Стадии совершения умышленного преступления 2

Министерство внутренних дел РФ Нижегородская академия Кафедра специально – правовых дисциплин Курсовая работа по уголовному праву на тему «Стадии совершения умышленного преступления»

Министерство внутренних дел РФ

Нижегородская академия

Кафедра специально – правовых дисциплин

Курсовая работа

по уголовному праву на тему

«Стадии совершения умышленного преступления»

Выполнил : студент 3 курса

Группы №1 Краснов А.А.

Научный руководитель : к.ю.н.

Балалаева М.В.

Нижний Новгород

2009

ПЛАН

Введение……………………………………………………………………… 3

1. Понятие стадий совершения преступления …………………………….. 5

2. Оконченное преступление ……………………………………………….. 13

3. Приготовление к совершению преступления …………………………. 16

4. Покушение на преступление и его виды……………………………….. 21

5. Основания уголовной ответственности за неоконченное

преступление …………………………………………………………... 27

6. Добровольный отказ от совершения преступления ………………….. 29

Заключение…………………………………………………………………. 38

Список литературы ……………………………………………………….. 40

Задача 1 ……………………………………………………………………... 42

Задача 2 ……………………………………………………………………... 43

Юридический анализ ст.150 УК РФ ……………………………………. 44

ВВЕДЕНИЕ

Под стадией понимается период, этап в развитии чего-либо, имеющий свои качественные особенности.

Если мы обратимся к реально совершаемым преступлениям, то увидим, что в одних случаях преступление, совершенное виновным, является доведенным до конца. В других же случаях преступнику по тем или иным причинам, не зависящим от его воли, не удается довести преступление до конца, и в совершенном им деянии либо отсутствует предусмотренный уголовным законом преступный результат, либо выполнены не все действия, образующие объективную сторону данного состава преступления. В этих случаях для правильного решения вопроса об уголовной ответственности за конкретно совершенные действия и возникает необходимость выделения в уголовном праве отдельных этапов, или стадий, совершения преступления. При этом, естественно, возникает вопрос о том, какой критерий должен быть положен в основу выделения стадий.

На протяжении истории человека не всегда понимание стадий совершения преступления было таким, как изложено в Уголовном Кодексе, действующим в настоящее время. Науке уголовного права известны различные позиции относительно наименования и количества стадий преступления. Так, например, высказывались мнения относительно Уголовного Кодекса 1960 года. Отдельные правоведы признавали стадиями преступления исполнение состава преступления и наступление преступных последствий. Но такая точка зрения подверглась жесткой критике. Истории уголовного права известны примеры применения в политических и идеологических целях уголовного наказания за высказывания, неугодные политическому режиму (нормы об антисоветской агитации и пропаганде (ст. 70 УК РСФСР 1960 года) и др.). В Уложении о наказаниях 1845 года статья 241 устанавливала уголовную ответственность за “замышление” преступления. Современная наука уголовного права отвергла такой принцип и установила, что сформирование умысла, как не объективированный вовне психологический процесс, не может быть предметом уголовно-правовых отношений.

При решении вопроса о том, какой критерий должен быть положен в основу деления стадий надо исходить из того, что стадии совершения преступления отражают реально существующие в объективной действительности этапы в развитии общественно опасного деяния. Разграничение проходит на основании объективно существующих между ними границ.

Целью данной курсовой работы является характеристика стадий преступления в уголовном праве России, их понятие и значение.

1. Понятие стадий совершения преступления

Под стадией понимается период, определенный этап в развитии чего-либо, имеющий свои качественные особенности[1] .

Если мы обратимся к реально совершаемым преступлениям, то увидим, что в одних случаях преступление, совершенное виновным, является доведенным до конца. В других же деяниях преступнику по тем или иным причинам, не зависящим от его воли, не удается довести преступление до конца, и в совершенном им деянии либо отсутствует предусмотренный уголовным законом преступный результат, либо выполнены не все действия, образующие объективную сторону данного состава преступления. В этих случаях для правильного решения вопроса об уголовной ответственности за конкретно совершенные действия и возникает необходимость выделения в уголовном праве отдельных этапов, или стадий совершения преступления. Какой критерий должен быть положен в основу выделения стадий? При ответе на этот вопрос надо исходить из того, что стадии совершения преступления отражают реально существующие этапы в развитии общественно опасного деяния. Разграничение проходит на основе объективно существующих между ними границ.

Иными словами, стадии различаются между собой по объективным признакам — по моменту прекращения преступной деятельности и по характеру совершенных действий. Только такой подход позволяет четко отграничить одну стадию от другой и определить границы каждой из них.

Таким образом, стадии совершения преступления — это определенные периоды развития преступной деятельности, качественно различающиеся между собой по характеру совершения общественно опасных действий, отражающих различную степень реализации виновным преступного умысла.

Используя этот объективный критерий, уголовное законодательство различает три стадии совершения преступления:

1) приготовление к преступлению;

2) покушение на преступление;

3) оконченное преступление.

Приготовление и покушение признаются уголовным законодательством неоконченным преступлением (ч. 2 ст. 29 УК).

Приготовлением к преступлению являются приискание, изготовление или приспособление лицом средств или орудий совершения преступления, приискание соучастников преступления, сговор на совершение преступления либо иное умышленное создание условий для совершения преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам (ч. 1 ст. 30 УК).

Покушением на преступление закон признает умышленные действия (бездействие) лица, непосредственно направленные на совершение преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам (ч. 3 ст. 30 УК).

Преступление будет оконченным, если в совершенном лицом деянии содержатся все признаки состава данного преступления, предусмотренного

ч. 1 ст. 29 УК.

В науке уголовного права не раз высказывалось мнение о том, что стадией совершения преступления является и обнаружение умысла1 . С этим нельзя согласиться. Под обнаружением умысла понимается проявление вовне намерения совершить определенное преступление. Оно может быть выражено в устной, письменной или иной форме. Преступлением по уголовному праву признается общественно опасное деяние, посягающее на охраняемые уголовным законом объекты. Обнаружение умысла подобным деянием не является, так как при нем нет действий по подготовке и совершению преступления. Каждая стадия представляет собой ступень, определенный этап в совершении преступления, в осуществлении преступного умысла. Обнаружение же умысла подобными признаками не обладает: оно не представляет какого-либо этапа в совершении преступления, не приближает субъекта к достижению преступного результата или к завершению намеченных им действий. При обнаружении умысла преступление не только не осуществляется, но и не создаются условия для его совершения.

Уголовное законодательство никогда не устанавливало признаки подобной стадии и даже не упоминало о ней. По уголовному закону карается не только причинение вреда определенным объектам, но и в ряде случаев поставление объекта в опасность причинения такого вреда.

Не знает такой стадии и судебная практика. Подобную позицию занял и Пленум Верховного Суда РФ в своем постановлении от 10 февраля 2000 г. № 6 «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе»: «Не может быть квалифицировано как покушение на дачу или получение взятки либо на коммерческий подкуп высказанное намерение лица дать (получить) деньги, ценные бумаги, иное имущество либо предоставить возможность незаконно пользоваться услугами материального характера в случае, когда лицо для реализации высказанного намерения никаких конкретных действий не предпринимало»1 .

Не является специальным видом обнаружения умысла угроза совершить какое-либо преступление, которая в таких случаях выступает самостоятельным преступлением2 . Угроза имеет цель изменить поведение лица в интересах угрожающего. При угрозе речь идет не о первоначальном этапе какого-то преступления (например, об угрозе убийством как первом этапе последующего причинения смерти), а о самостоятельном составе, имеющем лишь специфическую конструкцию. При этом его объективная сторона в своем полном и законченном развитии состоит именно в угрозе, т.е. в особой форме психического воздействия на потерпевшего.

В данном случае налицо значительная общественная опасность, которая отсутствует при обнаружении умысла. Независимо от того, была ли угроза впоследствии осуществлена, виновный может подлежать уголовной ответственности.

Выделение стадий имеет большое значение, как для квалификации преступления, так и для индивидуализации наказания. Характер и степень общественной опасности деяния существенно зависимы от стадии совершения преступления. Это учитывается при конструкции норм Особенной части УК. Статья 66 УК предусматривает специальный порядок назначения наказания за приготовление к преступлению и за покушение на преступление.

Наказуемость неоконченного преступления реализует принцип неотвратимости наказания, что имеет большое значение в борьбе с наиболее опасными посягательствами. В то же время определение стадий играет важную роль при решении вопроса об освобождении от уголовной ответственности и наказания. Устанавливая, в частности, наличие добровольного отказа, при котором уголовная ответственность исключается, мы, прежде всего, выясняем, на какой стадии совершения преступления он имел место, поскольку вид стадии может определить характер действий лица при добровольном отказе. Точное установление вида стадии имеет значение и для дифференциации ответственности соучастников.

Поскольку стадии совершения преступления представляют целенаправленную деятельность лица по его подготовке и совершению или, иначе говоря, различные этапы реализации преступного умысла, установление стадий возможно лишь в умышленных преступлениях. Законодателем установлено, что как приготовление, так и покушение могут быть совершены только умышленно (ст. 30 УК).

Более того, поскольку при приготовлении и покушении лицо стремится завершить преступление, желает либо наступления общественно опасных последствий, либо совершения всех действий, образующих оконченное преступление, то в данном случае речь может идти только о прямом умысле1 .

В то же время стадии совершения преступления возможны не во всех преступлениях, характеризуемых прямым умыслом.

В правовой литературе распространено мнение о том, что приготовление и покушение невозможны в преступлениях с формальным составом, совершаемых путем бездействия, а также в тех преступлениях, в которых уже первый акт деятельности представляет собой полную реализацию состава данного преступления. Это мнение аргументируется тем, что все поведение лица до момента, пока оно не уклонится от того действия, которое обязано было совершить, либо не совершит действия, предусмотренного в законе как оконченное преступление, является безразличным в уголовно-правовом отношении. Пока субъект располагает временем для выполнения тех действий, которые он обязан исполнить либо от совершения которых обязан воздержаться, его поведение не может быть признано общественно опасным. Но если наступило время исполнения этих действий, то невыполнение их субъектом уже образует состав оконченного преступления (то же касается совершения действий, от которых он обязан воздержаться).

Решение вопроса о возможности стадий в различных составах представляется нам следующим. Стадии возможны почти во всех умышленных преступлениях с материальным составом.

Приготовление и покушение невозможны в тех случаях, когда уголовная ответственность наступает лишь при наличии определенных, указанных в законе общественно опасных последствий, отграничивающих преступление от других правонарушений. Если подобные последствия не наступили, то совершенное деяние не является преступлением, поэтому речь может идти не об уголовной, а об иного рода ответственности — административной, дисциплинарной или гражданской (ст. 285, 330 УК).

Приготовление и покушение невозможны и в преступлениях, общественная опасность которых состоит в создании опасности причинения вреда. Так, нарушение правил обращения экологически опасных веществ и отходов считается оконченным преступлением уже при создании угрозы причинения существенного вреда здоровью человека или окружающей среде (ст. 247 УК).

Стадия приготовления возможна почти для всех преступлений с формальным составом, выполняемых как путем действия, так и путем бездействия. В качестве исключения можно привести лишь те составы, где уже подготовительная деятельность рассматривается законодателем как оконченное преступление (ч. 1 ст. 209, ч. 1 ст. 210 УК и др.). Покушение же возможно не во всех преступлениях с формальным составом. Оно имеет место в тех составах преступлений, объективная сторона которых характеризуется следующими моментами.

Во-первых, деяние состоит из нескольких актов. Например, при изнасиловании (ст. 131 УК) для оконченного состава необходимо наличие насилия и полового акта.

Во-вторых, если деяние характеризуется определенной продолжительностью его совершения и между началом и окончанием преступного действия возможен разрыв во времени. Например, виновный положил в виде взятки деньги в ящик стола следователя, когда тот отлучился из кабинета.

Определенный интерес представляет вопрос о возможности стадий при разбое. Как известно, разбой считается оконченным преступлением уже с момента нападения. Однако к его совершению возможна определенная подготовка (приготовление): создание группы, приобретение оружия для нападения, устранение возможных препятствий и т.д. Если приготовление к разбою может иметь место, то покушение на разбой исключено. Уже само нападение образует при разбое оконченное преступление.

На практике иногда возникает вопрос о том, могут ли быть неоконченными преступления, совершаемые в состоянии аффекта, в частности, убийство (ст. 107 УК) и причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью (ст. 113 УК). Приготовление к подобным преступлениям невозможно, ибо они совершаются внезапно для самого виновного: поводом для его преступных действий в этих случаях является противозаконное поведение самого потерпевшего. По вопросу о возможности покушения в случаях, предусмотренных ст. 107 и 113 УК, в юридической литературе были высказаны различные мнения. Некоторые авторы отрицают возможность покушения на убийство и причинение вреда здоровью, совершенных в состоянии сильного душевного волнения, на том основании, что это преступление может быть совершено только с косвенным умыслом1 . Поскольку лицо смутно предвидит результат своих действий, то желать их не может. «Желанным может быть только тот результат, который явится целью действий»2 .

Подобные утверждения представляются неубедительными. Лицо, действующее в состоянии аффекта, является вменяемым, оно осознает общественно опасный характер своего действия, предвидит его общественно опасные последствия и желает или сознательно допускает наступления этих последствий. Кроме того, неточным является и утверждение о том, что о желании преступного результата можно говорить только тогда, когда он является целью действий виновного. Это не всегда так. Смерть потерпевшего может быть для преступника необходимым средством достижения конечной цели его действий. Например, убийство с целью скрыть другое преступление.

В связи с этим следует признать обоснованной точку зрения, в соответствии с которой признается возможность покушения на преступление, совершенное в состоянии аффекта. Такая позиция находит отражение и в судебной практике.

К числу преступлений, которые могут быть совершены умышленно, однако исключают возможность приготовления и покушения, относятся умышленное убийство и умышленное тяжкое или менее тяжкое телесное повреждение, причиненные при превышении пределов необходимой обороны. Хотя действия виновного в этом случае и являются умышленными, покушение не может иметь места, так как оно предполагает действия, непосредственно направленные на причинение результата, чего в данном случае нет1 .

При превышении пределов необходимой обороны лицо, обороняющееся от нападения, стремится защитить свои интересы, интересы другой личности или общественные и государственные интересы.

При превышении пределов необходимой обороны невозможно и приготовление, поскольку умысел лица на убийство или причинение вреда здоровью возникает внезапно как реакция на противозаконные действия нападающего. Для приготовления же характерно возникновение умысла еще до начала исполнения преступления.

Аналогичным образом вопрос о невозможности приготовления и покушения в подобных случаях решает и ряд других авторов2 .

2. Оконченное преступление

Оконченное преступление является завершающей стадией преступной деятельности. Как уже отмечалось выше, преступление признается оконченным, если в совершенном деянии содержатся все признаки состава преступления, предусмотренного уголовным законом. Для оконченного преступления характерны полное развитие объективной и субъективной сторон преступного посягательства, реализация в полном объеме умысла виновного. Таким образом, вопрос о признании преступления оконченным зависит от того, как его состав описан в диспозиции соответствующей статьи Особенной части УК РФ.

В науке уголовного права момент окончания преступления определяется в зависимости от законодательной конструкции его состава, т.е. от приема описания признаков в составе. В этой связи различают преступление с материальным составом, в котором факт совершения деяния, описанного в уголовном законе, еще не заключает в себе состава оконченного преступления, так как лишь наступившие от его совершения описанные в законе вредные последствия создают состав оконченного преступления. Таким образом, характерным признаком таких преступлений, является наличие определенных изменений, произошедших в объективной действительности. Кроме того, необходимо иметь в виду, что их наступление находится в необходимой причинной связи от совершенного субъектом действия (бездействия). К таким составам относятся преступления, предусмотренные ст. 105–108, 109, 111–114, 158–161, 164, 201, 286 УК РФ и др.

Преступления с формальным составом считаются оконченными с момента совершения указанных в законе действий, т.е. оконченный состав такого преступления не содержит других обязательных объективных признаков. К таким составам могут быть отнесены деяния, предусмотренные ст. 125–130, 131, 138, 145 УК и т.п.

Здесь мы имеем дело с определенной разновидностью формальных составов, которые в правовой литературе иногда называются

«усеченными составами»1

При усеченном составе отнесение момента окончания преступления переносится на более раннюю стадию — стадию приготовительных действий. В этом случае уже сами приготовительные действия считаются оконченным преступлением, и поэтому не требуется ни наличия общественно опасных последствий, ни доведение до конца действий, способных вызвать эти последствия. Выделение усеченных составов указывает на особенности общественной опасности преступления и необходимость предупреждения преступной деятельности на более ранней стадии ее развития. Примером тому может служить бандитизм (ст. 209 УК РФ), который признается оконченным с момента организации банды.

Важное значение для квалификации имеет определение момента окончания у длящихся и продолжаемых преступлений. Длящимся признается такое преступление, которое сопряжено с последующим непрерывным осуществлением деяния в течение неопределенного времени. Момент фактического окончания такого преступления связан с реальным его завершением. Таким образом, при длящихся преступлениях стадия оконченного преступления охватывает известный отрезок времени, иногда значительный. Независимо от того, что субъект совершает в такой отрезок времени вне рамок данного состава преступления (работает, учится, общается с друзьями и т.п.), он постоянно находится в преступном состоянии. Например, моментом окончания незаконного хранения огнестрельного оружия (ст. 222 УК РФ) является факт его обнаружения или явки виновного с повинной.

Продолжаемое преступление характеризуется тем, что оно складывается из ряда тождественных преступных действий, направленных к общей цели и составляющих в своей совокупности единое преступление. Оканчивается оно в момент достижения преступного результата. Продолжаемые преступления относятся к материальным составам (например, хищение с территории завода отдельных деталей для сборки двигателя). В целях достижения преступного результата субъект неоднократно посягает на один и тот же объект, совершает действия, предусмотренные одной и той же статьей УК РФ, охваченные одной общей целью и объединенные единым умыслом. Началом продолжаемого преступления принято считать совершение первого действия из цепи тождественных, а окончанием — момент совершения последнего преступного действия. Таким примером может служить разновременное совершение убийства двух или более лиц (п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ).

3. Приготовление к совершению преступления

Приготовительные действия могут быть самыми разнообразными. Общим для них является то, что все они представляют собой создание условий для совершения преступления. Объединяет их также и то, что приготовительные действия являются умышленными; лицо сознательно создает условия для совершения преступления; субъект не думает ограничиться только приготовительными действиями, он намерен достичь завершения преступления. Но, в отличие от покушения, здесь нет еще непосредственного посягательства на объект.

О приготовлении как о стадии совершения преступления можно говорить лишь тогда, когда лицо подготавливается к совершению конкретного преступления, имея намерение в дальнейшем довести свой преступный умысел до конца, т.е. совершить конкретное преступление. В силу этого нельзя рассматривать в качестве приготовления случаи, когда лицо предполагает вообще совершить какое-либо преступление и готовится (например, изготавливает нож или наваривает болванку на металлический прут) «на всякий случай», исходя из того, что эти предметы «могут пригодиться». В подобных случаях действия лица не представляют собой одного из составных этапов единого преступления. Однако некоторые из упомянутых действий могут быть общественно опасными и образовывать самостоятельное преступление (ст. 223, 324 УК и др.).

С объективной стороны закон (ч. 1 ст. 30 УК) характеризует приготовление как приискание, изготовление или приспособление средств или орудий совершения преступления, приискание соучастников преступления, сговор на совершение преступления либо иное умышленное создание условий для совершения преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам. Каждый из этих объективных признаков имеет самостоятельное значение. Наличие одного из них (разумеется, при наличии других необходимых признаков состава преступления) уже достаточно для выполнения объективной стороны состава преступления.

Под приисканием понимается любая форма приобретения средств или орудий совершения преступления. Это и законные способы — покупка, временное заимствование и т.д. В практике встречаются и незаконные способы приобретения средств или орудий (обычно путем кражи). Поскольку закон не ограничивает приобретение средств и орудий только законными способами, приискание их может выражаться в любой форме.

Изготовление — это создание орудий и средств совершения преступления.

Приспособлением средств или орудий считается любое действие, направленное на их изменение с целью лучше использовать при совершении преступления. После приспособления средства или орудия становятся пригодными для совершения преступления. Понятием приспособления охватываются все способы, при помощи которых лицо изменяет имеющиеся средства или орудия для придания им необходимых свойств и качеств. В частности, при посягательствах на личность изготавливаются орудия, которые способны причинить смерть человеку, при подготовке к хищению могут изготавливаться, например, подложные документы, которые, по мнению субъекта, помогут ему в завладении чужим имуществом.

Под специальными приспособлениями следует понимать предварительную обработку или приспособление орудий и средств для более удобного пользования (например, затачивание отвертки для нанесения телесных повреждений, укрепление металлического крючка на палке для кражи вещей из помещения).

Средствами совершения преступления являются предметы материального мира, вещества или энергия, физические или химические свойства которых используются в преступных целях.

К таким средствам можно отнести ядовитые вещества и наркотические средства, листки с клеветническими измышлениями, поддельные бланки и т.д.

К орудиям совершения преступления относятся предметы, используемые для увеличения физических усилий, которыми непосредственно причиняются общественно опасные последствия.

Это могут быть как специально приспособленные предметы (кастеты, фомки, отмычки и т.д.), так и предметы, специально не приспособленные и не предназначенные для совершения преступления, которые однако могут быть использованными при осуществлении общественно опасного деяния (предметы хозяйственного и бытового назначения, транспорт и т.д.).

Приискание соучастников — это различные способы нахождения соучастников и их вербовка, а сговор предполагает достижение соглашения о совершении преступления.

Под иным умышленным созданием условий для совершения преступления следует понимать самые различные действия, создающие такую возможность. К ним, помимо приискания и приспособления средств или орудий совершения преступления, можно отнести:

1) неудавшееся подстрекательство или пособничество; оно может иметь место, когда одно лицо склоняет другое к совершению кражи, но безуспешно (ч. 5 ст. 34 УК);

2) изучение места и времени предполагаемого совершения преступления (например, субъект изучает распорядок дня и привычки, проживающих в том или ином доме или квартире для того, чтобы выбрать наиболее удобное место для кражи; лицо, решившее ограбить инкассатора, узнает, когда тот приходит в магазин за выручкой);

3) действия, с помощью которых виновный выясняет возможность выполнения намеченного им преступления (например, лицо, решившее заняться сбытом наркотиков, выясняет, где их можно похитить);

4) изучение всевозможных препятствий, которые могут встретиться при совершении преступления, и разработка способов их устранения (субъект, решивший совершить кражу из магазина, выясняет, охраняется ли магазин; если охраняется, то каким способом; если магазин охраняется сторожем, то субъект решает тем или иным образом отвлечь его внимание; если магазин оборудован автоматической сигнализацией, то субъект разрабатывает способ приведения ее в непригодность);

5) действия, предпринимаемые для сокрытия намеченного преступления или для обеспечения беспрепятственного пользования его результатами (подготавливается хранилище для последующего сокрытия вещей, которые лицо намеревается похитить).

Круг действий, посредством которых создаются условия для совершения преступлений, обширен и выражается в самых различных формах. Исчерпывающий их перечень дать невозможно.

С субъективной стороны приготовление может быть совершено только умышленно. На это обстоятельство прямо указано в законе, причем умысел возможен только прямой. Совершая подготовительные к преступлению действия, субъект осознает, что создает своими действиями условия для дальнейшего совершения преступления, желает создания этих условий, предвидит возможные общественно опасные последствия того преступления, которое он желает совершить, и стремится, в конечном счете, к наступлению преступного результата или к завершению преступления.

В судебной практике случаи осуждения за приготовление к преступлению встречались редко, что вполне объяснимо отдаленностью приготовительных действий от окончания преступного посягательства и в связи с этим незначительной степенью их общественной опасности. Кроме того, на практике приготовление обычно трудно доказать, так как совершение приготовительных действий само по себе не всегда еще свидетельствует о преступном намерении лица, их совершившего. В связи с этим законодатель вполне обосновано отказался от общей наказуемости приготовления к преступлению (ч.2 ст. 30 УК РФ)1

Таким образом, действия считаются приготовлением к преступлению при наличии трех взаимосвязанных условий:

1) они были направлены на совершение тяжких или особо тяжких преступлений и создавали возможность причинения вреда объекту уголовно-правовой охраны;

2) виновный ограничился только приготовительными действиями и не приступал к действительному осуществлению задуманного, ибо в противном случае он будет отвечать за покушение либо за оконченное преступление;

3) приготовление должно быть остановлено по причинам, не зависящим от воли виновного.

4. Покушение на преступление

В соответствии с ч. 3 ст. 30 УК «покушением на преступление признаются умышленные действия (бездействие) лица, непосредственно направленные на совершение преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам». Данное определение отражает суть и специфику покушения.

Под покушением следует понимать совершение действий, входящих в объективную сторону состава преступления. При покушении всегда имеют место действия, которыми непосредственно выполняется состав данного преступления. Это — первый объективный признак покушения.

Характерной особенностью покушения, отличающей его от приготовления, является то, что при покушении объект преступления ставится под непосредственную угрозу причинения ему вреда; уже совершены действия, входящие в объективную сторону преступления. Но при покушении, в отличие от оконченного преступления, недостает некоторых признаков объективной стороны преступления: преступного результата, указанного в соответствующей статье Особенной части УК, или полного завершения всех действий, образующих объективную сторону преступления.

Недоведение преступления до конца — второй объективный признак покушения. Именно незавершенность отличает покушение от оконченного преступления и является одним из оснований для выделения его в самостоятельную стадию.

Однако незавершенность при покушении не следует понимать всегда как незавершенность фактических действий виновного, хотя этот признак и имеет место. Обычно при покушении лицо не успевает совершить всех тех действий, которые намеревалось совершить. Например, при покушении на убийство действия виновного часто пресекаются вмешательством других граждан.

Незавершенность преступления при покушении означает, что преступление не является оконченным, хотя фактически действия виновного могут быть и завершенными. Так, при оконченном покушении виновный нередко убежден, что сделал все необходимое и считает, что преступление завершено, и поэтому прекращает свои общественно опасные действия.

Незавершенность при покушении следует понимать, прежде всего, как отсутствие всех объективных признаков состава преступления, предусмотренного данной нормой Особенной части УК.

Следует иметь в виду, что при покушении нередко наступают определенные общественно опасные последствия, но иные, чем те, которые стремился причинить виновный. Например, при покушении на убийство часто причиняется вред здоровью. Однако это обстоятельство не превращает содеянное в оконченное преступление, так как для признания его оконченным необходимо наступление не любых вредных последствий, а лишь тех, которые прямо указаны в законе.

Незавершенность действий при покушении на преступление характеризуется, как уже было отмечено, ненаступлением указанного в законе преступного результата.

В то же время в случаях, если преступный результат, предусмотренный законом, наступает не сразу, а через некоторое время (например, смерть наступает спустя какой-то период после нанесения ножевых ранений с целью убийства), преступление следует считать оконченным. Уголовное законодательство не знает так называемых критических сроков развития причинной связи между оконченным, если преступный результат (умышленных действий виновного) наступил, независимо от того, сколько прошло време-ни после совершения виновным общественно опасных действий.

Покушение характеризуется как ненаступлением преступного результата, что характерно для материальных преступлений, так и тем, что преступление не было доведено до конца. Таким образом, понятие покушения применимо к преступлениям, как с материальным, так и с формальным составом.

Третий объективный признак покушения — недоведение преступления до конца по причинам, не зависящим от воли виновного .

В законодательном определении покушения содержится важное указание на то, что покушением на преступление признается умышленное действие . Тем самым подчеркивается основной субъективный признак покушения. Покушение на преступление характерно только для умышленной преступной деятельности. Не может быть покушения, так же как и приготовления, при совершении преступления по неосторожности. Лицо, делающее попытку совершить преступление, стремящееся достигнуть его завершения, не может действовать неосторожно. В этих случаях уместно говорить только об умысле лица. Если субъект не желает совершить преступление, следовательно, не будет и пытаться.

Покушение, так же как и приготовление, возможно только при наличии прямого умысла. При косвенном умысле лицо не желает наступления преступного результата, не стремится к завершению преступления, следовательно, не может и готовиться к нему либо пытаться его совершить. Преступный результат для лица при косвенном умысле является одним из возможных последствий его действий, причем субъект относится к его наступлению пассивно.

Пленум Верховного Суда РФ, давая судам разъяснения по разрешению ряда категорий уголовных дел, неоднократно в своих постановлениях подчеркивал, что покушение может быть совершено только с прямым умыслом. Так, Пленум Верховного Суда РФ в п. 2 постановления от 27 января 1999 г. № 1 «О судеб-ной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» указал, что покушение на убийство возможно лишь с прямым умыслом, т.е. когда содеянное свидетельствовало о том, что виновный осознавал общественную опасность своих действий (бездействия), предвидел возможность или неизбежность наступления смерти другого человека и желал ее наступления, но смертельный исход не наступил по не зависящим от него обстоятельствам (ввиду активного сопротивления жертвы, вмешательства других лиц, своевременного оказания потерпевшему медицинской помощи и др.)1 .

В уголовном праве покушение принято делить на два основных вида — оконченное и неоконченное. Для этого пользуются субъективным критерием , т.е. представлением самого субъекта о степени завершенности преступления.

Оконченным является такое покушение, при котором субъект сделал все, что он считал необходимым для совершения преступления, однако это преступление не было завершено по не зависящим от него обстоятельствам.

Неоконченным является такое покушение, при котором субъект не сделал всего, что считал необходимым для совершения преступления.

Однако ряд авторов считают, что при делении покушения на виды следует пользоваться объективным критерием2 .

Выступая против сторонников второй точки зрения, Н.Д. Дурманов совершенно правильно подчеркнул, что «принятие объективного критерия для разграничения оконченного и неоконченного покушения повело бы к бесконечным схоластическим спорам о том, были или не были необходимы для совершения преступления действия, фактически совершенные виновным»3 .

Имеются и сторонники смешанного критерия: при делении покушения на виды рекомендуется пользоваться субъективным и объективным критерием одновременно.

Если преступный результат не наступил, значит, было сделано не все, что требовалось для его наступления. Применяя объективный критерий, нужно будет признать невозможным существование оконченного покушения, ибо всегда каких-то действий виновного будет недостаточно. Отрицать же наличие оконченного покушения — значит, не учитывать, как сам виновный относится к совершенным им действиям. А это необходимо и для установления вины субъекта, и для определения степени общественной опасности содеянного, что находит свое отражение, в частности, при назначении наказания.

Оконченное покушение , при прочих равных условиях, обычно более опасно, чем неоконченное. Нередко оно сопровождается причинением известного вреда, особенно при покушении на убийство, хотя этот вред не является тем преступным результатом, к которому стремился виновный.

Оконченное покушение по своим признакам ближе к оконченному преступлению. Однако между ними всегда следует проводить четкую границу. Это различие проводится по объективной стороне состава преступления. При оконченном покушении, в отличие от оконченного преступления, всегда отсутствует тот преступный результат, к которому стремился виновный, либо не выполнены все те действия, которые он был

намерен совершить для исполнения своего преступного намерения.

Деление покушения на оконченное и неоконченное имеет определенное теоретическое и практическое значение.

Хотя в действующем уголовном законодательстве и не употребляются термины «оконченное» и «неоконченное» покушение, наряду с другими обстоятельствами следует учитывать степень осуществления преступного намерения.

Кроме того, подразделение покушения на виды имеет большое значение в случаях, когда встает вопрос о наличии или отсутствии добровольного отказа.

В юридической литературе принято также выделять негодное покушение. Негодное покушение, в свою очередь, подразделяется на покушение на негодный объект и покушение с негодными средствами.

Под покушением на негодный объект принято понимать те случаи, когда виновный посягает на определенный объект, однако его действия вследствие допускаемой им ошибки не создают реальной опасности причинения вреда. Следует отметить, что выражение «покушение на негодный объект » явно неудачно1 . Объект, т.е. общественные отношения, на которые посягает виновный, не могут быть негодными. Негодными могут быть предметы посягательства вследствие отсутствия свойств, на которые рассчитывал виновный. Если виновный, например, похитил непригодное к функциональному использованию оружие (боевые припасы, взрывчатые вещества), заблуждаясь относительно его качества и полагая, что оно исправно, содеянное следует квалифицировать как покушение на хищение оружия (боевых припасов, взрывчатых веществ, взрывных устройств)2 .

Под покушением с негодными средствами обычно понимают такие случаи, когда виновный для достижения своих целей применяет средства, которые объективно, вследствие своих свойств, не могут привести к окончанию преступления или к наступлению преступного результата.

Обычно покушение на негодный объект, как и покушение с негодными средствами, обладает признаками общественной опасности, и лицо, совершившее такое покушение, подвергается уголовной ответственности на общих основаниях. Виновный в этих случаях имеет намерение совершить определенное, предусмотренное уголовным законом общественно опасное деяние, а преступление не завершено по не зависящим от лица обстоятельствам.

5. Основания уголовной ответственности за неоконченное преступление

Единственным основанием уголовной ответственности является совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного УК (ст. 8). Это положение полностью и безоговорочно применимо к случаям совершения оконченного преступления, т.е. деяния, содержащего все признаки конкретного состава преступления.

Положение о наличии в действиях лица определенного состава преступления как единственном основании уголовной ответственности применимо к случаям покушения.

Важнейшим признаком, как преступления, так и состава преступления является общественная опасность. Каков же характер общественной опасности при покушении?

Прежде всего, при покушении создается непосредственная опасность причинения вреда охраняемому уголовным законом объекту. Более того, при покушении объекту нередко причиняется вред, хотя и не тот, что указан в законе. Порой причиненный вред настолько значителен, что преступление, хотя и не окончено, представляет высокую степень общественной опасности.

Общественная опасность при покушении состоит в создании виновным реальной возможности наступления того преступного результата, на который был направлен его умысел.

Вполне обоснованно Н.Д. Дурманов указывает, что «понятие состава включает признаки, обрисованные не только в статье Особенной части советского уголовного закона, но и в соответствующих статьях Общей части»1 . Об этом, же пишет и А.А. Пионтковский2 .

Точно так же состав преступления не исчезает и в тех случаях, когда объективная сторона не получает своего полного развития. От этого она не перестает быть объективной стороной.

Во всех случаях, как при наличии оконченного преступления, так и при покушении, налицо основной необходимый признак объективной стороны состава преступления — общественно опасное действие. При этом действия не теряют общественной опасности от того, что они выполнены не в полной мере либо фактически не привели к преступному результату. В этих случаях речь может идти лишь о разной степени общественной опасности, но в рамках состава преступления.

Таким образом, при покушении единственным основанием уголовной ответственности является общепризнанное по уголовному праву основание: действия лица, содержащие признаки конкретного состава преступления.

Что же касается ответственности за приготовление к преступлению, то здесь правильное решение вопроса об основаниях и пределах ответственности представляет значительно большую сложность.

Думается, что и применительно к приготовлению нет причин отступать от основного положения о том, что основанием уголовной ответственности является совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления.

В отдельных случаях, в зависимости от характера приготовительных действий и от значения охраняемого уголовным законом объекта, приготовление к совершению преступления представляет известную общественную опасность.

В соответствии с ч. 2 ст. 30 УК РФ вопрос об уголовной ответственности за приготовление возникает только при подготовке к совершению тяжкого или особо тяжкого преступления. Наказание будет назначаться в пределах санкции статьи УК РФ, но с учетом положений ст. 66 УК РФ.

6. Добровольный отказ от совершения преступления

Свое практическое применение норма закона о добровольном отказе находит только при неоконченном преступлении. Именно этим и руководствовался законодатель, помещая данную норму рядом с нормой о покушении на преступление и приготовлении к нему. Поэтому правильное решение вопроса об ответственности за неоконченное преступление либо об исключении таковой невозможно без выяснения сущности, природы и условий применения института добровольного отказа от преступления.

Правовое значение добровольного отказа состоит, прежде всего в том, что он является особым обстоятельством, исключающим уголовную ответственность за предварительную преступную деятельность.

Добровольным отказом от преступления признается прекращение лицом приготовления к преступлению либо прекращение действий (бездействия), непосредственно направленных на совершение преступления, если лицо осознавало возможность доведения преступления до конца (ч. 1 ст. 31 УК).

Добровольный отказ полностью исключает уголовную ответственность за преступление, которое лицо пыталось совершить или к которому оно готовилось. В такой ситуации уголовная ответственность возможна лишь в том случае, если уже совершенные им до момента добровольного отказа действия содержат оконченный состав иного преступления (ч. 3 ст. 31 УК).

Для наличия добровольного отказа необходимо, чтобы он был действительно добровольным и окончательным.

Добровольность означает, что лицо, осознавая возможность успешного завершения начатого преступления, сознательно (не вынужденно) прекращает свои преступные действия. При этом не имеет значения, существовала ли в действительности возможность довести преступление до конца. Необходимо, чтобы лицо считало, что в состоянии закончить преступление, но, тем не менее, отказалось от его завершения.

Вместе с тем, если лицо отказывается продолжать преступное посягательство из-за различного рода препятствий, которые затрудняют совершение преступления или делают его совершение невозможным, то добровольный отказ отсутствует.

Для того чтобы считать отказ не добровольным, а вынужденным, не требуется, чтобы встретившееся препятствие сделало совершение преступления невозможным. Достаточно, чтобы такое преступление существенно затруднило его осуществление.

Когда лицо, совершая преступное посягательство, узнало о том, что ему грозит реальная опасность быть застигнутым на месте преступления, и поэтому отказалось довести свое намерение до конца, то добровольный отказ отсутствует.

Однако если лицо отказывается от дальнейшего совершения преступления лишь из-за страха перед наказанием, то отказ в этом случае признается добровольным, а не вынужденным, поскольку мотивы для признания добровольного отказа значения не имеют. По общему правилу, добровольность как один из основных признаков отказа частично проявляется в том, что лицо само приходит к мысли об отказе. Однако это не обязательно. Признак добровольности налицо и в тех случаях, когда инициатива отказа от дальнейшего совершения преступления исходит от других лиц. Советы, просьбы, убеждения могут побудить лицо отказаться от преступления. Вместе с тем для наличия признака добровольности необходимо, чтобы оно осознавало реальную возможность успешного завершения посягательства и в тех случаях, когда вняло советам и просьбам от него отказаться. Если же советы и убеждения иных лиц носят такой характер, что лицо не видит фактической возможности окончить преступление и, по существу, эти советы и убеждения носят форму принуждения, добровольности не будет и лицо подлежит уголовной ответственности за неоконченное преступление.

Мотивы при добровольном отказе могут носить самый различный характер. Как правило, они не имеют самостоятельного юридического значения. Однако установление их в процессе расследования и рассмотрения дела в суде является обязательным, поскольку, исследуя мотивы отказа от дальнейшего совершения преступления, можно определить, действительно ли отказ был добровольным и окончательным.

Вторым необходимым признаком добровольного отказа является его окончательность . Отказ будет окончательным лишь в том случае, если лицо полностью прекращает преступную деятельность и не имеет намерения продолжить ее в будущем. Поэтому в случаях временного перерыва преступной деятельности, вызванного теми или иными обстоятельствами, добровольного отказа не будет. Если субъект приостанавливает свои преступные действия для того, чтобы продолжить их при более благоприятных обстоятельствах, то в этих случаях не отпадает общественная опасность ни деяния, ни самого лица. Лишь окончательный отказ может свидетельствовать о том, что само деяние и лицо перестали быть общественно опасными.

Также не исчезает общественная опасность деяния и лица в случаях отказа от повторения преступного посягательства, если при первом посягательстве лицом сделано все, что оно считало необходимым, но преступный результат не наступил по не зависящим от него обстоятельствам. Отказ повторить покушение не является основанием устранения уголовной ответственности. Он может быть лишь учтен судом при назначении наказания.

Известные трудности представляет решение вопроса об основаниях исключения уголовной ответственности при добровольном отказе. Среди авторов нет единого мнения по этому вопросу.

В последнее время преобладает точка зрения, что основанием исключения уголовной ответственности при добровольном отказе является отсутствие в деянии лица состава преступления1 . Эта точка зрения представляется правильной.

Для того чтобы действия лица были уголовно наказуемыми, они должны содержать состав преступления. При добровольном отказе действия лица не обладают общественной опасностью, охраняемому законом объекту не грозит опасность посягательства. Лицо отказывается от дальнейшего совершения преступления и не предпринимает более никаких действий для реализации своего умысла, имевшего место до решения отказаться от посягательства. При добровольном отказе прекращается осуществление объективной стороны преступления. Следовательно, в действиях лица отсутствует состав преступления.

Институт добровольного отказа тесно связан с понятием и разграничением стадий совершения преступления. Поэтому важное теоретическое и практическое значение имеет правильное решение вопроса о том, на каких стадиях развития преступной деятельности может иметь место добровольный отказ.

Поскольку большинством авторов обнаружение умысла не признается стадией совершения преступления, а авторы, признающие наличие такой стадии, соглашаются с тем, что она ненаказуема в уголовном порядке, говорить об обнаружении умысла, естественно, не приходится. Правильно указывает Н.Д. Дурманов, что «добровольный отказ, как понятие уголовного права, предполагает, что действия виновного уже содержали бы признаки состава преступления и подлежали бы наказанию, если бы виновный не отказался от совершения преступления. Только в этом случае добровольный отказ приобретает уголовно-правовое значение обстоятельства, исключающего ответственность»1 .

Очевидно, что не может иметь места добровольный отказ и в стадии оконченного преступления, поскольку в таком случае налицо все элементы состава преступления и отказ от уже завершенного преступления невозможен. Таким образом, практически о добровольном отказе речь может идти лишь на стадиях приготовления к преступлению и покушения на преступление. Добровольный отказ возможен лишь до момента окончания преступления.

В стадии приготовления к преступлению добровольный отказ выражается, как правило, в форме бездействия. В этот период достаточно простого воздержания от дальнейших преступных действий. О наличии добровольного отказа во время приготовления могут свидетельствовать различные факторы. В частности, уничтожение средств и орудий преступления является одним из обстоятельств, доказывающих наличие добровольного отказа, но это — не обязательное условие. Главным фактором, определяющим наличие добровольного отказа, надо признать решение лица добровольно и окончательно отказаться от дальнейшего совершения преступления.

Изучение судебной и следственной практики показывает, что, как правило, факты добровольного отказа в стадии приготовления редко становятся известными органам следствия и суда, поскольку их установление связано со значительными трудностями. Однако эти обстоятельства отнюдь не означают, что в действительности он отсутствует. Кроме того, уже само наличие в уголовном праве нормы о добровольном отказе имеет большое предупредительное значение.

Добровольный отказ может иметь место и в стадии покушения на преступление. При этом так же, как и в стадии приготовления, в одних случаях для добровольного отказа достаточно прекращения начатых преступных действий, т.е. возможна пассивная форма отказа, в других же случаях сам характер уже выполненного посягательства требует от лица — для успешности отказа — лишь активных действий. Решающую роль для определения формы отказа от покушения при этом играет вид покушения.

Возможность добровольного отказа при неоконченном покушении не вызывает сомнения. Когда лицо еще не выполнило всех действий, которые оно считало необходимыми для совершения преступления, добровольный отказ обычно выражается в воздержании от дальнейших действий. Эти случаи имеют много общего с добровольным отказом в стадии приготовления. Так же как и при приготовлении, добровольный отказ при неоконченном покушении обычно выражен в форме пассивного поведения.

Что же касается возможности добровольного отказа при оконченном покушении , т.е. после того, как выполнены все действия, которые лицо считало необходимыми для совершения преступления, то здесь он возможен не всегда.

При оконченном покушении добровольный отказ имеет место лишь при условии, что лицо еще господствует над дальнейшим ходом событий, когда оно еще способно не допустить окончания преступления.

В этих случаях развитие причинной связи, вызванной действиями виновного, еще не закончилось, преступный результат еще не наступил, в связи с чем виновный еще может воспрепятствовать окончанию преступления.

В отличие от неоконченного вида покушения при оконченном покушении действия лица, решившего добровольно отказаться от дальнейшего совершения преступления, всегда должны носить активный характер. Как справедливо отмечалось в литературе, действия лица в этих случаях выражаются не только в предотвращении преступного результата, но и, прежде всего, в уничтожении уже произведенных изменений в объективном мире, в восстановлении того положения, которое существовало до совершения действий по осуществлению преступления1 . Если лицо не в состоянии уничтожить уже произведенные изменения в объективном мире и восстановить первоначальное положение, то возможность добровольного отказа исключается.

Необходимым признаком добровольного отказа является осознание фактической возможности успешного продолжения преступной деятельности. Однако это не означает, что если субъектом выполнены все действия, которые он считал необходимыми для наступления преступного результата, то о каком-либо продолжении посягательства не может быть и речи, ибо сам процесс наступления преступного результата является не чем иным, как продолжением, логическим завершением преступных действий. И если наступление преступного результата зависит от виновного, то в полной мере можно утверждать, что от лица зависит дальнейшее продолжение преступления. Нельзя, как уже было сказано, действия лица рассматривать изолированно. И предварительная преступная деятельность, и добровольный отказ являются единым поступком человека. Субъект привел в действие причинный ряд, но он еще господствует над его развитием, и от него зависит наступление или ненаступление преступного результата.

Значительной спецификой характеризуется отказ соучастников. При добровольном отказе соучастников от преступления применяются общие правила, установленные ст. 31 УК.

Очевидно, что добровольный отказ может иметь место со стороны любого соучастника, но для каждого из видов соучастников он обладает известной спецификой. Добровольный отказ исполнителя выражается в несовершении им обусловленных сговором действий или в недоведении задуманного участниками преступления до конца. Добровольный отказ исполнителя не освобождает остальных соучастников от уголовной ответственности . При этом очевидно: поскольку нормы о стадиях совершения преступления, как и абсолютное большинство норм УК, обращены к исполнителю преступления как к лицу, непосредственно совершающему действия, содержащие признаки конкретного состава преступления, на него полностью распространяются все рассмотренные выше положения о добровольном отказе.

Таким образом, об отказе исполнителя речь может идти в тех случаях, когда в его действиях имели место признаки покушения на преступление или приготовления к нему. При рассмотрении особенностей добровольного отказа других видов соучастников эти положения являются весьма существенными, поскольку очевидно, что добровольный отказ со стороны других соучастников, и в частности пособника и подстрекателя, может иметь место лишь тогда, когда исполнитель совершил действия, образующие либо стадию приготовления, либо покушение на преступление.

Особенности добровольного отказа организатора, подстрекателя и пособника состоят прежде всего в том, что их действия должны привести к ликвидации созданной ими возможности совершения преступления при условии, если эта возможность еще не реализована исполнителем (ч. 4 ст. 31 УК).

Для этого организатор и подстрекатель должны предпринять активные действия и предотвратить готовящееся преступление. Их действия в этом направлении могут быть выражены в самой различной форме. Поскольку соучастникам удалось предотвратить готовящееся преступление, то их действия уже не представляют общественной опасности, в них отсутствует состав преступления точно так же, как отсутствует состав преступления при добровольном отказе лица, действовавшего в одиночку. Если же преступление исполнителем все же совершено, то соучастники подлежат уголовной ответственности. В этом случае их действия по предотвращению преступления учитываются судом при назначении наказания как смягчающие обстоятельства (ч. 5 ст. 31 УК).

Не может быть освобождено от уголовной ответственности лицо, заранее обещавшее скрыть преступление, орудия и средства его совершения, следы преступления либо предметы, добытые преступным путем, даже если оно и откажется выполнить свое обещание после того, как преступный результат уже наступил. Действия указанного лица находятся в причинной связи с наступившим преступным результатом. Преступление потому, отчасти, и было совершено исполнителем, что он в своих действиях мысленно опирался на обещанную ему поддержку укрывателя. Ликвидировать созданные предпосылки для совершения преступления соучастник уже не в силах, поэтому он подлежит ответственности. Отказ от дальнейшего содействия исполнителю преступления учитывается судом как смягчающее обстоятельство при назначении наказания.

Пособник преступления не подлежит уголовной ответственности, если он предпринял все зависящие от него меры, чтобы предотвратить совершение преступления (ч. 4 ст. 31 УК). Это может выражаться, в частности, в изъятии оружия или орудия совершения преступления, предоставленного ранее исполнителю. Если же он предоставил исполнителю информацию или устранил препятствия к совершению преступления и уже не может изъять этот вклад, то его действия при добровольном отказе могут состоять в своевременном, т.е. достаточном по времени, сообщении органам власти о готовящемся преступлении. В этих случаях пособник освобождается от уголовной ответственности, даже если исполнителю удалось совершить преступление.

Под деятельным раскаянием понимаются действия виновного с целью предотвратить наступление вредных последствий совершенного преступления, добровольное возмещение нанесенного ущерба или устранение причиненного вреда, явка с повинной и активное содействие раскрытию преступления (п. «и», «к» ч. 1 ст. 61 УК).

Основное отличие состоит в том, что добровольный отказ возможен лишь при неоконченном преступлении, тогда как деятельное раскаяние после окончания преступления . Однако деятельное раскаяние может иметь место и после оконченного покушения — в тех случаях, когда добровольный отказ исключен. Деятельное раскаяние не устраняет уголовной ответственности за совершенное преступление, но учитывается судом при назначении наказания как смягчающее обстоятельство.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Цель данной работы - характеристика стадий преступления. В ходе работы было рассмотрено понятие стадий совершения преступлений. Так, под стадиями преступления следует понимать этапы, которые проходит преступление в своем развитии от начала (подготовительных действий) до конца (наступление общественно опасных последствий). Они отличаются друг от друга по характеру и содержанию виновных действий, а также по степени завершенности криминального деяния.

Определено значение стадий совершения преступлений. Стадии совершения умышленного преступления имеют значение для квалификации содеянного в случае, окончено либо не окончено преступление, а если не окончено, то на какой стадии было прервано - приготовительных действий либо исполнения объективной стороны состава. При этом следует учитывать, что каждая предшествующая стадия совершения преступления поглощается последующей и самостоятельного квалификационного значения не имеет.

Рассмотрена стадия приготовления к совершению преступления. Так, приготовление к преступлению - это умышленное создание условия для совершения умышленного преступления, но не доведенного до конца по не зависящим от лица обстоятельствам. Если в процессе совершения приготовительных действий субъект выполнит состав другого (а не того, к которому готовился) преступления, он отвечает и за это оконченное преступление, и за приготовление к соответствующему преступлению.

Охарактеризована стадия покушения на преступление. Покушение на преступление - это исполнение состава умышленного преступления, прерванного по не зависящим от лица обстоятельствам до наступления общественно опасных последствий.

Дана характеристика стадии оконченного преступления. Преступление признается оконченным, если в совершенном лицом деянии содержатся все признаки состава преступления, предусмотренного конкретной нормой Особенной части Уголовного кодекса.

В отличие от неоконченного, оконченное преступление характеризуется полным соответствием содеянного указанным в законе объективным и субъективным признакам.

Рассмотрены Основания уголовной ответственности за неоконченное преступление.

Так же дано понятие добровольного отказа от преступления им признается прекращение лицом приготовления к преступлению либо прекращение действий (бездействия), непосредственно направленных на совершение преступления, и понятие деятельного раскаяния под которым понимаются действия виновного с целью предотвратить наступление вредных последствий совершенного преступления, добровольное возмещение нанесенного ущерба или устранение причиненного вреда, явка с повинной и активное содействие раскрытию преступления. Основное отличие этих понятий в том, что добровольный отказ возможен лишь при неоконченном преступлении, тогда как деятельное раскаяние — после окончания преступления.

Список литературы

I. Нормативно - правовые акты

1. Уголовный кодекс РФ

II. Специальная литература.

1. «Уголовное право Российской федерации. Общая часть: Учебник» (издание исправленное и дополненное) (под ред. Л.В. Иногамовой-Хегай, А.И. Рарога, А.И. Чучаева)//ИНФРА-М, Контракт, 2006

2. Советское уголовное право. Часть Общая. М., 1952. С. 277, 278;

3. Советское уголовное право. Часть Общая. М., 1959. С 213-215;

4. Курс уголовного права. Общая часть. Т. I / Под ред. Н.Ф. Кузнецовой, И.М. Тяжковой. М., 1999. С. 372.

5. Уголовное право Российской Федерации. Общая часть / Под ред. Б.В. Здравомыслова. М., 1999. С. 236.

6. Наумов А.В. Практика применения Уголовного кодекса Российской Федерации: комментарий судебной практики и доктринальное толкование.(постатейный)(под ред.Г.М. Резникова)// "Волтерс Клувер",

2005 г.

7. Научно-практическое пособие по применению УК РФ (под ред. В.М. Лебедева) (норма, 2005)

8. Пионтковский А.А. Учение о преступлении. М., 1961. С. 502-507

9. Крашенинников А.А. Угроза в уголовном праве России. Ульяновск, 2002. С. 96-114

11. Рарог А.И. Квалификация преступлений по субъективным признакам. СПб., 2003. С. 205-206.

12. Ткаченко В.И. Квалификация преступлений против жизни и здоровья по советскому уголовному праву. М., 1977. С. 52.

13. Дурманов Н.Д. Указ. соч.

14. Дурманов Н.Д. Стадии совершении преступления по советскому уголовному праву. М., 1955. С. 134, 135.

15. Тишкевич И.С. Условия и пределы необходимой обороны. М., 1969. С. 128-130.

16. Уголовное право. Общая часть : учебник / отв. ред.

У26 И. Я. Козаченко. — 4-е изд., перераб. и доп. — М. : Норма,

2008. - 720 с.

Судебная практика

17. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 12 марта 2002 г.№ 5
"О судебной практике по делам о хищении, вымогательстве и незаконном обороте оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств

18. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г.

№ 29 "О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое"

19. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. №1 "О судебной практике по делам об убийстве (ст.105 УК РФ)"

Задача № 1

Трое несовершеннолетних проникли в клуб, собрав в коробки спортивный инвентарь, были задержаны работниками ведомственной охраны, так как сработала сигнализация. Определите стадию совершения преступления.

В соответствии с Постановлением Пленума Верховного суда от 27.11.2002 г. №29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое», кража считается оконченным преступлением с того момента, когда виновный изъял чужое имущество и получил реальную возможность распорядиться им по своему усмотрению независимо от того, удалось ли ему эту возможность реализовать. В задаче виновные изъяли имущество, могли им распорядиться, но реализовать эту возможность не смогли. Из этого следует , что это : оконченное преступление .

Задача № 2

Кротов, затаив зло на своего соседа, вечером подкараулил его и пытался ударить металлическим предметом по голове, но удар пришелся по плечу и в результате причинил перелом ключицы. Определите стадию совершения преступления.

Умысел Кротова был направлен на убийство соседа, так как он пытался ударить его металлическим предметом по голове ( головной мозг является жизненно важным органом ), но преступление не было доведено до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам, удар пришелся по плечу. Вред не является тем преступным результатом, к которому стремился виновный, поэтому полного завершения всех действий, образующих объективную сторону преступления виновный не выполнил. Из этого следует , что это стадия : покушение на преступление .

Юридический анализ статьи 150 УК РФ

Вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления

Родовой объект – Личность

Видовой объект - Семья и несовершеннолетние

Основной непосредственный объект - совокупность общественных отношений, регламентирующих нормальное развитие и воспитание несовершеннолетних

Дополнительный непосредственный объект - общественный порядок и общественная безопасность

Преступление считается оконченным с момента совершения виновным любых действия, направленных на вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления, независимо от наступившего результата - формальный состав.

Объективная сторона выражается в действиях, направленных на возбуждение у несовершеннолетнего желания совершить преступление.

Обязательный признак объективной стороны - способ вовлечения в преступление (обещания, угрозы или иные способы (ч.1,2 ст.150), применение насилия или угроза его применения (ч.3 ст. 150)

Субъективная сторона характеризуется умышленной формой вины в виде прямого умысла. Виновный осознает, что он вовлекает несовершеннолетнего в совершение преступления путем обещаний, угроз, обмана или иным способом, и желает одним из этих способов вовлечь в противозаконную деятельность.

Субъект преступления специальный: Физическое вменяемое лицо, достигшее 18-летнего возраста (ч.1,3,4 ст. 150) либо лицо, на которое законом возложены обязанности по воспитанию несовершеннолетнего

(ч.2 ст. 150)

Квалифицированный состав предусматривает ответственность за совершение этого же деяния педагогом либо иным лицом, на которое законом возложены обязанности по воспитанию несовершеннолетнего

Особо квалифицированный состав предусматривает ответственность за совершение деяния, предусмотренные частями первой и второй настоящей статьи, совершенное с применением насилия или с угрозой его применения

Сверх квалифицированный состав предусматривает ответственность за совершение деяния, предусмотренные частями первой, второй или третьей настоящей статьи, связанные с вовлечением несовершеннолетнего в преступную группу (ст. 35 УК РФ даёт понятие преступной группы) либо в совершение тяжкого или особо тяжкого преступления, а также в совершение преступления по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы.


[1] См.: Ожегов С.И. Словарь русского языка. М., 1996. С. 470.

1 См.: Советское уголовное право. Часть Общая. М., 1952. С. 277, 278;

Советское уголовное право. Часть Общая. М., 1959. С 213-215;

Пионтковский А.А. Учение о преступлении. М., 1961. С. 502-507

1 БВС РФ. 2000. № 4.

2 См.: Крашенинников А.А . Угроза в уголовном праве России. Ульяновск, 2002. С. 96-114

1 См.: Рарог А.И. Квалификация преступлений по субъективным признакам. СПб., 2003. С. 205-206.

1 См.: Уголовное право. Общая часть. М., 1999. С. 246.

2 Ткаченко В.И. Квалификация преступлений против жизни и здоровья по советскому уголовному праву. М., 1977. С. 52.

1 См: Дурманов Н.Д. Стадии совершении преступления по советскому уголовному праву. М., 1955. С. 134, 135.

2 См.: Дурманов Н.Д. Указ. соч.; Тишкевич И.С. Условия и пределы необходимой обороны. М., 1969. С. 128-130.

1 См.: Дурманов Н.Д. Указ. соч. С. 42, 43.

1 Наумов А.В. Практика применения Уголовного кодекса Российской Федерации: комментарий судебной практики и доктринальное толкование.(постатейный)(под ред.Г.М. Резникова) - "Волтерс Клувер", 2005 г.

1 БВС РФ. 1999. № 3.

2 См.: Курс уголовного права. Общая часть. Т. I / Под ред. Н.Ф. Кузнецовой, И.М. Тяжковой. М., 1999. С. 372.

3 Дурманов Н.Д. Указ. соч. С. 146.

1 См. Курс уголовного права. Общая часть. Т. 1 / Под ред. Н.Ф. Кузнецовой, И.М. Тяжковой. С. 373

2 См.: постановление Пленума Верховного Суда РФ от 12 марта 2002 г. № 5 «О судебной практике по делам о хищении, вымогательстве и незаконном обороте оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств» // БВС РФ. № 5.

1 Дурманов И.Д. Указ. соч. С. 30

2 См.: Пионтковский А.А. Указ. соч. С. 492, 493.

1 См.: Курс уголовного права. Общая часть. Т. 1 / Под ред. Н.Ф. Кузнецовой, И.М. Тяжковой. С. 377; Уголовное право Российской Федерации. Об-щая часть / Под ред. Б.В. Здравомыслова. М., 1999. С. 236.

1 Дурманов Н.Д. Указ. соч. С. 190.

1 См.: Дурманов Н.Д . Указ. соч. С. 200.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ