регистрация / вход

Понятие и признаки несостоятельности банкротства юридического лица

Содержание Введение 2-3 Глава I Понятие несостоятельности (банкротства). 1.1. Определение термина «банкротство» .. 4-5

Содержание

Введение…………………………………………………… 2-3

Глава I Понятие несостоятельности (банкротства).

1.1. Определение термина «банкротство»…………………….. 4-5

1.2. Подход к определению «несостоятельности» и «банкротству» в дореволюционный период........................................................................6-10

1.3. Понятие о несостоятельности (банкротстве) в Российском законоадетсльве.......................................................................................11-17

Глава II П ризнаки несостоятельности юридического лица

2.1. Сущность критериев неоплатности и неплатежеспособности. …………………………………………………………............................19-23.

2.2. Признаки несостоятельности (банкротства) в соответствии с действующим российским законодательством о банкротстве (результаты анализа)..................................................................................................... 24-31

Заключение ………………………………………………..32-33

Библиография …………………………………………....34-36

Введение

С переходом Российской Федерации к рыночной экономике и частной собственности появилась необходимость в институте несостоятельности (банкротства) для того, чтобы уменьшить риск кредиторов, и если уж их потери неизбежны, то они должны быть распределены наиболее справедливым образом. Значение института банкротства заключается в том, что из гражданского оборота исключаются неплатежеспособные субъекты (в случае их ликвидации), что служит оздоровлению рынка, а с другой стороны, этот институт дает возможность ответственно действующим субъектам предпринимательской деятельности реорганизовать свои дела и вновь достичь финансовой стабильности.

Институт несостоятельности (банкротства) относительно новый для отечественной системы правового регулирования и практики предпринимательских отношений. Тема правовой несостоятельности (банкротства) является очень актуальной в современных условиях, так как ввиду неустойчивости экономики, финансовых кризисов, завышения налогов и других негативных обстоятельств, предприятиям и организациям становится все труднее не только развиваться, но и даже «удержаться на плаву».

Рыночная экономика и предпринимательская деятельность не могут эффективно функционировать в том случае, если предприятие не способно удовлетворить требования своих кредиторов, обеспечить своевременные обязательные платежи. Возникает необходимость официального признания такого предприятия несостоятельным (банкротом).

Федеральный закон от 26 октября 2002 г. №127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации устанавливает основания для признания должника несостоятельным (банкротом), регулирует порядок и условия осуществления мер по предупреждению несостоятельности (банкротства), порядок и условия проведения процедур, применяемых в деле о банкротстве, и иные отношения, возникающие при неспособности должника удовлетворить в полном объеме требования кредиторов.

Объектом исследования выступает институт несостоятельности
(банкротства). Предметом исследования является понятие несостоятельности юридического лица.

Целью данной работы является – рассмотреть признаки несостоятельности (бавнкротства) юридического лица.

В соответствии с поставленной целью сформулированы следующие задачи:

– определить понятие несостоятельности (банкротства) юридического лица;

– определить, каким образом соотносятся между собой такие понятия, как «несостоятельность» и «банкротство»;

– рассмотреть признаки банкротства по современному российскому законодательству;

- сделать выводы по результатам проделанной работы.

Глава I. Понятие несостоятельности (банкротства).

1.1. Определение термина «банкротство».

В «Толковом словаре живого великорусского языка» В.И. Даль дает следующее определение банкротства – «банкрутство – это несостоятельный торговец, лопнувший неплательщик». При этом «банкрут бывает или случайный, несчастный или же лживый, подложный, злостный. Разница между ними точно такая же, как между обокраденным или погоревшим и вором»[1]

Несколько отличается определение банкротства, данное в «Словаре иностранных слов» – «банкротство (нем. Bankrott, итал. Bankrotta) – это долговая несостоятельность, отказ предпринимателя платить по своим долговым обязательствам из-за отсутствия средств; т.е. финансовый крах, разорение.[2] .

В словаре С.И. Ожегова банкротство определено, как несостоятельность, сопровождающаяся прекращением платежей по долговым обязательствам (причем банкротство фирмы – злостное банкротство (умышленное).[3] .

Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза содержит уже не только определение банкротства, как юридический термин торгового права, означающий «неоплатность лица, производящего торговлю, происшедшею от его вины» (слово трактуется от итальянских слов banca - скамья, стол и rotta- изломленная, надломленная, то есть несостоятельность банкира, крах банка), но и определяются его основные признаки, которые состоят в следующем:[4]

1. Банкротство есть неоплатность, т.е. такое состояние должника, когда он не удовлетворяет предъявленных ему обязательственных требований.

2. Банкротом является лицо, производящее торговлю, в противоположность прочим лицам, которых называют несостоятельными должниками.

3. Неоплатность происходит от вины должника. Вина может быть неосторожная или умышленная. Признаком вины должника банкротство отличается от несчастной торговой несостоятельности, при которой невозможность оплатить долги происходит от непредвиденных бедственных обстоятельств.

В «Словаре русского языка» 1985 года, банкротство определяется так: банкротство – это несостоятельность лица, компании, банка и т.п., приводящая к прекращению платежей по долговым обязательствам; это разорение.[5] .

«Словарь современного русского международного языка», изданный в 1950 году гласит, что «банкротство – это отказ от выполнения долговых обязательств; банкротство – это разорение; банкротство – это официально установленная и юридически признанная неплатежеспособность субъекта».[6] .

1.2. Подход к определению «несостоятельности» и «банкротству» в дореволюционный период.

Необходимо обратить особое внимание на подход к «несостоятельности» и «банкротству» в дореволюционный период. Так, при изучении Банкротского Устава 1753 г., обращает на себя внимание факт, что вообще в нем употребляются оба понятия «несостоятельность» и «банкротство», но когда речь идет о каких-то неправомерных действиях торговцев, употребляется только понятие «банкротство». Например, в Уставе описывается распространенная в то время ситуация, когда «купцы набирают в долги немалые суммы деньгами и товарами, а затем объявляют себя банкротами, через некоторое время таким похищенным чужим капиталом снова пускаются в торговые обороты и наживают состояния, не думая удовлетворить своих кредиторов, а когда те к ним обращаются, они отвечают, что после приключившегося с ними несчастья некоторые капиталы получили по наследству или другим образом».[7] . В таком контексте данный Устав ни разу не говорит о «несостоятельности» употребляя исключительно понятие «банкротство».

Такая же позиция присутствует и в Банкротском Уставе 1763 г. Введение в него содержит рассуждение о том, что «особую необходимость в данном Уставе имеет займодавец, который обманится в своем «занимателе», думая, что он человек «добрый и состоятельный». А.Х. Гольмстен пишет, что в этих трех пунктах займодавец может обмануться трояким образом: 1) должник, будучи «добрым» человеком впадет в несостоятельность; 2) будучи состоятельным, станет «плутом» и объявит себя банкротом; 3) в одно и то же время окажется «плутом» и несостоятельным.[8] . Здесь уже прослеживается разграничение между «плутом» (банкротом) и добрым человеком, впадшим в несостоятельность (небанкротство). Впервые особое значение этим понятиям придает Банкротский Устав 1768 г., заменяя термин «непорочный банкрот» термином «упадший», «которое звание должно обозначать в нем несчастного, а не дурного человека». Таким образом, термин «банкротство» предназначался для торговцев, виновных в том, что впали в несостоятельность.

Серьезная попытка дифференцировать эти понятия была сделана в Банкротском Уставе 1800 г. В ст. 131 этого Устава указывается, что «для отличия беспорочного банкрота от прочих называть отныне пришедшего в несостояние упадшим, которое звание означает в нем несчастного, а не бесчестного человека; неосторожного и злого называть банкротом».[9] . Очевидно, тогда (после 1800 г.) уже начало формироваться мнение о том, что банкрот – это нечестный человек, имевший умысел на причинение вреда кредиторам.

Окончательно этот вопрос не был решен и в Уставе 1832 г., но из анализа его положений можно сделать вывод о том, что банкротство не является обязательным признаком несостоятельности. Такого мнения придерживались многие русские юристы. Так, П.П. Цитович, говоря о способах прекращения юридических лиц, отмечал, что «компания может быть объявлена несостоятельною, конечно, без квалификации несостоятельности в банкротство».[10] .

Великий правовед Г.Ф. Шершеневич в своих трудах отмечал, что «под банкротством следует понимать неосторожное или умышленное причинение несостоятельным должником ущерба кредиторам посредством уменьшения или сокрытия имущества».[11] . Таким образом, Г.Ф. Шершеневич считал, что банкротство предполагает несостоятельность, при этом необходимо только одновременно наличие несостоятельности и каких-то преступных действий, причинную связь между ними искать не следует. Несмотря на то, что законодательно четкого разграничения между понятиями в то время не существовало, многие законы, регулирующие отдельные проблемы, по-разному относились к несостоятельным и банкротам. Как отмечал П.П. Цитович, «несостоятельность торговца может оказаться банкротством, а сам он – банкротом с видами на тюрьму, если не на лишение всех прав состояния и ссылку».[12] .

А.Ф. Трайнин писал, что «банкротство – это деликт весьма своеобразный: он слагается из двух элементов, из которых один (несостоятельность) – это понятие гражданского права, другой (собственно банкротское деяние) – это понятие уже уголовного права». Далее он отмечал, что именно эта сложность состава банкротства чрезмерно затемняет его юридическую природу.[13] .

В связи с этим в российском праве возникла дискуссия о том, с какого момента должны применяться уголовные нормы к банкроту. Утверждалось, что уголовное преследование не должно зависеть от решения гражданского суда, причем для возбуждения уголовного дела достаточно наличия преступных признаков по факту прекращения платежей, поскольку преступление должно преследоваться сразу после его обнаружения. Но если вопрос о банкротстве будет решаться уголовным судом до решения гражданским судом вопроса о несостоятельности, то возможно столкновение двух юрисдикций.

Так, именитый правовед Г.Ф. Шершеневич справедливо считал, что если «лицо относительно которого гражданский суд отверг наличность несостоятельности, будет осуждено как банкрот уголовным судом, и наоборот, когда лицо, объявленное несостоятельным от имени гражданского суда, будет освобождено от уголовного преследования, несмотря на обнаружения в конкурсном процессе улики, то такая ситуация будет вести к подрыву судебного авторитета и многочисленным судебным ошибкам, вызванным хотя бы тем, что гражданский суд гораздо более компетентен в вопросах несостоятельности, чем уголовный суд».[14] . По мнению Г.Ф. Шершеневича, компетенция уголовного суда должна начинаться только с момента признания несостоятельности лица и определения этого свойства судом гражданским. [14]

Таким образом, в дореволюционном конкурсном праве обязанности по определению свойства несостоятельности лежали на органах конкурсного производства. Вопрос о наличии признаков банкротства (преступных действий) должника сначала решался конкурсным управлением (причем тогда, когда все гражданское производство будет окончено), затем общим собранием кредиторов. Окончательно этот вопрос решал гражданский суд, решения которого были принципиальными для возбуждения уголовного преследования[15] .

Однако на практике такое решение вопроса о банкротстве не имело положительного значения, поскольку конкурсное управление призвано было осуществлять совсем не свойственные ему функции публичного обвинения. Это привело к бездействию конкурсного управления в этом направлении. А.Ф. Трайнин в связи с этим приводит интересные данные: с 1902 по 1908 гг. в среднем по России за банкротство было осуждено менее двухсот человек, причем количество оправданных по обвинению в банкротстве составило 87,7 %, в то время как средний процент оправданных по остальным преступлениям был 36,5%. Все эти факты говорили о том, что решить дело о банкротстве было крайне сложно, поскольку все материалы попадали в уголовный суд слишком поздно, уже на завершающем этапе конкурсного производства.

Некоторые ученые говорили, что нельзя предоставлять конкурсу и собранию кредиторов возможность решать вопрос о несостоятельности, поскольку это означает «перенесение судебных функций с суда государственного на установление частное, что никоим образом не может быть допущено»[16] . Такого мнения придерживался Н.А. Тур, говоря что «обсуждение в порядке конкурсного производства вопроса о виновности должника в банкротстве, с одной стороны излишне усложняет конкурсное производство, с другой - без основания стесняет преследование должника в уголовном порядке»[17] .

А.Ф. Трайнин видел решение данной проблемы в необходимости установления вмешательства прокурора в дело непосредственно после объявления судом несостоятельности, с тем, чтобы освободить конкурсное управление от необходимости решать вопрос о свойстве несостоятельности и не потерять время, необходимое для доказывания самого факта банкротства. А.Ф. Трайнин также считал, что отделение гражданского производства о несостоятельности от уголовного производства о банкротстве максимально обеспечит интересы должника обезопасив его от личного усмотрения кредиторов[18]

Очень четко понятия «несостоятельность» и «банкротство» разграничивались во Франции. Из истории известен следующий интересный факт: при обсуждении в Государственном совете проекта соответствующего закона Наполеон настаивал на том, что банкротом следует называть каждого несостоятельного, пока он не докажет отсутствие намерения причинить вред кредиторам и не получит от суда свидетельства, его оправдывающего. Однако это предложение было признано слишком суровым и не вошло в закон. К.И.. Малышев отмечал, что некоторые колебания в терминологии остались после принятия Уложения о несостоятельности, но они окончательно исчезли как во французском законодательстве, так и в литературе после 70-х годов XIXв.[19]

1.3. Понятие несостоятельности (банкротстве) в Российском законодательстве.

Что касается понятия банкротства в России, то понятие и признаки банкротства, содержались в Законе о банкротстве 1992 года, но со временем они перестали отвечать современным представлениям об имущественном обороте и требованиям, предъявляемым к его участникам. Так, в ст. 1 Закона, под несостоятельностью (банкротством) понималась неспособность должника удовлетворить требования кредитора по оплате товаров (работ, услуг), включая неспособность обеспечить обязательные платежи в бюджет и внебюджетные фонды, в связи с превышением обязательств должника над его имуществом или в связи с неудовлетворительной структурой баланса должника. Вследствие принятия в качестве основного критерия несостоятельности – неоплатности должника невозможно признать банкротами должников, которые хоть и имели громадные задолженности, но стоимость имущества, которых намного превышала сумму предъявляемых им исковых требований.

Указанный закон также не содержал механизмов защиты кредиторов от должника, от возможных действий друг против друга после принятия арбитражным судом и рассмотрении заявления о признании должника банкротом. В этот период кредиторы могли ходатайствовать о наложении ареста на имущество должника в качестве обеспечительной меры, что делало невозможным продолжение функционирования, а значит, спасение бизнеса даже потенциально жизнеспособного должника. В том случае, если арест на имущество должника не был наложен, то недобросовестный должник мог в течение указанного периода распорядиться своим имуществом, причем некоторые из таких сделок невозможно было признать недействительными в силу ст. 28 Закона «О банкротстве» 1992 г.– «Признание недействительных сделок должника, совершенных до признания его несостоятельным (банкротом)».[20]

Так, для признания юридического лица несостоятельным необходимо было в каждом конкретном случае производства по делу проводить анализ баланса должника, и только если величина долгов превышала величину активов, возможно, было вынесение решения о признании должника несостоятельности. В противном случае суд должен был прекратить производство по делу о несостоятельности; это происходило даже в тех случаях, когда юридическое лицо в течение многих месяцев не удовлетворяло предъявленные требования по обязательствам кредиторов и обязательным платежам. Кроме того, анализ структуры баланса представлял собой достаточно сложный и трудоемкий процесс. Такой подход допускал, что участниками имущественного оборота могли быть и лица (организации, предприниматели и т.д.), неспособные оплачивать полученные ими товары, работы, услуги, в силу чего неплатежеспособными становились также их контрагенты по договорам.

С другой стороны, создавались реальные условия, когда более-менее юридически грамотные руководители коммерческих организаций, не опасаясь банкротства, не расплачиваясь по обязательствам, могли довольно долго использовать предназначенные для этих целей денежные суммы в качестве собственных оборотных средств, - лишь бы общая сумма кредиторской задолженности не превысила стоимость активов организации. Действовавшие легальные понятия и признаки банкротства защищали недобросовестных должников и тем самым разрушали принципы имущественного оборота.

Закон о банкротстве 1992 года в ст. 1 содержал определение банкротства, которое содержало в себе два основных признака несостоятельности:[21]

▬ первый (внешний) - приостановление текущих платежей, если предприятие не обеспечивает или не способно обеспечить выполнение требований кредиторов в течение 3 мес. со дня наступления сроков их исполнения;

▬ второй - неспособность обеспечить выполнение требований кредитора должна сочетаться с превышением обязательств должника над его имуществом или с неудовлетворительной структурой баланса должника.

Таким образом, предприятие-должник при наличии внешнего признака банкротства могло не быть признано банкротом, если проверка покажет, например что предприятие обладает финансовыми резервами, имеет значительную дебиторскую задолженность, готовую высоколиквидную продукцию.

В Законе 1992 года неплатежеспособность и несостоятельность определялись как два различных признака банкротства. В этом случае применение в законодательстве терминов «несостоятельность» и «банкротство» в качестве синонимов сомнительно. В литературе высказывается мнение, что термин «банкротство» должен применяться лишь в значении частного случая несостоятельности, когда неплатежи предприятия сочетаются с превышением его обязательств над его имуществом или с неудовлетворительной структурой баланса. Должник мог быть признан банкротом, если кредиторская задолженность превышала балансовую стоимость всех активов. Некоторые авторы рассматривают употребление этого термина, как частный случай несостоятельности и в другом отношении – когда неплатежеспособный должник совершает уголовно наказуемое деяние, наносящее ущерб кредиторам.[22]

В Приложении № 1 к Постановлению Правительства РФ от 20 мая 1994 г. № 498 «О некоторых мерах по реализации законодательства о несостоятельности (банкротстве) предприятий» в тексте прямо указывалось, что основными критериями признания структуры баланса предприятия (организации) неудовлетворительной являлись коэффициент текущей ликвидности и коэффициент обеспеченности собственными средствами предприятия.[23]

По мнению некоторых авторов, представляется, что коэффициенты неудовлетворительной структуры баланса (указанные чуть выше) могли применяться только в совокупности с другими критериями несостоятельности.[24]

Важно отметить, что перечисленные коэффициенты на протяжении последних нескольких лет многократно и справедливо подвергались критике. Применение их как основных показателей платежеспособности должника не давало реальной картины и не позволяло определить степень вероятности ее восстановления. Для установления того является ли структура баланса должника удовлетворительной или нет, арбитражный суд каждый раз должен был проверять состав и стоимость имущества должника, также оценивать структуру баланса и мог вынести решение о банкротстве только после установления факта превышения кредиторской задолженности над балансовой стоимостью всех активов должника. Это положение позволяло недобросовестным должникам, обладающим значительным имуществом, без опасений быть объявленными банкротами, не выполнять свои денежные обязательства.[25] .

Ныне действующий Закон «О несостоятельности (банкротстве)» 2002 г. как и закон о банкротстве 1992 г. занимает компромиссную позицию. В ст. 1, 2 исследуемых законов термин «несостоятельность» используется с термином «банкротство», который заключается в скобки. Далее по тексту в законах применяется исключительно термин «банкротство». По мнению Д.А. Кращенко, с позиции юридической техники это представляется явной недоработкой, поскольку никакого объяснения юридическому отождествлению понятий «несостоятельность» и «банкротство» в тексте законов пока не дается.

И все же наиболее правильной из рассмотренных является точка зрения о существовании определенной иерархии, ибо процесс начинается с выявления неплатежеспособности предприятия. Если же предприятие теряет всякие перспективы рассчитаться с кредиторами, то должник переходит в новое качество – становится несостоятельным. Последняя, третья стадия и есть качественное состояние – банкротство, но банкротом должника признает арбитражный суд[26] . В специальной литературе отмечается, что юридический смысл градации данных понятий состоит в том, что несостоятельный хозяйствующий субъект при определенных условиях может вернуть себе качество простого неплательщика, продолжить предпринимательскую деятельность и рассчитаться с долгами. Для банкротства же все кончено, поскольку признание арбитражным судом предприятия банкротом влечет его ликвидацию.

Ст. 2 Закона о банкротстве 2002 г. определяет несостоятельность (банкротство) как признанную арбитражным судом неспособность должника в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей. Причем только та неспособность, которую признал арбитражный суд в своем соответствующем решении (Закон 1998 г. же допускал возможность объявления должником неспособности в полном объеме удовлетворить требования кредиторов и исполнения обязанностей по уплате обязательных платежей).

Следует отметить еще один аспект понятия банкротства, банкротство – это один из способов ликвидации юридического лица. Пункт 1 ст. 65 Гражданского кодекса РФ предусматривает, что признание судом юридического лица банкротом влечет за собой его ликвидацию. При этом, если стоимости имущества ликвидируемой коммерческой организации потребительского кооператива, благотворительного или иного фонда недостаточно для удовлетворения требований кредиторов, такие юридические лица (за исключением казенных предприятий) могут быть ликвидированы только путем банкротства. У указанного института есть и своя специальная задача, которая состоит в том, что коль скоро потери кредиторов оказались неизбежными, то они должны быть распределены между ними наиболее справедливым образом [

Кроме т ого термин “банкротство” применим к уголовно наказуемым

деяниям. Такой вывод делается из названия статей Уголовного кодекса РФ: неправомерные действия при банкротстве (статья 195); преднамеренное банкротство (статья 196); фиктивное банкротство (статья 197).

При этом под преднамеренным банкротством понимается умышленное создание или увеличение неплатежеспособности, совершенное руководителем или собственником коммерческой организации, а равно индивидуальным предпринимателем в личных интересах или интересах иных лиц, причинившее крупный ущерб либо иные тяжкие последствия. А под фиктивным банкротством понимается заведомо ложное объявление руководителем или собственником коммерческой организации, а равно индивидуальным предпринимателем о своей несостоятельности в целях введения в заблуждение кредиторов для получения отсрочки или рассрочки причитающихся кредиторам платежей или скидки с долгов, а равно для неуплаты долгов, если это деяние причинило крупный ущерб.

В отечественном законодательстве искажено соотношение общественной опасности самого факта криминального банкротства и его конкретных последствий. Уголовное право является средством защиты общества от преступлений, как любое средство защиты, нормы права должны быть "включены" постоянно. Специальные усилия должны направляться не на то, чтобы защиту "включить", а, наоборот, на то, чтобы ее "выключить". Наличие в составах криминальных банкротств указания на последствия делает защиту от этих преступлений постоянно

"выключенной".

С июля 2002 г. введена административная ответственность за правонарушения, связанные с банкротством, - ст. ст. 14.12 и 14.13 КоАП РФ. В связи с этим возник вопрос о соотношении административной и уголовной ответственности за ряд деяний, связанных с банкротством. Если внимательно посмотреть составы этих правонарушений, то видно, что они повторяют тексты ст. ст. 195 - 197 УК с той разницей, что из объективной стороны правонарушений исключены указания на последствия, а из числа субъектов исключены собственники организаций. Это подтверждение того, что, во-первых, наличие в составах элемента последствий не разрешает проблему, а, наоборот, создает ее и, во-вторых, понятие "собственник организации" не имеет правового содержания [27] .

В конце апреля 2003 года в России создан прецедент осуждения предпринимателя за преднамеренное банкротство: впервые в стране соответствующий приговор вынесен судом Красносельского района Санкт-Петербурга. Директор торгового предприятия "Ника" Елена Пикулина была признана виновной сразу по двум практически не работающим статьям уголовного кодекса: 177 "злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности" и 196 "преднамеренное банкротство". Она осуждена на пять лет лишения свободы и была освобождена по амнистии. ФСФО считает что такое завершение уголовного дела позволит добраться до тех, кто специализируется на переделе собственности через процедуру внешнегоуправления или попросту занимается мошенничеством.[28] Кроме т ого, термин «банкротство» применим к уголовно наказуемым деяниям. Такой вывод делается из названия статей Уголовного кодекса РФ: неправомерные действия при банкротстве (ст. 195 УК РФ); преднамеренное банкротство (ст. 196 УК РФ); фиктивное банкротство (ст. 197 УК РФ). [4]

Следует отметить, что в отечественном законодательстве несколько искажено соотношение общественной опасности самого факта криминального банкротства и его конкретных последствий. Так, уголовное право является средством защиты общества от преступлений, и как любое средство защиты, нормы права, в том числе и уголовного, должны быть «включены» постоянно. Но в Российской Федерации специальные усилия направляются не на то, чтобы защиту «включить», а, наоборот, на то, чтобы ее «выключить», а наличие в составах криминальных банкротств указания на последствия делает защиту от этих преступлений в настоящее время постоянно «выключенной».

С июля 2002 г. на территории Российской Федерации была введена еще и административная ответственность за правонарушения, связанные с банкротством. В связи с этим сразу же возник дискуссионный вопрос о соотношении административной и уголовной ответственности за определенный ряд деяний, непосредственно связанных с банкротством. Если внимательно посмотреть составы этих правонарушений, то видно, что они почти полностью повторяют тексты ст. 195-197 Уголовного кодекса РФ с той разницей, что из объективной стороны правонарушений исключены прямые указания на уголовные последствия, а из числа субъектов данного преступления исключены сами собственники организаций (предприятий). Это лишнее подтверждение того, что, во-первых, наличие в составах преступления элемента последствий не разрешает саму проблему, а, наоборот, создает ее и, во-вторых, понятие «собственник организации» здесь вообще не имеет правового содержания.

Глава II П ризнаки несостоятельности юридического лица

1.1. С ущность критериев неоплатности и неплатежеспособности.

В связи с рассматриваемой проблематикой принципиальным является вопрос о том, каковы критерии несостоятельности (банкротства).

Данный вопрос имеет свою историю. Так, в дореволюционном законодательстве России имелось только два варианта ответа на данный вопрос. В частности, по словам Г.Ф. Шершеневича, "для наличности несостоятельности, открывающей конкурсный процесс, можно признать одно из двух начал: недостаточность имущества, т.е. установленное превышение актива над пассивом, или платежную неспособность, т.е. предполагаемое превышение актива над пассивом. В первом случае мы имеем дело с несомненной невозможностью удовлетворить полностью каждого кредитора, во втором - с неискренностью в исполнении обязательств, внушающей вероятность невозможности удовлетворить полностью всех кредиторов. В первом случае перед нами установленный факт, во втором - предположение" [29] .

Следует заметить, что выдающийся цивилист отдавал предпочтение той системе банкротства, которая в основание несостоятельности ставила не недостаточность имущества, а неспособность должника к платежам.

Закон о банкротстве 1992 г. в качестве критерия несостоятельности использовал принцип неоплатности, в связи с чем, под несостоятельностью (банкротством) понималась неспособность должника удовлетворить требования кредитора по оплате товаров (работ, услуг), включая неспособность обеспечить обязательные платежи в бюджет и внебюджетные фонды, в связи с превышением обязательств должника над его имуществом или в связи с неудовлетворительной структурой баланса должника. Данное обстоятельство в значительной степени ущемляло интересы кредиторов, затягивало рассмотрение дел в арбитражных судах, а главное - лишало возможности и арбитражные суды, и кредиторов применять различные меры и процедуры банкротства к неплатежеспособным должникам, у которых сумма кредиторской задолженности формально не превышала стоимости принадлежащего им имущества.

Для определения признаков банкротства применялась методика, утвержденная Постановлением Правительства РФ от 20 мая 1994 г. N 498 "О некоторых мерах по реализации законодательства о несостоятельности (банкротстве) предприятий" (с изменениями и дополнениями, утратило силу).

Показателями для оценки удовлетворительности структуры баланса предприятия являлись:

- коэффициент текущей ликвидности;

- коэффициент обеспеченности собственными средствами;

- коэффициент восстановления (утраты) платежеспособности.

При этом коэффициент текущей ликвидности характеризовал общую обеспеченность предприятия оборотными средствами для ведения хозяйственной деятельности и своевременного погашения его срочных обязательств. Он определялся как отношение фактической стоимости находящихся в наличии у предприятия оборотных средств в виде производственных запасов готовой продукции, денежных средств, дебиторских задолженностей и прочих оборотных активов к наиболее срочным обязательствам предприятия в виде краткосрочных кредитов банков, займов и различных кредиторских задолженностей.

Коэффициент обеспеченности собственными средствами характеризовал наличие у предприятия собственных средств, необходимых для его финансовой устойчивости. Этот коэффициент определялся как отношение разности между объемами источников собственных средств и фактической стоимостью внеоборотных активов (в том числе основных средств) к фактической стоимости оборотных средств предприятия.

Коэффициент восстановления (утраты) платежеспособности характеризовал наличие у предприятия реальной возможности восстановить либо утратить свою платежеспособность в течение определенного периода. Определялся этот коэффициент как отношение расчетного коэффициента текущей ликвидности к его установленному значению.

Основанием для признания структуры баланса предприятия неудовлетворительной, а предприятия - неплатежеспособным являлось наличие одного из следующих условий:

- коэффициент текущей ликвидности на конец отчетного периода имеет значение менее 2;

- коэффициент обеспеченности собственными средствами на конец отчетного периода имеет значение менее 0,1.

Коэффициент восстановления платежеспособности более 1 свидетельствовал о наличии у предприятия реальной возможности восстановить свою платежеспособность. Значение менее 1 свидетельствовало о том, что у предприятия в ближайшее время не будет такой возможности.

В юридической литературе в связи с использованием критерия неоплатности неоднократно высказывалось мнение, что он не отвечает целям и задачам института несостоятельности (банкротства). В частности, В.В. Витрянский по этому поводу отмечал, что использование критерия неоплатности позволяет должнику водить за нос кредиторов, постоянно создавая ситуацию своей неплатежеспособности и одновременно расходуя денежные средства на собственные цели без учета интересов кредиторов [30] .

Следует заметить, что в законодательстве некоторых зарубежных стран при определении признаков банкротства также используется принцип неоплатности. Однако применение такого критерия на практике приводит к тому, что кредиторам для возбуждения производства по делу о несостоятельности самим приходится заниматься предоставлением доказательств превышения обязательств должника над его активами. А получение такой информации по различным причинам может быть весьма затруднительным.

В свое время Г.Ф. Шершеневич, говоря о неприемлемости принципа неоплатности в качестве основания несостоятельности должника, утверждал, что в этом случае кредиторам крайне затруднительно собрать сведения об имуществе должника и его ценности и что недостаточность имущества скрывается во внутренних отношениях должника, неведомых кредиторам [31] .

По законодательству Франции процедуры несостоятельности могут быть начаты, если субъект не в состоянии выполнить обязательства посредством имеющихся в его распоряжении активов[32] .

Интересен тот факт, что в Германии для открытия производства по делу о несостоятельности закон требует, чтобы имелось в наличии достаточно имущества для покрытия судебных издержек по ведению дела. Общим основанием является неплатежеспособность, в качестве же дополнительного критерия может выступать превышение обязательств должника над стоимостью имущества (иными словами, критерий неоплатности)[33] .

По законодательству Китая кредитор правомочен подать заявление о ликвидации должника на основании того, что он считается неплатежеспособным, так как не может оплатить долги, когда они подлежат уплате.

Иной подход был закреплен в Законе о банкротстве 1998 г. В соответствии с его положениями должник - юридическое лицо мог быть признан банкротом в случае его неплатежеспособности; критерий неоплатности применялся лишь в отношении граждан.

Такой же позиции придерживается и Закон о банкротстве 2002 г., признавая в качестве основного критерий неплатежеспособности.

Сравнивая сущность критериев неоплатности и неплатежеспособности, В.В. Витрянский приходит к выводу, что, "используя критерий неплатежеспособности, мы предполагаем, что должник, видимо, не имеет ликвидного имущества, чтобы расплатиться с кредиторами, поскольку иные причины неплатежеспособности исключаются действием принципа разумности и добросовестности участников имущественного оборота; если же мы применяем критерий неоплатности, то основанием для банкротства должника являются не предположения о причинах неплатежей, а фактическое состояние имущества должника, стоимость которого составляет сумму меньшую, чем величина кредиторской задолженности, - и пока это не будет доказано в суде, должник, не исполняющий своих обязательств, считается нормальным участником правоотношений, что разрушительно для имущественного оборота; вследствие этого возврат к критерию неоплатности должен быть вообще исключен из всяких рассуждений о реформировании отечественного законодательства о банкротстве"[34] .

В рамках каждого из критериев закрепляется соответствующая система признаков несостоятельности (банкротства).

2.2. Признаки несостоятельности (банкротства) в соответствии с действующим российским законодательством о банкротстве (результаты анализа).

Закон о банкротстве 2002 г. в качестве одного из признаков банкротства устанавливает минимальный размер задолженности субъекта, в отношении которого инициируется дело о несостоятельности. Так, дело о банкротстве может быть возбуждено арбитражным судом, если требования к должнику - юридическому лицу в совокупности составляют не менее 100 тыс. руб., а к должнику-гражданину - не менее 10 тыс. руб.

Законодательное закрепление минимального размера требований кредиторов означает, что права кредиторов могут быть защищены лишь при наличии определенного минимума требований, при отсутствии которого данный механизм защиты прав кредиторов неприменим.

Вместе с тем из этого не следует, что в ходе осуществления процедур банкротства не могут быть защищены и учтены права тех кредиторов, размер требований которых является меньшим, чем установленный законом минимум, необходимый для признания субъекта банкротом.

Во-первых, данный минимум требований кредиторов может быть достигнут не только за счет учета прав отдельного кредитора, но и за счет совокупного требования кредиторов, размер требований каждого из которых существенно меньше установленной законом нормы. Данное разъяснение содержалось, в частности, в информационном письме ВАС РФ от 25 апреля 1995 г. N С1-7/ОП-237, в котором говорилось, что на стороне заявителя могут выступить несколько кредиторов, если требования каждого из них в отдельности меньше необходимой суммы, установленной законом для возбуждения производства по такому делу. Все кредиторы, чьи требования вошли в общую сумму первоначально заявленного требования, имеют одинаковые процессуальные права, которые закон предоставляет кредитору-заявителю.

Во-вторых, установленное Законом о банкротстве 2002 г. ограничение минимального размера требований касается только требования кредитора-заявителя, необходимого для инициации процедуры банкротства, тогда как после начала осуществления процедуры банкротства механизм банкротства может быть использован и для защиты прав иных кредиторов, требования которых менее установленного законодательством минимального размера.

Следует заметить, что законодательством предусматриваются исключения из общего правила, касающегося минимального размера требований кредиторов. Так, для ликвидируемого предприятия основанием для признания его несостоятельным (банкротом) служит недостаточность стоимости его имущества для удовлетворения требований кредиторов, а заявление о признании банкротом отсутствующего должника может быть подано независимо от размера его кредиторской задолженности.

В правовой литературе высказывается точка зрения о наличии еще одного признака несостоятельности (банкротства), носящего не столько содержательный, сколько формальный характер, а именно: для того, чтобы неплатежеспособность трансформировалась в несостоятельность, необходимо официальное признание ее судом.

В соответствии со ст. ст. 25 и 65 ГК РФ банкротство должника может быть осуществлено принудительно или добровольно. В ст. 65 ГК РФ содержится положение, согласно которому юридическое лицо, являющееся коммерческой организацией, а также юридическое лицо, действующее в форме потребительского кооператива, благотворительного или иного фонда, может совместно с кредиторами принять решение об объявлении о своем банкротстве и о добровольной ликвидации. Однако в соответствии с положениями Закона о банкротстве 2002 г. принятие такого решения возможно только при наличии признаков банкротства и отсутствии возражений кредиторов. Основанием для объявления руководителем должника о банкротстве и его добровольной ликвидации является соответствующее решение органа юридического лица, уполномоченного в соответствии с учредительными документами на принятие решения о ликвидации должника, а в отношении должника - унитарного предприятия - решение его органа, уполномоченного собственником его имущества.

Следует заметить, что при определении наличия признаков несостоятельности (банкротства) и объема прав требований каждого из кредиторов юридическое значение придается лишь денежным долговым обязательствам, т.е. принимается во внимание собственно задолженность за переданные товары, выполненные работы, оказанные услуги, суммы полученного и невозвращенного займа с причитающимися на него процентами, задолженность, возникшая вследствие неосновательного обогащения, а также вследствие причинения вреда имуществу кредиторов (ст. 4 Закона о банкротстве 2002 г.).

Денежное обязательство представляет собой разновидность гражданско-правового обязательства. Предметной особенностью денежного обязательства является уплата кредитору должником денежной суммы. Определение денежного обязательства дано в Постановлении Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 8 октября 1998 г. N 13/14 "О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами", где говорится, что "денежным может быть как обязательство в целом (в договоре займа), так и обязанность одной из сторон в обязательстве (оплата товаров, работ или услуг)".

Основания возникновения денежных обязательств могут быть отнесены либо к договорным, либо к внедоговорным.

Наиболее распространенным основанием является договор, в силу которого обязанностям одной из сторон по передаче товаров, выполнению работ и оказанию услуг противостоит обязанность другой стороны по уплате определенной денежной суммы. Структурно таким образом выглядят практически все договоры, применяемые в гражданском обороте: купли-продажи, перевозки, подряда и т.д.

При определении признаков банкротства не должна учитываться задолженность, возникшая по основаниям, предусмотренным Трудовым кодексом РФ (далее - ТК РФ), включая долги по заработной плате работникам должника.

Однако денежное обязательство может возникнуть и по иным (внедоговорным) основаниям, а именно вследствие неосновательного обогащения. Суть его заключается в том, что лицо, которое без установленных законом или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (ст. 1102 ГК РФ) вследствие причинения вреда (деликтные обязательства). Вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим его (ст. 1064 ГК РФ).

В размер денежных обязательств не включаются обязательства перед гражданами, в отношении которых должник несет ответственность за причинение вреда жизни и здоровью, обязательства по выплате авторского вознаграждения, а также обязательства перед учредителями (участниками) должника - юридического лица, вытекающие из такого участия (например, обязанности по выплате дивидендов акционерам). По мнению ряда авторов, они носят внутренний характер и не могут конкурировать с так называемыми внешними обязательствами, т.е. обязательствами должника как участника имущественного оборота перед иными его участниками[35] .

Граждане, которым производится возмещение за причинение вреда, а также получатели авторского вознаграждения наряду с лицами, состоящими с должником в трудовых отношениях (требования которых, вытекающие из этих отношений, также не могут приниматься во внимание при определении наличия признаков банкротства), образуют в соответствии со ст. 64 ГК РФ и ст. 134 Закона о банкротстве 2002 г. первые две очереди кредиторов, находясь тем самым в привилегированном по сравнению с другими кредиторами положении.

Более того, Закон о банкротстве 2002 г. предусматривает, что возбуждение арбитражным судом производства по делу о несостоятельности не приостанавливает действия исполнительных документов, выданных на основании судебных решений о взыскании задолженности по заработной плате, выплате авторского вознаграждения, об истребовании имущества из чужого незаконного владения, возмещении вреда, причиненного жизни и здоровью, вступивших в законную силу до момента принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом (ст. 63). Кроме того, на эти требования не распространяется мораторий на удовлетворение требований кредиторов, который устанавливается при осуществлении внешнего управления (п. 5 ст. 95). Следует обратить внимание, что Закон о банкротстве 2002 г. не ограничивается гражданско-правовыми обязательствами должника, поскольку при определении наличия признаков несостоятельности во внимание принимаются и публично-правовые обязанности соответствующего лица, т.е. обязанности по уплате налоговых и иных обязательных платежей в бюджет и внебюджетные фонды (налоги, сборы, страховые и иные взносы и платежи).

Размер обязательных платежей, принимаемых во внимание при определении наличия признаков банкротства должника, исчисляется без учета установленных законодательством штрафов (пени) и иных финансовых (экономических) санкций.

Состав и размер денежных обязательств и обязательных платежей, как правило, определяется на момент подачи в арбитражный суд заявления о признании должника банкротом. Данное обстоятельство имеет принципиальное значение, например, для определения количества голосов кредиторов на собраниях кредиторов, которое признается пропорциональным сумме их требований к должнику.

Применительно к отдельным процедурам банкротства состав и размер денежных обязательств определяется не датой подачи заявления, а датой принятия арбитражным судом соответствующего решения или определения о введении той или иной процедуры. В частности, при введении конкурсного производства срок исполнения всех денежных обязательств должника, а также отсроченных обязательных платежей считается наступившим с момента принятия арбитражным судом решения о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства (ст. 126 Закона о банкротстве 2002 г.).

По общему правилу размер денежных обязательств по требованиям кредиторов считается установленным, если он подтвержден вступившим в силу решением суда или документами, свидетельствующими о признании должником этих требований (к примеру, ответ на претензию, акт сверки расчетов и т.д.).

К числу установленных относятся также требования кредиторов, по которым должником не представлены возражения в определенный срок.

Таким образом, действующее законодательство расценивает как бесспорный факт установление размера денежного обязательства до обращения в арбитражный суд с заявлением о возбуждении производства по делу о банкротстве. Однако если должник по каким-либо причинам оспаривает требования кредиторов, то данное обстоятельство не является препятствием для обращения в арбитражный суд. В этом случае обоснованность требований, равно как и размер денежных обязательств и обязательных платежей, определяет сам арбитражный суд в порядке подготовки дела к судебному разбирательству.

Итак, анализ действующего российского законодательства о банкротстве позволяет выделить следующие признаки несостоятельности субъекта предпринимательской деятельности:

- наличие денежного обязательств должника долгового характера;

- неспособность гражданина или юридического лица удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей в течение трех месяцев с момента наступления даты их исполнения:

- наличие задолженности гражданина на сумму не менее 10 тыс. руб., а юридического лица - не менее 100 тыс. руб.;

- официальное признание несостоятельности арбитражным судом.

Законодательством устанавливается дополнительный признак несостоятельности (банкротства) гражданина, а именно: превышение суммы его обязательств над стоимостью принадлежащего ему имущества.

Для отдельных категорий должников Закон о банкротстве 2002 г. устанавливает несколько иные признаки несостоятельности (банкротства). Так, в целях защиты, прежде всего, публичных интересов законодатель увеличивает срок неисполнения обязательств должником - стратегическим предприятием и размер требований к такому должнику по сравнению с общими признаками несостоятельности. Стратегическое предприятие и организация считаются неспособными удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей, если соответствующие обязательства и (или) обязанности не исполнены в течение шести месяцев с даты, когда они должны были быть исполнены, и сумма требований должна составлять не менее 500 тыс. руб. (ст. 190 Закона о банкротстве 2002 г.).

В соответствии с Федеральным законом "О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций" для возбуждения производства по делу о банкротстве кредитной организации необходимо, чтобы сумма требований к ней в совокупности составляла не менее 1000 минимальных размеров оплаты труда и эти требования не были исполнены в течение 14 дней со дня наступления даты их исполнения. Либо необходимо, чтобы после отзыва у нее лицензии на осуществление банковских операций стоимость ее имущества (активов) была недостаточна для исполнения обязательств перед кредиторами и уплаты обязательных платежей.

Федеральный закон от 24 июня 1999 г. N 122-ФЗ "Об особенностях несостоятельности (банкротства) субъектов естественных монополий топливно-энергетического комплекса" устанавливает, что для инициирования дела о несостоятельности соответствующего субъекта требования к должнику должны в совокупности составлять не менее 50 тыс. минимальных размеров оплаты труда и указанные требования должны быть не погашены в течение шести месяцев. Кроме того, для указанных должников применяется критерий неоплатности, при котором размер общей кредиторской задолженности превышает балансовую стоимость принадлежащего должнику имущества.

Следует заметить, что с 1 июля 2009 г. вступит в силу § 6 гл. IX Закона о банкротстве 2002 г., нормы которого будут регламентировать несостоятельность любых субъектов естественных монополий. Данные положения закрепляют следующую систему признаков:

- размер задолженности - 500 тыс. руб.;

- срок неисполнения требований - шесть месяцев;

- подтверждение требования кредитора исполнительным документом;

- требования кредитора не удовлетворены в полном объеме путем обращения взыскания на имущество кредиторов первой и второй очередей в соответствии со ст. 59 Федерального закона от 21 июля 1997 г. N 119-ФЗ "Об исполнительном производстве", непосредственно не участвующее в производстве (валютные ценности, ценные бумаги, денежные средства на депозитных и иных счетах должника и т.д.).

Заключение

Данная работа была посвящена изучению понятия и признаков несостоятельности (банкротства) с точки зрения российского законодательства. По итогам проведенных исследований, обобщая полученные материалы и сведения, в качестве выводов хотелось бы отметить следующие положения.

Несостоятельность (банкротство) – это признанная арбитражным судом неспособность должника в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей, причем только та неспособность, которую признал арбитражный суд в соответствующем решении. Следует отметить, что банкротство еще является одним из способов ликвидации юридического лица.

Признаком банкротства юридического лица (гражданина) является его неспособность удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей, если соответствующие обязательства и (или) обязанность не исполнены им в течение трех месяцев с даты, когда они должны были быть исполнены (при этом для гражданина сказанное действительно, «если сумма его обязательств превышает стоимость принадлежащего ему имущества»). При этом неустановленность требований кредитора и самого факта оспаривания наличия и размера задолженности должника перед кредиторами не является основанием для отказа в удовлетворении требований кредитора по делу о банкротстве

Основным документом, регламентирующим процесс банкротства на территории Российской Федерации является Федеральный Закон Российской Федерации «О несостоятельности (банкротстве)» от 26 октября 2002г. №127-ФЗ, который устанавливает основания для признания должника несостоятельным (банкротом), регулирует порядок и условия осуществления мер по предупреждению несостоятельности (банкротства), порядок и условия проведения процедур банкротства и иные отношения, возникающие при неспособности должника удовлетворить в полном объеме требования кредиторов.

Список использованной литературы

1. Конституция Российской Федерации: Принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 г. // Российская газета. – 1993. – 25 декабря.

2. Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть I от 30 ноября 1994 г. № 51-ФЗ // Собрание законодательства РФ. – 1994. – № 32. – Ст. 3301.

3. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ // Собрание законодательства РФ. – 1996. – № 25. – Ст. 2954.

4. О несостоятельности (банкротстве) предприятий: Закон РФ от 19 ноября 1992 г. № 3929-1 // Ведомости СНД и ВС РФ. – 1993. – № 1. – Ст. 6.

5. О несостоятельности (банкротстве): Федеральный закон РФ от 8 января 1998 г. № 6-ФЗ // Собрание Законодательства РФ. - 1998. - № 2. - Ст. 222

6. О несостоятельности (банкротстве): Федеральный Закон РФ от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ // Российская газета. – 2002. – 2 ноября.

7. Об исполнительном производстве: Федеральный закон РФ от 21 ию-ля 1997 г. № 119-ФЗ// Собрание законодательства РФ- 1997.- № 30.- Ст. 3591

8. О некоторых мерах по реализации законодательства о несостоятельности (банкротстве) предприятий: Постановление Правительства РФ от 20 мая 1994 г. № 498. // Собрание законодательства РФ. – 1994. – №24 – Ст. 589.

9. Александр I. Устав о банкротах / Александр I. - С-Пб., 1801. – 84 с.

10. Бертгольд Г.В. Законы о несостоятельности торговой и неторговой. / Г.В. Бертгольд. – М.: Изд-во товарищества В.И. Сафонова, 1906. – 118 с.

11. Брокгауз Ф.А. Энциклопедический словарь. / Ф.А. Брокгауз, И.А. Ефрон. – М.: Советская энциклопедия, 1990. – 799 с.

12. Гольмстен А.Х. Исторический очерк русского конкурсного процесса. / А.Х. Гольмстен. – С-Пб.: Типография Ю. Штауфа, 1888. – 134 с.

13. Даль В. Толковый словарь живого великорусского языка. Т. 1 / В. Даль. – М.: Русский язык, 1998. – 699 с.

14. Зайцева В.В. Несостоятельность и банкротство в современном российском праве / В.В. Зайцева// Право и экономика. – 1999. – № 5. – с. 14-15.

15. Комментарий к Федеральному закону «О несостоятельности (банкротстве)». / Под ред. проф. Ю. П. Орловского. – М.: Юристъ, 1998. – 257 с.

16. Кращенко Д.А. Банкротство предприятий: его признаки и условия / Д.А. Кращенко // Право и экономика. – 2006. – № 6. – с. 21.

17. Малышев К.И. Исторический очерк конкурсного процесса. / К.И. Малышев. – С-Пб.: Издательство товарищества М.О. Вольф, 1871. – 289 с.

18. Морозов Н.А. Критика существующих установлений несостоятельности и банкротства // Юридический вестник. – 1887. – № 6. – с. 78-79.

19. Ожегов С.И. Словарь русского языка. / С.И. Ожегов. – 21-е изд., перераб. и дополн. - М.: Русский язык, 1989. – 921 с.

20. Словарь иностранных слов. – М.: Цитадель, 1998. – 318 с.

21. Словарь русского языка. Т. 1. – М.: Русский язык, 1985. - 702 с.

22. Словарь современного русского международного языка. Т. 1. – М.: Советская энциклопедия, 1950. – 730 с.

23. Трайнин А.Ф. Несостоятельность и банкротство / А.Ф. Трайнин. – С-Пб.: Типография АО «Слово», 1913. – 157 с.

24. Трайнин А.Ф. Юридическая сила определения свойства несостоятельности / А.Ф. Трайнин // Вестник права. - 1916. - №. 38. - с. 40-42.

25. Тур Н.А. Пересмотр постановлений о несостоятельности / Н. А. Тур. - С-Пб.: Типография В.В. Колесникова, 1896. – 140 с.

26. Цитович П.П. Очерк основных понятий торгового права. / П.П. Цитович. – Одесса: Типография Ульриха, 1886. – 448 с.

27. Цитович. П.П. Учебник торгового права. / П.П. Цитович. – Одесса: Типография Ульриха, 1891. – 257 с.

28. Шершеневич Г.Ф. Курс торгового права / Г.Ф. Шершеневич. - М.: Издательство братьев Башмаковых, 1912. – 320 с.

29. Шершеневич Г.Ф. Учение о несостоятельности / Г.Ф. Шершеневич. – Казань: Типография Императорского университета, 1890. – 250 с.

30. Щенникова Л. Банкротство в гражданском праве России: тенденции и перспективы/ Л. Щенникова// Российская юстиция. - 1998. - №10. - С.38-40.


[1] Даль В. Толковый словарь живого великорусского языка. Т. 1 / В. Даль. - М., 1998. - С. 15.

[2] Словарь иностранных слов. – М.: Цитадель, 1998. - С. 9.

[3] Ожегов С.И. Словарь русского языка / С.И. Ожегов. – 21-е изд., перераб. и доп. - М., 1989. - С. 7.

[4] Брокгауз Ф.А. Энциклопедический словарь / Ф.А. Брокгауз, И.А. Ефрон. - М., 1990. - С. 6.

[5] Словарь русского языка. Т. 1. – 3-е изд., стер. - М., 1985. - С. 60.

[6] Словарь современного русского международного языка. Т. 1. - М., 1950. - С. 269.

[7] Бертгольд Г.В. Законы о несостоятельности торговой и неторговой / Г.В. Бертгольд. - М., 1906. С. - 78.

[8] Гольмстен А.Х. Исторический очерк русского конкурсного процесса. - С-Пб., 1888. - С. 92.

[9] Александр I. Устав о банкротах / Александр I. - С-Пб., 1801. - С. 24.

[10] Цитович. П.П. Учебник торгового права / П.П. Цитович. – Одесса, 1891. - С. 53.

[11] Шершеневич Г.Ф. Курс торгового права / Г.Ф. Шершеневич. - М., 1912. -С. 79.

[12] Цитович П.П. Очерк основных понятий торгового права /П.П. Цитович. - Одесса, 1886. - С. 68.

[13] Трайнин А.Ф. Несостоятельность и банкротство / А.Ф. Трайнин. - С-Пб., 1913. - С. 125.

[14] Шершеневич Г.Ф. Учение о несостоятельности / Г.Ф. Шершеневич. - Казань, 1890. - С. 178.

[15] Трайнин АФ Юридическая сила определения свойства несостоятельности// Вестник права-1916- №38- С.40

[16] Морозов Н.А. Критика существующих установлений несостоятельности и банкротства / Н.А. Морозов // Юридический вестник. - 1887. - № 6. – С. 78, № 7. - С. 63.

[17] Тур Н.А. Пересмотр постановлений о несостоятельности / Н. А. Тур. - С-Пб., 1896. - С. 138.

[18] Трайнин АФ Юридическая сила определения свойства несостоятельности// Вестник права- 1916- №38- С.49

[19] Малышев К. И. Исторический очерк конкурсного процесса / К.И. Малышев. - С-Пб., 1871. - С. 89.

[20] О несостоятельности (банкротстве) предприятий: Закон РФ от 19 ноября 1992 г. № 3929-1.

[21] О несостоятельности (банкротстве) предприятий: Закон РФ от 19 ноября 1992 г. № 3929-1.

[22] 2 Щенникова Л. Банкротство в гражданском праве России: тенденции и перспективы / Л. Щенникова // Российская юстиция . - 1998. - №10. - С.39.

[23] О некоторых мерах по реализации законодательства о несостоятельности (банкротстве) предприятий: Постановление Правительства РФ от 20 мая 1994 г. № 498.

[24] Зайцева В.В. Несостоятельность и банкротство в современном российском праве / В.В. Зайцева// Право и экономика. - 1999. - № 5. - С. 14

[25] Комментарий к Федеральному закону «О несостоятельности»/Под ред. ЮП. Орловского. - М., 1998. - С30.

[26] Кращенко Д.А. Банкротство предприятий: его признаки и условия / Д.А. Кращенко // Право и экономика. - 2000. - № 6. - С. 21.

[27] Колб Б. Административная ответственность за банкротство / Б. Колб // Право и экономика. - 2002. - № 4. - С. 15.

[28] Матвеев В. За умышленное банкротство примерно наказали / В. Матвеев // Банкротство On-Line . – (http://bankr.tsr.ru/prosba.shtml).

[29] Шершеневич Г.Ф. Конкурсный процесс (Серия "Классика российской цивилистики".) М., 2000. С. 106.

[30] Витрянский В.В. Банкротство: ожидания и реальность // Экономика и жизнь. 1994. N 49. С. 22.

[31] См.: Шершеневич Г.Ф. Конкурсный процесс (Серия "Классика российской цивилистики".) М., 2000.. С.90.

[32] См.: Степанов В.В. Указ. соч. С. 54.

[33] См.: Степанов В.В. Указ. соч. С. 56

[34] Витрянский В.В. Пути совершенствования законодательства о банкротстве // Вестник ВАС РФ (спец. прил. к N 3). 2001. С. 92 - 93.

[35] См.: Комментарий к Федеральному закону "О несостоятельности (банкротстве)" / Под ред. В.В. Витрянского. М., 1998. С. 44.

КонсультантПлюс: примечание.

"Научно-практический комментарий (постатейный) к Федеральному закону "О несостоятельности (банкротстве)" (под ред. В.В. Витрянского) включен в информационный банк согласно публикации - Издательство "Статут", 2003.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий

Другие видео на эту тему