, поэтому обязательным признаком объективной стороны преступления является наступление общественно опасного последствия. Преступное последствие – это тот или иной вред, причиняемый преступным действием или бездействием объекту посягательства. В данном случае таким последствием будет наступление смерти потерпевшего.

Наконец, еще одним признаком объективной стороны убийства является причинная связь между деянием виновного и наступившей смертью потерпевшего.

Наука уголовного права не создала особого понятия причинной связи, не зависимого от философской категории причинности. Поэтому в основу решения вопроса причинной связи теория уголовного права кладет выработанные философией положения. Причинность определяется философией как объективная, то есть существующая независимо от человеческого сознания связь между порождающим (причина) и порождаемым (следствие) явлением. Специфика данного определения в уголовно-правовой сфере заключается в том, что в качестве причины рассматривается только общественно опасное деяние, а в качестве следствия лишь общественно опасный результат. Признать наличие причинной связи можно только в том случае, когда деяние виновного неизбежно влечет за собой смерть человека, является главной её причиной. При этом для состава преступления абсолютно не имеет значения, как скоро после совершения виновным соответствующего деяния наступила смерть потерпевшего. Убийство будет и тогда, когда смерть последовала немедленно за совершением виновным преступного деяния (например, после выстрела в голову), и тогда, когда она наступила спустя значительный промежуток времени (например, отравление ядом замедленного действия).

Необходимой предпосылкой правильного решения вопроса о причинной связи является известная последовательность действий человека и наступления преступного результата. С наступившим вредным последствием в причинной связи может находиться только то деяние, которое предшествовало во времени наступлению вредного результата. Естественно, что деяние, совершенное после наступления того или иного факта, не может обусловить или быть причиной этих последствий.

К характеристике объективной стороны преступления теория уголовного права относит и такие признаки, как время, место, обстановка и способ совершения преступления. Из всех вышеперечисленных признаков основное значение для квалификации содеянного по ст. 105 УК имеет установление способа действия, как признака объективной стороны. Установление особой жестокости при убийстве или совершении его способом, опасным для жизни многих людей, влечет квалификацию соответственно по п.п. «д» и «е» ст. 105 УК и исключает применение другой статьи Кодекса. Остальные признаки не являются обязательными для квалификации, но могут учитываться судом при назначении наказания.

Практика показывает, что большое количество преступных посягательств на жизнь не доводится до конца и квалифицируется как покушение или приготовление к убийству.

Приготовление к преступлению определяется ст. 30 УК как приискание, изготовление или приспособление лицом средств или орудий совершения преступления, приискание соучастников преступления, сговор на совершение преступления либо иное умышленное создание условий для совершения преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам. Из этой формулировки видно, что закон не дает исчерпывающего перечня всех конкретных действий, которые могут рассматриваться как приготовление к преступлению. Да это и невозможно сделать. Закон дает лишь общий признак указанных действий. Они могут рассматриваться как приготовление к преступлению только в том случае, когда направлены на умышленное создание условий для совершения последнего. Применительно к убийству такие действия обычно выражаются в приобретении или приискании орудий убийства (например, огнестрельного или холодного оружия, ядовитых веществ и т.п.), в ознакомлении с местностью, где предполагается совершить убийство, в создании условий для сокрытия следов преступления, в приискании соучастников убийства и т.д. На практике эти действия очень трудно обнаружить, а равно очень трудно доказать, что, то или иное действие является приготовлением к преступлению (например, покупка топора в магазине). Но во всех без исключения возможных случаях приготовительные действия к убийству должны повлечь уголовную ответственность по статье УК об убийстве.

Покушением на преступление, в соответствие со ст. 30 УК, признается умышленное деяние непосредственно направленное на совершение преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по причинам, не зависящим от воли виновного.

Покушение отличается от приготовления тем, что при нем субъект совершает действия, непосредственно направленные на совершение преступления, то есть, осуществляет непосредственное посягательство на объект. Так, например, если приобретение огнестрельного оружия с целью совершения убийства следует рассматривать как приготовление к преступлению, то прицеливание из этого оружия в жертву, а тем более выстрел в нее, если смертельный результат не наступил, является покушением.

Покушение на убийство следует отличать от других оконченных преступлений против личности. На практике серьезные затруднения возникают при отграничения такого покушения от умышленных телесных повреждений. Действия, направленные на лишение жизни, если смертельного исхода удалось избежать, нельзя квалифицировать как умышленное нанесение телесных повреждений. Трудность такого разграничения проистекает из того, что при покушении на убийство лицу нередко причиняются только телесные повреждения.

Основным критерием для разграничения указанных преступлений является направленность умысла виновного. Если умысел направлен на лишение жизни, то деяние следует квалифицировать как покушение, несмотря на то, что потерпевшему причиняются только телесные повреждения.

3. Субъект преступления.

Субъект преступления – это лицо, совершившее общественно опасное деяние и могущее нести за него уголовную ответственность.

Быть субъектом умышленного убийства может лишь лицо физическое, вменяемое, достигшее определенного возраста.

Вменяемость – это способность лица осознавать общественно опасный характер своих действий. Она определяется способностью лица отдавать отчет в своих действиях и руководить ими. Вменяемость является предпосылкой вины и условием уголовной ответственности.

В соответствии со ст. 21 УК не подлежит уголовной ответственности лицо, которое во время совершения общественно опасного деяния, находилось в состоянии невменяемости, то есть, не могло осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими вследствие хронического психического расстройства, временного психического расстройства, слабоумия либо иного болезненного состояния психики.

Лицо, находившееся в состоянии невменяемости, не является субъектом преступления и не подлежит уголовной ответственности. В случае совершения этим лицом убийства к нему по назначению суда могут быть применены меры принудительного медицинского характера.

Субъектом убийства может быть признано лицо, которое к моменту совершения преступления достигло 14 лет, при этом лицо считается достигшим определенного возраста не в день рождения, а со следующих суток. Если точную дату рождения установить невозможно, то судебно-медицинская экспертиза устанавливает год рождения, при этом днем рождения следует считать последний день названного года.

Установление данного возрастного предела является исключением из общего правила, согласно которому уголовной ответственности подлежат лица не моложе 16 лет. Пониженный возраст уголовной ответственности за квалифицированное убийство не связан, как представляется, с тем, что данное преступление обладает повышенной общественной опасностью и включено в перечень тяжких преступлений. Законодатель просто исходит из того, что это преступление представляет собой деяние, общественная опасность, которого понятна и ясна каждому подростку в этом возрасте. Убийство обладает очевидной и легко осознаваемой опасностью. При его совершении виновный посягает на такое благо, которым он обладает сам, и поэтому имеет возможность на своем личном опыте осознавать какова его опасность, в чем состоит вред и какие могут наступить последствия в результате его совершения.

Законодатель учитывает и тот факт, что к 14 годам у подростка уже происходит начальное формирование взглядов, моральных и нравственных устоев личности, что позволяет ему осознавать вышеперечисленные обстоятельства. Поэтому установление пониженного возраста уголовной ответственности за убийство вполне оправдано.

В диспозиции ст. 105 УК названы еще и отдельные признаки субъекта, влияющие на квалификацию этого преступления. Так применение п. «н» ст. 105 УК возможно только в том случае, когда убийство совершено лицом неоднократно, т.е. ранее совершившим умышленное убийство.

4. Субъективная сторона убийства.

Субъективная сторона убийства характеризуется психическим отношением субъекта к своему деянию и наступившей смерти потерпевшего. Действующее уголовное законодательство устанавливает, что уголовной ответственности и наказанию подлежит только лицо виновное в совершении преступления. Закон прямо указывает и на то, что совершение общественно опасного деяния может служить основанием уголовной ответственности только в том случае, если это деяние совершено умышлено. Состав преступления, предусмотренный ст. 105 УК допускает только умышленную форму вины в виде прямого или косвенного умысла. Единственное неосторожное преступление – это деяние, предусмотренное ст. 109 УК – причинение смерти по неосторожности.

При умысле на убийство лицо осознает, что совершает деяние, в результате которого наступит смерть другого человека, реально предвидит это последствие и желает (прямой умысел) либо сознательно допускает наступление смерти или безразлично относится к ней (косвенный умысел). Мотивы и цели действий виновного могут быть самыми разнообразными – от стремления пресечь посягательство в ситуации необходимой обороны до расправы с потерпевшим из-за ревности или корыстных побуждений. Конкретные мотивы, цели и эмоциональное состояние виновного учитываются при квалификации либо как смягчающие (статьи 106, 107, 108 УК), либо как отягчающие (ч. 2 ст. 105 УК) ответственность обстоятельства, либо не признаются ни теми, ни другими (ч. 1 ст. 105 УК).

При прямом умысле виновный сознает общественно опасный характер своего действия или бездействия, предвидит его общественно опасные последствия и желает наступления этих последствий.

Интеллектуальный момент при прямо умысле образует сознание субъектом общественно опасного характера своих действий или бездействий и предвидение их общественно опасных последствий. Применительно к убийству, сознание характера своих действий предполагает понимание виновным того, что он посягает на жизнь потерпевшего, а предвидение последствий заключается в мысленном представлении о том, что в результате содеянного может наступить смерть потерпевшего.

При этом прямой умысел может быть как в том случае, когда наступление смерти мыслится как неизбежное последствие деяния виновного, так и в том случае, когда оно представляется как вероятное последствие.

Волевой момент прямого умысла состоит в том, что виновный желает смерти потерпевшего, стремится к этому результату.

При косвенном умысле лицо сознает общественно опасный характер своего действия или бездействия, предвидит общественно опасные последствия и сознательно допускает наступление этих последствий.

Интеллектуальный момент косвенного умысла ничем не отличается от интеллектуального момента прямого умысла. Различие состоит лишь в том, что при прямом умысле виновный предвидит как неизбежность, так и вероятность наступления смерти потерпевшего; при косвенном умысле лицо предвидит лишь возможность наступления смерти потерпевшего. В тех же случаях, когда виновный предвидит неизбежность смерти, это означает, что он действует с прямым умыслом. Поэтому прав Н.И. Загородников, который считал, что в тех случаях, когда лицо умышленно ставится в условия, при которых оно неизбежно должно лишиться жизни, возможность косвенного умысла исключается[11] .

Волевой момент заключается в нежелании наступления смерти потерпевшего, но, тем не менее, предполагается ее сознательное допущение. При косвенном умысле виновный не желает наступления смерти потерпевшего, ибо преследует совершенно иную цель. Ради достижения этой цели лицо сознательно допускает возможность наступления смерти потерпевшего. Преступные последствия мыслятся виновным при косвенном умысле как возможный побочный результат его деятельности, направленной на достижение иных целей. Поэтому косвенный умысел при убийстве предполагает наличие прямого умысла по отношению к другим действиям.

Большое значение имеет разграничение прямого и косвенного умысла при решении вопроса об ответственности за покушение на убийство. В теории уголовного права высказывались мнения о том, что покушение на убийство может быть совершено с косвенным умыслом. Но большинство криминалистов данную точку зрения не разделяют, так как она противоречит ст. 30 УК, которая признает покушением умышленные действия, направленные на совершение преступления, то есть покушение представляет собой целенаправленное действие, возможное только с прямым умыслом, ибо, не желая достигнуть определенного результата, лицо не может покушаться на его достижение. Эту же позицию занял и Пленум Верховного Суда РФ, который в п. 3 постановления «О судебной практике по делам об умышленном убийстве» от 22 декабря 1992 года указал, что «судам следует учитывать, что если умышленное убийство … может быть совершено как с прямым, так и с косвенным умыслом, то покушение на убийство возможно лишь с прямым умыслом, то есть когда действия виновного свидетельствовали о том, что он предвидел наступление смерти, желал этого, но смертельный исход не наступил в силу обстоятельств, не зависящих от его воли»[12] .

При косвенном умысле волевая деятельность лица не направляется непосредственно на лишение потерпевшего жизни. Она направлена на достижение иного результата и ни одного действия, направленного на достижение смерти потерпевшего оно не совершает, а только создает опасность причинения смерти потерпевшему.

В числе обстоятельств, имеющих значение для квалификации умышленного убийства, которые характеризует субъективную сторону этого преступления, необходимо назвать мотив и цель совершения убийства.

Мотив – это побудительная причина к совершению преступления. В ч. 2 ст. 105 УК прямо указываются следующие мотивы: корысть, хулиганские побуждения, кровная месть, расовая или национальная вражда или рознь, использование органов потерпевшего. При иных мотивах убийство может быть квалифицировано по ст. 105 УК только при наличии других обстоятельств, указанных в этой статье. При отсутствии указанных выше мотивов и других обстоятельств, отягчающих умышленное убийство, применяется ч. 1 ст. 105 УК.

От мотива убийства необходимо отличать цель как признак субъективной стороны преступления. Целью является то тот интерес, то последствие, к наступлению которого стремится виновный, совершая преступление. Мотив и цель, как правило, разграничиваются в законе и имеют самостоятельные значения для квалификации некоторых видов убийства. Установление цели сокрытия другого преступления или облегчения его совершения влечет признание убийства совершенным при отягчающих обстоятельствах (п. «к» ст. 105 УК). Но мотив и цель при убийстве могут совпадать. Например, совершая убийство по корыстному мотиву, лицо стремится к достижению корыстной цели.

Глава III .

Квалифицированное убийство или убийство при отягчающих обстоятельствах имеет место в тех случаях, когда в действиях виновного содержатся признаки, предусмотренные п. "а" — "и" ч. 2 ст. 105 УК. Перечень предусмотренных этими пунктами отягчающих обстоятельств является исчерпывающим:

а) двух или более лиц;

б) лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга;

в) лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, а равно сопряженное с похищением человека либо захватом заложника;

г) женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности;

д) совершенное с особой жестокостью;

е) совершенное общеопасным способом;

ж) совершенное группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой;

з) из корыстных побуждений или по найму, а равно сопряженное с разбоем, вымогательством или бандитизмом;

и) из хулиганских побуждений;

к) с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение, а равно сопряженное с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера;

л) по мотиву национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды либо кровной мести;

м) в целях использования органов или тканей потерпевшего;

н) совершенное неоднократно.

Убийство двух или более лиц (п. "а" ч. 2 ст. 105) представляет собой совокупность нескольких убийств, совершенных одновременно или на протяжении короткого промежутка времени и охватывающихся единым пре­ступным намерением виновного. Пленум Верховного Суда РФ в постанов­лении от 22 декабря 1999 г. прямо указал, что квалификация содеянного как убийства двух или более лиц возможна, "...если действия виновного охваты­вались единством умысла и совершены, как правило, одновременно".

В тех случаях, когда убийство двух или более лиц совершено в разное время и не охватывалось единым преступным намерением виновного, содеян­ное квалифицируется как неоднократное убийство по п. "н" ч. 2 ст. 105 УК.

Убийство лица или его близких в связи с осуществлением дан­ным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга (п. "б" ч. 2 ст. 105) представляет повышенную общественную опасность. Это деяние совершается с целью воспрепятствования правомерной деятельности потерпевшего по осуществлению служебной деятельности либо выполнению общественного долга, а также по мотивам мести за такую деятельность.

Для квалификации убийства по п. "б" ч. 2 ст. 105 УК вовсе не обязательно, чтобы оно совершалось непосредственно при осуществлении потерпевшим служебных обязанностей или выполнении им общественного долга. Мотивом данного преступления может быть месть спустя какой-то определенный промежуток времени.

Убийство лица, заведомо для виновного находящегося в беспо­мощном состоянии, а равно сопряженное с похищением человека либо захватом заложника (п. "в" ч. 2 ст. 105), — новый квалифицированный вид рассматриваемого преступления. УК РСФСР его не предусматривал. Вклю­чение данного обстоятельства в качестве квалифицирующего убийство в но­вый УК объясняется, во-первых, крайне неблагоприятными тенденциями таких преступлений, как похищения людей и захват заложников, их экстре­мальным ростом и увеличением тяжести причиняемых ими последствий и, во-вторых, определенной переоценкой отношения в обществе к посягательст­вам на жизнь человека, находящегося в беспомощном состоянии. Следует иметь в виду, что похищенные лица и заложники в большинстве случаев также находятся в беспомощном состоянии[13] .

Следует отметить, что судебная практика по данному вопросу противоречива. В одних случаях убийство спящего и лица, находящегося в обморочном состоянии или в состоянии тяжелого опьянения, квалифицируется как убийство лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, в других - это состояние не рассматривается в качестве квалифицирующего признака.

Например, Верховный Суд Республики Татарстан осудил Н. за убийство Ф., находившегося в состоянии алкогольного опьянения, и квалифицировал его действия по п."в" ч.2 ст.105 УК РФ. Кассационная инстанция не согласилась с выводом суда о том, что потерпевший заведомо для виновного находился в беспомощном состоянии, и переквалифицировала его действия с п."в" ч.2 на ч.1 ст.105 УК РФ[14] . Тот же Верховный Суд Республики Татарстан осудил Х. по п."в", "д" ч.2 ст.105 УК за убийство Х-ва. В своем приговоре суд указал, что потерпевший Х-в в силу сильного алкогольного опьянения заведомо для виновного находился в беспомощном состоянии. В кассационных жалобах Х. и его адвокат не согласились с выводом суда о том, что потерпевший в момент лишения его жизни находился в беспомощном состоянии. Однако Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ приговор суда оставила без изменения, не удовлетворив кассационные жалобы[15] .

Для разъяснения сложившихся противоречий Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 27.01.99 N 1 дал указание о том, что убийством лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, следует считать "умышленное причинение смерти потерпевшему, неспособному в силу физического или психического состояния защитить себя, оказать сопротивление виновному, когда последний, совершая убийство, сознает это обстоятельство". И далее дан примерный перечень лиц, находящихся в беспомощном состоянии. К ним, как сказано, "могут быть отнесены, в частности, тяжелобольные и престарелые, малолетние дети, лица, страдающие психическими расстройствами, лишающими их способности правильно воспринимать происходящее".

Специалисты считают, что этот перечень нельзя считать исчерпывающим, поэтому нет оснований для вывода, что убийство спящего или находящегося в тяжелой степени опьянения или лишенного сознания под воздействием наркотиков или по другой причине не может квалифицироваться по п. "в" ч. 2 ст. 105 УК[16] .

Убийство женщины, заведомо для виновного находящейся в со­стоянии беременности (п. "г" ч. 2 ст. 105 УК), представляет повышенную общественную опасность. Она обусловлена тем, что лишается жизни не только женщина, но и плод человека — зародыш будущей человеческой жизни.

В качестве обязательного условия для применения п. "г" ч. 2 ст. 105 УК закон выдвигает обязательную осведомленность виновного о беременности потерпевшей, заведомость такого знания. Лицо, достоверно не знавшее о беременности потерпевшей, не может нести ответственности по п. "г" ч. 2 ст. 105 УК. Продолжительность беременности, а также источник осведомленности о ней не имеют значения для квалификации содеянного по данной норме. На правовую оценку содеянного не влияет также то обстоятельство, погиб в результате убийства беременной женщины се плод или нет.

Данное преступление может совершаться как с прямым, так и с косвен­ным умыслом по отношению к причинению смерти потерпевшей. Мотивы убийства беременной женщины для квалификации содеянного по п. "г" ч. 2 ст. 105 У К значения не имеют.

Убийство, совершенное с особой жестокостью, предусмотрено п. "д" ч. 2 ст. 105 УК. Всякое убийство свидетельствует об известной жесто­кости .преступника. Однако для квалификации убийства, предусмотренного п. "д" ч. 2 ст. 105 УК, требуется не всякая, а особая жестокость.

Необходимо иметь в виду, что согласно закону особая жестокость свя­зывается как со способом убийства, так и с другими обстоятельствами, сви­детельствующими о проявлении виновным особой жестокости[17] (п. 8 поста­новления Пленума Верховного Суда РФ от 22 декабря 1992 Г.).

Под особой жестокостью убийства, следует понимать как особую жес­токость способа убийства и его последствий (сюда включается и особо мучительный для убитого способ совершения преступления), так и особую жес­токость личности убийцы (его исключительное бессердечие, безжалостность, свирепость, беспощадность).

При совершении убийства с особой жестокостью субъект должен созна­вать особо жестокий характер избранного им способа лишения жизни н пред­видеть особо жестокие последствия своего деяния, а также желать либо соз­нательно допускать именно такой характер лишения потерпевшего жизни.

Убийство, совершенное общеопасным способом (п. "с" ч. 2 ст. 105), налицо в тех случаях, когда, осуществляя умысел на убийство опре­деленного лица, виновный сознательно применил такой способ причинения смерти, который заведомо для него был опасен для жизни не только потер­певшего, но и других лиц[18] .

К числу таких способов следует отнести убийство путем взрыва, под­жога, затопления, обвала, разрушения строений и сооружений в местах, где помимо потерпевшего находятся другие лица, путем выстрелов в толпу, ор­ганизации аварии автомашины, на которой ехало несколько лиц, отравления воды и пищи, которой помимо потерпевшего пользуются другие лица, уду­шения газом многих людей, применения иных источников повышенной опас­ности и т. п.

Опасность лишения жизни других лиц должна быть при этом реаль­ной, а не мнимой, существовать в действительности, а не быть лишь предпо­лагаемой. На это обстоятельство неоднократно указывал Пленум Верховно­го Суда РФ.

Убийство, совершенное группой лиц, группой лиц по предвари­тельному сговору или организованной группой (п. "ж" ч. 2 ст. 105), всегда представляет повышенную общественную опасность уже потому, что осуще­ствляется в условиях, парализующих возможности потерпевшего защитить свою жизнь и облегчающих доведение преступления до конца.

Убийство признается совершенным группой лиц прежде всего в слу­чае, когда в процессе его осуществления совместно участвовали два или бо­лее исполнителя без предварительного на то сговора. Такое убийство воз­можно как с прямым, так и с косвенным умыслом. По п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК квалифицируется также убийство, совершенное группой лиц по предва­рительному сговору. Речь идет об убийстве, в котором принимали участие два или более исполнителя, заранее договорившиеся о совместном его совер­шении. Умысел на убийство здесь может быть только прямым.

Что же касается убийства, совершенного организованной группой, то здесь речь идет об устойчивой группе лиц, заранее объединившихся для со­вершения одного или нескольких преступлений (не обязательно убийства). Ответственность за данное преступление также предусмотрена п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК. Здесь может иметь место фактическое разделение ролей, однако все участники организованной группы независимо от выполняемой каждым из них в процессе осуществления убийства роли признаются его соисполни­телями. Поэтому ссылка на ст. 33 УК здесь при квалификации не нужна.

Убийство из корыстных побуждений или по найму, а равно со­пряженное с разбоем, вымогательством или бандитизмом, предусмотрено п. "з" ч. 2 ст. 105 УК. В УК РСФСР речь шла только об убийстве из коры­стных побуждений (п. "а" ст. 102).

Убийство из корыстных побуждений квалифицируется по п."з" ч.2 ст.105 УК, если оно совершено в целях получения материальной выгоды для виновного или других лиц или избавления от материальных затрат (возврат имущества, долга, оплаты услуг, выполнение имущественных обязательств, уплаты алиментов и др.), что отражено в п.11 постановления Пленума Верховного Суда РФ "О судебной практике по делам об убийстве (ст.105 УК РФ)".

Убийство из хулиганских побуждений (п. "и" ч. 2 ст. 105) — это убийство, совершенное на почве явного неуважения к обществу и общепри­нятым моральным нормам, когда поведение виновного является открытым вызовом общественному порядку и обусловлено желанием противопоставить себя окружающим, продемонстрировать пренебрежительное к ним отноше­ние[19] .

Умышленное убийство, совершенное виновным из ревности, мести и дру­гих побуждений, возникших на почве личных отношений, независимо от места его совершения не должно квалифицироваться по п. "и" ч. 2 ст. 105 У К[20] .

Убийство с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение, а равно сопряженное с изнасилованием или насильственны­ми действиями сексуального характера (п. "к" ч. 2 ст. 105), совершается по крайне низменным мотивам.

Убийство с целью скрыть другое преступление характеризуется тем, что виновный, лишая потерпевшего жизни, преследует цель скрыть как ра­нее совершенное преступление, так и другое преступление, которое предпо­лагается совершить в будущем. Пунк­том "к" ч. 2 ст. 105 УК охватываются, например, случаи убийства свидетеля, потерпевшего, лица, у которого находятся доказательства преступления, и т. д.

Убийство с целью облегчить совершение другого преступления харак­теризуется тем, что виновный, лишая потерпевшего жизни, преследует цель создать условия, облегчающие совершение задуманного преступления. Пу­тем убийства преступник стремится облегчить совершение преступления, осуществляемого как им самим, так и другими лицами. Такие действия ви­новный может осуществить как до совершения намеченного преступления, так и в процессе его осуществления.

Исходя из того, что в случае убийства при изнасиловании или насиль­ственных действиях сексуального характера виновный посягает на два объек­та — жизнь потерпевшей (потерпевшего) и половую свободу, т. с. совершает два самостоятельных преступления, Пленум Верховного Суда РФ разъяснил, что содеянное следует квалифицировать по совокупности совершенных преступле­ний — п. "к" ч. 2 ст. 10о и ст. 131 или 132 УК, предусматривающих ответст­венность за изнасилование и насильственные действия сексуального характера[21] .

Убийство по мотиву национальной, расовой, религиозной нена­висти или вражды либо кровной мести (п. "л" ч. 2 ст. 105) представляет повышенную общественную опасность.

Для применения п. "л" ч. 2 ст. 105 УК необходимо установить конкрет­ный специальный мотив из числа названных в законе (побуждения нацио­нальной, расовой или религиозной ненависти или вражды либо кровной мес­ти). Этот мотив может сочетаться с другими побуждениями (месть, корысть, хулиганские мотивы), в то же время он должен среди них доминировать.

Убийство в целях использования органов и тканей потерпевшего (п. "м" ч. 2 ст. 105) — это новое отягчающее убийство обстоятельство, неиз­вестное УК РСФСР.

Субъектами такого убийства могут быть любые лица, включая меди­цинских работников. Цель данного убийства свидетельствует о возможности его совершения только с прямым умыслом. Мотивы совершения данного преступления преимущественно носят корыстный характер (содеянное в таких случаях надлежит квалифицировать по п. "з" и "м" ч. 2 ст. 105), но возможны и иные мотивы (например, стремление спасти жизнь близкого человека за счет жизни постороннего лица, обеспечение успешного проведе­ния медицинского эксперимента и проч.).

Убийство, совершенное неоднократно (п. "и" ч. 2 ст. 105), озна­чает противоправное лишение жизни человека виновным не в первый раз. Неоднократность здесь понимается как совершение убийства во второй раз и более. При этом необязательно, чтобы за первое убийство лицо уже было осуждено, необходимо только, чтобы со дня его совершения не истек срок давности и, если осуждение все-таки имело место, то судимость не должна быть снята или погашена.

В соответствии с п. 14 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. убийство считается неоднократным независимо от того, совершил ли виновный ранее оконченное убийство или покушение на него, был ли он исполнителем или иным соучастником этого преступления.

Убийство, совершенное при отягчающих обстоятельствах, предусмот­ренных двумя и более пунктами ч. 2 ст. 105 УК, должно квалифицироваться по всем этим пунктам. Наказание же в таких случаях не должно назначаться по каждому пункту в отдельности, однако при назначении его необходимо учитывать наличие нескольких отягчающих обстоятельств[22]

Глава IV.

Привилегированные составы убийства

Убийства привилегированного вида, относятся к убийствам при смягчающих обстоятельствах. К числу привилегированных видов убийства принадлежат: 1) убийство матерью новорожденного ребенка (лишение свободы от 4 до 6 лет); здесь принимается во внимание как не вполне здоровое состояние, в каком обыкновенно бывают роженицы, так и те естественные страх и стыд, которые в подобных случаях часто служат побуждением к убийству; 2) убийство в состояния сильного душевного волнения; 3) убийство при, превышении необходимой обороны, именно причинение смерти нападавшему после отвращения грозившей опасности (выговор, арест или лишение свободы до 8 месяцев).

Убийство матерью новорожденного ребенка (ст.106 УК РФ) включает в себя четыре самостоятельных вида:

1) убийство во время родов; 2) убийство новорожденного ребенка сразу после родов; 3) убийство новорожденного ребенка в условиях психотравмирующей ситуации; 4) убийство новорожденного ребенка в условиях психического расстройства, не исключающего вменяемости.

В ст. 106 УК предусмотрено две ситуации.

Первая ситуация – убийство матерью новорожденного ребенка во время или сразу же после родов – не обязательно связывается с каким-либо психическим расстройством матери. Практика знает немало случаев, когда такое убийство совершается расчетливо и хладнокровно, планируется и готовится заранее, нередко из-за нежелания подвергать себя операции аборта. Важно установить, что убийство укладывается в определенный законом промежуток времени («во время или сразу же после родов»). Смягчение законодателем ответственности может быть объяснено тем, что в этот период женщина не всегда в состоянии воспринимать рождающегося человека как самостоятельное существо, продолжает видеть в нем свой плод, ощущать его как источник боли и страданий.

Вторая ситуация – убийство матерью новорожденного ребенка в условиях психотравмирующей обстановки или психического расстройства, не исключающего вменяемости, - напротив, не связывает ответственность со столь узким промежутком времени. Психотравмирующая обстановка может возникнуть до родов, во время родов или некоторое время спустя. Роды сами по себе, необходимость заботится о новорожденном, семейные неурядицы – все это в совокупности может оказаться непосильной нагрузкой для психического состояния роженицы, особенно в первое время. Возможно и психическое расстройство, не исключающее вменяемости (ст. 22 УК). В данном случае состояние влияет и на квалификацию преступления.

Во втором варианте речь идет также об убийстве новорожденного ребенка. В медицинской практике новорожденный считается ребенок до достижения им одного месяца. Убийство ребенка большего возраста не может квалифицироваться по ст. 106 УК.

Я считаю, что законодатель совершенно обоснованно выделил в самостоятельную уголовно-правовую норму убийство матерью новорожденного ребенка (ст.106 УК РФ) по признаку специального субъекта (мать новорожденного ребенка), со смягчающими вину обстоятельствами (особые изменения в сознании и психике женщины, вызванные родовыми процессами).

В.П. Тугаринов пишет: “Свойство быть личностью присуще человеку не как биологическому существу, а как социальному существу, т.е. общественно-историческому человеку как совокупности общественных отношений. Понятия “человек” и “личность” различаются между собой также и в том отношении, что понятие “человек” есть понятие природно-общественное, а понятие “личность” есть понятие социальное, т.е. оно связано не с физическим бытием человека, а с его определенными общественными свойствами. Личность есть человек, взятый в совокупности тех свойств (качеств), которые вырабатываются в нем в процессе взаимоотношений с обществом”.

На этом основании, при убийстве матерью новорожденного ребенка в качестве родового объекта выступает личность как совокупность всех общественных отношений и как субъект и носитель конкретного общественного отношения, а в качестве непосредственного объекта - жизнь новорожденного ребенка.

Конституция РФ в ст.20 устанавливает, что “каждый имеет право на жизнь”. Применительно к теме моего исследования “право на жизнь” - это совокупность уголовных и гражданско-правовых норм, направленных на охрану жизни человека, устанавливающих недопустимость произвольного лишения жизни, запрет активной эвтаназии, дозволенность искусственного оплодотворения и имплантации эмбриона, а также самостоятельное решение женщиной вопроса о материнстве, в том числе об искусственном прерывании беременности36.

Например, уголовное дело по факту обнаружения трупа новорожденного мальчика на берегу р. Большой канал. Л., 32 года, обвиняемая в убийстве новорожденного ребенка, показывала, что забеременела четвертым ребенком. Трое других детей являются несовершеннолетними. В семье трудное материальное положение. На учет в женскую консультацию не вставала. Аборт не делала из-за отсутствия денежных средств. На протяжении всей беременности принимала различные препараты с целью избавиться от плода. По ее подсчетам примерно на девятом месяце ввела себе мыльный раствор, вследствие чего произошли роды. Рожала над унитазом, была уверена в рождении мертвого ребенка. Обнаружив, что младенец родился живой, задушила его и отнесла на свалку на берегу р. Большой канал.

На основании изложенного, можно сделать вывод, что представление о рождающемся ребенке как о человеке, появляется только тогда, когда есть реальная возможность его увидеть. Отметим, что согласно медицинской науке, если ребенок не родился, т.е. не освободился полностью из утробы матери и не приобрел признаков жизни, то он в этот момент является плодом, и, следовательно, посягательство на него не может являться убийством.

Совершение убийства новорожденного ребенка возможно как с прямым, так и с косвенным умыслами. При совершении детоубийства с прямым умыслом мать новорожденного осознает, что своими действиями (бездействием) создает опасность для жизни ребенка, предвидит наступление смерти ребенка в результате своих действий (бездействия) и желает ее наступления с целью избавиться от новорожденного. При совершении убийства новорожденного с косвенным умыслом мать осознает фактическую сторону и опасность для жизни ребенка, предвидит наступление его смерти, не желает, но сознательно допускает ее наступление или безразлично относится к этому факту.

Преступный результат при прямом умысле является единственной целью (убить новорожденного ребенка) или необходимым средством для достижения какой-либо другой цели (избавиться от чувства стыда, позора в случае внебрачной беременности, результатом чего является смерть младенца). При косвенном умысле виновная допускает наступление смерти, либо безразлично относится к ее наступлению.

Анализ уголовных дел позволил мне прийти к выводу, что порядка 70% детоубийств совершается с прямым умыслом. В этих случаях обстоятельства уголовных дел свидетельствуют о том, что виновная использовала такие действия (бездействия), направленные на убийство новорожденного ребенка, результатом которых неизбежно становилась смерть младенца. К подобным действиям (бездействию), например, можно отнести удушение ребенка руками и ногами во время родов, утопление в ведре с водой, длительное оставление без пищи.

Примером убийства с прямым умыслом служит уголовное дело по обвинению Н., которая самостоятельно родила новорожденного, жизнеспособного младенца. Затем умышленно, с целью совершения убийства новорожденного ребенка, завернула его в пеленки, положила в полиэтиленовый пакет, который вынесла на улицу и положила в мусорный контейнер, где новорожденный ребенок и скончался.

Детоубийство с косвенным умыслом характерно для тех случаев, когда мать, с целью избавиться от ребенка, оставляет его в местах, где обнаружение и спасение его маловероятно, а также при неоказании первой необходимой помощи новорожденному при родах, когда возможность оказать такую помощь реально существует (например, вызвать врача, перерезать пуповину, очистить дыхательные пути и т.д.).

Как мне известно, по статистике 83 % среди осужденных за детоубийство женщин совершили преступление в возрасте до 30 лет; 80 % забеременели вне брака; 75 % не имели нормальных жилищных условий.

Заканчивая уголовно-правовую характеристику детоубийства отмечу, что достижения медицинской науки свидетельствуют о том, что беременность и роды, осложненные воздействием на психику женщины других истощающих факторов, вызывают и сильное возбуждение, и расстройство психики, под влиянием которых роженица совершает убийство новорожденного ребенка.

Предупреждение привилегированных убийств, связано с предупреждением убийств как простых, так и квалифицированных. Чем больше будет осуществляться профилактика всех видов убийств, тем меньше будет совершаться убийств, с привилегированным составом.

2. Убийство, совершенное в состоянии аффекта (ст. 107 УК).

Смягчение ответственности за данный вид убийства обусловлено двумя обстоятельствами: во-первых, виновный действует в особом психическом состоянии - в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения или аффекта (закон употребляет эти понятия как равнозначные); во-вторых, провоцирующим характером поведения потерпевшего, который своими действиями приводит виновного в состояние аффекта и вызывает у него намерение совершить убийство. Только сочетание названных двух обстоятельств в каждом конкретном случае дает основание для применения ст. 107 УК.

Для квалификации убийства по ст. 107 УК необходимо установить, что причиной сильного душевного волнения (аффекта) явились определенные действия потерпевшего. К ним закон относит альтернативно: а) насилие; б) издевательство; в) тяжкое оскорбление; г) иные противоправные или аморальные действия (бездействие) потерпевшего. Существенным нововведением по сравнению со ст. 104 УК 1960 г. является указание на то, что аффект может быть вызван также «длительной психотравмирующей ситуацией, возникшей в связи с систематическим противоправным или аморальным поведением потерпевшего». Этим дополнением расширяется представление о механизме образования аффекта.

Часть 2 ст. 107 УК впервые устанавливает повышенную ответственность за убийство двух или более лиц, совершенное в состоянии аффекта. Эта норма применяется, если причиной аффекта явилось противоправное поведение двух или более лиц, ставших жертвами убийства. В иных случаях, когда виновный в состоянии аффекта причиняет смерть не только обидчику, но и другим лицам (растекание повода), содеянное не может квалифицироваться по ч. 2 ст. 107 УК, поскольку отсутствует такое основание для применения привилегированной нормы, как провоцирующее и противоправное поведение потерпевших.

В отношении других отягчающих обстоятельств, названных в ч. 2 ст. 105 УК, действует разъяснение Пленума Верховного Суда РФ, данное в постановлении от 27 января 1999 г. № 1 « О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)», о том, что убийство, совершенное в состоянии сильного душевного волнения, не должно квалифицироваться как совершенное при отягчающих обстоятельствах.

3. Убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны (ч. 1 ст. 108) - наказывается ограничением свободы на срок до двух лет или лишением свободы на тот же срок.

Необходимая оборона – это правомерная защита от общественно опасного посягательства путем причинения вреда посягающему. Действия, совершенные в состоянии необходимой обороны, законны и общественно полезны. Они всегда связаны с причинением вреда посягающему, что не является преступлением, какой бы тяжести, ни был причиненный вред. Защита без причинения вреда посягающему исключает состояние необходимой обороны.

Статья 37 Уголовного кодекса разъясняет понятие «необходимая оборона»: 1. Не является преступлением причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны, то есть при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства, если это посягательство было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия.

2. Защита от посягательства, не сопряженного с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия, является правомерной, если при этом не было допущено превышения пределов необходимой обороны, т.е. умышленных действий, явно не соответствующих характеру и опасности посягательства.

3. Право на необходимую оборону имеют в равной мере все лица независимо от их профессиональной или иной специальной подготовки и служебного положения. Это право принадлежит лицу независимо от возможности избежать общественно опасного посягательства или обратиться за помощью к другим лицам или органам власти.

Привилегированный состав убийства, предусмотренный ч. 1 ст. 108 УК РФ, является традиционным для российского уголовного законодательства. В составе данного преступления сочетаются признаки убийства (ч. 1 ст. 105 УК) и признаки превышения пределов необходимой обороны (ч. 3 ст. 37), рассматриваемые в курсе Общей части уголовного права.

Для квалификации убийства по ч. 1 ст. 108 УК, прежде всего, следует установить, что виновный находился в состоянии необходимой обороны, т. е. причинена смерть посягающему лицу при защите личности и прав (своих собственных или другого лица) или законных интересов общества или государства. При этом должны быть соблюдены условия правомерности необходимой обороны, относящиеся к нападению (оно должно быть общественно опасным и наличным), но нарушено условие, относящееся к защите (допущено превышение пределов необходимой обороны).

Убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны, необходимо отграничивать, с одной стороны, от правомерного лишения жизни посягающего (ч. 1 ст. 37 УК), с другой – от умышленного убийства вне состояния необходимой обороны.

Не будет превышения пределов необходимой обороны, если женщина, защищаясь от группы насильников, применит оружие и причинит смерть кому-либо из нападавших. Действия обороняющегося нельзя рассматривать как совершенные с превышением пределов необходимой обороны и в том случае, когда причиненный вред оказался большим, чем предотвращенный и тот, который был достаточен для предотвращения нападения, если при этом не было допущено явного несоответствия защиты характеру и опасности посягательства.

«По смыслу закона состояние необходимой обороны может иметь место и тогда, когда защита последовала непосредственно за актом посягательства и когда для оборонявшегося не был ясен момент его окончания. Переход оружия от посягавшего к окончании посягательства».

Причинение смерти при «мнимой обороне», когда лицо добросовестно заблуждалось, полагая, что оно подвергается нападению, хотя нападения в действительности не было либо оно прекращено, по общим правилам об ошибке не должно влечь ответственности. Однако, если при этом лицо превысило предел защиты, допустимой в условиях соответствующего реального посягательства, оно подлежит ответственности по ч. 1 ст. 108 УК.

4.Убийство, совершенное при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление (ч. 2 ст. 108).

В судебной практике подобные ситуации рассматривались применительно к превышению пределов необходимой обороны. Примером убийства застигнутого на месте преступления преступника, послужит уголовное дело по факту убийства гр. В. по адресу: 11 м/он-5-86. 13 июня 2002 года гражданин С. вернувшись, домой в неурочное время, обнаружил у себя в квартире преступника совершившего кражу ценных вещей. Гражданин С. попытался задержать преступника, но он, оказав сопротивление, ударил С. кулаком в лицо. Тогда С. вооружившись металлической трубой, стоявшей в углу, и ударил преступника в область правого виска, причинив ему закрытую черепно-мозговую травму, от которой преступник скончался на месте происшествия. В действиях гр. С. усматривается состав преступления предусмотренного ст. 108 ч. 2 УК РФ.

В ч. 2 ст. 108 УК установлена специальная норма об ответственности при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление. Условия правомерности причинения вреда задержанному и понятие «превышение мер», необходимых для задержания, установлены в 38 УК.

Если задержание происходит, когда лицо продолжает начатое посягательство или оказывает сопротивление, то причинение ему смерти является либо необходимой обороной, либо превышением ее пределов.

Задержание лица после окончания преступного посягательства с его стороны либо в иной ситуации (например, при побеге) необходимой обороной не является.

Убийство лица при его задержании следует отграничивать от убийства из мести, представляющего собой акт самочинной расправы. Самоуправное лишение жизни человека, даже совершившего тяжкое преступление, противоречит ст. 20 Конституции РФ.

Одной из целей задержания, как видно из текста ст. 38 УК, является доставление лица, совершившего преступление, органам власти. Убийство задерживаемого исключает достижение данной цели, Поэтому такое убийство может квалифицироваться по ч. 2 ст. 108 УК лишь в случае совершения его косвенным умыслом, когда виновный не желал, но сознательно допускал причинение смерти задерживаемому.

Другой легальной целью причинения вреда задерживаемому, согласно ст. 38 УК, является «пресечение возможности совершения им новых преступлений».

Вывод о возможности совершения новых преступлений должен основываться на реальных фактах, а не на предположениях.

Сущность принципа необходимости, в общем, заключается в том, что могут быть оправданы только такие меры, в результате которых причиняется вред, достаточный для пресечения посягательства.

Какова бы ни была цель задержания, причинение вреда задерживаемому не служит обстоятельством, исключающим преступность деяния, если имелась возможность задержать лицо иными средствами. Об этом прямо говорится в ч. 1 ст. 38 УК. При наличии такой возможности причинение смерти задерживаемому является неправомерным и не должно рассматриваться как «превышение мер, необходимых для задержания». Если лицо не оказывает сопротивления и не пытается скрыться, умышленное причинение ему смерти недопустимо и квалифицируется либо как убийство по ч. 1 или ч. 2 ст. 105 УК, либо как убийство, совершенное в состоянии аффекта, - по ст. 107 УК.

Глава V .

Простое убийство.

Простым принято называть убийство без квалифицирующих или привилегирующих признаков. Ответственность за него предусмотрена теперь ч. 1 ст. 105 УК РФ. Это основной состав убийства. Анализ состава простого убийства имеет значение и для других видов убийства, поэтому его можно считать анализом «убийства вообще».

Непосредственным объектом этого преступления является жизнь человека.

Объективная сторона убийства как типичного преступления с материальным составом представляет собой единство трех элементов: 1) действие (бездействие), направленное на лишение жизни другого лица; 2) смерть потерпевшего как обязательный преступный результат; 3) причинная связь между действием (бездействием) виновного и наступившей смертью потерпевшего.

Чаще всего убийство совершается путем активных действий, как посредством использования каких-либо орудий преступления, так и непосредственного физического воздействия на организм потерпевшего. Способ причинения смерти в принципе не имеет значения, за исключением случаев, когда

со способом убийства связан какой-либо из квалифицирующих признаков в ч. 2 ст. 105 УК. Например, совершение убийства общеопасным способом или с особой жестокостью.

Обязательное условие ответственности за убийство – наличие причинной связи между действием (бездействием) виновного и смертью потерпевшего.

Для убийства типична прямая причинная связь. Например, выстрел в потерпевшего влечет за собой смерть. Убийство признается оконченным с момента наступления смерти потерпевшего. Не имеет значения, когда наступила смерть: немедленно или спустя какое-то время. Уголовный кодекс РФ в традициях российского законодательства не устанавливает никаких «критических сроков» наступления смерти, если у виновного был умысел на убийство. Действия лица, непосредственно направленные на причинение смерти другому человеку, если они по обстоятельствам, не зависящим от воли виновного, не привели к этому результату, квалифицируются как покушение на убийство.

При косвенном умысле виновный не направляет свою волю на причинение смерти, но своими действиями сознательно допускает ее наступление. Косвенный умысел на убийство встречается, например, при поджоге помещения, в котором находятся люди; при использовании кляпа или пластыря, чтобы не дать потерпевшему возможности позвать на помощь, если в результате этого наступила смерть; при убийстве посторонних людей в случае применения взрывного устройства или иного общеопасного и слабо управляемого способа преступления.

Если мотив или цель убийства реализуются только в случае смерти потерпевшего (получение наследства, избавление от нежелательного свидетеля, осуществление акта кровной мести), умысел всегда будет прямым. Убийство с косвенным умыслом российский законодатель и судебная практика не рассматривают как менее опасный вид. Смерть человека – настолько тяжкое последствие, что и безразличное отношение виновного к ее наступлению свидетельствует о высокой степени общественной опасности содеянного. Закон (ст. 25 УК РФ) вообще не противопоставляет косвенный умысел прямому, а объединяет их. Разграничение этих видов умысла приобретает решающее значение только при не наступлении смертельного результата. Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 27 января 1999 года. № 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» (п. 2) указал: «Если убийство может быть совершено как с прямым, так и с косвенным умыслом, то покушение на убийство возможно лишь с прямым умыслом, то есть когда содеянное свидетельствовало о том, что виновный осознавал общественную опасность своих действий (бездействия), предвидел возможность или неизбежность наступления смерти другого человека и желал ее наступления, но смертельный исход не наступил по не зависящим от него обстоятельствам (ввиду активного сопротивления жертвы, вмешательства других лиц, своевременного оказания потерпевшему медицинской помощи и др.)».

Мотив и цель преступления, которые принято относить к факультативным признакам субъективной стороны, в составе убийства приобретают обязательную роль, поскольку от их содержания зависит квалификация убийства. Пленум Верховного Суда РФ требует от судов выяснения мотивов и целей убийства по каждому делу (п. 1 постановления от 27 января 1999 г. № 1). В ч. 1 ст. 105 УК не указаны мотивы простого убийства. Это преступление может быть совершено по любым мотивам, за исключением тех, которым закон придает квалифицирующее значение (п. «з», «и», «к», «л», «м» ч. 2 ст. 105 УК). Для простого убийства характерны такие мотивы, как месть за какое-либо действие потерпевшего, независимо от его правомерности, в том числе за совершенное преступление; ревность; зависть; неприязнь или ненависть, возникшие на почве личных отношений. Возможно также убийство из сострадания к безнадежно больному или раненому; из ложного представления о своем общественном или служебном долге; из страха перед ожидаемым или предполагаемым нападением при отсутствии состояния необходимой обороны и т.д. К простому убийству относится также умышленное причинение смерти в обоюдной драке или ссоре под влиянием эмоциональных мотивов гнева, ярости, страха за свою жизнь при отсутствии признаков сильного душевного волнения. Субъект убийства, квалифицируемого по ч. 1 или ч. 2 ст. 105 УК, - физическое лицо, достигшее к моменту совершения преступления 14 лет (ст. 20 УК). Убийство, совершенное должностным лицом при превышении должностных полномочий, квалифицируется по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 105 и 286 УК.

Глава VI.

Отграничение квалифицированного убийства от смежных составов преступлений

Анализ квалификации убийств окажется неполным, если не будут рассмотрены вопросы отграничения их от других преступлений, сопряженных с посягательством на жизнь человека.

Разрешая вопрос об отграничении убийства от других пре­ступлений, включающих в свой состав причинение смерти человеку, следует исходить прежде всего из определения понятия убийства. Вместе с тем для квалификации, а следовательно, и для отграничения одного преступления от другого необходим анализ всех признаков составов сопоставля­емых преступлений[23] .

В основе отграничения одного преступления от другого лежит объект посягательства , который в значительной мере определяет природу данного преступления и его общественную опасность. По объекту главным образом мы определяем харак­тер преступления, например убийство или грабеж, убийство или оскорбление, убийство или взяточничество и т.д. Во всех этих случаях отграничение других преступлений от убийства по объекту посягательства трудности не составляет, поскольку их объекты настолько различны, что не может быть сомнений, в каком случае совершено убийство, а в каком — грабеж, оскор­бление или взяточничество. Однако значительно сложнее пра­вильно решить вопрос о разграничении преступлений, когда непосредственным объектом посягательства выступает жизнь человека.

Отграничить убийство от другого преступления, со­пряженного с посягательством на жизнь, по объекту преступ­ления можно только путем выяснения наличия или отсутствия посягательства, наряду с жизнью человека, и на другой объект, специально охраняемый законом. Так, при бандитизме в случае совершения убийства объектом преступления наряду с жизнью человека выступают основы общественной безопасности; при причинении тяжких телесных повреждений, повлекших смерть потерпевшего, объектом преступления, наряду с жизнью, ока­зывается и здоровье граждан и т.д.

Однако объект посягательства не всегда может служить критерием от­граничения убийства от других преступлений. Например, при доведении до самоубийства объектом преступного посягательства также является жизнь человека. Поэтому для отграничения убийств от других преступлений, угро­жающих жизни человека, важно выяснить субъективную сторону преступного посягательства и главным образом вину , т, е. психическое отношение субъекта к своим дей­ствиям и наступившим последствиям. Наличие прямого или косвенного умысла на лишение жизни человека, как правило, свидетельствует о совершении убийства.

Вместе с тем установление умысла на лишение жизни не во всех случаях влечет квалификацию преступления по закону, предусматривающему ответственность за убийство. Например, при совершении терро­ристического акта всегда имеется умысел на лишение жизни человека, но наличие другого признака субъективной стороны состава преступления — цели нарушения общественной безопасности, устрашения населения либо оказания воздействия на принятие решений органами власти исключает квалификацию преступления по ст. 105 УК.

В отдельных случаях при отграничении убийств от других посягательств может иметь значение и субъект преступления . Например, уголовная ответственность за бандитизм наступает с 16 лет, а за убийство с 14 лет. Поэтому, если вовлеченное в банду лицо в возрасте от 14 до 16 лет совершит убийство, оно будет нести ответственность не за бандитизм, а за убийство.

Для отграничения убийств от других преступлений в некоторых случаях имеет значение и объективная сто­рона состава преступления. Вместе с тем это значение не может быть решающим. В самом деле, убийство чаще всего совершается путем действия виновного, но оно может быть совершено и путем бездействия. Наступле­ние смерти потерпевшего как последствие преступления характерно не только для убийства. Наличие причинной связи между действием виновного и смертью потерпев­шего необходимо для всех преступлений, при соверше­нии которых может наступить смерть человека.

Таким образом, путем сопоставления признаков со­става преступления в каждом конкретном случае имеет­ся возможность отграничить убийство от других пре­ступлений, посягающих на человеческую жизнь[24] .

Одним из важных аспектов проблемы определения рода смерти является выяснение признаков, которые отграничивают убийство от самоубийства и несчастного случая .

Приведем признаки состава следующих преступлений: убийства, самоубийства, несчастного случая со смертельным исходом

Признаки состава преступления

Объект

Объективная сторона

Субъективная сторона

Субъект

Убийство

Жизнь челове­ка (потерпев­ший и субъект — разные лица)

Действие (без­действие) чело­века; причин­ная связь и по­следствия обя­зательны

Умысел (при прямом умысле цель и мшив обя­зательны), не­осторожность (небрежность, самонадеян­ность)

Человек в воз­расте от 14 лет, вменяемый

Самоубийство

Жизнь челове­ка (потерпев­ший и субъект — одно лицо)

Действие (без­действие), вле­кущее самораз­рушение

Прямой умысел и мотив обяза­тельны

Человек в возра­сте от 10 лет (по методике ЦСУ), вменяемый

Несчастный случай

Жизнь челове­ка (потерпев­ший и субъект — одно и то же или разные ли­ца)

а) действие (бездействие) человека, б) действие сил природы, животных. Причинная связь и послед­ствия обяза тельны

Неосторож­ность (небреж­ность, самона­деянность) нет мотива; казус (отсутствие умысла и не­осторожности)

а) человек лю­бого возраста, вменяемость не имеет значе­ния; б) силы приро­ды, животные

Данная таблица показывает совпадение элементов только объектив­ной стороны в части, относящейся к деятельности людей. Объект, субъективная сторона и субъект характеризуются по-разному при убийстве, самоубийстве, несчастном случае.

Доведение до самоубийства посягает на тот же объект, что и убийство,— жизнь человека. Вместе с тем между этими составами имеется существенное различие. Оно состоит, прежде всего, в том, что при доведении до самоубийства виновный не совершает никаких конкрет­ных действий, непосредственно направленных на лишение жизни потерпевшего. В этом случае жестокое обращение или систематическое унижение личного досто­инства потерпевшего, находящегося в материальной или иной зависимости от виновного, характеризует объектив­ную сторону состава преступления.

Однако способ и действия виновного не всегда позво­ляют отграничить доведение до самоубийства от убий­ства. Уже говорилось о том, что для состава убийства вовсе не обязательно, чтобы виновный совершил какие-либо конкретные действия, направленные на его непо­средственное физическое участие в лишении жизни по­терпевшего. К убийству должны быть отнесены и такие действия, когда то или иное лицо умышленно создает обстановку, в которой единственным выходом из создав­шегося положения для потерпевшего остается самоубий­ство, например нанесение побоев, угрозы, распростране­ние злостных клеветнических слухов с целью избавиться от потерпевшего.

Как отмечает С.В. Бородин как убийство следует рассматривать и всякий обман, вследствие которого к потерпевшему приходит желание покончить жизнь самоубийством, разумеется, когда виновный, обманывая, добивался именно этой цели. При наличии умысла на лишение жизни причинение потер­певшему неизлечимой болезни, в результате которой он кончает жизнь самоубийством, не дожидаясь исхода болезни, также должно расцениваться как убийство[25] .

В юридической литературе общепризнан взгляд, что доведение до самоубийства, совершенное с прямым умыслом, должно рассматриваться как убийство[26] . Из этого следует, что доведение до самоубийства возможно, когда виновный действует с косвенным умыслам либо его вина является неосторожной. Наличие прямого умыс­ла на убийство исключает ответственность за доведение до самоубийства по ст. 110, она наступает в зависимости от конкретных обстоятельств дела по ст. 105 ук рФ.

Если от самоубийства убийство отграничивается довольно четко на базе определения понятия убийства и его признаков, то вопрос об отграничении убийства от несчастного случая при ближайшем рассмотрении оказывается недостаточно ясным. Чаще всего с ним сталкиваются медицинские работники, сотруд­ники милиции, следователи и работники прокуратуры.

Причинение смерти человеку в результате несчастного случая , включает умышленные деяния, не направленные на лишение человека жизни, но приводящие вследствие неосторожности субъекта к такому результату.

Сюда относится, например, причинение тяжкого телесного повреждения, повлекшего за собой смерть потерпевшего. Н.И Загородников считал, что это преступление "представляет собой как бы два преступления, соединенные в одном составе: умышленное тяжкое телесное повреждение и неосторожное причинение смерти"[27]

Трудность отграничения убийств от умышленных тяжких телесных повреждений, повлекших смерть потер­певшего , объясняется в какой-то степени тем, что эти преступления по всем признакам объективной стороны совершенно одинаковы. Это иногда приводит к тому, что в результате некритического анализа следственными органами и судами фактических обстоятельств совер­шенного преступления действия виновного, причинивше­го тяжкие телесные повреждения, повлекшие смерть потерпевшего, расцениваются как умышленное убийство, исходя не из преступного намерения, а лишь из насту­пивших последствий — смерти потерпевшего.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ рассмотрела в кассационном порядке дело в отношении Л., осужденного по п. «и» ст. 105 УК РФ за то, что он в нетрезвом состоянии затеял дра­ку с Ж. и ударил его ножом в левое бедро, от чего потерпевший умер. Л. не отрицал нанесения удара, но утверждал, что у него не было. намерения убить Ж. Судебная коллегия переквалифицировала действия осужденного на ч. 4 ст. 111 УК РФ и указала, что умысел Л. на убийство Ж. материалами дела не дока­зан, а лишь один факт смерти потерпевшего в данном случае не свидетельствует о намерении Л. совершить убийство. Наряду с другими доводами Судебная колле­гия сослалась на заключение судебно-медицинской экс­пертизы, которая констатировала, что смерть потерпев­шего наступила от потери крови, при своевременной медицинской помощи его жизнь могла быть спасена.

Таким образом, при разграничении умышленного убийства и тяжкого телесного повреждения, повлекшего смерть потерпевшего, должно быть выяснено субъектив­ное отношение виновного и к действиям (причинение телесных повреждений) и к последствиям (смерти потерпевшего).

Таким образом, анализ материалов следственной и судебной практи­ки показывает, что действия лиц, совершивших умыш­ленное убийство, различаясь между собой по фактиче­ским обстоятельствам, имеют общие признаки:

1) на­правленность действий виновного на нарушение функций или анатомической целости жизненно важного органа потерпевшего;

2) применение такого орудия или средст­ва, которым может быть причинена смерть;

3) интенсив­ность действий виновного, достаточная для нарушения функций или анатомической целости жизненно важного органа человека.

Отсутствие хотя бы одного из указанных признаков свидетельствует о том, что обвинение в убийстве (если вывод о наличии у виновного умысла на убийство сделан только исходя из характера его действий) недостаточно обоснованно. И, наоборот, наличие таких признаков, как правило, подтверждает умысел на убийство.

Заключение.

В заключение своей курсовой работы мне хотелось бы изложить краткую формулировку результатов, которые были получены мною в результате исследования темы: «Понятие и виды убийства».

Итак, в данной работе я попыталась как можно более полно изложить вопросы, раскрывающие сущность убийств по российскому уголовному праву и квалифицированных убийств, как наиболее опасных из них. И в заключении, хочу сделать основные выводы по данной работе.

Как было выяснено в ходе проводимого мною исследования, в уголовном законодательстве Российской Федерации предусмотрена довольно большая группа преступлений, совершение кото­рых может повлечь смерть.

Обязательным условием для признания убийства квалифицированным является наличие одного из отягчающих обстоятельств, указанных в ч. 2 ст. 105 УК. В деянии лица может быть сразу несколько таких обстоятельств, например, убийство женщины, находящейся в состоянии беременности, совершенное группой лиц из хулиган­ских побуждений. В этих случаях необходимо вменять каждое об­стоятельство отдельно.

Важно отличать умышленные убийства от таких преступлений, которые являются ничем иным, как убийством, отягченным причинением вреда другому объекту. В этих случаях налицо состав убийства со всеми необходимыми его элементами. Отличие этих преступлений от убийства состоит лишь в том, что жизнь человека является не первым, соответствующим родовому, а вторым объектом.

В заключении еще раз отмечу, что, не смотря на то, что тема убийства изучена довольно серьезно, как свидетельствует следственная и судебная практика, убийства относятся к числу тех преступлений, которые вызывают часто большие трудности при расследовании и при юридической квалификации. Это становится более актуальным, если учесть, что ошибка в квалификации действий виновного может существенно повлиять на дальнейшую судьбу человека.

Поэтому следует вопрос об отграничении убийств от некоторых преступлений, связанных с причинением смерти, нуж­дается в обстоятельном рассмотрении в каждой конкретной ситуации.

Для правильной квалификации убийства следователю или судье необходимо знать все факты и обстоятельства совершенного преступления, т.к. даже самый несущественный, на первый взгляд, момент в итоге может оказаться таким обстоятельством, которое в конечном итоге может привести к направлению дела на доследование или отмене приговора. Чтобы этого не произошло, практическому работнику необходимо всесторонне и полно исследовать собранные по делу доказательства, не пренебрегать никакими из них, какими бы незначительными они не показались.

При квалификации убийств на практике нередко возникают трудности именно с обеспечением полноты и всесторонности доказательств. Зачастую лицо, совершившее преступление, при допросе пользуется правом, предоставленным ему ст.51 Конституции РФ и отказывается давать показания. В такой ситуации, ни о какой всесторонности и полноте речи быть и не может, и практическому работнику приходится квалифицировать его действия, основываясь лишь на собранных объективных доказательствах. Это не имеет существенного значения, если совершено убийство с квалифицирующими признаками, относящимися к объективной стороне преступления, и правильность квалификации зависит лишь от доказательств, существующих объективно, а как быть, если правильность квалификации зависит от выяснения мотивов и целей преступника. По-моему, пока этот вопрос остается открытым. Изъян нашего уголовного законодательства в том, что оно слишком большую роль, на мой взгляд, уделяет субъективной стороне преступления.

Библиографический список к курсовой работе:

Нормативные акты:

1. Всеобщая декларация прав человека (принята на третьей сессии Генеральной Ассамблеи ООН резолюцией 217 А (III) от 10 декабря 1948 г.) // Библиотечка Российской газеты, N 22-23, 1999

2. Международный пакт о гражданских и политических правах (Нью-Йорк, 19 декабря 1966г.) // Библиотечка Российской газеты, N 22-23, 1999

3. Конституция Российской Федерации. М., 1993.

4. Уголовный кодекс Российской Федерации N 63-ФЗ от 13.06.96 // СЗ РФ,17.06.96 N 25, ст. 2954 (по состоянию на 1 февраля 2006 года). – Новосибирск: Сиб. унив. изд-во, 2006.-192с. – (Кодексы и законы России).

5. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. N 1 "О судебной практике по делам об убийстве (ст.105 УК РФ)" // БВС РФ, N 3, 1999

6. Сборник действующих постановлений Пленумов Верховных Судов СССР, РСФСР и Российской Федерации по уголовным делам. М., 2000. С. 58-64.

7. Конституция Российской Федерации от 12.12.1993 // РГ. – 1993.- № 237.- 25 дек.

8. Уголовный кодекс Российской Федерации от 01.01.1997 // СЗ РФ. – 1996. –№ 64. – 13 июля.

9. Уголовный кодекс РСФСР. 1961 г.

10. Сборник действующих постановлений Пленумов Верховных Судов СССР, РСФСР и Российской Федерации по уголовным делам. М., 2000.

11. Бюллетень Верховного Суда РФ. 1997. № 3. С. 8.

12. Бюллетень Верховного Суда РФ. 1999. № 3. С. 4.

Специальная литература:

1. Бородин С.В. Преступления против жизни. С. 209-210.

2. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации: Научно- практический комментарий/Отв. ред. В.М. Лебедев.М.: Юрайт-М, 2001.

3. Комментарий к уголовному кодексу РФ с постатейными материалами и судебной практикой / Под общ. ред. С.И. Никулина. Изд. 3-е. – М.: Издательство «Менеджер» совместно с издательством «Юрайт», 2002. С. 1243

4. Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступлений. 2-е изд. М., 1999. С. 234

5. Курс уголовного права. Том III. Учебник для вузов. Под ред. Г.Н. Борзенкова и В.С. Комиссарова.-М.: ИКД Зерцало – М, 2002. С. 467

6. Марогулова И.Л. Некоторые вопросы квалификации убийства //Журнал российского права, N 2, февраль 2001

7. Научно-практическое и информационное издание «Следователь». М.- 2002. № 5. 62

8. Научно-практический журнал «Уголовное право». М. – 2002. № 1. 59

9. Научно-практическое и информационное издание «Следователь». М.- 2002. № 5. 62

10. Научно-практический журнал «Уголовное право». М. – 2002. № 1. 59

11. Никифоров А.С. Ответственность за убийство в современном уголовном праве. М., 2000. С. 17.

12. Правовой научно-практический журнал «Законность». М. – 2001. № 12.

13. Уголовное право России. Общая и Особенная части /Под ред. В.П. Ревина.— М.: Юрид. лит.,2000


[1] Н.И. Загородников, «Преступления против жизни по советскому уголовному праву», стр. 35, М. 1961 г.

[2] С.В. Бородин. «Ответственность за убийство: квалификация и наказание по российскому праву». М. 1994 г., стр. 7;

[3] Бюллетень Верховного Суда РФ (далее Бюллетень…), 1994 г., №10, стр. 5.

[4] М.Д. Шаргородский, «Преступление против жизни и здоровья, М., 1948 г., стр. 38;

[5] Н.И. Загородников, Указ. Соч., стр. 21;

[6] Н.И. Загородников, Указ. Соч., стр. 22;

[7] С.В. Бородин, Указ. Соч., стр. 8.

[8] «Бюллетень …», 1997, №5, стр.13

[9] Н.И. Загородников, Указ. Соч. стр. 50;

[10] Э.Ф. Побегайло, «Умышленные убийства и борьба с ними», Воронеж, 1965 г., стр. 18.

[11] Н.И. Загородников, Указ. Соч. стр. 59.

[12] «Бюллетень …», 1993 г. №2, стр. 3.

[13] Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации //Под общ. ред. Ю.И. Скуратова и В.М. Лебедева. – М.:НОРМА-ИНФРА-М, 2001, с. 227

[14] БВС РФ. 1999. N 6. С. 22.

[15] БВС РФ. 1998. N 4. С. 9-10

[16] Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации: Научно-практический комментарий / Отв. ред. В.М. Лебедев. -М.: Юрайт-М, 2001, ч. 256

[17] п. 8 Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. N 1 "О судебной практике по делам об убийстве (ст.105 УК РФ)" // БВС РФ, N 3, 1999

[18] п. 9 Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. N 1 "О судебной практике по делам об убийстве (ст.105 УК РФ)" // БВС РФ, N 3, 1999

[19] п. 12 Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. N 1 "О судебной практике по делам об убийстве (ст.105 УК РФ)" // БВС РФ, N 3, 1999

[20] Практика Верховного Суда Российской Федерации по уголовным делам за 1992—1994 гг. С. 36

[21] п. 13 Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. N 1 "О судебной практике по делам об убийстве (ст.105 УК РФ)" // БВС РФ, N 3, 1999

[22] п. 17 постанов­ления Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. N 1 "О судебной практике по делам об убийстве (ст.105 УК РФ)" // БВС РФ, N 3, 1999

[23] Бородин С.В. Квалификация убийства по действующему законодательству. - М.: Юридическая литература, 1966, с. 225

[24] Бородин С.В. Ответственность за убийство: квалификация и наказа­ние по российскому праву. - М: Юрист, 1994, с. 166-167

[25] Бородин С.В. Ответственность за убийство: квалификация и наказа­ние по российскому праву. - М: Юрист, 1994, с. 238

[26] Загородников Н. И. Преступления против жизни по совет­скому уголовному праву, М, 1961, стр. 234.

[27] Загородников Н. И. Преступления против жизни по совет­скому уголовному праву, М, 1961, с. 164